полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Новые соседи - это всегда лотерея, где ты проиграешь


Новые соседи - это всегда лотерея, где ты проиграешь

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Нимерия/Саванна

Самое сложное - это привыкнуть к новой жизни в новом статусе и в новом месте

[nick]Savanna Kyle[/nick][status]ой все[/status][icon]https://imgur.com/GwXEpfw.png[/icon][lz1][LZ1]САВАННА КАЙЛ, 29 y.o.
profession: начинающая домохозяйка
[/LZ1][/lz1]

+1

2

Грузовик подъехал к дому на Вистериа Лейн с опозданием на полчаса.  Саванна смотрела на то, как грузчики переносят в пустое жилище ее мебель, коробки с книгами и посудой… Осколки прошлой жизни. Переезжать в тихий пригород ей не хотелось, это была не ее идея, но увы, Дилан настаивал на том, что пора уже остепениться и перестать снимать квартиру в городе. Все приличные люди живут в богатых предместьях, с белыми заборчиками и идеально ровными газонами. Молодая женщина окинула взглядом одинаковые ряды участков, не понимая, что в этом может быть красивого. Дом большой, просторный, задний двор с небольшим бассейном и зоной для барбекю. Ей бы хотелось иметь такой дом не для постоянной жизни, а для отдыха на выходных. Но решал Дилан, и его мнение было важнее ее, так как платил за все это великолепие именно он. Он очень хотел войти в кружок респектабельных членов города, ездить на гольф в компании с местной элитой, обзавестись связями, которые в дальнейшем позволят продвинуться по работе. Не сразу муж признался, что такой дом им не по карману, так что он взял ссуду, чтобы погасить остаток стоимости. То есть жить в этом месте они будут еще и в долг, не вписавшись в собственный бюджет.

Теперь вот этот бесконечный переезд, которым руководить должна именно она, встречать машины, потихоньку распаковывать вещи, чтобы превратить эту большую и просторную коробку в настоящее уютное жилье. Когда она начинала встречаться с Диланом, между ними никогда не было разговоров о том, что они когда-нибудь променяют Фейрвью на что-то другое. Ей нравилось жить там, ходить на работу, утопать в заказах и чувствовать себя абсолютно счастливой. Дилан взял ее замуж именно такой: активной и живой, самодостаточной, но постепенно начал корректировать под себя. Саванна не сразу это заметила, не сразу поняла, как ее тогда ее еще парень, постепенно скатывается в классического самца, обрезая ей ее независимость манипуляциями и давлением. До этого таких серьезных отношений у нее не было, она просто не понимала, куда ввязалась, да и любила своего мужа. Смотрела на него и думала, что он тот человек, с которым она хотела бы прожить всю жизнь. Общие интересы, одинаковое чувство юмора, совместный досуг – все это разве не отличная основа для брака. Будущее они особенно не обсуждали, предпочитая строить его вместе без планов. И вот к чему это все привело: к тому, что Саванна стояла сейчас около дома с чашкой кофе и наблюдала за тем, как вспотевшие от тяжелой работы мужчины, заносят в дверь обернутый пленкой диван. Ей было грустно наблюдать за тем, как куски ее прошлой жизни никак не хотят становиться частями нынешней, но она упорно закрывала на это глаза. Потом, она потом подумает, что со всем этим делать. Пока есть дела поважнее6 разобрать хотя б пару коробок до прихода мужа с работы, чтобы не выслушивать очередную нотацию о том, что сегодня дом выглядит, как и вчера, а вещи так и лежат упакованными. Конечно, он устает на работе, ему простительно, но такое оправдание понемногу меркнет в своей значимости. Она же тоже уставала на своей работе, когда она у нее была, но у нее никогда не было необходимости высказывать претензии к партнеру…

[nick]Savanna Kyle[/nick][status]ой все[/status][icon]https://imgur.com/GwXEpfw.png[/icon][lz1][LZ1]САВАННА КАЙЛ, 29 y.o.
profession: начинающая домохозяйка
[/LZ1][/lz1]

+1

3

Жизнь на «Вестерия Лэйн» текла своим чередом. Старые жители покинули свои дома еще в две тысячи тринадцатого года, и с тех самых пор на озеленённую улицу в пригороде Фервью начали съезжаться самые разные люди. У каждого из них за спиной своя маленькая трагедия, счастливых и беззаботных среди нас не было. Четверо подруг, которые каждую пятницу собирались, чтобы сыграть в покер и обсудить соседей, четыре одинокие души, которые нашли покой в общении друг с другом.

  Селия – она приехала в пригород почти сразу, как только дом Солисов был выставлен на продажу. У неё есть муж и взрослый красавец-сын, Селия работает из дома, у нее всегда идеальная лужайка, идеальный лоск рыжих волос и манеры, она – первая леди нашего района.
Селена – владелица картинной галереи, ей тридцать пять, и она всего на год младше Селии. Светская львица, инвестор и просто роскошная умная женщина, приехала сюда в пятнадцатом году.
Затем я, и о себе мне рассказать почти что нечего: тридцать четыре года, мать-одиночка, воспитывающая двух дочерей-близнецов, им уже по семнадцать лет, и они проходят через все трудности подросткового возраста. Работаю на ставку психолога в местной школе, прекрасно пеку, занимаюсь йогой и иногда умудряюсь обыграть в покер своих подруг. Живу в доме, в котором много лет обитали Томас и Линнет Скааво.
Кайла – приехала всего полгода назад, она милая, очаровательная и очень юная девочка, ей всего двадцать четыре года. Мы пророчим ей карьеру модели, но она предпочитает флористику и фотографию хождению по подиуму. Она и сама как нежная майская роза, смотришь на неё и влюбляешься в её образ.
Ещё у нас была Дженни, она жива в самом мрачном доме, в котором постоянно что-то происходило. Всё началось ещё тогда, десятилетие назад, когда в нём Мэри Элис Янг пустила пулю себе в лоб, потом жители постоянно менялись, и дольше всех в нём прожила в итоге Дженни Чан, но и она была убита в начале лета на званном ужине, устроенном Селеной. Свет погас, а кого загорелся снова, наша подруга была мертва… Как вспомню, мурашки пробегают по всему телу, делая кожу гусиной. И вот теперь, спустя пару месяцев, в этот зловещий дом, снова собиралась заехать семья.

Грузовая машина плавно скользит колесами по дороге, и все мы подходим к своим окнам, чтобы узнать, кто станет очередным гостем (или, может быть, жертвой?) «Вистерия Лэйн»? На завтрак у меня были воздушные круассаны с шоколадно-вишневой начинкой и стакан свежевыжатого апельсинового сока. Обычно мы с Селеной бегаем по утрам, но сегодня я позволила себе полениться и отложить пробежку до завтра, или до послезавтра, наслаждаясь этим прекрасным июльским утром.

Фургон всколыхнул всех нас, и вот, я уже звонила Селии, нервно расхаживая по комнате возле большого окна и сжимая сотовый телефон. Отвечай же скорее, я знаю, что ты не спишь. Машина проехала мимо моих окон, но ещё не добралась и не доберется до Селии, лучше всего будет видно новых жителей Кайле, ведь дом Янгов находится прямо напротив её дома.

– Кажется, ещё одна рыбка попала в наши сети, – томным голосом шепчу в трубку своей рыжеволосой подруге. – Я всё узнаю, – Селия обещает тоже присоединиться, как только отправит ребёнка в школу. Кайла с утра на работе, её я беспокоить не стала, а Селена как раз на пробежке, надо обязательно опередить её и познакомиться с новой соседкой первой! В холодильнике на такой случай у меня всегда есть свежая выпечка – сегодня это яблочный штрудель с тающей влажной пропиткой, я убила на его приготовление четыре часа, и он обещает сразить самую привередливую даму наповал, не давая пути к отступлению.

Складываю десерт, нарезанный на идеально ровные кусочки в плетёную корзину, накрываю сверху белоснежной салфеткой и спускаюсь на первый этаж. Дети уже уехали в школу, а мужа у меня нет, так что я ни перед кем не отчитываюсь, энергично направляясь к дому, где рабочие во всю трудятся, занося мебель и объемные коробки.
– Добро пожаловать на «Вистерия Лэйн», меня зовут Нимерия, вот, это приветственный подарок от меня и моих подруг, – протягиваю Саване корзинку и знаю, что почти из каждого дома на этой улице за нами сейчас наблюдают внимательные хитрые глаза.

[nick]Nimeria Timmermans[/nick][status]все мы – просто стекло[/status][icon]https://i.imgur.com/ib9XhV0.gif[/icon][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/vSwuvmJ.png">[/pla][lz1]НЕММИ ТИММЕРМАНС, 34 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьный психолог[/lz1]

+1

4

Еще рано признаваться самой себе в том, что твоя жизнь не настолько идеальна, как кажется всем на первый взгляд. Другие видят лишь красивую картинку, ухоженный фасад, выкрашенный яркими красками, улыбки, натянутые на лица соседей, но никто не знает, что же творится внутри этих красивых и роскошных домиков. Какие драмы происходят внутри, и есть ли что-то в мире, что может быть честным и правдивым.

Саванна не стремилась на Вистериа Лейн, она никогда не ощущала себя жительницей пригорода и не особенно горела желанием вкладываться в такую дорогую покупку. Но ведь не это было самым страшным, а то, что ей приходилось жертвовать своей социальной жизнью и реализацией ради своего мужа. Он был хорошим парнем, правда, но искренне считал, что он зарабатывает достаточно (вернее, хочет зарабатывать достаточно), чтобы его карьера была куда важнее, чем ее. Да, Саванна была самостоятельной женщиной, со своей работой, своими мечтами, своими друзьями, но именно ей по мнению Дилана, это все не имело особенного значения. Они заживут респектабельной парой, она станет его тылом, а он заведет нужные связи и продвинется в своей адвокатской деятельности дальше. Он был молод и полон амбиций, но он совершенно не спрашивал свою женщину о том, чего хоте она, хотя она неоднократно и громко повторяла, что ее жизнь – в Фейрвью. Она не в пригороде, не там, где до ближайшего магазина нужно ехать, где ты сидишь в своем роскошном доме, отрезанная от всего мира. Ее никогда не прельщала такая жизнь, но глаза влюбленной женщины слепы, а Саванна была простой женщиной, которая хотела счастья, и пока никак не понимала, что совершила ошибку. Ей это казалось, пусть и неприятным, но стартом в новую жизнь. Дилан говорил, что ей хватит изображать девочку, пора принимать важные решения и становиться хозяйкой дома. Он говорил так убедительно, что она ему поверила. Да, онах отела ему верить и верила, ведь они были одной семьей. Да, он не брал внимание в то, что ей пришлось оставить работу, переключаясь на временные заказы. Но даже такое положение дел его не устраивало. Он был уверен, что мужчина не может называться мужчиной, если он не обеспечивает своей женщине такой уровень жизни, чтобы ей не приходилось работать. Здесь было мало жен, которые имели какой-то источник дохода, кроме заработка мужа. Саванне было непросто привыкнуть к тому, что она живет на чужие деньги, но Дилан успокоил ее и сказал, что так правильно. Так делают все. Она что, не доверяет ему? После этого она замучилась виной, что позволила своему мужу сомневаться в себе. Конечно же, она ему доверяла, так что на следующей день аннулировала аренду на свою квартиру и окончательно перебралась к нему, отрезая еще один корень, который держал ее на свободе. Но к чему ей свобода, если ей уже почти тридцать и ей нужна семья, как у всех. Пусть она и не готова, но это неизбежный этап, проще покориться и дать своему партнеру решать за вас обоих, раз ты сама не можешь принять решение. Мать дала ей тот же совет, и порадовалась тому, что Саванна наконец-то, будет нормальной женой, а скоро – и матерью. Но для самой молодой женщины все проходило слишком быстро, она не была готова к тому, что нужно так радикально и кардинально менять свою жизнь. В глубине души она грустила по всему, что требовалось оставить, чтобы двигаться вперед. Правда она не учитывала того момента, что вперед двигался исключительно Дилан, а она шла за его спиной туда, куда нужно ему. Но, так делали все женщины, почему у нее что-то должно быть иначе?

Но внутри что-то скребло, пока рыжая наблюдала на тем, как выгружают ее мебель, в дом, который даже не она выбирала. Они, конечно, были в браке, но Дилану хотелось принимать все решения. Он уже сейчас ощущал себя одним из этих богатеев, что теперь будут у него в соседях. Рановато, но он, видимо, думал, что так быстрее войдет в новый круг. Это Саванна пока еще не знала, что он собирается купить абонемент в гольф-клуб за тридцать тысяч долларов, которых у них пока не было. Она бы с ума сошла, если бы узнала, но муж не собирался ставить ее в известность о покупках с общего кредитного счета. Зачем ей знать о таких вещах? Незачем, это исключительно его потребности, причем необычайно важные. На досуге он рассматривал наборы клюшек для гольфа, собираясь купить такие, чтобы было не стыдно показаться среди мужчин с уровнем дохода выше среднего. Дилан отчаянно не хотел казаться среди них простаком и был готов на многое, чтобы стать своим побыстрее. А вот ей нужно было стать своей среди местных домохозяек, чтобы через них попадать в нужные дома. Именно это ей сказал муж, когда поцеловал ее утром, перед уходом на работу. И именно это она понятия не имела, как сделать.

Но делать ей ничего н пришлось, ведь на пороге появилась улыбающаяся красавица с корзинкой, накрытой белой салфеткой. Рыжая моргнула глазами, не понимая цель визита, и только после приветствия поняла, что это свежая выпечка ей в подарок с столу. Из корзинки пахло просто божественно, интересно, где тут кондитерская, где выпекают подобный шедевр. Только сейчас Саванна поняла, что не ела с самого утра, и приветливо улыбнулась гостье, протягивая руку для пожатия. Она не знала, как тут находят друзей, но то, что люди пришли к сей сами ее радовало. Оставаться в дверях было неудобно, как и просто распрощаться. – Очень приятно Нимерия. Не хотите ли войти? У меня, правда, распаковано только пара стульев и кофеварка, но я могу угостить вас напитком, раз уж вы принесли к столу такую красоту. – Саванна не имела понятия о том, правильно ли она все делает, или ей стоит вести себя как-то иначе. И лучшим, по ее мнению, в такой ситуации была правда. – Я впервые буду жить в пригороде, и пока не знаю как тут все устроено. И сразу извините за бардак, сами понимаете, переезд это очень нервное дело, и он почти весь на мне. Когда мы окончательно все разберем, то хотели бы пригласить вас на ужин, только готовлю я неважно. - Девушка улыбнулась, проходя теперь уже в свой дом, в пока еще пустую кухню, оставляя корзинку на столе, пока засыпает кофе в аппарат. - Вам покрепче?

[nick]Savanna Kyle[/nick][status]ой все[/status][icon]https://imgur.com/GwXEpfw.png[/icon][lz1][LZ1]САВАННА КАЙЛ, 29 y.o.
profession: начинающая домохозяйка
[/LZ1][/lz1]

+1

5

Как уже было сказано, на Вистерия Лэйн, элитную спокойную улицу на окраине Фэрвью, не приезжают счастливые люди, у каждой семьи, въезжающей в только что купленный дом, свои тайны и скелеты в шкафу, все они куда-то бегут в надежде начать новую жизнь, спрятаться от проблем или липких, удушающих ошибок прошлого. Чего только не видела Вистерия Лэн: тут прятались террористы, насильники и их несчастные жены, здесь женщины лечились от алкоголизма, а их дети от «гомосексуальности». О да, Вистерия Лэйн была поистине щедра на самые разные события; были и те, кто прожил здесь всю свою жизнь, а были те, кто сбегал, не выдержав и года. Нимерия Тиммермас, лелея свои самые страшные секреты, жила тут пять лет, и, к своему удивлению, сначала быстро влилась в компанию старожил, а затем с уверенностью и сама стала называть себя такой. Она была мягкой, доброй и отзывчивой женщиной, но в змеином клубке среди прочих для неё нашлось тёплое место.

Так как же такая милая девушка оказалась на этой солнечной улице, где одна зелёная лужайка ровнее другой, а жизнь за высокими заборами кажется идеальной? Нимерия родилась в округе Санта-Барбара, находящимся в Калифорнии, и об этом месте мало кто знает, оно ничем не прославилось в истории США, у неё было ещё три сестры, одна старшая и две младших, самые обыкновенные родители без специфических закидонов, и жизнь Немми в соответствии со всем этим протекала тоже довольно обычно. Она, как и её сестры, каждый день ездила по утрам в школу на желтом автобусе с ланчем, заботливо приготовленным матерью накануне вечером, у неё были друзья – не много, но зато надежные, и пятнадцатилетней Нимерии нравилось проводить с ними время после уроков, гулять за школьным стадионом и просто шататься летом по пыльным сельским дорожкам, упиваясь настроением, которое насквозь было пропитано желанием: я так хочу, чтобы лето не кончалось, но даже когда августовские дни заканчивали свой счёт, уступая место в календаре золотой осени, Немми всё равно не грустила, ей нравилась её скучная, тихая и размеренная жизнь, потому что иной она не знала.

В то же время у неё появился парень, аргентинец Диего, он был высоким, смуглым, кареглазым с забавными вихрами, в которые завивались его густые волосы. Он носил красные футболки, которые подчеркивали бронзовый загар кожи и был довольно популярным парнем среди одноклассниц Нимерии и девочек помладше, даже не верилось, что выбрал то он в итоге именно её, и ухаживать начал тоже за ней. Девчонка, еще совсем юная, белокурая и голубоглазая, не могла до конца поверить в то, что фортуна улыбнулась именно ей, самой обычной и ничем не примечательной жительнице Санта-Марии. Диего быстро влился в компанию, состоявшую теперь из четверых: его, Нимерии, Джейни и Саймона. Они всегда держались вместе, вместе ездили в автобусе, занимая попарно два сидения, стоящие друг за другом, месте гуляли по вечерам или сидели у костра, разведённого во дворе Саймона, вместе прогуливали уроки и вместе с началом купального сезона ходили к реке. И всё шло по накатанной до того самого момента, пока Диего не захотел большего, нежели невинные поцелую без проникновения под луной, а на большее Немми была не готова. Ей нравилось всё именно в таком виде, в котором оно существовало в их отношениях на данный момент. Её воспитывали целомудренной девушкой, которая не должна допускать в своей голове никаких пошлый мыслей до совершеннолетия и свадьбы потом, так что наличие парня она скрывала от родителей, но своим принципам изменять не спешила. Диего же, будучи горячим и темпераментным парнем, с каждым днем по капле терял своё терпение, пока однажды не оставшись с Тиммерманс наедине, не воспользовался этой ситуацией, чтобы силой взять её. Девушка кричала, плакала и сопротивлялась, но что она могла против него, высокого, сильного и напористого спортсмена? Он получил желаемое, оставив её в слезах, с разбитым сердцем и неприятностями в виде наступившей беременности. У Немми не было денег на аборт, да и убийство эмбриона она считала грехом, будучи католичкой и воспитанной в глубоко верующей семье. Она скрывала своё положение как могла до пятого месяца, полностью меняя гардероб и натягивая на себя бесформенные вещи, но живот рос не по дням, а по часам, в итоге в школе всё вскрылось, над небом девушки сгустились пасмурные тучи, отражаясь в лужах под ногами. Родителей вызвали в школу, и в тот день жизнь Нимерии стала не просто невыносимой, а она спустилась на самый нижний уровень Ада. О прогулках под летним солнцем и поедании шоколадного мороженного в жаркие времена, которое она так любила, можно было забыть. Изменилось абсолютно всё: те люди, которые ещё вчера были её друзьями, в свете новой информации предпочитали в лучшем случае игнорировать девчонку, но чаще шептались за её спиной и не гнушались откровенным издевательством, доходило даже до того, что ей угрожали поймать вечером в подворотне и поколотить, если она хоть заикнётся о том, каким образом залетела, и да, беременность со слов Саймона и Дженни, тоже была только её проблема, и вообще, она потаскуха, и Диего тут не при чём, в тот день они все вместе ели домашнюю пиццу, запивая её лимонадом и играя в приставку.

  Неожиданно на помощь Нимерии пришла старшая сестра Диего – Рико, тоже латиноамериканка, певица, которая была на порядок старше и умнее. И если сначала она выгораживала своего брата (так казалось Немми), то позже они начали встречаться и после выпускного вместе уехали в Лос-Анджелес, где Тиммерманс родила девочек-близняшек, что стало для обоих огромным потрясением. Следующие годы они вместе как-то разгребали весь свалившийся на них пиздец, жили вполне себе как нормальная и дружная семья: Нимерия училась, Рико работала актрисой и умудрялась не только содержать четыре рта, но ещё и откладывать деньги, создавая подушку безопасности. Да, Немми правда влюбилась в Рико и думала, что они будут вместе до конца дней кого-то из них, воспитают детей, встанут на ноги, приобретут собственное жилье в Лос-Анджелесе или в другом месте. Их выбор пал на Фэрвью, но когда нужная сумма была скоплена и договор купли-продажи подписан, Рико Гарсия внезапно пропала без вести. На её поиски были брошены все силы штата, но найти женщину так и не удалось. По сей день никто понятия не имеет, куда и почему она исчезла. Нимерии не оставалось ничего кроме как принять последний дар своей возлюбленной, чтобы наладить свою жизнь, которая опять летела под откос – дом на Вистерия Лэйн.

Сначала Немми была замкнутой и боялась новых соседей, но шли месяца, и яркая, пробивная, амбициозная Селена Крейн вытаскивала новую нелюдимую соседку из своего кокона. Прошло пять лет, и воспоминания о Рико еще не превратились в прах, позволяя забыть о ней, но Немми научилась смеяться и жить сегодняшним днём. Играть в покер с подругами по пятницам, есть своё любимое шоколадное мороженное, таявшее на горячем брауни, работать на новом месте и в одиночку заниматься воспитанием уже совсем взрослых детей.
И вот теперь на улицу приехала новая соседка, какая она? Какие секреты привезла с собой? Какие демоны съедают её душу? Об этом всём еще только предстоит узнать, и первой знакомой Саванны рассчитывала стать именно Немми, решительной походкой направляясь к дому соседки и неся корзинку со свежей, порезанной на идеальные квадраты выпечкой. Женщины обменялись рукопожатиями, и незнакомка (но это только пока!) пригласила войти в свой новый, ещё не обставленный дом. Ох, если бы она только знала, сколько раз Нимерия уже бывала здесь, ув гостях у покойной подруги Дженни Чен. Дом всё ещё как будто бы был пропитан её стилем: голубая краска на стенах на кухне, подруга любила голубой цвет и считала, что он успокаивает, забирает в свои глубины все твои проблемы. 
– Это было бы отличным началом утра: кофе, яблочный штрудель и новое знакомство, – по-кошачьи сладко улыбнулась Немми, проходя на пока ещё пустую кухню, где был распакован и установлен только стол, стулья и пара кухонных тумб, водружая корзину с подарком на этот самый стол. – Не стоит извиняться, дорогая, мы все через это прошли и не понаслышке знаем, что такое переезд и… новые соседи. – Приглашение на ужин подсластило этот визит, потому что ходить на званные ужины к подругам девушка любила, а эта очень скоро станет не просто соседкой, но и подругой, ещё никому не удавалось увильнуть от расставленных сетей этих троих: Нимерии, Селены и Селии, вместе они представляли собой всё коварство Вистерия Лейн.
– Да, мне можно крепкий, – кофе девушка пила не часто, предпочитая свежевыжатые соки и минеральную воду, но всё равно обожала этот напиток богов и иногда позволяла себя им побаловать.
– Как я могу к тебе обращаться? И ничего, если мы перейдём на «ты»? – Нимерия расположилась на одном из стульев, стаскивая салфетку с выпечки и позволяя сладкому аромату песочного теста и яблочного конфи разлиться по окружающему их пространству. – Расскажи, почему именно Вистерия Лэйн? И ты будешь жить в этом огромном доме, – она взмахивает рукой, обводя кухню, – одна? – Да, её вопросы могут показаться бестактными, но не обсуждать же погоду, в самом-то деле, когда для двух женщин есть множество тем поинтереснее.

[nick]Nimeria Timmermans[/nick][status]все мы – просто стекло[/status][icon]https://i.imgur.com/ib9XhV0.gif[/icon][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/vSwuvmJ.png">[/pla][lz1]НЕММИ ТИММЕРМАНС, 34 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьный психолог[/lz1]

+1

6

[nick]Savanna Kyle[/nick][status]ой все[/status][icon]https://imgur.com/GwXEpfw.png[/icon][lz1][LZ1]САВАННА КАЙЛ, 29 y.o.
profession: начинающая домохозяйка
[/LZ1][/lz1]

Родители Саванны явно ждали от нее чего-то сверхъестественного, не иначе. В противном случае бы не назвали бы ее таким претенциозным именем. Саванна. Это даже звучит странно для этих мест. Как будто бы ее родители хотели выделиться на фоне бесконечных Джейн и Моник, Самант и Синтий. Ее имя отдавало экзотикой и жаркими пустынями, что странно для той, что выросла на юге средней полосы. Неудивительно что ее имя вызывало живейший интерес у детей и в садике, и в школе. Это теперь никого не удивить именами типа X Æ A-12 или БОЧРВФ 260602, а почти тридцать лет назад даже Саванна была чем-то диковинным для сверстников. Почему Рите и Обри так захотелось чего-то экзотического девушка не знала, но учитывая, что до замужества ее имя было Саванна Реджина Старр, этой экзотики в ее метрике было более, чем достаточно. Она не исключала того, что ее родители, родившиеся в коммунах хиппи, впитали в младенчестве дух свободы и психоделики, но себе предпочитали оставлять более нейтральные средние имена. Дочь они тоже не пощадили, и маленькая Сава ощущала с подросткового возраста, что ее зовут как эскортницу в каталоге девушек на вечер или как звезду фильмов для взрослых, снимающуюся под псевдонимом, чтобы родственники не узнали. Сначала она чудовищно стеснялась своего имени, представляясь сокращенным вариантом – Сава, не как Царица из притч о Соломоне, а просто Сава. Каждый раз, подписываясь своим полным именем девушка не понимала, как можно было назвать своего ребенка Королевой Саванны?! Они же жили не в Африке, где такое считалось бы нормальным, и даже интересным, а в США, где вычурность была уделом тех, кто и не собирался вписывать в общество. Мама Саванны и сама была ребенком детей цветов, она любила все красивое и необычное, выходящее за рамки. Вообще феномен хиппи был удивительным для своего времени, да, если положить руку на сердце: для любого времени. Вы когда-нибудь видели старого хиппи? Или зрелого хиппи? Или хиппи, сохранившего свои убеждения дольше, чем до 40 лет? Это феномен послевоенного времени и бунта, вызванного материальностью мира родителей. Те, кто в шестидесятые верил в свободную любовь и мир, те, кто собирался жить без денег большой семьей, деля все поровну, родились в семьях тех, кто пережил Вторую мировую. Родители будущих хиппи сначала пережили великую депрессию, которая обвалила всю экономику страны, выкинув за грань нищеты огромную часть людей. В один миг дефицитом стало все: еда, одежда и даже работа. Такой резкий переход от изобилия и процветания создал новый тип людей. Людей, которые в своей жизни готовы были к любым невзгодам, и, к сожалению, слишком много переживших. Золотой век Голливуда, расцветающий пышный цветом, был будто окном в другой мир для обездоленных и голодных людей. Им нужно было чем-то отвлекаться, чтобы не зацикливаться на своих бедах. В конце концов никакая черная полоса не могла длиться вечно, она обязательно пресечется. Если раньше каждый из этих людей мог сказать «я так хочу, чтобы лето не кончалось», то сейчас они жаждали того момента, как закончится падение рынков и жизнь войдет в свою колею. В привычное русло стабильности, к которому все привыкли. Америка была страной, построенной людьми, ищущими лучшей доли для себя и своей семьи. Все они были потомками авантюристов, сильных духом людей, которые не боялись никаких трудностей, и готовых создать свое собственное государство среди бескрайней пустынь. Но даже они с трудом справлялись с последствиями депрессии, и лишь через несколько лет смогли поднять свою страну пусть и не на прежний уровень, но существенно выше, чем было. Если искать аналогию, то можно представить страну в виде колосса, то в период великой депрессии он лежал на земле на лопатках, а теперь поднялся на колени. В ближайшее время он должен был не только расправить плечи, но и выпрямиться в полный рост, возвышаясь над всеми остальными. Но увы, этого не произошло: началась Вторая мировая война, заставившая полыхать несколько континентов и десятки стран. Синие волны океана уже не были безопасными после вторжения Японии, и Америка просто не могла оставаться в стороне. Просто потому, что теперь зацепили ее. Да, существует теория заговора, что вся операция ы Перл-Харборе была спровоцирована своими же, чтобы подтолкнуть население к поддержке военного вторжения в Европу. Но на самом деле все эти «секретные дела» не выдерживают никакой критики. Слишком много сохранилось материалов и документов, живых очевидцев, и все это невозможно было сфальсифицировать сразу с нескольких сторон. Депрессия, а потом война закалили людей, сделали их более приземленными: они стили больше ценить блага, вещи, комфорт и безопасность. Они искренне хотели, чтобы их дети никогда не узнали подобных лишений и всячески оберегали их от всего, выращивая, как комнатные цветы. Да та, те самые дети цветов были потомками сильных людей, которые создали хорошие времена. А хиппи стали слабым поколением, которое ценило свободу лишь потому, что у них за спиной стояли семьи. Которые всегда примут обратно и обеспечат. Мать Саванны как раз родилась в одной из таких коммун, и до пяти лет бегала с лентами в волосах в большом палаточном лагере посреди леса. Наверное, там она впитала любовь к природе и необычным именам. Так что у Саванны не было никаких шансов быть просто Мэри или Клэр. Со временем девушка научилась ценить свое имя, научилась принимать его как должное и больше сокращать стыдливо, стараясь спрятать от других. К чему это было нужно? Ей не хотелось, чтобы ее жизнь напоминала плачущее небо под ногами, она хотела быть самой собой со всеми плюсами и минусами, найти свой путь. Позже оказалось, что очень удобно иметь непохожее ни на кого имя: тебя запоминали и новые знакомые, и клиенты, ты не была сотой Эмбер в телефонной книге очередного парня, ты всегда оставалась как бы на другом уровне. Она была действительно благодарна своей матери, давшей ей возможность отличаться от остальных. Другим подарком родителей стала безоговорочная поддержка дочери во всем, чем она занималась. Хотела рисовать акварелью? Пожалуйста? Выкрасить волосы в розовый? Без проблем! Одеваться как мальчик? Тоже легко. Саванна росла в атмосфере свободы, поэтому к моменту встречи со своим будущим супругом представляла собой цельную личность, способную содержать себя, свою квартиру и даже, начинающую копить себе на будущее. Оттого-то ей и было грустно сейчас, когда ей приходилось отказываться от дорогих сердцу вещей, чтобы помочь Дилану продвинуться в карьере. В какой момент для нее его месты и желания стали важнее собственных? Ее всегда воспитывали самодостаточной и свободной, не боящейся ошибок и промахов, так почему же она сейчас оказалась там, где никогда не собиралась оказаться. Пригороды с их тихой и спокойной жизнью никогда не были историей для Саванны. Каждый раз, когда она проезжала подобные кварталы, ей становилось не по себе. Возможно, виной тому воспитание родителей или же просмотренный в юности фильм Стэпфордские жены. Такая жизнь казалась ей скучной и какой-то оторванной от привычной активной городской жизни. Да, Фервью не самый крупный город на свете, но там все под рукой: вышел из дома и вот тебе магазинчики и кафе, музеи и пекарни. Все рядом, все в шаговой доступности, и ты вполне себе способен жить без автомобиля, передвигаясь на такси. И долгое время такая жизнь устраивала девушку, и она ничего не хотела менять. В таких условиях она выросла и именно такие любила. Правда, родилась она в другом городке, но очень похожем на этот, а в Фервью осела уже после окончания института, с головой окунаясь в работу. Она всегда, всегда, всегда мечтала дарить людям праздник, поэтому не было ничего удивительного в том, что Саванна Реджина устроилась в агентство по организации разного рода торжеств. Кроме поминок – этим занималось ритуальное бюро и терять такую отличную статью дохода они не собирались. Но поминки ее и не интересовали: девушка всегда была полна жизни, она умела создавать вокруг себя праздник, заряжая всех своим позитивом и желанием работать и творить. Да, новенькая девочка, едва переступившая порог компании, сразу же пришлась по душе остальным. Странно, но особенной конкуренции не ощущалось, хотя клиентов было не так много, а заработок зависел от итоговой суммы чека. Но Фервью город, где оседают не слишком бедные люди: хороший климат, отличный рынок жилья, множество компаний финансового спектра делали это местечко весьма привлекательным. Не Лос-Анджелес или Филадельфия, но тоже неплохо. Мегаполисы Саванну душили своими небоскребами: ней нравилось смотреть на небо и видеть вокруг себя зеленые парки, так что она предпочла осесть в среднем городе, где было все. В том числе и хорошая работа, приносящая удовольствие. Если требовалось устроить день Рождения, бармицу, кинсеаньеру, годовщину чего бы то ни было, она всегда могла помочь устроить незабываемый праздник. Уникальный, и именно такой, какой требовался заказчику. Не зря говорят, что чтобы не ходить на нелюбимую работу, нужно сделать своей работой хобби. Не у всех, конечно, такое получается, ведь по большей части хобби, превращенное в работу, превращается в ненавистную рутину, от которой уже не спрятаться в увлечениях. И выгорание происходит очень быстро, когда ты уже не делаешь то, что нравится, а выполняешь заказы и чужие пожелания. Саванне повезло: она даже через четыре года после начала работы в этом агентстве не утратила своего задора и своего острого желания творить. В работе она в полной мере выплескивала свой креатив, свое творческое видение, свои идеи, создавая что-то новое. Да, всего на один день, но это всегда того стоило. Особенно она любила устраивать детские праздники, но при этом сама не особенно торопилась обзаводиться детьми. Да и постоянного парня у нее так и не случилось. Так бывает, когда ты увлечена своей работой и жизнью, ты просто не можешь уделать внимание другому человеку в достаточной мере. В моменте все хорошо, но к чему-то более серьезному она была просто не готова. Слишком молода, слишком свободна. Еще не успевшая попробовать все то, что записывала в своей сиреневый блокнот, чтобы не забыть. Там было множество заметок обо всех мелочах или серьезных стремлениях. Например «самой испечь торт», «посетить Мачу-Пикчу», «попробовать только что выловленных гребешков», «прокатиться на гондоле», «завести кокер-спаниеля». Каждая мысль, приходящая в ее голову, обретала форму из букв, аккуратно ложась на строчки. Ей нравилось всегда иметь под рукой сборник планов и желаний. Интересных мыслей и идей. И все это по крупицам и составляло ее жизнь. Много-много маленьких радостей и искорок, много приятных мгновений, много новых знакомств. Может, именно поэтому Саванна так сильно любила свою работу? Потому что она идеально подходила ее характеру и жажде узнавать новое? Кто знает, может быть и так, но работа давала ей не только свободу и самовыражение, но и стала той вещью, которая подтолкнула ее к Дилану. Или его с ней, тут уже неизвестно, с какой стороны смотреть. Познакомились они как раз при обсуждении заказа: годовщину отца хотели отпраздновать с размахом, и лучше всего, чтобы все оставалось в тайне для виновника торжества. Дилан был на пять лет старше и всегда ходил в костюме. Саванне это в первое мгновение понравилось: как ни крути, а официальная одежда всегда привлекает внимание. Особенно так хорошо сидящая и дополненная отличным парнем внутри ткани. Дилан отличным парнем был, да еще и хорошим вкусом. Правда, он никогда и никому не говорил, как много усилий у него уходит на то, чтобы казаться богаче и увереннее в себе, чем он был на самом деле. Его цель была создать привлекательную картинку, а уж ее правдивость и устойчивость не особенно были важны. Но все эти особенности Кайла были неочевидными, и раскрывались очень и очень нескоро. Неудивительно, что в первое время Саванна была им очарована, хотя и не переходила в общении границ, все-таки он ее клиент и это не слишком этично. С другой стороны, она не учитель и не врач, чтобы отношения с клиентами не поощрялись, но все же ей хотелось покончить с заказом прежде, чем их беседы перетекут в откровенный флирт. Марла говорила, что Реджина временами ужасно старомодна – давно бы схватила этого парня за галстук, да потащила в сторону своей кровати. Но нет, у них ушло еще около месяца на то, чтобы договориться о первом свидании. Оно прошло чудесно, ведь ничего нового или необычного между ними уже не могло быть. Они уже достаточно знакомы, они уже друг другу симпатичны, они уже решили, что не против встретиться еще раз и еще. Первое свидание переросло во второе, потом в третье. Потом в совместную ночь. А через пару недель молодые люди окончательно решили, что им нужно, просто необходимо быть вместе. Саванна сияла от счастья, чувствуя, как впервые в жизни полюбили так сильно. В Дилане было все то, что она так сильно ценила в парнях: надежность, ум, чувство юмора. Плюсом ко всему шла ошеломительная внешность и отличные постельные навыки. Она была уверена, что сорвала самый настоящий джек-пот. На работе ей откровенно завидовали, но не зло, а скорее с юмором, что она умудрилась отхватить себе не просто парня, а самого настоящего прекрасного принца. И она сама не верила, что после работы за ней заезжал он, приоткрывая дверцу своей машины. В нем было идеально все, и не влюбиться у Саванны не было ни единого шанса. Да она и хотела уже отношений – 26 лет подходящий возраст для того, чтобы определиться со спутником жизни. Даже если не навсегда, то хотя бы на долгий-долгий срок. А лучше Дилана не было никого. Жаль, что все его особенности начали вскрываться уже после того, как они съехались и стали жить вместе. В этому времени у Саванны запылился взгляд, и то, что она не спустила бы с рук любому другому человеку, прощала своему супругу. Его дорогие костюмы, сшитые на заказ, были куплены в основном в кредит, в расчете на то, что более презентабельный вид сделает его более успешным. Дилан начинал с формы, а уже потом занимался своим содержанием, хотя, если положить руку на сердце, становится понятно, что на внутреннее наполнение он обращал внимание по остаточному принципу. Его внешность играла свою роль, и он планировал активно использовать ее для того, чтобы продвигаться по службе. Не обязательно быть самым умным, важно быть самым цепким и иметь побольше связей. Именно это и интересовало ее тогда еще парня в первую очередь. Он норовил везде познакомиться с нужными людьми, которые в будущем смогут помочь его карьере. Тогда как другие молодые адвокаты роют носом землю, чтобы сделать себе имя, хватаясь за резонансные и сложные дела, чтобы приобрести вес в своих кругах, Дилан собирался идти по короткому пути и стать модным адвокатом просто потому, что будет постоянно мелькать среди нужных людей. В голове его план казался более реалистичным, более простым. Но, оказывается, пересечься с правильными людьми – это только половина дела. Нужно еще их убедить в том, что в тебя стоит вложиться, что ты действительно обладаешь квалификацией и опытом. Возможно, Дилан считал себя акулой, но по факту он предпочитал браться за заведомо успешные дела. Такие, где нет никаких подводных камней, те, что пойдут тебе в зачет выигранных. Только они и не могли наделать резонанса или прославить тебя как профессионала, способного вытащить даже безнадежного клиента. Это пройдохи могли получать десятки тысяч долларов за одно дело лишь потому, что оно было сложным и щекотливым, и полностью зависело от того, как адвокат преподнесет все события присяжным. Жаль, что многие недооценивают то, как важен хороший юрист в любом деле. Можно спасти кого-то от смертной казни, можно посадить коррупционера, можно совершить невозможное, но нужно не просто искать встречи с толстосумами и их адвокатами, а сами стать тем, с кем будут искать встречи. Но Дилан выбрал жить так, и всячески пытался соответствовать внешне тому, кем он хотел быть. Носил костюмы, которые не мог себе позволить, покупал абонемент в теннисный клуб, который обошелся ему в баснословную сумму, как и именная форма с ручной вышивкой. Он был классической иллюстрацией того, что называют «казаться, а не быть». В своей сфере он был даже не середнячком, но при этом вел себя так, будто бы он один из хищников, которые пасут этот водоем. Это давало свои плоды: многие велись на этот спектакль, позволяя Дилану предоставлять их, но, как правило, он опять брался за не самые интересные дела. Победа ему была куда важнее опыта, который он мог при этом получить. Саванна долго не замечала того, что ее муж частенько приукрашивает действительность, выставляя ее в том свете, в котором выгодно именно ему. Да, это особенность всех адвокатов, но его цвета пышным цветом даже за пределами зала суда. Медленно, осторожно и аккуратно он капал на мозг своей девушке, разворачивая ее характер и ее стремления в ту сторону, в которую ему требовалось. Старр (на тот момент еще Старр) не ожидала столкнуться с чем-то подобным, так что просто жила, не замечая того, как ею манипулируют. То, что преподносилось как забота и внимание, на деле оказывалось очередной попыткой контроля. Это было чудовищно, но она действительно не замечала этого в силу своей неопытности общения с мудаками. К моменту, когда уже шли разговоры свадьбе, она безоговорочно доверяла своему жениху, предоставляя ему решать большую часть ее вопросов. Куда подевалась вся ее самостоятельность, которой Саванна всегда гордилась? Постепенно она перестала принимать решения самостоятельно, всегда и во всем оглядываясь на своего мужа. Она ждала его решений по всем вопросам, потому что он приучал ее к этому, а чтобы никто не советовал ей включать голову, старался ограничить ее круг общения. Но проблема была в том, что Саванна все еще работала, все еще общалась с такими же самодостаточными женщинами, все еще знакомилась на торжествах с весьма разными людьми, каждый из которых мог ей ненароком открыть глаза на то, что в ее отношениях с женихом не все так просто и однозначно. Может, поэтому он стал зерно за зерном вкладывать в ее голову мысль о том, что ей стоит завязать с работой и посвятить себя семье. Они переедут в пригород, заведут детей и собаку, как она хотела, но у нее не получиться мотаться туда постоянно, да и не нужен им ее доход – денег и так достаточно. Это была ложь – большую часть заработка Дилан тратил на покрытие долгов по кредитным картам и поддержание своего образа успешного человека, который к своим тридцати годам уже всего чего только мог, добился.

\\\

Эта новая соседки была чрезвычайно мила и очаровательна: Саванна не умела особенно готовить, не умела быть приветливой. В городе было не принято приходить к соседям с десертом, чтобы познакомиться или поздравить с новосельем. Даже этот жест был для нее слишком необычным, но она старалась не подавать вида. Здесь явно стараются поддерживать добрые отношения, мало ли когда их помощь потребуется. Или еще по каким-то причинам, пока неизвестным для новоявленной жительницы респектабельного пригорода. Гостья была почти такого же возраста, как сама Саванна, но выглядела на Вистериа Лейн очень органично, а не выпавшим куском другого паззла, как Кайл. Наверное, ей просто непривычно, а дальше все пойдет лучше. Она обзаведется знакомыми, может быть, даже подругами, если повезет. Не хотелось думать о плохом, тем более характеру Реджины это было совершенно не свойственно. Она всегда и во всем искала позитив, не зацикливаясь на негативных вещах. Зачем? Жизнь и так слишком коротка, чтобы тратить ее на постоянные переживания. Это обычно и нравилось в ней другим людям: ее легкость и открытость, оптимизм, вера в то, что все у всех со временем будет просто замечательно. Каждый получит именно то, чего как желает от жизни. Да, звучит как утопия. Но Саванна верила в это и не собиралась меняться из-за неожиданных для себя обстоятельств.

В доме был хаос, хотя хозяйка и старалась организовать пространство так, чтобы можно было здесь одновременно и жить, и постепенно разбирать все перевезённое имущество. Часть мебели они еще не видели – заказали уже в новое жилище, так как в старом ему просто не было бы места. В их квартире с двумя спальнями сильно крупные гарнитуры не поместились бы, так что перевозили в новый дом все, кроме кухни и малогабаритной мебели. Узкие шкафы и диваны не будут смотреться в просторном двухэтажном доме. Будут выглядеть по-сиротски. Так как Саванна все же обладала отличным художественным вкусом, она не могла допустить того, чтобы ее глаз не радовался эстетике пространства. Дилан не собирался принимать во всем этом участие, предпочитая переложить все на плечи любимой супруге. Она любит оформлять и украшать, так пусть и занимается этим. Места много, нужно убить на это не меньше пары месяцев. – У вас часто меняются соседи? – Зацепилась Кайл за фразу своей гостьи, чуть нахмурившись. Это прозвучало немного странно, как будто у них тут кружок по интересам тех, кто живет в пригороде. – Я не знаю, историю этого дома. Он давно пустует? – Наверное, слова ее прозвучали немного горше, чем она рассчитывала, но что поделать? Ее муж выбирал объект самостоятельно и даже не посоветовался с ней. Просто скинул ей на почту фотографии с подписью, что теперь они гордые обладатели собственного дома на Вистериа Лейн, рядом с респектабельными и успешными людьми. Но по карману ли им такой переезд? Попытки выяснить ни к чему не привели, тем более что Дилан снова начал давить на то, что она ему не доверяет, раз позволяет усомниться в его поступках. Раз она не может принять выбор? Это не сложно! И Саванна снова соглашалась, как миллион раз до этого. Хотя в глубине души ее мучил вопрос: раз они семья, то почему такая большая покупка, как дом, с ней не согласовывалась? Как и переезд? Но она предпочитала не зацикливаться на плохом. Для них обоих это первый брак, быть может, они еще недостаточно освоились? Думать так было куда приятнее, чем о том, что мнение девушки не интересовало ее супруга даже в таких вещах. Как будто бы она была просто красивым и интересным аксессуаром, чье место на полочке. Нет, они просто еще недостаточно притерлись друг к другу. Да, такой вариант куда приятнее чем тот, который кажется очевидным.

Саванна заваривала крепкий кофе для Нимерии, а себе смешивала бамбл, чтобы немного взбодриться. Эта странная мода на кофе с апельсиновым соком быстро добралась из крупных городков в мелкие, так что сама Кайл частенько баловала себя таким напитком. Она утешала себя тем, что польза апельсинового сока должна как-то справиться с негативом от крепкого кофе, но обманываться себя в этом вопросе получалось хуже, чем в тех, кто касались отношений с супругом. – Саванна. – Она улыбается, усаживаясь напротив своей гостьи, и открывая корзинку с выпечкой. Она была такой свежей и мягкой, что в животе невольно заурчало. - Простите, с этим переездом я живу только на кофе и последней нервной клетке. Никогда бы не подумала, что это настолько тяжело. Уверена, что половину вещей мы забыли, часть потеряли, а остальное сломали при перевозке. Буду думать, что все это на счастье. – Улыбается, поднося край керамической чашки к губам. Лучше всего было бы заварить бамбл в стеклянном стакане, чтобы красиво виднелись слои через прозрачные стенки, но и так сойдет, тем более что она понятия не имела, в какой из этих коробок была посуда. Вроде все подписано, но черт его знает, не побита ли она вся в мелкую стеклянную крошку. На очередной вопрос Саванна рассмеялась, прикрывая лицо ладонью. Что ж, любопытство соседей не имеет границ, пора это признать. – Надеюсь, что это не единственная причина со мной познакомиться – это мое одиночество. Нет, я замужем, только Дилан много работает и приезжает только ночевать. Наверное, ее движение плеч выглядит немного обреченным и грустным, но хозяйка этого огромного дома не замечает этого. В ее манерах появилось достаточно новых жестов, которые она не отслеживала. Кажется, муж влиял на нее куда больше, чем бы ей хотелось. – Так что нет, не одна. Это что-то меняет? А Вистериа Лейн… - Хочется сказать, что ее не спрашивали, когда выбирали пригород для переезда, но она вовремя прикусывает свой язык. Зачем кому-то знать такие вещи о ее жизни? Тем более женщине, которую она видит впервые в жизни. Интересно, а тут все такие любопытные, а?

+1

7

Ох, неужели, когда эта очаровательная городская леди совершала столь серьезную покупку, то совсем не поинтересовалась историей дома, в котором собирается прожить несколько следующих десятков лет, если повезет, конечно? Нимерия разочарованно покачала головой, вздыхая — какая милая эта соседка, и, должно быть, очень состоятельна, раз может покупать недвижимость в элитных пригородных районах, совсем не волнуясь о благонадежности своего вклада? Лично я бы не захотела жить в доме, в котором раз-за разом погибают домохозяйки при самых что ни на есть загадочных обстоятельствах. Взять, к примеру, первую известную хозяйку этого некогда новенького дома — Мэри Элис Янг. Её биографию, как жуткую историю, рассказывали на Вистерия Лэйн из уст в уста: мужья, собираясь чтобы сыграть партию в гольф в местном клубе, жены, играя в покер и попивая вино, бабушки, приглашая детвору угоститься конфетами и сами ребятишки, гоняя мяч по парку. О Мэри Элис знал даже глухой. Она приехала в этот район со своим загадочным и молчаливым мужем Полом Янгом и сразу же влилась в формировавшуюся компанию подруг, Мэри Элис была одной из первых жительниц Вистерия Лэйн. Никто не мог сказать наверняка, откуда приехали Янги, от какой уготованной им судьбы они бежали в те годы, но приехали они всей семьей, включая сына Зака. Их биография состояла сплошняком из вранья, но никто и не думал подозревать Мэри Элис в лицемерии, её любили на этой холёной улице, всегда здоровались с ней по утрам, приглашали на званные вечера, терпели странности её мужа, пожимая ему руку по утрам, и в целом семья Янгов была довольно типичной до того самого часа, пока на Вестерия Лэйн однажды не раздался выстрел. А потом не нашли тело Мэри Элис, пустившей себе пулю в висок. И что потом началось, какие жуткие сплетни ходили про эту семью, что до сих пор не ясно никому наверняка, что из них правда, а что бред сивой кобылы, но то, однозначно можно сказать лишь одно — дело там было нечисто. Затем в дом №4352 въезжало много других жильцов, среди которых был подозреваемый в педофилии Арт Шеппард со своей больной сестрой Ребеккой, затем парочка террористов Боулейнов, затем дом снова пустовал очень долгое время, пока его не купила Дженни Чан, но прожив там с две тысячи четырнадцатого по две тысячи двадцать второй год при загадочных обстоятельствах погибла и она, и сейчас как раз шло расследование этого дела, а я и мои подруги приходили свидетельницами (пока что).

— О, у этого дома очень богатая история, — загадочно мурлычет Тиммерманс, наслаждаясь ароматом яблочного штруделя. — Боюсь, мне не хватит этого утра, чтобы рассказать его. Но всё началось в тот день, когда его первая хозяйка, Мэри Элис Янг, застрелилась. Одни поговаривают, что кто-то узнал её глубокие грязные тайны и начал шантажировать, другие — что это козни его асоциального мужа Пола. Якобы, это он довёл свою супругу до самоубийства. У самой Мэри Элис сейчас уже ничего не спросишь, — она пожимает плечами, надеясь, что смогла достаточно сильно заинтриговать новую соседку. — Я живу на другой стороне улицы по диагонали, если выглянуть окно на кухне, то увидишь дома нашей местной бабули и Кайлы, Кайла приехала всего полгода назад, но да, в их домах никто не умирал в отличие от этого. — Хотелось бы сказать, что Нимерия не собиралась пугать Саванну, но кому мы будем врать? Собиралась и ещё как, ей было жуть как любопытно посмотреть, выдержит ли девушка такую психологическую атаку из уст миловидной женщины, живущей в доме напротив.

Похлопотав над кофеваркой, Саванна садится напротив, предлагая Немми ароматный крепкий напиток богов, и девушка, приняв кружку, не может удержаться о того, чтобы подвести её поближе к носу, втягивая в легкие дивный аромат. — Обалденный запах, спасибо большое. Понимаю тебя, мой переезд был тоже похож на прохождение девяти кругов Ада, у меня было на тот момент мужа, его нет и сейчас, зато были двое детей подросткового возраста, от которых как от любых активных чад, больше вреда, чем пользы в таком вопросе. Но если что-то будет нужно, соль, сахар, мука или бутылочка вина, я всегда в твоём распоряжении, дорогая, — Немми снова приправила свою речь сладкой улыбкой.

Вопрос про замужество не кажется Нимерии слишком бестактным, по-моему, это первое, чем интересовались соседки у каждой новой жительницы улицы, ну а что такого? Их мужьям нужны новые друзья взамен уехавших или погибших на Вистерия Лэйн мужчин, а у самой Немми был совсем другой интерес, помните про её роман с Рико? Так вот, после изнасилования Тиммермас опасалась отношений с противоположным полом, отдавая предпочтение женщинам, но, как назло, все домохозяйки в округе были замужними или традиционными. — Очень жаль, — срывается с её губ, но Немми спешит исправить свою неоднозначную фразу, — что он много работает и заставляет свою красавицу-жену разбираться с таким серьезным вопросом, как переезд. О, милая, это меняет многое. Здесь престижно быть замужем, ты как будто за каменной стеной, понимаешь? Хотя Мэри Элис это не уберегло. Так почему именно Вистерия Лэйн? Недвижимость стоит тут бешенных денег, не каждая семейная пара может позволить себе не глядя купить дом. А дети у вас есть? Я работаю психологом в школе Фервью и могла бы помочь на первых порах. И могу помочь с распаковкой и мытьем вещей, если нужно? Я работаю всего два дня в неделю с восьми утра и до двенадцати дня, так что у меня достаточно свободного времени, — она берет из плетеной корзинки кусочек штруделя и медленно откусывает кусочек, позволяя тому нотками кислинки растаять во рту.

[nick]Nimeria Timmermans[/nick][status]все мы – просто стекло[/status][icon]https://i.imgur.com/ib9XhV0.gif[/icon][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/vSwuvmJ.png">[/pla][lz1]НЕММИ ТИММЕРМАНС, 34 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьный психолог[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Новые соседи - это всегда лотерея, где ты проиграешь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно