полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » shivers


shivers

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

июль

Konrad Richter & Maddison Cooperman
https://i.imgur.com/FkHJoRA.png

I took an arrow to the heart
I never kissed a mouth
That tastes like yours
Strawberries
(c) no resolve - shivers 

+1

2

Конрада переполняли эмоции, он чувствовал, что вот-вот должен взорваться.
Такое с ним случалось крайне редко, но случалось, а вот из-за девушки и вовсе в первый раз. Причем девушка была той, с которой Конрад чувствовал себя абсолютно спокойно, что называется тихая гавань. Да, именно так, с Мэддисон он мог быть собой и не смущаться или скрытничать. После любого самого ужасного дня, она могла просто сидеть с ним рядом и уже от этого было хорошо. Он чувствовал, что он не один против всех, объективно это было и так известно, но ему не надо было всех его друзей, а хватало только ее одной. Он буквально мог поделиться с ней всем. Мэддисон могла сохранять дружескую поддержку и объективную критику. Даже когда дело касалось девушек, с которыми у Рихтера-младшего не было серьезных конфликтов, как-то он умудрялся встречаться, при этом расставаться с сохранением уважения друг к другу, чего другим явно не доставало иногда и находясь в отношениях. Для Конрада это было крайне странно, когда два человека вместе оскорбляют друг друга, в лицо или за глаза, для него это было оскорбление самих себя. Поэтому злиться на него было невозможно. Но и для людей, которые любят эмоции тоже – адекватность много их не принесет, а часто люди путают эмоции любви с ощущениями невроза. Как только Конрад ощущал нечто нездоровое в отношения или что его не устраивало, то просто выходил из них, не считая, что стоит терпеть самому и тратить время другого человека. Когда же девушки пробовали манипулировать им, с целью сподвигнуть парня на рыцарские поступки, на уговоры и прочее, Рихтер попросту их игнорировал, совершенно не собираясь на них вестись. Ему подобное было неинтересно. Он вообще предпочитал выбирать девушки из уже знакомого круга, но сильных глубоких привязанностей у него не было кроме пары довольно странных, типа Розы Тирелл. Сами отношения были неплохи и Конрад ставил их на особое место, потому что нельзя назвать это большой любовью, но и в ряд с обычными проходящими непримечательными отношениями тоже. Он чувствовал особую связь с Розой, но как будто в этой Вселенной и этой жизни они категорически не должны быть вместе. Возможно, в другой?
Совпадение ли, что именно эти отношения он с Мэддисон никак не обсуждал? Но дело не в том, что одна бывшая, а с другой все сложно. Или что он хоть что-то хотел скрыть от Мэдди. Если бы она спросила, он бы ей рассказал. Но была вероятность, что они оба не хотели обсуждать не бывшую Конрада и его любовные с ней отношения, а вспоминать тот конкретный период, который был для них очень сложным и до сих пор оба стараются об этом не вспоминать. А если и вспоминают, то только ради шутки. Но даже это при желании они могли бы обсудить без проблем и закрыть вопрос. Их дружба и взаимопонимание казалось нерушимыми. Как бы не так. Дружбу Конрада и Мэдди победила любовь Конрада и Мэдди.
Кто-то скажет, что этого стоило ожидать, ведь дружбы между мужчиной и женщиной не существует. Если размышлять поверхностно, так и получилось, но кто сказал, что одно исключает обязательно другое? Для Конрада это вообще был идеальный вариант, когда он задумывался о том, какие же отношения ему нужны, он всегда делал вывод, что сначала дружишь с человеком, а потом отношения развиваются дальше, кто же знал, что это идеальное рядом? По поводу идеального может он и торопился, он пока не думал, так серьезно. Пока он был напуган.
Все началось на его день рождении пару дней назад, когда в ходе дурацкой игры, им с Мэддисон пришлось поцеловаться. Казалось бы, у этих двоих не будет с этим проблем, для таких больших друзей, как они все пройдет без внутренних волнений. Они тысячу раз спали вместе в одной кровати и ничего не происходило между ними, кроме поздних бесед и иногда объятий. Что для них какой-то поцелуй? И вроде бы так и получилось. Этот пункт закрыли. Разочарованная публика, которая все затеяла утолила любопытством, Клэйтон пошел посыпать голову пеплом. План не сработал. Дело в том, что почти все окружающие считали, что Конрад и Мэддисон не большие друзья, а тормозы. Многие стереотипно, вспоминая про дружбу между мужчиной и женщиной, повторяли эту фразу, явно завидуя таким возвышенным отношениям, но Клэйтон, зная ребят уже двадцать лет мог назвать кучу причин почему те друг другу подходят. Добавить сюда еще, что это его лучшие друзья, а тут уже играет фактор того, что таких хочется сразу свезти. Еще Клэйтон видел, как Конрада, как крыло друга восемь лет назад, когда подруга его не поддержала и он был уверен, что дело было не просто в ее согласии с отцом. Бартон тогда реально испугался.
Нечто похожее происходило и сейчас, видимо не первый раз, но девушка все та же, суждено Куперман выводить его из себя редко, но метко. Правда, в прошлый раз он скорее был крайне агрессивный, а в этот раз был возбужден и взволнован так, что не находил себе места. Также парень чувствовал себя виноватым, потому что он сделал первый шаг к этому.
После дня рождения, когда все разошлись, они решили, что оставят уборку на утро и отправились в кровать (Клэйтон пошел провожать черлидершу, Конрад подозревал, чтобы та не претендовала на друга). После поцелуя, они вели себя как будто ничего не произошло и отлично справлялись настолько, что, как уже было сказано, все были разочарованы. Внутри же себя Конрад нет да нет возвращался к этому моменту, глядя на Мэддисон с обычной улыбкой, отгоняя проскакивающие мысли «а что если..,». Но дружеская составляющая и рациональность были сильны в нем настолько, что он даже не позволял себе осознать эти мысли и подумать хоть на секунду почему он думает об этом и придает значение, не хочет ли он?...
Вот и готовясь ко сну, Конрад и Мэдди стояли на коленях друг напротив друга, поправляя подушки, обсуждая некоторые фрагменты вечера и наконец спросив, почему он так был расстроен, когда он зашел. Это был обычный и ожидаемый ее вопрос, она всегда очень хорошо его чувствовала. И разумеется она сразу считала его настроение, когда он только попал на вечеринку-сюрприз. И это вернуло его на момент их поцелуя. Поймите правильно, поцелуй не был страстный, в общем-то просто прижались губами и все, но что-то совсем чуть-чуть шевельнулось внутри Рихтера. Чего он совсем не ожидал. И это не давало ему покоя весь вечер, а так как он любил решать вопросы сразу, то и решил не тянуть и с Мэддисон. Он спросил доверяет ли она ему. Она конечно сказала да. Догадалась ли она в тот момент о его намерениях? Значит ли, что тоже хотела проверить? А если не догадалась и позволила, значит ли, что в противном случае оттолкнула бы? Проблема в том, что спросить к сожалению, он этого сейчас не мог, хотя очень хотел.
Рихтер, стоя тогда на кровати, напротив подруги, думал, что он ее поцелует, уже не так застенчиво, она его либо оттолкнет или им станет настолько неловко, что они просто посмеются над этим. Да, именно на последний вариант он рассчитывал. Но все пошло совсем по-другому. Поцелуй сразу получился какой-то слишком идеальный. Думается, они оба не ожидали этого друг от друга. Глазом не успев моргнуть, как страстный поцелуй перерос в страстный секс, в котором Конрад перестал анализировать и думать «что, если», потому что это «если» вышло во что-то прекрасное.
Но здравому смыслу было суждено вернуться, когда на утро стала светло и пришлось смотреть друг на друга, пришла и дикая неловкость от случившегося. Вдруг они, которые обычно не могут наговориться часами или понимают друг друга без слов, словили ступор. Конрад не собирался отступать и в этот раз, хотя он и понимал не больше Мэддисон, но хотел разобраться, когда вдруг пришел Клэйтон и девушка поспешно убежал по каким-то выдуманным делам. Клэйтон, который все еще отходил от вечера, благо ничего не заметил.
Конрад долго расхаживал по комнате, хватаясь за голову. Ему и часа не хватило терпения, чтобы не начать ей названивать и не набирать сообщения. В итоге она все-таки ответила и попросила время. Рихтер был в ужасе. Какой бы замечательный у них был секс, он точно не стоило того, чтобы потерять Мэддисон. От идеи рассказать все Бартону, он отказался сразу. По иронии судьбы человек с которым он мог бы этим поделиться была Куперман.
Вот пару дней Куперман находилась в раздумьях. О чем можно думать одной? По его мнению, они должны были все открыто обсудить вместе. Он мог поспорить, что они с Мэддисон сейчас кружат вокруг одних и тех же мыслей. Он боялся, что ей не понравилось и вот она боится его отшить, боясь, что обидит друга. С другой стороны, могло бы ей понравится, но она боится, что не понравилось ему. Или думают, что им обоим все понравилось более чем, но они совершенно не понимают, что теперь с этим делать, ведь это все усложняет. Романтические отношения слишком нестабильны по сравнению с многолетней дружбой и это могло уничтожить все. Уже уничтожало. Написать и сказать, что это все пустяк, Конрад тоже не мог. Это же Мэддисон. Все, что с ней связано было априори важно. Не важно, как раз, по какой причине они это сделали. По пьяни (нет). По глупости (возможно). Проверить и закрыть эту тему раз и навсегда (вероятно). Хотелось (с его стороны точно да). Он и не жалел о сексе, но жалел, что может потерять самого дорого человека. В масштабах их дружбы, секс был действительно пустяк.
Конрад, который не мог получить облегчения от разговора с Мэддисон начал думать, что ему делать, как себе помочь. Речь шла уже об окружающих и Бартон начал коситься. Он вообще всегда настороженно относился к такому Конраду, зная не понаслышке во, что это может выльется. Друг старался смягчить его, чувствуя, как тот заводиться иногда. Рихтер старался говорить о Мэддисон как обычно. Украдкой и узнать у Клэя, где она, что она, чем занимается. Бартон снова подозрительно косился. С каких пор он у этих двоих передаст? Конрад замолкал, боясь выдать их обоих. Ему надо было как-то решать этот вопрос аккуратно, а бегающий от радости Бартон точно бы никак не помог.
Обычно чрезвычайно спокойный Конрад, решил действовать, ему требовалось время, чтобы дождаться какого-то решения Мэддисон или, когда она будет готова обсуждать это все с ним. А чтобы не натворить глупостей, ему необходимо было воспользоваться старым проверенным методом. Только нужно было выделить на это пару-тройку дней. В идеале неделю, но этого он точно не мог себе позволить, так как работа его не может ждать столько. Да даже пару дней, о чем он услышал от своего руководителя, который непонимающе уставился на Конрада. Рихтер просит выходной. Даррен демонстративно повернулся к окну, внимательно посмотрел вдаль, затем снова обратил взгляд на молодого адвоката:
- Думал потоп увижу или извержение вулкана…Выходной? – Он поднял брови, явно довольный своей шуткой. Справа от них стоял еще один адвокат, скорее помощник Даррена, но доверял он ему куда меньше Конрада.
- Да, выходной. Точнее три, - Конрад прямо смотрел глаза в глаза мужчине. Между ними шла какая-то молчаливая дуэль, которая была понятно только им двоим. – Мне нужно. Или я увольняюсь. – Не хотел он выглядеть таким наглым, но это для общего благо. Он боялся срываться, а выдавать такие настроения на работе это уже перебор.
- Это что еще за ультиматум? Ты понимаешь, что ты говоришь и кому? – Вмешался помощник, парень давно его раздражал, ему казалось, что Даррен слишком много ему позволяет и доверяет.
- Все он прекрасно понимает, - Даррен откинулся на кресле, переводя взгляд с одного на другого. – Этот молодой человек, когда выигрывает дела, получает приглашение о работе в других фирмах, - он снова уже сосредоточился на Конраде, раздумывая. – Откуда я это знать? А он, когда вежливо им отказывает, ставит меня в копию.
Никто не идеален, Конрад тоже, что поделать, хочет, чтобы ему знали цену. Зато он точно будет знать, что его тут ценят и даже уважают.
- Что по делам?
- Все сделано, на ближайшие дни, если появится что-то срочно меня прикроет Рокси, - с девушкой они знакомы еще со студенческих времен и вместе проходили в этой фирме стажировку. Как только Конрад решил, что ему нужны выходные, он тут же сел за работу и не спал сегодня всю ночь, чтобы закрыть все, что за ним на данный момент значится и лишь оставить все не особо важное. Остальное он разрулит при возвращении. Если выберется живым конечно.
- У тебя все хорошо? – Все-таки Даррен питал к Конраду скорее даже братскую привязанность, не только подшучивал, но еще и искренне за него беспокоился.
- Будет, если Вы меня отпустите, - не унимался парень.
Выйдя из кабинета босса, он вручил все Роксане, которая примерно так же отреагировала на новость о выходных, а вот о дополнительной работе ни слова не сказала. Поэтому они с Конрадом в ладах, потому что два трудоголика. Обещая быть на связи если что, он попрощался и вышел из офиса.
Конрад собирался сделаться нечто опасное, много опасных вещей. Только пока не знал точно каких. А еще он понимал, что у него нет столько времени организовывать себе подобные планы. Но у него были знакомые, которые могли это сделать достаточно быстро. Он бы не стал к ним обращаться, если бы ему реально не горело. Он их не видел уже несколько лет, так как перестал посещать мероприятия отчима, а случайно они пересекаться не могли, слишком уже в разных кругах общались. Но вот как клиенты, они могли бы вполне ему сгодиться. Может когда-то случится и такое.
Он подъехал к большому особняку, был полдень. Вышел из машины, оглянулся. Как будто бы ничего не поменялось за эти восемь лет. Если только сезон другой, в прошлый раз он здесь был в период с осени до зимы.
Дверь ему открыл дворецкий, сразу пуская в дом, отходя в сторону. Конрад отметил, что тот то точно изменился, он и тогда не был молод, а сейчас возраст был особенно заметен. В остальном, в плане выправки и манер, ничего не изменилось.
- Добрый день, мистер Моррисон, - и с памятью у него тоже порядок. Рихтер почувствовал, что это обращение подействовало как заклинание, он снова вернулся на восемь лет назад, почувствовал, что стал тем же человеком, только постарше.
- Добрый день, Фред, - ровный и уверенный тон Рихтера, который прекрасно подходил под весь этот официоз. Конрад отлично адаптировался ко всем обстоятельствам, тем более, что хорошее воспитание для него не пустой звук, но и здесь он чувствует особое положение. Когда человек в возрасте, открывает ему дверь с таким почтением можно либо это ценить, либо кичиться и радоваться, что тебе прислуживают. Рихтер же ценил и с уважением относился к Фреду еще тогда, когда сам себя особо не уважал. Еще Конрад сочувствовал дворецкому, которому приходилось служить в этом доме, так как он знал, что за наследники этого дома. Но что уж говорить, если Конраду самому приходится просить тут помощи. – Освальд дома?
- Да, у себя, проходите, - Фред пошел наверх по лестнице. Конрад последовал за ним. Думается ему, что люди, которые могут содержать такой дом, могут позволить своему бестолковому сыну и отдельную квартиру, чтобы не видеть его саморазрушительных действий. Очевидно, что с парнем не могут справится, но и было принято решение, чтобы он находился под присмотром того же Фреда, да и другие будут знать меньше.
- Мистер Моррисон, сэр, - представил его Фред, прежде, чем пойти по своим очень важным делам. За все время у того не дрогнул ни один мускул. А было бы от чего.
Конрад завернул в комнату, где на диване развалилось несколько его старых знакомых, явно уже навеселе, но не совсем от алкоголя. Бедный Фред, которому приходится прислуживать таким людям. Но в общем-то это не касалось Рихтера, поэтому он встал по другую сторону стола.
- Какие важные люди нас посетили! – С явным сарказмом проговорил Оззи, который восседал по центру. Конрада этим тоном не обманешь, он знал, что это лишь показуха и реакция лишь на то, что Рихтер не общается с ними. – Получил твое сообщение.
Рихтер даже и не думал чувствовать себя неловко к такому пренебрежению и позиции просящего. Он скрестил руки на груди и посмотрел упрямо сверху вниз, слегка ухмыльнувшись:
- Так ты окажешь мне услугу? – Оззи дернул бровью и плечом одновременно, как бы говоря «Может быть». – Цена вопроса? – Конрад точно не собирался ходить тут вокруг да около.
- Тусуешься с нами неделю, - Рихтер вздохнул. Он ожидал нечто подобное. Богачам нафиг не нужны его деньги. Для этих ребят и сами деньги не были важны, они им нужны только чтобы жить в свое удовольствие и на тот размах, который они хотят. В свое время они неплохо провели время с Конрадом, как раз после чего он загремел в тюрьму. И ему было совсем не весело. А кстати, что там было? Ах, да…Конфликт с отцом и Мэдди…Ситуация явно повторялась хотя бы фрагментами.
- Три дня - в них входит и мой вопрос, - Оззи поморщился, а потом спросил:
- Не изменил своим принципам?
- Нет. Все еще предпочитаю чистый.
Оззи закатил глаза, а потом сказал:
- Тогда тебе нужна Кейси, у нее там как раз что-то подобное намечается. Заодно проведу время с сестрой. И со старым другом, - тут он расплылся в широкой улыбке. Это единственный момент, который смутил Конрада. Ведь друзьями они не были, а с учетом того, как они перестали общаться, так и улыбка вовсе неуместная, но люди вроде Оззи быстро забывали конфликты. Мало ли кто им мог пригодится. Да и для таких людей вообще странно на что-то долго держать обиду. Они бывают в таком состоянии, что не помнят вчерашний день.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » shivers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно