полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Некоторые любят погорячее...?


Некоторые любят погорячее...?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Майло/Майкл

Обычный вечер, когда нечем заняться, так почему бы двум незнакомцам в баре не зацепиться беседой и не рассказать о своих горестях?

0

2

Королевы  школ бывают разными, а также девушки с  ярко красным макияжем, которых воспитывали, как  принцесс. Это Майкл  мог сказать на своем примере. О примере  который не очень то был бы и приличным, но этот пример показывал  элиту Америке. Ведь можно быть дочерью Билла Гейтса или Марка Цукенберга, но покупать любовь, поскольку природа тебя наградила ничем, ни красотой, ни сексуальностью  А можно быть девушкой из среднего класса и подняться на вершину благодаря своей красоте и сексуальности. Сколько Майкл знал, таких примеров в Европе еще учась в университете.  Условий, при которых девицы в   зеленых кимоно  пытались  строить  из себя гейш. Но все  это выходило до нельзя смешно. Смешнее  было только плачущее небо под ногами, поскольку  все это происходило поздней осенью.
Осенью  с  которой он  смог побороться,  путешествуя на природе, гуляя  ночью. Пытался скрыться от проблем, и найти их решение. Решение, которое  было настолько видимо, что  мужчина даже  и не смог сразу его разобрать. Разобрать, поскольку это не  то, что он думал. Но  хотел мужчина или нет. Но его жизнь шла, продолжалась.  Продолжалась  плоть до того, что нынешний вечером мужчина решил пойти в бар.  Бар, который  был таким, как я так хочу, чтобы лето не кончалось. Бар в котором он точно  знал, что сможет снять девиц. Девиц, которые  не откажутся  от его предложения  за кругленькую сумму  провести с ним ночь. А то и больше.
Так и произошло.  Майкл  пошел в этот бар,  в  котором выстроилась сразу очередь девиц, хотевшие остаться с ним наедине. Девиц, которых Майкл угощал бокалом  мохито одну за другой. Девиц, которые  точно понимали, что от них хотят и даже не сопротивлялись. А зачем сопротивляться, если все  станет именно так, как  и хочет Майкл.  Но, к сожалению, Майкл не  подумал об одной  своей черте. Мужчина  ликовал,  видя каждую новую девушку, стараясь отметить ту, как  свою единственную любовницу. Девушку, которая  могла бы задержаться  не только в  его постели, но и стать его знакомой. Той, которую он продвинет. А те  думали, что  все хорошо. Думали, что мужчина в них влюблен, и старались  ради него на  все.
Вот  и все  мужчина  уже устал оттого, что он  делал. Устал и сбежал от толпы  все х этих девиц  за барную стойку. Нет, Майкл не собирался жаловаться. Мужчина просто хотел побыть один  одинешенек  и подумать, что ему сделать. Подумать, и решить все свои проблемы. Проблемы, которые навались на него снежным комомом. Мужчина  подходит к бару и  с разбегу требует  бутылку глинтвейна.  Это  глинтвейн  Майкл выпивает одним единственным залпом, который  для него ничего не значил.  Выпивает и даже  не пьянеет. Но видит  что-то непонятное, и решает  выговориться. Выговориться, поскольку  он знает все его проблемы оттого, что он искал.
Но о нет, даже  тут Майкл заметил несколько  девиц  от которых сбежал. Сбежал, и одна девица уже не  обращая  внимания  на бармена  целует его. А  другая  девушка  залез под стул и расстегнув  ширинку  Майкла  берет  его член, и пробует на  вкус. В других условиях мужчина  был бы рад всему этому, поскольку  это значило бы лишь то, что он до сих пор сексуально активен. То что  девушка  на  мужчину могут  вешаться штабелями, но не  здесь. И не с этими девицами, которые от него что-то потребуют.
Мужчина  не  был дураком и знал, что он  мог бы снять проституток. Но, к сожалению, даже все  его знакомые проститутки оказывались не такими уж и хорошими любовницами. Вот если бы он знал бы где собираются  все  эти элитные девицы, то можно было  бы и пойти поговорить с ними. Договориться и снять  девушек, настолько хорошо насколько это было возможно.  Девушек, которые  могли бы исполнить все  его извращенные  фантазии,  и не быть  девицами за пару центов.   Но вот  где это сделать.  Майкл  пьет  еще  глинтвейн, и заплетающимся  языком говорит, сопя от удовольствия.
- Эх… где  … бы достать  шлюх. Не  этих девиц, которые  из себя  строит шлюх. А настоящих шлюх. Девиц, которые  могут согласиться на все  от  БДСМ до того, чтобы сыграть сопливую историю. Но я  не знаю нигде таких девушек. А ведь я не сказал бы, что человек, который не понимает в сексе.
Майкл говорит  это, и вдруг  замолкает, поскольку  ему кажется, что он сказал что-то лишнее. Лишнее,  и благодаря этому о нем могли бы неправильно подумать. Даже  не то чтобы неправильно, а  решит что Майкл Сванс совсем спятил. А  репутация, прежде всего. Репутация, на которую он даже и не хотел посадить пятно. Пятно, которое он не смог бы даже вывести ничем, даже  самым  завалящим  моющим средством.

Отредактировано Michael Swansea (2022-09-11 21:06:57)

+1

3

Еще один день, прожитый довольно скучно. По идее мне уже должны надоесть бары и клубы, но я просто не знал, где можно провести вечер так, чтобы не страдать от тоски и скуки. Что не переживать раз за разом в своей голове весь тот кошмар, через который приходилось походить на работе. Мне нужно было расслабиться, почувствовав себя не работником, а посетителем. Так, чтобы я мог спокойно заказать себе в баре мохито с клубничным пюре. Или теплый пряный глинтвейн с ломтиками яблока. Ну и что, что сейчас не сезон, я никогда не задумывался о таких мелочах и не собирался предавать им никакого значения. Пожалуй, выберу первый вариант, так что щелкаю бармену, чтобы он смешал мне прохладный напиток, добавляя в него как можно больше колотого льда. Когда передо мной оказывается высокий стакан, я пододвигаю к себе свой мохито, ловя губами бамбуковую трубочку, чтобы сделать первый глоток. Эта мнимая борьба за экологию меня умиляла, ведь при всей экологичности трубочек, все остальное в баре было вполне стандартным и никак не могло положительно сказаться на окружающей среды. Но я не собирался зацикливаться на такой ерунде, предпочитая потягивать свой зеленый коктейль, погладывая на людей, пришедших, как и я, сюда для того, чтобы скоротать вечер. В моих планах нет ничего, кроме желания сменить обстановку и почувствовать себя, наконец-то человеком. И знаете что? У меня получалось, пусть и с помощью алкоголя, но немного расслабиться, жмурясь сытым рыжим котом, которому завтра никуда не нужно. Но мне нужно снова выходить на сцену, делая вид, что мне приятные все прикосновения и жадные взгляды, скользящие по моему почти обнаженному телу… Не хочу об этом думать сейчас, когда я в полной мере отдыхаю, стараясь на какое-то время забыть то, кто я есть. Сегодня я хочу быть просто Майло, без рода занятия, без навешивая ярлыков. Просто на какое-то время побыть самим собой, наслаждаясь вкусом лайма и мяты на языке, медленно потягивая напиток, стараясь растянуть момент до того, как придется заказать следующий. На работе, в силу специфики деятельности, я не пью ничего, кроме подкрашенной сладким сиропом воды, которая выглядит как коктейль. Мне нужно делать вид, что я выпиваю с гостями, но пьянеть нельзя. Это опасно, как и потеря бдительности, так что я просто выбираю специальный коктейль, который мне готовят из синего сиропа блю кюрасао и газировки. Кажется, что я веселюсь вместе с каждым стариком, решившим угостить меня, но по факту просто медленно зарабатываю себе диабет и ненависть ко всем сладким напиткам в мире.

Заводить знакомства в мои планы не входит, я слишком устаю от этого на работе, чтобы изображать заинтересованность еще и здесь. Просто наблюдаю за всеми, кто заходит и выходит. Кто опускается рядом со мной на стул. Заказывает глинтвейн, пьет его, пока немного не приходит себя. Я слышу его слова, обращенные как будто ни к кому, но все же довольно забавные. Он явно хотел этой ночью расслабиться как следует, но не мог найти тех, кто скрасит его досуг парой другой оргазмов. Он, видимо, даже не понимает, как много в этом городе тех, кто с удовольствием за пару десятков баксов встанет перед ним на колени, чтобы изображать хорошую и сладкую девочку. Или плохую, я не знаю какие предпочтения у этого парня, который так отчаянно искал компанию для себя. Я бы мог вмешаться, что-то посоветовать, но лишь продолжал наблюдать за тем, как он постепенно пьянеет, отдавая тело на растерзание алкогольным парам.

- На самом деле, это не такая уж и большая проблема, как тебе кажется. – Я улыбаюсь, отвечая на разговор самого с собой этого парня, мягким жестом прося бармена повторить мой заказ. Ничего другого мне не хотелось: слишком уж этот вкус напоминал мне о летнем тепле и счастье. А я так хочу, чтобы лето не кончалось, и я не про сезон, а про то, как же скоротечны любые светлые моменты в нашей жизни. Они исчезают яркой вспышкой, оставляя горькое послевкусие и разочарование от того, что все исчезает, растворяется, как дым от сигарет. И с этим, увы, ничего нельзя сделать, как бы ни хотелось. – Может, подсказать, что-то, у меня как раз есть знакомые сутенеры…

+1

4

Майкл чувствует, что могли не понять его. Но он и не собирался ничего объяснять. Объяснять, что я так хочу, чтобы лето не кончалось. Ведь все это только на первый взгляд хорошо. Девица под столом, и та которая целует его не обращая внимания на окружающих, это не то, что мужчина хотел. Майкл знает, что чуть пойдет не по сценарию этих девиц, так они тут же исчезнут. Смоются, оставив мужчину наедине, испачканного их красной помадой Девицы меняются одна за другой, поскольку было такое ощущение, что у них был спор, кто больше займется с ним сексом. Майклу это нравится, так что он снимает солнцезащитные очки. Очки за которыми он уже не может скрыть, кто же он такой. К тому же эти очки мешали ему пробовать на вкус девицу, которая его больше заинтересовала. Но даже это было не то. Мужчина  вспомнил свою жизнь в Испании. Испании, где у него была горячая бразильянка с которой он загорал на солнце, плавал в водоеме. А после они уединились в его квартире. Может из-за этого его первая помолвка и распалась. Но не надо думать о грустном, поскольку сейчас дело не в этом. Нет. Гораздо важнее было сделать вид, что ему точно нужна такая девушка. Девушка, которая выглядит одновременно развратно и сексуально Майкл даже хотел бы увидеть ту бразильянку. Бразильянку о которой он не вспоминал. Но такого быть не могло для него. Поэтому мужчина оттолкнув девицу, которая лезла к нему, встает и покачивается. Просто Майкл не заметил, но занимаясь сексом с этими девицами, он уже выпил не одну бутылку глинтвейна.
Но даже тут девицы не поняли намека, и решили, то что от них другого ждут. Брюнетка, которая была у него постоянно под столом скинула свое голубое платье. И свой бюстгальтер, оголив свои груди пятого размера. Она не просто стала трахать Майкла, а пыталась взять так его член, чтобы тот у нее оказался между грудей. Было такое ощущение, что девушка именно так и хочет кончить, поскольку сосала  член уже 10 минут немудрено было устать от всего этого. А мужчина не чувствовал ничего. Даже не видел, что очередная девица смогла снять с него рубашку, и стала целовать его торс. Было ощущение свободы, которое для Майкла стало, как будто бы дыханием судьбы.
Мужчина вспоминает эту бразильянку, и внезапно говорит своему соседу. Соседу, который все видел, и вероятнее всего все понимал. Понимал, поскольку он не сделал замечание на то, что мужчина занимался сексом тут. Нет. Для него это может и не было в порядке вещей. Но все же, он прекрасно все воспринимал.
- Я не знаю есть ли у твоих знакомых сутенеров, то что я хочу. - Мужчина делает вид, что раздумывает. Но нет, он просто встает и отходит из-за барной стойки, так что девушка, которая разделась, падает, и, как и была в одних стрингах убегает из бара, поскольку над ней все стали смеяться. - Меня интересует девушка экзотической красоты. Нельзя сказать, что она мулатка. Но все же и не полностью белая. Скорее латиноамериканка с длинными черными волосами. Девушка, которая не стыдится показать свою грудь. И ее платья были бы настолько короткими, что можно было различить ходит та в трусиках, или же без них[b]- . Мужчина молчит и смотрит на незнакомца, который казалось ловить жадно все его слова. Слова которые Майкл произносит раздумывая. - Это лишь касается внешнего вида. Но меня интересует не просто красота. Нет, ее внутреннее поведение, поскольку самое важное я припас напоследок. Меня интересует еще та девушка, которая может прийти на прием в мэрию, и не оскандалиться. Но при этом, она не слишком должна будет менять свой внешний облик. Но с другой стороны, эта девушка должна будет готова на секс. Если ее снять на неделю. Секс, который может быть в разных местах. Даже в тех местах о которых никто и не подумал бы. Майкл выдохнул, поскольку он не знал следовать ли говорить дальше. Но все же решился произнести слова, которые вертелись у него на языке. - Если говорить о сексе, то девушка должна уметь все. Уметь и то, чему учат в католических школах. И быть настолько развратной, чтобы у нее получился самый лучший БДСМ.
Майкл смотрит на девиц из бара, которые все же на него смотрели с немым восхищением и обожанием. И видит страх. Страх в их глазах, поскольку они поняли, что от них хотели. Половина девушек сразу. А половина от оставшейся половины чуть погоди, поскольку подумали и решили, что это их не устраивает. Но даже те кто осталось эти девушки остались лишь для фона. Но на самом деле надеялись, что их не выберут. Лишь та девушка, которая упала, вернулась в бар на его последних словах. И пытается показать, что она именно то, что нужно мужчине. Но даже это не правда. Именно эту девицу и сам Майкл не может выносить. Мужчина смотрит на незнакомца, который может и не посоветует похожую девицу. Но посоветует сутенера, который мог бы ему помочь. Сутенера, который не просто ему помог бы. Но и не стал бы шантажировать благодаря тому, кто такой этот мужчина. Майклу было наплевать если о его сексуальных похождениях узнают. Но его беспокоило не это, а лишь то что ему пришлось бы платить деньги. Платить за шантаж. Платить ни за что.

+1

5

Нравилась ли мне моя жизнь? Сложный вопрос, на который я даже не знаю, как можно ответить. В одной стороны мне действительно повезло больше, чем многим людям на этом свете. Если посудить объективно, то у меня действительно все было относительно хорошо: я был молод, красив, здоров. У меня были на месте руки и ноги, я учился в Университете, имел вполне реальный талант к живописи и обладал прекрасным чувством юмора. Многие могли посчитать, что я зажрался и не умею ценить, то, что у меня есть, но черт! Я никогда не хотел довольствоваться малым, никогда не хотел сравнивать себя с теми, кто был хуже. Весь смысл жизни в том, чтобы тянуться наверх, каких бы усилий это в итоге не стоило. Изначально в моей жизни план был именно таков. Не оставаться в своем крошечном Мейсоне, в котором со всеми его окрестностями едва ли наберется тридцать тысяч жителей. Да, это очаровательный зеленый город без высоких зданий, с фермами по округе, с людьми, которые все друг о друге знают. Множество ирландцев в непонятно каком поколении делало это место почти семьей, коммуной. Даже в религиозной части Мейсон отличался от всей страны, в основном населенный католиками. Это не особенно повлияло на мою жизнь, но все же у протестантов полегче с заповедями и обетами. Каждое воскресенье мы ходили на мессу, ставили свечи у икон, крестились у статуи Девы Марии. Чем это делало нас лучше, я так и не понял, так что религией мои родители меня пропитать так и не смогли. Я ощущал себя инородным элементом в этой простой семье, которая, как и большинство ирландских мигрантов, оставались рабочими, редко выбиваясь в какие-то другие сферы. Мой отец часто говорит, пока заводил свой старенький синий трактор, что он делает хорошее дело, и ему есть чем кормить детей. Все остальное – это лишнее и от лукавого. Нужно довольствоваться тем, что есть, а не пытаться ухватить за хвост любую возможность. Мне с самого раннего детства не нравился подобный подход, как будто бы мы намеренно всей семьей консервировались друг в друге и нашем маленьком городке. Даже если посмотреть на карту, мы весь совсем рядом от Нью-Йорка, неужели никому из моей семьи не хотелось уехать туда и попробовать поступить куда-то? Попробовать что-то кроме родительской фермы? Я никак не мог уложить это в своем детском мозгу, с недоумением переводя взгляд с одного члена семьи на другого, сидящим за общим столом, над яблочным штруделем моей матери. Неужели им и правда нравилось жить вот так? Каждый день одно и то же, тяжелый бесконечный труд без выходных. Скотина точно не будет ждать, когда вы выспитесь, она хочет есть всегда, и тебе придется вставать рано. Но никого этого не смущало, мои братья и сестры намеревались после школы присоединиться к хозяйству моего отца, пока не обзаведутся семьями. И все равно будут жить где-то поблизости, не думая даже о том, чтобы переехать и попробовать что-то новое. С самого раннего детства я понимал, что я не хочу так. Не хочу этой рутины. Не хочу этой фермы. Не хочу изо дня в день видеть и делать одно и то же. Мне было тесно в родительском доме, но до окончания школы я все равно ничего не мог сделать, только лишь копить деньги на то, чтобы первое время ни в чем не нуждаться в другом городе. Когда ты подросток, в твоей голове все получается очень легко и складно. Это сейчас я уже понимаю, что в другом городе тебя никто не ждет, ты никому тут не нужен, там и без тебя так много желающих на теплое местечко… Но в четырнадцать или пятнадцать все кажется иным. Ты ведь уже достаточно взрослый, ты уже понял жизнь, это твои родители живут неправильно! Юношеский максимализм поломал немало судеб и принес так много разочарований, что и не счесть. Моя жизнь стала одной из них, и я сам во всем этом повинен. Это сейчас я сижу в баре и отдыхаю, избавившись на время мыслей о ненавистной работе, выпиваю свой несладкий коктейль, рассчитывая повторить его еще пару раз до того момента, как попрошу что-то покрепче и поинтереснее. Но это не то место, где я хотел быть. Это не то, чем я хотел заниматься. Это не то, что я представлял себе семь-восемь лет назад, когда откладывал в коробку из-под завтрака смятые купюры, полученные от отца или любовника. Я был чертовски глупым и наивным, я был таким ребенком, слишком рано узнавшим, что такое плотская сторона отношений. Хотел бы я, чтобы все случилось позже? Да. И лучше всего с человеком, к которому я испытывал бы хоть что-то. Но тогда мне всерьез казалось, что нет ничего страшного в том, чтобы разменивать свое тело на деньги, ведь от меня-то ничего не убудет. Я был уверен в этом еще пару лет, пока наконец не понял, в какой бесконечный кошмар я при этом попал. И теперь я никак не мог выбрать из него, теряя каплю за каплей самого себя, свое достоинство, свою самооценку. Если раньше меня грело то, как на меня смотрят другие мужчины, с каким вожделением рассматривают меня, как представляют меня обнаженным, но сейчас все изменилось. Для меня эти липкие и сальные взгляды стали омерзительными, они сопровождают меня везде, и мне никак не укрыться от них на работе. Из одежды только шорты и блестки, я выставлен на всеобщее обозрение, как кусок мясо, который все хотят потрогать. И это было омерзительно. Никто из них не пытался узнать, какой я. Что у меня внутри. Есть ли что-то кроме смазливого лица и хорошего тела. Никому это было неинтересно, меня покупали как вещь, продавали как вещь, использовали по своему усмотрению, как вещь. Я в какой-то момент просто перестал понимать, личность я или нет, есть во мне что-то кроме тела? Я взрослел, менялся, я перестал быть нежным твинком для папика, а становился молодым мужчиной, все еще привлекательным, но не на грани с эребофилией. Наверное, я сам виноват в том, что для меня секс утратил изначально свое сакральное и чувственное значение, превращаясь в грустную и неприятную рутинную работу, в которой не было ничего, кроме голой физиологии. Стерильный акт, в котором не было места улыбкам и смеху, нежным касаниям, поцелуям. Всего этого я лишен, и чем дальше, тем острее я понимаю, какую же ошибку я совершил в свои пятнадцать.

Моя жизнь неплоха – у меня есть перспективы и жилье, есть круг общения, есть работа. Но при этом я чувствую, как меня кислотой разъедает внутри обреченность. И зарождающаяся ненависть к себе. Но мне все еще некого винить, я сделал это с собой сам. Как бы мне сейчас не было грустно и больно, как бы я ни переживал о том, что совершил бесконечных семь лет назад, я не мог вернуться назад во времени и все исправить. Я даже сейчас никак не мог исправить весь тот кошмар, в который намеренно загнал самого себя. И чем больше я пытаюсь выбраться из него, тем сильнее загоняю себя в угол, откуда просто нет выбора. Мало ли шлюх заканчивают жизнь в черных пластиковых пакетах по частям на ближайшей свалке? Достаточно. А многих находят в пустыне Невады, обглоданных животными до самых костей? Много ли шлюх заканчивают жизнь под мостом со шприцем в руке? Огромное количество, и самое забавное, что их не особенно ищут. В сводках они значатся как люди из повышенной группы риска, что на человеческий язык можно перевести очень просто: они виноваты сами, что с ними такое случилось. Конечно, я пытался быть более осмотрительным и не выезжать к незнакомцам домой, предпочитая работать на территории хозяина. Это безопаснее, это дает хоть какую-то гарантию на то, что со мной ничего не случиться. Но и то случаи бывали, когда меня чуть не задушили ремнем во время минета или сломали ребра при выходе из клуба. Сколько раз это было? Достаточно, чтобы я начал понимать, что когда-нибудь это закончится очень и очень плохо. Но при этом у меня никак не получалось выбраться из этого дерьма. Ощущаю себя божьей коровкой, которая ненароком угодила в сети огромного паука, и которая каждым своим движением запутывается все сильнее и сильнее, и сильнее, и сильнее. Я не знаю, оставались ли у меня еще силы сопротивляться ситуации, я не знаю, смогу ли я выбраться из этой индустрии и жить нормально, не оглядываясь на свое прошлое… Я запутался, и мне нужна была помощь, но я не умел ее просить, предпочитая оставлять себе хотя бы гордость. Последнее, что у меня еще осталось. Сейчас, каждый раз, когда я наблюдаю за собой в зеркало, я уже вижу не яркие зеленые глаза, переливающиеся как два изумруда, а плачущее небо под ногами, грязное серое, с оттенком мертвой травы, побитой первыми заморозками. Разве это я? Как я мог превратиться в этого усталого и загнанного человека? Несколько неверных решений, и я оказываюсь на самом дне жизни, скатываясь по крутым склонам все ниже и ниже. Раньше я думал, что если ты упал, то достаточно лишь подняться и можно снова двигаться вперед. Мой детский (на тот момент) разум никак не мог понять, что легко завалиться в расщелину, откуда так просто уже не выбраться. Изранишь свои руки, испачкаешься, переломаешь кости, но так и не сумеешь приподняться даже на колени. Пусть внешне у меня все было отлично, внутри я просто разрывался от того, в каких условиях мне приходилось существовать, как приходилось терпеть постоянные липкие прикосновения пожилых мужчин и делать вид, что меня от них не тошнит. Как долго я еще смогу терпеть подобное? Я не знаю, мне все хуже удается сдерживать себя и изображать страсть и желание. Раньше мне было куда проще абстрагироваться от всего, представлять на месте этих мужчин кого-то еще, выгибаться в страсти, натягивая на свое лицо пластиковую искусственную улыбку, в которой не было ничего человеческого, не было ничего искреннего, но я упорно пытался надевать ее, чтобы обманывать всех вокруг и самого себя. Я даже стал чаще курить, чтобы перебить во рту привкус чужой солоноватой кожи, от которой меня тошнило. Как бы я ни тер свою кожу в душе, я все равно чувствовал на ней остывающие прикосновения и влажные следы от чужого тела. Я все равно не мог избавиться от привкуса латекса во рту после очередного минета за сотню долларов. Другие за эти деньги стоят за кассой сутки. И я все чаще понимаю, что я бы лучше наливал кофе клиентам на заправке, чем снова обнажался под жадными взглядами любителей молодой плоти. Если бы не мои долги, я бы давно уже забыв все это как страшный сон, но я снова усложнил себе жизнь, когда перебежал дорогу Адаму, когда стал свидетелем убийства человека, когда решил перевести героин через границу в собственном желудке. Я должен быть благодарен всем только за то, что я вообще жив, что меня не прикопали где-то как того мексиканского мальчишку, что искал помощи в моем доме. Я должен быть рад тому, что имею, но у меня почему-то не выходит. Как как будто развернул красивую обертку конфеты и обнаружил там камень. Или еще что похуже, и я просто ничего не мог сейчас с этим поделать.

Может поэтому я наведался сегодня в бар, чтобы скоротать вечер, чтобы побыть клиентом, а не обслугой, чтобы таким нехитрым способом вновь ощутить себя человеком. Личностью.  Мой сосед за столом явно пребывал в своем мире, прячась за темными очками даже в помещении. Я давно привык к чужим чудачествам и не реагировал на них, принимая людей такими, какими они есть. В конце концов, может у него болят глаза или он после операции? Это совершенно не мое дело, и я даже не собираюсь ничего спрашивать.

- А ты бы хотел чего-то особенного? – Я уже мысленно представил себе особенных девушек с членами, которые пользуются огромной популярностью, но дальнейшие слова моего собеседника, убедили в том, что ему просто нужна загорелая брюнетка, которая уже лишилась невинности. Ничего необычного, даже повышенного прайса не будет, таких в любом борделе или в массажном салоне пучок на пятачок. Я пожимаю плечами и киваю. – Конечно есть, хоть десяток, вылепленных под копирку. Я думал, тебе нужно что-то действительно необычное и мне бы пришлось искать дольше. - Ищу в своем телефоне номер одного знакомого сутенера. Что снова неправильно, ведь я даже сейчас увязаю в торговле людьми, пусть и не напрямую. Я поддерживаю эту сферу, я привлекаю туда клиентов, пусть и не себе. Мать бы сказала, что я буду гореть в аду за это, что бог все видит и никогда меня не простит. Хорошо, что моя мать никогда не узнает, в кого я превратился.

Отредактировано Miles Quinn (2022-09-17 13:56:53)

+1

6

Работа  могла нравиться, могла не нравиться. Но  это не имело ничего  особенного, поскольку,  будучи таким ведущим Майкл мог сам выбирать круг общения. Решать, кто  же ему пригодиться на передаче, а кто нет. А ведь если все пошло бы по накатанной плоскости, то  мужчина с его  голубой нефтяной  кровью хотел ли он того или нет, пополнил бы ряды безликих наследников. Настолько это было плохо, что  мужчина  видел все это. Прекрасно знал, что  их как  баранов на убой  ведут  отцы. Отцы, которые  могли  спать со служанками в зеленой униформе. Но для  Майкла, Криса, Кэтрин и  иже с ним  были  установлены  такие правила, которые  для них становились, смерти подобны. И ведь все  сливалось в один и тот же в горячих пальцах снежный  ком. . Ком от которого хотелось плакать и злиться.  Ведь отцам позволено все, поскольку  они за руку  здоровались с мировыми лидерами. Отцу  разрешено все, поскольку тот, как только начиналось лето, говорил, я так хочу, чтобы лето не кончалось. И все  это лишь потому, что он нефтяной магнат. Человек,  от которого зависит снабжение  электричеством не только  этого штата, но и мира. А  Майклу разве нравилось  все это. Нравилось, что он как  наследник должен был ездить туда, куда  он надеялся, что нога его не ступала бы. Это вопрос дискуссионный, поэтому в молодости гуляя ночью с очередной одноклассницей, которая  ему нравилась, а отцу  нет, Майкл  не понимал  простых  правил. Правил, от которых ему становились стыдно и душно, как  ни в чем  не бывало. Мужчина  никогда не обещал больше  того чем он  был готов  дать. И  почти все  девушки  это понимали. Они знали, что мужчина не верит в любовь. Прекрасно видели, что  он пользовался их сексуальным телом, а после  пытался  заплатить за него.  Даже в юности мужчина  пытался откупиться от девиц  подарками. Подарками, которые для него стали той самой разделительной чертой. Чертой,  за которую мужчина надеялся никогда не пересечь. Ведь  и отец  тоже так поступал. Но в отличие от отца  Майкл сразу понял, что  девицам можно давать деньги. Деньги, за  которые они станут ломаться, что они не девицы  известной профессии. А после примут деньги, и еще и еще. А потом мужчина и сам не понимал, ка к он становился  спонсором этих девушек. Девушек, которые могли и не  говорить все это, но надеялись на его деньги. Деньги,  за которые они не просто могли содержать свои машины, квартиры и дома, но и любовников. Нет, в этом случае не преувеличение, поскольку Майкл знал, что все эти черлидерши,  которые  были у него в любовницах. Никогда не хранили верность одну человеку.  И Майкл  и очередная  девушка  из  его класса,  прежде всего, выясняли, кто они такие и на что готовы пойти. Пытались понять, насколько они соответствуют друг другу. А после  мужчина  ликовал, что  достиг победы.   Взял и переспал с самой неприступной девушкой. Девушкой, которая  строила из себя  такую девушку, что хоть святых выноси.
Все  это было в  юности. А сейчас  разве же что-то изменилось. Изменилось, что  мужчина чувствует себя  тем человеком, за который идет борьба. Борьба, как  будто бы он  был лакомым кусочком. И не важно, что мужчина, знакомясь  девушками, никогда не представлялся настоящим именем. Не  думал и не гадал, поскольку  его это не касалось. Даже не то, чтобы не касалось, а просто сидя у  камина, он  раздумывал о жизни. Мужчина  часто глядел на  отблески огня, которые  становились  все  ярче и ярче. Казалось, что  мог начаться пожар от всего этого.
И  ведь все  это проносилось у мужчины в тот момент, когда  он звонил сутенеру. Сутенеру, который  удивился, но не подало виду, что в его фирму обращается такой клиент – как Майкл Сванс. Мужчина  даже  не  думал, что все  будет так просто. Он  думал, что для него будет сложнее  все  это сделать. Но вдруг  сразу  он заметил девушку  небесной  красоты.  Девушку, которая  сразу подошла к нему, поскольку  это была  его старая  знакомая  из университета. Эта Нарине в  школе, а после  Университете строила из себя  самую  лучшую пай-девочку. Девочку, которая  не пойдет ни на что  такое, а после выяснялось, что она  не такая. Все  ее  рассказы о родственниках являлись, мягко говоря, преувеличением. Настолько  явным, что мужчина помнил, как  пошел однажды  с  девушками искупаться на море. Море, где они решили предаться  удовольствию, а там  присоединилась Нарине. Девушка  о которой никто бы так не подумал. Но Майкл  смог увидеть  девушку и ее  сексуальность. Сексуальность,  которую девушка спрятала  под  своим раздельным купальником. Купальником, который  мужчина  снял тогда с девушки. А  Нарине та  девушка, которая всегда отказывалась от этого профессионально сделала  ему минет. Было такое  ощущение, что это у нее не в первый раз. Но это же не могло быть так, поскольку  девушка всегда  была правильной. Настолько правильной девушкой, что это было противно аж до зубовного скрежета. Но в тот вечер  семь лет назад Нарине показала, какая  она на самом деле. Показала и решила, что этим сможет хорошо зарабатывать.
Девушка   решила именно в тот момент стать проституткой. Причем не просто проституткой, а той  которой любовались. Девицей от которой все хотели получить не просто секс, а дарить  подарки. Подарки, дома, квартиры и машины, которые  она  стала бы сдавать. Все  это произошло у  нее  после того, как  она узнала  всю правду о Майкле. О Майкле, который ее обманул и решил  воспользоваться ее неопытностью.  И вдруг  девушка видит Майкла. Майкла о котором ее не предупреждала. Но девушка  все равно оделась так, чтобы показать все «свои достоинства». Ее длинные ноги и  грудь, от которых млели мужчины все  это  и ее завораживало.  А одежду Нарине стала предпочитать обтягивающую. Ту  одежду под которой явно ничего не спрячешь.  Ведь  девушка  пыталась  сейчас  исправить тот образ жизни, которым она жила. Образ жизни, который  ее  настолько завораживал, что казалось ей, следовало заниматься этим с детства. С детства, а не позже, поскольку  оказывается в сексе столько достоинств.  Достоинств,  о которых ей не говорила благочестивая  мамаша. И увидев  Майкла  Нарине не  растерялась. О нет, она  показала, что мужчина хороший учитель. Учитель от которого все  девушки  в восторге. А Нарине тем более.  Ведь ей  не было так  хорошо ни с кем, как с Майклом.
- Майкл это ты?. – Девушка  говорит и обнажается полностью. Ей  не  стыдно, что все  увидят ее  обнаженную грудь и лоно. Нет, чего стесняться если через него уже прошел не один десяток членов. Членов, которые были  большие и маленькие, белые и черные, худые и толстые.  И после этого стесняться обнажаться,  это было смешно. Настолько смешно, что Нарине не  просто  подошла обнаженной к Майклу, но и оторвала его от созерцания стакана с алкогольным напитком.  Она  своим мелкими пальчиками расстегнула  его ширинку джинс. А после села  на него и стала скакать, подпрыгивая своими немаленькими грудями за столом. Столом за которым кроме нее  и мужчины  никого не  было. После  Нарине подошла к мужчине, и дождавшись пока он отвлечется  сняла с него джинсы. И теперь Майкл остался в одной футболке. Футболке в  которой он подошел  к  дивану в  баре, и улегся на него. Улегся, а Нарине вновь возбудила его  своими пухленькими губками и стала скакать на нем. Казалось, что в девушке установлена секс машина. Секс машина, от которой даже  она не была в восторге. Но в тот момент, когда девушка заводилась, она не могла остановиться. Вот и сейчас договорившись, встретится с Майклом дома Нарине  ушла из бара, договорившись, что приедет к Майклу. Узнав  то, что ему понравиться точно. Вот прошло  два дня, и Нарине приехала к нему  в сапогах чулках и коротком черном платье. И опять без нижнего белья. После  этого мужчина стал себя вести более  раскованно, поскольку дома мог  использовать все. Дома Майкл был спокоен в сексуальном плане. И накормив Нарине, он  стал лизать ее  сапоги чулки, поднимаясь все  выше. Дойдя до лона  этой девушки, мужчина вставил свой язычок и стал трахать усиленно. Настолько усиленно, что Нарине не смогла  сдержать себя. Не смогла и поэтому ударила в Майкла огромной струей  своих выделений.  А после этого мужчина  вновь и вновь вызывал Нарине.  Майкл прекрасно понимал, что  девушка от него хотела. Видел все это, но не  стал говорить ничего. Ему нравилась Нарине и все то, что от нее  можно было унаследовать. Нравилось то, что девушка  была той, которая  стала  его благодаря этому его знакомому.
Прошло время,  и Майкл стал ходить в бары надеясь встретить того незнакомца. Встретить, и поблагодарить за то, что он делал. Рассказать, что если не его советы, то мужчина никогда не стал бы тем человеком, который  все-таки решился бы купить любовь. Любовь, которую не стоило покупать. А он купил. Прошло время, и в крайний раз мужчина  стал раздумывать  сможет ли увидеть ли незнакомца. Он не мог больше ходить в бары, чтобы никто не говорил о нем плохо. Не думал, какой он странный человек. И вот придя в бар,  Майкл все — таки увидел того человека, который его с сутенером. Не  стоит думать, что мужчина не видел связи между появлением Нарине и звонком сутенеру. Нет, это была связь, от которой не следовало  сбегать. Оставалось только надеяться, что и парень не станет  говорить о нем плохо. Не подумает, что Майкл сошел с ума и поэтому стал обращаться  к нему. К тому человеку,  которого мужчина видел всего один раз в жизни, и то под алкогольными парами. Парами, от которых все могло казаться не тем, что есть. Не так, как  следовало воспринимать.
Но все же Майкл не мог не поблагодарить мужчину, и увидев, что это все же он, подошел к  тому. Подошел, и стал говорить, надеясь, что тот не пошлет своего незадачливого знакомого куда подальше.
- Спасибо тебе  за то., что ты дал этот номер телефона. Ты не представляешь, что это для меня значит. - Майкл помолчал и чуть-чуть выдохнув  продолжил говоря более  спокойно. Он просто решил рассказать мужчине всю правду. Правду от которой нельзя было убежать. - Та девушка из бара, которую ты видел. Это не просто проститутка. О нет, это моя знакомая  из прошлого. И она  дала мне то о чем я мечтал еще учась в университете. А елси бы не твой номер телефона, то не было бы этой встречи

Отредактировано Michael Swansea (2022-09-20 22:24:02)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Некоторые любят погорячее...?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно