полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Red Light Indicates Doors Are Secured


Red Light Indicates Doors Are Secured

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

клуб Rojo, Сан-Диего | июнь 2022

Sasha Oscuro, Rem Weiß
https://i.imgur.com/wJP1juD.jpg https://i.imgur.com/xcFGglQ.jpg

ost Red Light Indicates Doors Are Secured – Arctic Monkeys

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

Отредактировано Lisa Clover (2022-09-11 10:40:26)

+3

2

Саша затягивает шнуровку на туфлях и проклинает каблук на чем свет стоит. Кто придумал их? Для чего? Разве это красиво? Даже не убежать, только если ну очень постараться. Рауль обещал приехать к полуночи, в Рохо она отправится одна. Почему туда? Закусывает губу, пытаясь в самой себе отыскать ответы на повисшие в воздухе вопросы. Будучи выставленной за порог это уязвляло, но она целую неделю работала в поте лица чтобы купить черное платье в секонд-хенде и туфли к нему. Подобного в гардеробе не водится, для нее оверсайз и гриндеры из масс-маркета лучший из возможных вариантов. Девчонка в Саше прячется очень умело, для нее стиль и мода пустой звук при мастерской комбинации удобных вещей. Выглядеть хорошо при минимуме затрат почти что кредо. Отражением в зеркале не довольна, слишком по-девчачи. К сексуальности плюс несколько очков, минус к мобильности и это удручает. На лице минимум косметики, только с излишком выделены глаза - на них она делает акцент в девяти случаях из десяти. Платье сидит хорошо, но себе девушка кажется совершенно чужой. С такой фигурой почти кощунство прятаться за майками, рубашками и худи, но и сегодня в клуб она идет не то чтобы с целью кого-то опоить. По привычке и на всякий (ебучий) случай кладет в крошечную сумку порошок и инсулин, кроме шприцев там несколько купюр и какое-то барахло. Взгляд соскочит на рюкзак в углу и это заставит ощутить какую-то совершенно ненормальную грусть. Надо ли оно? Рауль - повеса и бабник - завсегдатай одного из баров, где Саша работает барменом. Пригласил её провести время вместе, а она зачем-то брякнула про Рохо. Ей нужно было туда вернуться и забрать сотовый, который оставила в комнате заряжаться до того, как пантера Мел ворвалась в комнату. От этого воспоминания вдруг стало как-то садомазахистски тепло внизу живота. Не то чтобы Оскуро испытывала тягу к приключениям, но она адреналиновый наркоман и с каждым эпизодом кражи понимала это всё лучше, хотя старательно отрицала даже намек об этом от друзей и знакомых. Сам процесс выслеживания цели, общение и привычные манипуляции подмешивания в напиток транквилизаторов с наркотиками поднимали уровень стресса до такой высоты, что напряжение переходило в стадию наслаждения. Рауль не знал о её махинациях, но относился хорошо к ней и в целом между ними были довольно добрые отношения на протяжении последних шести месяцев. Парень не увлекался её типажом и потому даже не пытался подкатить свои яйца, он больше по длинноногим блондинкам потому что и сам довольно высокий. Каблук давал Саше преимущество, ему она сегодня достанет до подбородка. Может быть.

Еще, если повезет, заберет телефон. Рэм будет там? Его ли смена или может, выходной? Думает об этом как-то лениво, выпрямляя черные волосы до характерного их блеска. Странно так, она ведь всегда завязывает их на макушке в нелепый пучок и от природы волнистые волосы подчеркивают некоторую экзотичность. У Саши нет комплексов касательно внешности, но есть комплексы в целом и общем. Она чувствует себя сломанной, будто что-то ей попросту не додали при рождении или вовсе - при зачатии. Вероятность что Рауль найдет себе жертву в течение получаса - высока, за ним всегда тянется вереница баб, клюющих на стандартную (горячую) испанскую внешность. Выглядит парень потрясно, но слишком слащав. Саше нравятся ребята попроще, приземленней что ли. Мысль опять о Рэме прокатывается по периферии сознания и сравнение происходит чуть быстрее, чем даст отчет мыслям. Рэм - стенка, за ним хорошо чувствовать себя защищенной, а Рауль дверь - через нее входишь и выходишь, она защитит если только повесить амбарный замок. Вот у Саши на входе домой тоже висит почти амбарный, но дверь можно вынести с одного хорошего удара ноги. Так что и в случае с Раулем гарантий вообще никаких нет.

Оскуро кривит нос в отражении, отгоняя мысли как назойливых мух. Пару раз шлепает ладонями по щекам чтобы согнать легкое чувство волнения. Предыдущую неделю спала по несколько часов в день и сегодня единственный вечер, когда она сможет просто отдохнуть. Сегодня. Сегодня тот день, когда наливать будут ей, а не она. Продевает палец в кольцо и прижимает подушечками губы, распределяя помаду чуть темнее натурального цвета - у неё нет яркой косметики, да и ни к чему такие выебоны. Она то и пудрой пользуется через раз только чтобы замазать тени усталости под нижними веками. Они спустились так низко за последние дни, что могли бы утонуть в глубоком декольте. Такое было у каждой первой в Рохо, наверное там так заведено. Оскуро равняется на тех дам потому что для нее самой нет определенного типажа “клубной” девчонки, она всё больше по барам. Обстановка поспокойней и музыка не глушит, как в клубах. Пес крутится под ногами и его бы по хорошему выгулять. Переобуется и пол часа пройдется по району, только после этого отправится в Рохо.

Саша по привычке сканирует гостей клуба и не может себе отказать в этом. В выходной день здесь много народу, таким она запомнила это заведение - живым, пульсирующим, находящимся в движении танцевального ритма. Несомненный плюс его в отсутствии ненужного гипертрофированного пафоса и цены не сказать чтобы кусаются. В полумраке синего неона сложно определить лица. Она и не старается в них всматриваться. Разве что, может, выискивает Рэма, но вместе с тем под ложечкой затаилась посасывающая тревога - она обещала не переступать порог Рохо после того, как он её вывел отсюда. Конвоирование категорически не понравилось, но и неделю без телефона жить - такое себе. Пришлось найти древний будильник чтобы не просыпать на очередную рабочую смену. Простенький смартфон без всяких там наворотов ей подарил друг три года назад на Рождество, это был единственный раз, когда она праздновала его вне работы. Они пили глинтвейн, танцевали и после большой шумной компанией отправились в клуб. Последнее что она помнила - зеленая плитка в туалете, потому что там и отъехала - алкоголь её вышибал часто и крепко. Следующие два дня провела с мигренью, а после, как оказалось, и вовсе простудилась, сменив головные боли на высокую температуру и кашель. Взгляд карих глаз шарит по людям. Рэма она так и не приметила. Его местечко у бара уже занято другими людьми. Прошла неделя, а будто несколько минут. —Густаво, - подзывает к себе бармена и он на нее смотрит, но совершенно не узнает. Не удивительно, вид её кардинально отличается, да и помнить, впрочем, не должен. —Мескаль и сангриту, только не бадяжь, - скалится в очаровательной улыбке, и только после этого лицо мужчины осветилось толикой узнавания. Она одна пьет эту до жопы обжигающую смесь?

Тебя не просто найти, - Рауль оказался сзади, за спинкой стула, на котором устроилась Саша. Больше свободных мест не было, потому он протиснулся рядом, заказав виски. —Так где твой телефон? Я по привычке тебе звоню и он доступен, но трубку не поднимают, - Оскуро вбирает воздух ртом, прогоняя жжение на языке. К лицу хлынула кровь от желудка, поделившись горячими волнами. —Я его потеряла, - она сомневалась, что Рауль звонил на ее номер и вероятно им ошибся. Телефон запоролен, правда пароль - 123 - не сказать что слишком сложный. Рэм бы не стал заряжать телефон и тем более держать его включенным. Почему она сама не додумалась позвонить себе и потребовать вернуть средство связи? В таком случае не пришлось бы тратиться на одежду чтобы не вызывать вздохи сожаления и откровенного рассматривания. Оскуро себя после того вечера ощущала дном дна, ворвавшись в клуб в простенькой одежде. Ну и ладно, сегодня у нее повод сюда придти, хотя Рауль такая себе стенка, но за ним она сейчас пряталась имея в виду, что этот повод - приглашение друга. —Скорее всего кто-то нашел и уже сдал за копейки, - опрокидывает заказанное мохито глотком, вызывая хрип-смешок рядом. —Что смешного? Не вижу смысла в этих девчачих напитках, дрянь редкостная. Закажи мне виски, а я пока в туалет и покурить, - соскакивает по привычке со стула забывая, что на каблуках такие резкие движения чреваты. Подворачивает несущественно ногу, шипит и зло шагает в сторону туалета. Вспышка боли появилась и прошла уже через десяток секунд. Саша ощущает взгляды на себе, но своим - не делится. Она боится поднять глаза, потому что сразу начинает искать (Рэма? нет, не совсем, хотя этого ощущения она боится больше, чем его хватки на своей шее потому что та помнит удавку, лишающую возможности полноценно шевелиться словно она вшивый котенок, которого подняли за шкирку) жертву своих возможных махинаций. Порошок в крошечной ампулке припекает зад, девка борется с собой изо всех сил. Мысленно торгуется, убеждает что сегодня лучше этой херней не заниматься. Поднимает взгляд к потолку, там нихера не видно, думает что если Рэма тут нет, то можно и набедокурить совсем немного. К тому же если Рауль в течение получаса отпочкуется с какой мадмуазель на попиздеть, то она, наверное, все же исполнит задуманное. Почему она должна себе отказать в исполнении столь крошечного желания? Прийдя с собой к консенсусу и забыв о телефоне на время, уткнулась в полумраке в свою сумку, разыскивая пачку сигарет на шагу. Они толстые и в отличие от мохито - не девчачие, те которые тонкие и должны добавлять глянца курящей даме. Она же их закинула или так и оставила валяться на тумбе дома? 
       

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2022-09-13 16:58:27)

+3

3

Вайсс застегивает ремень на джинсах и натягивает футболку. Та скатывается внутрь, и мисс Адамс, лениво протягивая руку, протаскивает ее вниз, чтобы села как надо. Красные ногти касаются кожи, клетки которой тут же щетинятся мурашками, словно за шиворот метелью намело снега. – Спасибо, – встряхивается. В голубых глазах, мерцающих в полумраке комнаты всякий раз, когда он поворачивается лицом к источнику света, вспыхивает остаточный блеск. Возбуждение остывает в нем постепенно, и тело, получившее разрядку, приятно легкое. Крытый плотным ковролином пол как будто пружинит под ногами. Вайсс приваливается задницей к краю стола и закуривает, наслаждается терпкостью табака на языке. Затяжка в полные легкие бодрит, но следующая достается уже мисс Адамс – она уводит сигарету из-под носа и в прямом, и в переносном смыслах. Он усмехается. Ее голая задница мостится на столе целиком, платье смято вокруг узкой талии. Ее ничто не смущает. – Буду ждать внизу, – Вайсс оставляет ей докурить и идет на выход. Поворачивает в двери ключ и выходит.

– Ло у себя? – Мелестина с коктейлем наперевес поднимается наверх, скользя ладонью по перилам. Не торопится – значит, ничего серьезного. Вайсс, к ее большому удивлению, берет у нее бокал и отпивает жадный глоток мохито на спрайте. Алкоголь чувствуется слабо, вкус скорее просто свежий. Цепляет зубами пару мелких кубиков льда и разгрызает за щекой. – У себя, но, думаю, минут двадцать ее лучше не беспокоить, – возвращает Мелестине бокал. – Отлично выглядишь, – это компенсация. Моральная – в том числе, потому что по взгляду помощницы мисс Адамс понятно: она догадывается, почему начальство некоторое время объявлено вне доступа. – У тебя помада, на подбородке! – кричит ему Мелестина, и ее голос тонет в техно. Вайсс, впрочем, слышит достаточно и поэтому, не глядя, оттирается. Ладонь скользит по гладко выбритой коже, но в неоне, лучи которого сменяются один за другим, не разобрать, остается что-то на пальцах или нет.

Как и всегда в выходные, в Рохо сегодня особенно многолюдно. Девки в разного кислотного цвета балаклавах, закрывающих лица, выкатывают сиськи с заклеенными изолентой крест-накрест сосками. Они давно достигли нужной кондиции, чтобы покинуть бренный мир дневных забот и вознестись под какофонию звуков. Диджей в ударе тоже, он всегда под чем-то, но отрабатывает на совесть – толпа его любит и бьется под его миксы в едином порыве. Пиздец. Мелестина косится на дверь в кабинет мисс Адамс, но та плотно закрыта, и проходит дальше – в комнату, где обычно девочки готовятся к началу работы или отдыхают, догоняясь дурью, в перерывах между клиентами. Как будто так и планировала изначально. Вайсс провожает ее взглядом через плечо, опираясь локтями на перила, ограждающие второй этаж. Отсюда открывается отличный вид на то, что происходит на танцполе и в зоне бара. Картинка, в общем-то, привычная. Охранник на посту рядом выглядит неподвижным и бесстрастным. Он тут вместо Билли, который не смог держать себя в руках, и теперь навсегда выставлен на входе в Рохо.

Вайсс наблюдает за толпой и не особо торопится вниз, он может дождаться мисс Адамс и здесь, если она вообще захочет шевелиться или оставаться до самого закрытия. Иногда они уезжают сильно раньше, и тогда он обычно остается у нее. Он думает об этом, перебирая пальцы и щелкая суставами. Похоже на медитацию. Сегодня в целом тихо – насколько это возможно. Да, завязывается драка – какие-то типы не поделили даму сердца, и Вайсс замечает начало так же, как можно зафиксировать зарождение воронки смерча на горизонте. Однако парни из охраны внизу быстро гасят конфликт, выводя всех причастных на улицу. Может, чтобы остудились. Или чтобы остудить. Методы, которые разрешены Диего, очень разнообразны и применяются гибко в зависимости от ситуации.

Он продолжает наблюдать дальше, когда цепкий взгляд выхватывает знакомую физиономию. На первый раз кажется, что обознался, но вот девица снова поднимает голову и осматривается, как будто кого-то пытается найти в толпе, однако безуспешно. Вайсс склоняет голову к плечу и прищуривается – похоже ведут себя хищные птицы, увидевшие цель. Так орлы потом уносят мелких собак типа болонки мисс Адамс. Чтобы быть уверенным в том, что он действительно видит ту девицу-диабетичку с сюрпризом в карманах в виде порошка, подсыпаемого мужикам-раззявам, нужно все-же спуститься. Вайсс так и делает, сбегая по ступенькам и садясь красотке на хвост. Красотке – потому что та выглядит совершенно иначе, чем в первую встречу. Вместо драных джинсов и клетчатой рубахи – черное платье, на ногах не кроссовки, а туфли на каблуке. Волосы выпрямлены, а не собраны в беспорядке в пучок. Ладно, окей, это может быть не она, а просто другая слишком похожая. Или она вернулась-таки забрать оставленный в прошлый раз мобильник. Так радовалась возможности свалить в целости, что забыла тот на привязи зарядки. Девайс услужливо вернула Мелестина, приправив словами: – Твоя подружка оставила, передай. – Мобильник теперь лежит под баром у Густаво и однажды разрядится за полной ненадобностью.

Присесть на хвост интересующему его внимание объекту не составляет труда, он не потерял ее из виду. Девица деловито шурует в туалет, на ходу роясь в своей сумке. И все же это она: даже такой аутфит ее выдает. Вайсс нагоняет ее в пару шагов, лавируя между вывалившейся из мужской туалетной комнаты парочкой и какой-то датой девчонкой, идущей по направлению движения. Он равняется с преобразившимся гадким утенком и кладет ладонь ей на талию. Похоже ведут себя здесь парни, когда подкатывают, но только зона посадки руки обычно сильно ниже. Вайссу же главное обратить на себя внимание. Если же все-таки окажется, что он обознался, всегда можно откатить все назад. Типа сказать: прости, думал, это моя подруга.

Это его «подруга».

Девица резко поворачивает к нему голову и замирает, останавливаясь на месте. – Привет, давно не виделись, – Вайсс широко улыбается, но в жестком взгляде радушия ни капли. – Какими судьбами? – оценивающе оглядывает. В таком прикиде цеплять и отвлекать мужиков от сохранности их полных стаканов куда проще. Куда они будут смотреть, кроме выреза на ее груди? 

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

+2

4

Ещё в прошлую встречу с Рэмом Саше показалось, будто он умеет читать мысли. Обыгрывая наперед, казалось, что от этого парня мало что можно утаить, как и теперь, собственно. Только вот она думает о том, что могла бы сегодня немного поработать сверхурочно совмещая приятный отдых с полезным для своего материального положения делом, как он окажется настолько рядом, что дух спирает в легких. Её пальцы ловко выуживают пачку сигарет, когда чья то рука ложится на спину на уровне лопаток. Это вызывает внутри обрыв снежной лавины - от лица отливает и девка так резко дергается, что буквально выбрасывает пачку сигарет в сторону. Картонная коробочка исчезает у ног шумной толпы ребят, стоящих недалеко от входа в туалет. Ком паники встает поперек горла как кость, Саша так глубоко задумалась о своём, что любое прикосновение автоматические расценивается как попытка ухватить и утащить её в темный угол. Рохо оставил в памяти очень неприятные воспоминания, когда Макс вжал её в стену и собирался трахнуть даже не попытавшись скрыться в укромном местечке (для него укромное местечко это коридор с тусклым освещением). Поворот на каблуках вызвал легкое головокружение, волосы ударили по лицу и девушка выставляет свою крошечную сумку вперед на манер шпаги. Если бы глаза быстро не сфокусировались на лице Рэма и его голос (и смысл сказанного) не дошел до сознания, то, вероятно, она бы наглеца (кто бы он не был) безжалостно побила. По крайней мере рука замерла в замахе, но конечной точки не достигла. Губы сложились буквой “о”, и холодный испуг сменился приливом горячей крови что обожгло даже кончики ушей. Синий неон скользнул по лицу парня, подсвечивая его отчасти растрепанный вид. Об этом не говорило что-то конкретное, весь облик демонстрировал вальяжную расслабленность, граничащую с приятной усталостью. Может всё дело во взгляде? По крайней мере он не ухватил за шею и не стукнул лбом о дверь в туалет, а ведь мог. Мало ли что от него ожидать. От своего парня в Рождество несколько лет назад она тоже не ожидала многого, когда они праздновали вместе. С тех пор Саша знает, что не нужно мешать глинтвейн, виски и водку - они надрались так, что он оставил на её лице заметный такой синяк как подарок на Рождество.

—Не надо меня хватать, Рэм, - с придыханием отозвалась, опуская свою сумочку. Она все равно не сошла бы за оружие в отличие от рюкзака. Вес последнего мог бы спровоцировать сотрясение мозга. Мужской голос с довольно дружелюбным смыслом прозвучал на периферии сознания уже после того, как она кошкой вывернулась из-под его руки (а могла бы не). Его взгляд мягкий и вместе с тем жесткий, он любопытно пробегает по лицу вниз, а Саша отвечает взаимностью, осмотрев с головы до пят. —Я не люблю этого, - зачем то сообщила, метнув взгляд в сторону укатившейся пачки сигарет. Саша не скромная в широком понимании этого слова, делает шаг в сторону и, наклоняясь, раздвигает людей в компании. Заглядывает незнакомцам под ноги, рыща взглядом в полумраке. Их разговор на минуту затих, они все разом посмотрели на девку, втиснувшуюся в их кружок. Барагозить не стали потому что сработал эффект неожиданности. Сгибаясь в три погибели, поднимает сигареты и выпрямляется аккурат перед носом невысокого парня. —Шнурок развязался, завяжи, - предостерегающе брякнула, вышагивая обратно к Рэму ощущая, как в спину ледяными сосульками воткнулись ни то оценивающие, ни то упрекающие взгляды. Оскуро, впрочем, похеру, она расценивает себя совсем никак, чтобы думать, что те восхитились её задницей или, например, декольте. Платье, в отличие от подавляющего количество женщин в клубе, было чуть выше колена и это можно было назвать даже неприличным по сравнению с длиной юбок обитающих тут дам. Они, как и полагаются, едва-едва прикрывали жопы. —Я пришла за своим телефоном, который оставила в прошлый раз, - засовывает нервно пачку сигарет обратно, а она как назло совсем не хочет возвращаться, не позволяя застежке на сумочке застегнуться. У Саши, почему-то, дрожат руки. Она последний час лениво искала Рэма взглядом и когда смирилась с тем, что его здесь нет, он появился как черт из табакерки, спутав карты. Странным было лишь то, что когда первичный испуг сошел на нет (Саша нырнула под ноги парням чтобы взять таймаут и даже едва ли дала отчет тому, что ввела ребят в сконфуженное состояние) он оголил какую-то ненормальную радость. Неприятно думать о том, что Рэм вообще у неё вызывает нечто подобное из возможных эмоций в заготовленном арсенале на все случаи жизни. —Я пришла, отдохнуть, потанцевать и выпить, больше ничего... - делает акцент на этом слове. —...делать не буду, - заводит сумку за спину с руками, так дети от матери прячут дневник с двойкой. Еще бы она могла сказать, что пришла не одна и у нее есть алиби в лице Рауля, но отчего-то язык не повернулся доложить об этом. Будто бы сей факт как-то повлияет на мнение Рэма и он такой типа “ой, она с парнем, не буду ей сегодня совать пальцы в рот”. Не то чтобы она этого хотела, просто желание его слышать (видеть, может?) чу-у-уточку больше, чем треп сопровождающего её испанца. —Ещё у тебя помада, вот здесь, - пальцем указывает на линию своего подбородка, показывая, где у него размазанное (он, видно, пытался её оттереть) пятно. Если бы не вспышка софитов, Оскуро, верно, этого даже не разглядела. —Отдашь мне телефон, Рэ-эм? - её речь льется как вода из родника - беспрерывным потоком. Нервозность даже самой себе бьется в глаза. Напряжение транслируется в движениях и словах, только дело не в страхе. Рэм своим присутствием вытесняет кислород, появляется инстинктивное желание съебаться отсюда. Нечто такое, наверное, испытал пес сегодня на вечерней прогулке, когда хмурое небо вечернего Сан-Диего угрожающе нависло на пики высоток. Кратковременный ливень с Маэстро (так кличет пса) переждали в подъезде одного из домов, трясясь от раскатов грома. Оранжевые вспышки молний пугают чуть больше, чем оглушающий грохот над головой. Плачущий скулеж дворняги еще гудел в ушах, нелюбовь к грозам - у них семейное. Небо хмурилось и когда Оскуро ехала в клуб, дождь накрапывал, но не обещал прополоскать город ещё раз. —Но отсюда я пока не уйду, - вздёрнула подбородок и игнорировала пятно помады. Блядь.

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2022-09-14 16:31:35)

+2

5

– Тогда тебе стоило отправиться в монастырь, там точно не распускают руки, – отзывается Вайсс и ладонь не убирает. Даже наоборот  – чуть пододвигает настырную в своем пристрастии к Рохо девицу к себе, чтобы какая-то датая мадам, пьяно жонглирующая полным бокалом, не окропила ее содержимым. В темном тесном коридоре весьма оживленное движение, это третья точка сбора после танцпола и бара. – Отлично выглядишь, – взгляд сам падает ей в вырез платья, но ненамеренно, потому что Вайсс просто следит за тем, куда смотрит она сама – вниз и под ноги. У нее из руки, кажется, выскочила пачка сигарет, когда он ее нагнал и испугал своим внезапным появлением. Теперь та валялась где-то, очевидно навсегда проебанная. Такое здесь место: если что-то обронил, и оно не дороже новенького мобильника, то, может, и не стоит рисковать искать. Однако девица не из пугливых и в следующую минуту бросается в ноги компашке веселых громких парней. Те от неожиданности сперва замолкают, а потом хохочут: – Эй, детка, мы можем встать в очередь, чтобы тебе было удобнее! – самый наглый кладет ладонь на ширинку и тянет. Вайсс коротко свистит и попадет в паузу в бите. Получается достаточно пронзительно, чтобы привлечь внимание. Жестом показывает разом повернувшим к нему голову типам: она со мной. Эти торчки из частых гостей, так что физиономия Вайсса им примелькалась, и возражений насчет принадлежности девки у них не возникает. Она же, отыскав пачку, возвращается, прижимая к себе свою сумочку размером с книжку как щит. Слабая защита – даже печень в случае чего не прикроешь. Вот ее рюкзак по вместительности был похож на палатку: можно было спрятаться внутри.

Она сообщает, что пришла за телефоном. Вайсс усмехается: вспомнила-таки или все эти дни просто собиралась храбростью наведаться в Рохо снова? Черт, а ведь он забыл про мобильник. Тот так и лежит под стойкой у Густаво, сперва был включен, но, может, уже разрядился.

Вайсс смотрит, как она пытается совладать с молнией на сумочке, которая никак не может проскочить над торчащим углом сигаретной пачки, забирает у нее все и помогает-таки надежно спрятать содержимое. Внутрь не лезет, хотя мог бы наверняка обнаружить что-то любопытное. Возвращает вещицу обратно, а то у девицы такое лицо, словно отобрали ее младенца и могли кинуть с обрыва. – Так ты пришла только по этому делу и ради развлечения? – спрашивает он, складывая руки в карманы джинсов. Надеется, что прошлое его предупреждение осталось у нее в памяти, потому что при том же раскладе снова рассчитывать на его великодушие не придется. Вайсс дает ошибаться только раз, а во второй молча стреляет в голову. Девчонка может быть сколько угодно очаровательна в своей непосредственности и задорной наглости, но и у этого есть пределы. Если ей прежде всегда везло, и на кураже она уходила от неприятностей, то, возможно, он тот, на ком все может пойти прахом.

Она смотрит на него как опасливо затаившийся щенок, проверяя, будет ли большой пес жрать его сразу или все-таки подождет с расправой. Ну, оснований откусывать ей голову прямо сейчас у него нет. – Но я вижу, что ты пришла, однако не танцуешь и не пьешь, – резонно замечает Вайсс. Хотя, она могла намылиться в туалет, чтобы уколоться, но вроде не очень-то торопиться. Значит, шла просто попудрить нос? Кстати, о внешнем виде: она говорит, что у него на лице помада, и указывает, где именно. Значит, не вытер? Вайсс берет девку за талию, разворачивает от себя и толкает в сторону туалета. На этот раз женского – ей, может, нужнее. Да и освещение там лучше. Девицы, отирающиеся внутри, довольно хохочут, а он всматривается в отражение, выдергивая остаток бумажных полотенец из дозатора, и наконец приводит себя в порядок. Стойкие помады мисс Адамс почему-то проявляют стойкость именно на его лице.

– Телефон отдам, – отзывается Вайсс, не оглядываясь: ему видно ее в зеркале. Ее и еще за нею абсолютно пьяную мадам, ту, что с бокалом, которая сидит на унитазе, даже не прикрыв дверь кабинки. – Тебе здесь понравилось? – он наконец оборачивается и смотрит на нее. – Верну телефон за имя.

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

+2

6

Гогот парней с отпущенными шутками в адрес Саши свербит в ушах ещё долго после того, как они поумерили свой пыл (не без помощи Рэма). Если бы она была одна то поддержала бы заданный фон и тоже ответила что-то в духе заданной планки, но когда это нужно было сделать, язык во рту распух. Не смогла им пошевелить, мозг выключился в ответственный момент и не потому что соображалка перестала генерировать колкости, а потому что создалась неловкая ситуация в присутствии Рэма. Её не волновал стыд когда он в рот толкал пальцы или когда подкармливал бургером как уличную бродяжку, но теперь всё как-то сложилось иначе: накрасившись и красиво одевшись не добавило уверенности как это бывает у нормальных женщин, всё сработало с точностью до наоборот. —Не… - сумка из рук выскальзывает настойчивым рывком. —...надо, я сама, - на выдохе, провожая взглядом и чувствуя, как на затылке волосы становятся дыбом. Если Рэм заглянет внутрь, то весь её пиздеж пойдет прахом и теперь он выставит её за дверь похуже предыдущего раза (возможно сдаст полиции). Пальцы, держащие сумочку, замерли в таком положении, будто она всё ещё в ладонях. Глаза цепляются дикими псами в руки мужчины, который ловко проталкивает торчащий укол пачки сигарет и молния послушно застегивается с характерным звуком. И часто он решает проблему вместимости женских сумок? В груди свинцом наливается ком совершенно необоснованной злобы. Была бы Саша нормальной, то она бы обязательно кокетливо вздохнула и поблагодарила спасителя (девушки любят гипертрофировать опеку), но помощи всё же не просила. Привычка закидывать в рюкзак свои пожитки усложнялась сейчас мелкими объемами и отсутствием опыта впихнуть невпихуемое. К счастью парень не любопытный и проявил уступчивость, продемонстрировав или доверие, или отсутствие смекалки. Такой шанс упустил, досада какая (для него).

Так ты пришла только по этому делу и ради развлечения? - в этом вопросе очень глубокий смысл. Он почти прямо спросил будет ли она проворачивать сегодня привычную схему заработка и как сильно хочет нарваться в этот раз. Взгляд карих глаз сменился снежным, холодным равнодушием, пусть и заметно напускным. Саша хорошая лгунья и пиздит иной раз так убедительно, что сама же верит в свои собственные сказки, просто проблема в том, что Рэм, кажется, уже в них не верит и довольно давно (с тех пор как узнал, что Санты не существует, а может и того раньше). —Я искала тебя чтобы забрать телефон, но спустя минут сорок подумала, что сегодня не твоя смена, - в голосе будто даже разочарование, что он всё же оказался на работе, хотя на самом деле подобного не испытывала. Сотовый ей нужен и задарить его из страха вернуться в Рохо не собиралась. Да и впрочем какой страх? Опасливость, что он не допустит того, чтобы Оскуро попала внутрь. Она попала и не испытала каких-либо проблем на входе и даже после его появления за спиной. Может Саша тоже слишком гипертрофировала своё поражение неделю назад? —Полагаю, ты просто очень тщательно принимал дежурство, - это отсылка к помаде не подбородке и помятый вид, обильно сдобренная ядом. —Отдых в мой план входил тоже, - продолжает сразу, не делая акцент на предыдущей фразе. Когда Саша волнуется, она начинает быстро говорить и сама не замечает, когда правда сменяется ложью и обратно. В такие моменты под зашкаливающий пульс у неё рождаются самые восхитительные и правдоподобные легенды не хуже, чем у Эрнеста Хемингуэя. —Да и завтра в ночную смену, есть шанс отоспаться, - слова об отдыхе и полноценном сне порождают прилив горячей волны наслаждения, приятно знать что утром тебя не ждут многочисленные дела и можно не заводить будильник на четыре-пятнадцать. Их разговор у входа в туалет обрел новые краски и их яркость могла бы посоревноваться с синим неоном, стреляющим со стороны танцпола. Там шевелится толпа пот дерзкий бит, но здесь он только лишь отдает глухим эхом, оглушая чуть менее сильно. Если стоять близко друг к другу можно расслышать всё без особого напряжения слуха.

Но я вижу, что ты пришла, однако не танцуешь и не пьешь, - Рэм будто хочет показать, что держит руку на пульсе, но последнее где он её держал - пизда какой-нибудь девицы, что оставила своё клеймо на лице мужчины смазанным пятном. Саша снова вспоминает о том, куда он толкал их неделю назад и к горлу подкатывает ком, утыкается в кадык и заставляет сбиться только-только выровнявшееся дыхание. Мерзость. —Я выпила и уже танцевала, - с последним, правда, приврала, потому как еще не добралась до той кондиции, когда заводная музыка заставит пятки гореть в зоне танцпола. —Просто ты был занят и не заметил, - выдохнула, потому что Рэм был не настроен слушать этот трёп и подхватив собеседницу, затолкал в дверь женского туалета. Мир крутанулся вокруг своей оси и если бы не его выставленная вперед рука, она бы прилипла носом к дверному полотну. Ему неприятны её намеки и отсылки к последнему часу его жизни? Или настолько приятны, что он не намерен делиться радостью свершенного под перезвон пустых яиц?

Однотонный свет ослепил и заставил зажмуриться после приятного полумрака коридора. Казалось бы что вот и всё, но давление на талии совсем не исчезает, тонкая ткань пропускает горячее тепло ладони жадно и охотно. Саша пытается вывернуться и одновременно зацепиться взглядом за парня, не веря тому, что он спокойно зашел следом, решив конвоировать её и теперь. Серьезно? То есть интимности важного момента облегчения не будет? Девки в отличие от Оскуро совсем не удивились появлению мужика, оно и понятно - судя по прошлому сюда визиту за металлической преградой ряда кабинок соитие обдолбанных и пьяных происходит с завидной регулярностью. До уха донеслись смешки, но не злобные - можно сказать даже на какой-то ноте чуть игривые. Саша не видела в этом ничего забавного, потому что последняя встреча в туалете с Рэмом не закончилась чем-то приятным да и экстаза ни один из них не получил (кроме желудка, ему вот стало намного легче в тот вечер). Выпитый алкоголь просился наружу, но Рэма, кажется, физиологическая потребность не трогает от слова совсем. —Серьезно? - озвучивает свои мысли в вопросе возмущения уровня визга сигнализации (от природы чуть грубоватый тембр, правда, не берет высоких нот). Саша вскидывает рукой, указывая на кабинки. —В дамской комнате? - он моет спокойно руки и цепляется за лицо взглядом через отражение в зеркале. Журчание воды напоминает о цели визита, но если она блевала с его пальцами во рту, то точно не собирается сидеть на унитазе и ждать, когда он её оставит. —Здесь есть хоть что-то, что тебе было бы не позволено хотя бы с точки зрения остатка морали? - злится и демонстративно заходит в кабинку, хлопая металлической дверью так, как могла бы уебать его. Она даже на секунд представила, как его лицо встречается с тонким листом железной перегородки. Желание пописать сошло на нет, меньше всего Оскуро хотела составить компанию девице через стенку, сидящей на унитазе с бокалом. Тонкая линия белья сползла по её голеням на высокий каблук туфель и её совсем не смущало присутствие Рэма аккурат напротив. О своем наличии девица сигнализирует иканием, подпирает подбородок ладонью, локоть руки которой уперся в острое колено длинных ног. То, что Рэм равнодушен к видам открывшимся его глазам, Оскуро уже не увидит, потому что опустит крышку унитаза и сядет сверху, спрятав лицо в ладонях и на манер соседки упрется локтями теперь уже в свои колени. Под туфлями валяется использованный презерватив. Ну блядь.

Шорох полотенец говорит о том, что парень собрался отмыть приставучую к коже помаду и ей не надо видеть, чтобы это понять. Вся ситуация какой-то дешевый спектакль. Сюр. Уложила сумку на бедра, оставшись так сидеть минуту, может две. Это время поможет восстановить дыхание, сердцебиение и привести мысли в порядок. Рэм издевается над ней, ему просто весело проверять нервную систему Саши на прочность, загнать в максимально неловкую ситуацию хуже той, что произошла неделей ранее. Девицы с появлением мужчины мгновенно ретировались с зоны боевых действий ошибочно полагая, что заниматься они будут явно не разговорами. Повисла долгая пауза под плеск падающей в раковине воды.

—Что? - переспрашивает сконфуженно, выходя из кабинки и прикрывая дверь, забыв о своем телефоне и основной цели приезда соответственно. В углу пшикнул автоматический освежитель воздуха, добавляя в пространство сладковатый аромат, будто среди холода зимы цветами распустилась весна. —А, - поднимает подбородок, встречаясь взглядом с отражением Рэма в зеркале. —Хорошо, - отзывается, когда он говорит что вернет телефон и добавляет “не хорошо” на комментарий обмена гаджета на имя. —Я работаю в таких же барах и клубах, мне в целом нравится атмосфера жизни когда ночью всё живет и пульсирует, - парень повернут к ней и смотрит, а Саша не смотрит в ответ. Она делает шаг к соседней раковине и освобождает руки от сумки, подсунув ладони под воду как если бы действительно сходила в туалет. —Здесь каждый чувствует себя частью чего-то большего, ощущает себя по-настоящему живым. Разве не поэтому ты работаешь в Рохо? - её вопрос не требует ответа, теперь она видит профиль Рэма в отражении заляпанного местами зеркала. Парень в полоборота глядит на собеседницу и совершенно игнорирует пьяную мадам. Кажется, будто он настолько привык к таким видам широко расставленных в стороны ног, что принимает их как часть клубного интерьера. Где-то на периферии сознания скользнет едкая мысль о доступном и легком сексе, один из плюсов работать в клубе охранником потому что в пьяном угаре девиц это даже возбуждает. Правда Рэм всё ещё не походил на такового и функция словно была несколько иная. Саша еще не поняла какая именно.

Диспенсер с салфетками с её стороны пуст не без помощи Рэма, очевидно. Смерит раздраженным взглядом пустое жерло прикреплённой к стене пустой пластмассовой коробки. Растопырив пальцы, ползет взглядом по раковинам на противоположную стену, в какую они были встроены и находит ещё один с короб болтающимися полотенцами. Делает шаг на Рэма и будто бы случайно даже мажет по его груди плечом, вытаскивая бумагу. От футболки как и в прошлый раз узнаваемо приятно пахнет шипровым ароматом с нотами бербонского черного перца, юзу и кориандра.  И при этом совершенно ненавязчиво прослеживается сладковатый запах дорогих духов, определенно женских в своей сладости и мягкости звучания. Флёр щекочет нос игриво, у этой дамы определенно хороший вкус. Саша, например, пахнет ничем кроме едва-едва уловимого запаха лака для волос и, быть может, ополаскивателя для белья.

Отстраняется на исходную. Вытирает ладони и отправляет в мусорное ведро, накрывая ту, что измазана стертой губной помадой (она на белой бумаге как снятая чернильная печать). Задерживает на той взгляд вспоминая о первоначальной цели посещения Рохо. Сюда она приехала явно не для того, чтобы переговариваться и торговаться, язык щиплет от желания съязвить, но колкость проглатывает вместе со слюной под звук разбитого стекла. У дамочки на унитазе бокал вываливается из рук и её расфокусированный взгляд на некоторое время концентрируется под ногами, где расползается мокрое пятно недопитого коктейля или чего-то что его напоминало. Может шампанское или белое вино? Голова тяжелая от хмеля опускается на стенку кабинки и девка проваливается в алкогольный коматоз. —Вот и скажи, нужно ли что-то делать мне, чтобы добиться желаемого? - отталкивается от раковины и делает шаг к прильнувшей к краю кабинки девушке, поднимая её сумку с пола. Щелчок ридикюля вышитой рисунком сакуры и яркими бусинами, и в ладонях Саши уже крошечный розовый кошель с кредитками, смартфон и конвалюта с какими-то таблетками. На первый взгляд похожи на противозачаточные, но едва ли Оскуро имеет хоть малейшее понятие как те выглядят на самом деле. —Когда всё за тобой само идет в руки? - она выставляет добычу вперед, демонстрируя Рэму. Видит своё отражение за ним в зеркале и всё же самую малость немного восхищается - волосы идеально лежат на плечах и черное платье выгодно подчеркивает фигуру, выделяя грудь глубоким декольте (портит все лишь фон позади). Отсутствие броских аксессуаров подчеркивает минимализм словно так и было задумано изначально. —Знаешь почему я не возьму? - интересуется, затолкав всё обратно и коснувшись плеча пьяной дамы в попытке разбудить.

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

+2

7

Оказывается, она его искала, собственно, чтобы вернуть оставленный тогда телефон. Вайсс хмыкает: очевидно, признание далось ей нелегко и после длительных внутренних переговоров с самой собой. Особа выглядит как та, кто в принципе не любит не то, чтобы признаваться в зависимости от кого-либо, но даже давать на это намек. Наверное, потом она помоет язык с мылом, прополощет рот чем-то алкогольным и старательно сотрет данный факт из памяти, снова сделав свою репутацию незапятнанной. Возможно, у нее на этом пунктик, как иные повернуты на педантичности при разглаживании шнурков, до которых никому в здравом уме нет дела. Главное, чтобы ботинки не спадали, а остальное уже из области личных загонов.

Ее колкость насчет процедуры приема дежурства заставляют дрогнуть уголки его губ, но голубые глаза, кажущиеся в неоновом полумраке совершенно светлыми, остаются серьезными. Не ее дело, но попытка уязвить его может быть засчитана просто за смелость. Так котята нападают на страшную волосатую руку, но их зубы и когти еще слишком мелкие для того, чтобы по-хорошему зацепиться и нанести ущерб. У Вайсса толстая и закаленная шкура, ее способны пронять только очень крепкие клыки. – Я тщательный во всем, – невозмутимо отвечает он. Чуть больше напора на согласных, и его репликой можно свежевать коровьи туши. Тем временем девка снова пытается отвлечь его болтовней, сообщая дальше о своих планах на остаток ночи в Рохо и отсутствии таковых на завтра, что, видимо, является своеобразной индульгенцией для ее здесь пребывания. Ну, по ее версии, конечно же. Вайсс слушает, но даже не делает вид, что верит. Просто внимательно смотрит: для создания впечатления благодарного собеседника. Как у боксера, пусть и бывшего в профессиональном плане, его уши крепко прижаты к голове, так что лапши не навешаешь.

Треп продолжается и в туалете. Девица, конечно же, возмущена его бесцеремонностью и наглостью, но она единственная такая. Больше никто из посетительниц ничего против не имеет: девки докуривают, донюхивают, доссывают, поправляют трусы и подолы и удаляются, чтобы дальше предаваться всем смертным грехам по очереди. Уныние среди них тоже имеется: оно наступает, когда принятая доза выветривается, а новой нет. Вайсс не поборник нравственности, ему фиолетово. Все здешние гости достигли возраста, когда способным сами принимать решения и нести за них ответственность, никто из них не нуждается в помощи. Да и он не нанимался в воспитатели. – Детка, в этом месте от «морального» давно отвалилась буква «М», – смеется он ее отражению в забрызганном зеркале. – Мы прибили ее на дверь мужского туалета, кстати, – она там в прошлый раз была, это такое дружеское напоминание. – Но ты права, никаких запретных территорий для меня здесь нет, – остатками салфеток протирает край столешницы, чтобы развернуться и привалиться к ней задом. Скрещивает на груди руки. Отсутствие запретных территорий помимо прочего распространяется и на телесные, и дело не только в том, что догадки девицы насчет мест, где сегодня до встречи с нею побывали его пальцы, верны. К слову, в ней они бывали тоже, только в другом отверстии, так что вопрос от нее вообще странный. А возмущение ей к лицу, жаль не видно, заливается ли она краской. Зеленый неон скрадывает все оттенки на смуглой и любой другой коже.

Как бы то ни было, девица ретируется в одну из кабинок и закрывает за собой дверь с показательным перформансом. Та аж вздрагивает и едва ли не проскакивает внутрь. Похоже на подростковый бунт против неуступчивого взрослого. Вайсс усмехается, но уходить не собирается. Если он потребуется мисс Адамс, то он у нее на быстром наборе, а мобильник лежит глубоко в кармане джинсов. На мадам с бокалом рядом Вайсс не обращает внимания. Она шевелится, этого достаточно. На конвульсии не похоже, и пена ртом не идет. Парадокс: тогда он притащил девицу в туалет, чтобы проблевать ее и не отдать господу на тот свет, однако в целом довольно равнодушен к смерти торчков. Такая же херня выработалась в Афганистане: в конце концов чья-то смерть стала обыденностью. Сами выбрали такое ремесло.

Девица возвращается и как будто даже принимает его условие возврата телефона в обмен на имя, но выполнять не торопится. Вместо этого опять метет языком: видимо, чувствует себя хорошо, и слюна во рту не похожа на резину, а работает как смазка. – Ты серьезно? – фыркает Вайсс. – Чувствуешь себя в таких местах частью чего-то большего? – в гадюшнике? Невелики запросы. – Ну, разумеется, я ощущаю здесь власть, – переключается мгновенно, подыгрывает. Ведь что-то такое она себе представляет на его счет? – Например, могу совать пальцы в рот кому угодно, – ее укусы зажили, раны не загноились, так что все окей. Уколы от бешенства вроде бы тоже не понадобятся – ничего странного он за собой замечать не стал. Разве что спустя какое-то время может стать чересчур пиздлявым.

Нужно ли ей что-то делать, чтобы добиться желаемого? Она усердно моет руки, вытирает их. Чтобы разжиться дефицитными бумажными полотенцами даже  вторгается в его личное пространство: словно сунулась между прутьев клетки, пока хищник в другом углу. Что это, попытка соблазнения? Вайсс усмехается, качая головой: – Думаю, стоит, иначе бы не проделывала свои фокусы. – Осторожнее. Хищник вот тут рядом, просто смотрит.

Он молча наблюдает, как она переключается на отрубившуюся в пьяном угаре мадам, шурша по содержимому ее сумочки. Обчистит или нет? Сделает это полностью или поживится только частью? Однако девица вдруг проявляет благородство и даже пытается растолкать (не)подругу. – Потому что я тебе не позволю? – вопрос риторический. Вайссу плевать, что происходит у него за спиной, потому что за всем не уследишь, но на его глазах чья угодно свобода действий априори ограничена. Девица, похоже, или еще не до конца поняла, или надеется стать исключением. Он подходит к пьяной, кладет пальцы на ее шею, проверяя пульс. Дрыхнет. Мягко выталкивает девицу из кабинки и оставляет мадам просыпаться, закрывая дверь. – Хорошего вечера. Я за тобой слежу, – складывает пальцы в «V» и подносит к глазам.

Направляется на выход. В прошлый раз он уже сказал, что повторять дважды – не про него, а у девицы было достаточно времени чтобы выучить урок.

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

+2

8

Саша даже не могла догадываться о том, что у этого парня есть чувство юмора. Пусть специфическое, но оно всё же есть. Еще он немного извращенец, об этом девчонка думает совсем запоздало, потому что усердно подавляет в себе рвотный рефлекс от навязчивого воспоминания ощущения пальцев у неё во рту. Оскуро вообще не любит когда в естественные полости тела что-то толкают, пусть и обещают мифическое райское наслаждение о которых впору слагать легенды. Рэм, правда, ничего такого не обещал, когда давил на корень языка подушечками пальцев. Её взгляд острый как скальпель, фраза про запрет своровать что-то колет куда-то под дых. Может она и воровка в широком понимании этого слова, но не ебанутая по жизни - не станет брать ничего из сумочки, тем более на его глазах, преследуя поговорку “назло маме уши отморожу”. —Нет, потому что не интересно брать то, что достается так просто, - она кривит нос, потому что её вытянутое признание тем вечером про попытку спиздить денег у красавца-парня - Макса - он принял за чистую правду. К тому же Рэм едва ли простил ей попытку усыпить и его тоже. Просто доказательств было целых ноль, а, как говорится, не пойман не вор. Ещё её слова можно было поставить в параллель с самим Рэмом, делая отсылки на губную помаду и его как бы “занятость”, но эта мысль становится больше неприятной, чем вызывает привычный бурлящий в крови азарт. Саша может долго выслеживать свою жертву и обчистить карманы при удобном случае, но на людей это неожиданно не распространяется. Человек он ведь не купюра, сам в руки добровольно не пойдет, здесь нужно прикладывать больше усилий.

Впрочем, парень не ищет скрытых смыслов в её словах и протискивается мимо боком, чтобы проверить жива ли эта угашенная верхом на унитазе мадам. Саша внимательно следит за тем, как пальцы нащупывают пульс на фарфоровой коже и сглатывает густую слюну. Оскуро еще долго будут преследовать эти ебаные воспоминания которые плотно ассоциируются с руками Рэма. Она мысленно обещает себе больше сюда не возвращаться и перестать рваться на этот головокружительный аттракцион пусть он и дарит чувство потрясающего задора, граничащего с дискомфортом. Если её закинет ещё выше, то начнет перехватывать дыхание. Отводит взгляд когда в пиздец каком крошечном пространстве поворачивается парень, выпроваживая Сашу вон из кабинки. Мягко, но настойчиво подталкивает, а она и не сопротивляется потому что на футболке у него, на самом краю ворота, тоже след от помады. С этого ракурса хорошо видно как и пульсацию артерии под кожей. Ладно, стоит признать - Саща совсем не особенная и даже попытка заговорить зубы терпит поразительное фиаско. Это осознание поднимается горячей волной где-то глубоко внутри и последнее что успевает сделать - закинуть на колени пьяной мадам её розовый ридикюль с вышитыми цветами сакуры, прежде засунув обратно гаджет, кредитки и таблетки. Дверца захлопывается почти перед носом как и все возможности в её жизни - с глухим ударом о бортики.

Выдыхает, поднимая взгляд на парня, который собрался съебаться, оставив её без сотового. Выходит, он играет в эту игру исключительно по своим правилам и попытка внести в них коррективы рушится как карточный домик. Немного обескураженно уставилась в затылок и то, как просто он сваливает из туалета, оставляя собеседницу один на один с посапывающей леди без трусиков. Хватая свою сумочку, выскакивает следом и напарывается носом на его спину, потому что Рэм стоит сразу за дверью, а перед ним - Рауль. Они, кажется, тоже столкнулись и одному богу известно какого хера тот отирается под дверью женского туалета. Шипит нечленораздельные маты себе под нос, выруливая из-за руки и ощущая, как удивленный Рауль пялится сначала на неё, затем на Рэма, потом снова на неё. В его голове крутятся шестеренки пытаясь сообразить как мужик вышел из женского туалета и почему у него на хвост упала подруга. Выводы могли бы быть очевидными, если бы он её знал чуточку хуже. —Саша, какого черта? - на выдохе с раздражением. —Я думал тебе плохо стало, а тебе напротив, кажется, очень даже хорошо, - тон не высказывает какой-то пресловутой ревности, просто он действительно переживал. Оскуро свалила в туалет и проебалась на десяток минут. Сколько они там провели времени? Кажется, будто от силы минуту, может две. Рауль воспитанный и порядочный парень из хорошей семьи, он совсем не боец по своей натуре, галантен и обходителен. На фоне Рэма кажется выхоленным как начищенный хрустальный бокал по сравнению с привычной и любимой кружкой, которую чтобы попить кофе ты выберешь из десятка стоящих на полке в шкафчике кухни. Разница в том, что на один любуются поколениями, а другой держат в руках, наслаждаются напитками из него, касаются губами и предпочитают всем остальным. —Предупредила бы, - кажется, что неловко себя чувствует как раз таки он, будто ворвался в спальную к любовникам и застиг их в неприличном виде. Саша скрипит зубами, её попытка скрыть имя и то, что она пришла не одна, тоже провалилась. Сегодня вечер точно не задался. Почему исключительно в присутствии Рэма у неё всё выходит из-под контроля с первой секунды их совсем неправильного знакомства? Хотя, если бы не её выдающаяся способность находить неприятности, Рэм с ней тогда бы даже не заговорил. Ситуация так неожиданно злит. Зациклилась на этом самоуверенном деспотичном тиране-бабнике, что вжалась в пол и поджала хвост как побитая собачонка. Её уровень - лаять из-за забора, где написано “осторожно, злая собака”, когда на самом деле там какой-нибудь пекинес или мохнатый пудель.

—С чего бы? Мы случайно столкнулись, - рычит и выруливает из-за Рэма, вытягивая руки с сумкой и пихая её в грудь Рауля с таким размахом, будто там для его сердца припасен осиновый колышек. Парень обескуражено инстинктивно цепляет ту руками, удивленно смотря сверху вниз. Саша ставила на то, что он по своей привычной тактике быстро переключится на какую блондинку и уж чего она не ожидала, так того что он останется ждать подругу у бара. —Держи, я пошла танцевать, - сердито оставляет свою сумку и шагает прочь по коридору, исчезая в полумраке, который разрезает синий и зеленый луч неона. Двигающиеся хаотично люди под бит принимают девушку и она, пританцовывая, пробирается к барной стойке за своим виски, сталкиваясь нос к носу с той дамой, кажется её звали…Мел, да. Той потребовалось меньше секунды, чтобы в лице Саши разглядеть охуевшую девку которую Рэм запер в комнате. На её губах появляется злая ухмылка, Оскуро отбивает их дном опрокинутого в себя стакана с виски. Алкоголь обжигает глотку. —Повтори, - обращается к Густаво наконец переведя взгляд на Мел которая рассматривает её как диковинную птичку в клетке. Взгляд карих глаз блестит маньячьим наслаждением. —Это ты забыла телефон в комнате, - кажется, она в курсе ситуации и потерянного гаджета. Её пафос струится через склеру глаз и пышет из ноздрей так, что сбивает с ног. Нихера себе уровень самовлюбленности. —Или ты не за ним вернулась? - она делает отсылку к Рэму, подстегивая уровень агрессии. —К тебе, я же сказала - Рэм меня не интересует, а вот ты очень даже, - облизывает губы языком, смахивая с них влагу спиртного и после утрет уголки рта подушечками пальцев в каком-то совершенно пошлом жесте. В желудок будто положили уголек из камина. —Но если тебе не по нраву, я могу просто забрать телефон без жертвоприношения, - стакан с новой порцией виски касается локтя на барной стойке, Саша залпом опрокидывает и его. Теперь градус обжигает стенки желудка и она снова тянет емкость, чтобы её наполнили. Над баром работает кондиционер, здесь становится жарко даже несмотря на прохладный обдув. Оскуро подставляет под поток холодного воздуха затылок, так легче бороться с подкатывающими волнами недовольства.

А у Рэма не нашлось времени на тебя, полагаю? Он был очень занят, - яд струится и обещает отравить всех в радиусе пяти метров. Оскуро думает, что это с ней он провел время, но тон помады не сходится с тем, что остался пятном на щеке и вороте футболки. Хотя, совершенно логично что она могла её обновить. Девка смотрит на Мел и не отрывая взгляда сглатывает очередную дозу виски, отстраняя руку со стаканом. Пальцы разжимаются и стекляшка падает, разбиваясь о пол с оглушительным звоном, который поглощает музыка. Люди рядом даже не заметили потерь. —Ой, какая я неловкая, тебя не задело? - равнодушно отзывается наслаждаясь произведенным эффектом, лениво взглянула им под ноги. Осколок саданул по собственным ногам, но лицо Саши осталось каменным и определенно раздраженным. Злость пряталась в прищуре глаз и морщинке между бровей. —Где мой сотовый, Мел? - следующий стакан может немного поцарапать эту самовлюбленную физиономию с идеальными чертами лица, пухлыми губами и каскадом невероятно красиво уложенных волос. —Я заплачу, - быстро добавляет: —За стакан, конечно.

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2022-09-16 16:45:41)

+1

9

Луч мутного зеленого неона мажет по лицу, едва Вайсс выходит из толчка в коридор. Пробка из народа немного рассосалась, куда-то делись те парни, которые приглашали девицу присоединиться  их компании и разнообразить их досуг известным способом. Следующее, что попадает в обзор, это силуэт долговязого парня, который тычется в него, намереваясь попасть в туалет. – Ошибся, братишка, мужской – там, – сообщает Вайсс, кивая ему за плечо. Тип вроде в себе, смотрит осознанно. Работая в Рохо, он быстро научился ебучей наркоманской физиогномике, и, завязываясь с очередным гостем, считывает всю необходимую информацию о его состоянии за несколько секунд. Удивительно, что полученные во время службы навыки быстро ориентироваться в любой ситуации, когда на кону целостность шкуры – и не только своей, но и тех, кто рядом, не притупились в этой клоаке, растраченные понапрасну, а наоборот адаптировались под новые исходные данные.

Нарисовавшегося из ниоткуда парня интересует, какого черта происходит, но обращается он не к Вайссу, а к девице, которая присела-таки на хвост. Оказывается, благородную разбойницу, которая, видите ли, крадет только тогда, когда есть препятствия для достижения желаемого, зовут С а ш а. Вайсс оглядывается на нее через плечо, словно примеряя к ней это имя. Недовольство ситуацией, при которой тщательно охраняемая ею тайна все-таки всплыла наружу, на лицо. Он дергает уголками губ: это не выражение триумфа, это удовольствие. Слишком долго набивала себе цену и тянула резину, так что треснуло по швам. Момент исправить впечатление упущен безвозвратно.

Тип тем временем решает, что в туалете они проводили время вполне определенным образом, пока что сам он беспокоился о своей подруге. Значит, они вместе? Это любопытно. Спутник воровки-клофелинщицы, или что она там подсыпает – не суть, на вид кажется приличнее того, которого она сняла в первый раз, и даже держится ровно, а не норовит прислониться к стенке и по ней же идти от точки до точки. Или просто она его еще не опоила? При местном освещении его рубашка отливает голубым цветом, в этом есть что-то благородное. И в его беспокойстве тоже. Что он забыл в Рохо? – Все нормально, я уступаю тебе твою даму. Вы вместе, так? – говорит Вайсс, проскальзывая мимо. Пусть воображает себе, что хочет: чтобы между ними ничего не было, чтобы лето не кончалось. Разубеждать или оправдываться Вайсс не собирается, придумывать получается у С а ш и – вот пусть и наплетет от души, авось поверит.

Девица же как будто недовольна, но не совсем понятно, чем, потому что к несчастному рыцарю, спешившему к ней на помощь, не испытывает никакой признательности. Она и вовсе как будто возмущена и одновременно раздосадована вмешательством. Вайсс наслаждается происходящим, ему нравится, когда кто-то, сильно надеявшийся водить его за нос, получает по кончику собственного. Не даром утром он снял с себя божью коровку – ее на него посадка была признаком удачи. Хотелось бы, правда, чтобы повезло по-крупному, но осаженная наглость девицы по имени С а ш а – тоже подойдет. Она вымещает неудовольствие на своем кавалере, вручая ему свою сумочку и объявляя, что идет танцевать. Такое ощущение, что она отправляется на танцпол как в огонь только потому, что сказала Вайссу, что именно для развлечения здесь и находится. Интересно, а если бы заявила, что собирается танцевать стриптиз у выставленных шестов по обе стороны от диджея, то и это бы сделала? Накануне утром Вайсс в который раз чинил кондиционер в салоне матери и сестры, а сейчас разжигает пламя в камине. И отправляет туда С а ш у. Просто ей стоит поменьше пиздеть, если она имеет привычку играть по конца и не уступать в своем вранье, изо всех сил делая его похожим на правду.

Он наблюдает за нею в пол-глаза, садясь в вип, где обычно находится мисс Адамс, но она еще не спустилась и не давала ему никакого знака, что он нужен. Вайсс думает пойти наверх, чтобы узнать, все ли в порядке, но потом думает, что все действительно в порядке. У него на лице осталась помада, а у нее… другое. Блядь. Он встряхивается. Видит у барной стойки Мелестину, та пока что внизу за старшую, а через некоторое время от танцующих отделяется С а ш а. Она присоединяется к Мелестине, и между ними как будто завязывается разговор. Отсюда открывается такой обзор, что разобрать по губам, что они говорят, невозможно. Вайсс поднимается и идет к ним, появляясь как раз в момент маленького представления. Правда, он возникает по другую сторону стойки, у Густаво, который вопросительно косится на него, но предпочитает (правильно) заниматься своим делом – трясет шейкерами и кадрит девок. От магии, скрывающейся в горячих пальцах знойного латиноса их пьяные сердца тают как снежный ком. Может, одну из них он ими потом трахнет. Здесь никто не поборник морали.

– Заплатишь, – говорит ей Мелестина и переводит взгляд на Вайсса. – Твоя подруга пришла за телефоном. Думала, ты ей его вернул, – припечатывает реплику ядовитой улыбкой. – Ло вроде бы не открывала здесь стол находок.
Вайсс видел, как стакан выскользнул из рук, а теперь перегибается через стойку и смотрит вниз: – Не пораньтесь, девушки. – На них те туфли, в которых это легко сделать. Мелестина так и вовсе носит что-то амазоночье – голые ноги оплетены шнурками.
– О чем шел разговор? – он оборачивается к застекленной стене позади себя и берет бутылку виски, достает еще стакан и плещет С а ш е на один палец, бросает лед. Между тем взгляд цепко следит за нею: напилась или еще нет? – Ах, да, телефон. А мне полагается вознаграждение?

Какой-то мужик падает на свободно место рядом с С а ш е й, говорит налить ему то же, но в тройном размере. – Я не бармен, – отвечает Вайсс. – А хули ты тут делаешь, эй, – тип свистит. – Давай, быстро! – и тут же оказывается притянутым за ворот гавайской рубахи к глянцу стойки. Вайсс легонько стучит его о нее и отпускает. – Бармен – там, – кивает на Густаво, – и не скупись на чай. Так о чем мы? – снова обращается к С а ш е, мимо Мелестины. Та цедит свою голубую лагуну. На месте отвалившегося мужика появляется С а ш и н спутник. Ставит перед нею ее сумочку и говорит Вайссу: – Можно мне то же, что у нее?

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

+2

10

Фантазия Саши дорисовывает то, как из-за пухлых губ Мел выскальзывает раздвоенный змеиный язык, настолько ядовитыми звучали её речи. Она говорит “заплатишь”, а в ушах звучит “с-с-с-с-с”. Эта дама похожа на Нагайну из Гарри Поттера, только вот не вызывает трепета, потому что за спиной не стоит властный Волан-де-Морт. Оскуро нервно ведет плечом, укладывая руку обратно на стойку, при этом не отводя взгляда от лица Мел в то время, как она как раз отводит свой в сторону. Ха! - подумала Саша, это победа, но вдруг Мел обращается к кому-то за барной стойкой и устойчивость каблуков можно поставить под сомнение (дело в алкоголе, может?). Пятка соскальзывает с пяточной выемки в стельке туфель и тело ведет, но девчонка успевает отыскать равновесие даже не привлекая внимание этих двоих. Чуть поворачивается, обнаруживая по ту сторону (баррикад) барной стойки Рэма собственной персоной. Какого хуя? - сквозит в голове мысль, но ответа так на него и не найдет. –Твоя подруга пришла за телефоном. Думала, ты ей его вернул, - голос Мел как услада для ушей под ритм танцевальной музыки и её зубы в улыбке сверкают не хуже вспышек стробоскопов. Взгляд же Сашиных глаз упирается в горло Рэма и находит его кадык весьма соблазнительным. Почему она раньше не замечала длину его шеи с выразительным адамовым яблоком? Девица, кажется, заценила раньше, оставив то тут то там помаду, изучая каждый сантиметр кожи. Алкоголь в желудке вскипает, тепло разливается куда-то вниз живота и ноги становятся заметно мягче. Саша упирается в барную стойку, отыскав в ней опору. –Ло вроде бы не открывала здесь стол находок, - добавляет Мел и Оскуро вытягивается как прижатая к полу пружина, будучи отпущенной и лишенной какого-либо овздействия из вне. Удивленно смотрит сначала на нее, затем снова на парня. Какая ещё Ло? Это что, шутка какая? Так с кем он зажигал, с этой или той? В голосе Мел ощущается напряжение потому выводы напрашиваются сами собой - не роскошная Мел северная звезда этого синего, бескрайнего небосвода и светит Рэму другая. На корне языка ощущается горечь.

Не пораньтесь, девушки, - парень перекидывается через стойку, разглядывая пол и разбитый о него стакан. Саша думает о расходах запоздало, в её кошельке недостаточно денег чтобы покрыть его и выпитый алкоголь. Придется Рауля просить одолжить, кстати где он? Оскуро неловко делает полушаг назад от Рэма (и его взгляда вниз), который лег на стойку, подогнув под грудную клетку руки. Носа касается приятный аромат его парфюма, она вдыхает его, ворует, а после нос уводит в сторону отворачиваясь (пришлось приложить усилия). Оглядывается в поисках друга. Тот куда-то запропостился и, вероятно, пошёл в туалет или покурить решив что её дергать в дурном расположении духа не стоит. Между ними нет крепкой дружеской связи, они скорее приятели.

Голос Рэма с вопросом о чем они тут чирикали проходит мимо ушей, смешиваясь с грохочущей музыкой. В воздухе повисла атмосфера кутежа, а у Саши почему-то всё обрывается, натягивается. и снова обрывается. Ло, Ло, Ло. Кто такая Ло? Алкоголь медленно всасывается в кровь, двигающиеся на танцполе тела приятно расползаются как если бы смотреть на них через матовое стекло. Взгляд карих глаз не находит паренька в светло-голубой рубашке, что становится еще более странным, потому она поворачивается и напарывается на взгляд Рэма, начисляющего ей еще один стакан виски. Кубики льда падают в светло-янтарную жидкость, а ощущение, что она их только что проглотила - по коже хребта ползёт волна мурашек. Дело не в прохладном воздухе, создаваемым кондиционером. Какого черта он вообще сюда вернулся? Настолько ей не верит, что решил в прямом смысле не спускать с неё глаз чтобы ни один зевака не был опоен с её руки транквилизаторами? Лед звякает о стенки стакана, тот продвигается ближе к её локтю. –Ах, да, телефон. А мне полагается вознаграждение? - интересуется как бы между прочим будто его действительно волнует какое-то там вознаграждение за находку. Саша опускает палец в виски, гоняет им по часовой стрелке, заставляя лед трещать в жидкости. Смотрит на Рэма не моргая, затем кладет палец в рот, облизывая завораживающе медленно. —Ло вознаградит, - она стреляет в упор невидя, и даже не предупреждающим в воздух. Мел издает какой-то странный гортанный звук, но он перебивается воплем какого-то парня сбоку. Оскуро вздрагивает скорее от неожиданности и после жмурится от свиста около самого уха. Он пьян и это заметно, ещё у него очень тяжелый парфюм, дыхание перехватывает как и от того, с какой скоростью лицо этого товарища было приплюснуто щекой к поверхности стойки. Саша пялится на бедолагу пользуясь тем, что находится в первых рядах. Пальцы Рэма сжимаются на вороте рубахи, перекатывая на предплечьях и плечах мышцы. Они так же бугрились когда он тащил её до туалета? Воспоминания об этом снова врезаются как бульдозер в стену тотального игнорирования произошедшего. Саша икнула, отворачиваясь.

Конфликт был исчерпан так и не начавшись толком. Хватается за стакан как за спасительную соломинку, опрокидывает в себя и его. Теперь виски не жгло, оно стекало по глотке как мед. —Так о чем мы? - как ни в чем не бывало реплика Рэма обращена к ней, на неё и смотрит. Парень даже не пытается скрыть своего поддразнивания или Оскуро видит того, чего на самом деле нет? Хмель приятно шумит в голове, подстраиваясь под музыку фоном, грохочущей из колонок по периметру клуба. Рауль телепортируется из неоткуда и усаживается на освободившейся стул рядом, пододвигая сумочку. Какой галантный у нее сегодня кавалер, даже не проебал. —О, Рауль, вот и ты, - она пропускает Рэма как он только что пропустил Мел; улыбается, улыбка кривая, совсем немного пьяная, самое то чтобы наслаждаться этим вечером. И Саша наслаждается, в её поле зрения два красивых мужчины и как бы не хотелось принимать очевидную данность - женщина. Мел сногсшибательная и этого не отнять. Рауль просит Рэма (или Густаво? тот материализовался рядом с ним) наполнить ему стакан. Саша перекидывается через стойку как ранее сделал это Рэм, нашаривая в подсобной части слепо откупоренную бутылку виски. Ухватывается за горлышко и тянет на себя с ловкостью которая присуща Саше по праву рождения. Она быстра в работе руками и пальцами в том числе. —Позволь мне, - начисляет Раулю виски, затем припадает губами к горлышку сама (её глаза вклиниваются в лицо Рэма из-под полуприкрытых век и задранного подбородка). Делает два нескромных глотка. —Впишите в мой счёт к разбитому стакану, - будто у неё есть счёт, боже. Игривость достигает уровня апогея, Оскуро держит увесистую бутыль пиздец какого дорогого (вероятней всего с накруткой 1000% от закупочной цены) виски над головой, пританцовывая делает шаг назад, затем еще один. Свободной рукой откидывает с плеча волосы и всё ещё протыкает Рэма взглядом полным какого-то непонятного посыла, мол, и что ты мне сделаешь? Ну вот что? Губы растягиваются в улыбке, танцует на месте суммарно секунд двадцать и после исчезает в толпе таких же датых, но активных людей, дрыгающихся в ритм музыки. Саша продолжает держать бутыль над головой, закрывает глаза, танцует и вливается в ритм музыки, потому что музыка и есть её жизнь. Это единственное что она умеет делать хорошо (не сколько танцевать, но петь и играть на гитаре, чуть хуже - на пианино) после обкрадывания чьих-то карманов. Каблуки, правда, разойтись в танце не дают, но скоро они становятся продолжением ног и пластичное тело, забитое физическими тренировками и бегом (Саша бегает по утрам и в основном - до работы, потом - до дома, а иногда с работы на работу), раскрывается как бутон. Её, может, не видно с ракурса барной стойки, потому что толпа поглотила Оскуро жадно как голодный зверь. Кто-то жадно пристраивается к заду, припадая к спине и ловит такт. Чужие руки касаются её локтей, словно поддерживая. Саше похуй, она в нирване под расползающийся между ногами холодный туман. Он касается голеней и скрывает их, облизывает как любовник свою возбужденную жертву. Музыка с невнятными словами эхом звучит в голове, после трансформируется в движения плавные, синхронизируясь с отчаянным типом позади.
И что ты мне сделаешь, Рэм?

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2022-09-17 14:17:08)

+2

11

Рауль, так зовут спутника С а ш и, не такой наглый, как тип до него, и в своей просьбе в целом вежлив. Ему прохлада каменной столешницы не грозит, ну, по крайней мере, если не начнет зарываться. Однако Вайсс смотрит на него и думает: тип не из агрессивных, скорее дипломат. Такие если и затевают драку, то выглядят всегда нелепо, и все о себе понимают. Такой предпочтет держать нейтралитет, не будет залупаться и, соотвественно, вряд ли получит в нос. И Вайсс бы даже ему плеснул виски, но только тут встревает С а ш а. Алкоголь ее разогрел и ослабил тормозные колодки, она позволяет себе распоряжаться выпивкой, выхватывая бутылку.

Или потому что Вайсс ей позволяет, потому что ему интересно: что будет дальше? Мелестина наблюдает за происходящим с плохо скрываемым раздражением, но не вмешивается. Просто смотрит, чтобы потом в ярких красках и с самыми мелкими деталями донести историю мисс Адамс. Из видимого неудовольствия: ерзает на месте, как будто под ней горящие угли или мелкая стеклянная крошка разбитого бокала. Вайсс не обращает внимания. – У тебя здесь счет? – поднимает брови, выставляя на стойку руки. Ей бы следовало следить за ними как за действиями шулера, потому что в любой момент пальцы могут оказаться у нее на шее и хорошенько встряхнуть. Ей ли не знать. Но Вайсс держит все при себе, только улыбается вполне приветливо. – Я заплачу за нее, у нет ни доллара, – вздыхает Рауль и лезет в карман щегольского пиджака за бумажником. Он платит хрустящими зелеными банкнотами и только теперь пьет свой виски – С а ш а ему налила. Выглядит грустным. Может, она ему нравится, но должного внимания в ответ не проявляет?

На горизонте появляется Роза, одна из девочек сверху. Плывет вдоль танцпола как хищная акула, приглядывая, кого бы можно выловить из этого колышущегося моря. Мимо нее дрейфует С а ш а, которая все–таки идет танцевать. Она пятится к толпе с бутылкой наперевес и смотрит на Вайсса, не отрываясь, как будто бросает веревку – цепляйся и следуй за мной. Но зачем? – Она найдет себе приключений, – снова вздыхает Рауль, отмахиваясь и качая головой. Вайсс же перехватывает взгляд Розы и жестом показывает подойти. – Милая, развлеки моего приятеля, – говорит громко и доверительно, – как ты умеешь. – Просить дважды не требуется, Роза уже вьюнком оплетает шею Рауля. Из шипов у нее только острые ногти. Вайсс улыбается, убирая со стойки оставленную сумочку С а ш и. Отправляет вещицу вниз, к телефону, а сам все-таки идет за ней, прыжком перемахивая через бар. Мелестина хмыкает, снимая свои бедра со стула и удаляясь восвояси. Вайссу все равно, он ныряет в толпу, разрезая ту как нож подтаявшее масло. Внутри и правда влажно от дыхания и пота сбившихся тел. Девицу он находит едва ли не в эпицентре, и к ней сзади притерся какой-то тип. – Твой приятель за тебя заплатил и отправился веселиться, думаю, пару часов можешь его не искать, – сообщает он ей на ухо. Громко – приходится орать на ухо, приблизившись вплотную.

Девка хорошо заряжена алкоголем – видно по пышущему жаром лицу и осоловевшему взгляду. К крепким напиткам она явно не приучена, даже к слегка разбавленным. Кто в баре держит стопроцентное качество? Только наценку. – Она с тобой? – орет ему тип из-за ее плеча. Он здесь частый гость, они друг друга узнают. – Да! – тот кивает и отворачивается, тут же пристраиваясь к соседке. Ему плевать, к кому. С а ш а же пьяно лыбится, закрывая глаза и дергаясь под ритм. Бутылка в ее руке сидит все-таки крепко, в ней еще достаточно содержимого, но ей вроде бы хватит. Вайсс огибает ее, становится позади и укладывает руки на талию – снова ничего запретного, не ниже. Зато притягивает к себе и толкает вперед бедрами. Можно было бы принять на непристойное, но он просто мягко направляет ее вон – на улицу и продышаться. Попутно забирает бутылку и отдает ее Хусусу на входе: – Присмотри, – спускается с девкой по ступенькам. Ночной воздух прохладный, свежий, здорово бодрит, залазя за шиворот футболки.

– Давай-ка вызову тебе такси, и ты поедешь домой, а? – она наглая и странная, но вызывает симпатию. Вайсс редко ошибается в людях, поэтому и настроен к ней лояльно. Дурочка, но без злого умысла.

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

+2

12

Голос Рэма вибрирует над ухом, он говорит что-то о её друге и его занятости на ближайшие пару часов? До хмельного разума лениво доходит информация, Саша чувствует невероятную легкость и единственное что её держит - руки парня на талии (иначе она бы взлетела под потолок, но приходится высекать искры под каблуками в танце). Он шарит ими жадно, ныряет на ягодицы, но девка уворачивается и сгибает колени, присаживаясь и вынуждая их поднять. Лениво открывает глаза, уставившись на Рэма - его лицо светится вспышками лазеров то синим, то зеленым, то красным. Парень кажется каким-то инфернальным в полумраке на фоне движения позади, очень похож на галлюцинацию от выпитого. В движении танца к лицу приливает кровь, а горячее дыхание над ухом делает его раскаленным до уровня вырвавшейся из вулкана магмы (Рэм очень даже реален). —О`кей! - громко отвечает и отворачивается, снова закрывая глаза. Она всем видом показывает что ей нет дела до него, до друга, до целого мира. Саша верит в это искренне, хотя все рецепторы накалились до предела, направили свое энергетическое поле в сторону, где остановился Рэм. Её спутник позади перестает шарить руками и Оскуро даже не пытается сделать вид что не слышит его вопроса Рэму и его ему ответа. С кем она, простите? На губах рождается нервная ухмылка, вырвался даже раздраженный смешок. То есть отдых на территории Рохо ей запрещен по умолчанию? Она здесь не надерется, не подцепит какого симпатичного парня и не спизидт его кошелек, потому что когда Рэм говорил что следит за ней, то не спиздел ни капли. Смотри какой серьезный. Она припадает губами к бутылке снова, та заметно легче, а Оскуро с алкоголем в желудке - тяжелее. Она мысленно говорит себе “похуй”, под веками остаются круги от ярких вспышек стробоскопов. Саша вскидывает руки над головой попадая в бит, едва не стукнув рядом стоящего Рэма. Он, кажется, успел увернуться, потому что не бит и в него она не попадет. Жаль. Саша вскидывает лицо наверх.
Ну и ладно, хотя как бы случайно треснуть соблазн был велик.

Хватка рук на талии сменяется, это сложно игнорировать. Сердце куда-то пьяно отваливается и обрушивается в живот, девка уже знакома с руками Рэма даже ближе, чем может показаться чужому взгляду. Свободной от стеклянной ноши ладонью накрывает пальцы парня и безбоязненно опрокидывается назад, упираясь в его живот и грудь горячей спиной. Если бы он отступил, то она посреди танцпола завалилась бы навзничь, но этого не происходит. Напротив, Рэм подпирает её и неожиданно подталкивает (он бы все равно не стал танцевать, но Саша фантазерка, она додумает это за обоих), вызывая легкий протест и упирание каблуками в пол. Люди неохотно расступаются и скоро жар разгоряченных тел сменяется прохладой и легкостью в ладони - бутылка покидает хватку не без помощи надзирателя. Он снова конвоировал её к выходу, что вызывает необоснованный приступ агрессии. Взгляд карих глаз провожает емкость с виски, которая передана чуваку на входе. Выглядит серьезно, Оскуро посылает ему гневный взгляд, но он скосил и отлетел куда-то в стену. После вывернет шею, ступая по ступенькам потому что Рэм не терпит протеста. Кривляется охраннику, но тот стоит как истукан.

Прохладный ветер хлестает по лицу и кажется воздух после дождя влажностью забирается под платье. По голой спине ползет лавина мурашек, метод Рэма едва ли поможет и после разгоряченного воздуха танцпола прогулка на улицу обещает простуду, сопли и кашель. Иммунитет Саши давно пошел по пизде, сахарный диабет лишь подливает масла в огонь. Ленивый взгляд ползет по парню, она останавливается на нижней ступеньке, позволяя парню спуститься ниже. —Ты же сам жаловался что не видел, как я танцую и обвинил меня в планах кого-то обчистить, а не отдохнуть, - на выдохе буркнула. Язык трудно шевелится во рту, но говорит внятно, если только чуть медленней её привычной тараторенности. Пальцами касается перила, хватается на металл и отклоняется в противоположную сторону, повисая как школьница перед мальчишкой, который нравится. —Как видишь я уже всё, не готова на великие свершения, - предложение вызвать такси это мягкий предлог выпроводить её отсюда. Это неожиданно цепляет. Его взгляд голубых глаз прячется в темноте улицы, свет у входа лишь немного освещает пространство, помогая хотя бы разглядеть очертания лица напротив: Рэм, стоя ниже, почти выравнивается с ней ростом. Оскуро не обращала внимание, что не так уж он и высок, но и она не надевала каблуки в прошлый раз. Грохот музыки касается ушей и лучше бы она слушала его, чем настоятельную попытку выкурить дурочку из Рохо вызвав такси. —Хотя, быть может у меня есть шанс реабилитироваться этим вечером, - тянет медленно слова и раскрывает свободную от хватки перил ладонь, демонстрируя пачку сигарет. Её она вытянула из заднего кармана джинс Рэма, когда он девицу толкал через толпу. В движении пьяных тел посторонние касания игнорируются, если они ненавязчивы и не обещают проблем, а руки Саши в действии почти как крыло бабочки - невесомы и едва ощутимы. Большой палец подцепляет край, оголяя ряд сигарет внутри и засунутую в свободное пространство зажигалку. Хватает зубами и вытягивает сигарету, припадает поясницей к перилам и подкурив глубокой затяжкой, тянется к парню почти нос к носу неприлично близко. Ощущает как его глаза сходятся на переносице, он не сколько напряжен, сколько сосредоточен и держит всё под контролем в своем лениво-обманчивом стиле. Пальцы проталкивают пачку обратно в задний карман джинс, Саша скалится в улыбке. Его выдох касается и без того горячей щеки. —Я люблю брать то, что мне не принадлежит, - звучит как угроза, но пьяно и не серьезно. —Но только с выгодой для себя, - девка вроде сообщает, что он ей не выгоден, или речь о сигаретах? Оскуро ощущает, что подбирается к дозволенной грани и скоро заверещит тревога. Это как выбирать какой провод перерезать - зеленый или красный. Свой голос в тишине улицы звучит оглушающе. Отклоняется назад к перилам, затягиваясь терпким дымом хорошего табака и запрокидывает голову назад, растягиваясь руками вдоль металлического ограждения. В небо с выдохом вырывается густой белесый дым, а лица касается на секунду выступившая из-за туч луна. Совсем скоро снова будем ими поглощена, спрятана от посторонних глаз. Накрапывает мелкий дождик, едва ощутимый. Холодные капли расцениваются как осевший туман. В лужах после вечернего ливня отражается плачущее небо. Под ногами редких прохожих, ступивших в воду, рождается рябь. —Вернешь телефон - уеду, Рауля я, очевидно, всё равно не дождусь, - обращается куда-то вверх, легкое головокружение и алкоголь в крови делает всё таким неважным, легким, непринужденным. —Он любит баб, а я люблю неприятности, - улыбается и снова затягивается. На фильтре остаются отпечатки губной помады. —А ты что любишь, Рэ-эм?

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2022-09-17 17:42:09)

+1

13

– Выходит, ты напилась, чтобы я точно поверил в отсутствие у тебя планов кого-то опоить и обобрать? – интересуется Вайсс, останавливаясь на последней ступеньке и оборачиваясь к ней. С а ш а куражится, она похожа на какого-то очень активного зверька из зоопарка, про ловкость которого на ютубе найдется с пару десятков роликов с комментариями типа «lol». В отличие от прошлого раза, когда состоялось их довольно тесное знакомство, она была менее подвижной. Собственно, если вспомнить и прикинуть, то за большинство ее движений в остаток вечера отвечал Вайсс.

Ладно, по крайней мере он уверен, что она не толкает здесь левую дурь, иначе бы уже попалась. Это спасает ей жизнь, между прочим, потому что оказаться между молотом и наковальней – читай между крышей Рохо и тем же сальвадорцами – равносильно суициду. Ее инсулиновые ампулы превратились бы в стеклянную пыль, а кости – в крошево.

Хесус наблюдает за ними с непроницаемым лицом и держа в руках бутылку с виски. Билли смотрит в сторону, но точно держит уши востро. Вообще-то все они трое – включая Вайсса – здесь работают, но именно Вайсс сейчас кажется таким же посетителем, как и эта девица. И даже общается как будто по-приятельски. Ладно, он самую малость действительно снисходителен, но это не знает, что ей дозволено все. Красть сигареты – не возбраняется, но в следующий раз это может быть что-то другое, и тогда ей стоит поберечь запястья. Они у нее такие тонкие. – Тогда, полагаю, тебе чертовски трудно бывать на пляже? – интересуется он. Забирать пачку не спешит – пусть угостится, а потом вернет. Знает, что вернет, иначе фокус бы считался незавершенным.

– Это, что, флирт? – интересуется он, когда ее пьяное развеселое лицо приближается к нему вплотную. Он не отводит взгляд, хотя собранные у переносицы они причиняют дискомфорт. У нее карие глаза и пушистые ресницы. Свои. На ней как будто совсем нет косметики, самый минимум. Так бывает со всеми, кто не привык к каждодневному ритуалу перед зеркалом. С а ш а слишком подвижна, наверное, чтобы тратить на себя много времени. Пожалуй, работа мисс Адамс его расхолаживает. Хозяйка в этом отношении медитативна и никогда не спешит. Рисует стрелки, чтобы подчеркнуть зеленые глаза, вырисовывает красным рот. Он продолжает смотреть на С а ш у, пока та сама не отстраняется. Это не трудно, если хоть раз вставал на мину и стоял на ней, не шевелясь.

С а ш а неторопливо курит, глядя на него чуть сверху, как будто раскрыла какую-то его тайну и теперь чувствует себя хозяйкой положения. Там, у бара, она вдруг сказала, что вознаграждение за находку ее телефона он может спросить у Ло. Накрапывает мелкий дождь. Плачущее чернильно-черное небо могло бы добавить антуража происходящему, но под ногами некрасиво ползут лужи. Цепкая девица не только стянула сигареты, но и имя мисс Адамс с языка Мелестины. Помощница, впрочем, никогда не умела держать его за зубами: ни касательно контроля за словами, ни касательно просовывания того ему в рот. – Верну и телефон, и сумочку, – широко улыбается. Она увела бутылку виски и одолжила его сигареты, но потеряла несравненно больше, даже не обратив на это внимание. У Вайсса тоже ловкие руки. – Я думал, вы вместе, – это про Рауля. Парень как будто беспокоился о ней – так бывает с неравноценно влюбленными. Он, может, втрескался и надеется на что-то, а она просто довольствуется его компанией. Ну, обычно такие симпатии в конце концов тают как в горячих пальцах снежный ком. Голубой взгляд Вайсса блестит, когда он смотрит на С а ш у. Дело не в его задоре, просто так отражается неоновая вывеска Рохо.

– Я люблю, когда к моим советам прислушиваются, – произносит он, тоже приваливаясь к перилам. – И я грущу, когда этого не происходит. Как, например, сейчас. Докуришь и пойдем забирать твои вещи. Если, конечно, ты не ищешь повода задержаться со мной подольше, – ведет бровью. Он бьет просто наугад, чтобы ее раззадорить.

Закуривает тоже, но не столько чтобы составить ей компанию, сколько чтобы скоротать время. На улице, несмотря на сырость, приятно из-за прохлады и свежего воздуха. В Рохо как всегда как в бане. 

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

+2

14

Он уточняет, не флиртует ли Саша с ним, а та и сама не знает как это – флиртовать. Говорить что-то приятное? Делать комплименты, мило хихикать и обещать новых встреч? В жизни Оскуро их было столько, что и не сосчитать, однако приятную подоплеку имели лишь единицы и их хватит, чтобы свести на кончиках пальцев одной лишь ладони. Она опускает на кисть беглый взгляд, думая, что здесь не спрятать её умение вести подобные диалоги. Ей проще выдумывать какие-нибудь истории и небылицы о своей прошлой (и настоящей) жизни, но там кроме наркотиков и лжи_лжи_лжи нет ровным счетом ничего. Иногда Саша думает, что и сама живет в мире который нафантазировала собственноручно, правда нет в нем ни единорогов, ни принцев, только драконы и идиоты. Голос Рэма спокойный (мужчина походит на дракона, который охраняет башню с принцессой) и он весь ровная противоположность Саши где она извивается змеей на сковороде. До дракона девке ещё очень-очень далеко, её уровень - ползать под ногами.

Алкоголь не дарит успокоения, а ведь всегда обещает нечто подобное - релакс. Выходит, виски и коктейли тоже пиздят. Градус в крови портит восприятие, мозг отключается и она определенно похожа на дурочку. Впрочем, есть ли какая-то разница стараться не быть таковой сейчас, учитывая что у этого парня мнение сложилось окончательно и бесповоротно еще неделю назад. Его голос и поведение, они высокомерны и будто даже жалеют её, дурёху, которая всё еще тявкает из-за высокого забора. Её выхоленная шерстка и бантики на макушке не скроют дворнягу внутри. Саша не знает кто есть такая Ло, но учитывая как о ней отзываются, она скорее породистая или вовсе адская гончая. На таких можно (и нужно) смотреть только с расстояния пушечного выстрела. В голове мысли переворачиваются, может ли быть Ло самой главной здесь и, как подобает её положению, брать кого хочет и когда хочет (Рэма, например). Возвращает взгляд к мужчине, так ли он свободен или тоже сидит на привязи – только если она на цепи инсулина, то он на цепи желаний души и тела (у них это взаимно?)? Выходит яркая помада это не от Мел с вероятностью девяносто девять и девять. Захотелось даже посмотреть на эту женщину - Ло, сумевшую так крепко привязать к себе с уверенной командой «к ноге». Тут Оскуро чувствует двоякие эмоции – она тоже при всей свободе совершенно несвободна. Рэм просто думает, что длинный поводок синоним его отсутствия, но всё же в итоге свободен тот, кто его держит? Сложно. Ладно, Рэм, беги, беги пока бежится, скоро ошейник сомкнется шипами внутрь.

Верну и телефон, и сумочку, - с победоносной улыбкой констатирует факт её пропажи, на что Саша лишь вновь вытягивается по перилам спиной, перекидываясь через них торсом. Её уложенные волосы превращаются в метлу, ловя мелкие капли дождя. Затягиваться так очень неудобно, дым становится комом посреди глотки, выбивая глухой кашель. —В сумке нет ничего важного, важное ты спёр неделю назад, - тянет лениво и морщится, когда капля с крыши попала аккурат в глаз. Кажется, девка говорит о сотовом и сотне контактов в телефонной книге. Подает всё так, что это Рэм своровал что-то дорогое, просто Оскуро в этом не признается. Если бы сейчас он не напомнил о сумке, то и её бы она оставила, забыв о содержимом. По крайней мере у парня не хватило смекалки вытряхнуть из неё барахло чтобы убедиться в отсутствии намерений кого-то опоить. –Я думал, вы вместе, - говорит о сопровождающем Рауле, на что девка хрипло усмехнулась.

—Рауль и понятие «вместе» несовместимы, у него всё временно: влюбленность, девки, желания. Он такой знаешь, классический повеса, хотя как человек совсем неплохой, - крепко затягивается и выравнивается, когда Рэм припал к перилам рядом. Поворачивается и упирается локтями в металлическое ограждение. —Он завсегдатай бара в котором работаю, его любимый шот называется «глубокий минет» и в жизни от настоящего не откажется. Наверное, именно поэтому как телок пошел следом за твоей девицей наверх. Или зачем ты их отослал? - ей не нравится высокомерие собеседника, в каждом слове сквозит самовлюбленностью и это вот «я люблю, когда к моим советам прислушиваются». Возомнил себя боженькой или более правдоподобней сказать, - её лечащим врачом. Первый, в отличие от второго, советов не дает. —Не потому ли, что хотел задержаться со мной подольше? – её оскал почти синоним кокетства. Саша не безобидная дурочка и не дурочка в принципе. Рэма она не понимает как не понимает и его тяги выставить её за дверь словно вшивую кошку, что пробралась в дом с маленькими детьми. Окурок отлетает с щелчком в сторону мусорного ведра в паре метров от входа. —Любишь когда к тебе прислушиваются? Знаешь, я была бунтаркой в школе и у меня в графе поведения стояла жирная двойка, - единственный мужчина, которого она беспрекословно слушала и впитывала каждое слово, тоже пнул её под зад ногой в итоге. Каждый подобный раз она отряхивалась и шла дальше только потому что силы духа не хватает наложить на себя руки. Взять даже день, когда поставили диагноз после гипергликемической комы и сообщили, что теперь её второй пищей станет инсулин. Саша даже умудрилась впасть в депрессию. Ни на таблетки от этого состояния, ни на уколы инсулина денег не было. Сама справилась. Много ли изменилось с тех пор? —Знаешь, Рэм Вайсс, - его фамилию она тоже украла у Мел так же как пачку сигарет или имя любовницы – Ло. Её слух хорош и не только во отношении музыки. Стоя незначительно выше, склоняется к уху парня. —Когда моя карета превратится в тыкву, туфельку оставь для Ло, а до тех пор перестань меня выбрасывать за дверь, - взгляд мажет по его пальцам, в которых зажата сигарета. Горло тисками перехватывает, словно между них не бумажный фильтр, а её шея. В воспоминаниях вспышкой взорвется картина когда их он толкал в глотку и после заботливо прикармливал бургером. Оставшуюся часть Саша съела утром и это было поистине лучшим завтраком за последние несколько месяцев. Это было унизительно так же, как желание, блядь, выжить. —Или гнать гостей это нормальная практика в Рохо? – отшатнулась и, повернувшись, побрела по скользким от мороси ступеням. Пальцами обеих рук вцепилась в бутылку, который держал серьезного вида мужчина под синим светом неона. —Дай, чё вцепился в неё как прибитый? – большие руки охранника не поддавались и в какой-то момент в порыве Саша вырвала её, неловко оступаясь на пьяных ногах. Показалось, что отдать свою честно купленную бутыль кивком за спиной разрешил Рэм, просто она не видела. Его мания всё тут контролировать доводила до колик. Делает шаг через порог и на уши снова лавиной обрушивается музыка. Пританцовывая, шла рядом со своим конвоиром, но в какую-то секунду будто растворилась в тумане танцпола, вливаясь в дергающуюся толпу. Если верить Вайссу, то её приятель еще какое-то время останется наверху, а сумка и телефон в надежных руках. Сегодня Саша идёт в отрыв чтобы завтра определенно пожалеть об этом. Её пальцы прежде горячие, после прохлады улицы не теплее воздуха снаружи. Они змеями ныряют под футболку Рэма ощущая, как напрягаются мышцы. Теперь её очередь прижиматься к спине. —Потанцуем, Рэм Вайсс. Или твоя снежная королева запрещает и необходимо получить её согласие, м?   

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2022-09-20 07:17:38)

+2

15

С а ш а смотрит на него так, словно сейчас бы вцепилась ему в лицо или выкинула что-то такое, чтобы ему отомстить. За что конкретно – неважно, в ее прелестной головке наверняка может составиться целый список его перед ней прегрешений, в этом Вайсс не сомневается. Начать хотя бы со срыва возможности огладить того долговязого, который к ней лип как песок к мокрой заднице. Или с его, Вайсса, пальцев у нее во рту. Хорошо, что она не похожа на феминистку из числа тех, которые во всем способны увидеть домогательство, иначе бы уже шила на него дело про изнасилование ее ротовой полости. – Я не крал твой телефон, ты его забыла, – возражает Вайсс. Плотно набитый в сигарете табак потрескивает на вдохе. Будь здесь тишина, звук бы успокаивал. Однако они стоят на крыльце Рохо, и по нему постоянное движение. Кто-то сбегает вниз и дальше катится в кусты проблеваться на свежем воздухе, а кто-то только подъехал присоединиться к вечеринке. Хесус провожает одних и встречает других абсолютно одинаково – никак, просто считывает физиономии, и только Билли иногда доебывается до особо дерзких. Короче, все как обычно.

Справка С а ш и по Раулю сообщает о нем достаточно, чтобы понять: он ей совершенно интересен, и, может, пришли они вместе только потому, что парень платит за выпивку. О самой девке эта информация не дает ничего, кроме сведений о том, что она работает в каком-то баре. – Розе нужен был партнер в раскладывании пасьянса, – усмехается Вайсс. Ну, Розу и пасьянс объединяет только то, что у нее на пояснице не бабочка, как у многих, а паук. Рауль увидит и, возможно, оценит.

Ее ответный подкол про его желание остаться с ней наедине вызывает ухмылку. Это правда похоже на флирт, насколько он может судить. – Только ты больше не в школе, и теперь оценок не ставят. Разве что принесут два цветка на могилку, если такая останется, – пожимает плечами. Не запугивает, нет, просто констатирует факт. Пойманного однажды здесь на сбывании левого товара типа наверняка больше никто не видел, а С а ш а со своими порошковыми фокусами имеет все шансы быть неправильно понятой и отправиться на корм рыбам. Исход неприятный, но возможный.

Между тем С а ш а меняется в настроении. Наверное, опьянела, потому что больше даже не приправляет свои реплики усмешками. Пахнущее виски дыхание обжигает ухо, она говорит о карете и туфельке, снова вскользь упоминая мисс Адамс – Ло. Упоминание его собственного имени не производит на него впечатления, хотя ее внимательность похвальна. (Услышала и запомнила, надо же). С а ш а отстраняется и направляется обратно в клуб, по пути пытаясь высвободить бутылку виски из хвата Хесуса как меч Эскалибур из камня. Вайсс докуривает, тушит бычок о перила и выбрасывает в темное пятно урны. Кивает здоровяку: отдай, – и тот разжимает пальцы. Девка торжествует победу, разве что не издавая радостный клич, а просто вскидывая руки вверх и так врываясь обратно во влажное нутро разогретого Рохо.

Вайсс некоторое время идет следом, но потом теряется в толпе, потому что срезает путь до обратно бара через дергающиеся тела. Однако каково его удивление, когда вдруг кто-то прижимается к нему сзади и запускает холодные пальцы под футболку, выдергивая ту из-за пояса, перехваченного ремнем джинсов. Это не мисс Адамс, ее бы он узнал, да и среди танцпола она бы ничего такого себе и не позволила. Вероятно. Думать дальше не приходится, потому что потом ему на ухо громко говорит С а ш а. Вайсс останавливается, но танцевать не спешит, а просто медленно раскачивается из стороны в сторону. Усмехается, медленно проворачиваясь в ее объятии, пока не оказывается лицом к лицу. На этот раз он кладет ладони сильно пониже талии, сжимая задницу и подгоняя к себе. – А ты ревнуешь, даже не зная, к кому? – спрашивает так, как будто между ними или барная стойка или социальная дистанция в полтора метра, а не дюйм от носа до носа. Держаться так близко ему нетрудно, он не в засаде и на кону не стоит его жизнь. Просто любопытно, что эта девчонка себе придумывает на его счет. – Ты и в школе была такой прилипалой? Могла бы сунуть записку в карман. Написать: Рэм Вайсс, ты мне нравишься! –самую малость передразнивает ее манеру называть его по имени и наблюдает за реакцией.

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

+2

16

Саша ведет подбородком по линии плеча парня до лопаток, собирая запахи как ищейка. От последних у неё, разве что, нюх. На ткани ощущается ненавязчивый аромат парфюма и пота в той смеси, которая как правило пробуждает какое-то совершенно похотливое желание у течной суки дать на себя залезть очередному беспородному кобелю (у нее в семье примерно так и было, только беспородной была как раз мать, - Саша рискует повторить её судьбу), еще аромат кондиционера для белья и женских духов. Последние ассоциируются с вдохновленным великолепием и силой французских снежных гор, ноты очень свежие, естественные, немного дикие. Это бьющая ключом свежесть переполнена гармонией зеленых трав весной и ещё морозного утреннего воздуха. Всё падкое естество Оскуро растворяется в переливе, искрится, она бы так и стояла уткнувшись носом в футболку даже не думая, что часть аромата принадлежит другой женщине. Ну и что? Даже жизнь Саше ей самой толком не принадлежит, что уж говорить о посторонних людях? Тонкие пальцы путешествуют под футболкой по коже в ту недолгую секунду, пока мышцы живота не сменяется на гладкость спины, - Рэм повернулся в её объятиях так непринужденно, что девка по инерции ткнулась носом ему в грудь. Они бы могли так остаться стоять посреди движущейся толпы как камень напротив течения реки, им бы ничего не смогло помешать (и никто). Алкоголь дарит такую самоуверенность, оттеняет желания, наводит на примитивность колючую резкость. Так странно - ноги становятся мягче, а уверенность в правильности решений - крепче. Решилась бы она в здравом уме сунуть под футболку Рэма пальцы? Едва ли. Хотя… Саша не отличалась нормальным инстинктом самосохранения, промышляя тем, чем промышляет с завидной регулярностью. Парень ведь тоже едва дает себе отчет в том, что каждый раз обламывая её в попытках подсыпать дурь какому гостю клуба, тем самым её чертовски сильно оберегает. В первую очередь от самой себя и вынужденных решений. Откуда бы залетной пташке знать, что здесь зона ответственности со сбытом наркоты уже давно поделена?

Пальцы смыкаются на её заднице и Оскуро не уступает - она повторяет тот же самый жест оставляя между телами целое нихуя. Хотя хуй, конечно, есть, не стоит его скидывать со счетов, однако не он в ведущей роли. Секс Сашу интересует меньше всего, это ведь как в её ремесле - кайфа больше от процесса, чем от кульминации. Прошлый тип, который хотел сжать её мексиканскую жопу, получил каблуком в ступню, а следующий (которого сменил Рэм) так и не достиг желаемого - всякий раз когда его пальцы должны были сомкнуться на ягодицах, Саша припадала к танцполу в движении танца. Фу, нелюбовь к подобным лапаньям у нее сложилась еще лет в пятнадцать. Вайсс, в отличие от тех самцов, не вызывает брезгливости, да и потом она первая начала тактильные изучения. –А ты ревнуешь, даже не зная, к кому? - девка поднимает подбородок и на долгую секунду задумывается. Как и про флирт, про ревность знает совсем мало. Как можно ревновать постороннего человека к другому постороннему человеку? Чувство собственности никогда не поднимало голову, Оскуро легко справляется с тем, что люди от нее уходят как и она уходит от них. Привязанность это огромная слабость, а любовь травит не хуже порошка в фиолке, что ждет своего часа выпотрошиться кому-нибудь в стакан с виски. Горячее дыхание мужчины ощущается на шее, порождая лавину мурашек. —Сложно назвать ревностью любопытство, - мурлыкает под нос и коротко отстраняется, чтобы смочить глотку виски. Щурится, припадает носом к своему предплечью, а после трется им о футболку парня. На ней теперь тоже её запах. —А мне интересно насколько длинный у тебя поводок и когда он, наконец, натянется, - находит горький запах табака на ткани, втягивает носом. —За тобой следят, не за мной, - танцующие люди будто даже не имеют значения, весь мир одной точкой сошелся на синих глазах Рэма, подчеркнутых вспышками стробоскопов. Красные и зеленые лучи неона кратковременно смазывают их яркость, но обязательно возвращают долг. В этом маленьком кружке даже не приходится сильно, надрывно кричать, Саша на каблуках почти ростом с парня (ей недостает, может, сантиметров десяти, от силы пятнадцати). В отличие от остальных людей они не дрыгаются как эпилептики в приступе, а движутся плавно, Оскуро подстраивается под легкое волнение на ногах, ритм которого задают и руки Вайсса на её заднице тоже. Они делают шаг влево, затем шаг вправо, раскачиваясь. –Ты и в школе была такой прилипалой? Могла бы сунуть записку в карман. Написать: Рэм Вайсс, ты мне нравишься! - губы растягиваются в улыбке, Саша миновала эту стадию в школе. Какое упущение - не писать любовные записки, зато она курила за углом и распивала энергетик в банде старшеклассников. Странно, но ни к кому не испытывала влечения и еще более странно - её никто не пытался затащить в кровать. Оскуро была пацанкой в женском теле, вроде как свой чувак и всё такое. Даже на школьном выпускном ей не пришлось заботиться о бритых ногах и красивом белье просто потому что демонстрировать их надобности не было (она свалила в самый разгар дискотеки чтобы заступить в ночную смену). —Прилипала ты как раз, всё беспокоишься что я не сдержу обещание и доберусь до чьего-то стакана, - Оскуро поднимает руку стараясь удержать бутылку, заводит их за шеей парня, перекрестив на уровне запястий. Свободная ладонь касается коротких волос, они на ощупь колючие, их почти не видно даже. —Но идея про карман мне нравится, в какой положить свою записку? - пальцы соскальзывают с затылка Рэма, пробираются между телами и ныряют в передний карман джинс, ненастойчиво обхватывая очертания члена. —Сюда? – слабоумие и отвага Саши кипела и бурлила так, что становилось мокро не только из-за духоты в зале, где танцевали и двигались сотня, может даже две сотни людей. Оскуро улыбается, наслаждается тем, что чувствует не только на уровне телесном, но и на уровне духовном (ей так легко!). Разворачивается в объятиях парня, бесстрашно откидываясь спиной ему на грудь. Задницей аккурат в пах плотно, двигает бедрами. Делает глоток виски и поднимает руки вверх, заводя их назад. Бит музыки совпадает с биением сердца. Бум. Бум. Бум. Саша пьяная. Она парит над твердым полом, который кажется мягким как зефир. Её не держат ноги, но держат мужские руки, хорошая альтернатива. Толпа вокруг смазывается, превращается в месиво ярких платьев и вспышек неона. В таком состоянии можно свернуть горы и голеностоп.

Круг людей сгущается вокруг на самом пике зажигательной музыки, Саша же парит над всей это какофонией. Совсем близко топчится в танце жгучая брюнетка лет, может, двадцати. У неё голая спина и глубокий вырез декольте, тонкая ладонь ведет по плечу Саши, совершенно черные глаза вымещают зрачок. Определенно что-то приняла, но Оскуро до этого нет дела. Она выставляет перед собой руку с бутылкой и девчонка приседает, открывает рот. Саша вливает ей виски звонко, пьяно хихикая, алкоголь льется мимо аккурат в декольте. Та, судя по всему, очень довольна и не совсем понимает происходящего. Следом алкоголь заливает себе в рот, сглатывая ком горькой жидкости, запрокинув голову на плечо Рэма. —Ты на работе, - поворачивается и обращается к подставленной шее. Здесь концентрируется мужской аромат без примеси постороннего (помада и та стёрта). Её она рассматривала ранее, какая же охуенная, блядь, шея. —Если тебе надо идти, - иди, - ещё она знает наверняка, что работа важнее, чем пьяные девки, крутящиеся под ногами. —Я справлюсь тут, не волнуйся, - датая девчонка с абсолютно эйфорическим выражением лица крутится рядом. Сложно понять на кого она направляет свои дофамины - на Рэма или на Оскуро (по моему ей вообще до звезды об кого тереться, но у Рэма в отличии от Саши нет привлекательной бутылки виски). Ещё она не ответит на вопрос, потому что Вайсс ей нравится и это только из-за градуса в крови. Сложно втюриться в человека, который при первом знакомстве толкал в рот пальцы и вызывал рвоту. Воспоминание подкатывает комом тошноты. Даже алкоголь не помогает вытеснить содеянное, потому эпизод в туалете нужно перекрыть чем то более приятным.

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2022-09-21 12:39:06)

+2

17

Девка нисколько не теряется, и в ответ на его действия проделывает ровно то же самое. Очевидно, что выпитый виски действует как отличная социальная смазка, разминая руки, которые она теперь укладывает ему на задницу. Вайсс усмехается в близко подставленное лицо. С этого ракурса Саша выглядит несколько иначе, надо отдать должное ее стараниям, затраченным на выбор сегодняшнего образа. Если прошлый раз она попалась во многом благодаря тому, что в клетчатой рубахе, драных джинсах и кроссовках, да еще и с рюкзаком бросалась в глаза своей инородностью, то теперь девица сливается с толпой. Короткие подолы, глубокие вырезы и туфли на каблуке – почти что негласный дресскод Рохо.

Она открещивается от наличия у себя ревности по отношению к нему и предпочитает описывать свой интерес к «Ло» как любопытство. Про поводок выходит забавно и, кстати, недалеко от правды. Вайсс – цепной пес, это специфика работы. Да и все ребята, которые работают здесь, тоже в ошейниках, просто его – с биркой на случай, чтобы не потерялся, и карабин, цепляющий к нему поводок, крепче многих. – Передние лапы у меня всегда в воздухе, – отвечает Вайсс. Это или правда, или он преувеличивает, чтобы произвести эффект. Например, Саша в курсе того, что Мелестина всегда сидит где-то у него на хвосте, и, может, прямо сейчас высматривает в толпе словно коршун, устроившись с каким-нибудь сладким коктейлем на уровне балкона второго этажа. Он сам так выследил Сашу – смотровая площадка очень удобна для обзора. О прошлом визите девки и их уединения на втором этаже Мелестина уже доносила, и мисс Адамс подкрутила невидимый поводок расспросами о том, кто был с ним. Выговора не было, ее занимало л ю б о п ы т с т в о. Вайсс ответил, что девчонка показалась ему странной – как будто подмешала что-то парню, который клеился к ней, и он выяснял, в чем дело, тет-а-тет, без привлечения Диего или кого-то из ребят, чтобы не наводить лишнюю суматоху. И без девки хватает проблем. Объяснение ее вроде бы устроило, но с нею никогда нельзя быть уверенным наверняка. Как бы то ни было, мисс Адамс больше не задавала никаких вопросов. За зеленое матовое стекло глаз никогда невозможно пробиться: если там и горели искры, то глубоко внутри.

На лицо Саши ложится красный неоновый луч – делит ее лицо надвое по линии сложенных в пьяную улыбку губ. Поддевает его за то, что он находится под пристальным наблюдением. Смешно, кстати, но иной раз кажется, что тщательнее, чем та же Мелестина, за ним никто никогда не следил. Даже снайпер. – За тобой слежу я, – произносит Вайсс. Голубые глаза блестят. Должна услышать, слишком внимательно смотрит. Или как раз, потому что слишком внимательно смотрит, может отключить слух?

Они продолжают дрейфовать в толпе, которая движется как беспокойное штормовое море. Руки обоих по-прежнему остаются там, где положены, бедра прижаты к бедрам, и не будь на них одежды, уже потрахались бы просто исходя из степени близости. Рохо, кстати, такое место, где это в порядке вещей, просто никто не обращает внимание. Приват здесь ценится только выше первого этажа, причем реально его стоимость выражена в долларах. – Ты не похожа на ту, кто держит обещания, – ее руки укладываются за его шею. Стекло бутылки теперь подпирает позвонки, а пальцы касаются затылка. Он коротко острижен, так что ежик срабатывает как принимающий сигнал контакт. Мурашки слабые, но все же есть. – Ты и сейчас наверняка скрестила пальцы, чтобы освободить совесть на случай, если я решу взять с тебя обещание больше здесь не появляться, – смеется. А Саша тем временем кратко меняется в лице, убирая одну руку вниз, в узкий передний карман джинсов, и прихватывая его за член. Вайсс сжимает челюсти, от чего желваки выступают за скулами, словно налившиеся свинцом. Окей, это было неожиданно, но справедливо – в конце концов, он совал пальцы ей в рот. Правда, без сексуального подтекста, а ради того, чтобы она не откинулась от своего же снадобья. Так что его поступок был почти что благородным, а ее движение – сущая провокация. Интересно, какую реакцию она от него ждет? Или уже ее получила? Потому что улыбается и разворачивается в его объятиях, продолжая прижиматься. Параллельно цепляет какую-то девку, наливая виски ей прямо в рот. Вайсс наблюдает, впрочем, не за нею, а прихватывает Сашу за талию, не отпуская далеко. Она затеяла игру, очевидно, не выдумав правил и не зная, какой на кону выигрыш. Впрочем, в игре ведь процесс всегда важнее результата. И теперь его очередь просунуть между ними руку, залезть ей под подол и мазнуть пальцами по полоске белья между гладких бедер. Два – один по неожиданным касаниям в его пользу. Она начала первой. Смотрит на нее – лицо близко, она головой лежит у него на плече и смотрит ему в шею – может, примеряется, как лучше укусить. – Записку можешь оставить на баре, я пойму, что это от тебя, – теперь его очередь улыбаться, только он трезв, и похоже скорее на то, что в неоне блеснул нож. – Ты мне нравишься, С а ш а. Не хотел бы, чтобы ты попала в неприятности.

Это правда. Она славная – бойкая, бесстрашная. Это вызывает симпатию просто на уровне инстинкта водиться с теми, кто не сунет под ребра ржавое лезвие. Она скорее будет врать напропалую, пряча за спиной скрещенные пальцы.

[nick]Rem Weiß[/nick][status]OEF-A[/status][icon]https://i.imgur.com/TfpQClz.jpg[/icon][sign]078-05-1120[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/H6I82Uh.png" title="обману как ты хочешь, расскажу чему веришь">[/pla][lz1]РЭМ ВАЙСС, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> телохранитель<br><b>body to guard:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=40062#p3619047ь">ms. Lo Adams</a>[/lz1]

Отредактировано Lisa Clover (2022-09-25 22:03:18)

+2

18

Может быть Рэм был чуточку прозорливее, чем показалось сначала, хотя его навык выискивать детали действительно увлекал. Внимательность это то, что дано природой, и её можно улучшить, но не приобрести из ничего. Рожденный рассеянным рассеянным и умрет. Саша ядовито улыбается, Вайсс правильно ей не доверяет как и тому, что она способна держать обещания. Если и держать слово перед кем-то, то только перед человеком важным и дорогим, а здесь и сейчас, когда пьяное тело подворачивает колени таким же пьяным либидо, сложно не то чтобы слово держать, - себя на ногах. И как девушки постоянно на них выхаживают, словно на ходулях? Оскуро любила свой невысокий рост при абсолютно складном теле, в нем было все пропорционально и если труды направлены, то только на поддержание формы, но не на явную корректировку. Может до этих длинноногих курочек и далеко, но право дело - в их курятник торопиться никто не собирался. Еще она скажет Рэму, что никогда не скрещивает пальцы потому что говорит только правду, но это в самом корне наглая ложь. Мир Оскуро не делится на выдумки и правдивость, между ними размыта граница и девка нарочито не собирается проводить её. Так проще принимать действительность, стойко терпеть неудачи и провалы, ликовать, если случается пусть и крошечная, но победа. А что до совести… —Совесть - это роскошь, - пожмет плечами как бы между прочим, потому что если она и есть, то очень глубоко. Оскуро не приходилось отбирать жизнь другого человека, топить котенка или переехать на машине дворового пса, значит и причин для тревог быть попросту не может. А кошельки с деньгами… это просто метод выжить в мире, который слишком жесток к тем, кто незаконно проживает на территории страны. К тому же потерянные банкноты всегда можно заработать, а вот вернуть чью-то жизнь - едва ли. Саша никогда не задумывалась об этом всерьез, никогда и не станет.

Теплые пальцы коснутся внутренней стороны бедер по линии нижнего белья, заставив инстинктивно вжаться в партнера по танцу. Выходит, танец этот более чувственный, чем может показаться со стороны? Она уже и забыла как упрощает доступ к сокровенному недлинное платье и как легко его задрать одним движением руки. Опьянение тем и плохо, что реакции остается целый ноль, на этом фоне Рэм выигрывал по всем фронтам оставаясь трезвым на фоне пьяной толпы и С а ш и. —Влажность высокая, - скалится в улыбке, но влажность между её ног никак не связана с воздухом снаружи, где накрапывает дождь, и внутри бара переполненным людьми в едином порыве непрекращающегося танца. Облокачивается на Рэма ещё чуть больше потому что ноги подкосились, колени вдруг перестали держать и затряслись как у течной суки. Как и любая пьяная девица Саша возбудилась просто, без каких-то усилий в танце, просто потеревшись о парня и при этом не ощущая хотя бы капли стыдливости за собственные порывы тела. За собой такое замечать приходилось не часто, но вдруг даже неожиданно приятно касаться налитой возбуждением собственной грудью о грудную клетку парня. Их отделяет тонкая материя футболки и платья. Ну, может быть он и прав, что ей понравился, но в трезвом уме едва ли пришлось вообще анализировать сложившуюся ситуацию. Этот вечер и градус алкоголя делает всё идеальным: танец, прикосновения, капли пота сползающие по вискам вдоль шеи, переглядывания в полумраке через вспышки неона и стробоскопов. Так странно быть в толпе и казаться в абсолютном вакууме.

Рука с бутылкой отклоняется куда-то в сторону, девица отирающаяся поблизости принимает немой сигнал - перехватывает её цепкими лапками и исчезает за танцующими. Там всё равно оставшееся содержимое уже лишнее, сейчас апогей приятного опьянения - самое то чтобы наделать дел и на утро не пожалеть об этом. Саша прикрывает глаза, ей нравится как не настойчиво и одновременно властно пальцы касаются белья. Как порядочная женщина - Саша могла бы одернуть платье и обвинить его в домогательстве, но не сказать что Оскуро сама не это парня не спровоцировала. Поводок, очевидно, совсем не короткий, раз хватает длины того чтобы залезть под юбку в движении танца с девкой едва знакомой. Жмется к груди грудью, носом утыкается в шею Рэма и жадно дышит, пока руку его держит в тисках между телами. Секунды тянутся бесконечно долго до того, пока девка не находит в себе сил сделать полушаг назад. Пальцы скользнут по мужскому предплечью вниз до ладони, прижимая её так плотно к белью, что из груди вырвался беззвучный полухрип (он, впрочем, все равно растворился в музыке и остался неуслышанным). Рэм как яблоко, которое сорвать и надкусить, значит провалиться в увлекающую за собой бездну. Он змей, совратитель, он обещает без слов только одними пальцами то самое пресловутое райское наслаждение. Саша давно не парила высоко, секса у неё нет уже сколько…? Уже и считать перестала, петтинг и мастурбация не в счёт, ей приходится выживать самыми примитивными способами. Она помогает (и благословляет) запустить пальцы за край белья, сдвинув в сторону, погрузить пальцы в теплую влагу, пока вытягивается телом и не оказывается лицом к лицу. Сердце бьется в горле, а низ живота наливается характерной тяжестью. Пьяные мысли вымещает неприкрытая похоть.

У Рэма светлые ресницы и глубокие озера совершенно голубых глаз. Она любит этот цвет, он вызывает теплые чувства и дарит ощущение защиты. Это такая ассоциация из прошлого, через десятилетие ничего не изменилось. В темных зрачках можно отыскать собственное отражение на фоне ярких вспышек над танцполом (от них зрачки то расширяются, то снова сужаются будто в своем собственном танце). Легкое головокружение сменяется такой центрифугой, что хочется свалиться под ноги парню и разреветься от охуенности прикосновений. Саша, всё же, стоит. Из последних сил и то потому что второй рукой держится за плечо. Его лицо так близко, еще пару сантиметров и можно коснуться губ. Не хочется, так бесподобно это расстояние между губами в сравнении с трепещущей близостью под подолом платья. —Единственная неприятность, в которую я попала, - говорит негромко, это почти шепот учитывая глухие удары музыки по ушам. От бита даже сердце дергается в груди не в своем привычном ритме, ухаясь в живот и подскакивая обратно. Выдыхает, прикрывая глаза. Сглатываем слюну и давит в себе желание насадиться на пальцы. Ей этого так хочется, что от той течной суки её отделяет целое ничего. —Это ты, Рэм Вайсс, самая большая моя не_приятность, - или большая приятность, как посмотреть, потому что иначе она бы не текла на его ладони. Через невероятное усилие воли делает бедрами полукруг, вынуждая выскользнуть пальцам из трусов, перехватывает их своими и, приподняв, погружает те в рот. Нет, не так как это делал он. Медленно, чувственно слизывает влагу, сохраняя зрительный контакт. Это воспоминание останется приятным, так женщине нужно совать пальцы в рот чтобы она перестала себя ассоциировать с мусором. Саша, конечно, кошка и гуляет сама по себе, она не зависит от курса доллара и погодных условий. В её выдуманном мире этим всем она управляет собственноручно. Её лицо снова в сантиметре от лица парня, он ловит её улыбку, повисшую на уголках собственных губ. —Только я не принцесса, Рэм, а служанка, еще башни нет - давно съехала, как и дракона, улетел, - она касается тыльной стороной ладони его гладковыбритой щеки. Каждое тактильное ощущается разрядами импульсов тока. —Ты добрый и справедливый, я отвечаю взаимностью и, - она тянется и целует в уголок рта почти невесомо. Шагает назад сталкиваясь со спиной кого-то из танцующих. Поднимает ладони вверх в жесте “сдаюсь”, растопырив пальцы, мол, смотри, не скрещиваю. Кричит через музыку. —Обещаю больше не покушаться на ваш клуб, - улыбается и губами говорит “спасибо”. Не за его спасение от глупого поступка на прошлой неделе и не за танец, даже не за его пальцы между её ног сейчас (это было приятно, ладно). За эмоции, за то, что напомнил, что мужчины это не обязательно кошелек с деньгами, который нужно спереть при любой возможности.

Саша идет через толпу и захлебывается воздухом, ноги подкашиваются не сколько от алкоголя, сколько от возбуждения без логиченской кульминации. Трусы мокрые, она одергивает задранное платье, её неудовлетворение читается на лице потому что нет сил играть какую-то там очередную роль. Мелестина тут как тут, словно Сивка Бурка, чирикает с Раулем (у них, кажется, контакт). И всё же он, чертов засранец, сидит как кот объевшийся сметаны. Ещё бы! - побывал в привате и на расстоянии слышно как звенят пустые яйца. —Пора, Рауль, наш галеон заплыл в чужие воды, - она кладет ладонь на плечо парня, вытягивается вдоль линии до другого, укладываясь поверх (они у него широкие, под рубашкой перекатываются мышцы). В голове шумит виски, низ живота сводит неудовлетворением своей похоти. —Меняем курс на Север, холод мне по вкусу, - балакает о чем-то, собственные слова кажутся наполненными очень глубоко смысла, но для посторонних это звучит как несвязный бред пьяной барышни (лицо Мел вытянулось и край коктейльного бокала замер у аккуратно подведенных губ). —Ме-е-ел, а где моя сумочка и телефон? - с каждым словом выветривается адреналин, замещаемый алкоголем, речь бессвязна и почти непонятна. Раулю вручают пожитки Саши и он поддерживая, выводит её из Рохо. Саша остановится и закурит пока к ним едет такси, потопчется на нижних ступенях подставляя лицо под капли дождя и раскаты грома над высотками Сан-Диего. Гроза набирает обороты стремительно быстро, пропуская под ногами ручьи с отражением ярко-синей неоновой вывески над входом. Оскуро топчется по слякоти и ощущает, как холод добирается до горячей кожи стоп.

И всё таки…

Х о р о ш о.   

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]your world is in my hands[/status][icon]https://i.ibb.co/tQvWB0D/image.gif[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png https://i.ibb.co/NZgcYq4/ezgif.gif https://i.ibb.co/LzWkhbg/ezgi-f.gif[/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> тебе нравится перепрыгивать лужи по камням и с каждым твоим прыжком тонет один камень.
ты идешь оставляя трупы на обочине. такой ты человек: бесчувственная, капризная, поверхностная, эгоистичная.
кем ты себя возомнила?[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Red Light Indicates Doors Are Secured


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно