полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Пил и курил, зажигал и гасил


Пил и курил, зажигал и гасил

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Обычный студенческий вечер.

0

2

Это было великолепно. Серьезно, такого угара у нас давно не было, и я чувствовал бы себя восхитительно, если бы не чудовищное похмелье. Во рту не просто нассали кошки, но и там же сдохли, завещав не хоронить себя, а дать истлеть полностью. Голова раскалывалась, как будто мозг пытался раздвинуть кости черепа, чтобы задорной лужей вылиться наружу. Каждый звук превращался в адовое насилие над моими перепонками, и я не сразу смог открыть глаза. Слишком яркий свет, даже через шторы, так что мне потребовалась пара минут и десяток матерных слов, чтобы осмотреть последствия вчерашнего беспредела. Странно, что охрана не пришла спрашивать, все ли у нас в порядке, потому что даже наводнение и землетрясение не смогли бы так изувечить этот трехкомнатный номер. На потолке, на самой люстре, болтались, как флаг о капитуляции чьи-то белые трусы. Учитывая уровень вчерашнего накала, они могли быть чьими угодно. Может и моими. Я провел рукой по своей бедру до талии и убедился, что мое белье на месте. Уже хорошо. Со мной в постели лежало несколько таких же пьяных и счастливых тел, опухших и помятых. Наверное, мы все же слегка перегнули, но я просто радовался тому, что это не моя квартира и убирать тут после пивного попоища, не мне. Хотелось пить, и я схватил ближайшую синюю бутылку минералки, стоящую на полу. Дам оставалось буквально две капли, так что пришлось отправиться на поиски источника жизни. Он нашел в ванной, стоило лишь открыть кран. В джакузи лежало сразу два голых тела, хорошо, что они додумались спустить воду и принести на свое странное ложе одеяло. Я не стал их будить, спокойно напившись до состояния капитошки из презерватива, и пошел искать свои вещи по номеру. Задача предстояла не самая легкая, учитывая то, что на каждый квадратный метр помещения приходилось слишком много людей. В кресле калачиком свернулась Полли, на которой из одежды только полосатый купальник. Видимо, она была третьей в той джакузи, но места на ночлег ей так и не досталось. Укрыть ее хотя бы чьей-то футболкой никто не додумался в силу того, что после часа ночи думать не мог уже никто. И самым интеллектуально развитым существом в помещении был грибок за плинтусом. Венец эволюции и свидетель морального разложения.

Из одежды на мне только трусы, и судя по размеру – не мои. Ну хотя бы так, нечего жаловаться. Не сверкаю голой жопой бесплатно, и хорошо. На ковре разлито что-то липкое и красное, я ненароком наступаю туда пяткой, тут же одергиваю ногу. Возможно тут есть еще минные залежи того, что не удержалось в желудках моих приятелей. Мельком смотрю на телевизор: он цел, что хорошо. Плохо то, что он стоит в душевой кабине, с полным поддоном воды. Есть вероятность, что стоимость техники все же придется оплатить, несмотря на внешнюю целостность. Хотя, можно быстро его просушить и повесить на место, сделав вид, что все так и было. Звучит как отличный план, я даже похвалил себя за это. Все равно лишних денег ни у кого тут не было, все было спущено на алкоголь и аренду апартаментов, просто потому что желающих предоставить свое жилье под вечеринку не нашлось. Я просто радуюсь тому, что убирать этот срач не мне.

+1

3

Моя смена начиналась, как всегда, в восемь утра, но на рабочем месте нужно быть за полчаса до того, как приступишь к трудовому дню, ведь перед тем, как начать один за одним убирать номера, нужно сначала добежать до комнаты, отведённой горничным, забрать свою идеально выглаженную, пахнущую свежестью форму в полиэтиленовом чехле, переодеться. Попутно посплетничать со своей лучшей подругой Анной, которой доверено прибирать номера класса люкс, в то время как мне все ещё доверяли только эконом класс, и как назло самые сложные, в которых какие-то малолетки безбожно бухали, отмечая очередную сдачу экзамена или день рождения, и не важно, что был он у них по три раза в сезоне!

Тебе сегодня не повезло, – Солис сочувственно качает головой, кладя руку мне на плечо, и я понимаю, что эта смена не сулит ничего хорошего. Мало того, что я опаздывала на пятнадцать минут и лишусь своей утренней порции кофе с молочной пенкой и карамельным сиропом, который мне на кухне любезно наливал Хуан Диего, так ещё и Анна нагнетает обстановку, явно намереваясь сообщить мне что-то, что ниже плинтуса опустит мотивацию.
Я видела, как вчера после шести в 205-ый заселялась компания студентов, их было человек двенадцать, не меньше. С виду приличные, но Кайла сказала, что несколько раз пыталась вызвать к ним охрану, потому что разгул они там учинили страшный, но управляющая каждый раз сдерживала этот порыв, так как ребятки не поскупились на чаевые. Но то было вчера, и они были трезвые, – я жалобно заскулила, падая задницей на скамейку и закрывая лицо руками. Этот довольно большой номер всегда поручали убирать мне, и там постоянно творилось что-то ужасающе пьяное! Это логично, ведь кто будет снимать трехместные апартаменты по приемлемой цене? Такой номер идеально подходил для студенческих вечеринок.
– Я справлюсь, – салютую подруге и подхожу к своей тележке, чтобы посмотреть, правильно ли её укомплектовала главная горничная. Раньше я не обращала на это внимания, но потом поняла, что разумнее посмотреть сразу, чем бежать со второго этажа за дополнительной парой перчаток или средством для чистки окон. Всё было на месте, и, толкнув тележку, я покатила её по извилистым коридорам до лифта цокольного этажа, откуда я поднимусь на второй, чтобы улыбаться посетителям и сиять, ненавидя каждого из них за своей сладкой лживой улыбкой. Я не любила работать, и будь моя воля, не делала бы этого никогда, но у моего парня не было стабильного дохода, так что устройство в «Хаят Риджерси» стало для меня счастливым билетом в нормальную жизнь. Это была лучшая сеть отелей в Сакраменто, поэтому я, превозмогая свою лень, старалась быть сносным работником, и вот, спустя четыре месяца, наконец-то перестала косячить на каждом шагу и задавать глупые вопросы. Мимо кухни почти пробегаю, чокая каблуками и машу рукой Хуану Диего, желая хорошего дня.

– Увидимся на обеде! – Он кивает, возясь над огромной раковиной и посудомоечными машинами, а бегу дальше. На первом этаже выхожу, чтобы поздороваться с Кайлой и взять у неё привычный подарок – три конфетки с ликером – одна из которых отправляется мне в рот, а ещё две в карман. – Доброе утро, милая, и спасибо! – Дальше мне надо забежать в кафе при отеле и взять свежую прессу для постояльцев. Очаровательный бармен Эллиот рад мне, мы обмениваемся парой дежурных фраз, и стопка ещё пахнущих типографской краской газет «Нью-Йорк Таймс» падает на поверхность телеги, теперь нужно приступать к уборке номеров.

Плетусь в 205-ый, как на эшафот, пытаясь вообразить, насколько смело там в эту ночь отрывались постояльцы. Если бы это были солидные люди лет за сорок, всё было бы гораздо проще: у них не такие здоровые печень и сердце, и отползают спать они ещё до полуночи, но студенты… Как я их ненавидела! Эти сучьи твари могли отжигать до рассвета, ползая в собственной блевотине и засовывая свои члены в любые отверстия, потому что весна, гормоны и все прелести возраста до двадцати пяти. Я и сама любила поебаться, что уж греха таить, но никогда не оставляла после себя такой срач.
– Уборка номера! – Стучу в дверь несколько раз, громко заявляя о своём прибытии, но, что ожидаемо, никто мне не открывает, так что я использую ключ-карту, чтобы попасть внутрь. Первое, что сложно не заметить – запах блевотины и перегара. Второе – играть в игру «сосчитай гостей» было не сложно, они валялись на диване в гостиной, в спальне, и даже в ванной, но там я их, конечно, ещё не заметила. – Доброе утро, сэр, – этому рыжему сопляку лет двадцать от силы, какой он нахрен сэр, но этикет обязует относиться к нему с почтением и вежливостью. Стараясь не выдавать своего ахуя, повторяю, как ни в чём не бывало. – Уборка номера! Я могу начать её сейчас или зайти попозже, как вам будет удобно, – не понимаю, зачем прибирать этот номер в такую рань, но таков наш порядок. Клиент должен открыть глаза и увидеть безукоризненную чистоту. Ненавижу вас, придурки. – Свежая пресса, – хочу положить газету на кофейный столик, но по нему разлито красное вино, так что ограничиваюсь тумбочкой у входа. – Конфеты, – ставлю вазочку с ними тоже в коридоре, обычно их никто не съедает и после уборки я забираю их себе. – Может быть, вы хотите чая или минеральной воды? – Я бы вызвала им вытрезвитель, но могу только официанта с завтраком.

[nick]Polly Rhodes[/nick][status]сахарная вата[/status][icon]https://i.imgur.com/eddIFzL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/DlTxQC4.gif https://i.imgur.com/K7vcXKz.gif https://i.imgur.com/SpwqlzX.gif https://i.imgur.com/gYYbu5K.gif[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/MkqMgOH.png">[/pla][lz1]ПОЛЛИ РОУДС, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> горничная в отеле hyatt regency[/lz1]

+1

4

Обычно такие попойки заканчивались пиздецом, и это было не исключением. Никто не хотел подставляться настолько, чтобы отдавать под пьяных студентов свое жилище. Помнится мне, что особняк родителей Нейта едва удержался на фундаменте, когда там прошла наша встреча. На самом деле ничто не предвещало того, что произошло, но теперь эта история прочно вошла в наш обиход, потому что с ней не сравнится ничто. Нейт очень хотел влиться в компанию, поэтому дождался отпуска родителей и пригласил пару человек к себе, чтобы потусоваться. Но эта пара человек распечатала флаеры, где написано было, что в доме Нейта будет самая большая вечеринка курса и приглашены все желающие. Яркие флайеры были разбросаны по всему кампусу, засирая собой все пространство. Только слепой не знал, что завтра будет масштабная вечеринка с алкоголем и прочими радостями. Естественно. к назначенному времени начали стекаться люди, и Нейт, о радушный хозяин, просто не ожидал того, что к особняку его родителей начнется настоящее паломничество. Вся дорожка перед домом была заставлена машинами, многие шли пешком, кто-то выгружал из багажника кеги с пивом. Это было похоже на то, как саранча уничтожает посевы: ничто не могло выжить после такого: вся трава на газонах превратилась в месиво, напоминая собой лишь плачущее небо под ногами, но никак не ровную и ухоженную лужайку. Клумбам не повезло еще больше – те, которые не вытоптали, те обоссали пьяные придурки, решившие сбивать струей нежные фиалки. Это в том момент им казалось действительно забавным, хотя таковым не являлось. Бедный Нейт не знал, что делать и куда бежать: в кубок, завоеванный отцом в хоккее кто-то уже плевал окурками, в комнате родителей на постели резвились парочки, а сам он прекрасно понимал, что ему через несколько дней конец. Он с тоской и грустью наблюдал за тем, как два футболиста студенческой команды откручивают от штатива телевизор, который планировали сбросить с крыши. Помешать он им не мог, так как шанс выхватить за то, что он мешает веселью, был не иллюзорный. А быть битым он не хотел совершенно, так что просто с ужасом наблюдал за тем, как дом, где он вырос, превращается в руины. Даже сейчас в этом засранном номере я отдыхаю, предаваясь всевозможным порокам, а тогда я и вовсе чувствовал себя в раю. Естественно таком, где апостол Петр сам наливал бы всем гостям виски, иначе к чему все это? Вообще нет никакого смысла. Тогда я плавал в бассейне, наблюдая, как из окон (вместе с выбитыми стеклами) на остатки газона сыпались вещи, родительская одежда, даже предметы искусства. Мне кажется, что было проще тот дом потом сжечь, чем отмыть и вычистить, учитывая, как много людей туда тогда забилось. Мне было весело, да и всем было весело, кроме Нейта. Впрочем, вписаться в компанию ему удалось, только он не был уверен, что оно того стоило. Родители отобрали его машину, а самому парню пришлось устроиться на работу, чтобы покрывать те расходы, что понесли родные. Да, они были богаты, но им не понравилось, как к деньгам относится из единственный сын. Он должен понимать их ценность. Пока он не заработал на свой дом, он не имеет права уничтожать дом родителей. Зато теперь та вечеринка считается эталоном отдыха. Лучше, чем тогда не было и не будет.

Горничная вошла в номер, не обнаружив на двери табличку о том, что не надо беспокоить. Мне кажется, ту табличку мы уже потеряли, поэтому искать ее бесполезно. Как она собиралась убирать номер сейчас, для меня было загадкой, но вдаваться в детали я не стал. Опять же, в чистоте продолжать кутить приятнее, чем любоваться на разводы блевотины на кафеле. Мы убрали ее, пожертвовав несколькими полотенцами, но не думаю, что она это оценит. – Да, проходите! Можете убрать вокруг тел? Знаю, это не очень удобно, на я не смогу их разбудить при всем моем желании. – Пожимаю плечами и отхожу в сторону, освобождая хотя бы середину комнаты. – А минералку где можно взять? Мне кажется, я сейчас умру от сушняка… - Улыбаюсь немного виновато, но совершенно не стесняюсь того, что стою перед ней в одних трусах с чужой жопы, босиком, и в окружении пьяных людей, которые только начинали просыпаться.

+1

5

  Я охуевала от того, какая картина развернулась у меня перед лицом, но ещё больше привело в замешательство то, что единственный проснувшийся гость не отказался от уборки номера. Обычно первых обход и уборка номером начинаются в девятом часу утра, но постояльцы после такой смачной ночи ещё дрыхнут к верху лапками, поэтому я захожу во второй раз ближе к обеду, кода протрезвевшие тела потихонечку начинают оживать, и как правило, они просят зайти меня попозже, потому что не хотят представать в таком неприглядном виде перед горничной, да и оживать неудобно, когда в твоей ванной кто-то отрешенно полирует зеркало или отдраивает блевотину с раковины. Может, и этому рыжику стоит намекнуть на то, что я могу заглянуть через пару часов, а то и ближе к вечеру, когда они окончательно воскреснут, собирая себя из пепла, и покинут апартаменты. Погром, конечно, не станет после них меньше, но прибираться будет явно комфортнее. Меня смущали эти полуголые туши студентов, валяющиеся на каждом квадратном метре в количестве двух штук.

– Мне точно стоит остаться, я… эм… могу зайти попозже, скажем, к двенадцати, когда ваши друзья проснуться, но могу и вокруг тел убрать, конечно же. – Политика «Хаят Риджерси», пятизвездочного отеля в Сакраменто, который входит в лучшую сеть хаятов в Калифорнии, такова – если гость хочет уборку, ты должна её провести, даже если надо стирать размазанное по кварцвинилову напольному покрытие говно. Впрочем, извергать биологические жидкости эти ребята предпочитали через рот, потому что рвотой и перегаром шмонило так сильно, что мне пришлось поморщить свой очаровательный носик. – Минералку сейчас организую, через пять минут после моего звонка официант принесёт её прямо в номер. Может быть, что-то ещё? – Кокетливо достаю из кармана конфету с начинкой из настоящего ликера, которую мне на ресепшн дала Кайла. Шоколад, обернутый в блестящую золотистую фольгу, таял во рту и лишний раз подчёркивал уровень сервиса в отеле. Сделав несколько шагов вперед, я протягиваю парню этот «бонус от заведения». В коридоре на тумбе осталась ещё целая горсть, чтобы хватило всем гостям. Возвращаюсь к входной двери, чтобы забрать тележку со средствами и вкатить её в гостиную, где бедный студент не знал куда себя девать, виновато слоняясь из одного угла в другой.

– Вы можете посидеть на диване, сэр, так вы не будете мне мешать, и да, может быть, с минеральной водой желаете что-то ещё? – Я подхожу к стационарному телефону, который расположился на тумбе под висящим телевизором и набираю короткий номер кухни. – Стакан минералки, пожалуйста, в 205-ый, наши гости вчера как следует повеселились, – акцентирую на этом внимание, чтобы на кухне всё поняли и привезли рыжику что-то ещё. Я не ханжа и прекрасно знаю, что такое улётный отрыв и похмелье на следующее утро, так что за сам разгул и разбой ребят не осуждаю, неприятно лишь то, что они хотят видеть (точнее, он, этот обаятельный рыжий пацан), как я убираюсь. Или просто не в курсе, что можно отложить уборку. Или не соображает ещё толком спросонья, кто его разберет?

Первым делом открываю все окна в гостевой зоне, чтобы проветрить помещение, изгоняя из него зловонный дух вчерашнего застоявшегося алкоголя, пота и рвотных масс, затем достаю с нижнего яруса тележки красивый голубой махровый и тёплый халат, кладя его около Майло на засранном диване. – Надо проветрить, пока можете надеть этот халат, чтобы не замерзнуть. – На всех гостей у меня, безусловно, не хватило бы сменной одежды (то, что было оставлено им в номере при заезде уже растащили, замарали и сделать хрен знает что, чтобы огорчить наших прачек).

Как только окна открыты и приток свежего воздуха обеспечен, чистая одежда предоставлена гостю, я достаю все свои средства для убойной очистки помещения, надеваю розовые перчатки и принимаюсь за кофейный столик перед диваном, на котором сидит Куинн. Он стеклянный и весь в разводах и присохших пятнах блевотины, перемешанной с вином, пивом и чем-то ещё, что я не могу дифференцировать по оставшимся следам. Справляюсь довольно быстро, обеспечивая юноше доступ к чистому, сверкающему столу. Хочу предложить ему включить телевизор, и обнаруживаю, что того нет на привычном месте на стене. Да, ущерб, нанесенный имуществу, не мои проблемы, при выезде тут всё проверят и запросят компенсацию, так что меня это не касается. – Что же вы отмечали, если не секрет? И на кого учитесь? – Раз уж Майлз всё равно сидит тут и не занят ничем особым, решаю поразвлечь его разговорами, если не захочет болтать, просто скажет мне заткнуться, и я сделаю это, поддерживая безупречную репутацию «Хаят Риджерси».

В дверь номера раздается стук – о, это приехал заказ рыжего мистера!

[nick]Polly Rhodes[/nick][status]сахарная вата[/status][icon]https://i.imgur.com/eddIFzL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/DlTxQC4.gif https://i.imgur.com/K7vcXKz.gif https://i.imgur.com/SpwqlzX.gif https://i.imgur.com/gYYbu5K.gif[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/MkqMgOH.png">[/pla][lz1]ПОЛЛИ РОУДС, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> горничная в отеле hyatt regency[/lz1]

+1

6

Пить следовало бы поменьше, если честно, и чем чаще я просыпался в подобных местах, тем отчетливее понимал, что пора бы завязывать. Но таки мысли посещали меня исключительно после пробуждения, когда я не понимал кто я, где я, что со мной происходит и почему во рту так насрано мышами или каким-то другими животными, которых я в своей жизни не ждал. Песца, например, но этот меховой пидор приходил без очереди и тогда, когда ему этого хотелось. Сейчас я понимал, насколько помятым и пожеванным выгляжу, но при этом мне было явно куда лучше, чем любому из тех, кто валялся по всем апартаментам без сознания. Хорошо бы никто не умер при этом, потому что в глубине подсознания моего пряталась история одной нашей не самой удачной попойки на первом курсе. Которая грозила мне и всем присутствующим там статьей и далеко не условным сроком. Тот случай отдавался где-то на подкорке, как бы напоминая о том, что бухать в таких количествах нехорошо. Но тогда мы снимали загородный дом, чтобы соседи не вызывали полицию. Гениально, правда? Соседи не вызовут полицию из-за постороннего шума, если соседей не будет в радиусе нескольких километров. Устраивать вечеринку, где самому старшему не было и двадцати трех было не самым разумным, но мы тогда не думали ни о чем: пили, танцевали, разукрашивали друг друга краской. Я был вымазан золотом, как статуя в Версале, украшен тяжелой короной, и в принципе был одним из тех, кто превращал обычную попойку в самую настоящую магию. Мне нравилось создавать перфоманс, нравилось творить что-то новое, нравилось быть причастным к настоящему веселью, но в тот момент все вышло из-под контроля. В тот момент, когда мы уединились с Демианом, произошло что-то немыслимое: кто-то обнаружил на территории особняка тело. Это был один из наших сокурсников, который, видимо не рассчитал свои силы и захлебнулся рвотой. Мы тогда пиздец как перепугались, хотя и понимали, что нашей вины в этом не было. Его никто не убивал, это был просто несчастный случай. А мы были всего лишь детьми, пьяными, обдолбанными наркотой, детьми. Мы запаниковали и не знали, что делать, поэтому просто вынесли парня подальше в лес, закопав его на глубину в пару метров, засыпая травами и листьями. Да, мы пытались делать ему искусственное дыхание, мы пытались реанимировать его, но лишь сломали ему ребра. Это был конечно, поэтому мы просто решили никому не говорить об этом. Никто из нас его не видел. Никто больше никогда не упоминал его в разговорах. Все как будто бы забыли о его существовании, но при этом все помнили о нем и о том, что бывает. Однако, пить никто не прекратил, никто не остановился в своих юношеских развлечениях, никто не собирался терять ни единого дня своей молодости ради сомнительных моральных принципов. На его месте мог быть любой человек, каждый из нас мог захлебнуться своей рвотой на очередной попойке, так что то, что этим несчастным был именно Тим, было лишь случайностью. Стечением обстоятельств. Мне было жаль этого парня, но мы правда не могли предвидеть чем все закончится. Его так и не нашли, хотя по всему институту были развешаны его фотографии. Знаете, совесть можно засунуть куда-то очень глубоко, если есть такая необходимость. У меня она была, хотя я не горжусь этим. Мне, может быть, надо было сказать обо всем, мне нужно было поведать его родителям о том, где тело их сына, но я не мог. Я не хотел садиться в тюрьму за все, что я сделал в компании других пьяных восемнадцатилетних детей. Несчастный случай. Именно так я убеждал себя долгие месяцы, прежде чем смог убрать мысли об этом парне поглубже в сознание так, чтобы не спотыкаться о них.

- Я не думаю, что они в двенадцать будут более готовыми. Она сразу начнут пить и трахаться, и тогда убираться будет сложнее… - Я осматривал помещение, пытаясь привести в порядок волосы. Одна радость, что я был хотя в белье, а то было немного неловко. – И нет, мне только воды, пожалуйста, но не меньше ведра. Знаете, я настолько хочу пить, что меня не смутит даже половая тряпка в этом ведре. – Только когда открываются окна я понимаю, в каком смраде мы находились: воздух был пропитан алкоголем так густо, что опьянеть можно, даже если просто стоять в нашем номере полчаса. Я забираюсь с ногами на диван, кутаясь в халат, чтобы не постыть. В состоянии похмелья очень легко подхватить простуду, которая перетечет в затяжной бронхит. Мне болеть не хотелось, так что я натягиваю халат и смотрю на девушку, что убирает номер. Здесь явно хорошо платят, раз она соглашается на такую работу. Но отель действительно шикарный, вряд ли тут экономят на персонале. – Вы не поверите, но эти тела – будущее современного искусства и настоящая богема. Я учусь на художественном, а этот парень без штанов с носком на члене – будущий великий режиссер уровня Феллини. Мы недавно сдали курсовые и по этому поводу решили немного посидеть, пообщаться, но все как-то само собой вышло из-под контроля… - пожимаю плечами, как бы извиняясь за все, что тут произошло. Но мы правда не планировали рисовать на стенах томатной пастой, просто так творчество лилось из космоса, используя нас в качестве проводников...

+1

7

Я немного завидовала этим студентам, потому что сама была не старше их по большому то счёту – мне всего двадцать пять, и если бы после окончания школы я бы поступила в университет, то закончила бы его в минувшем году, так что смотрела на тела, хаотично разбросанные по номеру, как мешки с картошкой только без мешков, с нотками грусти. Я бы так хотела, чтобы моё лето тоже никогда не кончалось, лето в душе – когда ты молодой, свободный от рамок и условностей, раскрепощённый и можешь вот так запросто взять и снять апартаменты в лучшем пятизвездочном отеле в городе. Но мои будни ни шли ни в какое сравнение с летними деньгами юных художников, напоминая больше плачущее осеннее небо под ногами, если уж проводить параллель с временами года. А так хочется проводить свои деньки как стрекоза из известной русской басни: пропеть всё лето красное, а потом пусть кто-нибудь другой бы разбирался с моими проблемами, но у меня была только я, а счастливый билет в виде приглашения на работу «Хаят Риджерси» выпадает только один раз, второго такого не будет, так что я старалась, не изо всех сил, часто ленилась и халтурила, скидывая свою работу на других горничных, но всё-таки старалась. Именно потому, что работала я весьма и весьма халявно, мне давали самые отстойные номера с самими сложными посетителями. То есть, сами-то клиенты были нормальные, но побоище после них оставалось такое, что даже опытная горничная с многолетним стажем работы справится не быстро, что уж говорить обо мне, проработавшей в этом хаяте меньше полугода.

Я в тайне надеялась, что рыжий парень – единственный, кто был в сознании, почти бодр, весел и даже разговорчив, – попросит меня прийти попозже. До полудня я бы разыскала Анну и упросила бы её помочь мне, как всегда она это и делала, не в силах отказать, глядя в мои зелёные глаза кота из Шрека, они блестели, как бы моля подругу: «ну пожааааалуйста!», а она была очень доброй и никогда не отказывала. Между нами с ней была одна существенная разница: я белая американская девушка из самой обычной семьи, и если бы я не проебывалась по жизни на каждом шагу, то могла бы быть не хуже этих дамочек – управляющих, которые ходят по коридорам отеля в строгих костюмах и раздуют указания. У Анны Солис дела обстояли иначе – она была единственной дочерью своих малообеспеченных мексиканских родителей, жила в старом деревянном доме в пригороде Сакраменто с другой семьей, точнее не знаю, какой, но они тоже были иммигрантами. Её заработок в должности горничной улетал на раз-два, она содержала стареньких родителей, ветхий дом и никогда никому не отказалась протянуть руку помощи. Даже мне, такой безалаберной и безответственной стрекозе.

Так вот, чуда не случилось, и от уборки рыжик не отказался, а я стояла, чуть ли не всхлипывая от досады, ведь мой день начинался так хорошо: я почти без опоздания добралась до работы (пятнадцать минут для меня не в счёт), заказа по пути лавандовый раф, который мне приготовили в небесно-голубом картонном стакане, подписав его моим именем и пожеланием легкого дня, затем я забежала в маленький продуктовый магазинчик по пути и купила себе рожок сливочного мороженного, потому что обожала сочетания горячего кофе и этого тающего десерта. Немного испачкала своё платье, уронив на него парочку сливочных капель, но это был сущий пустяк, ведь работаю я всё равно в форме, а пятна к вечеру подсохнут и станут совсем незаметными для постороннего глаза. И вот теперь такой прекрасный денёк будет испорчен не проницательностью этого юного и обаятельного гостя, похожего на смазливого чертёнка.

– Я даже не знаю, с чего начать, – столик был меньшим из зол, и отмылся нашими убойными средствами достаточно легко, а вот с полами, кроватями, диванами будут проблемы. – Что вы, мы не подаём гостям воду с половыми тряпками, тем более таким красивым, – глупо хихикаю, потому что парнишка и правда забавный. Я сама часто находилась «по ту сторону тусовок», когда отдыхала на очередной школьной вечеринке, а не отрабатывала как ишак свои часы горничной. И не могу на него злиться, он всего лишь студент, который заплатил, чтобы насладиться и роскошным пространством, и чистотой, и сервисом. Когда я прибирала номер быстрее положенного по графику, то тоже могла звездой разлечься на кровати, представляя себя какой-нибудь богатой дамой и наслаждаясь своими фантазиями, жаль только, что через пару минут они заканчивались, и мне надо было убирать следующий номер. Этот гость был достаточно вежливым, приятным и не относился в обслуге, как к говну. В его голову я залезть не могла, но то, какое отношение видела, мне нравилось, так как я знала, что бывают и постояльцы раз в десять хуже и вреднее.
Я не разбиралась в искусстве, условно деля всё на две категории: «нравится» и «не нравится». Ясен пень, что фамилию Феллини я тоже слышала в первый раз в жизни, но виду не подала, демонстрируя юноше лишь искреннее восхищение и удивление.
– Всегда думала, что художники, студенты они или уже взрослые работающие люди – очень бедный народ, но чужой талант меня всегда восхищал. И вы заработали сами на съем этих апартаментов? Я точно не знаю, сколько они стоят, потому что нам никто такую информацию не разглашает, – перехожу в протиранию пыли с поверхностей влажной тряпкой и смахиваю её со скульптур розовым пипидастром, замечая скол на одной из фигур.

В дверь номера стучат, и я спешу официанту на встречу; он бы и сам спокойно зашёл в номер, пользуясь своей ключ-картой, но я люблю максимально не напрягать и не беспокоить гостей, так что беру разос с кувшином воды и двумя стаканами, благодарю Оливера и доставляю живительную силу, то бишь воду, к сияющему чистотой стеклянному кофейному столику.
– Ваша вода, сэр, – теперь ему стоит только руку протянуть, и он получит то, что так хотел, готовый игнорировать даже половую тряпку. Разобравшись с заказом, запинаюсь ногой о пудро-розовую шапочку для душа, снимая её с носка своей туфли и отправляя в пакет для мусора, прикреплённый к телеге.
Я изо всех сил пыталась оттянуть тот момент, когда нужно будет перестеливать постельное белье или мыть полы, но до этого итак было как до Китая раком по кактусам, для начала надо навести порядок в гостиной, отмывая все поверхности от переработанных остатков вчерашнего завтрака парней.

[nick]Polly Rhodes[/nick][status]сахарная вата[/status][icon]https://i.imgur.com/eddIFzL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/DlTxQC4.gif https://i.imgur.com/K7vcXKz.gif https://i.imgur.com/SpwqlzX.gif https://i.imgur.com/gYYbu5K.gif[/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/MkqMgOH.png">[/pla][lz1]ПОЛЛИ РОУДС, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> горничная в отеле hyatt regency[/lz1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Пил и курил, зажигал и гасил


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно