полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » broken cigarettes and bullet holes


broken cigarettes and bullet holes

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Нью-Йорк | Август

Iwy & Julian
https://64.media.tumblr.com/f8e1b7451172af7e44f0b1026607acfa/8da0b6177d1082e9-25/s400x600/d471c1d3857ac4e98e73fbbf600b109d46f1e44a.gifv https://64.media.tumblr.com/a5fac8688ff4b310c0551a9b71c4226f/8da0b6177d1082e9-ea/s400x600/a20f3ee9a0fd0f372066ea1a7b1914621ed2d64e.gifv

Порой абсолютно чужие люди беспокоятся о тебе больше, чем ты сам.

Отредактировано Hunter Maddox (2022-09-11 00:07:39)

+1

2

«Прекрасно».
С абсолютно противоположными эмоциями он прочитал сообщение Адама.
Джулиан не любил подводить кого бы то ни было. Особенно если это касалось его работы. Адама Лавкрафта не хотелось разочаровывать по многим причинам. Во-первых, как уже было сказано, это касалось непосредственно его профессиональной деятельности, если можно это так назвать. Репутации. Ведь когда-то и Лавкрафту порекомендовали Джулиана в качестве исполнителя некоторых интересных поручений. Ничего особенного, Джулиан в основном занимался добычей информацией, проверкой сведений, полученных из других источников. На тот момент задания действительно были не такие уж и сложные, но оплата высокая. Видно было, что Адам или ценит чужой труд или не ценит деньги. Как позже оказалось и то, и другое.
Джулиан не имел хоть каких-то предрассудков. Немного ранее он подчинялся лишь приказам, а люди были для него лишь объектами и целями. Что у них внутри, и кто по жизни не особо его волновало, такое отношение сохранилось у него и после армии. Поэтому, когда он познакомился к Адаму, тот лишь был для него заказчиком, чье задание он собирался выполнить идеально. Тут стоит отметить, что Джулиан являлся настоящим перфекционистом. Об этом говорило буквально все. Его комната, одежда и поведение. Все лежало на своих местах, все аккуратно, ни пылинки. Одежда выглядела идеально чисто и выглажено. Он не делал лишних движений и не говорил лишних слов. Все было настолько дозированно настолько было необходимо. И это все давало ему возможность оставаться невидимкой. Когда ты безупречен, то взгляду не за что зацепиться. Разумеется, зрительно замечали его, и он даже контактировал с ними совершенно спокойно, но это было настолько для всех непримечательно, что в Джулиан чувствовал себя вполне спокойно, зная, что в конце дня почти никто о нем не вспоминает. Адам же был совсем из другого теста, хотя у того была своя цель, ему было необходимо мелькать и это не было частью его личности, потребности питать свой нарциссизм. Адам превратил себя как живое воплощение правосудия и наказания, чтобы одним своим видом приносить боль, будоражить совесть. Джулиан не имел своего мнения на этот счет, он просто знал, что выбрал бы другую тактику. Куда более быструю и эффективную. Но это было не его дело.
Джулиан и Адам сотрудничали уже несколько лет. И главным образом, то, что имел сейчас Джулиан и команда, другими словами – финансирование, было благодаря Адаму. Подопечные Джулиана знали, что за этим стоит какой-то человек, таинственная фигура, но некоторые вскользь всплывающие факты об Адаме (имя настоящее не называлось), давали подумать, что за этим стоит какой-то старик, которому перешли дорогу какие-то малолетки, но Джулиан не стал их разубеждать, лишь иногда отдергивая от обсуждения этой таинственной персоны и проявить уважение к тому, кто их так щедро одаривает. Ребята Джулиана были ему куда ближе Лавкрафта, но предавать его доверие даже с условием что те сохранят его секрет, он не собирался. Договоренности он соблюдал на сто процентов. Да и если быть до конца честными, хоть это ни на что фактически особо не влияло, Адам нравился Джулиану как человек. И это плюс еще один неприятный червяк, который будет ползать внутри Джулиана после полученного от него сообщения.
Стоило бы сказать, что никто не идеален. Но он был уверен в Маре. Оснований для этого было больше, чем достаточно. Формально Джулиан не давал никому спуска, но все человеческое и ему не было чуждо, поэтому если пробить стену, то можно заглянуть и узнать, что Мара для него как младшая сестренка. Иначе откуда у него столько терпения? Он явно смог бы потягаться с теми монахинями, которые вынесли эту девчонку, когда та была ребенком. Что поделать, с Мораной могут справится только монахини или морские котики. При всем при этом, порой Мара могла быть очень жуткой и в своих методах она была даже ближе к Адаму, чем к Джуллиану. Последний работал чисто, аккуратно. Мара в своей ярости была потрясающей и ужасающей, ей хотелось страданий и мучений. Адам в своей глобальной цели шел примерно по тому же пути, но его больше интересовал больше скорее психологический аспект. Он не мог отказаться от этого, и он же его подвел, тогда и пришлось включиться Маре, но отнюдь не чтобы ускорить процесс, а изменить этот предварительный этап угнетения сознания обидчиков. Мара тоже этот момент не оценила, особенно то, что ей придется снова находиться в месте, о котором она когда-то с облегчением забыла. Значило ли это, что девушка не смогла справится со своими триггерами и выдала себя?
Джулиан находился в затруднительном положении. С одной стороны - Адам, чье расположение ему не хотелось бы терять по очень многим причинам. С другой – Морана, которая неизвестно как отреагирует на новость о том, что ее…уволили? И что это значило в целом для операции? Джулиан прекрасно представлял, все последствия такого решения, и этим дополнительно подчеркивалась серьезность. А значит, под вопросом могли оказаться все договоренности и все линии сотрудничества. Но в его голове крутилось не имя Адама или даже Мары, совсем другое.
Айви Скотт. Сестра погибшего друга Адама Лавкрафта, собственно, с которого все и началось. По меркам любого, Айви – очень милая девушка. Умница, красавица, еще и богачка. Последнее было несколько преувеличенно, так как со смертью отца, дела семьи явно стали обстоять куда хуже, но с тех пор как Адам взял это под свой контроль, дела женщин (Айви и ее матери) снова стали ориентированы на прибыль. Дело в том, что глава семьи Скотт умер, так и не успев вывести бизнес в стабильное русло, поэтому просто так сидеть и ничего не делать, как те же Лавкрафты, женщины позволить себе не могли. Глобально – страшного ничего не было, они не поднимали эту тему, но Джулиан был уверен, что в случае чего, Адам спокойно возьмет ответственность и за мать, и за дочь.  Насчет отношений с последней, Адам особо не распространялся. У Джулиана не было подтверждения того, что между молодыми людьми были романтические отношения. Но слова Адама там имели вес. Про истинное отношение Айви сложно было сказать, а вот ее мать точно обожала Лавкрафта и бесконечно ему доверяла. Именно поэтому у нее совсем не возникло вопросов, когда в ее дом ввели Джулиана и представили, как доверенное лицо Адама в жизни их семьи. Так как ему было достаточно сложно следить за их делами лично, он закрепил за ними Джулиана.
И если на первый взгляд, да и по факту, официальная причина находится подле Скоттов была намного глобальнее, то истинная заключалась лишь в одном – приглядывать за Айви. Некоторое время назад Адам заметил у девушки необычную активность, а местами даже подозрительную. Она всегда была несколько отстранена и было непонятно ее отношение в целом ко всему, к той же церкви, которую они также посещали без особого энтузиазма, отдавая долг и каким-то придуманным обязанностям в этом странном высшем обществе. В последнее же время девушка вдруг стала проявлять явно больше интереса ко всему, что происходило, в частности вокруг тех, кому Адам уже поставил черную метку. В общем, Лавкрафт был обеспокоен тем, как бы девушка не попала в беду. Джулиан же опять думал, что тот все усложняет. Обычно он не позволял себе высказывать какое-то мнение хоть по каким-то вопросам, если не спрашивали его мнения, но тут видимо приятельская симпатия к Лавкрафту все-таки немного дала трещину и он при обсуждении Айви высказался:
- А если ей все рассказать? Или хотя бы спросить ее напрямую? – Насколько знал Джулиан для Адама не было никаких проблем сказать человеку в лицо даже что-то неприятное. Да и есть вероятность, что Адам и Айви занимаются одним и тем же, возможно, им просто необходимо объединиться. Но Лавкрафт исключал подобные разговора со Скотт, твердо решив уберечь девушку от этого всего, и задача Джулиана состояла в том, чтобы выяснить во что уже ввязалась девушка и либо остановить, либо просто находиться рядом, чтобы Адаму было спокойно, потому что неизвестно какие идеи возникнут в больной психике.
Джулиану оставалось лишь одно – отлично выполнять свою работу. Надо отдать должное Айви, девушка была не только красивая, но и умная. Она быстро поняла, что Джулиан оказался не поверенным семьи Лавкрафт, а ее личной нянькой. Но поняла она это, когда и сама дискредитировала себя, тем что действительно полезла туда, куда ей не стоило соваться. И теперь, практически все свое время Джулиан только и занимался тем, что что пас Айви.
На его взгляд, они почти ладили. Она в открытую выражала ему свое недовольство его присутствием в ее жизни, правда, улыбалась, но от этого ее сучий эффект только усиливался, он в свою очередь также улыбаясь, говорил, что ему плевать и он никуда не пойдет. Будет выполнять свою работу и, если надо, закинет на плечо и унесет. И не врал.
Сейчас, пока он разговаривал с Мораной, Айви тоже находилась в его поле зрения, стояла рядом с матерью, приветствовала знакомых. Так как они за ранее запланировали роль Мары, то Джулиан еще раньше наведывался на службы и мог перекинуться парой слов то с тем, то с другим, поэтому их общение с Барнс не должно было броситься никому в глаза. Джулин до этого даже задавал вопросы, интересуясь верой, рассказывая немного личной истории, что был военным и его мучает чувство вины и хотелось бы как-то загладить вину перед Богом. Последнее было полной чушью. Джулиан куда проще смотрел на мир и вообще был атеистом, поэтому ни в чьем прощении он точно не нуждался. И как минимум, благодаря истории Адама, знал, что живет куда праведнее всех этих верующих.
Но он был из тех, кого мало что волновало и раздражало в этой жизни, он ровно относился ко всему. Одно из немногих моментов, что могло его задеть – это был как раз этот инцидент с Адамом. Причем Джулиан понимал, что возможно сейчас Лавкрафт серьезно раздумывает над тем отказаться ли совсем от помощи Джулиана и его команды. А значит он может перестать нуждаться в Джулиане, значит он отзовет его от Айви.
Здесь был момент не только потерянного доверия, но и уже немного личное, Джулиан и сам стал заинтересован в воплощении всей этой затеи, было вложено много сил. Хотя, казалось бы, просто отменили приказ, ничего такого особенного. Но из-за такой глупости, а глупость не потому, что Адам глупый, Джулиан прекрасно понимал реакцию Адама и дальнейшие его возможные справедливые действия, а потому что мелочь в виде недопонимания, легкой недоработки, случайности…могли пострадать серьезное многие люди…Айви в том числе. Ведь Адам был прав, девушке нужен надежный человек рядом, который в нужный момент сможет ее тормозить. Ему надо было как можно быстрее поговорить с Айви наедине. Пока не знал с какой целью, но эта потребность неожиданно в нем возникла. Но сначала надо было разобраться с Марой.
- Так, - разговор предстоял серьезный. День как-то резко навалился на плечи своей тяжестью. – Слушай внимательно. Повторять не буду. Заказчик сказал тебя отпустить. Проведешь день как обычно, а ночью уйдешь из монастыря. Можешь оставить записку, что такая жизнь не для тебя. Как хочешь, лучше с запиской, чтобы тебя не искали, - он увидел, что Мара явно хочет что-то сказать и явно очень эмоционально, поэтому на его лице сразу появилось то выражение лица, при виде которого все понимали, что лучше замолчать. Знали все. Даже Мара. Обычно он не сильно старался утихомирить девушку. Сдерживаться в целом вредно, а ей лично точно надо выпускать пар. Но сейчас, когда оставался шанс, что если убрать ее с задания, то дальнейшие пункты их сотрудничества останутся неизменными. А вот если она сейчас закатит истерику, то тут уже точно нельзя будет ничего поделать.
- Надеюсь, ты довольна, - не смог удержаться Джулиан, его лицо ничего не выражало и это лишь был ответ на ее недавнее нытье о том, как ей это все надоело. Теперь она должна быть счастлива. Он понимал, что ее сейчас просто разрывает на куски. Только же все было хорошо. Джулиан все-таки принял решение показать сообщение Адам, в принципе там не было ничего, что могло бы выдать его личность, поэтому страшно в демонстрации его сообщения абсолютно не было. Он ненавязчиво повернул к ней экран телефона, чтобы она могла прочитать текст и быстро убрал телефон обратно.
Джулиан понимал, что возможно был слишком резким с, и без того, вспыльчивой Мораной, поэтому решил смягчить ситуацию:
- Ничего страшного не случилось. Такое бывает. Надо будет просто найти тебе замену, - ему нужно было чтобы она оказалась на базе, в безопасном для людей месте. А там уже можно будет что-то обсуждать конкретное по данному вопросу. Сейчас слишком опасно. Для всех. – Я пойду, надо подготовиться на случай, если заказчик решит совсем отказаться от нашей помощи.
На этом он еще раз посмотрел внимательно на Мару, как бы говоря «Сделай, как надо». В такой ситуации стоило бы ободряюще улыбнуться, но сейчас он был слишком расстроен, поэтому у него получилось просто поджать губы. Разочарование сложно было скрыть. Но в ком он был больше разочарован, в девушке или в себе? Сложно было сказать, других он старался понять, а себе не прощал ничего. Даже чужих ошибок. Ведь все-таки он подвел человека своим выбором. Но и Морану не считал такой уж виноватой.
А потом он просто развернулся и пошел в обратном направлении, не оборачиваясь.
Видно было, что Айви тоже собиралась уходить, но ее задержала какая-то милая старушка. Было видно, как Скотт старается свернуть разговор, как ее тело вот-вот уже готовится сбежать. И что-то подсказывало Джулиану, что от него в том числе. Айви, Айви. Когда же ты поймешь, что от этого парня тебе не убежать. «Сегодня у меня день такой выдался. Всех разочаровываю», подумал с грустной ухмылкой Джулиан, когда увидел выражение лица Айви, которая поняла, что не успела сбежать от своей тени. Мужчине доставило этого немного удовольствия. Он считал это своими маленькими радостями, когда у девушки в очередной раз обрываются планы из-за него.
- Освободилась? Надо пообедать, - и это было не приглашение на свидание. Джулиан подмечал многие вещи, он автоматически запоминал все детали, хотя кажется, что он особо никуда не смотрит. Один из моментов, которые находились под его тщательным контролем и вниманием – это питание Айви, она была совсем худенькая и очень часто забывала поесть. Скорее это было связано с заботами фирмы, так как девушка взрослела и понимала, что кто если не она, сможет стать опорой себе и своей матери. Да, есть Адам, но по сути он им чужой человек, а им надо было ориентироваться на более стабильные связи. Он уверен, так она думала.
Девушка в целом импонировала Джулиану. Целеустремленная, хваткая, она не боится работать. Это было видно. Она прямая и сильная. Она всем видом показывала, что ей никто не нужен. И в это очень легко верилось. Даже перед такими серьезными мужчинами, как он и тот же Адам, она нисколько не начинала изображать представительницу слабого пола. В общем-то этот момент и смутил Лавкрафта, когда он начала вести себя вот так перед тем, кто когда-то убил ее брата. Неужели она все-таки решила что-то выяснить или она уже что-то знает и за этим кроются какие-то намерения?
- Миссис Скотт?... – Джулиан оглянулся в поисках женщины, но Айви сказала, что та остается для какой-то помощи. – Выбирай. Ресторан или я приготовлю тебе что-нибудь дома. – Джулиан всеми силами старался не смотреть в ту сторону, где оставил Морану. Во всяком случае взрыва он не слушал. Уже неплохо.

+2

3

Айви Скотт невероятно повезло. Она была уверена, что большинство считало именно так. Порой на это большинство даже могла указать, перечислив их по именам. Красивая, умная, богатая, закончила элитную частную школу Constance Billard St. Jude's School, расположенную в Верхнем Ист-Сайде, а позже и Колумбийский университет в Нью-Йорке по специальности "Экономика". Айви была единственной наследницей состояния, хорошо воспитана, умела держаться в обществе и не вызывать скандалов. Одним словом - завидная невеста, как любили говорить мамаши, мысленно пририсовывая своих сыночков рядом с ней, а ей самой белую фату. Высшее общество Нью-Йорка было таким, никуда от этого не денешься.

Правда была не столь радужной. Точнее... Радужного в ней вообще ничего не было. Еще в глубоком детстве Айви пришлось потерять отца. Все до банального просто и отвратно - авария. Лари Скотт был в машине с главой семейства Лавкрафт, которое было очень близко для семьи Скоттов. Оба погибли. Казалось, что горе объединило эти семьи еще больше.

Матери кое-как пришлось взяться за дела, пока ее дети подрастали. На старшего брата Айви возлагались большие надежды. Несмотря на то, что у парня в раннем возрасте была травма, оставившая неизлечимый недуг в виде хромоты, он был очень цепким и оптимистичным парнем. Коршуны элиты наигранно вздыхали, качая головами и печально произнося: "бедный мальчик, он так юн, а такая ответственность..."
Айви еще тогда чувствовала в этом что-то лицемерное, но держала язык за зубами - так было принято, и она обещала маме. А еще верила Дастину. Ведь ее брат не мог ошибаться, верно? Он всегда видел лучшее в людях. Айви же, напротив, словно нутром чувствовала, что людям доверять нельзя. Поделать вот только с этим ничего не могла. Кто вообще слушал ребенка?

Но горе от потери отца не было единственным в их семье. И зачем только его отдали в эту школу? Частная школа Дастина разительно отличалась от той, в которой училась Айви. Во-первых, она была интернатом. Нет, не тем, куда детей ссылали на совсем, и им нельзя было ступить шагу из нее, разве только это не были выходные или каникулы. В школе, где учился Дастин, правила были свободнее, однако он и его закадычный друг Адам Лавкрафт, как и большинство ребят, соблюдали правила, уезжая только на выходные и каникулы. Во-вторых, школа была религиозной. Они учили слово Божье, а некоторые всерьез готовились в последствие стать священниками. Например, все тот же Адам. Дастин был человеком таким же верующим, как и их мать, или как тот же Адам. Однако, в отличие от последнего, сан священника на себя не примерял. В его жизни были другие заботы - мама и сестра, семейный бизнес, дела в котором требовалось наладить. Он остался единственным мужчиной в семье, и так себя позиционировал. Айви за это была ему благодарна. Дастин делал все, чтобы младшая Скотт не чувствовала себя обделенной.

Жизнь шла своим чередом. Каждую пятницу Дастин возвращался домой, и они ужинали вместе с Лавкрафтами, каждую субботу Айви, Дастина и Адама возили на благотворительные ярмарки, где они помогали, а затем, в награду, отправляли в кино. Вечером они не забывали посещать каких-нибудь очень важных знакомых, чьи дети так же учились либо с Дастином и Адамом, либо с Айви. Каждое воскресенье посещали службу. Айви в Бога верила, однако не была столь фанатична. Да, она ходила на службы, вежливо выполняла все указы матери, но для нее вера заключалась далеко не в этом. Айви считала, что главное - вера в ее душе и хорошее отношение к людям. Для нее это было куда большим показателем, чем посещение церкви по расписанию и поклон головы пред распятием.

Черед у жизни был недолгий. Когда Айви было всего одиннадцать, то с Дастином случилось горе. Она не знала подробностей. Говорили про несчастный случай. В одиннадцать лет Айви искренне в это верила, ведь так говорила мама. Но чувство тревоги ее не покидало.
- Это ужасно. Чего же ему вздумалось блуждать одному по этим коридорам поздно ночью? - вопрошали коршуны манхеттенской элиты. Каждый раз Айви Скотт от их напускного участия хотелось проблеваться. Она прекрасно чувствовала, что это было лишь их горем. Хотя, пожалуй, она была не до конца права. Адам...

Адам Лавкрафт, лучший друг ее брата, переживал, казалось, куда серьезнее, чем родная семья Дастина. Мама Айви была залита горем, сама Айви ощущала жуткую пустоту и боль потери, но с Адамом... С ним творилось что-то невероятное. Айви была еще мала, чтобы понять. Но со временем...

Оно шло. Девушка росла. Теперь единственной надеждой семьи была именно Айви. Эта мысль заставляла ее ни на минуту не успокаиваться, двигаясь вперед. Скотт уже с шестнадцати лет старалась вникать в дела фирмы. Пусть незначительные, и все же, старалась быть поддержкой матери. Адам стал еще ближе к ее семье. Кажется, что он словно принял на себя обязательства покинувшего этот мир ее старшего брата. Он заботился о ней, не давал в обиду, мог запросто наведаться в ее школу, чтобы проверить, никто ли ее не обижает. К такому вмешательству Адама Лавкрафта в свою жизнь Айви привыкла, хоть и каждый раз говорила о том, что она в состоянии сама со всем разобраться.

Кажется, они с Адамом нашли друг в друге опору и утешение.

Или Айви лишь так казалось?

Жизнь неслась, проходил год за годом. Адам Лавкрафт изменился до неузнаваемости с того злополучного дня. Айви.. Для Ави он оставался все тем же мальчишкой, который никогда не даст ее в обиду. Разве что забота его стала носить приставку гипер? Кажется, что после того, как они оба потеряли отцов, а потом и Дастина, то потеря еще кого-то могла бы их просто разбить. Возможно поэтому Айви не злилась. И даже не бурчала.

До поры - до времени. Однажды Адам привел к ним в дом парня по имени Джулиан, назвав его своим доверенным лицом, которое будет помогать в делах ее семьи. Семейный бизнес, конечно, требовал консультации специалиста, но... Но очень скоро стало понятно, что Джулиан в их доме явно не для этого. Иначе с чего вдруг ему не выпускать из виду ни единого шага Айви? Историю с домогательством можно было сразу отмести, Джулиан вел себя слишком пристойно для этого. Однако, тут-то Айви и смекнула, что Адам нанял ей... няньку?!

Это было вопиюще. Серьезно! В конце концов, она была уже взрослой девочкой, которая могла самостоятельно ходить по городу, распоряжаться своим имуществом, и (о Боже!) встречаться с парнями. Какого черта ей нужна была нянька? Гипер-забота названного братца перешла все границы, о чем Айви и сообщила и Адаму, и его приставленному к ней Джулиану. С улыбкой на губах и молниях в глазах. Дело в том, что вежливость Айви Скотт еще не означала, что она не могла за себя постоять. Манхеттен и дружба с богатенькими мажорами учила быть той еще су... простите, акулой в этом суровом море.

- Адам Лавкрафт, мне двадцать пять лет, я могу о себе позаботиться, и мне не нужна нянька! - Айви даже не смущало, что Джулиан сидел прямо напротив нее, пока она ходила по кабинету и чеканила каждое слово в трубку ледяным голосом. Пусть слышат оба. Айви редко выходила из себя, но если уж и выходила, то получалось у нее это всегда очень эффектно.

Впрочем, этот разговор не был долгим.

Джулиан никуда не делся.

Айви не перестала с улыбкой высказывать ему свое недовольство этим фактом.

Вообще-то его присутствие ей здорово мешало. Ей было восемнадцать, когда она поняла, что в истории с несчастным случаем с ее братом что-то не так. С каждым годом она лишь убеждалась в этом, особенно на это наталкивали странные фразы матери, когда Айви пыталась об этом заговорить, и еще более странные взгляды Адама. Последний явно что-то знал. Чем больше Айви об этом думала, тем больше вспоминала. Например то, что каждый раз, когда Адам приходил к ним домой в первый год после смерти Дастина, то говорил одну и ту же фразу... "Он не был один".

Тогда Айви этого не понимала, а мама говорила, что все дело в шоке Адама, и вообще он имел в виду Бога. "Дастин не был один, детка, с ним был Всевышний". Не верить собственной матери у ребенка причин не было. Но сейчас Айви была достаточно взрослой, чтобы осознавать, что было что-то не так.

Почему-то Адам настороженно относился к ребятам, с которыми он и Дастин учились. Даже не настороженно, а с какой-то злобой. Когда Айви спрашивала, в чем дело, то он отшучивался. И лишь однажды он признался ей, что эти парни издевались над ее братом. Для Айви это было шоком. Дастин никогда не говорил об этом...

Могло ли это повлиять на его смерть? Действительно ли это был несчастный случай? Может быть они довели своими издевками его до самоубийства? Или... может это была неудачная злая шутка? Айви не хотелось обо всем этом думать, но эти мысли так или иначе возвращались. Тогда она и решила, что ей нужно все выяснить. И не придумала ничего лучше, как подобраться поближе к одному из этих мудаков, посмевших когда-то обидеть ее брата.

Дело было, признаться, не самым сложным. Все они крутились в одних кругах, встречались на светских мероприятиях, вежливо кивали друг другу или салютовали шампанским. Обычно Айви сторонилась их, потому как не любила все их подковерные игры. А будучи выпускницей Constance Billard St. Jude's School, она слишком хорошо знала, на что способные богатые детки.  Арнольд, в частности, был вообще воплощением дьявола из ада - при родителях паинька, выпускник Кембриджа, за кулисами мажористый пацан, считающий, что весь мир крутится у его ног. Айви не сложно было поверить в то, что он действительно мог возглавить кампанию издевательств над ее братом.

Она привыкла решать вопросы напрямую, но в этих кругах так принято не было. К тому же, вряд ли бы ей кто-то действительно честно сказал, что виновен в смерти ее брата. Айви была не глупа, чтобы это понять. Действовать приходилось по-другому, и она постаралась взять обаянием и красотой. Никогда не любила специально строить глазки и вести себя, как все эти девицы, которые падки на лесть и восхищенно умеют хлопать ресницами, заглядывая в рот объекту своего обожания, но другого выхода не было.

Тут-то Джулиан ей все крылья и обломал.

- Еще раз напомню, я взрослая, двадцати пятилетняя девушка, я сама решу, с кем мне встречаться! - и снова ледяной тон вкупе с милой улыбкой на лице.

И кто ее только слушал?

Кажется, что после того случая Джулиан "прописался" в доме у Скоттов.

Даже на службе ее не покидала ее новая "тень". Вообще-то, если отбросить все обстоятельства, то Джулиан был даже симпатичным. Высокий, статный, с хорошими манерами и выдержкой. Не будь он ее нянькой, возможно, что она даже обратила бы на него внимание, встреться они в толпе. Но об этом Айви абсолютно не думала, раздраженная тем, что ее ни на минуту не оставляют вне поля своего зрения. Она бы даже не удивилась, если бы обнаружила на себе жучок. Хотя... может она просто не знала о его существовании?..

Честно говоря, сегодня девушка надеялась все же отдохнуть. В кои-то веки Джулиан отвлекся на беседу с какой-то монахиней, что давало ей фору сделать отсюда ноги, пока мама собиралась помогать церкви... Боже, на этот раз Айви уже даже не вникала, в чем именно. Мама была очень религиозной женщиной.

Уже у выхода Скотт остановила миссис Фиггс - милая старушка, которой уже было лет под восемьдесят, но она все еще бодро шоркала своими ножками. У миссис Фиггс был забавный сморщенный мопс Рио, с которым иногда женщина просила погулять Айви. Та порой соглашалась, пес действительно был забавным. Но порой Айви по-тихому старалась сматывать удочки, потому что помимо пса у миссис Фиггс был взрослый внук - ровесник Айви, о котором она протрещала девушке все уши, не забывая вставлять между делом фразочки "хороший мальчик" и "вот бы Вас с ним познакомить! Такой бы ты замечательной невесткой была!" Сегодня миссис Фиггс "завела все ту же шарманку", нахваливая своего внучка и тратя драгоценные на побег минуты Айви.
- Миссис Фиггс, я очень рада за Джордана, он у Вас и правда очень милый, но мне правда пора бежать, - вежливо пыталась свернуть разговор девушка, но так и не успела. Джулиан уже возник около нее, вызывав лишь тяжелый вздох. Он будничным тоном говорил про обед и искал глазами ее мать, которую, к слову, кажется устраивало то, что за ее дочерью ходит тень.
- Она остается, собирается немного помочь, - прервала девушка поиски старшей Скотт. Джулиан кивнул и снова уставился на нее, но было в этот раз в его взгляде что-то... Словно его что-то тревожило? Айви таким его еще не видела, но спрашивать не стала. Вообще, если так задуматься, несмотря на то, что мужчина проводил с девушкой чуть ли не двадцать четыре часа в сутки, то она о нем ничего практически не знала. Она даже не знала, как они познакомились с Адамом. Не то, чтобы Айви не пыталась спрашивать, но на ее вопросы типа "И откуда ты взялся?" Джулиан всегда отвечал "Адам меня нанял. Забыла?" Ничего конкретного. Ничего лишнего или личного. Тень, просто тень. Мать вашу... И снова с синдромом заботы. Вот, например, сейчас он предлагал ей выбрать ресторан, или даже самому что-то для нее приготовить. Будь они в дурацкой романтической комедии, девчонки бы писались от восторга. Но не Айви, которая чувствовала себя так, словно в ее силах и способностях вообще сомневаются. Она что, уже и обед себе приготовить сама не в состоянии? Мало того, что за ней ходят, как за маленькой...
- Ради всего святого, Джулиан, - девушка закатила глаза. Нет, если он еще и готовить начнет, то она точно с ума сойдет. - Я не голодна... - но этой фразы было явно не достаточно. Если уж что-то за эти дни Айви и поняла, так это вот этот вот взгляд Джулиана, в котором словно читалось "в тебя силой натолкать?", и Айви не сомневалась, что он именно бы так и сделал. - Ладно, поехали в ресторан. Если ты еще и готовить начнешь, то я точно рехнусь. Тебе Адам что, и за это приплачивает?

[nick]Ivy Scott[/nick][icon]https://i.imgur.com/YiqTU9g.png[/icon][sign]за аватар спасибо SHADY[/sign][lz1]АЙВИ СКОТТ, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница сети страховых компаний<br><b>shadow:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/profile.php?id=8663">julian</a>[/lz1][status]good or bad?[/status]

+2

4

Айви Скотт волновала Джулиана. Больше чем должно, больше, чем ему хотелось. Он вроде как к ней привязался, что было абсолютно недопустимо, но что имеем, то имеем. Даже если Адам найдет и ему замену тоже, Джулиан будет с недоверием относиться к новой кандидатуре, хотя его по факту уже никто спрашивать не будет. Извиняться перед Лавкрафтом, тем более, в сообщении не было смысла и даже глупо. Он не выполнил свою работу, что само по себе нонсенс, но и отрицать этого даже не думал. Но приносить извинения для него было как-то по-детски, хотя плохого в этом ничего нет. Джулиану скорее хотелось помочь решить вопрос делом, так сказать, а не сопли жевать. Малой кровью, пусть и кровью Мары. Он надеялся, что он поймет, что это для общего блага и не примет это на свой счет. Правда, зная девушку, не слишком на это надеялся. Ему придется разбираться еще и с этим.
Он волей неволей вспоминал их первое время притирок с Айви, когда она встретила его как послушная девочка, наверняка, из уважения к Адаму. Но ее подозрительно от него не скрылась. Еще бы, приводят какого-то мужика и типа вот он будет решать ваши дела. С какой это стати?! Джулиану казалось, что он еще не так плохо проводит время в их доме, как мог бы, если Айви заинтересовалась этим вопросом. Вообще, лично Джулиану было очевидно, что Скотт прекрасно может справиться не только с делами фирмы, а вообще со всем. Он давно не встречал настолько самостоятельных и независимых женщин, которым никто не был нужен. Буквально. Причем любая помощь воспринималась ей настолько враждебно, насколько можно это себе представить. Нужно отдать должное и ее мозгам, она практически сразу вскрыла их намерения с Адамом. И еще к большей чести, она сразу сообщила Лавкрафту, что их обоих раскрыли и что она на секундочку не маленькая девочка и ей не нужна нянька. С этим никто и не спорил, как раз наоборот! Маленькие детки – маленькие бедки.  А Айви уже выросла – это верно и начала проворачивать всякие дела, которые Адаму были не на руку – это раз, и два, то, что дела могли для нее, закончится очень плохо. Лавкрафт за многие годы хорошо разобрался в тех людях, которым собирался мстить. И если бы детская жестокая игра закончилась на трагической гибели Дастина, он быть может уже и остыл. Но у парней явно вырисовывалась патология. Благо, они тщательно предпочитали выбирать своих жертв. Кто знает, что у них в голове? Может для прикрытия кто-то из них женится на Айви. Какая прекрасная история выйдет! Или может женится и будет издеваться. Скажем так, Лавкрафта не устраивало из этого вообще ничего. Поэтому, когда Айви высказала свое «Фи» Адаму в ее отношении ничего не поменялось. Джулиан любовался, пока она возмущалась в трубку, почти уверенный, что они в конечно счете станут большими друзьями. Условно.
Айви смиренно терпела его присутствие. Ну, как терпела. Вербально она все равно озвучивала свое недовольство и иногда могла игнорировать его присутствие, а могла неожиданно что-то спросить, но тон был обвинительный при любом раскладе. Пару раз она практически забыла про свои принципы и в приказном тоне сказала Джулиану прикрутить что-то, но ни в коем случае не в качестве помощи, это был настоящий приказ. Ей повезло. Джулиан был идеальным исполнителем и никак препираний от него не было слышно. Он надеялся на то, что ей выгоднее с ним дружить. О нет, это не угроза. Речь о другом. У парня было много талантов, он исполнителен, много не болтает, а делает, всегда где-то по близости, готовый прийти на помощь. Если она увидит в Джулиане не просто няньку, а как помощника, союзника, она гораздо больше сможет сделать, как для своей фирмы, так и для матери.
Миссис Скотт нравилась Джулиану. Приятная женщина, добрая, всегда готовая прийти на помощь. Она была из тех людей, которым шла их светлая скорбь, которые могли нести ее с достоинством. Без излишних причитаний или сетований на судьбу. Иногда люди не знают, когда достаточно. Не чувствовать ничего – это тоже нормально, объяснимо шоком. Когда не можешь плакать, находишься в прострации и не понимаешь, что происходит. Удивительно, что у людей в этот момент включается зрение со стороны, когда они начинают себя оценивать со стороны общества. Как это так не плакать на похоронах мужа? Или сына? А насколько сильно нужно плакать? Достаточно будет убедительно выглядеть, если прыгнуть на гроб? А если все-таки не стал играть на публику больше чем чувствовал, то потом начинаются пересуды. Джулиан не видел миссис Скотт в момент ее самых страшных потерь, они тогда еще не были знакомы, но сейчас этот груз с ней всегда. И она об этом не напоминает. Она даже может улыбнуться, но глаза всегда остаются грустными. Неудивительно, что Адам захотел заботиться о ней, Джулиан был уверен, что это касается не только его привязанности к ее погибшему сыну, но и сама женщина к себе очень располагала. Таких даже грех обижать. Безобидные, добрые, несмотря ни на что, не манипулируют своими бедами, чтобы добиться желаемого, что тоже можно часто наблюдать. И если говорить о матери, то она смиренно несла этот крест, ее скорбь была красивой, наверняка, она пронесет его до конца своих дней. Что же касалось дочери тут все было несколько иначе.
Айви выглядела, как это говориться, бойкой девушкой. Она явно могла дать отпор всем и каждому и не делала то, что не хотела делать. Джулиан знал, что когда она на что-то соглашается, то это лишь потому, что не так уж оно ей и нужно, или маневр, чтобы вернуться к этому чуть позже, в более удачный момент. На ее лице не было этой тени, которую можно увидеть на лице ее матери, она смотрит на мир с открытыми глазами, словно говорила «Ну, что вам нужно? Я вам сейчас устрою». И этому можно было верить.
Она хоть и давала легкий отпор Джулиану, но все-таки недостаточно упорно. Он это связывал с уважением к Адаму. Нежелание беспокоить мать из-за такого рода конфликтов с человеком, которого привлек тот же Адам (названный сыночек так сказать), для помощи в их делах. И вполне возможно он ей нравился сам по себе, хотя бы чуть-чуть.
Когда Айви говорит про «все святое» на лице Джулиана появляется веселое выражение на лице:
- Давно ты стала такой верующей?.. – нельзя было сказать, что он сделал вывод, что Айви атеистка и притворяется набожной в угоду матери, но горячего рвения, как такого не наблюдалось. Обычно он себе такое не позволял с людьми, с которыми он был связан по работе, но с Айви дело обстояло иначе, и он не считал это за ошибку или какую-то профессиональную непригодность. А еще он полагал, что таким образом, он располагает к себе Скотт, пусть даже она и не осознает, но вот это их взаимное подтрунивание меняет их отношения на почти приятельские, а значит она может ему начать доверять. Главное и самому не попасть в эту ловушку. Слушаться она уже точно научилась, а в случае Айви это считай большая часть успеха.  Он допускал, что она не голодна, но и еще допускал, что она не ощущает голода, потому что живет на адреналине от всех этих тайных историй и расследований. За этой любезной беседой кроется лишь одна простая мысль «Ты и шагу без меня не сделаешь. Смирись или будут проблемы».
- Ресторан, так ресторан, - он поправил воротник своего костюма, приготовившись выдвигаться в путь. – Зря ты так, я вообще-то хорошо готовлю, - полезный навык, когда приходится периодически менять место обитание и непонятно какие условия тебя ждут. Джулиан и не думал обижаться на девушку, поэтому сказал это будничным тоном, засовывая руки в брюки и склонив голову немного влево, посмотрел на нее. «Кому же ты такая достанешься, Айви Скотт?». Интересно Адам будет решать этот вопрос тоже? Ну, или как минимум проверит человека, которого будет впускать в свою жизнь Айви? Это конечно перебор, но он уже обратил внимание на ее активность в отношении их врага. А что если молодые люди полюбят друг друга? А тогда был лишь несчастный случай? Серьезно ли Айви рассматривает того парня в качестве жениха? Такое могло быть вполне. Зато так романтично. Только Айви никак не вязалась у него с образом романтической героини какой-то дешевой мелодрамы. – Нет, оплата у меня фиксированная, - был его ответ про оплату, хотя вероятнее всего, девушка задала риторический вопрос, но он привык ей отвечать, даже если ответ ее не очень устраивал и получалось размыто.
Вспоминая их уговор с Адамом можно удивиться насколько все было кратко и ясно. Применительно к вопросу Айви, мужчины никогда не обсуждали ее питание и необходимость его контроля. Они вообще мало вдавались в детали и нюансы. Единственное, что сказал Адам, это то, что задача Джулиана заботиться об Айви и приглядывать (следить) за ней, чтобы она не попала в беду. А цена вопроса была такой, что если она захочет, то он и укрывать ее будет по вечерам и сказку расскажет.
Прежде чем отправиться в путь, Джулиан решил все-таки побеспокоиться о миссис Скотт.
- Сейчас поедем, вызову только водителя для миссис Скотт, - предела предусмотрительности Джулиана не было. Он набрал водителя и сказал, чтобы тот приехал к церкви и ждал миссис Скотт, как верный пес, пока она не соизволит отправиться домой. Иногда создавалось впечатление, что он полностью контролировал жизнь Скоттов и пусть это выглядело немного навязчиво и безапелляционно, но Джулиан умудрялся не переходить границ, все ровно по инструкциям, без злоупотребления полномочиями.
Они направились к машине на которой приехали, к слову, тоже была дана ему Адамом. Что тут сказать? Лавкрафт обеспечивал людей, которые на него работают, всем необходимым. Зарплата, оснащение, непредвиденные вопросы. Он просто говорил «Ок» на все, что им требовалось. Даже, когда дело касалось отдыха или будней, где они не были активно задействованы в операции, он обеспечивал их полностью всем необходимым и даже больше. От этого еще досаднее от сложившейся ситуации. С этими мыслями Джулиан уселся в машину, сначала усадив Айви, и тронулся с места. Он не мог перестать думать о Маре и Адаме. В голове крутилось куча мыслей и планов отхода. Сколько они всего лишаться, если тот от них откажется. И тут же мысль о том, что не надо ни от кого зависеть, к хорошему быстро привыкаешь. Надо еще правильно предоставить информацию команде, Джулиан не был уверен, стоит ли выставлять виноватой Мару. Просто не сошлись характерами? Ха! Мара и Адам друг с другом не знакомы, но Джулиану и так понятно, что это к лучшему. Вспыльчивая Морана и степенный Адам. И кажется, что тут преимущество за девушкой, а ничего подобного. Лавкрафта совсем не так просто продавить, порой он как статуя, погреженная в себя, а что сказать, Моране не особенно хорошо справится с таким необычным противостоянием. Она вытаскивает страх и с помощью него работает с жертвой или просто используя манипуляцию. Любопытно было бы посмотреть на их взаимодействие. Но чему не суждено случится, тому не суждено.
Джулиан надеялся, что Морана сможет взять себя в руки и засунет свою гордость в самый дальний ящик. Он мог представить, что творилось сейчас с ней, но помочь ей никак не мог, необходимо было вести себя как профессионалы, не привлекая внимания.
Прошло несколько минут с последнего сообщения Адама и Джулин ждал еще одно, которое будет касаться Айви Скотт. Дальнейших инструкций. Это внутреннее напряжение ни к чему и поэтому Джулиан думал, что сам спросит позже и прояснит ситуацию. Но была и другая мысль, выполнять четко инструкции дальше. Информации по делу Айви  Скотт никакой нет, значит все в силе, значит может продолжать. Он глянул в зеркало и встретился взглядом с Айви, задержал его на пару секунд и перевел его снова на дорогу. Джулиан мог гонять по улицам очень быстро, но применял это только в крайних случаях. Он вообще старался без необходимости не святить свои многочисленные навыки и выбирать минимальные действия, словно находился в энергосберегающем режиме. Сейчас, например, всю дорогу они молчали, главным образом потому что ему надо было подумать и тут уже ему на руку сыграло нежелание Айви с ним разговаривать. Он и не был из тех людей, которых напрягает молчание, он мог бы так ехать очень долго и молча, у него не вызывало бы это никакой тревоги. Забавно, что люди в таких ситуациях начинают спрашивать про погоду или еще какую-то ерунду. В целом, люди склонны забивать свою жизнь всякой ерундой лишь бы не оставаться наедине со своими мыслями.
Это ему было тоже хорошо знакомо, но не на личном опыте, а в общении в своей команде. Он знал, что у каждого из них есть своя отдушина. Каждый из них профессионал в своей области, но им тяжело ясно смотреть на реалии. Тут винить никого не надо. Ведь их работа тяжелая психологически. Очень тяжелая. Кто-то из них уходил в компьютерные игры, которые здорово отвлекали, не давая думать о том, что они делают. Порой, и это тоже нормально, могли посещать мысли, а правильно ли они живут и что вообще творят. Кто-то скажет, что это проявление слабости, а для Джулиана это был признак здравого смысла. Легкое сомнение или просто размышление о том прав ли ты, вернется к тебе с большой дозой уверенности, потому как ты подумал и решил, что точно прав. Обратное дело, когда очень уверенные люди идут в заданном направлении, не всегда ими заданным, но спроси у них зачем они так упорно движутся в ту или иную сторону, они растеряются, не понимая своих целей. Они могут доказывать что-то очень долго с пеной у рта, и ты не сможешь их убедить ни за что на свете, но простой вопрос «а зачем тебе это?», может легко выбить их из колеи. Он был рад, что его ребята оставались людьми, которые задумываются и осознанно идут на то, что идут. Джулиан был в армии. Нет ничего хорошего в том, чтобы тупо следовать чужим приказам. Хотя, пожалуй, кому-то и очень удобно не включать голову и не принимать никаких решений. С Марой дела обстояли немного иначе, там не то, что было необходимо отвлекаться, у девушки было куча разрушительной энергии. Но пока они не придумали куда ей ее направить. Однажды это могло навредить делу.
Они подъехали к ресторану, в котором он периодически обедает с Адамом, семья которого является владельцем. Рядом к слову находился и внушительных габаритов отель. Да, Лавкрафт мог позволять себе разбрасываться деньгами.
Он помог Айви выйти из машины, ловя ее укоризненные взгляды, аля «я дееспособная, если ты не заметил».
- С кем ты общаешься, если для тебя уважение к женщине это что-то оскорбительное? Ты феминистка? – Он это спросил даже не с издевкой, ему и правда уже становилось интересно на подобную реакцию девушки в аналогичных ситуациях.
В ресторане их проводили на второй этаж, в вип-зону, которая практически всегда пустовала в это время, специально для таких посетителей, как Адам. Джулиана здесь тоже хорошо знали и никаких вопросов куда им стоит его усадить со спутницей у них не было. Правда, насколько будет Айви в такой изолированный от всей обстановки, которая была в каком-то смысле интимная для пары. Официант сказал, что подойдет через пять минут, пока они могут решить, что заказать.
- Если хочешь, можем спуститься вниз, в общий зал, - Джулиан глянул на Айви, попутно изучая меню, хотя он уже знал, что закажет, так как перечень предложенных блюд хорошо знал. – Они по привычке проводили нас сюда, потому что мы здесь обычно обедаем с Адамом.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » broken cigarettes and bullet holes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно