полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » lost and found


lost and found

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

кладбище | 20.07.2018 | день

Malcolm Morgan & Max Kepler

порой два человека на одном кладбище находят именно то, что искали

+2

2

Я держу в руках игрушку пасхального кролика. Длинные уши. Синяя лента. Дэвиду нравился этот праздник и наверное был одним из его любимых. Я зачем-то достал её из комода где хранил подобные вещи как эта. Осколки воспоминаний. Каждая подобная вещь возвращала меня в транс из грусти и сожалений. Я переживал моменты из своей жизни снова и снова, те приятные дни что и делали меня живым. Казалось всё это осталось в другой жизни. А что сейчас? Я уже больше не слышу смеха родного сына, не вижу улыбки жены после работы. Остался только я и это убивает не хуже чем пули доставшиеся им.
Возвращаю игрушку в комод. На последок вдыхая её запах. Его осталось совсем немного. Дэвид уже давно перерос возраст когда парни играют с мягкими игрушками, но мне она всегда нравилась и я хранил её для себя. Не думал, что буду держать её когда-нибудь в руках при подобных обстоятельствах. Жизнь – штука сложная, остаётся только мириться с последствиями. Сегодня суббота и на часах всего лишь восемь утра. Наверное это привычка, просыпаться с самого утра. Кажется встал два часа назад, захотел достать плюшевого кролика и потерялся в собственных воспоминаниях. Прошло несколько месяцев.
Не знаю как это обычно бывает у других людей. Можно сказать, моим знакомым повезло больше чем мне, и я был первым кто переживал подобный опыт. Их не съел рак, они не умерли в автомобильной аварии, их застрелили словно скот посреди белого дня и эта трагедия погрузила меня в новый мир. В котором копы не делают свою работу, а всего лишь пожимают плечами. Лишь ближе к концу года я получу ответы на вопросы, которые терзают меня сейчас. Однако сейчас у меня столько времени и всё это время я трачу на ненависть. Я не могу простить систему, которую лелеял и защищал все эти годы и которая отплатила моей семью болью и страданиями. В том случае умер ещё один мужчина. В возрасте, но никто из его родственников не убивался на этот счет.
Это лишь подчеркивало разницу и ценности в обществе. Для кого-то родственник - это кусок дерьма, от которого побыстрей бы избавиться. Другие отчего-то ценят семейные связи, даже когда эти самые связи имеют нас и в хвост и в гриву, но мне повезло. Я создал семью в которой всё было правильно, в которой царила любовь и понимание. У нас не было ссор и склок, истерик и скандалов. Иногда у нас бывали тяжёлые времена, но мы проходили их вместе. И вот всё это пришлось перевернуть словно исписанный лист книги, чтобы начать новую главу. Спрашивала ли меня жизнь хочу ли я этого? Время неумолимо двигалось вперёд словно асфальтоукладчик, и всё что тебе было дорого оставалось позади, список моих воспоминаний пополнился близкими мне людьми. Селяви. Порою нужно просто бороться, чтобы поймать надежду за хвост, что следующий день будет лучше чем этот.
Грусть приходила ко мне снова и снова, хоть я и пытался функционировать и играть роль простого человека, невзрачного и серого, чтобы затеряться в людской толпе. Чтобы не слышать этого мне жаль и не ловить косых взглядов в свою сторону. Большинство людей не понимает как это любить, по настоящему, а не меняя избранниц и избранников каждые три месяца. Мой однокурсник решил связать свою жизнь с разводами. Он говорил на этом можно заработать. Однако за несколько лет работы он окончательно разуверился в институте брака. Разводов было не просто много, а их было неебически огромное количество. Я сомневался, поймёт ли он меня.
Такова участь всех юристов, мы блюдём законы и защищаем права, но наша деятельность погружает нас в человеческие проблемы, в те их случаи, когда люди решили договариваться через суд и никак иначе. Иногда это чужие люди, иногда самые близкие. Мы стараемся следовать букве закона, но наша работа влияет на нас, как бы мы не доказывали обратного. После смерти жены и сына я переехал в Сакраменто. Яхта на озере. Странно. Согласен. Здесь тихо, в основном, и мне это нравится. Однако у яхты есть свои минусы, заняться на яхте особо нечем, а фанатом телевизора я никогда не был, наверное это и толкнуло меня на кладбище.
Взял с собой гитару. Потому что кладбище это надолго. Обычно люди приносят цветы, проводят там минут десять-пятнадцать, а старики чуть больше, но в конечном счете уходят. Мне то ли повезло, то ли место было не в самом популярном углу кладбища, но каждый мой приход к могилам там никого не было. Наверное это к лучшему, учитывая что я периодически приходил с гитарой. Лин нравилось как я играю, а Дэвид с семи лет захотел научится игре по собственной воле. К тринадцати годам - он был хорош. Возможно будь ему шестнадцать и мы бы вместе с ним освобождали гараж для его рок группы.
Ничего из этого не случилось. И всё же, я не бежал от чувств, которые накрывали меня с головой. Я даже пить старался не так часто, как мог бы и вот в общем-то итог. Половина десятого утра. Я на кладбище, с гитарой и цветами для Лин. Ей всегда нравились фиалки. По пути к могилам замечаю несколько человек и еду к тем, с которыми меня что-то связывает. Опускаю букет на могильную плиту жены. Касаюсь пальцами букв имени, сначала её, затем проделываю тоже самое с плитой сына. Здороваюсь с ними, пускай и не громко. В принципе моё приветствие всегда начинается одинаково. И сначала я рассказываю о себе.
Что было за срок с прошло визита и что ещё будет. Могила Лин и Дэвида находится под кроной огромного дуба. Достаточно близко к нему. Возможно его когда-нибудь спилят, но сейчас он действует умиротворяюще. Не знаю проходит час или все два, когда я достаю гитару из чехла. Начинаю перебирать мелодии. Пока не останавливаюсь на одной. Знаешь как бывает, в твоём сердце живут кумиры, но как правило они старше тебя, они оказали на тебя эффект, который помог тебе справится с чем-то и вырасти над собой. Дэвиду нравилась эта песня как и мне. Он ушёл из жизни вслед за своим кумиром. Чья судьба была наполнена не только страданиями, но и светом который он нёс.
Я начал игру, не заметив, как за моей спиной
появилась фигура совсем молодого паренька

All I know
Time is a valuable thing
Watch it fly by as the pendulum swings
Watch it count down to the end of the day
песня которую играет Мальколь
м
*

+2

3

Макс отчаянно боролся с желанием уснуть и наблюдал в окно за автомобилями, проезжающими мимо них. Одна синяя, одна зеленая, десяток черных - кажется, в Сакраменто не слишком любят яркие краски. 

Он мало что знал об этом городе - они были здесь лишь для того, чтобы навестить родственников его матери. Один из ее дядюшек перебрался в Калифорнию в молодости с их родного Среднего Запада, видимо в поисках тепла и солнца. Максу казалось это логичным - он ни раз бывал у материнских родственников на севере Миннесоты, но каждый их визит запоминался мальчику лишь одним - ужасным холодом. С другой стороны, на прошлое Рождество там выпало столько снега, что Макс провел весь день за игрой в снежки с соседскими детьми и валянием в снегу. Держать в горячих пальцах снежный ком было особенно странно для мальчика с юга, где снег выпадал считанные разы на его памяти, да и к утру он всегда стаивал. Вечером, когда солнце село, а мороз уже вернулся, Макс отдыхал дома и думал о том, что он понимал тех людей, что уезжали из Миннесоты в более теплые штаты, как сделал его и его двоюродный дядя. Для Макса все это было лишь игрой, способом развлечься, но он не представлял себе, как бы он мог жить с такой зимой постоянно. Что же, через пару лет ему пришлось научиться, когда родители решили, что Оклахома больше для них не место и им пришла пора искать возможности получше, которые и привели их семью в Нью-Йорк. Теперь Макс понимал людей, которые говорили что-то вроде "я так хочу, чтобы лето не кончалось" каждый раз, когда на календаре появлялся август.

Макс наблюдал за тем, как божья коровка медленно ползла по внутренней стороне стекла, когда за поворотом наконец появилось то место, куда они и направлялись. Небольшое ограждение по периметру, ровные линии могил и общая атмосфера тишины, которую невозможно было разбить простым голосом - каждый раз, когда они бывали в Сакраменто, мама обязательно везла детей навестить своего дядюшку. Точнее, его могилу. 

Сам Макс никогда не встречал его, так что ему было не совсем понятно, кого они здесь навещали и зачем. Дженни - его старшая сестра, сидящая на пассажирском сидении рядом с их матерью - успела его застать, так что хотя бы для нее это имело хоть какой-то смысл. Максу же оставалось лишь в который раз завидовать тому, что ему не выпала удача быть младшим в семье, ведь его младшей сестре всегда было позволено оставаться дома во время таких поездок. 

Пока взрослые были заняты тем, что собирались вокруг могилы да разговаривали о том, о чем интересно было разговаривать только взрослым, Макс оглядывался вокруг. Ноги сами понесли его куда-то внутрь кладбища, где местами росли высокие деревья, закрывающие посетителей от яркого солнца. Мама бросила ему вслед короткую просьбу не уходить слишком далеко - она хорошо знала своего сына, так что понимала, что удерживать его на месте смысла было мало. Макс бросил в ответ равно такое же согласие и позволил своему интересу вести его дальше. 

Внезапно, откуда-то начали доноситься звуки музыки. Сначала Макс решил, что ему лишь послышалось - кто будет играть на гитаре на кладбище, однако через несколько секунд он услышал продолжение. Он не мог пройти мимо такого, ведь Макс и сам учился играть, так что любая возможность послушать кого-то другого была для него полезна - так говорил его прошлый учитель. Прошлый, потому что он остался в Оклахоме, а на новом месте у Макса пока никого не было. Парень пытался разобраться во всем сам, целыми вечерами сидел в своей комнате в обнимку в любимой гитарой, но все получалось как-то не так. Ноты звучали глухо, аккорды не складывались вместе, его пальцы почти отказывались двигаться в правильном ритме. Часть него надо хотела сдаться, положить гитару на чердак их нового дома и навсегда забыть о том, что он когда-то хотел играть. 

Ведомый звуком музыки, Макс вышел к одному из высоких деревьев, где заметил мужчину с гитарой, сидящего к нему спиной. Он хорошо играл, а может Макс пока не имел достаточного опыта, чтобы действительно разобраться, но ему нравились звуки, что издавал инструмент. Мелодия была ему знакома, но Макс никак не мог вспомнить название песни, а отпекать мужчину от его игры ради такого маленького вопроса не казалось настоящим преступлением, так что парень просто слушал, пока песня не кончилась. 

- Вы очень хорошо играете, - начал он осторожно, его голос заполнил образовавшуюся тишину. Макс сделал пару шагов, чтобы больше не быть за спиной мужчины. - Как она называется? Я никак не могу вспомнить. 

[NIC]Max Kepler[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/NEQ6Pvg.jpg[/AVA]
[LZ1]МАКС КЕПЛЕР, 13 y.o.
profession: школьник;[/LZ1]

Отредактировано Warren Maude (2022-09-16 19:02:58)

+1

4

Сделаешь шаг – за тобой весна. С музыкой было абсолютно также. Словно некая магическая сила, воздействуя на струны в правильной последовательности заставляла оживать всё вокруг. Жаль что не нашлось такого композитора, который смог бы оживить мёртвых или же хотя бы силой музыки оживить игрушку пасхального кролика. Наверное подобное возможно только в мультфильмах, сказках и историях рассказанных устно от одного к другому, чтобы сохранить удивительный дух приключений и атмосферу нереальности происходящего. Каждый раз когда я играю, грусть словно отступает на второй план, я наслаждаюсь собственной игрой и музыкой, тем сакральным смыслом, что в ней заключён.
Может быть я прослушал появление паренька, а может быть и вовсе не заметил. В любом случае он сам окликнул меня первым, хотя стоит отдать должное – он дождался завершения игры. Я обернулся, являя свой щетинистый лик, зелёную клетчатую рубаху и джинсы, которые для меня всегда были джинсами, их цвет не сильно разнился, а остальное меня особо не волновало. Пока я отвлёкся на парня, на гитарный гриф приземлилась божья коровка. На короткий миг мне показалось, что со мной говорит Дэвид, а потом навождение исчезло и всё встало на свои места, - Спасибо, - очень хорошо – это громко сказано, и вовсе не про меня, но в моём репертуаре было несколько песен, которые я умел играть.
- In the end… ты наверняка слышал её по радио или где-то в интернете, - собственно найти песню сейчас не проблема, в то время как моё поколение застало времена, когда за песнями действительно охотились и чтобы послушать их – собирались например дома у кого-то конкретного. И лишь спустя годы началась эпоха, которая продолжалась до сих пор. Может она даже была у него на телефоне. Тут уж дело вкуса, кто-то не помнит названия песен, кто-то не помнит название книг, сам я иногда грешил тем, что не запоминал авторов различных произведений, - Ты потерялся… или гуляешь по кладбищу целенаправленно?
Сейчас я достаточно умиротворен и спокоен, чтобы не грузить парня собственными проблемами и не думать о них самому. Наверное ребенок - это последний человек, которого ожидаешь увидеть на кладбище. Дети обычно достаточно беззаботны, чтобы не отягощать себя горечью утраты либо же их родители недостаточно набожны или наоборот достаточно заняты, чтобы навещать могилы родных слишком часто. Что возвращает к мысли что здесь делает ребёнок? Дети сейчас крайне любопытные, возможно ему требуется помощь, а возможно он здесь гуляет и испытывает себя на храбрость, чтобы позже похвалиться друзьям. Такое тоже вполне возможно. Я слежу за взглядом парня и тихо усмехаюсь.
- Тебя заинтересовала моя гитара, не так ли? - осторожно беру её и протягиваю парню, - Играешь? … Я Малькольм, если что, а тебя как зовут? - планов на день у меня можно сказать не было, если бы не паренёк, погода сегодня была не самой ужасной и я мог сидеть и играть, пока моя музыка не начнёт беспокоить живых, мёртвым она кажется нравилась. По крайней мере недовольные никак не выражали своё недовольство игрой. А среди живых тут был только парень, наверное мы оба испытывали любопытство к персонам друг друга, - Мой сын играл на гитаре, иногда я прихожу играть ему сюда, - не нужно быть слишком детективом, чтобы понять что одна из плит принадлежит ему.
Думаю что сложить дважды два сможет даже ребёнок, но вот из-за детской непосредственности, как отреагирует парень и что решит спросить или не спросить – это уже его дело. Краем глаза и сам смотрю на надгробную плиту с инициалами. Вздыхаю. Если бы они сейчас были живы, мы могли бы сидеть в нашем загородном доме в беседке, Лин бы сделала лимонад и яблочный штрудель. Гитара тоже была бы где-то поблизости и в нашей небольшой семье царила бы своя особая атмосфера тихого счастья. Моя музыка утихла и меня начинало накрывать вновь, - Может сыграешь? Место конечно не совсем подходящее, но я думаю никто не будет жаловаться, - осмотрел близлежащие плиты усопших, высматривая есть ли живые рядом с нами, но похоже только мы двое с парнем тут и были.

+2

5

Макс не был из тех детей, чей талант к музыке был открыт его родителями в раннем возрасте, аккуратно взращен с заботой и любовью, словно тот был нежным цветком. Совсем наоборот - если бы Макс был цветком, то явно был бы сорняком, самосевом, который удивительным образом смог пробиться среди бетонных плит большого города. Все началось совсем случайно, когда один из его друзей по соседству позвал Макса попробовать учиться играть вместе с ним. Его отец был профессиональным пианистом, так что пытался привить любовь к музыке и сыну, а тот, в свою очередь, утянул за собой и Макса. Что же, оказалось, что у мальчика был даже если не талант, а предрасположенность к музыке - Максу легко удавалось запоминать мелодии, ноты, правильную постановку рук по отношению к инструменту. Все это казалось Максу настолько естественным, будто бы его уже кто-то когда-то учил, будто бы он не запоминал это все заново, а лишь возвращал отчасти забытые навыки.

А теперь… Теперь все было сложно, все так часто менялось, что Макс не знал, за что ему было зацепиться. С тех пор, он уже успел начать осваивать гитару, поняв, что постоянные ограничения фортепиано были ему не по душе, но струнный интрумент был совсем другим - со своим характером, со своим нравом. Когда-то музыка каталась ему островком постоянности, но теперь даже она больше не поддерживала его.

- Точно, - кивнул он, наконец-то узнав песню после пояснения мужчины. Макс сделал шаг ближе к нему, поняв, что незнакомец не был против поболтать с подростком. - Мне нравится, как она звучит, я бы хочет научиться играть и ее.

Как на зло, с тех пор как они переехали из родной Оклахомы, Макс будто бы потерял то, что позволяло ему играть. Его пальцы двигались как-то не так, его голова не воспринимала музыку так, как раньше - ничто не складывалось, будто бы он был кусочком пазла, что оказался в чужой коробке.

- Макс, - представился он мужчине, чье имя оказалось Малькольм. - Да, я… Ну, я учусь играть, но в последнее время у меня плохо получается, - расстроено вздохнул подросток.

Открытие о том, кому здесь играл мужчина, чуть выбило Макса из колеи. Он понимал, где они были, конечно же понимал. Однако ему еще ни разу не приходилось сталкиваться со смертью кого-то лицом к лицу - все, кого они навещали на кладбище, умерли еще до того, кого он родился или до того, как он стал достаточно взрослым, чтобы их помнить. Это были незнакомцы, лишь имена на надгробных плитах. Некоторые разделяли его фамилию, с некоторыми даже этого у него не было общего. Он не знал, что это были за люди, не знал, какие бы у них были отношения, если бы им все же довелось встретиться.

Малькольм же навещал здесь сына… Макс не мог представить, как это было. На секунду он попытался предположить, что это было бы как если бы он навещал здесь одну из своих сестер, но даже это было неправильно. Старшая Дженнифер всегда была слишком старшей для того, чтобы действительно казаться ему сестрой, а младшая Элисон была больше занозой в пятой точке, которая со стабильной постоянностью портила все школьные тетрадки Макса своими детскими каракулями.

- Сыграть? - переспросил он, уставившись на гитару так, будто это был инопланетный предмет, а не музыкальный инструмент. Что же… Он же не мог сыграть настолько плохо, чтобы это вызвало у кого-то отвращение, верно? - Я могу попробовать…

Неуверенным движением он принял гитару в свои руки, садясь не так далеко от Малькольма. Макс судорожно перебирал варианты в голове - ему нравилось много песен, так что он успел попробовать сыграть достаточно много из них, но что было выбрать сейчас? В конце концов он остановился на песне, которая нравилась его маме - он хорошо  помнил, как с гордостью показывал ей, что научился ее играть, когда все аккорды наконец-то сложились во что-то приличное с его руках.

- Я давно ее не играл, но мне нравится Stand By Me. У нее очень спокойный ритм. И моей маме она нравится, а ей вообще мало что нравится, - расположив гитару в своих руках, он аккуратно начал играть первые несколько аккордов. Чем дальше он играл, чем плавнее становились его движения, но внезапно один из его пальцев соскочил, и аккорд вышел неправильным. - Ой, нет, здесь не так, - он вернулся к игре и знакомой последовательности, но его пальцы опять предали его аккурат в середине песни. - Извините, в последнее время у меня плохо получается, - остановившись после своей последней ошибки, Макс виновато опустил взгляд, чтобы перевести дух, прежде чем попробовать снова. В этот раз у него все же получилось доиграть песню до конца, но его ритм был не самым точным, и Макс хорошо это понимал. - Мне нужно еще много практики, чтобы начать хорошо играть, я знаю. Просто, в последнее время, это кажется слишком сложным, - Макс передал гитару обратно владельцу с благодарной улыбкой. - А вам было сложно учиться? Кто вас учил? Я пытаюсь продолжить самостоятельно, но мне кажется, что без настоящего учителя у меня ничего не выйдет, - его подростковое любопытство начинало преобладать над небольшим волнением перед незнакомцем. - А может мне вообще стоит оставить гитару. Папа говорит, что гитара - это только хобби, а скоро мне надо будет думать о будущем. 

stand by me - ben e. king

[NIC]Max Kepler[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/NEQ6Pvg.jpg[/AVA]
[LZ1]МАКС КЕПЛЕР, 13 y.o.
profession: школьник;[/LZ1]

+1

6

Парень с первых минут вызывает симпатию. Он искренен в своих словах. В нём нету той пустой самоуверенности, которая могла бы быть в ребёнке его возраста. Пускай и неосознанно, но он доносит свои мысли через правильные предложения. Понимает что этому нужно учиться, что нельзя взять и сыграть, потому что захотелось или понравилось. Игра на любом музыкальном инструменте - это огромный труд, самодисциплина и самовыражение, через сотни неудачных попыток. Я всегда восхищался музыкантами. Легенды не умирают. Они входят в историю. Никто не узнает через что они прошли. Не одна биография не сможет выразить ту боль через которую проходят все великие.
- Иногда игра на гитаре неразрывно связана с тем что происходит в жизни. Ты сбиваешься с нот и забываешь куски, не потому что не умеешь играть, а потому что внутри тебя что-то терзает. Не всё что происходит в нашей жизни – может нам нравится, иногда совсем наоборот Макс. И это не даёт покоя твоей голове, - я знаю о чём говорю. Я не то чтобы рок звезда, я не то чтобы гений или талант. Я самый обычный парень, который когда-то также впервые взял инструмент. Никто не видел во мне великого музыканта, мне на роду была написана иная партия - юрист, потому что это имеет вес, потому что достойный постоянный заработок, а не туры и наркотики. Будто я только о наркотиках и думал.
- Сыграй, ничего страшного если не получится сразу, Эйнштейн тоже не сразу сделал свои успехи, - он вообще-то из другой области, но не в этом суть. Не бывает равных людей и каждый требует своего подхода, единственный с кем ты можешь всё сделать правильно - это твои собственные дети. Конечно в этом нет никаких гарантий, но если не ты раскроешь весь потенциал своих детей, то кто это сделает? Кружок? Школа? Универ? Социализация несомненно необходима, но она переоценена Средний подход не окупает себя со всеми. К некоторым нужен свой особый подход. Терпение и Понимание. Без этого ничего не получится. Ну иметь на каждого ученика по учителю - это слишком жирно. А мы взрослые, так поглощены собственными заботами, что списываем всё на школу. Зачастую всё так.
Я вслушиваюсь в чужую игру. Парень нервничает. Я вижу это по тому как он держит гитару. Возможно я где-то слышал эту мелодию, но каждый выбирает сам что ему слушать и в каком бассейне из чувств тонуть. Нет плохой музыки, но есть плохие законы. Человечество пытается систематизировать всё, ко всему создать инструкцию, к каждому чувству подобрать стикер, я же родился во время, когда чувства ещё умели выражать. Это искусство. Мы живём идеями. Мы созданы творцами. И мы не вправе забирать чужую жизнь, но иногда я бы делал исключения.
- Так бывает, но это неважно Макс. Тебе нравится слушать как играет гитара? В тебе есть редкий дар - ты можешь создавать. И если тебе нравится игра на гитаре, то почему нет? - я забираю гитару обратно к себе, и касаюсь струн подушечками пальцев. Они мозолистые. Не сказал бы что от игры, скорее от физической работы, которой стало больше обычного со смертью родных и близких, - Наличие учителя это важно. Меня отдали на занятия, чтобы заполнить моё свободное время чем-то. Вряд ли кто-то думал что мне это понравится, но там я был под присмотром. Игра на музыкальном инструменте - это о эмоциях Макс. Боль. Злость. Гнев. Радость. Любовь. Мягкое расслабляющее спокойствие. Это прекрасно когда можешь выразить свои чувства через инструмент, но в него нужно вкладывать душу.
Мой отец имел на меня свои планы. И стоит Максу упомянуть отца, его слова колют в самое сердце. Как часто кто-то решает нашу судьбу за нас? Они думают что в праве, думают что поступают в наших интересах. Но не стань я юристом и познакомься с Лин? Может сейчас я играл бы в каком баре по вечерам в Сан Франциско и меня бы не занесло по работе в Сакраменто. Может мои близкие были бы живы? Сложись моя жизнь иначе? Я начинаю играть песню, которую учил ради сына, она свежая и очень быстро стала хитом, но сыграть с сыном её у меня уже не получилось. В ней есть смысл.
- I was broken from a young age, - из каких ты людей? Я смотрю тебе в глаза, я играю и пою в этом моменте для тебя. Ты из тех кто сдаётся? Или тебе знакомы понятия чести и отваги. Может в своём ущелье ты будешь стоять до конца и насмерть как триста спартанцев? Ты - боец!!! - Taking my sulk into the masses. Writing my poems for the few. That look to me, - это чувство… ты почувствуешь его сам. О таком не говорят вслух, но ты знаешь. Этих синей парней, которые суют свои синие письки в таких же синих женщин, в погоне за очками.
Им без этого и жить не интересно, им без этого не поможет и тепло камина. В наших горячих пальцах снежный ком. Эти снежки - как прихвостни зимы. Думаешь у королевы ночи горит жопа? Она точно сгорит, потому что я так хочу чтобы лето не кончалось. В нас есть душа, в нашем тепле есть солнечная магия. Эпизоды нашей жизни наполнены душой, а эпизоды в форме очка не стоят и времени, но можем ли мы их судить? - Took to me, shook me, feeling me Singing from heartache from the pain, - в чём сила воин из моего маленького племени? Когда-то один мудрый человек сказал мне, чтобы стать лучше, достаточно быть лучше себя вчерашнего. Передай это другим. Передай через музыку своей души. Играй, как в последний раз.
Зима тут не причём. Сейчас есть лишь только наше лето. И всё что мы делаем важно. Всё чего мы хотим важно. Мы делаем это для себя и для наших близких. Мы получаем удовольствие – потому что мы и есть жизнь, - Taking my message from the veins Speaking my lesson from the brain Seeing the beauty through the… - я смотрю на Макса, он знает ответ, я хочу петь вместе с ним, сказать это слово, которое и делает нас людьми, она будет в жизни и у меня и у него, но только совладав с болью, мы можем стать лучше… Мы сильные, мы сможем… И Макс тоже сможет, я знаю что он понял песню,  вижу это в глазах парня.

pain

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-09-21 12:09:20)

+2

7

Зеленые листья дерева над ними приятно шумели под воздействием легкого ветра, контрастно выделяясь на фоне синего летнего неба. «Я так хочу, чтобы лето не кончалось» раз за разом говорила его мама, ведь она так сильно любила эти теплые деньки, когда не надо было прятаться под тяжелыми пальто, а можно было просто наслаждаться. Только сегодня утром они сидели в доме ее дяди, завтракали, пили все вместе чай и говорили об их недавнем путешествии к озеру - Дженифер снова вспомнила о том, как обидно было забыть там в поседений день свой купальник, а Макс молча мечтал о том, когда же это лето уже закончится. Он не любил его, не любил жару и зной, насекомых и яркое солнце, да и снежный ком в его горячих пальцах ощущался намного приятнее раскаленного песка с пляжа у озера, на котором они были совсем недавно.

С другой стороны, если бы сейчас не было лето, то ему вряд ли было позволено так много времени тратить на музыку. Отсутсвие необходимости ходить в школу оставляло много времени для всего другого, пусть это другое и отчаянно сопротивлялось его попыткам в последнее время. Никто не напоминал ему о том, что нужно делать домашнюю работу вместо игры на гитаре, никто не говорил бы, что нужно рано ложиться спать, чтобы рано проснуться и отправиться на занятия. Летом у Макса было все время мира для этого занятия.

- Мне правда нравится играть, - сказал он в ответ, пусть и не совсем понимал все те эмоции, о которых говорил Малькольм. Его подростковый возраст еще не дал приобрести весь необходимый опыт. - Мне кажется, я замечаю те эмоции, которые испытывают другие люди, когда играют, но когда я играю сам, то порой у меня абсолютно все исчезает из головы - остаётся только музыка. Может быть поэтому у меня и не получается хорошо играть в последнее время? - Макс искал ответы, пусть и понимал, что все скорее всего было очень просто и было связано с тем, насколько быстро и часто менялась его жизнь в последнее время. Он еще не умел переживать эту качку в ложке жизни так стойко, как взрослые, пусть и пытался научиться. - И отец говорит, что это не слишком серьезное задание, так что не стоит отдавать ему все силы, - пожал плечами Макс, вспоминая один из последних разговоров с ним. - В этом году я пойду в старшую школу, а это значит, что учиться нужно будет больше. Почему всем родителям так нравится, когда из дети хорошо учатся? Будто бы это единственное важное занятие, - Макс поднял с земли небольшой камушек и начал крутить его в руках, наблюдая за его ровными линиями. - Думаю, он хочет, чтобы я стал адвокатом, точно как он, - вдохнул парень.

Сам Макс адвокатом становиться не хотел. Ему никогда не было интересно, чем занимается его отец - большую часть времени тот проводил в строгих костюмах, а дома бывал мало. Почему-то Макс не мог представить себя в таком же состоянии, как бы сильно не пытался. Может быть в такой работе и было что-то хорошее - Макс порой представлял, что если ему и стать адвокатом, то он сможет помогать людям, ведь так? А помогать людям было делом хорошим, так может ему и правда стоило слушать то, что говорил ему отец? Может он и правда был в чем-то прав?

Малькольм начал играть следующую песню - ее Макс знал хорошо, ведь она часто играла по радио, а мелодия была живой и запоминающейся. Слова тоже были ему знакомы, так что он подхватил и их, присоединяясь к голосу мужчины напротив. Певец из Макса был так себе - играл он намного лучше, чем звучал его голос, а может ему и в этом просто не хватало практики. Вот только сейчас он не думал об этом, а был сосредоточен лишь на словах и на том, какие эмоции они у него вызывали.

- Last things last, by the grace of the fire and the flame, - продолжали они вместе, их голоса пусть и не сочетались в одно красивое звучание, но в них обоих было что-то настоящее, понятное, отражающееся в строках песни. - You're the face of the future, the blood in my veins.

Наконец, песня закончилась, они оба чуть запыхавшиеся от того, что ее ритм был не из самых медленных, а эмоции заставляли слова бежать в такт с музыкой. Макс чувствовал приятное расслабление где-то внутри, будто те тиски, в которые было зажато его сердце в последнее время, начинали чуть ослабевать. Пусть играл и не он, пусть он не выбирал песню, а лишь подпевал, ощущение от того, что он только что пережил кусочек чьей-то жизни через эту музыку и слова, было сложно сравнить с чем-то другим. Мало что так сильно волновало его, мало что так сильно задевало его душу. Нет, наверное из него никогда не получится адвокат, как хотел бы его отец - Макс точно знал, что ничто, кроме музыки, никогда не сможет вызывать у него таких же эмоций. Его сердце отзывалось на этот зов, и он совершенно не знал, что с этим делать.

- Знаете, мне кажется, что когда я играю чужие песни, то мне удается понять те эмоции, которые хотел показать автор, - начал Макс задумчиво, все еще крутя гладкий камень в своих руках. - И не просто понять, а даже почувствовать их, хотя бы немного, даже если я сам ничего такого никогда не переживал, - кто-то когда-то сказал ему, что это называлось эмпатией - способность понимать эмоции других людей так, будто они были твоими. - Я бы хотел попробовать сам что-то написать, но я пока не знаю, с чего бы мне начать, - он пожал плечами и оглянулся, чтобы проверить, не собиралась ли его семья уезжать. Нет, старшие все еще болтали о чем-то у могилы его двоюродного дяди. - А вы сказали, что играете сыну, что он тоже играл, - Макс перевел взгляд на одно из надгробий рядом с Малькольмом, видимо то, что и принадлежало его сыну. - А если бы он сказал, что хочет только играть, что хочет стать настоящим музыкантом, то вы позволили бы ему?

Это был вопрос, который Макс сам боялся задать своим родителями, потому что знал, что ответ получит лишь отрицательный. Они были другими людьми, они ничего не создавали, ничего не придумывали, а лишь жили за счет своего ума и трудолюбия. Может быть, его мама и смогла бы разрешить Максу так поступить, но вот отец… Нет, в его определении мира не существовало такой категории, как успешный музыкант. В его понимании они все были бездельниками, которые могли бы тратить время на что-то более полезное для общества и общего блага, будто бы это было единственной целью жизни человека.

[NIC]Max Kepler[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/NEQ6Pvg.jpg[/AVA]
[LZ1]МАКС КЕПЛЕР, 13 y.o.
profession: школьник;[/LZ1]

+1

8

- Так иногда бывает Макс, думаю тебе стоит найти за что зацепится внутри себя, уйти в музыку - это вариант, но он не всегда работает, ты ведь не хочешь играть бездушно, исполняя заученные мелодии? - ещё один хороший вопрос от ребёнка, на который только профессионал, а лучше несколько, смогут ответить более полно, чем один любитель вроде меня. В какой момент песня теряет свою душу, звучит ли она более живо на концерте или же в студийной записи? В какой из этих моментов исполнитель является наиболее живым и настоящим?
- Оно точно не единственное, просто… - я хмыкаю и пожимаю плечами, держа гитару в руках под тенью зелёного дерева, где я так хочу, чтобы лето не кончалось, - Все родители хотят для своих детей лучшего. Думаю твой отец точно из таких, а нас воспитывали так, что только хорошее образование могло вытащить из нищеты и избавить от тяжелого труда. Это сложная тема, думаю ты станешь лучше понимать своего отца, когда у тебя самого появятся дети, но старшее поколение так устроено, что мы искренне верим, будто это единственный путь… Что не всегда так.
Я говорю мы, потому что не могу сказать что сам не такой. Меня волновала учеба моего сына, не только из-за оценок, но и потому что образование это важно, даже если человек скажет что ему оно не нужно, нельзя исключать крепкие нейронные связи, которые тренируют различные предметы в школе, да и после, если человек посвящает этому должную долю своего времени. Но в тоже самое время наверное я один из немногих кто успел перестроится и понять, что учёба вовсе не главное в жизни, есть вещи и поважнее, точно также как и есть дети иного склада.
- А ты сам хочешь быть адвокатом? - это куда важнее, чего хочет этот парень сам, наши родители часто забывают об этом, пытаясь идти на поводу у шаблонов, я начинаю перебирать пальцами струны гитары, рождая новую мелодию струнами. Я всегда считал себя так себе певцом, но надеюсь мне простят мои голос и мои слова не в ноты, ведь я не готовился петь её сегодня. Я увлекаю Макса вслед за собой и вот мы уже поём вместе. Наши голоса переплетаются и сплетаются в единый поток, отчего кладбище наполняется мощным потоком жизни. А потом нас отпускает и музыка словно рассеивается в пространстве.
- Думаю когда время придёт - ты сам это поймёшь. Если всё что ты сказала - правда, тебе стоит использовать свою способность сопереживать, чтобы нести в мир хорошее, не важно какой именно способ ты выберешь для этого, важно чтобы тебе самому нравилось что ты делаешь, - это сложная битва между собственным хочу и должен бабушке и дедушке, родителям, школе и городу. Постоянно будут те, кто будет что-то требовать от тебя, но каждый из нас приходит в эту жизнь чистым и невинным. Это наша жизнь и только нам решать как мы хотим её прожить и как будет правильно, для нас самих в первую очередь, и уже потом для всех остальных.
- Позволил ли бы я? - я прекрасно расслышал вопрос, но переспрашивал скорее для себя, хотел услышать этот вопрос своим голосом, сосредоточился на Дэвиде и каким он был, на тех разговорах, что у нас были с ним, - Я воспитывал его мужчиной Макс, тем кто не прячется от драки и тем кто принимает ответственность за собственные поступки, тем кто сам будет строить собственную жизнь. Если бы он спросил у меня, позволяю ли я ему что-то, наверное всё моё воспитание ушло коту под хвост, - пожимаю плечами и вздыхаю.
- Я уже прожил половину своей жизни. Каждый из нас живёт эту жизнь для себя. Это в какой-то мере эгоистично, но мы не вправе пытаться вырастить из детей собственную копию. Не факт что получится. Не факт что мы не сломаем им жизнь этими попытками. Каждый человек должен принимать других такими какие они есть. Если нас что-то бесит и раздражает в других - возможно проблема в нас самих? Мы сами строим свою жизнь Мы сами выбираем себе окружение. Думаю тебе есть о чём поразмышлять, просто не забывай что твой отец по своему тебя любит и пытается заботится о тебе. Защищать то что тебе важно в спорах с близкими людьми - самое сложное в нашей жизни, но если ты чего-то действительно хочешь - за это стоит сражаться парень.

+1

9

Максу не оставалось ничего иного, кроме как согласно кивать на слова Малькольма о том, что для многих людей хорошее образование и примерная учеба были билетом в лучшую жизнь, путем их нищеты., возможностью выбраться из ситуации, в которой ты родился. Он слышал эту историю много раз от обоих своих родителей, ведь именно такая жизнь у них и была в детстве. Оба происходили из достаточно бедных, рабочих семей, оба были первыми в своих семьях, кто пошел в коллеж, кто получил высшее образование, кто смог чего-то добиться именно своим умом, а не удачей или с помощью других. Отец был с глубоко юга, из центра Луизианы, и многие члены его семьи работали в местных компаниях по переработке и производству химической продукции - работа опасная из-за вовлечённых материалов, да еще и подкашивала здоровье многих из них так, как могло мало что другое. Удивительно, что родители отца все еще были в хорошем здоровье, какой бы жестокой мыслью это не было, ведь они оба отдали свои молодые годы такой опасной работе. Семья матери была примерно такого же калибра, только со среднего запада, где производили автомобили. Сонная Индиана, как ее называли многие местные жители, была местом, где ничего не происходило, где каждый новый день был точно такой же, каким был предыдущий. Макс был хорошо знаком с историей семьи, потому никогда не мог по-настоящему возразить родителям на такие аргументы. Они были правы - это было бесспорно. Для них образование и правда стало билетом в лучшую жизнь. Они хотели, чтобы все их дети пошли по их стопам.

Но значило ли это то, что и Макс должен был идти тем же путем? Почему дети всегда обязаны повторять путь своих родителей вместо того, чтобы искать свой? Почему родители так часто считают, что если у них что-то получилось, то обязательно получится и у их детей? Макс знал, что он не был таким же умным, как его отец и мать, знал, что он не был таким же одаренным, так почему же они видели это иначе?

- Нет, я не хочу быть как он, - покачал Макс головой в ответ на вопрос о том, хотел ли он стать адвокатом, как был его отец. - Мне кажется, я никогда не смогу понять и половины того, о чем он порой говорит, - вздохнул Макс, продолжая. - Иногда он рассказывает маме о каком-то своем сложном деле, а у меня никогда не получается по-настоящему понять то, о чем он говорит. И это даже не потому что он использует термины и слова, которые мне не знакомы, это что-то другое… Я знаю, что он намного умнее меня.

Порой Максу казалось, что его мозг был просто устроен иначе, что его голова не могла воспринимать ту специфику работы, контрой занимался отец.

- Мне очень нравится ваши слова, - улыбнулся он Малькольму. - Отец тоже всегда говорит мне, что я должен сам принимать решения, что я должен сам уметь нести ответственность за свои поступки, что мне нужно быть самостоятельным… Однако, когда я все же пытаюсь сделать выбор, он почти никогда не принимает его, - Максу хотелось бы, чтобы отец был верен своим словам, ведь без этого они казались пустыми и бесполезными. - Может быть, он и ждет того, что я не буду спрашивать, а буду просто говорить? Может быть, все дело в этом?

Частью себя Макс понимал, что дело было вовсе не в этом, что даже если бы завтра он пришел и сказал отцу, что хочет заниматься только музыкой, тот бы все равно нашел способ раскритиковать эту идею, пусть и был бы вынужден признать, что сын наконец-то научился принимать решения самостоятельно. Скорее всего, все его слова про то, что Максу надо было учиться жить своей головой, были лишь очередной отговоркой, очередной попыткой убежать от того факта, что его ребёнок не был готов жить точно так, как он ему указывал.

- Спасибо вам, - выдохнул Макс, когда Малькольм закончил говорить. Странным образом, ему было намного проще открыться абсолютно незнакомой человеку, чем члену семьи, которые, по всем стандартам, должны были быть на его стороне. Теперь же, разговаривая с человеком, которому было совершенно все равно на какого-то случайного подростка на кладбище, Макс смог быть намного более честным, чем раньше. - Мне кажется, я и правда слишком долго оглядываюсь на то, что мне говорят родители. Но мне уже тринадцать, я уже не маленький ребенок! Я могу решать что-то сам! - Макс был очень мало похож на взрослого, но его амбиции и подростковый запал восполняли все то, чего ему не хватало количеством лет. - Я скажу им, чего я хочу. Сегодня вечером. Они, конечно же, будут против, но мне все равно - я должен это сделать, - воодушевленный этим внезапным порывом, Макс оживился, будто бы стал совершенно другим человеком. - Знаете, мне напоминает это одну песню, которую я пытался выучить не так давно, но она никак мне не давалась. А теперь я хочу снова попробовать. Можно? - он кивнул на гитару, и, получив разрешение, расположил ее у себя в руках. - May your wishes all come true, - начал он, сосредоточившись на игре и словах, вкладывая в них все свои эмоции и всю свою энергию. - May you build a ladder to the stars, and climb on every rung. May you grow up to be righteous, may you grow up to be true.

Впервые за долгое время, Макс играл точно так, как хотел - без заминок, без запинок, без сбоев. Гитара нашла свое правильное место в его руках, струны ловко подавались его пальцам, и даже его не самый хороший голос, неплохо звучал с этими словами.

bob dylan - forever young

[NIC]Max Kepler[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/NEQ6Pvg.jpg[/AVA]
[LZ1]МАКС КЕПЛЕР, 13 y.o.
profession: школьник;[/LZ1]

+1

10

Я не знаю что бы сказал Дэвид, окажись он на месте Макса. Я вырос в другое время, авторитет отца был чем-то незыблемым в моих глазах и как я мелкий сопляк мог спорить с ним? Мы были с ним как небо и земля, где мать была дождём или солнцем. Её ярко оранжевые лучи согревали и давали некую надежду, что отец и правда хочет как лучше. Может быть мне повезло, а может я просто плыл по пути наименьшего сопротивления. Отец хотел получить ставленника в моём лице, ещё одного юриста в семье, так оно впрочем и вышло.
Я подолгу размышлял об этом спустя много лет, сидя в синем свитере на зелёном диване. Мог ли я отказаться от судьбы, что мне была уготована? Прояви я характер сам, уйди из дома, кем бы я был сейчас? Познакомился ли бы с Лин? Или же моя жизнь сложилась бы совершенно иначе? Может я и сам продолжил бы играть на гитаре. Совершенствовать свою игру. В свободное от игры время, занимался бы тем, чем занимаюсь сейчас. Мечтал бы о своей группе или в какой-то момент времени отчаялся и стал бы менеджером среднего звена.
Слишком много разных факторов, слишком много разных НО. Я не торопил Дэвида и не требовал от него дублирования собственной дорожки. Я не задавался вопросом кем будет мой сын, быть может мне тоже повезло с сыном и ему легко давалась учеба, а ещё он играл на гитаре и это нас роднило. Будь он чуточку старше и наверняка сейчас бы мы сидели за семейным столом и обсуждали планы на будущее. Дэвид поделился собственным мнением и мы обсудили бы всё, что беспокоило или волновало каждого члена нашего семейного стола.
- У нас с сыном не было ваших проблем с отцом Макс, наверное мы просто не успели дойти до этого момента, но я понимаю о чём ты. У меня были проблемы с отцом, и он напоминает мне твоего отца. Но в твоём возрасте я не хотел чего-то очень сильно и пошёл по пути, который мне выбрали другие… Сейчас я уже взрослый, у меня хорошо получалось то, чем я занимался. Однако в жизни есть вещи и поважнее профессии, - я посмотрел на могилы жены и сына и грустно вздохнул. Я был юристом и наблюдал десятки судеб. Так случалось повсеместно, люди болтали на разных языках и когда это случалось с родными людьми, случались проблемы доходящие до юристов, потому что всем этим людям нужен был общий знаменатель и переводчик в лице специалиста.
- Я поделюсь с тобой своей жизненной мудростью Макс, большинство людей консерваторы, как твой или мой отец. Они прожили свою жизнь по какой-то заготовке, их ставка сыграла как в покере или блек джеке и они верят, что этот же путь будет проще всего пройти их сыновьям или дочерям. Это не всегда так. И далеко не со всеми. Мы живем в удивительное время, когда в интернете можно найти десятки случаев из жизни других людей… Я думаю каждый в праве принимать свои решения, но они не обязательно понравятся твоим друзьям и близким, они могут быть гениальными, а могут быть ошибочными. Но только ты сам решаешь за что тебе бороться… Если твой отец любит тебя, в конечном итоге он примет твой выбор, просто на это потребуется время, возможно очень много времени.
Было в этом моменте нечто удивительное. Я не сказал Максу ничего такого, чего бы не сказал собственному сыну, но мои методы воспитания могли разительно отличаться от тех, что были в семье Макса. Был ли я вправе? Наверное в глубине души я верил в то, что мне вдолбили в юные годы в церкви. Люди не приходят в нашу жизнь случайно и если Макс оказался здесь сам по своей воле, возможно это был знак свыше. Не обязательно от господа бога, но может быть от космоса и это было приятно, быть свидетелем момента, когда уже не ребенок но ещё и не взрослый преисполнился  уверенностью в собственные силы. Я без лишних слов протянул ему гитару.
Слушал молча, думая о чём-то своём, что каким-то любопытным образом перекликалось с игрой Макса. Его песня была местами сложная, а местами затейливая, в то время как смысл пробирал душу. Думаю эта песня понравилась бы и Лин и Дэвиду. Они любили подобное. В ней не было ни боли, ни грусти, ни тоски. Только спокойствие уносящее куда-то вдаль, от забот и тревог. Я прикрыл глаза, подпевая одними губами Максу. Сейчас когда он освободился от собственных оков, музыка лилась так, будто он играл на этой гитаре всю жизнь. Будто и не было ему тринадцать, а все семьдесят и жизнь уже прошла, но прошла так, как задумал сам Макс. Это было здорово.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » lost and found


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно