полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Смотри на меня, когда я говорю


Смотри на меня, когда я говорю

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

28 августа 2019, квартира Леона и Женевьев

Geneviève Villars-Myers & Leon Myers

https://i.imgur.com/U2lH8yE.jpg

Леон застукал Женевьев и Макса, когда они занимались сексом в гостиной их дома на полу

[nick]Geneviève Villars-Myers[/nick][lz1]ЖЕНЕВЬЕВ ВИЛЛАРЕ-МАЙЕРС, 250 y.o.
race: дракон[/lz1][icon]https://i.imgur.com/rHDJ7z8.png[/icon]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-19 19:19:44)

+2

2

Черные как смоль волосы разметались по плечам в хаотичном порядке. Женевьев дышала сбито, жадно глотала воздух приоткрытыми губами, потому что внутри она вся пылала. Пылала, когда брат вколачивался в неё размеренными, сильными и глубокими толчками, прижимая к полу. Пылала, когда смотрела в его глаза и видела там желание вперемешку с ненавистью. Пылала, когда понимала, что не только она зависима, что как бы Макс не пытался отделаться от их порочной связи, ничего у него не получается. Она сама даже не пытается. Давно смирилась с тем, как обстоят дела. Да, ненормальная. Да, такие связи порицают даже у них, драконов. И что с того? Какая разница, если сходишь с ума, когда любимые глаза наполняются яростью и расплескивают её вокруг себя, грозясь уничтожить всё живое в радиусе километра? Какая разница, если когда видишь его с другой, то не можешь держать свою собственную силу под контролем - именно так Женевьев несколько раз устроила пожар. Не умышленно. Случайно. Потому что не смогла контролировать эмоции. Да только кому от этого легче? Соседской девчонке, которая сгорела вместе с квартирой? 
Едва ли.
Рука Макса хватает её за горло, сжимает то не сильно, но ощутимо. Перед глазами у Женевьев плывет, но она только сильнее вскидывает бедра, в попытке слиться с ним и стать ближе, сократить расстояние между их телами до критического минимума. Ближе-ближе-ближе. До боли, до пляшущих перед глазами цветных кругов от нехватки кислорода. С силой разжимает его пальцы на своей шее, выскальзывает из-под него и слышит чужое шипение от потери контакта между телами. Он не кончил и дракон внутри него бушует. Женевьев улыбается и шепчет "тшшш" перед тем, как опрокинуть брата на спину и упереться ладонями в его плечи, прижимая к полу так, как он только что прижимал её. Глубоко вдохнув, опускается на его член сверху. С губ срывается стон. Страстный, протяжный, полный желания. Снова становится хорошо. И горячо, как же горячо. Она подымается и опускается сама, скользит вверх-вниз, держит темп и сжимает мышцы вокруг него. Царапает острыми ногтями плечи брата, теряет на мгновение контроль и вот струйка крови скользит по сильному плечу - Макс, кажется, даже не замечает, просто обхватывает её бедра руками и помогает насаживаться. Женевьев склоняется и ведет языком по месту пореза, слизывая алые капли, пробуя их на вкус - сводит с ума, заставляя двигаться быстро и жадно.
За стонами никто из них не слышит скрипа входной двери. Никто не замечает привалившегося к косяку силуэта Леона Майерса, занявшего там наблюдательный пункт. Уж не навыки ли полученные в бою помогли мужчине смотреть бесшумно, не выдавая ничем своего присутствия. Леон застает кульминацию, хотя мог бы остановить процесс едва ли не на середине: Женевьев красиво и изящно покачивается на Максе в последний раз, сжимает бедра и падает на плечо брату, уткнувшись в то носом и слизывая с него языком выступившую каплю пота. Она чувствует себя счастливой и удовлетворенной. Ровно до того момента, как Леон подает признаки присутствия.
Блять.

[nick]Geneviève Villars-Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/rHDJ7z8.png[/icon][lz1]ЖЕНЕВЬЕВ ВИЛЛАРЕ-МАЙЕРС, 250 y.o.
race: дракон[/lz1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-19 19:37:36)

+1

3

Сегодня всё не то и всё не так.
Леон трёт руку о своё меч, внимательно следя взглядом за острым лезвием. Аккуратно проводит кожей по острию ещё раз, не переставая думать о том, что стоит нажать чуть сильнее и покажутся алые капли крови. Гоблинская сталь была одной из самых лучших. Остриё такого клинка могло без малейших усилий проткнуть кожу любого дракона. Любого существа. Поэтому их армию снабдили такими клинками, чтобы армия была непобедимой. Но дать бойцам оружие половина дела, другая заключалась в подготовке и именно этим занимался Майерс день ото дня.
Сегодня тренировка прошла по обычному плану: сначала изматывающий кросс по пересечённой местности, после спарринги, а в заключении шли поединки с оружием. Леон согнал со своих бойцов спесь изнурительным трудом. Слишком они стали гордиться самими собой, слишком стали уверенными в том, что их армия непобедима. Это начало краха. Поэтому Майерс спешил это исправить.
Потные и задыхавшиеся молодые драконы вползли в душевые и под горячими струями воды не стеснялись в выражениях, говоря о своём командире. Леон не слышал этих слов из-за того, что остался сидеть на тренировочном поле. Сердце его было не на место. предчувствие пиздеца ныло внутри, разрастаясь чумой по всему организму. Может быть он просто не привык к спокойной жизни. Может быть это чувство накопилось в нём из-за того, что он жил с женщиной, которую не любил. Сколько этих "может" можно отыскать? Множество. Но перечисление проблем в его жизни не поможет унять тревогу в душе.
Леон поднимается с места и идёт в свой кабинет. Он ему противен. Все стены отделаны деревянным панелями из дуба, у окна стоит массивный стол с зелёным сукном на столешнице. Множество книг теснится на книжных полках, а стены украшают военные трофеи и награды. Слишком дорого, слишком помпезно. Он привык к походной жизни, где из удобств у тебя только сбившийся походный матрас и звёздное небо вместо ночника. Там в полях он чувствовал себя свободным, вольным делать всё, что ему захочется. Здесь же он был в золотой клетке и поводком на шее. Не выдохнуть, ни сделать шаг в сторону.
Кинув меч на кожаный диван, Леон быстрым шагом выходит из кабинета. Ему душно, тошно, тесно. Быстрее домой, закрыться за дверь и выдохнуть. Только там он может не притворяться, только там он может снять маску и быть тем, кем он является. Обычным драконом с нелёгкой судьбой, котором всё осточертело. По пути Леон покупает букет винных роз. Сам не знает зачем. Его жена навряд ли оценит такой порыв, ведь они ещё на берегу договорились, что между ними ничего не может быть. Они просто друзья по несчастью, которые будут идеально играть спектакль, который от них все ждут. Может быть этим букетом, он хочет загладить свой ранний визит домой, тем самым нарушив спокойствие Женевьев. Может быть он хочет сдвинуть лёд с мёртвой точки в их отношениях, ведь невозможно прожить всю жизнь бок о бок с совершенно чужим человеком.
Опять эти "может".
Ещё на подходе к дому Леон чувствует чужой запах. Знакомый, но чужой. Сердце разгоняется в бешенном темпе. Неужели его чутьё не подвело мужчину. Тихие шаги по гравийной дорожке. Он снова на войне, снова прокрадывается в тыл врага. Дверь открывается так же тихо. Букет летит на пол в тот самый момент, когда на дракона обрушиваются звуки секса. Женевье не одна. Трахается с кем-то у них дома, пока Леон пропадает на работе. На ладонях кровавые подтёки от шипов. Тихой поступью Майерс проходит в дом, обращаясь в тень. Их двое: Женевьев и её... брат? Леон замирает на месте, когда видит, что его жена скачет на собственном брате. Вверх-вниз. Вдох выдох. Слов нет. Эмоций тоже. Он просто сглатывает и опирается на дверной косяк наблюдая за тем, как двое трахаются. Что ж, порно выдалось неплохое с пометкой "инцест".
Женевьев кончает первой. шумно дышит и стонет в унисон с Максом. Этот пиздюк кончает спустя несколько секунд после сестры. Прямо идиллия.
- Что ж, это было красиво. - Леон хлопает в ладони, когда двое замирают с круглыми от удивления глазами. Они напуганы, сбиты с толку и даже боятся дышать. - Признаюсь, - Леон выпрямляется и кладёт руку на сердце. Театрально, с паузами, - я думал о том, что у тебя может кто-то быть кого не одобряли родители, поэтому они так спешили тебя спихнуть на кого-то более или менее приличного, но это, - он разводит руки в сторону приподнимая бровь, - даже не пришло мне в голову, а я бывалый военный.
После этих слов Леон, словно бы ничего не случилось, проходит в гостиную и садится в кресло рядом с влюблённой парочкой, не обращая внимания на их наготу. С манерами аристократа на кладёт ногу на ногу и бросает рубашку, что была на подлокотнике кресла, в лицо Максимиллиана в немом жесте "прикройся".
- Можно было догадаться ещё тогда по вашим играм в гляделки. - Длинным пальцем Майерс дотрагивается до губ, словно бы вспоминая день совместного ужина, когда увидел брата своей жены впервые. - И давно это у вас?
По большому счёту ему плевать на то, как долго длится этот грязный роман. Ему нет дела до того испытывают ли эти двое  чувства друг к другу или просто трахаются. В его голове лишь мысли о том, что делать с этим дальше.

[NIC]Leon Myers[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/OV2Wgox.gif[/AVA]
[LZ1]ЛЕОН МАЙЕРС, 300 y.o.
race: дракон;
profession: воин
wife: Geneviève
[/LZ1]
[SGN]  https://i.imgur.com/3E6Gzai.gif [/SGN]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-19 21:58:05)

+1

4

Женевьев кажется, что небо сейчас упадет ей на голову, а вселенная просто обязана схлопнуться. Она закусывает губу и в первое мгновение смотрит на Леона испуганно и растерянно, всё ещё прижимаясь при этом к плечу Макса, по которому только что проводила языком. Внутри неё от страха закипает пламя - это опасно. Она усердно и старательно давит порыв и силу внутри себя, но можно разглядеть, как сейчас в её зрачках плещется огонь - стихия грозится выйти из-под контроля.
Вдох.
Выдох.
Еще один вдох.
Девушка старательно игнорирует разнесшиеся эхом хлопки аплодисментов, что отражаются от стен и будто бьют её наотмашь. Нельзя вестись. Нельзя поддаваться провокации. И она боится посмотреть сейчас на Макса, потому что их секрет раскрыт. Ей придется умолять Леона, чтобы тот не стал достоянием общественности. С другой стороны, конечно, слово Леона на весах с одной стороны и её слово на весах с другой. Она из древнего рода, почетная его представительница и наследница, на которую возложены надежды. Леон всё ещё просто воин, пусть уже и её муж. Но детей у них нет и, скорее всего, никогда не будет - по крайней мере она надеется. Только вот страх всё равно сковывает тело, словно сжимает его в тисках, заставляя сердце внутри ускоренно стучать, разгоняя огонь по венам вместо крови - ей правда нужно держать себя в руках.
Глубоко втягивает воздух через нос, расправляет плечи и садится на полу в позе лотоса. Смотрит, как Макс натягивает протянутую рубашку. Кажется, ему тоже не стыдно за то, что Леон их увидел. Что ж, они молоды и красивы, у них в венах драконья кровь и можно попытаться соврать, что они просто решили развлечься. Впервые, конечно же. Раньше никогда такого не было. Женевьев склоняет голову к плечу и смотрит на мужа внимательно: видит ли он, как в её глазах пляшут всполохи огня? Понимает ли, что пусть ненадолго, но всё-таки своим появлением выбил её из колеи?
- Каким играм, Леон? Я не понимаю, о чем ты говоришь, - Женевьев поднимается с пола с легкостью и грацией. Потягивается, чтобы размять затекшие конечности. Между ног противно влажно и очень хочется принять душ, но едва ли муж, застукавший её, позволит сейчас такую вольность. С другой стороны, разве они оба не знали, что брак будет только фиктивным? Она всего лишь переспала с мужчиной. Какая разница в том, что этот мужчина её брат? Женевьев делает вид даже для самой себя, что никакой разницы не существует. А намек о том, что их родители знают об этой связи кажется ей вопиющим: конечно они блять не знают! Просто Макс скрывался целую кучу лет перед тем, как Женевьев его разыскала. И пока он жил свою свободную жизнь ей приходилось отдуваться за двоих, ведь она становилась единственной наследницей древнего рода драконов. В её крови - сила и власть, а у этого есть своя цена, даже если признавать эту цену не хочется.
Бросает на Макса взгляд, в котором неожиданно сверкает не то обида, не то боль, а потом тянется за сброшенным в порыве страсти шелковым халатом. Накидывает его не плечи, скрывая тело. Впрочем, скрывать ей особенно нечего: Леон хоть и не любит её, но трахаются они всё равно с завидной регулярностью, хоть изначально не собирались этого делать. Просто оказалось, что спать с кем-то, кто живет с тобой под одной крышей - удобно. А еще у Леона прекрасное тело, сильные руки и хороший аппетит. Женевьев не нашла причин, по которым ей не стоит спать с собственным мужем, если учесть тот досадный факт, что Макс [будьонблятьнеладен] женился на Джекки, что гипотетически разбавит драконью кровь ведьминской, если та родит ребенка - Женевьев снова злится и стискивает зубы так, что черты её лица становятся ещё более резкими. Если бы можно было избавиться от Джекки - она бы избавилась и даже взглядом не моргнула.
- Это первый раз. Чистая случайность,  - девушка-дракон садится на диван под пристальным, но как будто скучающим взглядом мужа. Закидывает ногу на ногу, расслабленно откидывается на спинку, - Макс зашел в гости, а дальше всё как в тумане. Знаешь, возможно просто между мной и тобой слишком давно не было близости. Я изголодалась, пока ты пропадаешь на работе и дрессируешь своих мелких драконят. Но дело важно, я понимаю, отрывать тебя от него вовсе не хотелось. А тут брат... Он вырос таким красивым, я не сдержалась.
Ей бы прикусить язык и молчать. Возможно, стоило бы отдать ситуацию на откуп мужчинам, но она не может. Это она старшая дочь в семье Вилларе. Это она должна отвечать за благополучие их дома. Возможно, Женевьев в самом деле слегка завидует рыжей маленькой ведьме - та в жизни ничего не решает, просто плывет по течению, из которого её достали цепкие когти Максимиллиана [ей наплевать, что в воду её столкнул брат собственными руками, девчонка была слаба]. Женевьев же надо стараться. Играть роли, менять маски и думать, что она говорит. Нельзя просто жить и наслаждаться, ведь она кругом должна. Семье. Обществу. Брату. Мужу. Злость снова вспыхивает у неё внутри и все присутствующие в комнате знают - если её не потушить, что-нибудь рядом обязательно загорится.
Женевьев упирается взглядом в камин, на котором стоят рамки с фотографиями. На них она и Леон, их пышная свадьба и попытки выглядеть счастливыми. На самом деле у них не было шанса.
- Этого больше не повторится. Ты не должен был этого видеть, - ложь, конечно. Но в следующий раз она правда будет осторожнее. Лучше бы их секс увидела маленькая ведьма.

[nick]Geneviève Villars-Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/rHDJ7z8.png[/icon][lz1]ЖЕНЕВЬЕВ ВИЛЛАРЕ-МАЙЕРС, 250 y.o.
race: дракон[/lz1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-20 19:10:50)

+1

5

Женевьева скалится, смотрит на мужа взглядом «подумаешь, случалось дерьмо и похуже». Только вот девушка забывается в том, кто перед ней сидит: военный, дракон, который прожил дольше неё. У Леона не было нянек и золотой ложки во рту. Не было беззаботный дней, когда можно было предоставиться самому себе. Вся его жизнь это постоянная работа над собой, попытки выжить в этом мире. Вернуть то, что поправок всегда было твоим - репутацию в обществе. Драконы Англии снобы, которых можно поискать. Вечно с надменными лицами, несут регалии впереди себя и смотрят на всех свысока. Майерс прожил долгую жизнь и многому научился. Первое что он научился видеть в своих собеседниках - ложь.
Женевьева врала. Нагло. Импульсивно. Ей бы задуматься хоть на мгновение и выбрать правильный путь - правды. Они никто друг другу. Просто двое драконов обречённых играть в одну игру. Единственный шанс выжить это быть союзниками. Идти рука об руку и доверять друг другу. Но эта девчонка решила, что умнее старого вояки. Решила что её обаяния и наготы достаточно для того, чтобы отвлечь внимания мужа.
Не достаточно.
Майерс без особого труда замечает искорки огня в глазах супруги, кожей ощущает растущую в комнате температуру. Она нервничает, не смотря на внешнее спокойствие. Максимилиан фыркает и собрать одежду с пола. В отличие от сестры ему непривычно сидеть с голой жопой перед этим мужчиной. Его движения медленные, плавные. Он одевается, но всем видом показывает, что не от страха или стыда.
- Не понимаешь…
Леон растягивает слова. Ему некуда спешить. В казарме его не ждут сегодня. Встреч на вечер запланировано не было. Да и как можно куда-то уйти, когда застукал свою жену с её младшим братом. Ему хватает выдержки, чтобы сохранять спокойствие. Спасибо годам тренировки и муштры. Спасибо тому, что его жена ему безразлична. Одному Богу известно, чтобы было, если бы он любил её. Остался бы тогда Максимилиан жив? Да. Но цел ли? Навряд ли.
У драконов не принято разводиться, но быть вдовцом не запрещается.
- Милая моя, Женевьев. - Он выдыхает и поднимается с кресла. Меряет размеренными шагами комнату, подходя к камину. На каменной полке стоят фотографии со свадьбы. Здесь они улыбаются. Даже правдоподобно. Несколько статуэток «на счастье» и ваза с сухоцветами. Прямо идиллия. Леон берёт кочергу и ворошит в камине угли. Его лицо окрашивается в красный. - Ты правда меня так плохо знаешь, раз веришь в то, что я поверю твоим словам? Я думал ты умнее. - Всё так же спиной к ним. Его голос спокоен. Словно бы ничего не произошло.
- Блять, зачем разыгрывать эту драму? - Максимилиан не выдерживает. Ему чуждо терпение и чувство такта.
- Заткнись! - Леон шипит на парня и замирает. - Я не помню, чтобы спрашивал у тебя хоть что-то. - Цедит сквозь зубы. Его левый глаз наливается золотом. Гнев вспыхивает в одно мгновение, грозясь спалить всё вокруг, но тут же отступает прочь. Вдох. Выдох. Серая сталь вновь читается во взгляде. Он сможет сохранить спокойствие и ясный ум. ему под силу такое. - чистая случайность. Ха! - Майерс усмехается. Поворачивается к своей жене. Кочерга летит в подставку с металлическим лязгом, как единственное доказательство того, что внутри дракона бушует буря. - Брат просто зашёл в гости. Дракон, который наплевал на свою семью и свалил на долгие годы, не давая о себе знать. Жив ли он, всё ли с ним в порядке. Его совершенно не волновало спит ли по ночам мать. Не рыщет ли его отец по городам с армией драконов. Не выплакала ли себе все глаза Сестра. Просто заходит в гости к тебе. От нечего делать. Что? Проснулась совесть? Я что по-твоему так туп? - Вопрос повисает в воздухе. В ответ молчание. Да и что тут отвечать? Все в Лондоне прекрасно осведомлены о том, что Максимилиан Вилларе эгоистичный юнец. Он ничего не делает для других. Ради других. Ещё одна головная боль родителей. Навряд ли кто-то из высшего круга захотел бы отдать свою дочь за такого нарцисса. Даже большое наследство и регалии не спасали ситуацию. Так что чете Вилларе несказанно повезло, что их сынок сам решил эту проблему. Леону было даже жаль юную ведьму. - Смешно! - Леон истерически смеётся, впиваясь взглядом в свою супругу. - Сейчас меня больше расстраивает не твоя измена, а то, что ты держишь меня за дурака! Женевьев, люди, которые случайно переступают черту, переспав впервые, - он выделяет это слово повышением голоса, - с кровным родственником не выглядят так спокойно. Им стыдно. Неловко. Тошно. Они не могут найти себе места. Тебе ещё накинуть вариантов того, как ты должна себя вести, чтобы твоя ложь выглядела более убедительной?  Или ты справишься с этим сама?!
Леон замолкает. Изучает взглядом жену, которую, как ему казалось, он знал. Сидит с невозмутимым взглядом. Даже не думает прикрыть свою наготу. Ей так комфортно в компании двух мужчин, один из которых её родной брат. Что ещё упустили родители в их воспитании? Что ещё успело поломаться в мозгу этих двух драконов? Это не впервые. Он видит это чётко. И не в последний раз. Это читается во жадном взгляде Максимилиана, который только и ждёт момента, чтобы улизнуть из дома.
- Родители знают о ваших случайностях или мне самому просветить их?

[nick]Leon Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/OV2Wgox.gif[/icon][sign]  https://i.imgur.com/3E6Gzai.gif[/sign][lz1][LZ1]ЛЕОН МАЙЕРС, 300 y.o.
race: дракон;
profession: воин
wife: Geneviève[/lz1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-20 21:10:22)

+1

6

Леон обманчиво мягок. Его голос струится легко и непринужденно, но Женевьев уже понимает, что ни к чему хорошему это не приведет. У её мужа стальная выдержка, не даром он муштрует солдат и держит их в ежовых рукавицах, учит послушанию и службе своему народу. Если отбросить всё то безумие, которое Женевьев испытывает к своему родному младшему брату - ей нравится Леон и она уважает его как дракона. Признается внутри себя, что трахаться на полу в гостиной их общего дома было крайне глупой затеей, но теперь это уже ничего не изменит, потому что Майерс видел всё представление собственными глазами. С какой-то болезненной отстраненностью девушка думает о том, счел ли муж зрелище хоть сколько-то привлекательным или был заинтересован только тем, как сможет использовать в собственных интересах новые факты?
Они с Максом попали. Это становится очевидно с каждым новым словом, которое произносит мужчина, прибивая их весом изящную Женевьев к обивке дивана, на краю которого она сидит, кутаясь в шелковый длинный халат. Упирается взглядом в камин в попытке перевести дыхание и больше не смотреть на мужа, потому что внутри нехорошо шевелится чувство вины. Вздохнув она просит у Макса:
- Можешь оставить нас вдвоем? Нам тут поговорить надо, - пожимает плечами будто бы извиняясь. Она почти уверена, что младший и сам хочет сбежать от всей этой нудятины. Впрочем, с другой стороны, ему бы надо остаться, чтобы осознавать, чем это всё грозит и ему, но Женевьев потом сможет пересказать при необходимости. В конце концов, это она что-то там нарушила и поступила плохо. Только вот не очень понимает, почему именно всё это плохо, если они с Майерсом не клялись друг другу в любви и обещали не бередить сердца, влюбленные в других? Ей хочется напомнить Леону, что он не просил у неё верности и сам в верности не клялся.
- Ты не скажешь им, - устало вздыхает Женевьев и возвращает взгляд на мужа. Ей что придется его умолять? От одной мысли об этом по спине бежит холодок и мурашки. Что-что, а унижаться она терпеть не может едва ли не больше всего на свете. В её венах течет кровь могущественного семейства, она сильная и стойкая не смотря ни на что. Даже когда думала, что потеряла Макса навсегда, то всё равно собиралась жить вопреки, хотя сдохнуть хотелось отчаянно сильно. А теперь выходит такая вот глупость, черт возьми. Леон кругом прав - она не выглядит как дракон, который в первый раз поддался грехопадению. Она росла с этим чувством. Она впитала в себя его ненормальность настолько, что та растворилась у неё в крови, стала неизменной константой и чем-то постоянным и привычным. Женевьев плотно сжимает пухлые губы, стискивает челюсть до боли, а потом шумно выдыхает, восстанавливая контроль над телом, потому что еще минуту назад дракон внутри неё рвался наружу, чтобы защитить её и брата от вмешательства в частную жизнь.
- Зачем тебе это? Что они смогут сделать? Я замужем. Макс тоже женат. Нет никакого более действенного способа отлучить нас друг от друга, - подымается с дивана и прохаживается перед камином туда-сюда. Смахивает пальцами с фоторамок налетевшую пыль. Легкий флер грусти опускается ей на плечи, когда думает о том, что вся её судьба предрешена - ей никогда не быть с любимым человеком. Почему тогда вселенная никак не успокоится? Почему тогда Леон смотрит на неё так, словно она предала его доверие?
- Да, мы трахались не первый раз. Да! Накажешь меня за это? - Женевьев ловит взгляд мужа, смотрит в его глаза прямо и уверенно, готовая принять любой ответ, но искренне не понимающая, почему всё это вообще происходит, - я совратила собственного брата. Что еще ты хочешь узнать, Леон? Откуда я взялась такая порочная? Почему всё это вообще произошло? Да я понятия не имею, - и голос её отчего-то звучит отчаянно и надломлено. Измученная прошлым и настоящим, она хочет как можно быстрее закончить этот разговор, а потому спрашивает у супруга прямо:
- Чего ты хочешь? Чтобы я перестала? - и сердце у неё в груди стучит быстро, больно ударяется о ребра и мучительно продолжает свой бег, отсчитывая секунды и минуты жизни. Она была бы, кажется, рада, если бы оно остановилось.

[nick]Geneviève Villars-Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/rHDJ7z8.png[/icon][lz1]ЖЕНЕВЬЕВ ВИЛЛАРЕ-МАЙЕРС, 250 y.o.
race: дракон[/lz1]

+1

7

- Я с тобой ещё не закончил. - Леон цедит сквозь зубы, когда его жена вздумала, что она ещё в праве что-то решать. После такой оплошности она потеряла всякое уважение своего мужа. Теперь он дин вправе решать что и как будет. Да, они не клялись друг другу в верности, не говорили слов любви. Весь их договор строился лишь на том, что они помогут друг другу выпутаться из того дерьма, в котором увязли из-за обязательств. Но случившееся выходило за всякие рамки. Женевьев переступила черту, приведя своего любовника в их дом. Это как испачкаться в грязи, от которой не отмыться. Майерс никогда не признается Вилпаре в том, что он был верен своей жене. Но это он так решил, что не стоит распаляться на женщин и подпитывать общество новой порцией слухов. Он так привык жить - порядочно, верно, с полной самоотдачей и не требовал взамен этого у своей жены. Он просто наивно полагал, что девушка будет относиться к нему так же - не тащить в дом своих любовников и быть аккуратной. Но этого не произошло. Повезло хоть, что не в его постели. Такого бы дракон точно не смог стерпеть. - Иди в другую комнату. С тобой я разберусь позже.
Решив, что им и правда сейчас лучше поговорить наедине, Леон отдаёт последний приказ Максимилиану, как своему солдату. Где-то внутри него зарождается мысль о том, чтобы при следующем ужине подкинуть королю идею о том, что их младший отпрыск нуждается в дисциплине. А где её лучше всего приобрести - в полку Леона. Там то он точно сбросит спесь с обнаглевшего наследника престола. Научит его манерам и поведению. Король и сам будет рад увидеть как сильно преобразится его сын. Но это потом. Сейчас предстояло разобраться с обнаглевшей женой, которая решила, что она всё ещё хозяйка положения.
- С чего ты взяла что не скажу? - Его тон полон сарказма и яда. Он смотрит в глаза той, что ещё час назад уважал и сочувствовал. От этих чувств теперь не осталось и следа. - Думаешь это так трудно для меня? Что я испугаюсь позора или буду стыдиться того, что моя жена загуляла? Нет. О нет, моя Женевьв, война давно выжгла во мне все чувства. Так что если ты надеешься на то, что я по каким-то причинам не сделаю этого, то ты ошибаешься. - Левый глаз Леона опасно полыхнул золотом и снова погас, оставляя металлический блеск. - Ты думаешь, что нет? Тебе набросить пару вариантов? - Майерс хмурится и снова шагает к кожаному креслу и с свойственной ему грацией садится в него. Глаза мужчины изучают женщину напротив. Он даёт своей жене несколько минут на рассуждение, на поиск вариантов, которые могут устроить её родители узнав о таком. Но ответа не было. Женевьев продолжала молчать. Не придумала ничего или решила услышать варианты извне не столь важно. Он сам даст их ей. - Твой брат уже прилично успел подпортить жизнь твоим родителям. Взять бы хотя бы то, что он женился на ведьме. Общество восприняло эту новость ой как плохо. - Дракон усмехается. - Теперь его наследники, если таковые будут, - если Леон не кастрирует его собственным клинком, - будут смешанной крови. Кто знает, что из этого может получится. Грязнокровок в мире драконов никогда не любили,  а уж взойти на престол таким драконам точно не дадут. Так что твоего брата с лёгкостью отправят подальше от нашего государства. С глаз долой, из сердца вон. Так что жить ему поживать до конца своих дней где-нибудь в Австралии. Второй вариант тебе не понравится. - Леон давит довольную ухмылку, но получается скверно. - Его подкинут мне, чтобы я обучил его хоть каким-то навыкам воина. А после отправят воевать, чтобы найти его неуёмной энергии применение.  А там такие как он долго не живут.
Леон замолкает, довольный тем, какое впечатление произвёл на свою жену. Она испугана. Сбита с толку. Этого он и добивался. Но хватило ли ему этого? Нет. Точно нет. Хотелось сделать ещё больнее. Ударить по больному - самолюбию.
- Наказывать? Это ты сама решай чего достойна. Но в одном ты права - я не расскажу твоим родителям об этом. - Майерс снова встаёт с кресла и медленными шагами подходит к Женевьев, встаёт в плотную, наматывая прядь чёрных волос на длинный палец. - Есть одна мысль какую плату вы оба можете заплатить за моё молчание. - Леон знает, что стоит ему озвучить её, его жена вздохнёт с облегчением. Нет, она обрадуется, подумав, что эта плата ничтожно мала. Ей даже не придётся ничего делать самой. В её мозгу даже может родиться мысль о том, что её муж прогадал, озвучив такую цену. Но месть это блюдо, которое подают холодным. Не всё сразу. И до неё смысл слов и действий дракона тоже дойдёт только спустя какое-то время, когда повернуть вспять будет нельзя. - Я хочу посмотреть, что там за ведьма такая. Раз он нашёл в ней замену тебе.
Когда-то Майерс и сам был влюблён в одну ведьму. Когда-то он сам с ума сходил от любви к ней. Сгорал заживо, когда потерял. Сейчас самое время чтобы ещё раз убедиться в том, что та ведьма была одной из немногих. Единственной в его пылающей душе.
- Вас в доме чтобы больше не было. Увижу ещё раз, отрежу твоему любовнику яйца. Надеюсь это понятно. А её он пусть приведёт завтра вечером. Сама можешь идти в это время куда угодно. И не смей меня больше обманывать.

[nick]Leon Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/OV2Wgox.gif[/icon][sign]  https://i.imgur.com/3E6Gzai.gif[/sign][lz1][LZ1]ЛЕОН МАЙЕРС, 300 y.o.
race: дракон;
profession: воин
wife: Geneviève[/lz1]

+1

8

Глаз мужа опасно наливается и вспыхивает золотом. Будь у Женевьев чуть поменьше выдержки - она бы вздрогнула. Вот только она и сама вспыльчивая и сильная, хоть и не настолько, как Леон Майерс. Но у неё достает и смелости и гордости выдерживать взгляд мужа, сидеть прямо и уверенно, а не жаться в угол дивана страшась своей участи.
Чему быть, того не миновать. Так думает Женевьев когда выслушивает все доводы мужа о том, как он мог бы поступить, чтобы поставить на место её и Максимиллиана. Но слушать перспективы брата, не радужные, но так складно расписанные как по нотам, словно Леон уже побывал в двух интерпретациях будущего и знает всё наверняка - неприятно. Только приходится отдать должное - дракон прав с огромной вероятностью. Макс избалован и капризен, привык жить вольно и так, как ему заблагорассудится, едва ли армия сделает из него хорошего солдата, скорее сломает хребет пополам. Женевьев кусает губу и это единственный жест, который выдает её нарастающую нервозность. Она само останется в относительной безопасности, если ситуация вскроется. Всё-таки её брак с Майерсом оказался выгодной позицией и для неё самой. Печать греха останется на ней, конечно же, но худшее, что может случиться - отец потребует наследника в ближайшем будущем. Они с Леоном, кажется, договаривались об отсутствии детей, но он ведь мог и передумать ради достижения других целей, да?
Перспективы у неё неприятные, но не смертельные. Чего не скажешь о Максе, скрывшемся за дверью в другую комнату. Он наверняка еще не очень хорошо понимает, чем всё может обернуться и Женевьев привычно берет ответственность на себя и винит в произошедшем тоже только себя - это она совратила брата. Сама. Её желанием было превратить его из мальчика в мужчину, стать для него первой и лучше бы единственной. С единственной она погорячилась, конечно же - Макс своенравен и эгоистичен, а девушек всю жизнь меняет чаще, чем иные люди меняют носки. Родители все-таки много упустили в его воспитании, когда стали оставлять того под присмотром Женевьев. Может быть, ничего и не случилось бы при другом раскладе. Но что теперь об этом думать?
Женевьев неожиданно чувствует себя виноватой. Дважды. И в том, что вообще влюбилась в собственного родного брата. И в том, что не удержалась от того, чтобы переспать с ним в их с Леоном квартире. И если первое кажется неизбежным, то второе было глупо до безобразия. От собственной тупости хочется что-нибудь сломать или поджечь и глаза девушки привычно вспыхивают огнем, который так и просит отпустить контроль, распаляя её изнутри. Стихия в ней требует выхода и приходится дышать глубоко и размеренно, чтобы оставить её в себе, не дать выхода. Раньше Вилларе не могла похвастаться такой выдержкой. В детстве рядом с ней постоянно вспыхивали различные предметы мебели или игрушки, но то было относительно безопасно - сила дракона в детстве это не то же самое, что его сила спустя двести лет.
В груди у неё болезненно сжимается сердце от глупых переживаний за брата. Сама она не уверена, что Макс стал бы вообще заботиться о её судьбе сложись ситуация наоборот. И это больно и неприятно. Сердце бьется о рёбра и идёт трещинами, грозясь расколоться-рассыпаться. Женевьев смотрит на Леона устало и только кивает головой: ты во всём прав. Что она ещё может сказать? У неё в самом деле сильный и умный муж, и не будь она влюблена в маленького ублюдка, то могла бы быть с ним счастлива: по факту он выигрывает у Макса по всем параметрам.
- Говори, - она спрашивает без особого энтузиазма, когда Майерс заикается, что есть плата, которую они могут принести ему за молчание. Молчание для Макса стало бы пропускным билетом в дальнейшую жизнь, а иначе ему, женившемуся на ведьме в пику родителям и самой Женевьев, и правда не отмыться от еще одного позора.
- Хорошо, - не то чтобы Женевьев может решать за брата и его благоверную, но какой есть у того выбор? Или пойти на странные условия, последствия которых не ясны, или разгребать фатальность случившегося прямо сейчас. У Женевьев же сводит зубы от слов "нашел в ней замену тебя", а глаза снова вспыхивают огнем. Она закрывает их, чтобы успокоиться, чувствуя как сердце бьется прямо в горле и сводит её с ума. Ревность, дикая и необузданная, заставляет её гореть изнутри и это фактически невыносимо. Хочется взреветь, схватить с камина фотографию и запустить ту в стену, чтобы она со звоном разбилась и осыпалась к ногам осколками. Проклятая ведьма ей ничего не сделала, но Женевьев ненавидит её сильнее всего на свете. Вглядывается в Леона и не понимает, зачем та ему понадобилась. Переспать в качестве отместки и ответного удара? Если так, то это в самом деле будет неприятно, потому что кругом она - Джекки-Джекки-Джекки. Ненависть накрывает с головой, заставляет сжать руки в кулаки.
- Да, Леон, - она проявляет всю покорность, на которую способна в принципе, хотя внутри всё кипит и бурлит от гнева, злости и ревности. Ей невыносимо понимать, что муж имеет над ней власть в любом случае, даже если они и пытались заключить мирное соглашение - Леон всё равно пользуется тем, что он мужчина и тем, что он военный. Женевьев сверкает в него глазами, но всё равно держит мысли при себе, а вслух озвучивает только одно: - сам поговоришь с Максом или мне сказать ему?

[nick]Geneviève Villars-Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/rHDJ7z8.png[/icon][lz1]ЖЕНЕВЬЕВ ВИЛЛАРЕ-МАЙЕРС, 250 y.o.
race: дракон[/lz1]

+1

9

Леон улыбается едкой улыбкой. Даже не пытается скрыть её. Зачем? Видеть свою жену в шаге от воспламенения было большим удовольствием. Дракон знал куда бить и без промедления воспользовался этим. Для женщин нет ничего хуже, чем знать, что им нашли замену. Моложе. Красивее. Умнее. Хотя в последних двух фактах стоит убедиться лично. Но это дело времени. Сейчас он смотрел на Женевьев с искрой в глазах. Его распылял её внутренний огонь. Давай, пылай! Покажи мне, как сильно ты зла. Одних пылающих глаз, впрочем, достаточно. Леон подпитывается этим гневом. Кормится, как коршун добычей.
- Сама скажешь. - Голос снова спокойный и ровный, даже приторный, словно не было злобы и обиды. Всегда приятно осознавать, что ты король положения. Что только ты в праве решать как и что будет происходить дальше. Все взоры в комнате обращены на тебя. - Позови его сюда и скажи об этом. Хочу видеть его лицо, когда он узнает цену моего молчания.
Леону была интересна реакция сопляка на то, что другой дракон хочет посмотреть на его игрушку. Посмотреть и, возможно, воспользоваться ею. Будет сопротивляться и пойдёт на попятную или же согласится? Насколько эта ведьма дорога ему? Насколько Женевье была права, когда говорила, что младший просто бесится с жиру с этой ведьмой? Майерс надеется, что младший Вилларе всё же будет сопротивляться, что ещё сильнее распалит пыл Женевьев. Это будет хорошим представлением. Жаль нет огнетушителя рядом.
Дракон замолкает, когда его жена зовёт брата, тот в свою очередь заходит в комнату царской походкой. Одежда была в полном порядке: рубашка заправлена в брюки, пиджак сидел как влитой, даже волосы уложил. Его лицо сияет самодовольной ухмылкой. Ему ни чуть не стыдно за то, что его застали трахающим собственную сестру. Молодой и глупый. Леона от таких тошнило. Всё самодовольство было лишь пустым звуком и не имело за собой ровным счётом ничего. Нажми сильнее и мыльный розовый пузырь лопнет, открывая неприглядную правду: он слаб и жалок. Весь пафос мальца строился лишь на положении и деньгах родителей. Как семья таких уважаемых драконов могла вырастить нечто подобное. Он позорит весь их род. В Женевьев и то было больше гордости, стати, которые держались на внутреннем стержне. Такая бы смогла выжить на фронте и принести пользу.
- Нет! - Максимилиан вспылил в ту же секунду, стоило сестре назвать цену. - Исключено! - Он взмахивает руками, зло смотрит на Женевьев, а после переводит взгляд на Леона. Его зрачки пылают огнём, того и гляди пламя вырвется из под контроля и перекинется на мебель. - Что, - он усмехается, смотря на своего недруга, - задело, что я трахаю твою жену? О, - Макс манерно дотрагивается до сердца, изображая вселенскую скорбь, - ну что же ты пал так низко! О благороднейший дракон! Из самого благородного рода. Или я что-то перепутал? - Парень усмехается, пытается задеть дракона перед собой за живое. Бьёт наотмашь по самому больному месту Майерса - его семье и её положении. Ведь именно из-за этого Леон оказался там, где сидел сейчас: в доме, который ему чужой; женат на той, что его никогда не полюбит. Но Леон был готов к тому, что в его адрес посыплются оскорбления, поэтому сохранял спокойствие, но про себя решил, что идея с армией должна воплотиться во что бы то ни стало. Этот юнец переходит границы дозволенного слишком легко, не опасаясь расправы. - Может быть, надо получше трахать свою жену, чтобы мне не пришлось делать всю работу за тебя?
- Браво! - Леон хлопает в ладоши, смотря безучастным взглядом на театр одного актёра. Это представление стоило того, чтобы застать свою жену за изменой. Стоило нескольких нервных клеток, чтобы увидеть замешательство в глазах его жены. Ну что, приятно? Такого ты ждала или, быть может, в глубине души надеялась, что брат легко расстанется со своей ведьмой, ведь у него есть ты? На губах застыла улыбка. Не ожидала. Расстроена. Готова поджечь этот чёртов дом вместе со всеми. Месть сладка. - Видимо, ты тоже не справляешься, если она раз за разом ложится в мою постель. - Возвращает «комплимент» обратно. Когда Максимилиан хочет возразить, Майерс поднимает указательный палец вверх - он недоговорил. - Чего ты так боишься? Чему противишься? Если я правильно всё понял, опять же, из рассказов твоей сестры, то эта ведьма для тебя лишь развлечение. Да и женился на ней ты только в отместку. Или это неправда? - В комнате повисает тишина. Никто не спешит её нарушить. Максимилиан хмурит брови, смотря то на Женевьев, то на Леона, не понимая к чему тот клонит. - Так приведи её ко мне. Покажи своей любящей сестре, что ты не настолько эгоистичен. И я сохраню вашу тайну. - Макс фыркает, сплетает руки на груди в защитном жесте. Ему не нравится то, во что он влип. Но отступать было некуда. Чита Вилларе не погладит своих детей по голове за секс между ними. - Или ты боишься, что твоей ведьме я больше придусь по вкусу?
- Вот ещё!
Дракон вспыхивает, как спичка. Его так легко провоцировать, что Леону становится скучно. Это как играть с ребёнком, у которого нет ни одного шанса на победу.
- У тебя нет шансов! Что ты вообще можешь мне сделать? Ты обычный вояка без статуса и власти. Мне стоит только…
- Мне стоит только напеть твоему отцу на ухо, как я могу тебя исправить на войне. У себя в казарме выбить из тебя всю дурь! О, будь уверен, он послушает меня, а не своего сопливого сына! А там, уж будь уверен, ты будешь у меня жрать грязь каждый день. Я протащу тебя через огонь и воду, чтобы ты позабыл о тех днях, когда нежился в постели своей сестры. Или может мне лучше отправить тебя в ссылку? Где о тебе все позабудут? А твою сестру отправят в пансионат, где накинут уздечку послушания. Вариантов масса, ведь король прислушается ко мне.
Дракон замолкает, давая время на раздумья. Но оно и не нужно. Ответ и так очевиден. Читается на лицах обоих. Одно дело, когда проблема касается кого-то другого, не тебя. А когда наказание грозит сорваться на твою голову, всё начинает играть иными красками.
- Я приведу её. - Наконец сдаётся.
- Хороший мальчик. - Соглашается Майерс, довольный собой. - А теперь иди. Подготовь свою жену к тому, что ты так глупо проебался, а расплачиваться придётся ей.

[nick]Leon Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/OV2Wgox.gif[/icon][sign] https://i.imgur.com/3E6Gzai.gif[/sign][lz1][LZ1]ЛЕОН МАЙЕРС, 300 y.o.
race: дракон;
profession: воин
wife: Geneviève[/lz1]

+1

10

Женевьев плотно сжимает зубы, когда муж говорит ей, чтобы она сама поговорила со своим любовником. Девушка закатывает глаза просто потому, что не может оставаться безучастной, а хваленая выдержка трещит по швам. Впрочем, она тут же берет себя руки - в конце концом Вилларе старшая дочь в семье драконов, в детстве она была для Макса авторитетом и когда было нужно могла и прищемить тому хвост. Если честно, Женевьев росла вовсе не доброй девочкой и старшей сестрой: строгая, ревнивая, выходящая за границы разумного, шпыняющая и авторитарная. Она была плохой сестрой до того момента, как умудрилась влюбиться в собственного младшего брата. Чтящая традиции семьи, она смотрела на своенравного Максимиллиана едва ли не с презрением к его отсутствию желания быть лучше, к его духу бунтарства и самолюбию на грани самолюбования. Впрочем, это теперь её брат такой. Не её ли любовь вылепила из некогда хорошего мальчика эгоистичное чудовище? Женевьев не знает и от этого у неё болит голова. Всё слишком сложно. И чувство вины пополам с чувством отчаяния ворочается внутри, когда она зовет брата обратно в зал:
- Леон сохранит наш секрет, - секундная заминка, - при условии, что ты завтра приведешь к нему Джекки, - выдыхает фразу легко и равнодушно, потому что за минуту до этого успела нацепить на лицо самую безразличную маску, которая у неё есть. Взгляд больше не горит, он холоден, когда Женевьев смотрит на вдруг вышедшего из себя Максимиллиана. Тот сверкает в её сторону глазами, полными огня. Огрызается и отказывается от сделки.
- Замолчи и подумай! - Женевьев не просит, Женевьев приказывает, но Макс отчего-то так сильно злится, что внутри у неё всё замирает в ужасе. Требуется не больше пары секунд, чтобы осознать - её брат дорожит поганой маленькой ведьмой. Не хочет делиться ей ни с кем, особенно с Леоном. Из каких-то чувств или из простого эгоизма? Уж явно не по той причине, что поделиться ему мешают моральные принципы. Моральные принципы в младшем драконе умерщвлены рукой самой Женевьев, которой она ласкала его член и заглядывала в глаза, нашептывая томным голосом о том, как сильно его хочет. Блять!
Макс не хочет думать. Он хочет рвать и метать и потому старается задеть Майерса побольнее, жонглируя словами в надежде попасть точно в цель. И где-то в промежутке между одним и другим по касательной всё же задевает Леона - Женевьев видит, как на секунду дернулась мышца на его лице, выдавая эмоции. Но Леон опытный вояка, умеющий держать своё тело и разум в узде, он тут же стирает со своего лица все проявления слабости. Если честно, вопреки всяческой логике, Женевьев все-таки им гордится. Не будь всё так сложно, она могла бы быть счастлива, потому что Майерс - прекрасный вариант.
А она снова всё испортила от своей безудержной любви к маленькому поганцу, который не ценит её настолько, что ему претит идея делиться своей рыжеволосой шлюхой - Женевьев не выдерживает и рядом с ней в вазе вспыхивает роза - она горит ярко и стремительно, проходит не больше минуты перед тем, как цветок пеплом осыпается на кофейный столик - девушка переводит дыхание и облизывает пересохшие губы. Ей стало легче. Смотрит за перепалкой мужа и брата, и если честно надеется, что выиграет первый. Потому что осознавать, что она для Макса всего-лишь маленькое грешное развлечение, галочка против очередного пункта бунтарской природы - неприятно. Искренность её чувств к нему когда-нибудь погубит саму Женевьев и сейчас она зла настолько, что готова собственноручно предать их историю огласке и пусть всё горит синим пламенем: Леону придется сделать ей ребенка, она станет матерью-наседкой, но зато Макс поплатится за свою нелюбовь к ней. Девушка облизывает губы и накручивает локон черных волос на палец, наблюдая за сценой, но не вмешиваясь: Леон разберется сам. К тому же ему едва ли бы понравилось, если бы она полезла между ними, а он итак уже достаточно разгневан. Женевьев приходится признаться самой себе, что она сожалеет о собственной глупости.
Ей кажется, что она выдыхает только тогда, когда Макс соглашается на сделку, принимая поражение. Кровь в его венах горячая и жгучая, Женевьев без всяких лишних манипуляций знает - она кипит в венах младшего Вилларе и скоро найдет выход. Ему нельзя сорваться на сестру - она старшая и не потерпит этого в присутствии мужа. Да и Леон едва ли решит, что с его женой может разбираться кто-то кроме него самого. Женевьев склоняет голову на бок и чуть нервно улыбается: под горячую руку скорее всего попадется Джекки. Ей бы предупредить брата, чтобы не трогал девчонку до завтра, что Леон обязательно отметит, если у той будут синяки и ссадины. Но она молчит. Пустым взглядом провожает силуэт брата, который скрывается за углом. Звук хлопка входной двери касается её ушей и отдается в груди болью и одиночеством: она должна попытаться перестать спать с братом.
- Леон, - зовет мужа шепотом, потому что чувство вины вдруг становится сильным и давящим, хотя она всё равно зла на супруга, что тот воспользовался её слабостью и принялся шантажировать. Задается вопросом: точно ли Леон лучше хоть в чем-то? Каждый ищет выгоду.
- Извини. Мне правда жаль, что я сделала это дома, - она не станет врать и говорить, что ей жаль в целом, потому что это ложь как минимум на половину, а он просил не лгать больше. Женевьев не дура, она постарается. Встречает его взгляд прямо и выдерживает его тяжесть, - я была не права.

[nick]Geneviève Villars-Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/rHDJ7z8.png[/icon][lz1]ЖЕНЕВЬЕВ ВИЛЛАРЕ-МАЙЕРС, 250 y.o.
race: дракон[/lz1]

+1

11

Бой выигран. Но почему на душе так гадко? Почему нет чувства облегчения? Ведь он смог без большого труда поставить этих двоих на место.
Ответов на эти вопросы нет. Да дракон не искал их. Какой в этом смысл?
Чувство превосходства над ситуацией не насыщает. Не радует. Входная дверь глушит ударом, грозясь сорваться с петель. Младший Вилларе хлопает ею так, чтобы показать своё недовольство. Последняя реплика, которую он оставляет за собой, лишний раз показывая дурное воспитание. Никто не учил королевского отпрыска манерам. Никто не объяснял ему, чем опасны такие вспышки гнева для крови, которая течёт по вена раскалённой лавой. Мйерсу даже от части жаль этого парня. Может быть его никто не любил. Поэтому парень ищет любви и признания любым доступным и понятным для него способом, пусть и таким извращённым. Других он и не знал. Леон готов поспорить, что ещё не раз столкнётся с этим пиздюком. Слишком он уж самолюбив. Не умеет проигрывать достойно. Поэтому, чтобы не навлечь на себя неприятности, Майерс решает для себя одно - спать с ведьмой он не станет. Кто знает, что задумал дракон, чтобы ему отомстить. Ущемлённое эго будет искать "правосудия". Молодая кровь по долгу не утихает. Устроить шоу подобное сегодняшнему, чтобы выставить себя жертвой? Почему бы и нет? Было бы красиво и изящно. Тогда Леону не отвертеться. Никому не доказать, что это он днём ранее застукал свою жену и младшего отпрыска королей за сексом. Кто ему поверит, когда его член в ведьме? Там, где не должен быть. В чужой жене. Тогда его самого отправят в ссылку далеко и надолго. Майерс сам бы поступил точно так же. Поэтому он будет просто проводить вечера за беседами, то ничего у этого эгоиста не будет на руках. Леон снова будет в выигрыше с карточкой миссии, который лишь справляется о здоровье нового члена семьи. Ещё один удар поддых самодовольного кретина.
Но вот Женевьев и Максимилиан до последнего не будут знать, что происходит в этом доме за закрытыми дверьми. Пусть гадают и бесятся. Максимилиан, что его игрушкой пользуется кто-то другой, а Женевьев от того, что стала не интересна собственному мужу. Да, дракон собирался больно щёлкнуть по носу этой девушке, дав почувствовать какого это получать по заслугам. Этот жизненный урок был для обоих.
Майерс встаёт с кресла, смахивая несуществующую пыль с плеча. Слова жены словно пустой звук. Он даже не смотрит на неё, когда разворачивается и неспешными шагами и с ровной спиной выходит из гостиной. Сегодня дракон точно не намерен говорить с Вилларе. Ему неприятны её извинения, какими бы они не были. Слишком свежи воспоминания в голове: два обнажённых тела, её стоны полные удовольствия, прикрытые веки и жадные поцелуи. Эти картинки ещё долго будут проследовать мужчину. Но время имеет приятное свойство накидывать вуаль на события, которыми мы не дорожим. И это померкнет со временем. Стоит только подождать. А ждать мужчина умел.
В прихожей ботинки наступают на рассыпанные по полу алые розы. Символ примирения и заботы. Топчут их, как Женевьев растоптала своим поступком всё уважение к себе. Возможно навсегда.
Сегодня Майерс не вернётся домой. Переночевать можно и в казарме, сославшись на то, что хочет проверить службу молодых драконов. Внеплановая проверка. Ещё один хороший ход, чтобы не плодить череду слухов. К его семье и без того приковано слишком много внимания.
В холодном помещении Леон ложится на диван. Накрывается чёрным кителем и закрывает глаза. Сегодня ему хочется уснуть и не видеть снов. Но как на зло в голову лезут последние слова жены. В них неподдельное сожаление. Искреннее. Такой чистой и неподдельной он видел её в первый день их встречи, когда Женевьев запустила в него вазу. Она была прямолинейна в своих намерениях и не лукавила перед ним. Они как две открытые книги читали друг друга, договариваясь обмануть весь мир. Но это было два года назад.
Сегодня всё поросло мхом и ложью.
Сегодня он спит в казарме совсем один, а его жена мается в одиночестве дома без возможности высказаться и загладить вину.
Когда всё успело так испортиться, что казалось, пути назад уже нет?
В комнате становится тихо.

[nick]Leon Myers[/nick][icon]https://i.imgur.com/OV2Wgox.gif[/icon][sign] https://i.imgur.com/3E6Gzai.gif[/sign][lz1][LZ1]ЛЕОН МАЙЕРС, 300 y.o.
race: дракон;
profession: воин
wife: Geneviève[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Смотри на меня, когда я говорю


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно