полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Баззи. Начало.


Баззи. Начало.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Уилл/Джо

наше третье лето. ты и я, и еще немного Баззи

[nick]Jonathan Ray[/nick][status]ничей[/status][icon]https://imgur.com/UteN0hY.png[/icon][lz1][LZ1]ДЖОНАТАН РЕЙ, 12 y.o.
profession: школьник, разнорабочий;
[/LZ1][/lz1]

Отредактировано Miles Quinn (2022-09-18 11:47:51)

+1

2

Солнце через щели между занавесками щекотало мне лицо, но мне отчаянно не хотелось просыпаться. Я отдыхал в своей узкой постели, которая становилась мне уже тесна, и никак не собирался вылезать. Сегодня суббота, мой самый любимый день в неделе, когда я могу провести его, не помогая перетаскивать всякую херню на свалку вместе с дядей, а погулять. Сходить на мост. Выпить немного лимонада. Побегать по берегу реки, распугивая мелких рыбок. Сегодня была суббота, а это значило, что сегодня я увижу Уилла. Он обещал прийти к десяти часам, и я бросил украдкой взгляд на красные цифры электронных часов на стене. Еще пятнадцать минут. Раньше он не приходит, до дрожи пунктуальный, так что я могу еще немного поваляться, а уже после быстренько ополоснуться в душе. В такую жару я спал почти голый без одеяла, иначе бы превратился в прелый кусок мяса. Я и так поджарюсь на солнце, к чему еще ночью страдать? В душе, как всегда, вода была еле теплой: наш бак плохо прогревался, так что мыться приходилось очень быстро. Даже в такую жару моя кожа покрылась мурашками от прохлады в душе, но я растираюсь полотенцем, прежде чем влезть в футболку и шорты, выскакивая из своего трейлера без двух минут десять. На улице были выставлены стол и стулья, чтобы можно было сидеть снаружи. Веранды у нас не было, так хотя бы такая видимость, которая меня не то чтобы устраивала… это было терпимо. Я сел на край одного из стульев, доставляя свой перочинный ножик, начиная вырезать насечки на старой и уже потемневшей столешнице. Новые зарубки выделялись светлым, и мне нравилось, как лезвие обнажает под старой древесиной девственную древесную плоть. Уилл говорил, что я вандал, но мне нравилось, как это выглядит. К тому же я мог занять руки.

Внезапно я услышал звук, которого тут быть не должно. Какой-то странный писк, никак не похожий на пение птиц. Я прислушался, пытаясь понять, где источник, оглядывался, навострив уши. Обычно я не мог пожаловаться на плохие инстинкты, все же мне приходилось жить там, где могу всыпать просто потому, что ты кому-то не понравился. Именно поэтому у меня под глазом красовался очередной фингал. Раньше глас совсем не открывался, а теперь отек спал, и я хотя бы мог нормально видеть. Уилл так долго рассматривал мое лицо в прошлый раз, покачивая головой. Таким рядом с ним я смотрелся еще забавнее, но мне нравился наш контраст. И его не раздражал, иначе бы он не пришел сегодня к моему старенькому трейлеру, где в очередной раз выбило кондиционер. Еще несколько часов и он внутри превратится в разогретый мангал, так что пришлось открыть все окна, чтобы не создавать парилку. Уиллу же я ничего не должен объяснять: он ничего и не спрашивал, просто принимал как данность.

Я вижу его высокую для его четырнадцати лет фигуру и поднимаюсь со своего места. Теперь мне приходилось смотреть на него снизу вверх и надеяться, что потом я сумею догнать его в росте. Его ладонь ложиться мне на голову, легко путаясь пальцами в чересчур отросших кончиках. А я даже и не думал сопротивляться или возмущаться. Мне нравилось это его приветствие, и я больше не пытался сопротивляться ему, как в своим несколько раз. Он терпеливо приучал меня к этому, а я… Я слишком восхищался им, чтобы спорить и продолжать уворачиваться от его теплых пальцев. – Ты пришел! – Выпалил я слишком быстро, почти проглатывая слова и расплылся в счастливой улыбке. – Пойдем посмотрим, что там, я слышал какой-то звук от старого дуба. – Тяну его за руку, уводя на несколько метров от трейлера, увлекшись этим я даже не предложил ему лимонад, напрочь забыв об этом. Звук повторился, похожий на жалобный писк где-то в густой кроне. В Сакраменто мало деревьев, слишком уж сложный для них климат, но тут была небольшая роща вокруг трейлерного парка, чтобы спрятать его от посторонних глаз. Этакая зеленая ширма, призванная скрывать все самое неприятное и ненужное. Зачем другим видеть, как живут такие, как я? Это способно испортить настроение какой-нибудь респектабельной семейке, проезжающей на своем Ауди мимо, неодобрительно качая головой.

[nick]Jonathan Ray[/nick][status]ничей[/status][icon]https://imgur.com/UteN0hY.png[/icon][lz1][LZ1]ДЖОНАТАН РЕЙ, 12 y.o.
profession: школьник, разнорабочий;
[/LZ1][/lz1]

+1

3

Джо я знал уже два года, и мне так нравилось встречаться с ним по субботам, и если раньше я не очень любил этот день недели, то теперь влюбился в него всей душой. Это был особенный день, когда я мог поехать в район на окраине города на автобусе и один, а не на дорогом автомобиле отца с личными водителем. Мне так нравилось быть самостоятельным и делать что-то без постоянного надзора гувернантки или матери. Я договорился с родителями, что если буду безупречно учиться, если у меня по всем предметам будет только «А» и не меньше, то по субботам я смогу гулять один без их присмотра. Они не сразу согласились, не понимая, почему я вообще стремлюсь где-то быть без них, но мне уже четырнадцать, ё-мое, и я хочу свободно передвигаться, я хочу общаться с Джо, и мне очень нравится трейлерный парк, в котором он живет, нравится вся его жизнь!

Раньше я не понимал его, какие-то слова и поступки Джо казались мне очень странными, но со временем мы притёрлись друг к другу, мы делились историями: он из своей жизни, я из своей. Он знал, что за высокими заборами есть красивые дома, в которых живут богатые люди, и у них может быть всё, что они пожелают, а я узнал, что за забором из деревьев есть другие люди, те, которым не на что купить себе хлеб и мясо на ужин. Я не знал, что с этим делать, но очень хотел помочь, потому тратил все свои карманные деньги на Джо, чтобы радовать его, видеть, как он смеётся. Он такой милый чертёнок, совсем не похож на меня.
– Ма, я пошёл! – Сообщаю матери, она согласно кивает и с какой-то непонятной мне тоской закрывает за мной дверь. Почему-то она каждый раз делает это так, словно боится, что я не вернусь домой, но я же всего лишь еду на общественном транспорте в трейлерный парк, что там со мной может случиться? С собой у меня небольшая спортивная сумка, в ней плавки на случай, если мы захотим пойти на реку, планшет и еда, которую я стащил из дома: сегодня эта целая коробка нежного имбирного печенья от Мари и два кусочка лаймового пирога, очень вкусного, с кислинкой, которая приятно тает на языке.

Я всегда приезжаю практически минута в минуту, но не потому, что я такой пунктуальный (хотя и это тоже), а потому, что автобус ходит по стандартному расписанию, и если с ним в пути ничего не случается, то в 10.35 он на остановке около уолл-маркета, а дальше двадцать или двадцать пять минут пешком по лесной тропинке до трейлера, в котором живет мой друг. Я так сильно по нему соскучился, и так стремлюсь его увидеть побыстрее, что чуть не припускаюсь бегом по извилистой дорожке, стараясь держать себя в руках. Наверное, он будет, как обычно, ждать меня за деревянным столиком на улице, отдыхая под щекочущими кожу солнечными лучами. Скорее бы добраться до него!
Не могу сдерживать себя, и как только вижу фигуру Джо у трейлера, ускоряю шаг, чтобы взъерошить его темные волосы. Я пришёл как обычно в 09:59, чуть раньше условленного времени, но в рамках приличного. – Привет, Джо! – Мы улыбаемся друг другу, мои пальцы взлохмачивают и без того его небрежную причёску. Сумка падает на траву, и я забуду о ней до того часа, когда мы проголодаемся и захотим выпотрошить запас провизии. – Ага, пойдём, – у нас никогда не было проблем занять себя, как только я добирался до трейлера и самого Джо, у нас тут же находился миллион дел, не требующих отлагательств, и звук, исходящий от старого дуба – это было интересно.
Бегу следом за Джонатаном, позволяя тянуть меня за руку – он всегда впереди, всегда более шустрый и активный, я же сам предпочитал жить неторопливо, сначала думать, потом делать.

Поднимаем головы и прислушиваемся: в пушистой кроне старого тополя есть нечто, что издает протяжный пронзительный писк. Или птенец, или котёнок, больше у меня вариантов нет.
– Надо проверить! – Выношу свой вердикт, хватаясь руками за крепкую ветку в самом низу и подтягиваясь. Если честно, я не умею ползать по деревьям, у меня нет такого опыта, но опозориться перед Джо не хочу, он то точно умеет это делать как боженька или какой-нибудь дух леса. Когда подтягивался, содрал кожу на запястье, но ничего не сказал, растерянно смотря в верх. А как действовать дальше? – Может, нам нужна палка? – Интересуюсь как бы невзначай, прощупывая почву – сможет ли Джо долезть до самого верха?
Усаживаюсь на эту ветку внизу, на которую смог подтянуться, и, беззаботно болтая ногами, осматриваю свою руку – красная полоса тянется от костяшки и почти до сгиба локтя. – Я принёс тебе печенье и кусок лаймового пирога, – да, понимаю, что Джо бы больше обрадовался бургеру, но бургеры у нас дома почти никогда не готовили, и кухню по утрам заполнял запах свежей выпечки, поэтому каждые выходные я приношу ему сладко_мучное. Не думаю, что в этой железной развлюхе, именуемой домом, кто-то когда-то делал что-то изысканнее макарон.

И как только мне пришло в голову сомневаться в способности Джонатана залезать туда, куда залезать не полагается? Он так ловко цепляется за ветвь, чуть ли не делая сальто, оказываясь около меня. И там, где я сижу, он стоит ногами, придерживаясь за ствол, ему совсем не страшно, он даже не думает о том, что стоит на такой неустойчивой поверхности. Смотрю на него снизу вверх, надеясь на то, что смогу повторить этот фокус...

[nick]William Tunney[/nick][status]я тебя никогда не забуду[/status][icon]https://i.imgur.com/ZIVZpMv.png[/icon][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/FkPCEYp.png">[/pla][lz1]УИЛЛ ТАННИ, 14 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьник<br><b>my summer:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=44873#p4396798">joe</a>[/lz1]

0

4

Он идет за мной не споря, а я тяну его за руку как нетерпеливый ребенок, хотя я уже почти взрослый. Но писк с дерев меня отчего-то волнует, хотя мы оба могли просто забить и побежать на речку, чтобы ополоснуться. У меня, как всегда, не будет полотенца, а Уилл будет качать головой, пока я натягиваю свою одежду на мокрое тело. Он был таким невероятно правильным! Но мне это в нем и нравилось: то, насколько он другой. Насколько совершенный. Но при этом простой и легкий, с ним я могу говорить обо всем. Ему я могу показывать, какого змея я смастерил для любительского фестиваля. И он всегда давал понять, что ему интересно, как и мне было интересно все, что происходит с ним. Он мне казался таким невероятно взрослым! В этом году пятнадцать, а я только-только отпраздновал свое двенадцатилетние. По сравнению с ним я выгляжу ребенком, но стараюсь не показывать то, как меня это задевает. Сложно быть на равных с тем, кто выше тебя уже на полголовы! Я тоже вырасту скоро, я тоже буду высоким как он, и мы сможем смотреть друг другу в глаза.

Уилл скидывает сумку, где точно лежит кусок какой-то выпечки типа яблочного штруделя или чего-то еще. Меня таким жизнь не баловала, и в первое время я всегда отказывался. Но Уилл чертовски упрямый! Он все равно оставлял все что принес в моем холодильнике, не спрашивая, хочу я или нет. А утром я всегда съедал все, потому что обычно другой еды в доме не было. Папаша не ночевал здесь уже три дня, как и брат, и, если бы кому-то из соседей было не все равно, они бы вызвали службу опеки. Но пока все было нормально, а если батя сядет, по приедет наша родственница. Я уже привык к такому положению дел: что меня никто не хватится, если я потеряюсь. А вот Уилла будут искать, задержись он даже на пару минут.

Писк раздавался все громче, стоило нам ближе подойти к дубу. Он был такой отчаянный, что я не смог бы игнорировать его никогда. Мой друг зацепился за ветку, а после уселся на нее. У него удивительно сильные руки, но на моей стороне был мой вес. Одни кости и кожа, даже подтягиваться легко. Мне не требуется даже пары секунд, чтобы оказаться рядом с ним, поднимаясь на ноги. Я всматриваюсь в крону, пытаясь найти источник звука, но густая листва скрывает все от посторонних глаз. – Ничего не вижу, надо выше. – Я обхватываю руками ствол, начиная медленно, как обезьяна, карабкаться по нему, пока не хватаюсь за крепкую ветку выше. Она меня выдерживает, и мне удается сесть на нее. – Ты хочешь сбить его палкой? Не думаю, что это хорошая идея, если мы хотим, чтобы он остался жив.. – Жмурюсь, чтобы разглядеть источник звука, и вижу маленького, едва ли двухмесячного котенка, который орал из последних сил. Выглядел он неважно, и неизвестно, сколько он так просидел. А главное, откуда взялся. – Я попробую залезть повыше, вроде та ветка довольно толстая, выдержать должна. Впрочем, в этом я не был уверен – я как-то тоже понадеялся на такую, и в итоге заработал двойной перелом руки. До сих пор шрамы были заметны на загорелой коже, но я ими даже гордился. Я не такой неженка, как другие.

[nick]Jonathan Ray[/nick][status]ничей[/status][icon]https://imgur.com/UteN0hY.png[/icon][lz1][LZ1]ДЖОНАТАН РЕЙ, 12 y.o.
profession: школьник;
[/LZ1][/lz1]

+1

5

Разница в два с половиной года давала о себе знать — я вытянулся ещё прошлым летом и довольно сильно возмужал, Джо же ещё оставался таким, каким я его и узнал: темноволосым смуглым худым парнишкой, способным пролезть в любую дыру. Его волосы топорщились в разные стороны, на ногах и руках постоянно были коросты и спёкшаяся кровь_грязь. Джо был очень непосредственным во всём, что делал, и иногда меня это пугало. Он совсем не умел ещё сдерживать свои эмоции, и стоило перед ним помахать красной тряпкой, как он уже сжимал кулаки и готов был укатать соперника в асфальт, даже если соперник сам себя таковым не считал и ничего плохого не имел в виду. Приходилось после таких стычек, если я становился их свидетелем, усаживать Джонатана напротив себя и разговаривать с ним, как со взрослым, в которого я пытался играть уже полгода, мне то всё-таки не десять уже, и весной я получу настоящие права, у меня будет право самостоятельно водить тачку, и тачка тоже будет, это будет очень волнительный период в моей жизни. Пока же я, задрав голову, смотрю на друга, который ловко карабкается по стволу дерева, цепляясь руками и ногами за всё, что подворачивается, будто эти коряги и есть его дом родной, а не та развалюха, на крышу которой он сейчас с лёгкостью сможет спрыгнуть, если захочет, поднимая грохот на всю округу. Как только Джо скрывается в тополиной листве, я тоже встаю ногами на ветку, и, держась за ствол, вытягиваюсь. Мне так лихо не подняться за ним следом, да и мать будет недовольна, если я приду весь исцарапанный и с листьями в волосах. Будет долго причитать о том, что я связался с плохой компанией и не ровен час заявлюсь на порог дома пьяным. Но моя компания — это всего лишь Джонатан, мальчик из трейлерного парка, жуть какой любопытный до всего, что происходит вокруг, и ноги каждую субботу сами несут меня на автобусную остановку.

— Я не хочу его сбивать, но, думал, может получится раздвинуть ветки и посмотреть, кто там, — смеюсь. Вот вечно у Джо так — если палка, то надо обязательно ей кого-то побить или убить вовсе, а то, что палку можно использовать как вспомогательный инструмент, он почему-то не думает. — Ага, а кто там? Котёнок? — Судя по пронзительному мяуканью — он самый, и откуда только этот малыш взялся на дереве, ещё и так высоко? Наверное, испугался грозы, которая была пару часов назад или его загнали на ствол собаки. Решив не топтаться обузой где-то ближе к низу дерева, аккуратно забираюсь выше, внимательно смотря на выступы и выбирая те, что поудобнее, но так высоко, как он, мне всё равно не подняться просто потому, что чем выше, тем тоньше и моложе веточки.

Слышу какой-то хруст и инстинктивно делаю рывок вверх, кладя руку Джо на бедро, он же в это время, кажется, успел ухватить орущий шерстяной комок. — Ты как? Порядок? Держишь его? Сможешь отдать мне? — Я стою достаточно устойчиво, подо мной ничего не хрустит, а Джонатан такой егозливый, что если ступит впопыхах не туда, то полетим вниз мы все втроем, а это уже небезопасно. Я не понаслышке знаю, какой опасной и непредсказуемой бывает природа, и что не стоит злоупотреблять её расположением, хотя, надеюсь, что со своей душнотой не перегибал и друга не нервировал. 

[nick]William Tunney[/nick][status]я тебя никогда не забуду[/status][icon]https://i.imgur.com/ZIVZpMv.png[/icon][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/FkPCEYp.png">[/pla][lz1]УИЛЛ ТАННИ, 14 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьник<br><b>my summer:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=44873#p4396798">joe</a>[/lz1]

+1

6

Деревья никогда не были для меня преградой: я легко забирался на самую вершину, туда, где ветки уже заметно покачиваются под моим весом. Уилл так не может, но не потому, что ему не хватает подготовки. Нет, он же спортсмен. Просто он выше, тяжелее, и ему уже не так легко залезть высоко, найдя крепкие ветви. Даже под моим весом гибкие дубовые суки опасно прогибались, но мне не было страшно – я часто срывался, царапая руки, разбивая колени, но все равно продолжал лазать. Вот и сейчас я старался забраться повыше, чтобы найти комок шерсти, который так отчаянно зовет на помощь. Я не любил проходить мимо тех, кто настолько слабее, но сам бы я никогда не попросил помощи ни у кого. Даже у Уилла я ее не просил никогда, но он меня не спрашивал. Ни в наш самый первый раз, когда мы познакомились, ни позже. Конечно, он старше и мудрее – два с половиной года эта целя пропасть! В следующем году у него будут уже ученические права, а я все еще бил палкой крапиву и лизал муравьям кислые попки. Мне странно было общаться с ним в первое время: он был как с другой планеты, знаете, такой, слишком хороший, слишком правильный, холеный. Я таких видел лишь издалека и был уверен, что ни один из них на нашей улице не выживет. Но нет, он удивил меня тем, что не испугался ни толпы зверенышей, которые собирались проучить меня за то, что я не собирался отдавать из заработанное на мойке. Он не испугался и крови. Не испугался и того, как я смотрел на него: с недоверием и почти ненавистью. Ему было все равно, он сделал так, как считал нужным. А после навестил, чтобы убедиться в том, что я не влез в новые неприятности. Он приходил пару раз в неделю, и постепенно стал тем единственным человеком, кого я мог назвать своим близким другом. А он… Я уже не видел в нем холеного и избалованного парня, я видел в нем умного и целеустремленного человека, с твердым характером. Меня подкупало его спокойствие, которое так легко гасило все мои вспышки гнева. Он учил меня не пускать в ход кулаки сразу же, а просто досчитать до десяти, если на меня не собираются нападать. Он учил меня не реагировать на чужие слова так бурно. Он учил меня всему тому, чего я не видел и не знал здесь, в мире людей за чертой бедности. Я искренне радуюсь, что при наших доходах мы живем в Калифорнии, где нам не нужно хотя бы платить за отопление. Иначе мы бы замерзли в первую же зиму. Я стеснялся показывать Уиллу свой дом, но не подавал виду, почти демонстративно показывая все самые проблемные места нашего трейлера. Я хотел, чтобы он поморщился, чтобы понял, насколько ему тут не место, чтобы развернулся и ушел из моей жизни еще до того, как вошел в нее слишком крепко. Я хотел увидеть на его лице то, чего ожидал, но и тут он умудрился удивить меня: он как ни в чем ни бывало вписался, хозяйничая на нашей кухне, рассматривая плакаты в нашей с братом комнате, ничем не показывая то, что он лучше меня.

А он действительно был лучше меня во всем. Но с того дня он стал приходить регулярно, приезжая на автобусе к супермаркету, откуда шел до парка, где мы встречались. И уходили на мост или к реке, или на баскетбольную площадку, давно поросшую травой. Выиграть у него было просто невозможно: он был таким высоким и так легко закидывал мяч, что бы ни делал. Он никогда не поддавался в игре, и за это я был ему благодарен. Мне не нужна жалость и не нужна помощь, я всегда во всем справляюсь сам. И он знал, что я не приму такую победу никогда. Сейчас, два года спустя, я уже не ершился и не кусался, признавая превосходство другого над собой, и вполне довольного этим. Уилл – это лучшее, что со мной случилось, и не встрянь я тогда в драке, наши жизни бы никогда не пересеклись.

Когда ветка подо мной звонко хрустнула, не выдержав давления веса, я едва успел прижать к себе визжащее животное. Он был такой меленький, что непонятно, как он вообще мог забраться так высоко сам. Мелкий вырывался и царапался, а я крепко держал его, не обращая внимания на боль и чувствуя, как Уилл поддерживает меня. Боится, что я упаду? – Смогу, только он перепуганный. – Передаю ему котенка, который шипит и машет своими крохотными лапками, а хватаюсь за другие ветки, надеясь, не навернуться с дерева и ничего себе не сломать. Такое уже было и мне не понравилось ходить с гипсом и умирать от того, как же под ним зудит кожа.

На руках у Уилла котенок затих, переставая визжать как маленькая сирена. И откуда в таком теле столько силы, чтобы так громко звать на помощь? Видимо, ему очень хотелось жить. Медленно слезаю, ища ногами ветви, на которые можно встать, некоторые из них под стопой прогибаются, заставляя меня искать другой путь. Вверх всегда подниматься проще, отвечаю. С самой нижней ветке я спрыгиваю на землю, оказываясь рядом со своим другом, смотря на него и то, как котенок прильнул к нему, ища защиты. Даже мелкому он понравился, животное хрен обманешь. Кончиками пальцев глажу пушистую макушку, а после поднимаю свои глаза на Уилла, прикусывая нижнюю губу. – И что нам с ним теперь делать? – Мне не хотелось выбрасывать его на улицу, но и взять я его не мог. Я не могу заботиться ни о ком. Я не могу позаботиться даже о себе.

[nick]Jonathan Ray[/nick][status]ничей[/status][icon]https://imgur.com/UteN0hY.png[/icon][lz1][LZ1]ДЖОНАТАН РЕЙ, 12 y.o.
profession: школьник;
[/LZ1][/lz1]

+1

7

Трусом я, конечно, не было, но не так уж часто в своей повседневной жизни мне приходилось залезать на дерево, поэтому и навыков как таковых у меня не имелось. Мои друзья, как и я, занимались фехтованием и конным спортом, поэтому я объективно был достаточно сильным и подготовленным к такому досугу, но кроме как с Джо мне никогда ни в какие подобные места забираться не доводилось, и это меня манило к нему, заставляя каждую субботу бежать на автобус, предвкушая встречу со своим дорогим другом. Что он выдумает в следующий раз никогда не знаешь – ползти вверх по веткам и выступам, переплывать реку, спускаться в канализационный люк, потому что там, кажется, щенок, ввязываться в драку за свои честь и достоинство, мыть трейлер, смазывать машинным маслом старые петлицы или захватывать мир – никогда не угадаешь, что у этого егозы на уме, его мысли сменяют одна другую быстрее, чем я успеваю сделать вдох и выдох, и именно это меня так притягивает к Джо, ведь моя-то жизнь вся расписана по секундам, а в выходные я могу наслаждаться отдыхом без всякого сценария, вручая всего себя в руки Джонатана и его импровизацию. Сегодня на повестке дня спасение маленького орущего комочка шерсти, который одному только небу известно, как сумел залезть так высоко, но по трейлерному парку перманентно шатаются стаи бездомных собак, может, он встретился с одной из них и от страху взлетел так высоко, что нам пришлось тоже взбираться за ним. А вообще-то высоту я любил, мне было на дереве комфортно и спокойно до тех пор, пока не раздался хруст, и я не схватил Джо за бедро, наивно надеясь, что это спасет нас от стремительного падения на землю. На землю – это если повезёт, а если нет, то переломаем позвонки о железную крышу трейлера, точнее, переломает Рей, так как он залез на метр выше. Принимаю из его рук орущее мохнатое маленькое чудовище, прижимая к своему плечу и удерживая свободной рукой. Перепуганный котенок с такой силой впивается когтями в кожу, что мне приходится закусить губу, чтобы не взорать вместе с ним – очень как-то это получилось неожиданно. Юркий, как кузнечик, Джо, начинает спускаться так быстро, что ветки под ним хрустят и ломаются сразу, как он убирает с них руку или ногу.

– Не торопись, Джо… – Только и успеваю пробубнить я, понимая, что ему мои наставления что шли, что ехали, он не видит в таких скачках никакой опасности и чувствует себя как рыба в воде, хотя уже успел схлопотать за всю свою двенадцатилетнюю жизнь несколько переломов, среди которых был довольно-таки серьезный. Мне с котёнком спускаться сложнее, так как одна рука занята, и я уж точно не спешу, внимательно глядя на места, куда планирую переставлять свои ноги, но всё равно оказываюсь на земле раньше Джонатана, радуясь тому, что мы, во-первых, обошлись без травм, во-вторых, спасли животное. Что с ним делать по итогу никто из нас не знал, я думал, что может быть, получится оставить его в трейлере у Джо, но ему самому то жрать обычно нечего, какой уж тут кот. Кстати, надо проверить будет, он это или она.
– Не знаю, – растерянно бормочу в ответ, продолжая успокаивающе гладить животное, притихшее у меня на плече. – Для начала надо отнести его в укромное место – к тебе домой, дать воды или молока, что-то покушать. Но он, наверное, слишком напуган и не будет есть. Затем надо найти ему новый дом. Может, ты можешь оставить его себе? Будешь о нём заботиться, дисциплинируешь себя, – Джо и дисциплина и рядом не стояли, но всегда же всё начинается с одного маленького шага в верном направлении, да? – У тебя есть молоко? На, неси его в дом, – я искренне считал место пристанища друга – старенький трейлер, расположившийся в парке и скрытый за рощей подальше от любопытных глаз и приличных кварталов нормальным домом, не так уж в нём было ужасно, как считал сам Джонатан, и как не хотел показывать это место в самый первый раз, когда я попросился к нему в гости. Хорошо, что ещё два года назад я дал ему понять, что просто так от меня не отделаешься. – Если молока нет, я сгоняю в уолл-маркет, я быстро! – И показываю свою готовность бегом метнуться туда и обратно, чтобы купить для которебёнка всё необходимое.

Взять к себе котика я не могу – у моей матери жуткая аллергия на шерсть, потому у нас в доме нет никаких животных. Стоит мне заикнуться о том, что я хочу собаку или кота, как она демонстративно начинает капать какие то капли себе в глаза и причитать о том, что я неблагодарный и хочу свести её в могилу своими капризами, так что я перестал просить животное, смирившись с тем, что у меня его никогда не будет.

[nick]William Tunney[/nick][status]я тебя никогда не забуду[/status][icon]https://i.imgur.com/ZIVZpMv.png[/icon][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/FkPCEYp.png">[/pla][lz1]УИЛЛ ТАННИ, 14 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьник<br><b>my summer:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=44873#p4396798">joe</a>[/lz1]

+1

8

Уилл прижимает к себе котенка так бережно, как будто всегда только этим и занимался. Хотя, пару месяцев назад мы доставали щенка из коллектора, и он был таким же уверенным. Наверное, именно это я в нем так сильно и любил: то, что он никогда не метался и не паниковал, всегда выбирал оптимальный вариант из всех. Он был так не похож на меня, и я был от этого в восторге. Он словно якорь, что удерживал меня на месте, когда меня почти сносило течением в какую-то другую сторону. Может, в первое время я старался отделаться от этого всего, но очень быстро сдался, потому что Уилл сделал все, чтобы рядом с ним я чувствовал себя равным. Пусть и младшим, но равным. Это сложно объяснить, но он никогда не показывал, что между нами есть какие-то внешние различия, вроде уровня жизни и привычек. Он так органично готовил омлет на моей кухне, как будто делал это всегда, и ни разу не морщился от убогости обстановки. На тесных кроватях в спальне мы могли до середины ночи болтать обо всем на свете или читать с фонариком книги или журналы. С ним я узнавал так много нового, как будто он осторожно раздвигал границы моего привычного мира, показывая, что находится за ними. То, что я до этого не видел, погруженный в свою злость и обиду на весь мир. Только ленивый в школе не прохаживался по моей матери или отцу, по тому, что свою одежду я донашиваю за братом, то, что даже мой папаша не уверен, что я от него. Все это выводило меня из себя всегда, заставляя с кулаками бросаться обидчика. Я был уверен, что только так можно отстоять свою правоту, что только так я смогу защитить себя. А Уилл… Уилл показал мне, как можно не вспыхивать от малейшего тычка, он медленно учил меня не бросаться сразу в драку, стоило мне услышать хоть что-то оскорбительное. И да, он был прав, потому что ничего невозможно решить кулаками. Меня не начинали уважать из-за того, что я разбивал кому-то нос, меня лишь еще больше травили, чтобы понаблюдать, как я бешусь. Он менял меня, может быть не слишком заметно для него самого, но менял.

Ветки под моими ногами хрустели и норовили обломаться, но в этот раз мне действительно повезло не скатиться кубарем на землю. Ходить снова с гипсом не самая приятная перспектива. Спрыгиваю на зеленую траву сразу после Уилла, касаясь пальцами пушистой спинки котекйки. Тот весь прижался к моему другу и затих. Его супер способность – это дарить всем уверенность. Уилл поглаживал его машинально, явно раздумывая, куда теперь его девать. Снова выбросить, чтобы его растерзали собаки или он умер от голода? Я бы не смог. Мне всегда такое давалось очень сложно, мне хотелось, чтобы хотя бы у них жизнь сложилась лучше, чем у меня. Любящий дом, заботливые руки, а не дерево и злющие псины внизу. Его слова цепляют меня, но я понимаю, что не способен ухаживать за таким маленьким существом. У меня в доме вечно пьяный отец, который либо раздавит малыша, либо начнет кидать в него бутылками. Качаю головой, опуская подбородок – мне бы хотелось, но… Слишком много «но» в моей жизни. – У меня есть немного сливочного мороженого, оно сойдет за молоко? Уилл протягивает мне малыша и тот снова начинает пищать и сучить своими маленькими лапками. Никто не хочет отрываться от моего друга, я бы тоже сучил лапками и пищал, но пока он рядом. Мы идем к дому (ну то есть к ржавом трейлеру, чья дверь все время пытается отвалиться при попытке ее открыть ключом. Так что там почти всегда открыто, тем более и воровать-то у нас нечего. – Мой отец убьет его, Уилл. Я не смогу его оставить. – Говорю тихо, потому что мне стыдно. Стыдно от того, что я не способен даже позаботиться о маленьком котенке, которому всего-то и надо, еды и теплого места для сна. Но у меня даже и этого нет. – Брат как-то пытался притащить домой щенка, это очень плохо кончилось. – Я был тогда совсем мелким, но отчетливо помню истошный визг малыша и пьяный ор папаши. Я должен был тогда что-то сделать, но я был слишком мал. Я усаживаю мелкого на стул, пока ищу блюдце, чтобы положить ему немного мороженого вместо еды. И чистой воды в суповую тарелку. Мисок у нас не было, но пока и так сойдет. Котенок есть не хотел, вернее, нервничал слишком сильно, так что я просто намазывал ему носик мороженным, а тот слизывал его, умываясь. Пусть хоть так, но поест. С водой будет посложнее, но, я надеюсь, что ему уже будет не так страшно. – Он довольно сообразительный для своего возраста, только нужно протереть глазки, а то они немного текут. – Я говорю слишком быстро, пытаясь найти на этой чертовой кухне хоть один пакетик чая, чтобы заварить его в качестве компресса. Конечно, не крупнолистовой, но выбирать не приходилось. – Как бы ты его назвал? – Смотрю на внимательные голубые глаза котенка, который вымыл уже всю мордашку. – Мне нравится Баззи. Ему бы подошло. – Улыбаюсь, проводя кончиками пальцев между его ушей: малец даже не увернулся, но лизнул себе щеку, явно выпрашивая еще еды. Сколько же он не ел? Сколько же он просидел там один? Но теперь с ним все хорошо, осталось только найти ему дом. Любящий дом, где ему ничего не будет грозить.

[nick]Jonathan Ray[/nick][status]ничей[/status][icon]https://imgur.com/UteN0hY.png[/icon][lz1][LZ1]ДЖОНАТАН РЕЙ, 16 y.o.
profession: школьник, разнорабочий;
[/LZ1][/lz1]

+1

9

Мне бы очень хотелось, чтобы малыш остался в Джонатаном, ему не помешает найти кого-то, кто нуждается в его заботе. Котёнок помог бы ему дисциплинироваться и научиться нести ответственность не только за свою жизнь — а Джо как мог, открещивался от неё — но и за жизнь маленького существа рядом. Я очень любил животных, и когда гладил этот комочек, успокоившийся от моих чутких прикосновений, то и сам испытывал какое-то непонятное умиротворение, будто бы он забирал мои тревоги и уносил их далеко-далеко. А что чувствует мой друг, когда гладит кого-то такого крошечного и так отчаянно нуждающегося в нём? Ему так же приятно и хорошо? Наверное, я именно поэтому отдал безымянного котика ему, чтобы дать распробовать это чувство повнимательнее. Джо и сам очень ласковый, добрый парень, пусть и скрывает это от всего мира, прячась за пуленепробиваемой стеной агрессии, ведь стоит на него посмотреть как-то не так, как он привык, и у парня уже сжимаются кулаки, а вена на шее начинает пульсировать. Сложно ему с таким темпераментом придётся в будущем, но то, что заложено в нас генами предков, вряд ли можно скорректировать воспитательными беседами, я понимал это, и принимал своего друга таким, какой он есть, с его неконтролируемыми вспышками эмоций, с его яростью, направленной на каждого недруга в этом квартале, с его внимательностью к тем, кто слабее. Знаете, а Джонатан ведь, если вдуматься, никогда не нападал первым, он только защищался, отстаивая свою честь, достоинство и ценности, только вот не всегда на него нападали, и не всегда требовалось тут же лететь с бешенными глазами в драку, сбивая костяшки пальцев. Думаю, что пройдет время, может быть, долгие годы, и он станет спокойнее, уравновешеннее и терпеливее.
Сливочное мороженное в разы лучше молока, ведь он жирнее, а значит, питательнее, и к тому же немного похоже на сметану, а в моём представлении, все котики любят этот воздушный и вкусный молочный продукт. — Ага, думаю, что мороженное нам подойдёт, — мне нравится наблюдать за тем, как старательно Джо справляется с котиком, и пусть тот снова размяукался в полную мощь своих кошачьих лёгких, другу удаётся с ним совладать и заставить снова затихнуть на руках. Он бы точно смог поладить с любым животным, но, почему-то, мне кажется, что больше всего ему подошёл бы верный пёс или лошадь. У меня есть свой личный вороной конь, его зовут Оствинд, и я лелею мечту однажды привести Джо на конюшню и познакомить со своим единственным питомцем. Конечно, я вижу его всего два раза в неделю на ранчо, где занимаюсь конной ездой, но он мой, подаренный родителями на двенадцатилетние, как раз за пару месяцев до того, как я познакомился с Джонатаном Реем.

— Оу, — чувствую себя виноватым за то, что поднял эту тему. Я знаю, что отец у Джо не очень хороший человек, точнее, очень нехороший, но я никогда не встречался с ним лицом к лицу, потому что тот или сидел в тюряге, или где-то шатался до позднего вечера, так что я не понимал весь масштаб пиздеца, творящегося внутри трейлера, когда он оказывался там, а если бы понимал, то моё сердце разрывалось бы от боли и невозможности помочь. — Да, прости, я не подумал. — Джо рассказывает про щенка, и по моим удивленным и напуганным глазам видно, насколько я в шоке, не хотелось бы, чтобы пушистого малыша настигла такая же участь, однако, оставить его на улице было бы тоже бесчеловечно. Пока дома у Джо никого нет, мы всё-таки заносим животное туда, усаживая на стул. Друг мечется по мизерной кухне, доставая мороженное и гремя суповыми тарелками, но, наконец, мы обеспечивает котёнка всем необходимым. Познания Джонатана в уходе за детёнышами домашних животных меня приятно поражают, он в курсе, что слезящиеся глаза нужно промывать заваркой, и у улыбаюсь, поднимая на него взгляд. — А откуда ты это знаешь? У тебя уже были кошки? — Хоть бы снова не задеть триггерную тему, но не спросить я не могу, мне правда хочется знать о своём друге как можно больше всего, ведь мы так не похожи друг на друга, от этого любопытство буквально раздирает меня изнутри. Парень мотает головой и отвечает, что просто знает. Может, он слишком увлечен этим меховым комочком, а может, за его коротким жестом и правда нет никакой поразительной истории.

Фантазия на имена у меня была скудная, коня мы покупали уже с именем, он был проблемным, слишком агрессивным, и никто не хотел его брать, но как только я зашёл к нему в стойло, то понял, что он — моя родственная душа, а ещё он не попытался меня растоптать, и тогда родители согласились приобрести его. Я растерянно пожимаю плечами, но Джо выпаливает имя быстрее. Баззи, звучит интересно, откуда он только откопал это имя?
— Мне тоже нравится Баззи. Ты придумал имя коту! — Моему коту, но только я об этом ещё не знаю. Я привезу Баззи домой, умоляя мать продержать его один вечер, пока моя одноклассница не поможет разместить объявление о пристройстве в социальных сетях, а потом не возьмет его на передержку, но Эллен в этот вечер не выйдет на связь, а позже окажется, то она на две недели уехала с родителями в Дубаи, поэтому до их приюта достучаться сразу не получится, а когда её семейство вернётся в Калифорнию, мы с отцом так привяжемся к Баззи, что никому не захотим его отдавать, а матери придётся с этим смириться и запастись таблетками от аллергии. Я не мог и не хотел отдавать животное, имя которому придумал мой друг, да и сам Баззи жутко на него походил характером, такой же энергичный, кусачий и драчливый кот.

- конец -

[nick]William Tunney[/nick][status]я тебя никогда не забуду[/status][icon]https://i.imgur.com/ZIVZpMv.png[/icon][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/FkPCEYp.png">[/pla][lz1]УИЛЛ ТАННИ, 14 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьник[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Баззи. Начало.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно