полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » маленький лук в огромной вселенной


маленький лук в огромной вселенной

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/u24c4cY.jpghttps://i.imgur.com/GZaf0qt.jpghttps://i.imgur.com/6g9yXr9.jpg
keith kelly & moon byul yu
june 2021

+1

2

друзья так делают.
наверное, может быть.

пишут друг другу. болтают о пустяках. обсуждают бестолковые вещи. рассказывают, кто чем занимался весь день. смешные картинки кидают. и видятся иногда. кит и бёль виделись реже, решили оба взять перерыв. пережить, в голове утрамбовать все события. общение свелось к переписке, к редким смешным картинкам с нелепыми комментариями. кит, по своему обыкновению, топил печаль на дне очередной бутылке. и запрещал себе срываться и звонить бёль среди ночи. пьяные голосовые отправляются и наутро стираются. благо, бёль их послушать не успевала. в них бормотание пустое, бессмысленное, слова растянутые. мольбы срочно приехать, чтобы просто обняться. глупые попытки все вернуть на круги своя. очередные ошибки удаляются, следы подчищая, кит грешным делом думает кинуть контакт в черный список, риск сводя к минимуму.

но с друзьями-то так не поступают. друзьям желают доброго утра. и жалуются на грязную смену в забегаловке придорожной. и близость со станцией, где туда-сюда с громким грохотом проезжают шумные поезда. кит волосы прячет под кепкой с эмблемой свой богадельни и стол протирает тряпкой. он уже бёль изнылся, как сильно устал, проведя на смене ровно шесть минут и двенадцать секунд. измаялся, дважды сходив за это время на перекур. гулять хочется, слоняться бесцельно, искать равновесие, мягко ступая по рельсам. мнить себя цирковым акробатом, а не крошки смахивать со стола.

кит хочет все бросить и убежать.
но одному ему больше не бегается.

да и до конца смены еще долго безумно, а лень уже всасывает постепенно в себя. келли присаживается на стул и телефон достает. бёль бы сюда позвать, чтобы скрасила как-нибудь скучное времяпровождение. иначе кит в петлю полезет от здешнего контингента, состоящего из голодных водителей фур и тех, кто на товарных поездах путешествует, прицепившись к вагону. он языком цокает слишком громко. настолько, что парочка мордоворотов в его сторону взгляд неодобрительный обращает. ему бы наполнить это место светлой энергией, вдохнуть сюда жизнь. ему нужна бёль. но позвать ее куда-то с легкостью уже не выходит. кит-то свое уже отболел, отпустил, запил, проглотил, снюхал, переспал, пересилил, прожевал, выплюнул. а как она среагирует – он не знает.

дружба на острие лезвия бритвы.
шаг в сторону – и ты уже мертвый цирковой акробат.

кит возит тряпкой по столу, пытаясь имитировать бурную деятельность. да, он занят делами, а не сидит в телефоне, выдумывая сообщение для подруги, которое замотивирует ее ехать к окраине города. чисто так, походить по путям.
кит пишет: а приезжай ко мне на работу, я скоро закончу, и мы пойдем гулять. будем плохо шутить и смеяться от звуков сверчков после шуток. обещаю, я своим сборником анекдотов и их рассмешу.

скоро закончу на языке кита келли означает «я только на смену пришел».
но пока бёль соберется, пока доберется по скинутой карте, пройдет половина его рабочего дня. у кита келли все схвачено. все, кроме настроя на продуктивность. он мается в этих стенах и совершенно не знает, как собраться с силами и вернуться к работе. носить туда-сюда грязные тарелки – выводит это все из себя. стоять с кофейником и вязкую мутную коричневую жижу подливать людям в чашки – скука. записывать чужие заказы и передавать их на кухню – да лучше погибнуть от пули. греет кита лишь перспектива поскорее увидеться с бёль. и снова с легкостью наполнить повседневность сумбуром. ловить пальцами звезды и слоняться без дела по улицам. считать, в скольких окнах горит свет в четыре утра и здороваться с бродячими кошками. у них всегда было так – легко и немного безумно.
на руинах, на пепелище, выстраивается новый город, в разы краше прежнего. кит обещал, что все будет в порядке и глушил в себе чувства, как мог. он любит бёль. честно, искренне. но не так, как любить принято в обществе. любить – не в плане обладать, защищать, планировать совместное будущее. любить – в плане делить с ней печали и радости. любить как друга. как часть самого себя. 

а еще соня пропала и киту отчаянно нужен совет. или просто поплакаться хоть кому-то в плечо. но рассказывать бёль о молли немного неправильно. наверное, может быть. друзья так делают, да, но это все еще сложно, с гаденьким привкусом на кончике языка. у кита аллергия на пыль и свое текущее состояние – на мысли дурные, на попытку себя в клетку загнать. за окном дождь моросит, нагнетает, заставляет людей, спасаясь от природной стихии, заполнять потихоньку пространство вокруг. кит на капли дождя смотрит, вздыхая. вывод прост: дождь с собой приносит работу. а в работе приходится отвлекаться от мыслей. звучит-то логично, но келли уже загрустил, поселил сомнение под собственным сердцем и ходит теперь, стараясь включиться в работу.

бёль как таблетка.
глоток солнца.
она развеет тоску.
если в целом сюда доберется.

в горячих пальцах снежный ком сжимая до размеров крошечной ледышки, кит надеется, что бёль и его растопит. и все сомнения сквозь пальцы влагой просочатся, оставшись маленьким пятном на кафельном полу. сейчас-сейчас, сейчас она приедет и станет чуть легче, станет слегка веселей. кит обязательно напоит ее кофе, возьмет еще один перерыв, двадцатый по счету. быстрее побегут минутная и часовая стрелки, а вслед за ними эта парочка дураков, балансируя на рельсах. и снова в этой жизни все будет хорошо. кит уверен. кит это чувствует.

Отредактировано Keith Kelly (2022-09-11 23:34:45)

+1

3

бёль после переезда делами загружена. заботами разными захвачена. как самая настоящая взрослая. на руках кошка тёплая и нежная, шея бантом розовым перевязана, эластичным, чтобы не задушила себя случайно. взгляд у неё любопытный, такой же, как у хозяйки. нос розовый в каждом углу пустом побывал, фыркнул немного недовольно, потому что грузчики за несколько часов под неуёмным руководством отца мунбёль пустую квартиру мебелью обставили. так, как она того хотела. так, как ей было лучше.

загрузить себя заботами. разбором вещей, сортировкой предметов по полочкам, тумбочкам и шкафчикам. утонуть в учёбе, нырнуть с головой в работу любимую. завалить свободное время заказами на рисунки, чтобы не было ни единой минуты, в которую могла вклиниться мысль о том, что произошло в апреле. пальцы на автомате набирали редкие сообщения, мун хихикала над присланными смешными картинками с котятами. комментарии неуместные оставляла, а сама впервые вопросом задавалась очевидным. а правильно ли всё это? то ли они делают?

смогут ли они построить на пепелище новый воздушный замок? такой, что станет лучше прежнего.

мунбёль заботами себя окружает. знакомствами новыми. носом зарывается в шерсть кудрявую, когда подопечная под мяуканьем недовольным пытается скрыть то, что ей приятны ласки хозяйские. мун каждую минуту мысленно возвращается к телефону, который вечно где-то запрятан, словно от самой себя его скрыть пытается. чтобы не писать каждую секунду киту. не спрашивать, как у него дела. не делиться подробностями переезда, тем, что готовила на завтрак, кто интересный забегал в книжный, где она сегодня девчонку подменяла, выйдя на день раньше после взятых на время переезда двух выходных. желание было велико, однако занятость оказалась почти соразмерной, чтобы не думать. не мечтать о том, что он так же мается, каждую минуту тянется к телефону, чтобы напечатать и тут же стереть сообщение. она на подсознательном уровне к телефону с утра тянется, чтобы проверить сообщения. потому что раньше всегда красным огоньком новые высвечивались. потому что у кита была ночь тяжёлая, полная бредней пьяных, мыслей путаных, которыми он всегда поделиться спешил.

время смириться с тем, что всё теперь иначе.
теперь всё по-другому.

пока они не перетерпят, не избавятся от налёта влюблённости, что спалила своим пламенем нежданным целую крепость сказочную, не смогут спокойно воспринимать друг друга. мун уже поняла, что любит кита по-дружески. он подобен родному брату, которого у неё никогда не было. близнецу кармическому, с которым и в горе, и в радости комфортно будет. к которому можно прибежать посреди ночи, скрыться в объятиях тёплых и приветливых от кошмаров ночных, от всего мира серого и неприветливо. сейчас перед ними преграда выросла, стена прозрачная, которую они преодолевали. шаг за шагом. мунбёль не могла сорваться вечером пятницы, чтобы вломиться без приглашения, влететь в жизнь кита поездом стремительным, что все преграды собьёт. и всё для того, чтобы посидеть на прокуренной его кухне, поговорить о жизни, погрустить немного вместе да посмотреть на то, как вечер поздний зажигает на небе первые звёзды.

они перевернули новую страницу жизни. решили начать с чистого листа. отсюда и вся неловкость, которая в привычном общении мунбёль была чужда. никогда перед ней не было непреодолимых преград. именно поэтому девушка царапала ногтями вставшую между ними стену, стучала кулаками небольшими, кричала, в агонии билась, только бы достучаться до него. чтобы всё было так, как раньше. чуточку лучше, потому что они оба сгорели и воскресли птенцом феникса. обновлённым и юным. им снова нужно время, чтобы переварить друг друга. притереться. познакомиться с демонами, что по углам попрятались в страхе расставания жестокого.

просто друзья.
ничего больше.
потому что так лучше.

бёль не выдерживает. тянется к телефону, с блокировки лёгким движением снимает, чтобы облачко уведомления сердце тронуло легонько, заставляя его пропустить удар и с ритма заданного сбиться. мун воздухом давится, тут же ответ печатая. стирает целое сообщение. потому что всё не так. нужно по-другому. следует быть осторожной. однако страх ей неведом, потому и возвращаются былые мысли облачком сообщения ответного. радость прячется за обыденной вежливостью. потому что теперь всё по-дружески. именно так, как то было раньше. стоит лишь подождать, когда испарится неуверенность и заберёт с собой скованность по рукам и ногам.

мун смену завершает, радуясь тому, что во время попадает, словно в яблочко. униформу наскоро меняет, дабы птицей свободой на улицу выскочить. навстречу ветру майскому, что вечерние облака по небу барашками кучерявыми гоняет, пока девушка наслаждается нежностью вечера и возможностью снова увидеть друга. впервые после того разговора. серьёзного. на подобные у неё всегда была аллергия, а в этот раз мун сама его завязала. от воспоминаний не очень приятных вдоль позвоночника мурашки побежали холодные. однако бёль тут же отмахнулась от обрывков старой киноленты, чтобы взяться за руль велосипеда, закинуть вещи в корзину и умчаться в закат. туда, где грохочет поездами дорога железная. туда, где трудится и ждёт её друг сердечный, возможно, изнывающий без её улыбки светлой.

педали крутит быстро, наслаждаясь скоростью и порывами ветра ласкового. в телефоне навигатор дорогу линией алой показывает. так, что с пути не собьёшься. потому что на полотне неба уже звезда полярная разгорается. а мунбёль знает: где она, там и кит. потому что он ей на замену себя готовит.

велосипед с щелчком замка защитного на специальном месте встаёт, подобно коню железному, в стойло загнанному для ожидания. бёль причёску поправляет, разгорячённая дорогой да ветром игривым. дверь в заведение толкает, чуть напрягшись для приложения силы. колокольчик дверной об её появлении трезвонит, заставляя губы в улыбке приветливой растягивать, освещая все хмурые лица, что к ней тут же обращаются. серьёзные, недовольные и малость удивлённые. потому что каждый третий думает о том, что до них нимфа водная снизошла. с кожей, от чешуи перламутровой блестящей. с глазами горящими и голосом мелодичным, которым она парня того неприятного приветствует, что так же не в восторге от этого места, как и все собравшиеся.

за исключением мун, конечно же.

+1

4

кит берет пару отверток и разбирает кофемолку, потому что парочка зерен забилась в жернова. теперь помол слишком крупный. юноша четыре болта откручивает крест на крест, давления лишнего избегая. берет в руки большую кисточку, остатки смолотого зерна смахивая, тянется к острой палочке, чтобы отковырять застрявшее зернышко, что приварилось к раскаленному от работы металлу. работы на пару минут, теперь в бункер можно засыпать новое зерно, которое уже в пачке воняет землей с перегноем. кит все равно засыпает, все равно смалывает, все равно холдер вставляет после пролива группы и жмет на кнопку. вязкая жижа льется на седьмой секунде – переэкстракт. но кто это здесь-то заметит. в этом богом забытом месте люди эспрессо разбавляют водой, мир сошел с ума и снобиз кита активизируется на максимум. он боится глоток кофе сделать, попробовать тело эспрессо, посмаковать горькую вязь на языке. ищет любой способ забить себя делами, трудами, лишь бы время бежало быстрее. еще пару раз он попытается найти идеальный рецепт, чтобы язык не сушило – и бёль обязательно прибежит. но каждый раз звон колокольчика оповещал о новом госте. госте, который был кем угодно – суровым мужланом, уставшей женщиной, беззубым ребенком, парой подростков.
но не его бёль.

время тянется сиропом густым, засахаренной массой на дне стакана. молочной пенкой поднимается нарастающее чувство тревоги. а вдруг не придет. вдруг передумает. с легкостью рукой махнет и забудет. у них теперь все по-другому, чуть иначе, вроде с теплом прежнем и нежностью, а все как-то не так. кит о горячий пар от форсунки обжигается, неприятно жжет кожу. красное пятнышко на запястье не посчитают производственной травмой – не дадут от работы отлынивать, не дадут сбежать со смены пораньше. кит то и дело с чашками возится, предпочитая заказов больше не брать. чаевые в таком заведении ему светят лишь синяками. пусть лучше сменщица возится, мается, пусть лучше она освящает улыбкой всяк сяду заявившегося.

минутная стрелка замирает, часовая плетется черепахой ленивой. кит время гипнотизирует и снова пытается отвлечься на все дела мира. помыть питчеры, замочить инвентарь в кофизе, промаркировать зерно и украсть пару шоколадок из холодильника, спрятав к себе в карман. подарит бёль сладость, пытаясь хоть как-то умаслить ее. первая встреча с тех пор – тяжело. кит много думает, рефлексирует, загоняется и грустит. на него непохоже. просто друзья – звучит как приговор, остается лишь ждать дня казни. но келли пытается успокоить себя. бёль научила его многому, сама того не понимая. теперь ему не так боязно открывать свою душу другим. только это всегда граничит с последующим разочарованием, но по броне кита уже пошла мерзкая трещина. назад пути нет.
и это немного обидно.
он теперь безоружный и слабый дурак.

колокольчик звенит еще раз, и кит с надеждой голову поворачивает. сердце удар пропускает. играет, глупое, мимо нот. кит замирает в растерянности с секунду, чтобы в следующий момент в пару шагов преодолеть расстояние, их с бёль разделявшее. он ее, воздушную, легкую, маленькую и хрупкую на руки поднимает, чтобы задорно покружить в заведении пару раз. всем угрюмым гостям вокруг будто бы показывая – это ко мне, отвалите, это мое.
но не его.
бёль сама по себе.
кит котом бродячим слоняется, выменяв уют дома на простор улиц. это все как-то неправильно. келли губами к бёль тянется по привычке, лишь в последний момент смазано целуя ту в щеку и опускает, чтобы ногами пола коснулась. неловкость колет под ребрами, кит ее гонит прочь, словно муху дотошную. друзья так делают и так поступают. в картине мира кита все так и должно быть.

– замерзла, промокла, устала? – кит ладонями горячими ее пальцы согреть пытается, тщетная попытка ухватиться за тактильный контакт. юноша суетится, крутится из стороны в сторону, места себе не находит и жестом просит слегка подождать. чтобы согреть ее – новую порцию кофе смалывает, сироп добавляет в молоко, чтобы тот лучше смешался и не оседал мерзкой жижей, прилипая ко дну стакана. пенку взбивает мягкую, словно облачко на небесах, но без лишней рыхлости. хочет порисовать. помнит, что бёль пьет латте, но рисуется лучше на капучино и кит парой движений вливает молоко ровной струей, формируя тюльпан, потому что сердечко рисовать было бы как-то неправильно, даже если элемент базовый и самый простой.

напиток списывает себе в обед и убыток, плевать, все равно уже опустошил баночку с чаевыми и выкрутил себе ситуацию в плюс. от него лишний раз не убудет. кит возвращается, стаканчик уже по пути накрывая крышкой и бёль вручает в ладони. улыбается от уха до уха, счастливый, потому что смог угодить. будто для него попытка порадовать ее лишний раз – важная миссия на день. ладони юноша вытирает о штаны своей формы – неприятная и невзрачная одежда ему не к лицу. ничего. всего несколько минут до конца смены, до прихода коллеги, и кит свободой упьется, надышится вечерней прохладой, продумав заранее интересный маршрут.

снова будут звезды ловить без сочка, сгребая в охапку целое небо, балансируя на рельсах, беря начало пути от станции. ночью здесь поезда ходят редко, кит уверен, вибрацию от колес они оба почуют и успеют спрыгнуть, прячась от надвигающегося состава. ему хочется ночью дышать, смехом давиться и глупости совершать. но такие, которые не повлекут за собой последствия в виде серьезных бесед. мчатся с бёль, держась за руки, наперегонки с ветром – идиллия и утопия. наверное, так не поступают друзья. друзья говорят много о всяком, делятся переживаниями. радость и горе ножом режут, проглатывают по половинке. взаимопомощь, взаимовыручка, взаимодоверие. у кита всегда все как-то нескладно, неправильно, неказисто и неадекватно. плевать. он свою терминологию изобретает, чуть иначе слова интерпретирует. на бёль смотрит с улыбкой довольной, почти не думая, как было бы славно, все вернуть назад, на круги своя. эгоистично наплевать на совместное выстраивание нового города на пепелище. снова вернуться к старой странице и заново ее прочитать. любимые буквы в давно заученных строчках. зазубренное стихотворение ямбом. кит вздыхает печально, но улыбаться не перестает.

– как твой день прошел, все мне расскажи, –как ведут себя друзья, как разговор начинают, как приказать сердцу перестать по ребрам отстукивать марш. кит привычно плывет по течению, а там будь что будет, уже наплевать.

+1

5

у бёль волосы волнами розовой сахарной ваты на ветру развеваются. пряди вьющиеся из-под шлема велосипедного в разные стороны торчат, словно у сорванца, только что из драки победителем выбравшегося. у мун после долгого трудового дня, полного дел и забот, тени немного посыпались, подводка чуть потекла и размылась, отчего она была похожа на заводную пиратку, которую волной во время шторма накрыло. однако она осталась стоять на ногах, задорно смеясь всем врагам назло, вдыхая полный морской соли и мелких капель воздух, пока попугай пёстрый на плече её победный гимн напевал, размахивая перьями яркими, природой раскрашенными во все оттенки оранжевого.

город постепенно переходит в новый режим. многие заведения переворачивают таблички на входных стеклянных дверях, тушат свет, погружаясь в дрёму. остальные либо остаются в движении, либо только просыпаются, смахивая сон с покрытых дневной пылью барных стоек и кассовых аппаратов. мунбёль в движении быстром от вечера подступающего ускользает, пропахшими персиками волосами отмахивается, на свободных участках дороги руки высоко-высоко поднимая, чтобы звёзд коснуться, дать велосипеду ехать только на собственной тяге и поддерживаемом телом равновесии. руки на руль возвращает только тогда, когда колесо переднее вихлять начинает, подобно учуявшему трюфель науськанному псу. смеётся сама над собой, пока прохожие оглядываются в недоумении.

у мун всегда так.
она другая.
не такая, как все.
иная.

шлем велосипедный на руле болтаться оставляет. он ей так, для красоты, потому что эта девчонка ничего не боится. ни грозы свирепой, ни волосатых паучьих лапок, ни коленей разбитых. бесстрашие её не знает меры и часто вредит, однако мун каждым шрамом своим наслаждается, гордится, показывая каждому следы своих неудач, на которых она выросла и продолжает расти, несмотря на то, что через неё в детстве постоянно переступали. туда-сюда ноги чужие сновали в мутном водовороте жизни, пока бёль на в альбомах сказочные миры рисовала. там, где люди кутались в пальто, чтобы от холода укрыться, мунбёль распахивала тёплые объятия, позволяя морозу щипать себя за щёки, словно он — бабуля, несущая лишь приятные вкусности, а не риск подтолкнуть к развитию какую-нибудь пневмонию.

в привокзальном кафе, где работает кит, пахнет дешёвым кофе и людской усталостью. мун глаза прикрывает, рисуя на месте побитых стульев и диванчиков с истерзанной временем обивкой уютное место, где пахнет яблочным штруделем и корицей, где сама бёль не будет грустить, видя хмурые лица людей, которым она не в состоянии помочь. потому что многие сами не желают быть спасёнными, на улыбку и смех искренний агрессией отвечают. мун тогда лишь плечами пожимает, руки поднимает примирительно. ладонями наружу. и отступает, чтобы сделать рывок в сторону другого, по её мнению, страждущего.

кит похож на молнию, что небеса тёмные пронзает вспышкой внезапного света. руки его, тонкие и на первый взгляд хилые, как всегда сильными и выносливыми оказываются, с лёгкостью поднимая и кружа её по всему гостевому залу. словно мунбёль — маленькая принцесса фей, что весом едва ли до пушинки доходит. девушка смеётся заливисто, все взгляды посторонние к себе приковывая, голову задирает, смотря, как под потолком узоры кружатся. краской заливается, когда губы горячие по щеке мажут, скоро траекторию меняя. нос морщит весело, когда щетина кожу покалывает, чуть царапая.

руки у келли тёплые. взгляд цвета концентрированного зелёного чая будто насквозь её видит. пробирает до дрожи. мунбёль пальцы в ладонях его греет, улыбаясь светло. словно и не было между ними той стены. не было так тяжело в глаза друг другу смотреть, действовать и говорить так, чтобы случайно не запутаться, забыться и сделать то, что они позволяли себе в период их непродолжительных отношений.

совсем не промокла, лишь немного устала и замёрзла совсем чуть чуть. так даже лучше, живой себя чувствую, — головой из стороны в сторону крутит, пытаясь каждую деталь декора на пробковую доску памяти булавкой цветастой насадить. лишь бы не чувствовать запах неловкости, что вокруг них витает. только бы всё было как раньше. за суетой кита наблюдает с улыбкой, каждое движение его уловить пытается. потому что давно не видела. потому что хочет вновь восстановить в своей памяти образ друга, который почти за месяц отсутствия встреч успел размыться и покрыться пылью. она достанет его осторожно, смахнёт пыль, обновит краски, лаком покроет, чтобы не потрескалось покрытие, чтобы время не забрало кита келли, оставило этого юношу таким, какой он был сейчас. улыбчивый, суетной и такой уютный.

спасибо, — мунбёль пальцы греет о бумажный стаканчик, сквозь крышку которого аромат бодрящий просачивается, ноздри щекочет приятно. улыбка с лица девичьего не сходит, когда она глоток осторожный делает, чтобы не обжечься. не боится, лишь продумывает наперёд, видит своё нежелание потерять возможность оценивать раскрывающийся букет поданного напитка. в нём была частичка души кита, его старание. как и во всех подарках, что они друг другу дарили. вместе с ними мун дарила часть себя, и келли проворачивал то же самое, доводя её этим знанием до восторженного исступления. — я разобрала последнюю коробку и, считай, закончила переезд. а ещё у лилу сегодня появился свой сказочный замок, — улыбаться не перестаёт, потому что слишком много воспоминаний приятных, которые перекрывают весь негатив. слишком много всего произошло за этот месяц, всем хочется поделиться, восторженно тараторя и жестикулируя без устали. мун в руки себя берёт, чувствуя, как тело вибрировать от нарастающей энергии начинает. глотком новым приступ словесного взрыва заглушает, чтобы немного буднично рассказ свой продолжить. — я сегодня на работе ручного хорька увидела. у него такой забавный розовый нос и выражение мордочки такое, словно он уже успел разочароваться в этой жизни, — сдержаться получается лишь ненадолго, об этом знаменует смех заливистый, который эхом от стен помещения отражается. — он пытался укусить меня за палец, когда я потянулась его погладить. а хозяйка его рассказывала, как за вечер прочитала целую книгу с собранием рассказов лондона. мы болтали до конца моей смены, пока не пришёл последний покупатель, которого пришлось быстро обслужить перед закрытием, — новый глоток, чтобы смочить горло и сделать небольшую паузу в рассказе, перестав ненадолго тараторить. — во время уборки я нашла старенький том шоколада, совсем потрёпанный оказался, так что я решила его забрать себе. покупатели всё равно на него даже внимания не обратят. да его и списали давно, — мун отлепила одну из ладоней от тёплого бока кофейного стаканчика и выудила из сумочки маленькую книгу с атмосферной обложкой и помахала ею перед носом друга, мол, смотри, если не веришь.

ты сам как поживаешь? — улыбается уже не только губами, но и глазами, пряча свою находку обратно в недра сумочки. — выглядишь таким несчастным в непривычной для себя одежде. но я считаю, что тебе идёт. нужен только акцент, — пальцы снова забегали внутри сумочки. мунбёль передала своё стаканчик в руки друга, чтобы выудить из своего небольшого багажа пёстрый шёлковый платок с пляшущими журавлями и повязать его на шею кита. — вот так.

Отредактировано Moon Byul Yu (2022-09-17 17:37:10)

+1

6

кит под сладкое щебетание успокаивается и всю усталость снимает рукой. он усаживается напротив и, подперев рукой щеку, слушает бёль внимательно, но в слова не вникает. она как соловей голосистый, который сладко поет, но о чем – непонятно ни одному его слушателю. в целом – без разницы. лишь бы ловить изменение в ее мимике. она так прекрасна, когда восторженно говорит о своих днях. кит улыбается и кивает в такт ее речи, изредка на часы поглядывая, минуты считая до визита сменщика. хочется поскорее сбежать. у него планов вагоны, что по рельсам должны мчаться тяжелым составом, грешно в таком случае тратить время в пустую и зря.

у бёль жизнь ключом бьет, у нее всегда новостей много и каждая – ярче другой. она новость сделает из любой мелочи жизни и будет рассказывать об этом с восторгом, присущем лишь ей. кит улыбается блаженно, тонет в сладкоголосом слиянии звуков и выдыхает спокойно – с ней все хорошо. значит, оправилась и обиды не чувствует. не зовет кита придурком и мудаком. сидит здесь, на пепелище фундамент закладывая, уют выстраивает силой своей неописуемой. киту спокойно становится. она – все пережила. он – все запил.

когда колокольчик оповещает о приходе нового человека, кит нервно дергается, почти рефлекторно. благо, вошедший является не посетителем и киту не нужно вскакивать с места, маску учтивости надевая на лицо. это сменщик, что приветствует кита коротким взмахом ладони и келли отвечает ему таким же коротким кивком. они не общаются, им нечего друг другу сказать. кит болтливый до одури и верит, что разговорить может любого, но не всегда в том есть нужда, смысл и цель. на работе кит говорить только с теми, к кому позже можно будет прыгнуть в кровать. это эгоистичное приспособление к жизни. и та тема, которая с бёль пока подниматься не может.

кит шею вытягивает, чтобы бёль удобнее было платочек повязать. как трофей своеобразный. киту нравится, ему приятно кожу ласкает пестрая ткань. юноша улыбается, рассматривая причудливый узор и божится мысленно не снимать его до утра. пока все рельсы не будут измерены их шагами и пока все звезды не поймаются в руки – не прикоснется к платочку. но форму ужасную снимет, переоденется в то, что комфортнее и привычнее. он иначе не чувствует себя беззаботным собой. закованный в неудобные латы, которые с радостью сменит на шутовской костюм. пара минут и они помчатся считать часы до рассвета. смех, истории, море случайных касаний. и столько свободы, что всю не обнять.

– у тебя такая насыщенная жизнь, я сильно завидую, – кит улыбается искренне, – я как обычно, работаю где попало, питаюсь помоями, соседей смешу и ищу себе приключения, потому что могу о серьезных вещах не задумываться, – его очередь скудные дни описывать, а рассказать по сути и нечего, – напиваюсь, накуриваюсь и творю разнообразную дичь. знаешь, в последнее время было тяжеловато, но я все перепил, переспал и оправился вроде. ты же знаешь, я долго не умею грустить. у меня грусть тает на языке вместе с маркой. или выдыхается с дымом от косячка.– кит ладонью отмахивается, словно это привычное дело, – сегодня выдалась ужасная и безумно скучная смена, я больше сюда не выйду, слишком уж устаю. здесь не с кем нормально поговорить и посетители слишком угрюмые. – кит пожимает плечами и чуть вперед наклоняется, чтобы голос понизить и бёль шепнуть тайну, – а еще я украл для нас шоколадки и, кажется, меня никто не спалил, – он хихикает беззаботно, палец к губам прикладывая. провернул бы подобную махинацию еще пару раз, – предлагаю их съесть как награду, когда все звезды поймаем, наш поздний ужин настоящих чемпионов. – у него взгляд с хитрым прищуром, с искоркой у зрачка. часовая стрелка делает движение. и кит выдыхает, приподнимаясь. – я переоденусь, верну себе человеческий облик и вернусь к тебе как можно скорее.

он торопится поскорее на волю.
как журавли на его новом аксессуаре.
суетится, лишний раз плеча бёль касаясь, будто боится, что без его гипертактильности она здесь погибнет от холода. на самом деле келли самому необходимо лишний раз ее кожи коснуться.

истосковался.
изголодался.
измучился.

пальцами проводя по плечам девушки, кит тепло ей улыбается, прежде чем скрыться за дверью с табличкой «только для персонала». торопится очень. планы его не терпят опозданий с задержками. он с себя стягивает рабочую униформу и бейджик снимает. вытаскивает шоколадки, чтобы перепрятать их в кармане своего рюкзака. привычную яркую одежду кит надевает, в ней чувствует себя куда уютнее, словно он снова в своей тарелке, а не узник работы за пять долларов в час. келли пальцами поправляет платочек на шее, теперь он еще гармоничнее смотрится. добавляет яркий акцент и без того цветастому образу. прекрасный аксессуар.

кит спешно с коллегами прощается, не планируя задерживаться здесь ни на секунду. из складского помещения он утащил все, что мог вынести в своем рюкзаке.
теперь в лофте снова появится кофе.
и даже моющее средство, но чисто для красоты.
и пара губок смешного цвета.

пальцы шустро пробегаются по спине бёль, агитируя ее как можно быстрее отсюда сбежать.
пока никто не заметил, что баночка с чаевыми пустая. и недельные комплименты от редких угрюмых гостей перекочевали киту в карман.

+2

7

солнце алое оранжевые блики на пейзаж общий отбрасывает, позволяя журавлям двигаться грациозно в вечном танце своём. мун заканчивает работать нежными пальцами и расправляет образовавшиеся лишние складки. делает шаг назад, чтобы оценить общую картину и понять, что с этим аксессуаром к киту возвращается былой блеск. она сохранит это мгновение в своей памяти. отправит к многим другим, что в папке с именем этого юноши бережно хранятся. их недопонимание, разговор серьёзный — не забыты. так же надёжно припрятаны, лентой шёлковой перевязаны. потому что они — тоже воспоминания. часть их маленькой истории. мунбёль улыбается в ответ на улыбку его тёплую. делает шаг — за нею весна расцветает, цветами благоухающими распускается на фоне ночного неба.

мун слушает его внимательно, взглядом перебегает от жестов красноречивых к глазам цвета каштанового плода, что ещё не избавился от своей зелёной кожуры, но уже принимает коричневые оттенки. жизнь кита похожа на ту, что была до проведённой черты, рассказ его размывает эту линию, делая произошедшее нереальным. словно ничего не было.

будто всё так, как и должно быть.

и бёль этому радуется. искренне, без задней мысли. без зависти и ревности от того, что он мог быть с кем-то в тот период, когда они не виделись. потому что мун понимает, что дружба их не прервётся даже от следов влюблённости, что постепенно тает, подобно заплутавшему на пустыре демону, которого коснулись первые лучи восходящего солнца. мунбёль понимает, что кит не может быть один. ему постоянно нужен рядом другой человек. соседи, друзья, девушки на одну ночь. она. причём бёль верила в то, что когда-нибудь её друга спутает дорога их совместных приключений, выведет к развилке, где он наткнётся на ту, которая сможет покорить его сердце и удержать пламя в своих ладонях, не отпустив и не бросив его. приняв переменчивую натуру келли. и мун будет готова отойти на второй план, затеряться в череде воспоминаний. однако будет благодарна, если ей позволят остаться и идти параллельной с ним дорогой, чтобы наблюдать за тем, как кит становится счастлив.

от подобных мыслей улыбка на лице девушки стала грустной, однако никто этого не заметил, потому что друг обменялся с кем-то коротким безмолвным приветствием и ускользнул, попросив подождать. мун кивнула задумчиво, искрясь от предвкушения ночного приключения, и вновь обхватила изящными пальцами художника стаканчик с кофе. новый глоток немного взбодрил, позволил отогнать грустные мысли. сегодня с этим достаточно. сейчас она снова в приятной компании милого сердцу человека. нет времени и желания грустить и унывать, когда их ждёт наполненный массой всего интересного вечер. и мун не позволит ране, что ещё не до конца затянулась, испортить его ноющей болью в районе груди.

пальцы кита тёплые. волны мурашек вызывают, когда девушка вздрагивает от неожиданности. оборачивается всем телом. так, что серьги в ушах звенят, подобно колокольчику над входной дверью. улыбается глазами, потому что снова рада его видеть. так рада, словно они снова не встречались целый месяц.

он расцвёл. приобрёл свои краски, вернувшись в привычную для себя одежду.
такой яркий.
такой атмосферный.
привычный.
тёплый.
однако не твой, мунбёль.

огонёк в глазах гаснет, пока кит спешно со всеми прощается. лопатками бёль чувствует паучьи лапки его пальцев, что подталкивают вперёд. навстречу приключениям. губы в улыбке тянет, отмахиваясь от назойливых мыслей.

не время.
не место.
она больше не будет грустить.

мун вырывается наружу, полной грудью тёплый ночной воздух вдыхает. руки в стороны раскидывает, словно мир весь обнять хочет. тепло и радушно. как дома, в семье. где никого не бросят и никого не забудут. улыбается широко, всему миру в любви признаться готовая. кружится в танце неожиданном, позволяя юбкам цветастым вместе с ней лепестками нежного пиона завертеться. на радость всем. ему, ей и целому миру.

каков наш план, капитан? — взглядом за освещённое тусклым фонарём лицо друга цепляется. спотыкается. руки в стороны расставляет, взмахивая ими, подобно птице свободной, чтобы восстановить равновесие и не упасть. так, как делала с велосипедом. мунбёль оставит его здесь, чтобы вернуться за ним тогда, когда ночь их подойдёт к концу, когда придёт час возвращаться домой.

сегодня не кончится никогда.
потому что они встретились.
как две планеты.
две схожие, но такие разные вселенные.

+1

8

кит бёль подхватывает, когда та равновесие теряет. само собой получается, рефлекторно. ему немного неловко теперь проявлять к ней тактильность излишнюю. словно это неправильно и вообще не про них. кит не из тех, кто вытравливает в себе нутро глупыми мыслями и кутается в чувстве стыда, словно оно теперь функцию одеяла выполняет, но какие-то рамки для себя ставит.

так нужно.
так правильно.
так безопаснее.
так будет меньше боли для него в перспективе.

здесь роль главную берет эгоизм, не хочется превратить это все в длинную тягомотную жвачку из смеси непонятных чувств, которые кит отрицает. дружба с бёль для него все еще испытание, какая-то странная игра на грани, он по лезвию ножа бродит, без страховки взбирается на канат. не акробат, но лезет все выше и выше. чтобы сигануть вниз и разбиться на мелкие осколки, которые никто не соберет.

все это сложно.
смех через призму печали.
улыбки сквозь марлю отчаянья.

кит несколько раз думает, стоит ли оно того, есть ли смысл и будущее у этой попытки выстраивать дружбу там, где ничего уже не построить. но обещание нарушать не в его принципах. он мошенник и плут, но бёль того не заслуживает. либо рубить резко и сразу, либо пытаться изо всех сил. второй путь сложнее гораздо, но стоит того. без бёль киту будет тоскливо и пусто, а с ней всяко полегче. они обещали новый город построить. и должны это сделать судьбе жестокой назло.

келли вытаскивает шоколадку и протягивает ее девушке, что вверяет свою судьбу в его руки, решительно готовясь следовать любым указаниям. план у них прост – всю ночь гоняться умалишенными дураками и звезды считать, балансируя на рельсах. держаться за руки и не бояться, когда слышен гудок приближающегося поезда. отпрыгивать в стороны и смеяться аж до истерики. бродить там, где еще не были никогда. смотреть на то, что скрыто от чужих глаз. врываться в прохладу ночную, забыв про сон, усталость и работу. обо всем говорить, новостями делиться. и уверенно делать вид, что все хорошо. отболело, забылось, прошло. кит на бёль смотрит с нежностью, сердечко удар пропускает из раза в раз – невыносимо, но он привыкнет, со временем будет чуть легче, такие моменты просто переживаются, через силу.

кит справится.
кит это в себе заглушит.
кит с новой дорожкой белого порошка себя растеряет, а вместе с тем химией выведет пустые мысли, как выводят пятно въевшееся из ткани.
кит перебьет воспоминания чужими стонами. заглушит, перебьет звуком чужого голоса. и нормально, и справится.

– мы побежим, – он осматривается по сторонам, на всякий случай оглядывается на кофейню. пока оттуда никто не вылетел с криком и жалобой, пока кита не поймали на воровстве – все в порядке, – вон туда, – пальцем келли указывает в нужном направлении и пожимает плечами, руку протягивая бёль, – так что хватайся, – кит привык бежать. привык скрываться от лишних проблем, от бед, от бегущих следом охранников и стражей порядка. он, сколько помнил себя, всегда сбегал от неприятностей, зная наверняка, что преследователь сдуется раньше. кит неуловим, кит умеет петлять по улицам и скрываться в темных подворотнях, сливаясь со стенами и прячась в тени. и сейчас он планирует снова бежать. очередной марафон, но с необычной целью. теперь кит бежит не от чего-то, а, напротив, к чему-то. к прохладе ночной, к звездам бескрайним, к приключениям новым, делимым лишь на двоих.

кит любит пустой треп без причины, но почему-то о своих прогулках с бёль никому не рассказывает.

он тянет ее за руку за собой. ведомую. маленькую. и больше не его девочку. с каждым шагом все дальше и дальше от места, где они встретились спустя долгое время. ближе к неизведанной станции, откуда начинается их путешествие. после дождя легче дышится. и можно шлепать по лужам. и начать беспокоиться, что обувь промокнет от сырости. но как же киту плевать. бёль с ее легкостью, наверное, тоже не переживает. даже если простынут, то вместе. вместе чуть позже будут лечиться, отчитываясь друг перед другом, кто сколько чашек теплого чая выпил за день. и снова не будут видеться какое-то время, пытаясь общение нормализировать через переписки с кучей фотографий.

– твой велосипед? – кит головой кивает в сторону, когда они отходят на приличное расстояние от заведения, оставляя мерзких мужланов уплетать свои засохшие куски пирогов в одиночестве. они запивают их слишком горячим чаем и надеются, что этой порции хватит, чтобы прожить еще пару часов в дороге до очередной остановки. кит такую жизнь отрицает. он бы убил, если бы стал кем-то похожим на здешних мерзотных и вечно унылых дурил. – кайфовый, дашь прокатиться?

кит бы в волосы вплел ветер и смеялся, пытаясь прокатиться без рук. крутил бы педали, прося бёль не сводить с него взгляда. грелся бы ее восторгом, чувствуя себя по-настоящему живым. а потом бы придумал еще тысячу прогулок на велосипедах. отыскал бы себе железного коня и спланировал самый странный маршрут через весь город, чтобы все изучить и везде побывать. чтобы каждый уголок звоном смеха уведомить об их счастье. которое было бы, если бы кит научился принимать и осознавать чувства.

– как твой переезд? я бы помог с вещами, но ты не звонила, – а не звонила, потому что было бы слишком тяжело поначалу. или потому что от кита толку нет совершенно. его помощь – глупые советы, без которых можно и обойтись. и потому что он бы себя не сдержал и снова наступил бы на те же старые грабли. не звала, потому что кит келли – неисправимый дурак. – справилась со всем самостоятельно, да? тяжело было?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » маленький лук в огромной вселенной


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно