полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Будешь моя


Будешь моя

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Будешь моя

Vi & Ri

https://i.imgur.com/DtM4W9U.jpg

Тут холодно и снежно. И есть только один человек, от взгляда на которого становится трудно дышать.

[nick]Orion Black[/nick][icon]https://i.imgur.com/jYMs3qD.png[/icon][lz1]ОРИОН БЛЭК, 19 y.o.
profession: золотой ребёнок
fate: Vi Knight
[/lz1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-06 15:15:42)

+1

2

Орион не знает, сколько прошло времени - дни слились в череду бесконечного ожидания. Болезненного и не очень. Полного страха или тупого оцепенения. Ри пыталась считать дни, чтобы окончательно не потеряться и в горах, и внутри самой себя, но сбилась со счету почти сразу. Вокруг, насколько хватает глаз, пустота и снега. И горы. Тут холодно и мороз постоянно пробирается под одежду, цепкими пальцами хватает за запястья и лодыжки, заставляя дрожать и внутренне сжиматься, стучать зубами и кусать посиневшие губы.
Орион ходит в чужих поношенных кроссовках и рада уже тому, что те подобраны по размеру - не натирают. А мозоль, оставленная прошлыми кедами, почти прошла. Ри зябко кутается в огромный мужской свитер, но он ей нравится, потому что теплый. И потому что цвета у него осенние, приятные и уютные - рыжий, коричневый, охра. Джинсы на ней тоже чьи-то чужие, мешковатые, но и это совершенно не страшно - помогает скрыть мягкие изгибы девичьей фигуры. Даже носки на Орион, и те ей не принадлежат.  Ничего своего у неё в принципе здесь нет. Не осталось. Даже она сама себе не принадлежит и знает, ей бы давно воспользовались те парни, что караулят на входе круглыми сутками, если бы строгий взгляд Ви не прибивал их к месту каждый раз. Брюнетке даже говорить не нужно: они зачастую понимают её без слов. Орион удивляется, конечно, почему им приходит в голову слушаться девчонку, что тоньше их в два раза, но вопросов не задает. У Ви есть власть, это очевидно с первого взгляда. Так же очевидно, как то, что у Ви [полное имя - Виктория; Орион подслушала у охранников] есть оружие. Холодное и огнестрельное. Проверять, насколько искусно она с ним обращается, Блэк совсем не хочет, а потому становится такой кроткой, какой еще никогда не была.
Ветер за окнами завывает уныло и монотонно, перекатывает снег с места на место, надувает барханы. Возможно, Орион выпустили бы на улицу, чтобы немного подышать воздухом, но у неё даже куртки нет, и потому большую часть времени сидит рядом с печкой, уткнувшись стеклянным взглядом ничего не выражающих глаз в стену прямо перед собой. Старается не думать. Потому что думать - больно. Ей нельзя задавать вопросов, но ответы на некоторые её вопросы лежат на поверхности и больно царапают душу. Орион тепличный ребенок, но не дурочка. Даже ей хватает ума понять, если её всё ещё не отпустили, но и не убили - отец не заплатил денег. И вопрос её безопасности становится острее с каждым не то чтобы днём. Часом.
Ри умеет внимать советом, а потому всё ещё никому не смотрит в глаза. Даже самой Виктории в большинстве случаев она в глаза не смотрит. Опускает взгляд в пол и изучает скрипучие половицы, как будто они это самое интересное, что Блэк когда-либо в жизни видела. Совет оказывается рабочий: на Орион, вечно изучающую пол и закутанную в огромный теплый свитер, внимания обращают мало. Охранники скользят по ней взглядом безразличным и пустым, словно её и вовсе здесь не существует. Она не против. Их безразличие играет на руку, отводит беду в сторону.
Но всему приходит конец. Напряжение скапливается над домиком в один из дней, когда Блэк чистит картошку на маленькой кухоньке и умудряется порезаться почти тупым лезвием. Вскрикивает. Нож падает из тонких бледных пальцев на пол со звоном. В кухню заглядывает один из амбалов и останавливает на ней взгляд. Моргает раз-другой так, словно видит впервые. Орион вскидывает на него взгляд и тут же понимает, что совершила ошибку: на чужих тонких губах распускается мерзкая колючая ухмылка. Ри отшатывается к стене. Ничего не озвучено вслух, никаких предпосылок еще не случилось, но она уже чувствует, как чужое осознание разлилось в душном воздухе небольшой кухоньки и смешалось с желанием. Ри пятится назад до тех пор, пока не упирается спиной в стену. Тихо ойкает и зажимает себе рот ладошкой от страха. Теперь она уже не может разорвать зрительный контакт с мужчиной, медленно на неё напирающим.
- Ричи, пойди сюда! - зовет напарника, обернувшись через плечо. Орион, воспользовавшись моментом, пытается прошмыгнуть мимо, но чужая рука грубо преграждает ей путь, ловит за рукав свитера и возвращает на место.
- Ну-ну, куда это ты собралась? - голос падает до мерзкого противного шепота, который даже так звучит громко в пространстве замершей кухни. Орион испуганно бегает взглядом по кухне, не зная за что схватиться в попытке защитить себя. Одно дело - полудобровольно отдать себя Ви. Другое - быть изнасилованной двумя амбалами. Сердце у Блэк бьется где-то в горле и она отчаянно жалеет о том, что нож всё ещё лежит на полу, а не покоится у неё в руке.
- Отпусти, - не то просит, не то требует, но уверенности в голосе нет никакой, он звучит сдавленно, тихо и жалобно. Чужая сильная рука перехватывает запястья и подымает руки вверх, прижимая к стенке. Орион дергается сначала инстинктивно, а потом в жалкой попытке вырваться, но силы не равны настолько, что можно даже не пробовать. Ри жалобно скулит и дергается в чужом захвате, а потом чувствует как Ричи, возникший на кухне бесшумно, не смотря на свои габариты, подходит ближе и тянется к застежке на джинсах, чтобы в следующую секунду дернуть их по ногам вниз.
- Ого! А девка-то хорошенькая, да? - это Ричи делится информацией с напарником, цокая языком и закатывая рукава рубахи.
- Давай трахнем её тут по-быстрому, пока Ви отъехала по делам? Что нам будет? Отец пиздюшки всё равно не торопится платить деньги, может после этого передумает? - Джек, так, кажется, его зовут, возвращается взглядом к смертельно побледневшей Орион и покачивает головой, - ты смотри, сильно не дергайся и будет не так больно. Глядишь понравится и еще захочешь.
Шутка кажется им смешной и Джек с Ричи дружно ржут над ней, продолжая разглядывать голые стройные ноги Орион. Оценивающий взгляд липкий и мерзкий, Блэк дергается с новой силой. А когда чужие грубые руки пытаются развести в стороны её колени и скользнуть крупной ладонью между стройных плотно сжатых ног, Орион не выдерживает и срывается на крик.
- Не хочешь пальцы? Так а чего молчала? Я сразу членом могу!   

[nick]Orion Black[/nick][icon]https://i.imgur.com/jYMs3qD.png[/icon][lz1]ОРИОН БЛЭК, 19 y.o.
profession: золотой ребёнок
fate: Vi Knight[/lz1]

+1

3

Энтони называет домик в горах шале и при этом усмехается одними глазами. Рот остается расслабленным, но Ви знает: это такая издевка. Ей даже не обязательно смеяться, и она не смеется. Любимице дона положены некоторые бонусы, например, не участвовать в показательной клоунаде. Она даже на общих сборищах сидит будто позади, в стороне, вот только ее позади — за спиной дона. Это не совсем то же самое, что почетное место у двери, которое занимает Люк. Совершенно другое. У Энтони нет детей: единственного сына убили когда-то давно в одной из разборок из-за дележки территории. Сына он любил, виновных сравнял с землей, а потом подобрал ее: безродную дворняжку, после многих лет тренировок научившуюся держать зубы сомкнутыми на чужой глотке не хуже чистокровного добермана. Ви благодарна за спасение, и ее плата — безграничная преданность. Энтони лишь посмеивается, но держит подле себя. Так приручают волков. Нравится риск, что дикое животное в любой момент может совершить дикость. Чем опаснее тварь на поводке, тем больше пьянит власть. Потому Ви застревает в шале вместе с Орион: ей просто доверяют больше. Все это знают, но все равно продолжают пытаться нащупать границы дозволенного. Те проходят узко: шаг влево, шаг вправо, и вот тебе в лоб уже упирается дуло. У Ви охуенная реакция и не менее охуенное отсутствие лишних сожалений. Она скалится, играя на нервах. Всегда выигрывает.
В горах холодно, и девчонку приходится одевать. Какая-то старая одежда с чердака той великовата, но в ней даже смотрится иррационально более милой. Мешковатость подчеркивает женственность и хрупкость фигуры. Орион тонет в свитере, прячет в рукавах тонкие пальцы, и Ви все чаще думает о том, как тебе бы могли хрустеть у нее на зубах. Но границ больше не переходит: с ними тут торчат еще два охранника, потому что столь ценную заложницу никак нельзя потерять. Ви мирится с их присутствием, как мирятся с приездом очень нелюбимых и дальних родственников: плотно сжав зубы. Джек и Ричи идиоты, но Энтони говорит, что с ней будут они, а это значит, что с ней будут они. Начало и конец любой возможной полемики одновременно. Радует то, что все планируется на несколько дней. Не радует то, что все затягивается на неделю плюс где-то около бесконечности впереди. Блэк не хочет платить выкуп, считая, что гордость важнее жизни дочери. В этом есть какая-то логика: один раз прогнешься, а после уже не выпрямишься, и будут тебя трахать все, кто захочет. Вот только Орион от этого не легче. Она та еще дура, но ситуацию понимает. Ви видит по глазам, что понимает, даже если та их поднимает очень редко, предпочитая рассматривать пол под ногами. Что ж, экстренная ситуация начинает девчонку учить хоть чему-то, иначе положение дел было бы совсем печальным.
Ви нужно съездить в город. Встретиться с Энтони. Купить еды и нормальной одежды для их пленницы, потому что заключение явно затягивается: Блэк продолжает бесноваться и торговаться. В любой момент может понадобиться вещественное доказательство серьезности намерений. А когда возвращается. Орион нет в своей комнате. Обычно она там, потому что Ви говорит ей быть там. Ричи и Джек подпирают стены в коридоре в то время, но их тоже нет. Видимо, пасут девку где-то в другом месте. Пакеты с неизвестными лейблами из местного мелкого магазинчика падают на кровать с небрежностью. У Ви неслышные шаги, скрашенные мягкими, пусть и рифленными подошвами, и когда заходит на кухню, предварительно обойдя парочку комнат, видит наседающих на девчонку охранников и Орион у стены со спущенными штанами. Пакет с едой падает на пол, и яблоко не успевает докатиться до ног Джека, как тому в затылок уже наставлен ствол. Щелкает снимаемый предохранитель.
— Отойди, — голос звучит грубо. Ви не любит размениваться на сантименты: на них у нее просто никогда не было времени — нужно было выживать, а потом отпала необходимость. Ричи отходит вместо товарища, даже поднимает перед собой руки, мол, вообще тут не причем. Ви знает, что причем, и следит краем глаза. Джек тормозит, и это раздражает. — Развернулся ко мне ебалом и отошел, — повторяет, но уже делая шаг ближе к нему. Дуло на развороте его головы утыкается прямиком между бровей. — Я непонятно говорю? — как послушная псина, ей не нравится, когда приказы нарушаются. Вот только эта тварь явно сорвалась с поводка, потому что кладет ладонь ей на запястье и давит, словно пытается опустить.
— Ой, да ладно тебе. Девка даже папаше своему на хуй не упала, так пусть хоть на мой... — договорить не успевает — выстрел не заглушается глушителем и звучит звонко. Так, что едва не закладывает уши, благо те у Ви привыкшие. Ствол дергает от отдачи и тут же направляется на Ричи, пока Джек падает на пол. У Ви на лице ошметки мозгового вещества, костей и кровь. Под головой Джека, чьи губы все еще расплываются в шутке, которую не суждено рассказать, натекает лужа, наверняка испортящая половицы. Придется класть ковер.
— Тебе все ясно? Или мне повторить? — спрашивает, смотря на Ричи. Тот пятится еще дальше назад. — Я тут не причем, Ви! Клянусь! — с его лица сходит краска, и Ви некоторое время, не моргая, разглядывает бегающие глаза, а после опускает пистолет. Медленно. Чтобы не оставалось сомнений, что повторно выхватить тот не составит никакого труда. — Приберись здесь, — отдает очередное распоряжение, имея ввиду все и сразу: рассыпанные яблоки, труп и пыль на подоконнике. Ричи спешно кивает, становясь похожим на китайского болванчика, у которого в любой момент нахрен оторваться голова. Ви же хватает Орион с собой — благо та уже натянула на задницу обратно штаны — и тащит в сторону комнаты, где та обитает. Заталкивает внутрь, закрывая за ними дверь. Брызги крови на лице еще не ощущаются: начнут, когда подсохнут и стянут кожу.
— Тронули они тебя? — спрашивает со скупой деловитостью, осматривая девчонку. Вроде выглядит целой — только взгляд испуганный. От него глаза кажутся еще больше. Это красиво. Ви не моргает, что больше похоже на идиотскую упертость. Так смотрят на солнце, а после слепнут. — Я же говорила быть аккуратнее, — или не говорила. Неважно. Она просто раздражена и возбуждена одновременно.

[nick]Victoria "Vi" Knight[/nick][status]bittersweet[/status][icon]https://i.imgur.com/MhroUEI.gif[/icon][sign]war was not
kind on those

who love
[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ "ВИ" НАЙТ, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>  член мафиозной семьи<br><b>sun:</b> orion[/lz1]

0

4

Орион буквально бьёт дрожь от страха и омерзения одновременно. Силы не равны и она прекрасно понимает их расстановку, но всё равно с разочарованием думает о том, что два амбала на одну неё это слишком низко даже для таких вот ребяток - мысль об этом удерживает её на плаву, не дает скатиться в бессмысленную истерику. Или это последние события научили принимать всё происходящее как должное? Ну, хотя бы пытаться принять. Она переводит взгляд за окно и смотрит за тем, как на улице медленно кружится и падает искрящийся белый снег. Ослепительно белый.
Ри знает, что если дергаться и брыкаться, то ей же будет больнее. Но не показывать своего негодования всё равно не может, а потому, раз уж ситуация всё равно вышла из-под шаткого контроля и стремительно катится в ебеня, дерзко подымает взгляд на насильников и смотрит прямо в глаза упрямым злым взглядом. Да, наверное для них она выглядит загнанным маленьким зверьком, который глупо ощетинился на куда более крупного противника, но ей всё равно. Пусть знают, что где-то внутри она ещё не сломалась до конца. Где-то внутри она не согласна на такой исход. И если злобно смотреть исподлобья это единственное, что она может, то она сделает это. В конце концов, два шкафа 4х4 это не тонкая, состоящая из углов и линий Ви - Ви она хотела и без насилия там, в баре. Потому опороченной себя особенно не чувствует. Сломленной, угнетенной, растерянной - да. Опороченной и грязной - нет.
Но мужские широкие грубые ладони с крупными пальцами вызывают страх и панику. И вот уж они-то точно могут навсегда испачкать её собой. Орион задерживает дыхание готовясь к грубому прикосновению. Но ничего не происходит. Сначала девчонка не понимает, почему. А потом слышит знакомый голос: он отдает холодной свежестью и инеем, звучит мертвенно бледно и уверенно одновременно - Орион от него покрывается мурашками. Мурашки бегут по голым ногам, мурашки касаются плоского живота, мурашки рассыпаются даже под свитером.
Ричи отходит от неё почти сразу и девчонка тут же сжимает ноги назад, пытаясь максимально скрыться от чужих жалящих взглядов. Ричи полон мнимого сожаления, а еще оказывается сообразительнее тупящего Джека. Джек пытается шутить. Совершенно напрасно, если быть честной - Ри читает это во взгляде Виктории за секунду до того, как в маленькой кухоньке гремит выстрел. Оглушительно громкий. В ушах у Блэк звенит. Она приоткрывает рот и тот округляется в немом "О", которое остается не озвученным.
В какой момент она успела натянуть джинсы обратно? Черт его знает, если честно. Действовала по инерции. Но теперь, когда Джек, покачнувшись взад-вперед, свалился трупом на пол, она благодарна себе за расторопность. Было бы крайне нелепо светить гениталиями в такой ситуации. Впрочем, о красоте момента тут едва ли кто-то думает.
Кухня перепачкана кровью и мозговой жидкостью. Алые брызги-всполохи мелькают то тут, то там, а по полу под головой мужика разливается лужа крови - к горлу подступает тошнота и Орион в спазме складывается пополам, жадно хватая ртом воздух. Её вот-вот вывернет. Девчонка еще ни раза не видела столько крови. Да что там крови: труп она тем более не видела никогда.
Ей не нравится. Смерть оказывается ни капли не поэтичной и очень неприглядной, а содержимое её желудка бы обязательно оказалось рядом с головой мертвого Джека, но Ви, выдав Ричи указание прибраться на кухне, хватает её за запястье и тащит в сторону комнаты. Дышать сразу становится легче. Тошнота отступает медленно, но уверенно и Ри старается не вспоминать то, что видела. Уверена, что на самом деле память еще ни раз воспроизведет перед её взором мертвое лицо ублюдка, но сейчас всеми силами пытается от него отпихнуться-отбрыкаться. Словно ничего не было. Никакого трупа на кухне тоже нет. Всё это просто показалось. Приснилось. Но Орион всё равно хорошо закрепляет полученный урок: с Ви шутки плохи.
Дверь в комнату закрывается за их спинами почти бесшумно и, оставшись с Викторией наедине, Орион мелко дрожит, но всё равно встречается с ней взглядами. Испуганный против холодно-безразличного. Впрочем, Ри кажется, что за деланным безразличием есть что-то еще. Что-то очень живое, никак не вяжущееся с внешней холодностью, и ей хочется протянуть руку и стереть с красивого лица напротив всю грязь, которая ему так не подходит. Но вместо этого она теребит пальцами край свитера нервно и потрясенно, сталкивает с покусанных губ: "Всё обошлось", стараясь не думать о том, что для Джека всё обошлось слишком дорого. Но вины за это Блэк не чувствует. Только восхитительное отвращение и некое торжество справедливости. Даже если это только временная акция.
- Извини, - ей ни к чему раздражать Ви еще сильнее, чем та уже раздражена и заведена. Орион прощупала, кто тут главный не смотря на кажущуюся хрупкость и обманчивую красоту. А еще она теперь прекрасно знает, какой бескомпромиссной и хладнокровной бывает её похитительница: чистая уверенность и опасность в каждом действии - это красиво настолько, насколько вообще может быть.
Орион вдруг чувствует, как у неё подкашиваются ноги. Видимо, сказывается пережитый стресс. Она оседает на кровать, которая так кстати оказалась за спиной, и снова начинает лихорадочно дрожать. В голову опасно стучится мысль: Ви безумна. Но гораздо опаснее оказывается другое осознание: и прекрасна в своём безумии.
- Я просто должна была приготовить нам ужин. И я... я не делала ничего такого. Даже не смотрела в их сторону, как ты и учила, - вопреки здравому смыслу, она позволяет себе смотреть на Ви. И глаза у неё по-прежнему широко и удивленно распахнуты, а ком из слёз застревает где-то в глотке. Но девчонка не плачет. Она помнит и другой урок: Ви не любит чужих слёз. Держит их в себе из последних сил, шумно сглатывает и борется с желанием броситься брюнетке на шею вопреки здравому смыслу. Орион знает: Ви убийца. Но вместе с тем она знает еще кое-что: Ви спасла её от изнасилования. Противоречивые чувства раздирают изнутри, соперничая за главенство.
На тумбочке около кровати лежит упаковка влажных салфеток, неизвестно откуда взявшаяся, но так кстати подвернувшаяся под руку. Орион дергает за клапан, достает салфетку и осторожным движением подзывает Ви подойти поближе. Та может отказаться, конечно же. Развернуться и выйти, напоследок припечатав словом или хлопком двери о косяк. Но Ви делает шаг навстречу. Так, что поднявшись с кровати, Орион удобно протянуть руку к её лицу и начать стирать подсыхающую кровь.
- Высохнет и начнет стягивать кожу, да? Будет неприятно, - зачем-то поясняет свои действия и касается лица Ви мягко и осторожно. Бережно. Едва ли кто-то когда-то вообще так бережно касался её в прошлом. Орион не думает об этом. Ей просто надо занять руки, а еще очень надо избавиться от признаков очевидного преступления на красивом лице. Стирая кровь из уголка губ, Ри зачарованно замирает и сглатывает неожиданно шумно в образовавшейся тишине. Отводит взгляд в сторону, а щеки алеют: желание коснуться губ Ви своими абсурдное, неправильное и тяжелым камнем падает куда-то на грудь. Орион торопится отвернуться и отдернуть руку:
- Вот и всё. Так гораздо лучше, - нервно улыбается и комкает в тонких пальцах салфетку, а затем отправляет её назад на тумбочку, чтобы после выбросить.

[nick]Orion Black[/nick][icon]https://i.imgur.com/jYMs3qD.png[/icon][lz1]ОРИОН БЛЭК, 19 y.o.
profession: золотой ребёнок
fate: Vi Knight[/lz1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-07 15:16:02)

+1

5

Кровь на лице не приносит дискомфорта. Ей от нее как-то никак. На нем была и ее кровь. И чужая. Били ее. Била она. С раннего возраста утопала в жесткости, в которой, как в самом ярком пламени, закаляются души. Душа Ви — сталь, и она смотрит так же по-стальному, кривя губы от чужих извинений. Раздражает только больше. Хочется схватить за лицо, вдавливая пальцы в щеки, чтобы открылся рот, как у рыбы, выброшенной на берег, и выковырять оттуда это ебучее "извини". Сама учила быть покорной, а теперь от этой покорности бесится. Орион смотрит огромными, как у куклы глазами, и их ей хочется закрыть, чтобы не пялилась. Выдавить, наблюдая за тем, как кожа раскрасится оттенками красного. Потому что смотрит Орион так, словно ей нравится, что она видит. Маленькая глупая принцесса. Они ведь это уже проходили?
— Стоило воткнуть в них нож, — цедит сквозь зубы. Если скажет, чтобы в таких случаях убивала, в следующий раз проявит подобное послушание? Ви бесится и снова скалится. Ну что за непутевая идиотка. Почему именно за ней нужно присматривать? Энтони мог придумать для нее любое другое задание, но оставляет торчать в горах, где либо идет снег, либо идет снег. Даже сейчас — бросает взгляд в окно и смотрит на хмурое небо — идет снег. Орион наверняка мерзнет. А отец не торопится выпускать. Сегодня Энтони сказал, что если еще несколько дней Блэк ничего не предпримет, придется убедить его в серьезности их намерений. Ви сразу думает про мизинец — его будет не жалко. Он не функционален. Опускает взгляд на руки Ри. Видимо, выходит, что жалко все-таки будет. Это непривычное осознание, а потому оно раздражает еще сильнее. Ей бы уйти, но все равно остается стоять каменным истуканом: руки вдоль туловища, ногти вдавлены в ладони. Она агрессивна, ей сложно порой себя контролировать. Все это знают. Ви делает вдох.
Орион сидит на кровати, на несколько мгновений напоминая поломанную куклу. Слишком чувствительная и ранимая. Такие не должны выживать исключительно исходя из закона эволюционного отбора. По крайней мере в мире Ви та бы не выжила. В ней сочувствия — ни на грош. Было одиннадцать, когда ее заломали ребята постарше и выебали вчетвером. Просто потому что им показалось, что они имеют. Просто потому что они не знали, что она после перережет их одного за другим без малейшего сожаления. Маленький рост, возраст и физическая сила заставляли быть хитрее и гибче. Каждый день вырывался зубами из общей череды остальных. Орион жила явно иначе. Они разные, как ночь и день, — даже внешне. Так почему, когда та манит к себе, ноги сами делают несколько шагов вперед. У нее в руках пачка влажных салфеток, на что Ви лишь скептически хмыкает. Действительно собирается смыть с нее кровь? Одной пачки не хватит. Не хватит даже воды из Тихого океана, чтобы всю смыть.
Вопрос: "что ты делаешь?" так и повисает в воздухе, потому что Орион касается ее лица так бережно, словно то сделано из тончайшего китайского фарфора. В доме Энтони стоят такие вазы: стоят баснословных денег и на них запрещено даже дышать. Принцесса тоже будто не дышит, а глаза теперь близко-близко. Сосредоточенное лицо рядом отпечатывается на обратной стороне век: если закрыть глаза, все равно будешь видеть. Ви выдыхает сквозь зубы, точно ей больно, но не дергается. Непривычно. Так обращались с самой Орион? Бережно и нежно? Волновались, что будет н е п р и я т н о? Ви нормально вдыхает только когда Ри заканчивает. Понимая, что наслаждалась каждым прикосновением изящных пальчиков к своему лицу. Бля.
На губах Орион еще только расцветает улыбка, и она чуть разворачивается назад, чтобы отбросить испачканные салфетки обратно на тумбочку, как Ви буквально падает на нее поцелуем. Фиксирует ладонью затылок, точно не давая отстраниться, даже если захочет. Наваливается сверху, придавливая лопатками к кровати. Это практически прыжок пантеры, настигающей свою жертвы, и она целует ее, как кусает, требовательно вжимаясь губами в губы. Она вся — жесткая и непримиримая, и ведет себя так же. Грубо забирается ладонью под нагромождение мешковатой одежды, оглаживая впалый живот. Тот напрягается под прикосновениями, и Ви ведет рукой выше, к груди. Джек и Ричи хотели сделать то же самое. Только у них не хватило сил довести начатое до конца. Ви давит весом, не давая Орион выбраться. Ей хватит сил, чтобы просто ту заломать, но по итогу лишь отстраняется, приподнимаясь на руках, нависая. И смотрит прямо в глаза.
— Если твой отец в ближайшее время не пойдет на уступки, придется отправить ему доказательство. Мой босс требует крови. Твоей, — сейчас не самое подходящее время, но Ви не хочет быть, как эти два ублюдка. Ви хочет быть хуже. Гораздо хуже. Разметавшиеся волосы Ри под покрывалу похожи на жидкое золото. Несколько прядей обвивают пальцы. — Но пока ты под моей защитой. Это понятно? — голос кажется грубее и ниже от возбуждения. Опускает голову, чтобы поцеловать. Снова. Пропуская язык глубоко в рот. Это значит, что только она может делать все, что захочет. Ей разрешил Энтони. А если у кого-то будут претензии, она неплохо стреляет: Джек уже убедился.

[nick]Victoria "Vi" Knight[/nick][status]bittersweet[/status][icon]https://i.imgur.com/MhroUEI.gif[/icon][sign]war was not
kind on those

who love
[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ "ВИ" НАЙТ, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>  член мафиозной семьи<br><b>sun:</b> orion[/lz1]

+1

6

Ви говорит, что Орион стоило воткнуть в своих обидчиков нож. Девчонка крутит мысль в голове, прикладывает к себе и тому, могла бы она так поступить или нет. Приходит к выводу, что едва ли поступок был бы рациональным. Как минимум потому, что Ри не знала, как на это отреагирует сама Ви. Это теперь она может сделать логический вывод о том, что та бы едва ли расстроилась. А что тогда? Записала бы десять очков на счет воображаемого факультета жизни, которому принадлежит золотая девочка, плененная в клетке? Орион не знает, но всё же думает, что поступила правильно, даже не смотря на то, что избежать изнасилования удалось исключительно чудом. Тем не менее, выходит то, что выходит: Ви спасала её; на руках самой Орион нет крови; обидчики мертвы или напуганы; она получила разрешение на то, чтобы втыкать нож в того, кто на неё посягает.
Выходит, всё не так уж фатально плохо, да?
На самом деле всё ещё хуже. Как минимум потому, что Блэк старший отказывается выкупать свою дочь, нарочно игнорируя тот факт, что Орион единственный его ребенок. Или не единственный? Догадка прошибает девчонку молнией, неприятно колется изнутри, подсовывает неприглядные факты прямо под глаза, игнорировать которые будет трудно: у отца где-то есть бастард, на которого он с неохотой, но всё же может поставить теперь, когда сама Орион в опасности. Ей можно пренебречь еще и по тому, что она всего лишь девчонка, а Блэк всегда хотел сына, что стал бы полноценным наследником - злость опаляет Ри изнутри, заставляя на секунду выпасть из реальности, в которой она только что стирала кровь с красивого перепачканного алым лица Ви.
Ублюдок.
О том, что её отец ублюдок Орион думает ровно за мгновение до того, как губы Ви целуют её. Жестко. Кусая. Та фиксирует её голову ладонью, не давая уйти от поцелуя, даже если бы Ри этого захотела. Но она не хочет. Принимает обстоятельства и проявленное к себе внимание, назвать которое лаской или прелюдией на поворачивается язык. Это, скорее всего, предъявление прав. Такое, как если бы Ви хотела отметить Орион своей собственностью или карманной зверюшкой. 
Чужое тело прижимает к кровати властно и сильно, Орион от этого задыхается. Нет, не от тяжести. От близости. И вдруг понимает, что ждала этого мгновения с того самого первого-последнего раза, когда она еще фантазировала себе, что Ви просто чокнутая и от неё можно откупиться своим телом. Оказалось, что нельзя. Но вопреки здравому смыслу она все равно почему-то ждала повторения. Не со страхом. С надеждой.
Поцелуй требовательный и дышать в нем тяжело - от недостатка кислорода перед глазами пляшут цветные круги на черной изнанке век, но ей всё равно. Она хочет, чтобы Ви не останавливалась. И Ви, словно читая мысли [на самом деле идя на поводу своих эгоистичных желаний], забирается ладонью под мешковатую и совсем не предназначенную для соблазнения одежду. Вот только кажется, будто такой вид заводит её куда сильнее, чем то шелковое платье, в котором Орион была в вечер их знакомства. Орион чувствует, как пальцы оглаживают её впалый живот, вытягивается в струнку под прикосновением, окончательно забывая дышать - она боится и хочет Ви одновременно. Это сводит с ума, заставляет её задрожать всем телом. Для того, чтобы оказать минимальное сопротивление, ей приходится напомнить себе, что брюнетка только что застрелила человека прямо на её глазах. Напоминание работает плохо. Возможно потому, что сделала это Ви для того, чтобы отвадить ублюдка от самой Орион - мотив может быть совсем другим, но девчонка его не видит. Или не хочет видеть, предпочитая снова натянуть на глаза розовые очки. Так проще жить. Иначе можно свихнуться. Особенно когда чужое тело плотно прижимает к кровати, не давая вырваться.
Ви отрывается от её губ, нависает над ней и сыплет фактам. Она совсем не обязана делиться информацией с Ри, но почему-то делает это. В попытке напугать? Если да, то у неё это получается - Орион под ней замирает, смотрит широко раскрытыми янтарными глазами. Хочет что-то спросить, но не может столкнуть с языка вопрос о том, какой именно крови он требует. Осознает, что ей в этом мире надеяться больше не на кого, а от того хочется забиться в истерике, зайтись рыданиями. Она не может: Ви не любит слёз. А ещё Ви только что застрелила Джека. Урок выучен хорошо и Орион только шумно втягивает полные легкие воздуха, пытаясь успокоиться.
Есть ли смысл продлевать жизнь, у которой нет будущего? Орион знает, что, вероятно, может вызверить свою похитительницу настолько, что та однажды не сдержится и прикончит её. Но, выходит, случится это не раньше, чем разрешение будет получено от её босса. Блять.
Орион не принадлежит сама себе. Это становится очевидно как то, что снег за окном - белый. Губы Ви соблазнительно блестят после поцелуя, когда та говорит, что Блэк под её защитой. По крайней мере до тех пор, пока она не получит противоречащий этому приказ от своего босса. Ри понимает всё и медленно кивает, больше всего на свете мечтая забыться и не думать. Она хотела бы быть дурой, чтобы не понимать своей участи. Прикрывает глаза, когда Ви снова касается её губ своими. Поцелуй влажный, развязанный: Ри, кажется, хочет его не меньше, чем распаленная произошедшим на кухне Ви. Она подается бедрами на встречу, показывая своё нетерпение, потому что едва ли у неё есть способ забыться в чем-то еще, кроме секса.
Ви Найт красивая и её волосы цвета воронового крыла так причудливо контрастируют со светлыми волосами Орион. Девчонка хочет, чтобы руки её похитительницы были везде - у неё на шее, на груди, на бедрах. В ней. Она хочет, чтобы Ви вытрахала из неё всю реальность, которая давит на черепную коробку подступающей головной болью. Отвечает на поцелуй не сдержано, рвано, а в голове задается вопросом, станет ли Ви жестче, если проявить мнимое сопротивление. Или она и без этого не будет нежной?
Нужно проверить.
Синяки на тонких бледных запястьях все ещё не сошли, но Орион этого мало. Она хочет, чтобы Ви пометила её больше. Сильнее. Чтобы она забралась под кожу, расчертила её царапинами и разукрасила следами от укусов. Поэтому она на пробу легко дергается под Ви, проявляя минимальное сопротивление. Ожидая, что в ответ на это получит грубость. Ви ведь хищник, так? Она хочет охотиться за жертвой?

[nick]Orion Black[/nick][icon]https://i.imgur.com/jYMs3qD.png[/icon][lz1]ОРИОН БЛЭК, 19 y.o.
profession: золотой ребёнок
fate: Vi Knight[/lz1]

+1

7

Это как стрелять между ударами сердца.
Раз. Глаза у Орион широко распахнуты в каком-то возбужденном ужасе. Совсем не ожидала подобного от горячо любимого отца? Или ожидала? В голову к ней не залезть, и остается только смотреть в зрачки, похожие на две черные дыры. У них такая же гравитация: попадаешь в поле действия, и после уже не спастись.
Два. Во рту пересыхает, будто не пила сутки, шатаясь по жаре. Только слюна болтается по языку, чтобы можно было облизать чужое лицо. Так ставят метки. Смывают запах, чтобы не нашли другие хищники. Одного уже пристрелила. Она здесь из высших.
Три. Орион дергается под ней, и Ви рычит, скаля зубы, точно пантера. Можно склониться прямо сейчас и разодрать эту бледную изящную шею. Ей пойдет алый. Ей пойдет, если будет в алом. Запустить пальцы под ребра, добираясь еще до трепещущего сердца. Ей нельзя будет дергаться. Даже кричать будет нельзя. Только смотреть этими своими звездными глазами, от которых все внутри зачем-то переворачивается.
Четыре. Ви наклоняется резко, одни слитным движением, изящно прогибаясь в позвоночнике, продолжая удерживать жестко и непримиримо весом собственного тела. Никуда принцесса не денется. Даже отцу своему не нужна. Энтони удовлетворится мизинцем, а после позволит забрать игрушку. У Ви в детстве не было игрушек. Не было кукол — красивых и фарфоровых, как в витринах дорогих магазинов. Теперь есть. Орион выглядит точь-в-точь как такая кукла: стоит лишь нарядить в подобающее платье да завить волосы, чтобы пружинили задорными кудряшками. Тем будет приятнее за них дергать. Рвать кружево. Резать тонкую фарфоровую кожу, пока не останутся трещины-шрамы.
Ви целует так, чтобы раздербанить зубами нижнюю губу. Она не умеет быть нежной. Она ничерта не умеет, кроме как убивать и быть верной до гробовой доски. Энтони не говорил, что с принцессой нельзя играть, и это не является нарушением приказа. То, как наваливается, разбираясь с застежкой на джинсах. Ловко тянет вниз молнию. Сползает влажными поцелуями с губ по подбородку на шею, прикусывая там кожу. Жестко. Чтобы точно остались следы, которые не получится скрыть ничем. Ричи умнее Джека, но все остальные глупы. Им стоит знать, к кому нельзя приближаться. Метит Орион так, как ставит метки проказы: никто не смеет подходить. Просто потому что она так сказала.
Пальцы с короткими ногтями забираются под нижнее белье. Возможно, ее движения грубы, но сейчас не время распаляться на мелочи. Резко проникает пальцами в горячее нутро, вводя все фаланги до основания. В ней так тепло, и движения ненасытны. Ей хочется видеть, как она стонет. Как извивается. Ей хочется сделать больно, но для этого с собой есть только зубы и руки. Ви кусает, не особенно тратя время на то, чтобы полностью девчонку раздеть. Сейчас похер. Кусает там, до куда дотягивается, а после нависает сверху, прижимая к кровати за глотку. Пальцы смыкаются, и под ладонью можно почувствовать, как двигается горло при глотании. Орион все еще смотрит так, словно у нее в зрачках спрятана вселенная, которую хочется выцарапать. Ви сложно облачать ощущения в слова, и она снова рычит, проникания пальцами глубже и грубее. Выводя подушечкой большого кривые круги на клиторе. Много ли ей будет надо? Ви недостаточно, но что-то тормозит. Она знает, что будет, если отпустить себя. Несколько дешевых шлюх, всплывших спустя несколько недель где-то вниз по течению знают. С ними было хорошо, когда они умирали. С Орион будет так же, но это билет в один конец.
Движения становятся быстрыми, монотонными, и все внутри сжимается вместе с тем, как Орион сжимается вокруг ее пальцев. Еще. Еще. Она вся дрожит, пульсируя и постанывая. Ви снимает последние отголоски стонов с ее губ, прежде чем вытащить пальцы и слезть с кровати. Отойти дальше. Небрежно вытереть пальцы о платок из нагрудного кармана: смазка оставляет белесы разводы. Все внутри пульсирует жаждой, которую не стоит утолять. Ей станет мало языка или пальцев. Ей захочется темного и жестокого. Энтони пока просил сохранить дочь Блэка. У дочери Блэка в глазах рождаются и умирают галактики. Ви трет нос, словно в аллергическом приступе. Должно опустить, если... если...
— Не подходи, — рычит, выставляя перед собой пистолет. Палец на предохранителе. Реакции быстрее мыслей. Один выстрел, и пуля будет точно между ребер. Еще какое-то время теплое тело. Возможность действительно забраться внутрь нее, а после отправить Блэку в посылке с бантиком. Частями. Пусть соберет пазл. Энтони скажет, что девка пыталась сбежать. Он поверит. Все так складно и маняще. — Замри, блять, — повторяет, приподнимая верхнюю губу, демонстрируя клыки. Один в один дикий звереныш. Во внутреннем кармане есть кокаин в небольшом серебряном флаконе. Дорожки на тыльную сторону ладони: по две в каждую ноздрю. Остатки слизать, языком по деснам. Это может помочь. Это может расслабить. Ведет шеей, все еще стоя у двери в отдалении. Орион на кровати с раскрасневшимися щеками.
— Будешь? — протягивает на распахнутой ладони флакон. Несколько минут, и сможет подойти. Возможно, Блэку придется подождать с пазлом.

[nick]Victoria "Vi" Knight[/nick][status]bittersweet[/status][icon]https://i.imgur.com/MhroUEI.gif[/icon][sign]war was not
kind on those

who love
[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ "ВИ" НАЙТ, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>  член мафиозной семьи<br><b>sun:</b> orion[/lz1]

+1

8

Истина проста в своём понимании: они обе ненормальные. Абсолютно поехавшие. Это становится так очевидно, когда Орион дергается под прижавшим её к кровати телом не из желания на самом деле спастись, а из необходимости быть изнасилованной. Если бы она могла думать сейчас, то испугалась бы с непривычки этой некрасивой правды, от которой никуда нельзя деться: она уже проросла внутрь корнями и укрепилась в глубине естества, отвоевав себе законное место. Орион предпочитает не думать - сильнее дергает руками, чтобы ощутить, как её запястья стискивают едва не до хруста, оставляя очередные синяки-отметки на бледной полупрозрачной коже. Девчонка выглядит так, будто её легко можно поломать, но это иллюзия: как и все люди она имеет некоторый запас прочности. Да, возможно не такой большой, как у той же Ви, но всё же. Задыхается болью и восторгом одновременно: всё тело ломит от того, как Ви впечатывает её в кровать, игнорируя здравый смысл - нельзя просить от человека то, чего у него нет в принципе.
Ви в поцелуе кусает губы Ри так, что они, истерзанные, сочатся кровью - поцелуй получается жесткий и со вкусом металла. Как и сама Ви. Орион не против, только жалобно скулит от боли в целующие её губы. Звук расстегнувшейся на джинсах молнии оглушителен в тихой комнате - Ри замирает, больше не оказывая сопротивления. Дрожит от предвкушения: возбуждение смешанное со страхом пачкает нижнее белье смазкой, когда Ви в остервенении оставляет засосы-метки на её шее. Они обе знают, что следы останутся ярким алым на бледной коже, но ни у одной из них нет по этому поводу возражений. Не иметь возражений удобно, потому что даже будь они у Блэк, Ви запихала бы ей их поглубже в глотку точно так же жестко, как засовывает в неё сейчас пальцы: сразу и глубоко, все фаланги скрываются внутри горячего женского тела. Это немного больно от грубости проникновения. И это до сорвавшегося с губ дрожащего стона приятно. Блэк вскидывает бедра в похабном желании отдаться той, кто совсем недавно спустил пусковой крючок без единого колебания: это мерзко и заводит одновременно, Орион буквально с ума сходит от противоречивых чувств внутри себя. И стонет. Стонет громко и откровенно, игнорируя тот факт, что их слышит как минимум Ричи, а как максимум кто-то еще из ребяток, попеременно ошивающихся в доме. Ей уже всё равно. Она даже находит притягательным тот факт, что все будут знать, кому она принадлежит - россыпь проявляющихся на шее цветов-засосов подтверждает серьезность намерений.
Орион захлебывается стоном, буквально давится им, когда ладонь Ви ложится на её шею, придушивая. Большие янтарные глаза распахнуты в немом изумлении, а рот приоткрывается сам собой. Попытки сглотнуть отдаются тупой легкой болью. Попытка втянуть в себя воздух оканчивается лишь частичным успехом. Орион пугается и страх плещется в её зрачках так, как отражаются звезды на зеркальной поверхности воды черной тихой ночью. И чем больше она пытается вдохнуть, тем меньше у неё это получается: недостаток кислорода обжигает легкие. Орион цепляется ногтями в руку Ви, но не пытается ту оттолкнуть, просто лихорадочно царапает, слегка вспарывая кожу. Она знать не знает, бесит ли это брюнетку, но остановиться не может - эмоции требуют хоть какого-то выхода.
Чужие пальцы вколачиваются в тело с грубой монотонностью, рисуют круги поверх клитора, заставляя жалобно скулить и задыхаться одновременно. Орион пытается не дергаться - рука на горле не располагает к резким движениям, но не в силах терпеть всё равно раз за разом пытается вскинуть бедра, чтобы получить больше-глубже-сильнее. Она так сильно возбуждена и так всецело отдается сейчас Ви, что кажется готова принять от той, что угодно - возьми она в руки бутылку, чтобы выебать еще жестче, и Орион бы всё равно умудрилась завестись происходящим, принимая насилие почти как благословение. Из насилия способ забыться - великолепный. Оно смещает фокус, стирает границы, подсвечивает неровности и шероховатости там, где раньше их не замечал. Орион почти готова умолять Ви трахнуть ей ладонью, сложенной лодочкой, настолько сильно желание принадлежать той, почувствовать себя куклой и игрушкой в чужих прекрасных руках. Но ничего просить не приходится - оргазм накрывает быстрее, выбивает из легких последний стон вместе с последним воздухом, заставляет сокращаться вокруг вбивающихся в неё пальцев.
Её взгляд расфокусирован и отдышаться никак не получается. Образ Ви перед глазами расплывается, растекается и бросив идею сконцентрироваться, Орион падает обратно на подушку, выпуская ту из поля зрения. Всего несколько мгновений. Казалось бы, что может произойти за столь короткий срок?
Она и не думала подходить: лежит, распластанная в простыни, взмокшая после секса. Шея отдается болью, если прикоснуться к ней пальцами, но Орион и не думает жаловаться - это напоминание. Точно такое же, как россыпь кровоподтеков на ней. Ри хотела бы заглянуть в зеркало, чтобы увидеть себя такой: оттраханной, с блестящими лихорадочными глазами, истерзанными губами и порочной дорожкой из засосов-укусов на шее. Каждый из них - метка. Каждый - значок принадлежности. Орион не против. Не может быть против. Во-первых, у неё нет выбора. Во-вторых, Ви отзывается в ней сладкой дрожью, маниакальным желанием протянуть руку к таящемуся в ней мраку, даже если за это можно лишиться пальцев.
Упирается взглядом в направленное на неё дуло пистолета. Она ждет, что её парализует страх и отчаяние, но вместо этого мозг подкидывает неожиданную мысль, не ясно где подсмотренную идею: что будет, если Ви трахнет её дулом пистолета? Какова вероятность, что жизнь оборвется раньше, чем закончится секс? Ей бы испугаться, но вместо этого она снова чувствует волну мягкого омывающего низ живота возбуждения. Сжимает искусанные губы в тонкую полоску и приподымается на локтях. Ви требует замереть, скалит клыки и выглядит при этом пугающе агрессивной - на секунду сердце в груди всё же сжимается от страха. Орион и правда замирает, отлично помня о том, как разлетелись мозги того парня по небольшой уютной кухоньке. Как там Ричи? Справился с обязанностью прибрать друга в укромное место?
Дорожки выложены на тыльной стороне ладони Ви - Орион смотрит за этим внимательно-зачарованно, хотя где-то внутри себя чувствует протест. Это дает некоторые ответы на счет буйного поведения её похитительницы - кокаин выровнен белыми полосками искрящегося снега с ловкостью человека, который делает это регулярно. Орион хочет отвернуться, но всё равно смотрит: сначала испуганно, а потом заинтересованно, стоит лишь языку Ви коснуться кожи, чтобы слизать остатки одним размашистым движением - Ри помнит, как этот язык ласкал её между ног в их первый вечер.
- Нет, спасибо, - Орион отказывается, хотя знать не знает, какой ответ верный. С одной стороны ей до одури хочется забыться и наркотик это лучший из способов воплощения плана. С другой стороны в памяти легко всплывают навязанные с детства кошмары, мешающие дать утвердительный ответ: часть масок уже благополучно слетела с лица Орион, но маска хорошей девочки всё ещё сидит прочно, хоть местами и пошла трещинами.

[nick]Orion Black[/nick][icon]https://i.imgur.com/jYMs3qD.png[/icon][lz1]ОРИОН БЛЭК, 19 y.o.
profession: золотой ребёнок
fate: Vi Knight[/lz1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-13 21:17:34)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Будешь моя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно