полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » look what you've got


look what you've got

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/ncj5NaE.gif https://i.imgur.com/wxityQj.gif
rhonda & kieran // 20' ny
https://i.imgur.com/Zfau3lR.png https://i.imgur.com/Zfau3lR.png https://i.imgur.com/Zfau3lR.png

+1

2

До Рождества чуть меньше недели.

Предпраздничная суета мне чужда и незнакома: последний семейный ужин в Сочельник забывается в памяти далёким одиннадцатым годом: недовольным лицом матери, отсутствующим взглядом отца и непонимающим, почему всем тошно за общим столом, младшим братом. С тех пор на конец года выпадает или очередной переезд, или я увлечённо проёбываю бело-красно-зелёный парад за покерным столом, устало растирая переносицу на префлопе. Гипнотизируя бубновую десятку и даму, я мечтаю о стрите, горячей ванне и стейке medium rare. Джим забирает меня к утру и отвозит в Бикман. Я лениво напеваю на заднем сиденье чёрного доджа что-то из Боба Дилана и не только (в голове отчаянно крутится навязчивая строчка "плачущее небо под ногами – в лужах разлетаются птицы с облаками"), засыпая от тихой езды по пустым улицам, а после неохотно поднимаясь в номер.

Как всегда, к рассвету мне не достаётся ни ванны, ни стейка, только нотации приятеля. Занудство Джима вымораживает до злости и тупого исступления, но после двадцати часов на ногах его бубнёж уже не кажется раздражающим зудом, скорее скрипучим, но вполне сносным фоном. Перетерпеть минут десять, может быть, все пятнадцать и уснуть, не раздеваясь, на мягкой полуторной постели, обещая разобраться во всех нюансах завтра.

Нюансы – так называет их сам Джим. Ничего особенного, пустая трата времени – говорю я.  Речь о моей халатности и врождённой неспособности обращаться с деньгами. С каких пор Джим Кросби берёт на себя обязанности финансиста, или экономки, или радетеля моих счетов, или всех вместе взятых, – я не знаю, но не спешу бить того по рукам и категорично отстранять дел. Дел как таковых нет, не считая крупных игр по средам и пятницам в Астории и Сент Реджисе и раз в месяц в Рузвельте. За три года в НЙ график становится свободнее, вольготнее. Уже нет нужды подсиживать чужие беседы за барной стойкой в отелях в поисках знакомств и рискованных связей. Благодаря крайне счастливой встрече с Джимом мне вовсе не приходится переживать о ведущихся по вечерам в городе играх. Джим Кросби – лучшее за последние восемнадцать месяцев вложение ресурсов по лёгкому флирту и ювелирному кокетству без притязаний на нечто большее. Верный приятель и искренний дурачок, игрок из него так себе – слишком честный и склонен к морализаторству, зато днём неплохо справляется с ролью аналитика нескольких хедж-фондов. Чем именно занимается – не вникаю, а в моменты острой необходимости лишь поддакиваю и поддерживаю иллюзию интереса. Джим, конечно, знает, что мне нет дела до его инвестиционных портфелей, зато с удовольствием показываю избитый фокус с угаданной из полной колоды картой. В чём секрет – Джим знает тоже, но никак не может ухватиться за суть, когда повторяет сам, будто пресловутый карточный мир отторгает его сухой рационализм и бьёт наотмашь. Упорно не приживается, и ему только что и остаётся околачиваться у дверей, которые я изредка приоткрываю для него с обратной стороны.

Так или иначе, в двадцатых числах декабря меня всё же одолевает тоска по Рождеству и всей остальной семейной банальщине: вокруг слишком много счастливых людей, озабоченных праздником, а у меня – слишком много свободного времени с игровыми часами по вечерам, плавно и неумолимо перетекающими в ночь, и даже двое суток, проведённых в обнимку с ведрами мороженого пополам с охлаждённым Боллинджером, в марафоне рождественских фильмов от Реальной любви до Гринча (его незримое присутствие так и ощущаю в пределах своего сьюта) не спасают от грусти и одиночества. Мне тоскливо, вопреки сытой, довольной жизни, избавленной от рутины ежедневной работы и поисков приемлемой медицинской страховки, как вдруг появляется потребность в покупке бесполезных подарков, огромной пушистой пихты под самый потолок и разноцветных носков для камина. Я могла бы позвонить матери и напроситься на Рождество домой, но не ступаю ни шага навстречу нашему старому, уже истёртому в местах перегибов конфликту, и не нарушаю нашего стойкого восьмилетнего молчания, изредка переписываясь с отцом. Чуть почаще – с братом, если не считать затаённой им на меня глубокой обиды. Её причины понимаю и принимаю, то есть пускаю на самотёк и жду, когда допущенная ошибка рассосётся сама по себе. Сначала до конца лета, затем – вплоть до ноября провожу в ожидании, что Киран оттает, перестанет на меня злиться и в нашем общении наступит оттепель. Приглашение на выпускной брата давно теряется среди остальных писем и спама, однако мне до сих пор скверно. Не первое и не последнее проёбанное обещание кому-либо, но отчего-то свербит и саднит при одной лишь мысли. Чем ближе Рождество, чем чаще вспоминаю и, наконец, решаю его пригласить. Не знаю, как у него с расписанием, и побаиваюсь звонить в страхе получить отказ по телефону, поэтому сочиняю красочное (с прикреплёнными картинками) послание на Фейсбуке.

«.. идея такая: приехать на пару недель в Нью-Йорк на моё полное содержание. Каникулы, выходные или отпуск – называй, как хочешь. Главное – приезжай. Выбирай даты, а я оплачу билеты и отель..»

«… маме привет…»
«… ей можешь не говорить, что улетаешь…»

***

Встретишь Кирана? Ла Гуардиа. 11:00 pm. Можешь нарисовать табличку, но ты и так справишься, правда, Джим? – прошу об услуге, подозревая, что тащиться Джиму в Квинс так же неудобно, как и мне, но отказать он не может по умолчанию и угрюмо – точно вижу его лицо перед собой – молчит за рулём. – Привезёшь его ко мне, и я тебя не побеспокою до Нового года. Клянусь, – не верит ни он, обречённо вздыхающий, ни я, скрещивающая за спиной пальцы.

Часы ожидания скрашиваю принятием ванны, парой серий Бриджертонов и слепым зависанием в любимом покер-руме. Облокотившись на прохладный фаянс, я совсем не слежу за временем и реагирую на сообщения Джима, когда кожа на пальцах покрывается глубокой рябью, по голым плечам бегут мурашки, а остывшая вода причиняет больше дискомфорта, нежели релакса. Я замерзаю.

Для Кирана я снимаю сьют на том же этаже, что и свой. Не получается выцепить соседний, о чём я сожалею недолго: номер больше и светлее. Больше задаюсь вопросом, почему в нём живу не я, и уже планирую перебраться после отъезда брата.

После полуночи я спускаюсь в холл Бикмана в брючном костюме Эли Сааб, чтобы перехватить Киру у Джима, пока тот окончательно от меня не отрёкся. Буферные двадцать минут пролетают незаметно за двумя мартини у бара.

Как добрался? – обнимаю и целую в щёку, оставляя винный след от помады. – Спасибо, что помог, – уже к Джиму. С ним тоже прощаюсь любезно, публикуя на лице красные мазки. Он заметно смущается и, прощаясь, что-то неразборчиво говорит про завтрашний день, идя на выход задом наперёд.

Ты же не думал, что сразу после приезда отправишься спать? – подхватываю брата под руку в направлении лифта. – Скажем, я жду тебя в баре через полчаса, идёт?

+2

3

К Рождеству ты относишься неоднозначно. С одной стороны, тебе нравится сам праздник и ощущение семейности и уюта. У тебя, как, наверное, и у всех сохраняется это немного детское, наивное ощущение, что сочельник несет в себе крупицу волшебства, и сразу после него всё изменится и станет чуточку лучше. Закладываемые с малых лет стереотипы вынуждают верить в то, что этот день будет по-настоящему радостным и счастливым — за семейным столом, в окружении любви и тепла. На деле же всё обычно происходит абсолютно иначе. Вернее происходило. Как минимум конкретно у вас — вы усаживались за стол [в последние годы даже не в полном составе], мать накрывала его, а отец, если отрывался от партии в покер и заглядывал домой, быстро напивался и плёл какую-то бредятину, которая тебя больше раздражала. Родители, уже не выносившие друг друга на дух, быстро начинали ругаться, цапаться по всякой мелочи и расходились ближе к полуночи. Ты же помогал матери убрать всё перед сном, а потом уходил в свою комнату, чтобы отвлечься от испорченного настроения: в честь праздника пересматривал олененка Рудольфа или еще какой рождественский фильм или мультик. Не имело значения.

Как только отца посадили, стало чуть лучше. Праздник перестал быть подобием праздника и превратился во что-то по-настоящему семейное. Особенно остро ты это ощутил, когда с вами стал жить Лазарь. Наверное, с ним прошли твои самые лучшие рождественские каникулы, с которыми могли потягаться только те, из самого раннего детства, когда у отца еще не поехала крыша, а Ронда жила с вами. Жаль продолжалось всё это недолго, и вскоре Лазарь из вашей жизни пропал. Зато появился Эдвард. Тоже неплохой парень, но отношений отец-сын у вас с ним не выстроилось. Наверное, ты просто уже перерос тот возраст, когда играть в семью был смыл. Эд и не пытался. Рождество ты с ним еще не праздновал, но день благодарения прошел неплохо. Провести праздник в его компании и компании матери не было пыткой — на ты наоборот был рад видеть улыбку на лице Рейчел.

Мама заслужила.

В принципе, на сочельник примерно такие планы у тебя и были: провести время с родней, помочь украсить дом и всё прочее.  Ничего необычного и выдающегося — тебя вполне устраивало. Отсутствие тренировок и возможность отоспаться, что может быть лучше?

Ответ приходит неожиданно и со стороны, откуда ты не ждал — лучше может быть поездка к сестре на Рождество. Её сообщение для тебя действительно становится внезапностью, потому что вы не общались уже где-то полгода. Тебя все еще гложет обида, что Ронда пообещала приехать к тебе на выпускной, но так этого и не сделала. Вернее, ты бы мог спустить это на тормоза и забить, но проблема в том, что сестру ты по-настоящему любишь и скучаешь за ней невероятно. Новость о том, что она приедет  стала для тебя событием, и ты не просто так переспрашивал у нее несколько раз, точно ли она будет. Не было бы ничего страшного, откажись она. Даже если бы в последний момент написала, что не сможет вылететь, было бы не так страшно. Но она просто ничего не написала. Промолчала, извинившись лишь позже, когда выпускной бал уже был отгулян, а несчастный костюм отправлен в химчистку. Забавно, но даже бывший матери на столь важном для тебя событии был, а сестра нет. Вызвал ли этот поступок у тебя желание переписываться с ней и созваниваться после — конечно же нет. Ты не игнорил, но и первым не писал, лишь сдерживал абсолютный нейтралитет, что, кстати, тоже было тяжело. Разочаровываться в людях, в которых души не чаешь, в принципе довольно травматично.

И вот внезапно приглашение в НЙ.
В принципе в стиле Ронды, ты даже не удивляешься.

На самом деле, сперва еще думаешь — оскомина обиды зажила, но не окончательно. С другой стороны, все эти сообщения выглядели так, словно сестра все-таки чувствует себя виноватой и хочет извиниться. Вернее, так тебе нравилось думать. Мысль о том, что сестре действительно похуй, не хотела уживаться у тебя в голове, поэтому находил для Ронни любые оправдания.

Нью-Йорк вполне себе хороший способ извиниться. Тем более ты давно не видел сестру, никогда не был у неё в гостях и не видел, чем она живет.

А еще ты никогда не уезжал дальше соседних штатов, а это целый Нью-Йорк.

Не согласиться было бы глупо.

Плачущее рождественское небо под ногами в Калифорнии сменяется реальным снегом восточного побережья. Ты в восторге. Большой город тебе в принципе нравится: его шум, суетливость, куча огней от вывесок и гирлянд. Рождество здесь ощущается иначе, более суетливо, и ты чувствуешь это, переступая порог аэропорта Квинса, и весь оставшийся путь до места, где живет Ронда.

Джим тебе кажется типом странным: не можешь сложить о нем полноценное впечатление, потому что он вроде как и расспросить тебя о всяком разном пытается, а вроде и делает это настолько невпопад, что в итоге ты решаешь воткнуть в уши наушники и не париться из-за необходимости вести с этим парнем смол-толк. Помог тебе чемоданы дотащить, в аэропорту встретил и ладно. Виды за окном машины тебя прельщают намного больше.

Почему тебя не встречает сама Ронда — не знаешь и этим вопросом стараешься не задаваться. Их у тебя и без того много: кто, например, этот Джим? Просто друг, что-то большее? Непонятно, но очень интересно. Почему Ронда живет в отеле? Разве она не снимает здесь квартиру? Тебе казалось, что она здесь уже давно. С другой стороны, может, она специально сняла тебе и себе номер, чтобы ты не чувствовал себя стесненным? Тогда это круто, но слишком дорого. Откуда у сестры в принципе столько денег, кем она работает?

Для брата такую базу не знать, наверное, стыдно, но ты себя оправдываешь тем, что вы толком не виделись с твоего малолетства. Не удивительно, что многое надо наверстать, а ты и за.

- Да неплохо вроде. Дети не кричали, самолет не трясло. - сестра выглядит, конечно, роскошно. Ты помнишь ее совсем еще девчонкой, которая ходила в том, что первым из шкафа вывалится, а сейчас — настоящая дама. Даже гордишься ей немного в этот момент и сильно смущаешься, когда она целует тебя в щеку. Глупо, но сделать с собой ничего не можешь — слишком рад встрече. - Но такие длинные полеты для меня, конечно, в новинку. Благо заснуть смог.

И это правда, большую часть полета ты проспал, поэтому усталости толком не чувствуешь, и с радостью принимаешь предложение сестры сходить в бар. Тебе безумно приятно, что сестра не видит в тебе ребенка — ты очень боялся, что останешься для нее маленьким Кираном, но, кажется, нет. Ронни воспринимает тебя как равно, и ты от этого искренне кайфуешь.

Свои полчаса решаешь потратить на то, чтобы привести себя в порядок: идешь в душ, по минимум разбираешь вещи и пытаешься найти что-то более менее приличное, чтобы рядом с сестрой не выглядеть бедным родственником коим ты и являешься. Получается плохо, конечно, но более-менее сносную водолазку у себя все-таки находишь, после чего посвежевший и отдохнувший спускаешься вниз и идешь к сестре, с легкостью ее находя у бара.

- Я на самом деле так рад, что ты меня пригласила. Спасибо тебе большое. – сажусь рядом с ней и краем взгляда изучаю меню, чтобы тоже себе что-нибудь взять. сколько блять здесь стоит стакан виски? Ты очень круто здесь устроилась. Мы так давно не виделись, расскажешь, чем занимаешься? – смотришь, что взяла себе Ронда, и понимаешь, что сам себе такого позволить не сможешь. Не столько из-за цены, сколько из-за того, что тебе нет двадцати одного. Впрочем, даже апельсиновый сок тебе кажется здесь непомерно дорогим. Но что-нибудь взять точно надо, а то будет как-то неловко.- А можно спрайт, пожалуйста? Спасибо. – неловкая фраза бармену, и снова обращаешься к Ронде. - Джим, кстати, хороший парень, спасибо ему, что подвез. - на самом деле хочется спросить, про их статус отношений, но тебе это кажется слишком неэтичным вопросом. В конце концов, сестра сама расскажет и познакомит, если посчитает нужным. Торопить события нет смысла. Задашь ей лучше какой-нибудь другой вопрос, ведь их у тебя целая куча. Благо рождественские праздники длинные, и времени хватит абсолютно на всё. Ну или ты как минимум на это надеешься. Ничего ведь не предвещает беды, верно?

Отредактировано Kieran Strid (2022-09-04 23:11:45)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » look what you've got


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно