полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » долг


долг

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Сакраменто, рядом с домом Коперника | август 2021 | вечер

Кшиштоф и Кит
https://i.imgur.com/sl8FscG.png

- Ты меня спас?!
- Ой, блять, отъебись...)

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2022-09-30 19:46:33)

+1

2

Соня возвращается домой разбитой, ты вначале даже не замечаешь. Тихая и какая-то серая заходит в дом, ложится на диван, а потом начинает рыдать. Ты за работой не сразу замечаешь это, а вот пес наоборот - подходит и начинает тыкаться мордой в ее руку, привлекая внимание. Аллен, как показала практика вообще был куда эмпатичнее тебя. Потому и не удивительно. Работа на удивление тебя действительно зацепила, потому отвлекаться не любил, но услышал скулеж - пса и Сони - не понял в чем дело. Сохраняешь файл, закрываешь ноутбук и идешь в гостиную. На диване лежит Соня, рядом сидит пес. - Аллен, ты что ли гулять хочешь? - Но пес даже не начинает вилять хвостом, как обычно делал, когда действительно хотел. Тут что-то совсем другое. Подходишь, и видишь свою девушку в том состоянии, в котором вообще видел ее редко. - Эй, ты чего? Что-то случилось? - Садишься на диван рядом с ней, начинаешь гладить по голове, а она только всхлипывает и ничего толком не может объяснить. Каким-то чудом сквозь рыдания определяешь, что произошла авария и в нее угодил Кит. За прошедший год ваши отношения не то что бы потеплели и стали лучше, но теперь при встрече ты хотя бы не кидался его убивать. Скорее смирился с фактом его существования. Он как та надоедливая мошка, которую как не отгоняй - не улетит далеко. Даже бесит. Очень-очень бесит! Но ничего поделать ты с этим не можешь. Хочешь, конечно, но не можешь.
Вот теперь он лежит в какой-то больнице и ему делают операцию. Зная о финансовом положении Кита, понимаешь, что тому банально нечем платить за лекарства, операцию и реабилитацию. Хочется, конечно, плюнуть и забить, но в прошлом году он спас тебе жинь, а значит есть отличный шанс отдать должок и потом с чистой совестью прыскать в его сторону следующую вечность. Таков был план.
Напоив Соню успокоительным, и дождавшись, пока она уснет, нашел в ее телефоне адрес больницы и поехал туда. Ты в душе не ебал насколько там все серьезно и не преувеличивает ли Соня, но и не сделать ничего не мог. Просто потому что потом, когда она придет в себя, если в Китом что-то случится, а ты ничего даже не попытался сделать, то все камни полетят в тебя. Такого счастья пожалуйста не надо. Вон, есть кучи других людей, в кого можно кидаться говном, а в тебя не надо. Ты вообще-то на путь исправления встал. Или типа того.

Машину ведешь так, что рискуешь сам загреметь в травму, но не обращаешь на это никакого внимания, сейчас главное доехать вовремя. Ангел тебя бережет, потому что минуя все опасные моменты, ты все же выруливаешь на парковку госпиталя целым и невредимым. Но то, что завтра тебе прилетят штрафы за опасную езду по городу уверен на все сто. Да и похуй. Права не отберут и ладно.
В больнице тебе никогда не нравилось. Ощущение какой-то катастрофы - вот что такое больница. Но сейчас ведь и правда происходила какая-то катастрофа? Дорогой человек твоего любимого человека мог умереть. Или нет, ты пока точно не знал.
Подойдя к стойке регистрации, спрашиваешь: - тут недавно привезли Кита Келли, я родственник, что там с ним? - Девушка ищет в базе, потом говорит: - у него проблемы со страховкой. Он сейчас на операции... - Ты набираешь номер одного из своих юристов, - привет, тут у меня у друга проблема со страховкой, я сейчас дам девушку из регистратуры, возьми реквизиты, что там надо, чтоб мы оплатили. - Передаешь ей трубку, - поговорите. - Она сначала хотела возмутиться, но потом махнула на это рукой, раз человек готов платить - она поможет. Они что-то быстро обсудили, она продиктовала какие-то цифры, а потом вернула телефон. - Ладно, с этим вопрос мне сказали будет решен, но все равно пока ничего не понятно. Вы бы подождали в зале ожидания, если что-то понадобится, то к вам придут. А вы, собственно, кто ему? - Вспоминаешь уловку, которой воспользовался Кит. Вы чертовски похожи, что даже иногда становится странно: а шутка ли. - Брат... - Она хмыкает, как будто не очень то и верит, но ей на самом деле плевать, ведь если не вылезет очередная судебная тяжба с каким-то бомжом, она даже готова закрыть на это глаза.
Ты покупаешь кофе и садишься на лавочку. Больница давит, хочется убежать отсюда, но заставляешь себя сидеть здесь.

+1

3

Кит приоткрывает глаза и не понимает ничего. Дискомфорт мешает шевелиться, а слабость не дает нормально анализировать ситуацию. Он понимает, что находится в больнице, но совершенно не помнит, как здесь оказался. В запястье воткнута капельница, мерзко пищит под ухом какой-то прибор и из туловища торчит несколько трубок. А еще трудно дышать и отчаянно хочется пить. Кит опускает глаза – вся грудь перебинтована, неприятно стягивает кожу на лбу. У него по рукам рассыпались мелкие полосы шрамов, ярко-алые. Очевидно, промытые. Кит пытается приподняться, но движение отзывается лишь болью в затылке и от резкой попытки принять сидячее положение хочется блевануть прямо на пол. Капельница начинает пошатываться, вот-вот навернется. Кит не помнит нихуя, но оставаться здесь ему явно не хочется. Белые простыни сковывают движение, заботливо подоткнутое одеяло сжимает в тиски. Мягкость подушки раздражает настолько, что хочется вырваться прочь от этой гадкой стерильности. В больницах всегда пахнет спиртом, смертью и огромными тратами. Кит свои ладони осматривает, хочет вроде иглу капельницы поскорее вытащить из вены, но вкусная едкая жидкость в кровь проникает. Наверное, это что-то полезное. Кит хочет кого-то позвать, чтобы попросить объяснить, что произошло. У него не пробелы в памяти – постоперационный шок. Не до конца отошел от наркоза, соображает криво, словно между сном и реальностью балансирует. Скрежет металла и глухой удар – все, что Келли успел запомнить прежде чем его ребра превратились в груду осколков. Кажется, на него наложили гипс. Кажется, он в ближайшее время не сможет ходить. Кажется, осколком кости пробило легкое и курение под запретом. Кажется, обширная черепно-мозговая травма еще долго будет мешать адекватно соображать. Киту хочется пить. А еще подойти к зеркалу и осмотреть себя со всех сторон. Ладонью он мягко лица касается, пальцами пробегает по мелким швам, что наложены на лоб, бровь, щеку и подбородок. Киту просто знать хочется, что он даже в таком состоянии самый красивый человек на земле. И первое, что он спрашивает у врача, пока тот зачитывает список повреждений (сумбур из непонятных слов, медицинская терминология, огромное количество разнообразных диагнозов), насколько он красив сейчас по десятибалльной шкале.

Киту говорят о необходимости провести еще парочку операций, но пока проводят стандартный опрос, реакцию зрачков проверяют фонариком, водят ручкой перед носом туда-сюда и обратно. Кит моргает, ему хочется здесь не присутствовать, а поскорее вернуться домой. Чтобы как можно быстрее превратить всю эту историю в шутку смешную. И не тратить лишние деньги (будто они у него есть) на пребывание здесь. Поболит и пройдет. Само заживет. На Келли все как на собаке – два дня и будет огурчиком. Но сейчас он не может приподняться и даже говорить сил не находится. Не больно, просто все слишком вяло, лениво. И монотонная речь врача баюкает как колыбельная. Он говорит о неутешительных прогнозах, гематома головы, закрытая травма, переломанные кости, пле-пле-пле что-то там в легких. А Кит просто взгляд свой уводит в сторону и чувствует, что засыпает. У него интеллект куска хлеба, он не понимает всех этих терминов и перспектив. Если ему сейчас скажут, что жить осталось пару часов, то пусть принесут ноут с фильмом пиздатым или целым списком смешных видео напоследок.

Кит взглядом ищет свой телефон. Где крошка-Коул, он уже всех поднял на ноги, переживая? Хоть бы Молли додумался не позвонить. Она не должна видеть Кита таким немощным и беспомощным. В этой палате пахнет расточительством, медикаментами и спекшейся кровью. Врач что-то пишет в листках, задавая Келли вопросы, на которые у него нет ответов. Как он себя чувствует? Странно, но вроде живой. Что ему хочется? Пива и сигарет. У Кита болит голова и ему некомфортно, пищащий аппарат на нервы действует похуже врача. Кит выдыхает, просит дать ему морфий, ведь так обычно врачи неизлечимо больных добивают. Халявная порция наркоты за счет государства. Удобно устроился, ничего не сказать. Интересно, кто будет платить по счетам. Страховку Кит Келли просрочил года четыре назад, теперь для него любое лечение не по карману. А операции это, вроде как, дорого ебанешься. Ни один банк не одобрит кредит. Опять свой рот, жопу и член выставлять на аукцион. Чтобы затрахали немощного до потери сознания. Перспектива манящая и Кита она веселит. Интересно, он в состоянии хотя бы поссать самостоятельно? Или придется справлять нужду в мочесборник и под себя. Смешно будет звать медсестру, потому что Кит надудонил в кровать.

– Вас в зале ожидания брат дожидается, пригласить его? – Врач ручкой щелкает, а Кит едва заметно кивает. Правильно, Коула надо утешить. Маленький небось перепугался. Сидел там черт знает сколько часов (кстати, сколько?) и волновался. Врач уходит, а Келли придумывает тысячу и одну шутку, которой брата успокоит. Главное, чтобы Коул не успел никому позвонить. Ни Соне, ни Молли, ни ребятам из лофта. Чтобы Кит не стал объектом всеобщего переживания. Это ж пустяк. Подумаешь, ребра стянуты. Подумаешь, весь в порезах и ссадинах и с перспективами двух операций чуть позже. Ну, проебался, слегка загулял, лишь бы не видеть сочувствие в чужих лицах. Кит выдыхает и за каплями в капельнице наблюдает меланхолично, пытаясь представить, сколько врачей за сегодняшний день видело его голым, проводя операцию. Кит читал, что врачи в этом плане существа совершенно бесполые, но просто любопытно, хоть у кого-нибудь встал?

Дверь открывается и свой ленивый взгляд Келли обращает на вошедшего. Силуэт размывается от усталости или травмы головы. Зрительный нерв видимо пошел по пизде, Коул что, за несколько часов стал чуть выше? Может, Кит в коме валялся несколько лет? Человек делает шаг и в нем Келли узнает Коперника. Хмыкает, пытаясь ему улыбнуться. Вот кого не ожидал встретить, так это его. Неожиданно. Интересно.

– Если ты пришел добить меня, – каждое слово дается с трудом, каждое слово тянется безвкусной жвачкой, – то ебашь поскорей, – Келли пытается пальцами шевелить, медленно и меланхолично, будто в руках у него невидимый шарик, который необходимо катать, странное ощущение, пальцы словно объятые холодом, – только скажи мне, дружище, я все еще самый красивый? По десятибалльной на сколько я выгляжу? Мои кудри пиздаче твоих?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » долг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно