полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Tell me where it hurts?


Tell me where it hurts?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Задний двор| 2022 | ночь

Rhydian and Kira
https://i.imgur.com/98YhACT.gif https://i.imgur.com/bbj62zv.gif

Посмотри в мои глаза. Скажи мне, где у тебя болит?

[NIC]Rhydian Lang [/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/yx1JIkk.png[/AVA]
[LZ1]РИДИАН ЛЭНГ, 30y.o.
profession: владелец тату салона;
sis: Chloe;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/zvqSgLg.png
by сурикат
[/SGN]

Отредактировано Nathaniel Grayson (2022-09-14 20:30:33)

+1

2

Убирая остатки ужина со стола, я остановилась, наблюдая за происходящим в гостиной, улыбаясь уголками губ. До меня долетали лишь обрывки слов и фраз, произнесенных там, но вот детский звонкий смех я слышала вполне отчетливо. Вытерев руки о полотенце, я оставлю его на стойке.
- Тыковка, - зову девочку, когда подхожу ближе, протягивая ей руку, - пойдем. – Вижу то, как она морщит нос, и невольно улыбаюсь. Она быстро привязывалась к людям, и, естественно, сильно скучала по ним в момент разлуки. Там, мы не контактировали ни с кем из Сакраменто. Я просто отключила телефон, включив его только тогда, когда все же решила вернуться домой.  Мне казалось, что попытка абстрагироваться от всех и вся, должна пойти на пользу. – Уже слишком поздно и тебе пора спать. Давай, обнимая Рида, и вперед, в кроватку.
И ей и мне было тяжело привыкнуть к собственному дому после бегства, решение о котором было принято слишком быстро и спонтанно. Вот только от проблем убежать не получилось – Лисе все еще снились ночные кошмары, где клоун похищает ее из парка аттракционов, а я просто дергалась от любого взгляда, брошенного на нас на улице, считая, что кто-то снова хочет ее забрать. И этот параноидальный страх сводил меня с ума, превращая в какую-то неврастеничку. Разговоры с психологом хоть и приносили свои плоды, но они были слишком ничтожными, чтобы удовлетворить мою надломленную психику.  Я смотрела на нее и понимала, что не справилась со своим обещанием – не дать малышку в обиду.
Спустя примерно полчаса Алиса благополучно спала в своей детской, а я покидала комнату, держа в руках небольшой планшет, чуть больше по размерам моего телефона, с четкой и ясной картинкой, передающейся мне с камеры видеонаблюдения. По приезду, первое, что я сделала – обезопасила дом так, как могла, вызвала техников, чтобы установить дополнительные датчики, видеокамеры в доме и по периметру, и, естественно, установить новый код сигнализации. Все это было сверх меры, и, возможно, никогда больше не понадобиться, но я так чувствовала себя чуточку спокойнее.
Ридиан уже ждал меня на улице, стоя на деревянном крыльце, рассматривая ночное небо.  Мы расстались давно, просто сойдясь на какой-то промежуток времени, чтобы заполнить пустоты внутри своих душ, а позже тихо и мирно разошлись, следуя каждый своей дрогой. Однако близким и родным он после этого мне быть не перестал. Я считала его хорошим другом, которому могла позвонить в любой момент и попросить помощи или совета, или как сейчас – простого разговора по душам.
Выйдя в ночную прохладу, я плотнее закуталась в серый кардиган, достающий мне почти до середины икр. После снежных дней и легких морозов, к которым я оказалась совсем не готова, в Сакраменто было солнечно и жарко, но я все так же продолжала мерзнуть. На журнальном столике стояло все необходимое, и я как-то невольно усмехнулась. Такие сеансы психотерапии были мне по душе гораздо больше, правда, еще немного и попахивало бы алкоголизмом. Благо, что моя норма это два бокала красного полусладкого.
-Спасибо, что пришел. – Произношу негромко, закрывая за собой стеклянную дверь. Брюнет поворачивается ко мне лицом, и его карие внимательно изучают мое лицо с толикой беспокойства. Сделав пару шагов, я обнимаю его, обвив свои руки вокруг его торса, а лбом уткнувшись в мужское плечо. Иногда я скучала по тем отношениям, которые были между нами. – Я скучала по тебе. – Качнув головой, тут же исправляюсь. – Мы скучали. Прости, что даже не предупредили толком об отъезде.

+1

3

Свобода и побег — разные цели,
но оба легко достижыми.

            Когда его руки касается маленькая ладошка девочки, он улыбнулся, она старалась не отпускать его в этот вечер. Ему не хватало этой девочки, которая за не долгий срок стала ему близкой и родной. Когда их отношения с Кирой сошли на нет, они все еще сохранили то тепло, которое было между ними и когда девушка пропала, он обрывал ее телефон, но в ответ был лишь автоответчик, который слышал самые разные его сообщения от умоляющих, до злых. Она уехала не сообщив никому, чем причинила многим людям боль, которым было не плевать. Можно было сколько угодно искать оправдание своим поступков, но каждый раз были факты против. Да, Ридиан не был отцом для девочки, но он привык к тому, что этот ребенок был рядом. С таким доверием с которым она относилась к нему, ему не хотелось  обмануть его, вот только ее мать решила иначе. - Принцесса, беги спать, - говорил он, поднимая ее на руки, позволяя тонким ручкам обвить его шею. - Я никуда не денусь, – обещал он, прикасаясь пальцем к кончику носа малышки.
            Кира увела девочку, оставляя его одного в комнате, где он не собирался оставаться. Ему нужен был воздух. Выходя на улицу он обратил внимания на темное небо, которое уже вошло в свои права и казалось бы даже звезды не красили его. Алиса была умной девочкой и был уверен, что девушка быстро справиться с задачей уложить ребенка спать. В течение всего ужина между ними была какая-то недосказанность, потому что при ребенке такие вопросы не обсуждаются, да и обида могла послужить не самым лучшим примером. Выяснять отношения с Кирой просто не имело смысла, да Ридиан понимал, что у нее были причины. Страх самый верный спутник побегов. Лэнг знал, что она расскажет, нужно только дать ей время, а что он сам? Многое случилось того о чем он не хотел думать, о чем больно было вспоминать. 
            Ее звонок удивил его, он уже не ждал, потому  что каждый раз натыкаться на голосовую почту, которая была переполнена было просто невыносимо. Пчела опустилась на его руку, но была согнана приближением девушки, которая заговорила сразу же. - Я должен был понять, что с тобой и Алисой все нормально, – говорил он не оборачиваясь к ней. Не смотря на то, что их связывало, этого не было достаточно чтобы рассказать правду. А ведь она знала, как это важно для него, а после возвращения Доминики, все стало лишь острее восприниматься. Руки девушки обвивают его тело, а лоб касается плеча, своими ладонями он накрывает ее, легко сжимая вместо ответа. – Ты могла мне позвонить, – говорил он спокойно, разворачиваясь и уже обнимая ее в ответ. Злиться еще на нее? Ридиан был другим человеком, ярости и злости ему хватило.
            Лэнг поцеловал рыжую макушку девушки, опускаясь на ступеньки увлекая ее за собой. Они так много пережили в прошлом, что их отношения можно было назвать терапией, которая нужна была обоим. И вот они опять молчат, будто подбирая слова, которые были совершенно излишни. Всякий раз удивлялся, откуда в ней столько силы и благоразумия, и такого страха, который заставил молодую мать бежать от всех. Людям, вынужденным постоянно быть в бегах, не оставалось ничего другого, как рассчитывать на случай. Чем невероятней был случай, тем естественнее он казался. Жизнь не была сказкой, которые она читала Алисе, она была куда более глубокой и многогранной.
[NIC]Rhydian Lang [/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/yx1JIkk.png[/AVA]
[LZ1]РИДИАН ЛЭНГ, 30y.o.
profession: владелец тату салона;
sis: Chloe;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/zvqSgLg.png
by сурикат
[/SGN]

Отредактировано Nathaniel Grayson (2022-09-15 04:32:02)

0

4

Нас не было почти полтора месяца и за это время не у меня одной в жизни произошли изменения. Картер уже устроил мне прилюдную словесную порку о том, как сильно он переживал из-за нас, но проболтался, что в конечном счете, знал где мы и как. Чувство вины перед близкими мне людьми кошкой скребло душу все это время. Лихорадочно скидывая в сумку необходимые вещи, собирая документы и деньги, я не думала о том, сколько людей будет беспокоиться из-за того, что мы исчезли. Тогда не было в голове мыслей о звонках или сообщениях, лишь одна билась в черепной коробке, слишком навязчивая, искушающая и подталкивающая на какое-то безумство – уехать. Того, кто так сильно напугал меня и Алису уже взяли под арест, он ожидал суда и был под надежной охраной, но с того момента я перестала чувствовать себя в безопасности. А, если я не защищена, то как могу защитить ее? Правильно, никак.
- Я знаю, Рид. – Усевшись на ступеньки из дерева, я поднимаю голову вверх, изучая ночное небо, подбирая слова и выражения. – Тогда я не думала о том, что надо сообщить кому-то, - признаюсь, виновато пожав плечами, - не думала о планах или маршрутах, просто знала, что чем быстрее уеду, тем скорее почувствую себя лучше. Я в прямом смысле не могла здесь дышать, о сне или отдыхе и говорить нечего.- Мотнув головой, я прикрыла глаза, делая медленный вдох и такой же медленный выдох. – После похищения, я… - И замолчала, поджав губы, не находя слов, чтобы сказать что-то еще.
Тот день в очередной раз разделил мою жизнь на пресловутое «до» и «после». Когда, казалось бы, жизнь относительно наладилась, и я сумела найти подобие гармонии между работой, домом и заботой о маленькой девочке, как небесная канцелярия опустила меня на землю, оторвав крылья, мол, счастливая сильно. Поход в парк не предвещал ничего плохого – сладкая вата, аттракционы, воздушные шарики и рожки с шоколадным. Только потом я узнаю, что за нашей с малышкой жизнью тщательно следили, а в доме стояла прослушка. Именно так он узнал, что мы поедем в парк, именно тогда он решил надеть чертов костюм клоуна, ведь дети любят их.
- Я даже спать нормально не могу, просыпаюсь от каждого шороха. – Признаюсь и в голосе слышится глухое раздражение и злость. – Я облажалась, не справилась. – Поджимаю губы, мотая головой, а на глаза накатывают слезы, которые так и не были пролиты, отложенные на потом. – Я не смогла ее уберечь, не смогла защитить. – Закрываю плотно глаза, стараясь успокоиться. – Я отпустила ее руку всего на секунду, Рид. На одну чертову секунду и вот, что  с ней произошло…
Согнув ноги в коленях, я подтянула их ближе к груди, уткнувшись в них подбородком. Лису мучали ночные кошмары. Ее напугали достаточно сильно, чтобы подобное отложилось в памяти и психике, но что-то хотя бы не позволило ей замкнуться в себе, не подпуская к себе никого из посторонних. Я день за днем повторяла одно и тоже, внушала ей, что больше ничего плохого не случится, даже, записала ее к детскому психологу.
- И я до сих пор боюсь, не за себя, а за нее. И это чувство сводит меня с ума, Рид. А самое поганое, что я просто не знаю, что мне делать и как с этим справиться. – Я горько усмехаюсь, а после резко поднимаюсь на ноги под вопросительный взгляд мужчины. – Курить хочу. – Отвечаю негромко, и дойдя до зоны гриля, выуживаю свою заначку. Пачка сигарет с ментолом, а внутри зажигалка. Рид такой вредной привычкой не обзавелся за годы своей жизни, а я вот иногда прибегала к ней в поисках спасения, спокойствия и утешения. Делала я это всегда по ночам и в тайне от Алисы, не желая показывать ей дурной пример.
- Я хреновый друг и не менее хреновая мать. – Подвожу итог, снова горько усмехаясь. Как и доктор Трой, Картер старался внести в мою голову другие слова, фразы и взгляды, убеждая меня в обратном, но я была слишком самокритична к себе. И, если  в работе я научилась справляться со стрессом и исправлять ошибки на ходу, то материнство было в новинку для меня.  Какой-то частью подсознания я понимала, что научиться быть матерью нельзя, но так пыталась вызубрить правила, что теперь в итоге так сильно корю себя за ошибку. – А ты чем можешь похвастаться?

+1

5

Если люди друг друга не поняли,
значит кто-то один хотел,
чтобы его не поняли.

              Понимать, что человеку было плевать на то, что кто-то мог волноваться, было неприятно, но у нее была веская причина, против которой было пойти крайне сложно. Похищение ребенка, это то с чем не справится никто, тем более хрупкая девочка. Не смотря на всю силу, которая рыжая демонстрировала не раз, он понимал, что внутри скрывается нежная девочка, которую нужно было оберегать. Он не стал тем кто был для нее миром, но у них было куда больше, это понимание и стабильность. Будь у них другие отношения, Кира скорее всего бы получила так сильно насколько он мог, чтобы она уяснила раз и на всегда, что так нельзя было поступать, вокруг нее есть люди, которым было не плевать. - Хорошо, надеюсь в следующий раз, если захочешь сбежать, я услышу твой голос в трубке, а не автоответчик, ты напугала меня, – признался он, впервые озвучивая, что ему было не все равно, пусть их больше не связывали отношения, она не была ему чужой, это не будет никогда. Он не перебивал ее больше, просто слушал и понимал насколько ей было тяжело, она задыхалась. Знакомое чувство, когда твое горло сжимается и ты не можешь ничего. Ридиан уже знал о похищении, но слушать о том, как это было. Ему хотелось быть там с ней, и не позволить этому случится. Алиса никогда не отпускала руки, потому что была умной девочкой и такая горькая оплошность, которая едва не обернулась трагедией.
              Ридиан не знал, что она испытывала с ту самую минуту, но прекрасно ощущал, что она чувствовала сейчас,  ее голос дрожал, что было так не похоже на девушку, которую он знал. Она так сильно ругала себя, что голос приобретал злые оттенки, Лэнг следил за каждым ее движением. Ему хотелось сделать больше, но в эту самую минуту, он лишь положил руку на ее плечо сжимая его, когда она прижала свои колени к груди, будто стараясь закрыться от этого мира. - Ты не виновата, Кира, - говорил он, когда она поднимается и идет за сигаретами, ему не нравилась ее эта привычка, но пока она имела такой временный характер он ничего ей не говорил. - Алиса еще маленькая, она справится, если ее мать не будет накручивать себя. Детский мозг куда более избирателен чем наш, нужно просто заменить эти воспоминания другими, время еще есть, - уверял он. Лэнг имел дело с детьми не часто, но видел как они умеют переключаться, а значит и это маленькая принцесса сможет пережить, ели ее мать не сойдет с ума.
              Он качал головой не желая даже обсуждать тот факт, что она плохая мать, это было не так. Так же как она не была и херовым другом, он знал ее уже довольно давно, чтобы понять, что она прекрасная девушка, подруга и мать. Ей просто нужно быть более уверенной и не бояться сделать шаг навстречу чему-то новому, ведь если она застрянет в этом состоянии никому лучше не станет. - Я не хочу слышать эту откровенную ложь, - произносит он поднимаясь и облокачиваясь на перила. Они не смотрели друг на друга и после ее вопроса, он просто не смог бы посмотреть в ее глаза. Их боль была разной, но если она соединится, ничем хорошим это не закончится. Молчание затянулось даже для него. Он и не заметил, как его руки сжимают перила, пока пальце не побледнели и не стали болеть. Он не виде ее лицо, она могла лишь наблюдать его напряженную спину. - Боролся с призраками прошлого, - говорит он тихо, и совершенно не был уверен, что она его услышала. - Набили с Хлоей парные татуровки, другую решил свести, - это было не похоже на Ридиана. Для тату мастера, его тело было на удивление чистым, всего пять тату, которые имели весьма глубокий смысл, лишь одна сейчас прожигала его кожу, причиняя больше. Его решение это было обдуманным. Напряжение которое сейчас было между ними, нельзя было назвать здоровым или злым. Просто они понимали, что сейчас открываясь он не был совсем честен. Он повернулся с ней, ловя ее лицо, у него не было уже такого напряжения в руках, скорее стоял в голове удивленный голос Доминики, когда она увидела его, захотелось зажмуриться и не прокручивать это все. - Ты же помнишь, как мы познакомились, что было в нас в пошлом, я никогда не скрывал от тебя, что любил ту девушку, которая погибла, - говорил он, потому что между ними не было тайны, а лишь потом завязались их отношения. - Что если я тебе скажу, что все это ложь от начала до конца? - на губах появилась улыбка, с привкусом боли и разочарования. Даже мысль о том что она была жива не могла промелькнуть в его голове, он видел место убийства, он видел тело. Господи, как много лжи, от которой голова шла кругом. - Все было ложью, она жива, Кира, чертова дрянь жива, - он тихо рассмеялся. - Не смотри так, я не сумасшедший, - замечает он, прекрасно помня глаза сестры, которая смотрела на него как на человека, который тронулся умом и ему показалось. О таких вещах не шутят, но это и правда звучало как сценарий к очень простому сюжету, но вот только это была его жизнь. В районе тату кольнуло, будто напоминания, что она все еще здесь. Вот только чувств больше нет, выжженное пространство, которое затягивало его сознания, погружая во тьму, которая пугала его.
[NIC]Rhydian Lang [/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/yx1JIkk.png[/AVA]
[LZ1]РИДИАН ЛЭНГ, 30y.o.
profession: владелец тату салона;
sis: Chloe;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/zvqSgLg.png
by сурикат
[/SGN]

Отредактировано Nathaniel Grayson (2022-09-17 16:12:50)

0

6

Крутя в руках пачку сигарет, я закусываю губу, так и не решаясь выудить одну и закурить. Хотелось так сильно, что аж руки зачесались, и на секунду я даже почувствовала вкус ментола. Подняв на мужчину взгляд, я опустила руки, ибо чувство вины вновь перекрыло собой любые другие желания. Говорила ли я ему всю правду о том, почему сбежала? Думаю, что не до конца. Какая-то часть внутри меня давно желала сменить обстановку, окружающих меня людей на новых, начиная тем самым жизнь с чистого, нового листа. Умом я понимала, что подобные отношения, такая привязанность, порой слишком сильная необходимость, в ком-то до добра не доведет, но вот душа и сердце мое по-прежнему были здесь.
- Надеюсь, что мне больше не придется бежать. – Отзываюсь на его слова, а спустя еще секунду запихнув пачку сигарет обратно в тайник. Бегством я спасалась не единожды, но использовала его лишь в самых крайних случаях. Впервые сбежала из дома сюда, в Сакраменто, а о втором случае сейчас идет речь. Чаще всего я уходила в себя. Просто закрывалась ото всех, игнорируя существующий мир, и вскрывала все те раны, едва зажившие на сердце, испытывая какое-то ненормальное удовольствие, давая возможность и время пожалеть саму себя, поплакать, а после вновь натянуть маску из приветливой улыбки и доброжелательности, выйти в люди.
-  Хорошо, если справиться. – Поджав губы, я на какое-то время остаюсь стоять возле гриля, наблюдая за Ридом со стороны. – Мне дорого стоило убедить ее после приюта в том, что мир безопасен, и люди, находящиеся вокруг нас, смогут уберечь и защитить. – Она, пожалуй, не доверяла никому, кроме меня, а мужчин и вовсе сторонилась, прижимаясь всякий раз, как кто-то пытался наладить с ней контакт. Тайна усыновления работала хорошо, но благодаря связям и слишком длинному языку, я все же узнала историю ее рождения, и волоски на моей голове тогда встали дыбом.
Внезапная тишина обрушивается на нас, лишь шорох шин, проезжающих мимо машин, нарушает ее. Даже того тусклого света мне хватает, чтобы разглядеть, как напряжены его руки и плечи, и подобное заставляет удивленно вскинуть бровь. Я знала его не первый год, но таким видела впервые.
- О, покажешь? – Я живо интересуюсь, улыбаясь уголками губ. Именно эта тема – татуировки, когда-то свела нас вместе. Мне довелось быть свидетелем не одного сеанса, и видеть далеко не один эскиз парня, чтобы ярко представлять себе, как тот или иной рисунок будет смотреться на чьей-то коже, неся смысл. Рид оставил и на моем теле след, на шее, там, где скрывают волосы, была небольшая по своим размерам татуировка – две руки обвитые красной лентой, как символ связи и взаимопомощи. – Сводить больно. – Морщусь, представляя не самые приятные ощущения от работы лазера, удаляющих пигмент с кожи. Ридиан вдруг оборачивается, вглядываясь мне в лицо, а после произносит для меня неожиданное.
- Помню. – Киваю я, усмехаясь. – Я, если честно, сперва даже ревновала, пока не пришла к выводу, что ревновать к воспоминаниям – глупо. – Начинаю размышлять вслух, едва заметно качнув головой, отчего рыжая копна волос повторила мое действие. Мы обсуждали наше прошлое лишь единожды, решив, что не имело смысла лезть в глубины души друг друга, боясь выпустить тех демонов, что там хранились. Они были слишком бесконтрольны и неподвластны, чтобы отворять те клетки, в которых они держались. – Что ты имеешь ввиду?
Непонимание отражается в моем голосе и на моем лице, когда за пару шагов я преодолеваю расстояние, разделявшее нас, и усаживаюсь в кресло, пустующее до это, но развернув его так, чтобы видеть Рида. Сейчас он выглядел каким-то уязвленным, но вместе с этим в глазах промелькнула если не ярость, то злость уж точно. А дальнейшие его слова заставляют меня и вовсе застыть с явным удивлением на лице.
- В смысле – живая? Ты уверен? – Задаю вопрос и тут же поправляюсь. – Ты видел ее сам или тебе кто-то сказал об этом? – Еще раз внимательно смотрю на него и получаю ответы на свои вопросы. – Твою мать. – Выдыхаю с чувством, поднимаясь с места. Разговор сегодняшней ночью будет тяжелым, однозначно. Парень всегда вызывал у меня какие-то теплые чувства и порывы, а сейчас мне просто хотелось его как-то утешить, обнять и успокоить, но стоя перед ним сейчас на расстоянии вытянутой руки, я не знала, уместно ли будет подобное проявление моих эмоций. – Рид, я… - Было начала говорить, но вновь замялась, а после признала очевидное. – Я даже не знаю, что сказать или сделать.  Ты выяснил что произошло? – Качнув головой, я кончиками пальцев касаюсь его лица, мягко поворачивая взгляд к себе. – В любом случае, мне искренне жаль, что тебе пришлось пройти через столько боли и горя.
Мы оба хорошо скрывали свою прошлую жизнь, делая вид, что все хорошо, но иногда, в те моменты, когда казалось мы не обращали внимания, наша боль проскальзывала наружу, отражаясь во взгляде или в мимике. Внезапно пришло осознание и того, почему он так резко отреагировал на мой побег, ведь ситуация вполне могла повториться. Чувство вины снова показалось наружу.
- Виски, джин, текила? – Спрашиваю я, как-то нерадостно усмехаясь, понимая, что на трезвую голову этот разговор будет слишком тяжело вести. – Есть еще красное полусладкое… - Секундная заминка, и я все же делаю тот шаг, обнимая его вновь. – Ох, Рид… - Произношу негромко. – Ты же знаешь, что я всегда рядом и больше не сбегу, обещаю.

+1

7

Способов справиться с болью, если потребность
в близости не удовлетворена, крайне мало.

              Было странно сейчас смотреть на нее вновь, прошло так мало времени, но столько событий, которые делают это время слишком длинным. Полтора месяца, девяносто дней, много ли это, чтобы возненавидеть? Достаточно для одного, и не достаточно чтобы забыть. Иногда ему казалось, что он перестал бороться с течением жизни и просто плыл по течению. Не самая лучшая идея, это он понимал лучше других, но сейчас не было сил, руки опускались, хотелось чтобы его просто оставили в покое, он даже не был против превратиться в затворника. Если бы не близкие люди и звонок девушки, скорее всего так и было бы. Ридиан очень многим отказывал, но отказать Кире не смог, ему нужна была правда. – Но разве это того не стоило? Если ты справилась тогда, сделаешь это еще раз, ради ребенка, которого любишь, – говорил он не желая слушать жалость к ситуации в голосе девушки. Она прошла этот путь и пройдет еще и еще, если таковой понадобится, потому что она любила этого ребенка, он был чужой, но любовь была самой настоящей, этого было достаточно.  Покажет, но потом, сейчас тату сестры была как напоминанием, что в его жизни еще был человек которому было не плевать. Сводить больно, но не большее чем тот смысл который она когда-то несла. Да он кричал тогда Доминики, что не будет ее сводить, но после понимал, что смотреть на себя в зеркале не может. – Она не стоит никаких эмоций, – холодно замечает Ридиан. Они почти никогда не обсуждали прошлое, оно слишком пульсировало в голове болью, от него каждый старался абстрагироваться.
              Ему даже показалось, что она не поверила, в ее голосе было такое недоверие, которое могло бы обидеть в любой другой ситуации, но не сейчас. Она заняла более удобное положения, смотря на него так, будто бы ждала от него ответов, которых у него не было. Впервые мужчина не знал, что ему делать, он стоял на месте, когда жизнь проходила мимо, он видел это на ускоренной перемотки, не имея возможности и желания участвовать хоть в чем-то. Удивление на ее  лице вызывала у него улыбку, но было в ней что-то пугающее. Это пустота, которая поглощала его все больше. Любви больше не было только липкое ощущения обмана, который окружал его. – Видел, она стояла вот так как ты сейчас  и была явно удивлена меня увидеть, как будто бы я был призраком, а не она, но имя она мое прекрасно помнила, – с усмешкой отвечает Лэнг вспоминая этот удивленный взгляд, который говорил ему о том, что эта встреча не была запланированной. Сколько еще она хотела остаться мертвой для него, и планировала ли вообще говорить о том, что жива? Кира не понимала что делать, и ее нельзя было винить, он сам не знал, и врятли ему хоть кто-то мог дать инструкции к жизни, которую он потерял. Ее ладонь касается его лица, заставляя посмотреть на нее. Рид нахмурился, потому что знал, что она говорит искренне, вот только легче не становилось, лишь ныло в груди, где сердце билось за жизнь, гоняя кровь наполненную ядом разочарования по жилам. – Я проходил через это когда она умерла, ее воскрешения не принесло облегчения, так может ей лучше было остаться там в холодной земле или сдохнуть еще раз?- в нем говорила ярость, он он все же накрыл ее ладонь свой, легко сжимая пальцы девушки. - Виски, - отвечает Ридиан, ловя себя на том, что испытал облегчения когда она обняла его и пообещала, что никуда не сбежит ей хотелось верить. - Пообещай мне, - просил он, отпуская ее, позволяя отстраниться. У них было всякое в отношениях, но эта настоящая близость образовалась лишь после того как они поставили точку и поняли как скучают. Удивительная жизнь все же. Они потеряв друг друга обрели.
              Он остался один в свете фонаря, он видел плачущее небо под ногами, капли дождя почти незаметные оставляли разводы, которые гипнотически заставляли его выбросить из головы все. Синий оттенок ее глаз, розовые пухлые губы, которые складывались в улыбку. Было сложно верить во что-то когда вокруг столько лжи. В данную секунду только Кира была настоящая. Когда она вернулась, он прикасается рукой к ее веснушкам, а после оставляет легкий поцелуй на щеке девушки. - Спасибо, что вернулась, я не смог бы потерять и тебя, - говорил мужчина не желая больше смущать ее. Он занял уже привычное место на ступеньках, держа в руке принесенный напиток. - Алиса сильная, ты сильная, я верю в вас, чтобы не случилось, вы справитесь, к тому же она может удивить тебя, – говорил он с улыбкой. Девочка была смышленой и не могла не справиться.
              Алкоголь обжигал, заставлял одну горечь перебивать другую. Должно стать легче, когда тело сможет расслабиться. Позже. - Я похоронил ее, я пережил ее смерть, так пусть она остается мертвой для меня, - сказал Лэнг, делает глоток. Открываться кому-то ему было сложно но не перед ней, они прошли достаточно, чтобы доверять ей. - Но почему мне все еще больно? - вопрос скорее был риторический, ответить на него было невозможно правильно, это было где-то глубоко внутри. Время лечит? Оно лишь приглушает боль, но когда рану вскрывают, время уже бессильно.
[NIC]Rhydian Lang [/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/yx1JIkk.png[/AVA]
[LZ1]РИДИАН ЛЭНГ, 30y.o.
profession: владелец тату салона;
sis: Chloe;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/zvqSgLg.png
by сурикат
[/SGN]

Отредактировано Nathaniel Grayson (2022-09-19 02:17:46)

0

8

Если бы меня кто-то когда-то спросил, какие отношения связывают меня и Рида, то, наверняка, не услышали бы от меня внятного ответа. Это сложно объяснить и уж тем более сложно понять. В какой-то момент он просто появился в моей жизни, принеся с собой чувство, что был там с самого начала,  что знает меня «от» и «до»,  поселился где-то внутри грудной клетки и живет там и по сей день. С ним я испытала влюбленность и все ее прелести на собственной шкуре. Не смотря на время или место, я все так же чувствовала с ним какую-то связь, словно, та красная нить, изображенная на моей шее, обвивала не только две руки, но и связывала меня с Лэнгом.
Вот и сейчас, обнимая его, я чувствовала его уязвленность, смятение с оттенком злости, как свои собственные, но не знала, как помочь или облегчить его такое состояние. Да, и возможно ли что-то вообще предпринять? Тонкие пальцы как-то по-собственнически проходятся по темным спутанным волосам, чтобы застыть на шее, а грустная улыбка трогает мои губы. Я сдерживала все обещания, которые когда-либо дала, обдуманно или нет – не важно. И мы оба это знали.
- Обещаю. – Произношу негромко, на выдохе, словно кто-то мог подслушать наш разговор. Секунда, две и я отстраняюсь, кивнув головой, а после скрываюсь за стеклянными дверьми, следуя к одному из кухонных шкафов, заменяющих мне бар. Краем глаза замечаю оставленный мной на синей тарелке яблочный штрудель, и обещаю, что непременно уберу его в холодильник. Бутылка виски, стакан с парой кубиков льда, и бокал под красное полусладкое едва ли умещается в моих руках, бутылку и вовсе приходиться прижать к груди.
Рыжие волосы рассыпаются по плечам, когда, наклонившись, я выставляю все лишнее на журнальный столик, краем глаза посмотрев на работающий планшет – Алиса спала. Мелкий дождь начинал моросить, норовя набрать обороты, и я плотнее завернулась в кардиган, зная, что скорее всего уже успела простыть. Стакан с виски протягиваю Риду, сама же беру бокал с вином. Легкий, почти невесомый поцелуй вновь зовет мягкую улыбку на губы.
Его голос вкрадчивый и спокойный сейчас, начинает вновь приобретать негативные оттенки, как только разговор заходит о той девушке. Я слушала его, присев рядом с ним, даже привычно склонила голову на его плечо, смотря прямо перед собой. Я наслаждалась такой погодой: плачущее небо сейчас словно разделяло нашу грусть, слезами опускаясь, пропитывая землю под ногами, унося с собой боль. Сделаешь шаг и почувствуешь, как становится легче, как за тобою уже не крадется тень прошлого. Та весна, проведенная с Ридом, показала мне, что это возможно.
Фруктовое вино своей сладостью оттеняет наличие алкоголя, слишком малое, чтобы опьянеть, но достаточное, чтобы суметь немного расслабиться, отпуская внутри натянутую струну. Ощущение от этого действия было необычным. Напиток в полумраке двора кажется почти черным, и как-то машинально я прокручиваю тонкую ножку в руках, создавая воронку в самой середине жидкости.
- То, что ты оплакал ее, не означает, что забыл раз и навсегда. – Произношу и чуть поднимаю голову, чтобы кинуть на него взгляд, когда щекой все так же продолжаю касаться мужского плеча. – Человек со всеми его эмоциями и чувствами слишком сложное существо. Ты похоронил ее, постарался жить дальше, сохраняя память и чувства к ней запертыми где-то внутри себя. – Левой рукой я легко коснулась места на его груди, прекрасно помня, где располагается та татуировка. – И ты учишься заново жить, дышать, ходить и существовать в общем, зная, что человека больше нет, но, - пожав плечами, я перевожу свой блуждающий взгляд на бокал в руках, - в какой-то момент ты встречаешь его вновь, и все твои старания разбиваются в мелкие осколки. Все те воспоминания, запертые в памяти, как хищники нападают на сердце и душу, превращая их в жалкие кровавые ошметки.
Я как-то горько усмехнулась, и прячу это выражение лица, делая следующий глоток. Нелицеприятная правда, но именно так устроен человек: он либо выплескивает свои эмоции все до единой, выжигая всего себя изнутри; либо  копит их, храня в каком-то мысленном чулане, обещая, что непременно выпустит их из заточения в один прекрасный день и все равно выжигает себя; либо находит ту самую грань между первым и вторым вариантом и живет дальше. Я по своей сути больше относилась ко второй категории людей, храня эмоции, пока те не забьют эту маленькую комнатку до предела, вырываясь непроизвольно наружу.
- Ты не оплакал и не пережил ее смерть, Рид. – Качнув головой, я отставляю бокал в сторону, на ступеньку ниже, уже полностью повернувшись к нему лицом. – Потому что сделать это полностью и до конца невозможно. Это все равно будет следовать за тобой, наступать тебе на пятки, напоминая. Но, это прозвучит сейчас грубо и прости меня за это… - Я замялась, не зная, как правильнее будет произнести подобные слова. – Может, даже лучше, что она оказалась жива и ты смог ее увидеть такой? – И прежде, чем он разразится очередной гневной тирадой, я сжимаю его руку чуть выше локтя, прося дать мне возможность закончить.
- Да, мы обе поступили неправильно. – Киваю головой, находя схожести в наших поступках. – Но ты сам сказал, что рад видеть меня живой и здоровой. И точно так же, как я винила себя в том, что не уберегла Лису, ты винил себя в ее смерти. Сейчас этот груз вины со своей души можно снять и сделать вдох полной грудью. – Облизнув сухие губы, я немного изменила позу. – Это дрянь, как ты ее назвал, - жива! И твоей вины в том, что произошло много лет назад – нет. Вся та боль и горе, перенесенное тобой тогда – целиком и полностью ее вина. И пока ты не осознаешь это, не примешь этот факт, ее воскрешение, - на последнем слове я пальцами имитирую кавычки, - будет так же причинять тебе боль, может, куда большую, чем тогда и выбивать из колеи, не давая возможности жить и наслаждаться этой жизнью. – Я сделала паузу, закусывая губу, как делала это всегда, когда о чем-то судорожно думала. – Это не означает, что вот так, по щелчку, - я изобразила пальцами уже другой жест, - ты сможешь все отпустить и изменить, но, может, это повод задуматься? – Пожав плечами, я вновь беру бокал в руки. – Или это просто чертово вино стукнуло мне в голову.

Отредактировано Kira Stertman (2022-09-17 20:39:26)

+1

9

Он сделал шаг вперёд, а потом — паузу,
чтобы у нее была возможность понять его намерения.

              Обещание. Всего одно слово, но было в нем, что-то такое, что позволяло ему не уйти на дно, что позволяло сделать тот самый необходимый вдох. Оставаясь наедине с собой, он пытался понять где он ошибся. И чем больше думал об этом, тем сильнее внутри болело. В его руках оказался алкоголь, как и бутылка опустилась рядом. Это было то что ему нужно сейчас. Слишком сложно было расслабиться. Она опустила свою голову на его плечо, в таком привычном жесте, пусть они давно не были вместе и не могли не проявлять подобных порывов в виде поцелуев в щеку или прикосновение полного доверия. Она говорила, и ему не нравилось что он слышит. Каждый раз когда ему говорили, что он все еще что-то чувствует к этой девушки. Ему не нужны были отношения, они давно были законченны, весьма трагичной точкой для них обоих. Он смотрит на нее, когда она посмотрела на него, будто бы проверяя что он понимает. Мужчина нахмурился, но не спешил ее перебивать.
              Девушка говорила много, а у него каждое слово отбивалось внутри, оставляя новые и новые шрамы, открывая новые кровавые потеки в месте где была зажившая рана. Кира просто вскрывала все, что было внутри, он злился, но как можно было это делать на правду. Она имела нелицеприятный и болезненный вкус, который он знал как никто. Девушка прикасается к татуировки, от чего он лишь сильнее напрягся, ему было неприятно и дело не в касании именно Киры, а месту, куда она касалась. Когда она исчезнет, ему станет легче дышать, хотя он уже думал, что ее можно перекрыть, развить сюжет, перечеркивая смысл, который она несла до этого.
              Она вытаскивала правду частями, словно врач вскрывая слой за слоем, он лишь заглушал боль алкоголем, который действовал как наркоз. Когда  она заканчивала свой диалог, она уже сидела на ступеньку ниже, чтобы видеть его хмурое лицо. Мужчина поднялся, делая шаг во двор, звездное небо над головой пока он совершал эту ночную прогулку, как и мелкий дождь, который бодрил. Нужно было просто отпустить и позволить себе сделать этот шаг. Сделаешь шаг — за спиной весна, новое начало, нужно было просто отпустить. Просто.
              Прикрывая глаза, он возвращается к Кире, которая все еще была рядом и куталась в теплую одежду. - Спасибо тебе, ты даже не представляешь насколько мне это важно, - произносит Лэнг, смотря на нее с таим теплом и благодарностью, и делая то, что так сильно хотел в эту самую минуту, наклоняясь к ней Ридиан прикасается губами к ее губам в поцелуе, проходясь ладонями по веснушкам на ее щеках. В поцелуе было больше чем слова, которые он мог бы сказать ей, дарить ощущения. Забытые чувства, которые сейчас преобладали в нем. Она дарила куда больше, чем Доминика и понял он это только сейчас, когда в трудную минуту определились те главные фигуры в его жизни.
              Когда девушка окликнула его, он понял, что слишком погрузился в себя, усмехаясь собственным мыслям. - Иду, - говорил он, возвращаясь уже в реальность и к девушки, которая выглядела обеспокоенной, и виной был только он. Плачущее небо под ногами отражалось в лужах, когда он возвращался. Рыжая девушка не рисковала выйти на дождь и он был рад этому. - Спасибо тебе, я не хотел бы чтобы ты волновалась обо мне, ты права почти во всем о чем говорила. Я не люблю ее, чувство прошли, но иногда мне кажется, что это болезнь, - признался мужчина, прикасаясь к ее щеке влажной от дождя рукой. - Прости, - отнимая руку, дополнил он, взяв свой стакан и опускаясь на кресло, затем янтарная жидкость потекла в него. - Ты никогда не жалела, о том, что было у нас? - интересуется Лэнг, решая переключиться с темы свой бывшей девушки. Он решил оставить ее в прошлом, если бы он хотел он бы просто позволил ей и дальше вешать ему лапшу на уши. Ридиан помнил, как много она говорила в его квартире, когда пыталась оправдаться. А он просто назвал ее сукой и выставил за дверь, не позволяя получить хоть что-то от той жизни, которую он собрал по кусочкам.
              Между ними было больше, чем они когда-либо, в эту самую минуту. Они много молчали раньше, но и им не нужны были лишние слова. Он мог понять по тому, как она обнимает его со спины, как прикасается к руке, привлекая его внимания и вызывая улыбку. А эти завтраки и ее украткие  подглядки в его работы. Они часто обсуждали тот или иной рисунок, который не был настолько очевиден и они начинали развивать эту тему, позволяя фантазии  парить. Между ними было много того, что они не обсуждали. О чем думала девушка, которая сейчас смотрела на него так, что хотелось защитить ее от этого мира, не позволить ничему отложить печать на ее лике. Они не были привычной парой, которая ругалась слишком часто, он не помнил чтобы они вообще когда-то повышали друг на друга голос. Хотя один из писателей говорил: "Когда пара сообщает мне, что между ними не бывает ссор, я отвечаю: «Значит, между вами и близости нет»". Можно ли верить этому утверждению на сто процентов? Было грустно осознавать, что они что-то потеряли или нет, им просто хотелось в это верить?
[NIC]Rhydian Lang [/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/yx1JIkk.png[/AVA]
[LZ1]РИДИАН ЛЭНГ, 30y.o.
profession: владелец тату салона;
sis: Chloe;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/zvqSgLg.png
by сурикат
[/SGN]

Отредактировано Nathaniel Grayson (2022-09-27 02:19:38)

0

10

Так легко было говорить о чужой жизни, но слова отчего-то исчезают, растворяются, как туман с наступлением рассвета, когда речь заходит о твоей собственной. И сразу пропадает всякая нить разговора, стоишь, молчишь и не знаешь, что сказать. Да, что уж там, само желание говорить пропадает. И Рида с его поведением я прекрасно понимала, ведь, чаще всего мы смотрим на других, но не обращаем внимания на себя. Все так же молча он встает с деревянных ступеней, делает несколько шагов, останавливаясь под противным дождем – еще не ливень, но промокнуть можно было легко и просто.
Стоит там несколько секунд, и за это время я уже успела пожалеть, что вообще начала говорить все это, что не умею сдерживать свои мысли и язык за зубами. Даже губы сперва поджала, недовольная самой собой. Это его личное право чувствовать все то, что бушевало в нем сейчас. Он прошел через многое и сумел справиться, не сломался и не сломал кого-то другого. Мне сложно было представить, как я бы реагировала, если бы находилась на его месте и, что предприняла бы, будучи на месте той девушки. Ситуация слишком сложная, запутанная, и требует, скорее не моего вмешательства, а медицинской точки зрения.
Но то, каким он обернулся ко мне, признаться честно, заводит в тупик. Я ожидала раздражённости или на худой конец – злости, но никак не той нежности, написанной на его лице и легко угадываемой во взгляде. Даже среагировать не успеваю, находясь в какой-то прострации, когда расстояние, между нами, довольно быстро сокращается. И поцелуй все с теми же эмоциями, без похоти или какого-то пошлого подтекста, конечно, очень приятен, но не менее удивителен, как и невесомое прикосновения к коже лица, оставляющие после себя какое-то щекотное ощущение.  Пальцами хочется притронуться до него в ответ, удержать на месте, чтобы заглянуть в глаза, но, вот, он снова стоит под дождем и на короткий миг я почти поверила в то, что мне все это привиделось.
- Рид? – Произношу, когда поднимаюсь на ноги, чувствуя, как недовольны мышцы из-за неудобного положения. – Все в порядке? – Я, честно, впервые за все то время, что мы знакомы, не знала, как сейчас с ним себя вести. Слишком резкая перемена настроения могла либо говорить о том, что мои слова дошли до него и поселились тесно в голове, либо…, либо о том же самом, разве что эффект ровно противоположный. Осталось только понять мне самой какой вариант из перечисленных развивался прямо передо мной. – Я всегда буду о тебе волноваться. – Отзываюсь я, пожав плечами, мол, ничего не могу с собой поделать. – Поэтому, не натвори глупостей, хорошо? Пообещай. – Прошу от него того же, что и он от меня немного ранее. На короткий миг прикрываю глаза, вновь ощущая это касание, вот только было оно уже с извинениями в вдогонку. – Это и есть болезнь. Со временем симптомы притупятся, а следом придет и излечение. – Произношу, вновь не задумываясь о смысле своих слов, но вот вопрос парня заставляет взять паузу на размышление.
Оставаясь все там же, на лестнице, я сложила руки на груди, держа в руках бокал с вином. Взгляд мой бродил по каплям дождя, оседающим на вечнозеленой траве, бликующей из-за, пусть и не яркого света уличных фонариков. Вопрос был таким простым, но одновременно с этим и невероятно сложным. Казалось, что я специально не поворачивалась к нему лицом, избегая внимательного взгляда, боясь того, что он мог бы во мне разглядеть. Потерянность? Одиночество? Непонимание? Всего и в нужной мере сейчас было в моей личной жизни, на которую бегство, к счастью или к сожалению, никак не повлиял.
- О многом содеянном в своей жизни я сожалею и желаю исправить или, хотя бы, искупить вину, но здесь я жалею только об одном. – Собрав мысли в кучу, я разворачиваюсь так, чтобы в полумраке видеть его лицо, и все та же улыбка с оттенками теплой светлой грусти трогает губы. Мне кажется, что она появлялась всякий раз, как я вспоминала ту весну и те эмоции. Это было не идеально, не картинно и не наигранно, скорее так, как могло быть в нашей ситуации, а по-другому я даже и не представляла. – Что все это подошло к концу так скоро. И ни о чем более. – Делаю глоток вина, а после несколькими шагами сокращаю расстояние до свободного кресла, занимая его, оставляя напиток на журнальном столике. Разговор плавно перетекал из тревожных и пугающих нас тем к чему-то приятному, вызывающему ностальгию по ушедшему времени. -  Могу сказать вполне открыто и без утайки, что наши отношения нравились мне именно такими, какими они у нас были. Целиком и полностью, с какими-то тайнами и собственными демонами внутри каждого из нас.– Откинувшись на плетеную спинку, решаю продолжить и поделиться тем, что вновь поселилось в моей голове, а поселилось там чертовски много – и все это из-за одного его вопроса. Еще и язык так не кстати развязался под действием алкоголя в крови. – Иногда я действительно скучаю по тем дням, по каким-то теплым моментам, мне их не хватает, как и не хватает твоего присутствия в моей жизни. Тех месяцев вполне хватило, чтобы на каждом остался отпечаток тех отношений. – Теперь уже я внимательно смотрела на него, вновь начиная раскручивать бокал в руках. – К чему этот вопрос?

+1

11

Ему было так больно, что
боль эта стала чистой ненавистью.

          Болезнь может застать тебя врасплох в любой момент, и болеть может не только тело но и душа, которой иногда бывает больнее. Душевные раны, не затягивались так же просто как и телесные, они имели вполне себе реальные ощущения, при отсутствии открытых ран. Его действия вводили ее в ступор, что вызвало внутри какую-то улыбку, которая едва коснулась его глаз, но не губ и лишь, когда она произносит его имя, он улыбается. - Да, все хорошо, – отвечает он. Откровенная ложь. Не хорошо. Не отлично и даже не было понимания что дальше. Он мог просто сейчас в эту самую минуту, просто оставить ее. Развернуться и уйти, ничего не объясняя девушке, но понимал, что она будет переживать. Как раньше, когда они еще пытались что-то построить.  Его поведения и поступки пугали, они  выдавали полную расшатанность хозяина и нелогичность его действий.  – Все прекрасно, – повторил он совсем тихо себе под нос в попытки убедить себя. Поверить в то, что все хорошо, было сложнее чем в то, что он сделал сейчас. Он улыбнулся, но не смог произнести это простое слово. «Обещаю», так просто. Вот только это было не просто, это было чертовки не просто, Лэнг не понимал, что будет завтра, может он сделает то, что хотел в первые минуты когда увидел ее. Убить. Он слишком отчетливо виде, как его руки в ее крови, быстрый взгляд на руки, проверяя реальность в которой он находился.
          Болезни лечились, и он сможет, у него просто не было другого выхода. Он должен жить дальше, найти то, что позволит ему вставать с кровати утром и начинать каждый новый день, пытаясь найти в нем свой смысл. Ей нужно было время, чтобы ответить ему, вот только если бы она не ответила он не расстроился бы. Кира могла не отвечать, просто была не обязана, у нее уже была своя жизни. Алиса была той, ради кого она двигаться дальше, она знала, что хотела в отличие от него. Ему следовало держать язык за зубами, у нее были свои проблемы и травмы и Ридиан просто не имел право все складывать на нее, ни сейчас не позже. Она не смотрела на него, куда угодно в даль, на бокал вина, а он прикасался взглядом к ее волосам, которые горели в свете тусклого фонаря так ярко огнем.
          Спустя некоторое время тишины, Кира наконец заговорила, заставляя его удобнее устроиться в кресле, положив голову на изголовье, внимательно слушая ту, которая все же решилась ответить и перебивать ее он не собирался, это было бы не правильно, да и интерес его был весьма не праздный. Сожаление, которое в какой-то степени должны были греть ему душу, но это было бы не правильно. Она набралась смелости и смотрела на него, будто бы понимая, что это будет честно и так необходимо видеть ее глаза. Несколько месяцев, слишком мало, но им этого хватило чтобы влюбиться в тот образ который они создали, в молчании, взглядах и касаниях. Теперь она сидела в соседнем кресле и продолжала говорить, пока не задала простой вопрос, который взывал улыбку на его губах. - Просто, - отзывается он, когда в небе сверкнула молния и и с небо не полил дождь, превращаясь в самую настоящую грозу, но это не заставило их сдвинуться со своих мест. - Иногда мне бывает интересно, что я делаю не так, - поясняем Лэнг, прекрасно понимая, что сам позволил ей ускользнуть, воспользовавшись принципом, если любишь отпусти. Сейчас это казалось чем-то глупым.
          Он видел, что она начала замерзать все больше. Не желая чтобы она окончательно закачинела, мужчина поднимается. - Пошли в дом, ты совсем замерзла, это не дело, - твердо говорит, не желая слушать ее отказов, как бы уютно им тут не было, к тому же было уже поздно. Подталкивая ее к двери, он забирает ее бокал и свой стакан, прихватывая бутылку под мышку, чтобы не возвращаться сюда еще раз, заходит следом за ней, оставляя бутылку и ее бокал на столе, позволяя ей сделать все то, что она хотела, сам же отошел к окну, будто бы это было ему необходимо, но от этого становилось лишь холоднее внутри. - Ты наверное устала, а я загрузил тебя, прости, я не хотел, - говорит он, делая глоток из своего стакана. 
          Очередное прости за вечер. Как много он их произнес за сегодня? Больше чем за последние пол года. Ему следовало вызвать машину, потому что за руль он сесть не сможет, заберет машину завтра, но возвращаться в пустую квартиру было невыносимо. Он уже переживал это, справится и в этот раз. Какая к черту разница. Кира пережила достаточно к Алисой, чтобы получить ту желанную свободу, которую она еще не принимала, это было видно по тому, сколько техники было в доме девушки. У нее ребенок спал под камерами, а тут он со своими проблемами и переживаниями. Эгоистично, а он не хотел быть тем, кто был способен стать тем, кто будет тем самым неблагодарным человеком. Впервые за долгие три недели, ему захотелось что-то нарисовать. Рид был уверен, что это все она. Она стала тем толчком, который позволил ему сделать этот самый необходимый ему шаг, чтобы двигаться вперед. Может когда-нибудь он расскажет ей об этом, скажет спасибо за эту возможность двигаться дальше, но пока она должна понять, что ее жизнь тоже не кончена, что все было позади, но как это сделать?
[NIC]Rhydian Lang [/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/yx1JIkk.png[/AVA]
[LZ1]РИДИАН ЛЭНГ, 30y.o.
profession: владелец тату салона;
sis: Chloe;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/zvqSgLg.png
by сурикат
[/SGN]

0

12

Ленивым и расслабленным от алкоголя взглядом, я скользнула по ночному небу, на котором сейчас толком не увидишь ни одного созвездия. Погода окончательно испортилась, и мелкий дождь перерос в полноценный ливень с громом и вспышками молний. Навес пусть и защищал нас от прямого попадания капель, однако сырость в воздухе ощущалась достаточно явственно, и какая-то свежесть. В детстве я любила дождь, мне казалось, что после него всегда будет радуга и случится непременно что-то хорошее и светлое. Повзрослев, верить я в это перестала, но сейчас, отчего-то, слабая надежда зародилась где-то внутри.
- Почему ты так решил? – Его фраза крутится в мыслях, когда он помогает подняться с места, а после мягко подталкивает меня к стеклянной двери, ведущей сразу в обеденную зону. Пока он не сказал, я и не чувствовала того, как продрогла, и насколько пальцы холодны. Дом, к слову, встретил уютной тишиной и теплом. Пару нажатий и кухонная зона освещается мягким желтым светом. Кардиган привычным жестом вешаю на спинку стула, сама же остаюсь в домашних серых хлопковых штанах и топе на коротких лямках, чуть короче, чем должен быть, открывающий небольшую полоску живота с тонкой полоской шрама. Вино почти допито, а потому, я перехожу на чай.
Тишину в доме разбавляет лишь звук закипающей воды в чайнике. Рид снова погружен в свои мысли, и украдкой, кинув на него взгляд, я поджимаю губы, не зная, чем еще могу помочь. Да, и будет ли толк от помощи в такой ситуации? Здесь нужна была либо сильная эмоциональная встряска, либо же полная ей противоположность – полное спокойствие. Чайник щелкает, и я вздрагиваю, бросив машинально взгляд на планшет с видео из детской спальни. Чай заваривается в чайнике, я же подхожу к Риду, буквально силой разворачивая его к себе. Со стороны, наверняка, выглядело забавно, учитывая разницу в росте и комплекции.
- Посмотри на меня. – Улыбаясь так, как, наверное, улыбалась только ему – чисто, искреннее и с теплом, я заглядываю в его глаза, держа за руки, и так привычно переплетая пальцы в замок с его горячими, грея тем самым свои. – Пожалуй, ты единственный человек, который не смотрел на меня с сочувствием или с этой треклятой жалостью, в какой бы хреновой ситуации я не оказалась, и ты даже не представляешь, как я тебе за это благодарна. – Чуть сильнее сжав его пальцы, я продолжаю. – Поэтому, какая бы тебе помощь не понадобилась – Я всегда помогу, но если ты еще раз соврешь глядя мне в глаза – я не смогу этого сделать. – А вот тут моя улыбка померкла, и пальцы я высвободила, чтобы переместить их на мужское лицо, не дать отвернуться. – Все не хорошо, Рид. И, повторяя себе одно и то же, лучше не станет, поверь мне. Это так не работает. – Покачав головой, я погладила большими пальцами его скулы, чувствуя, как колется под пальцами щетина. – Тебе нудно пройти через это, осознать и пройти, а не уверять себя в том, что все хорошо. В этой ситуации нет ничего хорошего, и понадобится время, возможно, много времени, прежде чем ты сможешь спокойно говорить и думать об этом, но только не загоняй себя в это гребанное «все хорошо». – Покачав головой, я сделала глубокий вдох. – Я там была и там паршиво.
Даже трудно сосчитать, сколько раз я была в таком состоянии, надломленной, уставшей, обессиленной и совершенно растерянной. Я не знала где теперь мой дом, и речь совсем не об адресе. Я не единожды оставалось преданной в пустой квартире, и занималась самоедством, проверяя собственные нервы на выдержку, которой никогда не отличалась. И бежать хотелось до ужаса, но куда сбежишь от себя самой? Ни-ку-да.
- Поэтому, - продолжаю после небольшой паузы, - сейчас ты допиваешь свой виски, я завариваю себе чай, чтобы согреться, а после у тебя три варианта. – Смотрю на него вновь с улыбкой, чуть подняв голову вверх. – Ты идешь спать в гостевую спальню. – Озвучиваю ему первый. – Вариант, кстати, неплохой, из спальни есть выход на террасу второго этажа, но, увы, сигнализация поднимет всех на уши, если ты решишь подышать воздухом. В моем шкафу даже где-то твои домашние шорты лежат.– Пожимаю плечами. – Второй вариант – диван, - кивком головы указываю в сторону, - вон тот, в гостиной, полностью в твоем распоряжении. Ну, и третий, мы, как в старые и добрые, смотрим фильмы до самого утра в подвале. – Замечаю его недоуменный взгляд. – Я исполнила свою мечту и обустроила там что-то вроде домашнего кинотеатра с огромным диваном и проектором во всю стену. – Тихо смеюсь, когда осознаю, с каким детским восторгом это сейчас прозвучало, но смех растворяется, когда я вновь смотрю на него. – Я знаю, какого это возвращаться в пустую квартиру с раненной душой. К тому же, ты так мне и не пообещал, а потому, я просто не могу тебя отпустить. – И уже более серьезно. – Сегодня ты нужен мне, а я нужна тебе. И в этом вся правда. – Внутри меня сидело плохое предчувствие, словно, если я отпущу его, то больше не увижу, и эти мысли приносили почти физическую боль. Меня захлестывала какая-то острая необходимость именно в нем, в его взглядах, запахе, прикосновениях и голосе, а потому, я сделала то, чего хотела – поцеловала его. И было в этом что-то от того, первого поцелуя – какой-то трепет, боязнь показаться навязчивой, и ощущение правильности сплелись воедино.- Не уходи. – Произношу негромко, пряча нос в изгибе его шеи, вдыхая знакомый запах мужчины. – Останься.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Tell me where it hurts?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно