полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » dogs


dogs

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

let's keep our distance
(WE STRAYED FROM THE FLOCK)
https://i.ibb.co/649r4SD/for.gif
sid vega & ester hyde
— to be continued ( not only )

[AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
[NIC]Ester Hyde[/NIC]
[LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
profession: играет в рулетку;[/LZ1]
[STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
[NIC]Ester Hyde[/NIC]
[LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
profession: играет в рулетку;[/LZ1]
[STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]

Отредактировано Eva Moran (2022-09-21 23:58:09)

+1

2

Алло! Я, кто еще.
Ахахаха
Ты на месте? Хочу кое-что забрать.

Старая жизнь вернулась одним телефонный звонком с мобильника Блейка. Испачканный его смертью додж отправлен в металлолом. Под темной дверью нет знака креста, Сид завалился внутрь, положил на стол стопку мятых купюр. Знакомый док обколол ему рану и как следует залатал.
Спросил: Сид, в какую передрягу ты попал? (да все нормально).
Гарри зашил его так хуево. Из ревности или ты в принципе криворукое чмо? Кошечке Эстер стоило вынести твои тупые мозги вместе с коленом. Она это сделала позже.
С Сида вытекло дохуя крови, пока он был с Эстер. Его трубка с фотками тачек, пьяными селфи и домашней порнухой осталась лежать у нее.

Эстер-Эстер-Эстер. Как ты, кошечка?
Блять, она точно жива. Не смутилась, когда ткнул ей пушкой в лицо, как и он не смутился.
Да, я смотрел в зеркало, детка! И видел твой ебаный средний палец с длинный красным ногтем. Протяну еще долго, малышка, поищи удавку потуже (ты почти нашла). Так было нужно, мне стоит об этом подумать. Обо всем, понимаешь, детка? Ты же все понимаешь, ладно я зол, какого хуя ты злишься?

Она злится, потому что такая же.

Сид скинул бычок в окно, разогнал рукой дым. Коротал время, валяясь в койке под капельницей. Девчонка меняла ему раствор. Рыжая.
Спросил: как тебя зовут, детка?
Ее зовут Дженис.
Будешь Эстер, ладно? Она согласна стать для него кем угодно. «Выеби меня», - говорят ее приоткрытые губы и мокрый поплавленный взгляд, Эстер таким не смотрит.
Он ее выебал (иди сюда, кошечка, ты такая красивая, какая тесная киска).

Купишь мне сиги, Эстер. Нат Шерман, детка, да, я такие курю. Траву, джин, швепс и себе что-нибудь — промятая темная койка станет нашей с тобой вип-палатой. Тащи сюда лед, тот самый, который прикладывала. Хочешь коктейль? Открой рот. Из подвальной больнички он вышел с зализанной раной.

ххх

Кто ты, нахуй, такой? Что тебе сделала Эстер?

Эстер? Эстер?!
Ну ты и тварь, — блестит клыками Сид восхищённо. Ну и тварь, детка. Этот здоровый араб верит ей. — Сид Вега.
А ты кто такой?
Э слышь, как тебя звать?
Назови свое имя.
Че ты мычишь, просто назови свое имя.

Где-то он видел похожее блестящее масло на роже. Точно, Блейк, Блейку не нравилось. А тебе как? Эстер сказала, любишь бдсм, но, кажется, тебе не нравится тоже. Получается, ты пиздабол. И как тебе верить? Я бы хотел, но не знаю. Нож, провод, пакет, раскаленный паяльник — ничего из этого? Да брось, я даже не совал его тебе в жопу. Приложил к горлу, к сиськам, к пузу. Че? Хочешь к яйцам? Ахахах. Ебать ты извращенец, любишь пожестче.

Я Фредди. Я ФРЕДДИ!
Какой Фредди? - Сид отодвинул паяльник. - Фредди Меркьюри, барыга Фредди, Фредди с девятой улицы? Какой нахуй Фредди, говори поточней.

Бля, хуй с тобой, готовь жопу. Ты ебать не разговорчивый.
Аа-а. Слышу, слышу, не ори.

Ты — Фредди Хамид.

Он нашел его через трубку Блейка, Фредди Хамид сидит напротив под тусклым светом с низкого потолка (недавно так сидел Сид) и потеет, как самая жалкая тварь, потому что ему больно и страшно. Хрипло дышит через каждое слово, но держится получше, чем Блейк. Крепкий тип.

Ты убил Гарри? (да, его убил я) Зачем ты убил кошку, кретин? (чего ты хочешь, кретин?)
Кошку? — Сид замирает и закатывается в истерическом смехе, нагретый паяльник трясется. Измученный Фредди хватает момент, лягаясь, но Вега держит его за темные патлы, прижигает горло с паяльника (аааа!) и дырявит с глока. Бах. Фредди больше нет. Голова упала на грудь, густая бордовая кровь стекает со вскрытого пулей горла и наливается плотной лужей. Сид делает шаг назад.

Проверил, сколько у нее жизней, — убрал глок.

Грязный верстак, подходящий свет. Отличный ракурс, Фредди, это отвратно. Ты похож на непрожаренную свинью. Цыкает: не халяль, Фредди, аллах не возьмет тебя в рай. Или че там у вас.

Сид кидает с телефона Фредди фото на номер Дикки.

хх: фото
хх: ты следующий
хх: ты обидел кошечку

Дикки вскакивает в бассейне, телка взвизгивает, свалившись с его колен.
- Дик, - заходит Хазим, здоровый амбал.
- Приведи сюда эту шлюху!! - орет Дикки, такая пальцем в тяжелом перстне.

Сид гасит экран, сворачивает крышку с канистры, тянет ноздрями воздух. Бензин. Хорошо, блять, отлично. Фредди пора дожарить.
Тебе оставить немного, Эстер? Тебе понравится запах.

Его неприметный пикап сворачивает на улице. У Хазима олдскульная импала, тюненая. Ревет новой восьмеркой, чего он туда свапнул?
Блять, какая охуенная тачка. Бля-я, не так. Оху-ен-ная. Сид нетерпеливо мнет шею, достает остатки нат шерман. Он хочет ее, вот эту тачку Хазима. Хазим привел его к Эстер. Где ты прячешься, кошечка? Хотя стой, зачем тебе прятаться. Тот глупый араб так тебе верил. Но я тебе не поверю.

Кое-что понял: все, кто ей верил — мертвы.
Коломбо, Кики, Гарри, Джекс, Блейк, Фредди. Такое кровавое бинго.
Сид Вега не верит Эстер, а Эстер не верит ему. Но пыталась поверить. Он это понял, ткнув глоком в ее лоб, не выстрелил и чуть не развернул додж на 180. Развернулся позже. Поднялся пешком на этаж, Хазим вскрывал облезлую дверь.

Бам.
Глазок отпечатался между глаз Хазима, тот пытался понять, есть ли в квартире свет.
Еще раз. Бам-бам. Кто-нибудь откроет? Уже открыто, спасибо, Хазим.

Выбив из рук амбала выхваченный пистолет, Сид толкнул его в темную комнату. Тот тащил его следом, отрабатывая по почкам. Рана стреляет болью, вот сука! Сид сплюнул ему в лицо, сцепившись у рухляди, приставленной к стене, и полки посыпались вниз дождем из тряпок и мелкого хлама. Под подошвой хрустело стекло, они дрались как две злые собаки. Здоровый коренастый мастиф и костлявый злой доберман. Мастиф сдавил ему шею, сосуд в глазном яблоке лопнул, натек внутрь красным. Сид сморгнул, зарычал, отбился куском стекла, обмазал морду мастифа бордовой ладонью. Щелкнул нож. Этот острый, не нож Гарри. Нож Сида, он умеет с ним обращаться. Араб закрылся локтями, Сид порезал и свалил его вниз, навалившись всем весом, пиная ногами. Нож вылетел, он возил его мордой по осколкам стекла, а после бил крепким лбом о старые половицы. Разница в росте, злобе, жадная пасть. Эта собачья драка за ним. Сид выпустил обмякшее тело — жив, вырубился. Подобрал глок, обшарил карманы Хазима, забрал кошелек и ключи от импалы. Поднялся. Осколки стекла скатились по куртке, с пальцев капает свежий порез. Налитый кровью глаз видит не хуже, чем чистый.

Видит силуэт в полутьме.

Как дела, кошечка?

Сунул в карман кошелек и ключи, совать глок за пояс не торопился.

Мне надо было подумать об этом.

Он осторожно дотянулся до куртки и осторожно вытащил перетянутый мятым пакетом тонкий брикет, оставив отпечаток второй группы крови. Пакет старый, брикет новый. Кинул ей.

За стволы, хмурый и тачку. Твоя доля.

50 на 50, детка. Сердишься? Это подарок. Сид оскалился.

Все еще хочешь забрать у них все?     

[nick]Sid Vega[/nick][icon]https://i.imgur.com/RfVTe5A.jpg[/icon][status]pretty mutherfucker[/status][lz1]СИД ВЕГА, 31 y.o.
profession: пес[/lz1][sign]
i pull up and make it a scene
put a double-sided blade in the main vein
[/sign]

Отредактировано Thomas Fletcher (2022-09-07 17:37:11)

+1

3

* Pink Floyd - Dogs (1977)

Колючее чувство, что время на исходе, отчаянно гонит её вперед. Подгоняет-подгоняет-подгоняет, словно ещё немного, и дуло пушки упрётся в её рыжую башку, ещё чуть-чуть - и спусковой крючок дёрнется. Это вызывает в Эстер нервозность, ведь раньше она держала всех этих ублюдков под контролем, и держалась под их контролем сама (так казалось им всем). Больше не кажется. Когда тачку Гарри (красный пикап) тормозят на пересечении Gravity и Church St., она засовывает под пассажирское глок, - тот самый, что швырнул в неё Сид, с теми самыми патронами, собранными в песке (минус четыре), - и шарится-шарится пальцами справа от раздолбанной магнитолы.
Да, сэр, - офицер калифорнийской полиции Юджин Монтгомери изучает её права и страховку на имя Келли-Энн Лойд (теперь Келли-Энн вдова, и мысль об этом ведёт в диковатой усмешке порнушные губы Эстер), - Что-то не так с документами, сэр?

Юджин Монтгомери знает - не так.
Чуйка бывалого офицера-неудачника барахлит, но даже он чувствует, как от рыжей суки в пикапе несёт пиздежом. Облокачиваясь на боковую с опущенным до упора стеклом, Эстер мягко ему улыбается, и от этой улыбки кожу на палящем полуденном солнце лижет скользкий холодок.
Куда вы направляетесь, мисс?
Эстер поправляет его: "миссис". Называет адрес, коп округляет глаза.
Сегодня воскресенье, не хотелось бы опоздать не службу, - службы не будет.
Он медлит ещё немного, затем возвращает ей документы и записывает что-то в блокнот. Эстер отпечатывает его рожу и номер значка на подкорке, - пока ещё не знает зачем, но отъезжая, замечает, как коп связывается с патрульными по рации. Эстер это не нравится.

Поднажав под "Dogs" *, через пару треков тормозит на парковке. Парковка аккуратная, чистенькая, автомобилей почти нет. Заходит с черного входа, минуя мусорные баки. Там открыто. Внутри воняет чем-то сладким и одновременно омерзительным (религией? фанатиками? наебаловом?). Распятому на кресте парню Эстер показывает фак (нет, не фак - "пис", фак она показывает всем остальным, а парня ей жаль). С лающим смешком добавляет,  - "привет, приятель". Это Иисус. Бигги Смолз набил его распятье на заднице - поэтому ей его жаль. Эстер осматривает пустой зал. Потолки высокие, потертая лепнина рябит в глазах, как татухи, и она смаргивает рябь, фокусируясь на "приятеле".
Эй, Хейзел, - называет имя. Рикошетом оно отскакивает от стен, - "Хейзел, Хейзел, Хейзел.." Это церковь, и Эстер в ней - инородное тело. Как ангелок в раскалённом котле ада, - только наоборот. Полоска юбки едва прикрывает её задницу. Засунув в задние карманы руки, она вальяжно расхаживает вдоль скамеек для зевак, покачивая бедрами и напевая себе под нос: "а когда они повернутся к тебе спиной, ты получишь шанс вонзить нож..." - Pink Floyd заедает в её мозгах.

Родни выплывает из под подиума беззвучно. В черной сутане и с мертвенно бледной кожей, словно призрак, он движется по направлению к ней. Его голос спокойный и ровный. Родни Гриффитс заебался, но даже уверовав в "приятеля с распятья", он хранит верность Дикки и соблюдает "тишину".
В чем дело, дитя мое? - Эстер кривится, Родни и Хейзел - ебанутые. Покрывая трафик из Венесуэлы в Калифорнию, Техас и Канзас, каждое воскресное утро они читают проповеди и выслушивают всякое дерьмо в закрытой, душной будке для исповеди. 
А где Хейзел? - Хейзел не здоровится. Эстер это смущает, иметь дела с Родни она не любит. Родни - мутный тип, католик с еврейскими корнями он не внушает доверия. Ведь он не только её продаст, но и Хейзел, и свои замашки святого отца, и свою собственную задницу, если почует, что где-то рядом потянуло палёным.
Все окей, Родни. Дикки беспокоится за новую партию в Даллас, и я здесь, чтобы убедиться, что всё ровно. Дай мне время, - ей нужен план, - кто, куда и во сколько. Точный, не приблизительный. Родни мнется.     
Родни, блять, мне Дикки набрать? Ты видишь это? - указывая на синяк под глазом, слабо проступающий под слоем тональника, Эстер делает пару шагов вперед. Родни отступает. Родни видит. — Не нервируй его. Я не хочу отгребать снова, и уж поверь, ты не хочешь тоже. Или тебе мало досталось, а?
Родни наученный. Поджимая губы, он чертыхается себе под нос и трёт большим пальцем крест на груди (позолоченный, как и перстни Дикки). Нервничает. Спускается за подиум и выплывает из под него вновь. Теперь на его лице непроницаемая маска, словно трупная.
Если Дикки спрашивает, значит что-то не так, - Родни спокоен, но в его спокойствии Эстер чувствует наёб. Что-то внутри тревожно щемит (убирать их с Хейзел в её планы не входило). Перелистывая сводки с контрольными точками, она добавляет: "ну-ну" и "не дергайся, Родни", пока обдумывает, сколько времени готова ему отдать. Времени нет..

Время на исходе.

Закрывает глаза, считает до четырех. Эстер устала от этого дерьма.
Родни, я так устала от этого дерьма, - выдыхает глубоко, затем тянет руку к глоку, спрятанному за пояс. Медленно, неторопливо. Бежать некуда, церковь пуста. Хейзел нездоровится. - Родни, как насчет исповеди? Мне так нужна исповедь. Столько всего произошло в эти дни, Родни, отпусти мне грешки..
Воткнув дуло глока под его лопатку, Эстер добавляет нажим, толкает Родни к будке. Предохранителем не щелкает, его нет даже в её башке. Родни знает об этом.
Эстер, Дикки найдёт тебя, - "я знаю, солнышко", - Дикки прикончит тебя, - "хочешь расскажу тебе, как именно? ведь ты об этом уже не узнаешь", - Это церковь, сука ты обдолбанная, здесь нельзя убивать!! - "а ты святой отец, Родни, и должен отпустить мне грешки".
Вваливаясь в будку, Родни вжимается в угол. В будке темно, занавеска в соседнюю прикрыта, но Эстер не хочет прятаться. Эстер хочет, чтобы он видел её лицо. На нём умиротворенная улыбка, у Эстер нет выбора.
Родни, Дикки наебал нас всех, знаешь? - пожимая плечами, она прикладывается к дверному проёму затылком, поднимает глаза к потолку. - И тебя он тоже наебал. Ты понимаешь, о чем я? Ты сдохнешь за него, а он тебя наебал. А я сдохнуть не хочу, Родни...
Тебя, меня, Хейзел. Всех этих ублюдков, которые делают грязную работу вместо его псин.
Я должна была сдать ему Фредди, - смешок вырывается из неё беззвучно, - И он убрал бы меня следующей. И тебя бы убрал, и Хейзел убрал. Но если подумать, то для тебя - разницы никакой, Родни. Ведь ты продажный.
Родни молчит. Он знает, что Эстер права. Эстер - не идиотка.
Джекс Ридли пришел за мной. Ты знаешь, кто такой Джекс Ридли? Джекса Ридли больше нет. Ты сдашь меня, а у меня нет времени - дожидаться этого, Родни. Совсем нет времени..

Время на исходе.

Родни сжимает крест. От выстрела глока с глушителем его тело с крестом, зажатым между пальцев, встряхивает. "Ф-фуф-ф", - контрольный не нужен, Эстер запомнила. Туша в сутане сползает по уголку тесной будки. На стенке будки остается кровавый подтёк. Здесь святого отца никто не станет искать (по крайней мере, не сразу). Хейзел она находит внизу. Закинувшись легкими колесами, Хейзел спит, и Эстер наблюдает за этим какое-то время. Забирает мобилы, вздыхает, стреляет в упор. Вздыхает ещё раз.
"Черт возьми", - она не собиралась этого делать, но Родни её вынудил. Прогоняя мысли об этом, Эстер бросает взгляд на распятье. "Я не собиралась этого делать, приятель". Конфискованный глок пущен в оборот продажными копами заново, и на нём уже куча смертей. Вряд ли её найдут. Родни и Хейзел - всего лишь ещё парочка.

К вечеру она возвращается к Кингсли. Кингсли - её приятель, вечно под кайфом, с грязными дредами и кучей цепей на шее. "Эй, Кингсли, дай посмотреть", - цепляя одну из них и закуривая косячок вечером накануне, она рубится с ним в приставку. Кингсли читает рэп, заказывает пиццу и приносит траву. У Кингсли ей нравится. Свалив от Гарри, Эстер останавливается у него в гетто, где в сумерках стреляют по фану. По фану стреляют в башку. "Эй, Эстер, не надо там курить", - машет ей Кингсли с продавленного дивана, объясняя с долгими паузами и перерывами на затяжку, - "Там это.. там короче.. знаешь, Макналти?.. не знаешь? ну короче не кури там, блять, Эстер. И вообще свали-ка с балкона".
Эстер сваливает. Кингсли следит за её задницей, под кайфом - это лучшее, что он видел в своей жизни.

Заворачивая за угол и бросая пикап, она осматривается. Всю дорогу смотрела в заднее - хвоста нет, но паранойя саднит где-то в висках. Ключ поворачивается в замке раздолбанной входной двери. Взвизгивает мобильник, Дикки ищет её. Вот блять. Эстер отключается. Но почти сразу выходит на связь снова.
"Детка, где ты?" - Хазим, один из его уебков, уже роёт носом землю (или могилу для неё).
"Нигде".
"Детка, Дикки волнуется".
"Как сильно?"
"Детка, сильно".
"В чем дело, Хазим?" - Хазим молчит, Эстер заливает в себя энергетик. Дешевое пойло из Walmart, ничего другого у Кингсли нет. Её тянет затянуться. Сид Вега выбрал свою дорожку, но она снова пересеклась с ней. Он кинул её.
Кинул, кинул, кинул, - дробью отбивает в мозгах.
Швыряя в урну жестяную банку, Эстер промахивается и психует ещё сильнее. И подставил.
Выгребая из ящиков всё, что получилось достать за гроши Гарри (пара стволов, два полных патронника к ним и подрезанный фейк ругера, который разорвётся в руках 50/50), Эстер закидывает это в спортивную сумку. Тянется к холодильнику, - нужен ещё энергетик, батарейки на исходе, - но вместо этого останавливается и замирает.
На пожарной лестнице слышит шаги. Тяжелые, ровные. Это не Кингсли. Обдолбанный он въебался бы в поручень раньше, чем продвинулся на ступень вперёд. Блять. Выхватывая ствол, Эстер швыряет в металлическую миску бумаги Родни, поджигает. В миске горит. Воняет жженой бумагой, но "911" не срабатывает, ведь в хате Кингсли сдохло всё, кроме Кингсли. Аккуратно продвигается к выходу. Отшатывается, когда в проём вламываются двое. Хазима она узнаёт. Широкий в плечах, как шкаф, араб мажет, бьёт в цель, снова мажет, воёт, - в комнате темно. Прицелившись в комок сцепившихся псин, Эстер наблюдает, а затем опускает пушку. Хазим сваливается на пол с рыком, - гортанным, злобным. Так звучит ненависть. Удар-удар, еще один глухой удар, и он захлебывается кровью от раздробленной челюсти. Эстер щурится. Делает пару шагов назад, и прячет за спиной вторую пушку. Подрезанный ругер, который разорвется в руках 50/50. Она везучая. Сид тоже. Ругер не разорвётся.

Возня заканчивается с последним ударом черепа о дешевую паркетную доску. Щелчок, и Эстер врубает свет. Лампа тусклая, блеклая, убогая.
Привет, Сид. Давно не виделись, - но она подсвечивает лицо Эстер снизу, и на этом лице злобная ухмылка, - с тех пор, как ты выбросил меня на автостраде, помнишь? - морщась, она стреляет ему в ноги. Без предупреждения, резко, не дослушав. Бах-бах-бах. Пули свистят совсем рядом. Сид, с такого расстояния Эстер тоже в жизни не мазала. "Вот это предупреждение".
Она обиделась.
"Да что ты, блять, говоришь?", - качая головой, Эстер целится ему в лоб. Следит за каждым движением. Следит за пакетом в его руках. Пакет приземляется рядом, шлепнувшись на потертый ковер, но Эстер плевать. Она знает, что внутри. И что Сид Вега вряд ли её наебал, но Эстер нужно другое.
Так как ты меня нашел? - прокручивая в мозгах варианты, Эстер не цепляется ни за один из них, но четко чувствует - надо сваливать. Кто-то из этих двоих оказался умней, чем она рассчитывала, что означает - здесь небезопасно, а Кингсли - живой труп. - Должок зашёл отдать?
Растягивая губы в улыбке с зубами, Эстер скалится, но пушку не опускает.
Сид-Сид-Сид, мне не нужна их наркота, котик.. ты ещё не понял? Или ты правда считаешь, что столько стоит твоя жизнь, мм? - она делает пару шагов навстречу, гладит пальцем курок, пока не оказывается ровно напротив, - Ты бы сдох там, Сид. В том блядушнике, вместе с Коломбо и Кики, но ты не сдох. А знаешь почему ты не сдох? - отводит с курка палец и лупит его рукояткой по морде, с размаха и точно в скулу. Ощутимо, но могла бы сильнее. Бросает взгляд на тело под ногами, Хазим не дышит (так ей кажется). Перешагивая через него, Эстер отступает.
Потому что я этого не захотела, Сид. И я хочу забрать у них всё. Поверь, эти двое мне задолжали, и ты мне задолжал.
— Там пиво осталось в кухне, будешь?

[AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
[NIC]Ester Hyde[/NIC]
[LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
profession: играет в рулетку;[/LZ1]
[STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]

Отредактировано Eva Moran (2022-09-07 22:48:56)

+1

4

Бля-я.
Сид закатил глаза.
Да, реально сделал это, опустив глок дулом в пол.

Да, кинул тебя на автостраде, и да — подставил. Еще скажи, ты бы не сделала так. Тебе не хватает удавки детка, посмотри на себя. Ты психопатка, нет, ты ебанут…ЕБАНУТАЯ, кончай стрелять, ебанутая!

- Я оставил тебе пистолет! - возразил он, отшагнув назад через тело Хазима. В половицах дымились три дырки от пуль. Она немного обиделась. - Какая хуя ты устроила, детка? - Сид гневно поморщился, вскинув глок. Типа тоже обиделся. - У тебя опять пмс? - нашла повод палить по квартире. Оно того стоило? Стоило бля?! - Ты напугала Хазима, - ткнул ботинком тело араба.

Свет светит на нее снизу-вверх, но Сид смотрит сверху. Снизу-вверх он смотрел, когда она поливала бензином, но игра перевернута несколько раз. Единственный, кто смотрит снизу - Хазим, его глаза закрыты, а уши не слышат. Исповедь - приватное дело. Ты кому-то успела присесть на уши, детка? Зная тебя, это кто-то лежит синим трупом.

- Хочешь поговорить так? - вскинутый глок стреляет всегда стопроцентно.
- Да брось, детка, ты не хочешь брать этот должок.
- Блять, мы в расчете. Скажи ей! - пнул тело Хазима уже от души. - Видишь?

Эстер ходит вокруг, точно кошка, Сид водит зрачками за ней.
Да-а, допустим.
Не, моя жизнь подороже, детка.
Я бы не сдох. Два к десяти (он везучий на восемь).

- Я бы не сдох, - зеркалит Сид ее хищный оскал. - Или сдох с тобой вместе, - хрипит ей над ухом, наклонившись. Она гладит спуск, его глок - ее горло. Палец вне спуска, колумбийский галстук тебе не пойдет. - Ты этого не хотела. - Сид мотнул башкой туда-сюда: не-а. - Помнишь, м? - передразнил, хватить бычить. - Опусти эту хрень.

Вот так, прямо как я. Медленно. Давай-давай, детка.
Все харе, детка. Опусти пушку, блять.
БЛЯТЬ!

- БЛЯ!

Белая вспышка, он дернулся, злобно сжав челюсть и схаркнув боль в сторону после. Сунул за пояс блядский глок.
Довольна, тварь? На скуле вбитая ссадина, он только вышел из блядской больницы. Блядская Эстер. Нахуй он сюда перся?!
Сжал кулак, он убьет ее нахуй. Вдох-выдох, пальцы дрогнули вхолостую. Его гнев кончился так же быстро, как наступил.
Хуй с тобой, не хочешь, как хочешь, Эстер.
Смахнув ушиб рукавом, он ее обогнал в один шаг, зацепив брикет с грязного ковра. - Тебе же нужно не это, - сунул обратно в куртку. Теперь он вправду обиделся. - Передумаешь - попроси.

Ты умеешь.

- Пиво я буду.

Сид пропустил ее вперед, учтиво вытянув руку, и той же рукой дал ладонью по жопе. Сочно. Хорошая задница, Эстер. Что? Он ткнул пальцем в скулу, развел руки, пожал плечами. Губы разъехались в блядской ухмылке: это должок. Но сначала сделать работу.

- С ним только разберусь, - Сид кивнул на поваленное тело Хазима.

Рылся в остатках полок: ничего подходящего. Стеллаж?.. Пыльная оборудка, кто-то пытался растить здесь траву. Обрезки проводов, ржавая трубка, сдохший джойстик от плойки, липкая лента от насекомых. Если подумать, Хазим - жирная муха, попавшая в сеть.
Сид замотал его лентой, в желтую полосу мигом влипла жирная муха. Беспомощно жужжала и билась свободным крылом. Он оставил ее трепыхаться. Вылетит? 50/50.

- Ты умеешь выбирать друзей, детка, - засранная хата, чужая. Его ты тоже убьешь? Теперь Сид рылся в холодильнике. На кухне попался ром, он плеснул на ладонь, оторвал кусок тряпки и замотал свежий порез. Нашел пиво, две банки. Бросил взгляд в мусорный бак: все в дешевых энергетиках с Walmart. Кошечка мало спала. Раз мало спала, что она делала? - Расскажи мне, чего ты хочешь.
- Не стесняйся, - иронично: Эстер, ты стеснялась хоть раз? Он вскрыл пиво, кинул ключ в мусор. Тот лязгнул о пустой энергетик.
- Не могу согласится на все, всего я даже не знаю, - honey, я точно знаю одно: соглашаться на все станет самоубийством. - Но я согласен на многое, - сверху-вниз, он накрыл рукой ее голову и собрал ее медные волосы, потянув на себя (получил удовольствие). Выпустил. - Если не будешь тыкать в меня стволом чуть что, - растянулся в улыбке и приподнял пиво, приглашая на тост. Поняла, м?.. Вместо рукопожатия.

В кармане нат шерман, последняя. Все вкусное быстро кончается, покрутил пачку в руке. Хочешь, детка? Фильтр осел в его пальцах. Сид ухмыльнулся и подкурил. Если только одну на двоих. Я поделюсь, 50/50.


Чего же он хочет?
Валясь в продавленной койке и сминая в руке сиськи фальшивой Эстер, думал об этом снова и снова.
Чего же он хочет?..
...
..
Да нихуя.
Он как пес, выскочивший за забор. Бежит по улице и оторванный поводок болтается в воздухе, воняют помойки, везде есть чего-то пожрать. Везде есть работа. Ни одного собачьего рая, но в рай он и не торопился. Он дико везуч.
- Я пес, бегущий за машиной, - Сид выпустил кольцами дым с косяка. - Но хуй знает, что делать, когда догоню.
- Что? - фальшивая Эстер сняла язык с татухи на его животе и сфокусировала мазанные травкой и сексом зрачки на взгляде.
Он откинулся на подушку, погладив ее пьяную голову. Такая смешная дуреха. -  Фильм вспомнил. Глянем?
Делать-то нехуй. Она принесла свой раздолбанный ноутбук. Потрахался на пятой минуте тридцать третьей секунде.

Настоящая Эстер совсем не дуреха. Ее ищет Дикки, и это возможность. Успех 50/50 - повезет или нет. Как-то так, не силен в математике, любит везение. Эстер - заманчивая рулетка (самоубийственная). Блять, еще он любит ЛА и не хочет торчать в сраном Сакраменто или менее сраном СД. Хотя бы Майами. Вытащил ключи и покрутил.

Время на исходе.
Время всегда на исходе.

Шаги на лестнице, бам. Кто-то въебался в поручень. Сид сорвался с места, отмахнув Эстер - не лезь. Прикрывать не твое. Обходит Хазима, он оттащил его в сторону, усадив у стены. Бам-бам-бам. Это молотят в дверь. Выстрелить сразу? Он целит в стену из картона, а после резко открывает чужаку.

- Че надо? - чужак поднимает свободную руку под глоком.
- Живешь тут? - Сид смотрит на Эстер: живет тут? - Иди погуляй.
- Не нервируй меня, - он вытолкал его раньше, чем тот заметил Хазима. И уже на лестничной клетке спросил: - А это откуда?.
- Бля, - Кингсли медленно моргает, от него несет ганжой. Он не слишком рассержен: из ценного в его хате лишь Эстер, и он ебал ее защищать от борзого вооруженного типа. Она даже ему не дает, только курит его шмаль, пьет его энергетики и играет в его приставку.  - Макналти дал за долги, пришлось взять. Знаешь Макналти?.. Короче забей.

Сид заржал. Кингсли ему внезапно понравился.

Бля, чел, извини, ситуация, сам понимаешь.
А еще есть? Я куплю. Чел, ты в жопу накурен, кому ты втираешь? Еще твои сиги и ее тоже. Я серьезно, че вылупился.
Ахахах
Бери, пока дают, не тормози (время итак на исходе). Да, это сотка. Иди, выпей пивка.
Бывай, приятно иметь с тобой дело.

Кингсли ревнует Эстер, но пейзажи на сотке вдохновляют его не меньше. Сид хлопнул входной дверью изнутри.

- Hey honey, it’s Honey, - рыжий щенок немецкой овчарки шевелил лапами в воздухе и слюнявил его кожанку. Сид опустил ее на пол. - Уйди от стекла, идиотка, - пихнул псину ногой в сторону и присел возле Хазима. Хорошенько его тряхнул. Муха все еще была в ленте.

Араб открыл один открыл глаз - второй заплыл крупным иссиня-бордовым шаром - и спустил хриплый стон с опухшей резанной морды. Сид стряхнул с него часть стекла рукавом и ткнул глок ему в горло.

- Видел ту фотку? Видел? Кивни. - Хазим кивнул. - Знаешь, кто это сделал? - снова кивок. - Хочешь так же? Хочешь? Отвечай мне, кажется, что хочешь, - засунув ему глок под кадык, Сид вдавил дулом так, что араб не мог говорить. И спрашивал, спрашивал. Спрашивал. - Да или нет?! - Хазим нервно водил головой и, разлепив сухие губы, беззвучно выдохнул «нет».

Нет. Нет. Нет.
Он повторял это, мотая перечеркнутым кровью лицом. Отсутствие голоса медленно превращалось в сипение. Нет-нет-нет. Сглотнул, и кадык вытолкнул глок. Сид рыкнул, ударил в кадык, Хазим дернулся, съеживаясь с резкой боли, а после вновь завел старую беззвучную песню: нет-нет-нет.

- Хорошо.
- Сейчас ты позвонишь Дикки, и скажешь что не нашел Эстер. Ты скажешь ему, что она смоталась в Лонг-Бич и ты едешь за ней. Так, что бы он поверил, - да-да-да. - Ты понял меня?

- Да.

Ты гляди, голос прорезался. Воды бы ему найти. У Кингсли в хате нихуя (все сдохло, кроме Кингсли), но вода тут найдется.

- Забыл сказать, кошечка, - поднявшись, Сид достал из кармана смартфон. - Фредди больше нет.

С горящего экрана его вытянутой вперед руки смотрит Фредди Хамид. Не на нее, он смотрит куда-то сквозь белками из желтого стекла. Ожог на лице еще свежий. Из дыры в горле вывалился синий язык. Фредди сегодня при галстуке.

- Я нашел его. Думаешь, я не найду тебя, детка?

Первый раз за все их знакомство серьезен. Он в целом не тот долбаеб, каким кажется.

[nick]Sid Vega[/nick][status]pretty mutherfucker[/status][icon]https://i.imgur.com/RfVTe5A.jpg[/icon][sign]i pull up and make it a scene
put a double-sided blade in the main vein
[/sign][lz1]СИД ВЕГА, 31 y.o.
profession: пес[/lz1]

Отредактировано Thomas Fletcher (2022-09-12 17:07:57)

+1

5

Эстер, детка.. — спрашивает Кингсли, протягивая ей банку пива и читос, пока ударом с ноги, а затем левой в упор она сносит челюсть Коннору Макгрегору в финале UFC. Это супер-игра, а в супер-играх Эстер не проигрывает. — Почему ты одна?
В смысле?
Ну в смысле.. почему ты одна?
А.. — протягивая Кингсли пиво обратно "подержи, будь солнышком", Эстер выворачивает крутой удар с джойстика (контрольный), и игра запускает заставку "you win motherfucker!!!" — Все-е... да просто один ублюдок прикончил мою псину.
Отмахивается от Кингсли, как от назойливой мухи, забирает банку назад, делает пару глотков под его настороженным взглядом. Крылья мухи дребезжат где-то рядом, а затем она с мерзким звуком бьётся в грязное стекло, и Эстер вспоминает, как они вообще познакомились.
"Одна здесь?" — Кингсли спросил у неё на парковке, подкатывая в пьяном угаре.
"Одна", — ответила Эстер и залила из перцового балончика его мутные глаза. Потом извинилась, потому что он предложил ей по дешевке травку. Травку Эстер взяла, пока Кингсли ползал по асфальту и выглядел отвратительно жалко. Шарил руками, тихо скулил. Эстер протянула ему салфеточку, Кингсли не обиделся (Эстер выглядела очень по-шлюшьи). Призрачная возможность трахнуть её однажды стоила всех других возможностей. Но "читай по губам, Кингсли, призрачная — означает, нереальная", — хотя он все ещё надеялся. Привязался к этой суке и позволял ей приходить в любое время, трогать в своей засранной квартире вещи и таскать из холодильника еду. Эстер — его бездомная кошка.
Сейчас Кингсли нет.

Сид опускает пушку и пинает тело Хазима, Эстер делает хот-доги на двоих, заливая их горчицей и кетчупом ikea. Должок в виде его жизни — забирать не спешит, Сид ей полезней живым, а ещё ей с ним весело, кроме случаев, когда он вышвыривает её из тачки на автостраде. Эстер злопамятна, она ничего не забыла.
И что ты будешь с ним делать? — спрашивает почти с напором, отчетливо понимая, что оставлять Хазима в живых нельзя. Но Сид изобретательный (почти творческий), и ей интересно. Когда он догоняет её в кухне, то Эстер поворачивается к нему лицом, затем делает два шага назад и задницей располагается на столешнице, раздвигает коленки. Сид рядом. Он крутит в руках последнюю nat sherman и расспрашивает её о планах. Эстер отвечает. Легко и непринужденно (настолько легко, что почти подозрительно, и все же в ней просыпается глубокое желание трепаться).
Видишь ли, у меня с Дикки Роупером давние счеты, — задавив усмешку, она смотрит в потолок. Эстер совсем не смешно. — Он забрал у меня кое-что важное, и теперь я хочу забрать у него всё. Не всадить ему пулю в лоб, нет... жизнь — это ещё не все. Мне нахрен не сдалась его жалкая жизнь, мне нужно кое-что другое.
И сдохнуть за это Эстер не собирается. Она живучая на 9 из 10, у бездомных кошек 9 жизней. Когда она стеснялась? Она ухмыляется себе под нос, крутит перед собой сигарету. Последнюю, одну на двоих. Касается пальцев Сида, притворяясь, что собирается переплести их со своими и сжать. Но вместо этого одергивает и затягивается, откидывая назад голову, ногой притягивает его к себе.
Знаешь, когда я стеснялась? — выпускает пару колечек дыма напротив его лица куда-то вверх, затем делает паузу. Смотрит в потолок, опираясь на ладонь за своей спиной. Другой поглаживает его по щетине на подбородке. Ухмыляется, хочет выпить, но вместо этого снова затягивается. Вокруг дымка. За окнами мерзкий дождь, сверкает.
Мой приятель учил меня стрелять, — Даг не был приятелем и звали его по-другому. Эстер шестнадцать. Пушка вздрагивает в её руках, и кто-то швыряет ей указания как бездомной кошке.. "Эй, детка, сожми его посильнее! Давай уверенней".., — слышит она и сжимает пальцы, гладит курок. "Давай, блять", — Даг обнимает её за плечи, потом спускает руки на талию, уверенности становится больше. "Жми на курок, детка", — Эстер не жмёт. Эстер разворачивается и приставляет пушку Дагу к башке. Он отшатывается назад, задирает вверх руки. "Ты свихнулась, детка??" Эстер не свихнулась, просто она впервые чувствует власть. Указания — хуйня, а делать по своему — рулетка, чтобы выжить. С тех пор она играет по-своему. И только Дикки заманил её к себе. "Чертов Дикки Роупер", — он делает вид, что верит ей, засовывая язык ей в рот, и шлет нахуй Олли Хиллза, который говорит, что Фредди Хамида убила какая-то сука... Больше она никому не поверит.
(Фредди Хамида убил Сид Вега).

Жми на курок, детка, — голос Дага становится жестче, — Просто нажми на курок, это сопутствующий ущерб. Минимально возможный. Ты облажалась, детка.. Прибери за собой, — Даг ржет и разводит в стороны руки. Он знает, что в него она не выстрелит. Глок в её пальцах вздрагивает, и Эстер оборачивается машинально, палит с третьей попытки.
БАХ-БАХ-БАХ, — третий выстрел разрывает телесные ткани между глазом и бровью. Гэри Нолан заваливается на спину (она, блять, не собиралась его убивать, но он выполз из отсека для ремонта тачек так не вовремя).
Не стесняйся, детка, — она стесняется.
БАХ, — это контрольный, туша Гэри дёргается (контрольный не нужен был нахрен), но Даг доволен. С тех пор она делает его в память о нём.

БАХ-БАХ-БАХ, — и затем ещё очередь. Тело Дага переваливается через узкое заграждение. Медленно, как в слоумо. "Ты не выстрелишь, ты не выстрелишь, сука..." — шипит он ей перед этим, ведь это он научил её стрелять. Эстер ухмыляется, как последняя в этом мире тварь, и не подходит ближе ни на шаг, потому что знает Дага. Он глотку ей разорвёт, но не сдохнет. В её руках винтовка, пальцы сжимают её уверенно, а Даг — та же мразь, в которой течёт та же кровь. Однажды у Эстер был брат. Его тело рухнуло с глухим звуком в фонтан "World is mine" Гэри Нолана под винтовой, разъёбанной лестницей GTA vice city. Кровь вытекла у него из груди кровавым, размазанным месивом вместе с частичками внутренностей в проточную чистую воду. Рыбки наглотались. Прошло полтора года, и Даг снился ей по ночам.
"Ну ты и сука, Эстер..." —  говорил он ей, а она палила с первого раза.
"Дага" звали Бретт. Бретт Хайд, и он был ублюдком. К предательствам Эстер привыкла с детства, и теперь — если его ожидала, то и предать её было некому. Однако Дикки Роупер сделал win. Он смог — она не ожидала. Не дотянувшись до его глотки, Бретт сдох. Эстер дотянется. Расцарапает ему жилы своими ногтями, раздробит в щепки кости, развеет над LA их пепел. Уничтожит. Отберёт у него всё, и уничтожит тоже. От Эстер веет ебаной обидой, ненавистью, злобой. Дикки Роуперу она верила, а Бретт сдох просто так.
Она ошиблась.

Сид смотрит на неё долго, — всё то время, пока Эстер молчит.
Я убила его.. могла аккуратней, — постеснялась, — делает ещё затяжку, глубокую (кашляет), потом смотрит Сиду Вега в глаза. "А ты преданный пес, Сид?"
На что ты готов согласиться? — уточняет заранее (не знает, чего именно хочет, но он ей нравится). — Хочешь ткнуть в меня чем-нибудь ещё, м?
Сид гладит её по волосам, зажимая их в кулаке, тянет, — Эстер позволяет ("сожми сильнее"). Затем соскакивает со столешницы мягко, суёт ему в руки хот-дог и притягивает к себе за пряжку ремня джинс от levi's. "Это обсуждаемо", — смотрит в глаза пронзительно. Эстер знает, как всё работает. Эстер с шестнадцати готова к переговорам. Ругер (50/50) опущен на разделочный стол и брошен, она чистила на нём от пакетов сосиски и слушала про собак.
Что-ж... я попрошу, — произносит задумчиво. Эстер попросит, но сначала убедится в его безотказности (потому что просить умеет), — Так куда там гонит твоя машина, а, Сид? — ей нужен его хозяин. Ей нужно, чтоб его не стало.

Кингсли их прерывает, Эстер бесится. Сид втаскивает в блядушник псину, и Эстер смотрит на неё скептически: "Ханни?"
Она похожа на "Мисти", но пусть будет "Ханни", — сучки Эстер поперёк горла, она бы предпочла кобеля. Коломбо был безотказным. Она смотрит, как щенок ползёт по стеклу, перебирая лапами по осколкам — морщится ("ну что за тупая сука"). Ботинок Сида пихает щенка под бок со звуком глухого всхлипа (Сиду суки нравятся), и Эстер скрещивает на груди руки, перебирая пальцами. Суку ей не жаль (она сама была такая, но потом они вырастают — и начинают убивать кобелей).
Хазим просыпается. Ханни возится у него в ногах, обнюхивая пыльные ботинки.
Сид разбирается. Эстер уходит в кухню за ругером, снимает с предохранителя и целится в них обоих по очереди, 50/50. Или в троих. Слушает внимательно. Хазим хрипит. Ей стоит труда — разобрать, что именно.
Что он там хрипит, Сид? — спрашивает Эстер, прицелившись ему (Сиду) в голову, ведь они не договорили, — А.. "нет"? Ну "нет" так "нет".. — и отводит в сторону пушку.
Ответ ей нравится, как и способности Сида разъебать чужое упрямство. Однако Хазима оставлять в живых нельзя. Эстер молчит какое-то время, прожигает взглядом "Фредди", выхватывая у Сида телефон. Смотрит-смотрит-смотрит, и не понимает — что чувствует, на самом деле. Внутри переворачивается что-то острое. Прижимая ругер к затылку, она медленно уходит в кухню и думает. Фредди мертв. Она смотрит на его труп в упор, затем листает снимки, нарывается на порнуху, через две секунды — на черного породистого пса (от движения фото смазаны). Затем возвращается назад, а труп Фредди смотрит перед ней в пол мертвым взглядом. Под его глоткой темнеет синий язык. Он проникает из дыры, рассеченной острым лезвием или пробитой в черепе насквозь, а Эстер оборачивается на Сида, хмурится снова. Он достал Фредди. Он и дьявола с того света достанет. И Дикки достанет тоже...
Эй, Сид, — убирает ругер куда-то за задницу, выгибается перед ним в дверном проёме. Хазим скулит на полу. Рыжая сука скулит тоже. — Иди ка сюда?
Она попросит:
Помоги мне достать Дикки, он мне нужен живым, — затем подставляет под его подбородок палец и проводит им медленно, ласково, к его шее и обратно. Голос опускается до вкрадчивого. — Чья ты псина, Сид? О тебе не слишком хорошо позаботились.. — она позаботится получше.
Если это твои амбиции... — просовывая смартфон в его задний карман, Эстер задерживает там руку.. — то бежать за машиной — слишком бестолково, Сид. Не заебался ты ещё по улицам шляться? Давай договоримся? Каждой псине нужен дом, а я умею обращаться с собаками.
Бросая короткий взгляд на рыжую сучку, Эстер улыбается нежно порнушными губами.
Даже Ханни, — её ладонь касается его лица, аккуратно задевая ссадину. — Эту ты заслужил. Но можно как-то по-другому... так, как тебе понравится. Не понравится — уйдёшь.
Если не зажмёт поводок.

[AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
[NIC]Ester Hyde[/NIC]
[LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
profession: играет в рулетку;[/LZ1]
[STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » dogs


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно