полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Kings and queens and guillotines


Kings and queens and guillotines

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Классическое средневековое фэнтези

The Princess, The Dragon and The Prince
Драконы нужны для того, чтобы есть принцесс. Принцы нужны для того, чтобы их спасать.

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

+2

2

Вы думаете, принцессой быть легко? Наверное, крестьянам так и кажется, но сама Виктория считала, что жизнь простых людей куда проще и понятнее: да, они заняты весь день тяжёлым трудом, но их труд физический, и когда он окончен, они имеют право от него отдохнуть, собираясь семьёй вокруг стола и устраивая гулянки с песнями и плясками. Если же ты принадлежишь к знатному роду, твои обязанности не покидают тебя никогда, утром или ночью, в присутствии людей или наедине с собой - впрочем, как принцессе остаться наедине с собой? Рядом обязательно будут слуги и стража. И быть принцессой - это не просто носить красивые наряды и улыбаться, быть принцессой - это во всём подчиняться воле отца, не владеть своей жизнью ни на секунду, постоянно упражняться в совершенствовании манер, знаний и социальных навыков, чтобы разбираться в политике и людях. Объективно Виктория понимала, что её не ждут на политической арене - будучи девушкой, то есть созданием женского пола, она могла рассчитывать разве что на выгодный брак и умение исподтишка оказывать влияние на будущего супруга, так, чтобы на совете он говорил её мыслями, чтобы она транслировала свои идеи и намерения в его уста. Но такому уровню плетения интриг ещё предстоит научиться...
Виктория уже достигла возраста, когда девушке подобает обручиться, но отец, будучи королём, не торопился с выбором избранника дочери, ведь кандидатов было много, было важно подобрать самого достойного. Мнение самой Виктории в данном вопросе, разумеется, ничего не значило. Её это не печалило - за девятнадцать лет она привыкла быть послушной дочерью, терпеливо выполняла всё, что от неё требовали, а поскольку наряды она действительно выбирала красивые и с детства научилась мило улыбаться, в народе её любили. Видели в ней этакую звёздочку, волшебный лучик солнечного света, сошедший на землю, чтобы согреть окружающих своим присутствием. Кем же Виктория является на самом деле, она не могла ответить.
И всё же были в её жизни весьма счастливые моменты - например, отец позволял ей гулять на природе, устраивать пикники, пусть и в гордом одиночестве, если не считать за спутников угрюмых молчаливых стражников. Так и сегодня Виктория расположилась на полянке у чудесного озера; перед ней стоял столик для пикника, на котором лежала корзинка с собранной служанками едой - сендвичи и фрукты, немного чая, который ей уже налили в чашку. Стражники стояли неподалёку, как всегда грозные, суровые и молчаливые. Виктория одиноко вздохнула, поднося к губам чашку с ароматным напитком, как вдруг раздался некий шум, и стражники зашевелились.
Виктория поспешно отставила чашку на столик и обернулась, пытаясь понять, что встревожило таких невозмутимых обычно мужчин. Их беспокойство моментально передалось ей - хоть она и умела держать себя в руках, как подобает принцессе, и она не была лишена обычных человеческих эмоций, а страх - самая естественная из них. Она закрутила головой по сторонам, пытаясь разглядеть всадника, одетого в доспехи чужого королевства, или даже нескольких, но видела только свою стражу, и что её удивило особенно - стражники смотрели вверх, запрокинув головы, и о чём-то отчаянно перекрикивались. Стоило самой Виктории последовать их примеру и взглянуть вверх, как ей всё стало кристально ясно: в небе летел огромных дракон, ящер гигантских размеров.
Драконов Виктория видела разве что на картинках, слышала про них в легендах и сказаниях, которыми её пугали наставницы, чтобы уложить наконец маленькую непоседу спать. Там дракон всегда выступал неким злодеем, кошмарным зловещим чудищем, которое похищает прекрасных принцесс и золото, но те драконы её не пугали по-настоящему, потому что были выдуманными, нарисованными. Сейчас же перед ней представил настоящий монстр, а она не знала, каковы его намерения.
Стража растерялась. Она были хорошо вооружены и прекрасно натренированы, но что могут сделать простые воины против большого крылатого ящера? Щиты не спасут их от огнедышащей пасти, мечи не нанесут урона такому мощному противнику. Кажется, они и сами понимали, что сопротивление бесполезно, потому что двое из них бросили тяжёлое оружие и побежали, куда глаза глядят, и как бы ни дрожала от страха Виктория, всё же в её душе шевельнулось и возмущение: подумать только, и эти люди служили её отцу, эти люди клялись в вечной преданности Короне! Служанка, разливавшая чай, лежала в обмороке, и Виктория была близка к тому, чтобы присоединиться. Оставшиеся на месте стражники ринулись к ней, пытаясь придумать, как обеспечить ей безопасное укрытие, но куда деваться? Кругом - лишь поля и озеро!..

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

+2

3

Герман могу бы сказать – «я так хочу, чтобы лето не кончалось», но, по сути, ему было все равно на смену сезонов и протекающие сквозь когтистые лапы годы. Он был древен, но все еще крепок и полон сил, и все еще занимался тем, что кошмарил всю округу тем, что летал над ней кругами, то и дело поджигая посевы, задевая крыльями мельницы, вызывая ураган своими движениями. Герман называл себя «Громогласным», тогда как жители королевства предпочитали другое слово, но оно непечатно. Зачем терзать уши читателей чем-то оскорбительным, когда достаточно просто посмотреть на этого древнего чешуйчатого змея? Его золотая броня отливала на солнце, слепя всех, кому не посчастливилось встретиться с ним. В принципе, его недолюбливали жители, считая стихийным бедствием, но делать ничего не могли. В конце концов он просто радостно буянил, не уничтожая деревни, лишь изредка таская корову-другую. Зря говорят, что драконы чахнут над златом и готовы за него на все. Ничего подобного, Германа такое не интересовало: золото было красивое, но скучное, и ним было неинтересно, оно лишь в своем глянцевом блеске показывало облик змея. А он был действительно хорош: длинный, крылатый, огнедышащий! Просто мечта, не иначе. И сам он считал ровно так, поэтому решил побаловать себя изысканной забавой – украсть принцессу. Прошлую он утащил еще лет двести назад, но игрушка быстро сломалась, и предпочла выпрыгнуть из окна в башне, чем достаться ему. Глупенькая! Ведь у нее крыльев не было. Хорошенькие крестьянки ему не нравились: недостаточно хрупкие, недостаточно нежные. Не похожи на цветок, что выращен в теплице, так что Герман решил для себя, что достоин только принцессы.
Ее, разумеется, он спрашивать не стал. К чему такие сложности, когда он тупо сильнее?

Она еще и рада должна быть, что он готов осчастливить ее собой! До замка лететь неблизко, но что несколько лиг для дракона? Так, легкая прогулка, сопровождающаяся вырванными с корнями деревьями и седыми детьми, показывающими пальцем на ужас в небе. Принцесса была снаружи, в окружении своих стражников, но что они могли сделать, против Германа? Конечно же ничего, они либо разбегались, либо безуспешно тыкали в его золотую броню копьями. Опускаясь все ниже, делая круг, он опускался на траву перед девушкой, внимательно разглядывая ее, выпуская из носа две струйки черного дыма. Хорошенькая. Хрупкая. Нежная. То, что нужно. Он фыркнул, вытягивая морду, чтобы понюхать ее: вкусно, цветочно. Отлично! Когтистой лапой он схватил фигурку девушки, сжимая ее так, чтобы она держалась крепко, но не сломала себе кости, и полетел. Кожистые крылья рассекали воздух, заглушая крики принцессы, а дракон лишь старался двигаться не так спешно, чтобы донести свою добычу живой. В своей башне он приготовил для нее постель из соломы и немного красивых камней. Кажется, этого человекам должно хватить, чтобы жить счастливо. Она его непременно полюбит! В этом он никак не сомневался, не зря же он настолько прекрасен! Хотелось скорее добраться до дома, чтобы получше рассмотреть свою питомицу. Хорошо бы ей понравились камни! Он выбрал лучшие из своей коллекции…

[NIC]Herman [/NIC]
[STA]дракоша [/STA]
[AVA]https://imgur.com/AnN4xyt.png[/AVA]
[LZ1]ГЕРМАН ГРОМОГЛАСНЫЙ, 1596 y.o.
profession: дракон, похититель принцесс
[/LZ1]

+1

4

Пока Виктория стояла, как вкопанная, широко распахнув от ужаса глаза с дрожащими от ужаса же каплями слез на ресницах, дракон, от которого она, остолбеневшая, не моглп отвести взгляда, приближался неумолимо, как лезвие гильотины, как ледянящая поля зима, как сама смерть - явление, которое невозможно остановить, как ты ни пытайся. Ещё ни одна магия мира не даровала бессмертие своему обладателю.
А Виктория, пусть и никогда всерьез не думала о смерти, боялась ее, как все смертные люди. Простой народ думает, что у королей нет страхов, невзгод и печалей, что они всесильны и всемогущи, но... реальность совсем иная, Виктория знала это по своему отцу. Да и по себе.
И ей, юной еще, по сути, девушке совсем не хотелось умирать. Смерть знаменовала некое новое начало, страшное, неизвестное, а Виктории все же хотелось задержаться здесь, в том начале, которое у неё уже есть. Как бы она не сетовала порой на свою судьбу, в её жизни было достаточно красивых, волшебных моментов, с которыми она не собиралась расставаться. Ей нравилось танцевать на балах, получать внимание от кавалеров, пусть и она не была всерьёз увлечена ни одним из них; нравилось читать интересные книги, встречать солнце на рассвете и провожать на закате... и все это зловредный ящер вознамерился у нее отобрать!
Сквозь панику в Виктории начала прорываться отчаянная ярость, она приготовилась биться за себя из последних сил, хоть и плохо представляла, как именно, но пока что дракон не спешил сжигать ее до тла, хоть его пасть и мелькала совсем близко, что придало девушке уверенности.
...Которая улетучилась в один миг, стоило гигантской когтистой лапе замахнуться. Она вскрикнула и заслонилась руками, ожидая, что в любую секунду её просто раздавит мощным ударом лапы о землю, но вместо этого она ощутила хватку, грубую, крепкую, но не смертельную, и завизжала пуще прежнего, осознав, что земля остаётся внизу. Дракон стремительно взлетал, унося ее с собой, как ястреб зазевавшегося кролика, и если бы обстоятельства были иными, Виктория бы обязательно подивилась красоте мира с такой высоты - бескрайним полям, разбитым реками и озерами, шапкам лесов и холмистым бугоркам гор, но ей, конечно, было не до этого. От страха, холода и скорости захватывало дух, Виктории банально не хватало кислорода на такой высоте, и в какой-то момент она потеряла сознание.
Очнулась девушка на сломе соломы, мягкой, но немилосердно колючей. На миг ей почудилось, что она всего лишь видела сон про дракона и полет в небе, а сама в это время сладко спала в поле. Только когда Виктория открыла глаза, она поняла, что реальность совершенно иная. Она с недоумением уставилась в потолок и стены незнакомой комнаты, услышала шумное дыхание дракона, взвизгнула и вскочила с постели.
- Нет! Не приближайся! - вскричала Виктория, хотя у нее не было уверенности, что дракон понимает человеческий язык. С другой стороны, драконы - волшебные существа, сотканные из магии, так ведь? Значит, он должен её понимать?
Был только один способ убедиться в этом.
- Что тебе нужно? - осторожно спросила девушка, недоверчиво глядя на своего похитителя. - Сокровища моего отца? Или власть?
Впрочем, с сокровищами Виктория погорячилась - запоздало ее взгляд наткнулся на россыпь драгоценных камней, довольно красивых, и в любой другой ситуации она не отказалась бы вплести несколько себе в волосы, но!..
- Что это за блестяшки? Что всё это значит? - от страха и растерянности она снова потеряла самообладание и агрессивно хлюпнула носом, сдерживая рыдания. - Я хочу домой! Домой к отцу и маменьке!
И чтобы подчеркнуть красноречивость своих слов, она зачерпнула горсть драгоценных камней и швырнула их в окно. Камни рассыпались в разные стороны; несколько отскочили от стены и вернулись в комнату, несколько вылетели наружу и устремились вниз, а один изумруд столкнулся в воздухе с рубином, изменил траекторию и попал дракону прямо в левую ноздрю, из-за чего у бедняги нестерпимо зачесался нос. Виктория была довольная; отец никогда не позволил бы ей высказать свою точку зрения подобным образом, но именно он, на взгляд Виктории, являлся самым доходчивым.

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

Отредактировано Anthony MacIntyre (2022-09-20 18:21:54)

+1

5

Принцессы все были легкими как пушинки или это именно уму повезло? Герман поглядывал вниз, чтобы убедиться, что его когти сжимают не воздух, а целое человеческое тело, которое еще дышит. Не хотелось бы прибыть на место и сломать свою прелесть, о нет. Он планировал любить ее и баловать, принося крупных грызунов, чтобы она могла перекусить. Может, приволочь ей живую капибару? Пусть сама поохотится, это же чертовски приятно, прежде чем вгрызться зубами в мясистую сочную плоть молодого животного. У дракона и у самого потекла слюна от мыслей о вкусном ужине в прекрасной компании его собственной прекрасной принцессы! Хорошо бы эта не пыталась сбежать, а то получится, что зря он разводил ферму капибар. А он так старался!
В своей башне он уложил свою ношу на солому и начал пристально рассматривать, жива ли. Выглядела сломанной и ее надо было починить. Или подождать немного… Так что Герман просто крутился рядом, нетерпеливо перебирая когтистыми чешуйчатыми лапами. Казалось бы, за такую долгую жизнь он должен был утратить любые эмоции, но он оставался довольно непосредственным, обитая изолировано от людей или пребывая в вековых спячках. Принцесса не просыпалась сразу, может, ее немного окурить дымом? Но это не понадобилось – она зашевелилась и открыла свои красивые глаза, отчего Герман довольно засопел, приближаясь. Но, видимо, принцесса чего-то не поняла, как закричала, так, будто бы ее похитили!

А, точно…

Герман остановился и чуть склонил голову на бок, рассматривая свою питомицу. Власть, сокровища? Он покачал головой и ткнулся мордой в ее сторону, облизнув раздвоенным языком ноздри от удовольствия. Он легонько пододвинул к ней свои подарки, которые переливались ярче всех, но девушка схватила из и выкинула в окно, попутно попав одним из них в морду Германа. Он зашипел, а после чихнул так, что бедную принцессу снова уложило (вернее припечатало) на солому. Это было ужасно оскорбительно! Он так должно собирал самые круглые и самые красивые камни, долго перебирая свою коллекцию и думая, какие ей понравятся. Никакие. Она выкинула его подарок питомице в окно, и ему теперь долго не собрать их. Он обиды он выпустил из ноздрей клубы темного пара и ударил хвостом по полу так, что стены заходили ходуном. – Что такое власть? – Прорычал он, облизываясь снова. – Я хочу сокровище, и я принес себе сокровище. Я окружу ее камешками. Я принесу ей монетки, и она останется. – Он кивнул, будто не разговаривал с ней, а сам с собой. Слишком уж отвык от компании, чтобы завязать осмысленный (на его взгляд) диалог. Питомица переживала, наверное, потому, что хотела не круглые камешки. В этом все дело! Нужны квадратные кристаллы, которые есть в его пещере! Он обязательно принесет ей их и положит у ног, пока она ест свою первую капибару в новом доме. Теперь это ее дом.

- Будешь жить здесь. Со мной. Я принесу ужин. – Он фыркнул и выполз из башни, планируя с нее в сторону фермы, которую он использовал как шведский стол. Легко подхватил капибару и взмыл обратно, чтобы положить меховым комком у ног своей принцессы. Ей нужно подкрепиться. – Ешь.
[NIC]Herman [/NIC]
[STA]дракоша [/STA]
[AVA]https://imgur.com/AnN4xyt.png[/AVA]
[LZ1]ГЕРМАН ГРОМОГЛАСНЫЙ, 1596 y.o.
profession: дракон, похититель принцесс
[/LZ1]

Отредактировано Miles Quinn (2022-09-20 20:52:06)

+2

6

Впав в истерику, Виктория уже и не надеялась услышать от дракона человеческую речь, поэтому на мгновение застыла от изумления, забыв про свою печаль. Слова, самые настоящие человеческие слова, извергаемые гигантской драконьей пастью, походили на видение, на дурной сон с изощрёнными деталями. Голос, похожий на гулкий рык, громогласно раскатился по комнате, отдаваясь от стен, и Виктория от ужаса отшатнулась, испугавшись, что разозлила чудище настолько, что он сейчас передумает быть милосердным и покончит с ней одним ударом хвоста, но нет: дракон, похоже, всё-таки был настроен на контакт, проблема лишь заключалась в том, что они не могли донести друг до друга свои мысли. Дракон не понимал, что от него хочет Виктория, в то время как она сама не понимала, что всё-таки нужно дракону. Не собирается же он держать её здесь вечно, как узницу? Виктории доводилось читать сказания о принцессах, запертых в башнях - то злыми мачехами, то злыми колдуньями, то злыми драконами, словом, кто только не прятал взаперти от мира несчастных благородных девиц! Но то были книжки, детские легенды, и Виктория воспринимала их именно так. А теперь сама стала героиней таковой.
- Я не собираюсь здесь оставаться! - сердито заявила Виктория, скрестив руки на груди. Она старалась храбриться, чтобы заглушить собственный страх. - И монетки мне не нужны!
Однако слова об ужине обнадёжили Викторию - не в том смысле, что она проголодалась, но в том, что ей казалось логичным: дракон решил обеспечить её едой, стало быть, он серьёзно настроен о ней позаботиться. В каком-то очень больном, извращённом смысле.
Когда дракон исчез, отправившись, видимо, за ужином, Виктория тут же начала метаться по своей комнате, пытаясь одновременно осмотреть и ощупать всё. Конечно же, она торопилась сбежать, но, выглянув в окно, сообразила, что побег легко не дастся: от земли её отделяло слишком большое расстояние, чтобы безопасно выбраться даже при помощи самодельных верёвок. Стены тоже выглядели и ощущались абсолютно гладкими, что внутри, что снаружи - и ухватиться толком не за что. Есть ли у башни лестница, Виктория не знала: с одной стороны, летающему ящеру лестница явно без надобности, с другой стороны, не сам же дракон её построил? Может быть, отобрал у людей, а бывших хозяев проглотил? Убранство комнаты было очень скромное, в нём буквально ничего не было, кроме подстилки из соломы... как же ей ухаживать за собой, принимать ванну? Ужин без стола и слуг Виктория бы пережила, но, как любая принцесса, она была до жути беспомощна в быту, не умела готовить пищу, не умела эффективно убираться в помещении, мыть и наводить ванну и всё в таком духе, и судя по всему, дракон тоже не умел делать ничего из перечисленного. Интересно, что ещё за ужин он ей приготовил?..
Как раз на этих рассуждениях дракон вновь очутился в башне и бросил что-то к её ногам. Виктория отпрыгнула назад, вскрикнув: он притащил дохлого зверя, совсем как кухарские кошки таскают мышей хозяевам! Но тут капибара зашевелилась, и Виктория бросилась уже вперёд, падая на колени рядом со зверьком.
- Она ещё жива, - произнесла она вслух, поглаживая шерсть. Капибара очнулась; она была слегка ранена, но выглядела бодрой. - Ей нужна вода, и мне, кстати, тоже! Значит, так!
У Виктории в голове моментально созрел план. Она не сомневалась, что стражники уже донесли её отцу о случившемся, ну, а её отец... он же король, так ведь? Великий и всемогущий. Он обязательно придумает, как вызволить её из лап дракона, отправит своих лучших воинов, рыцарей, всех тех мужчин, которые имели дерзость претендовать на её руку и сердце... словом, её спасение - это не её головная боль. Пока что Виктории нужно лишь подыграть дракону, чтобы самой не превратиться в ужин.
- Раз уж я буду здесь жить, - деловито обратилась она к дракону, уперев руки в бока, - мне нужны определённые условия. Понимаешь, дракон, я - принцесса, я привыкла к устоявшемуся порядку. Кстати, как тебя зовут? У тебя ведь есть имя?
Далее она указала на капибару:
- Это не сгодится. Я - человек, а люди не едят животных. Мне нужны яблоки с деревьев, например. А ещё мне нужна вода, ведь ты, должно быть, пьёшь из какого-нибудь горного ручья, но мне туда не добраться отсюда. А ещё мне нужна ванна, чтобы где-то мыться. И книги, чтобы проводить время. Я даже могла бы читать тебе вслух, если захочешь.

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

+2

7

Герман доверительно ждал, когда его питомица возьмет на руки меховую зверюшку и вгрызется ей зубками прямо в животик, вырывая нежный и сочный ливер. Капибара была еще юной, теплой, значит, и вкусной. Ему отчаянно хотелось, чтобы Принцесса оценила угощение и то, что ему не все равно, что ей дарить. Камушки ней не понравились (в носу до сих пор неприятно свербело), значит она привыкла к более красивым? Или к другим? Надо посмотреть в своей пещере, что там есть такого, что можно аккуратно положить к ногам девушки. Хоть бы она не стала вылезать в окно, с прошлой произошло несчастье – она ведь не умела летать, но решила полететь. Глупая красивая питомица… Герман расстроился тогда так, что два века не мог смотреть ни на кого, предпочитая коротать время в одиночестве, свернувшись в гигантский чешуйчатый рогалик. Он отдыхал на каменном полу своей башни, положив голову на хвост, и пускал колечки из дыма ноздрями. Ему было спокойно, но все же как-то тоскливо, когда дом не наполнял топот красивых маленьких человечьих ножек. Эта Принцесса была даже красивее той, такая хрупкая, такая нежная, похожая на статуэтку. Он так боялся поломать ее, пока нес, что сжимал тело почти невесомо. Но то, на ее коже явно останутся синяки от такого бесцеремонного полета, на который она не соглашалась. Переступив порог его башни, она стала его, и он собирался заботиться о ней, баловать ее, подкармливать, и, если она будет хорошей, катать на своей спине по окрестностям. Только ей бы надо подкрепиться и набраться сил, прежде чем ложиться спать. У нее был тяжелый день, а утром он положит к ее ногам крупный морской жемчуг, который вытряхивал из попадающихся на дороге купцов. Может быть, она любит жемчуг?

- Ты теперь моя, и ты тут останешься. – Герман говорил медленно, подбирая слова так, чтобы не напугать девушку. Кажется, она как-то нервно отреагировала на его слова, возможно, ему нужно говорить еще медленнее, чтобы ей было удобно. – Жива, я не могу кормить свою питомицу падалью! Она сама должна загрызть ужин. Так вкуснее. Бери. – Он носом подтолкнул к ней капибару, побуждая ее притронуться к ней. Может, ей непривычно? Тогда что же она есть? – Он слушал ее внимательно, дивясь тому, как ручейком льется ее дивный голос. Хорошо бы она пела ему перед сном, когда будет поглаживать его хвост. Она ведь будет? – Герман Громогласный меня зовут. Но я не хочу показывать тебе, почему меня зовут именно так. Я видел, как люди убивают оленей и кабанов и едят их, так что люди едят животных. Ты – человек. Это – животное. Ешь. – над ручьем он задумался. Принцессы никогда у него не жили дольше нескольких часов, так что о таком он не задумывался. Вода, значит вода, он принесет ей. А насчет яблок все сложнее. Он порылся мордой в углу, под грудой вещей и выкатил большое золотое яблочко, носом пододвигая к ее ногам. – Такое? Пока я лечу за водой будь осторожна. Та, что была до тебя не думала, что стены снаружи такие гадкие и скользкие. Она не умела летать, и ты не умеешь. - И да, сказки перед сном ей ему читать придется и без яблок.
[NIC]Herman [/NIC]
[STA]дракоша [/STA]
[AVA]https://imgur.com/AnN4xyt.png[/AVA]
[LZ1]ГЕРМАН ГРОМОГЛАСНЫЙ, 1596 y.o.
profession: дракон, похититель принцесс
[/LZ1]

+2

8

Значит, Герман Громогласный... Виктория задумалась, не доводилось ли ей слышать это имя раньше. Кажется, нет, но звучало оно весьма красноречиво, особенно вторая его часть, и она была благодарна дракону, что тот решил пожалеть её расшатанные нервы. Похоже, он действительно был расположен к ней приветливо, насколько это возможно в такой ситуации.
- Понимаешь, Герман, - терпеливо обратилась к нему Виктория, - ты прав, люди едят животных... но не все. Крестьяне - едят. Охотники - едят. Но я принцесса, я не могу их есть. Поэтому мне нужны яблоки.
Она опустила взгляд на яблоко, которое дракон подкатил к её ногам.
- Да, такое! Они растут на деревьях, целые рощи. В нашем королевстве их должно быть нетрудно найти.
Виктории мысленно было жаль крестьян, которые зависели от урожая, произведённого высаженными ими яблонями, но она надеялась, что они простили бы её, если бы понимали её положение. В этой башне она не могла рассчитывать на полноценный королевский обеденный стол и была вынуждена думать о самой простой и в то же время питательной еде, которую могла бы есть без предварительной готовки, ведь она, если честно, даже не знала, как это делается. Ей никогда в жизни не приходилось готовить еду самостоятельно. Но яблоки... да, с этим она справится, и на яблоках, богатых витаминами, можно долго протянуть. Даже если отцу понадобится время, чтобы собрать армию, с голоду она не умрёт. И если дракон раздобудет для неё воды, то и от жажды тоже.
Когда дракон упомянул некую девушку, предыдущую узницу замка, которая, судя по всему, выпала из окна, Виктория похолодела. Выходит, она не первая жертва дракона? Не первая... как он выразился, питомица? Бедная девушка! Виктория очень хорошо понимала её чувства. Как же бедняжка, должно быть, была напугана, как отчаялась, если решила, что сорваться с огромной высоты - не такая ужасная участь, как остаться взаперти? Эта мысль пробудила в Виктории отчаяние, но она решила не поддаваться панике. У неё обязательно всё получится! Она дождётся помощи!
- Хорошо, Герман. Буду осторожна, - послушно пообещала девушка, чувствуя себя совсем юной девочкой, которая обещает своей наставнице прилежно обучаться грамоте и не проказничать. Дракон снова улетел, и Виктория воспользовалась этим, чтобы подумать: может ли она каким-то образом отправить послание? Нацарапать на чём-нибудь письмо, например? Но чем, если здесь нет ни пера, ни чернил?.. Единственная красящая жидкость - разве что кровь... а ведь это идея! Виктория вцепилась руками в подол своего платья, зная, что оно сшито из хрупкой ткани, потому что неоднократно рвала его о колючие кустарники, и, поднатужившись, оторвала небольшой кусок. Затем она подошла к капибаре; мучать бедное животное казалось Виктории аморальным, и она просто сунула ладонь в пасть грызуна, а затем неприятно надавила другой рукой капибаре на холку, и та укусила девушку, защищаясь. Виктория сразу выпустила зверушку, вскрикнув от боли, и посмотрела на место укуса. Конечно, крупные зубы грызуна прокусили её кожу до крови, но её было совсем немного, и ей следовало поторопиться, пока кровь не высохла. Она взяла несколько соломинок, соединив их во что-то наподобие заострённого веника, и написала собственной кровью на оторванном лоскуте ткани: "Помогите! Я заперта в башне дракона. Виктория де ла Тремуаль". Затем девушка обернула посланием яблоко, прицелилась в сторону городских земель, хорошенько замахнулась и кинула яблоко, надеясь, что оно докатится до нужного места и кто-нибудь подберёт её клич о помощи.
Чтобы у дракона не возникло вопросов, Виктория оторвала её один кусочек от подола, смочила его собственной слюной и обернула вокруг ранки на руке. Когда она услышала шорох гигантских драконьих крыльев, и Герман Громогласный вновь появился в башне с водой, она с благодарностью бросилась к воде и сперва сделала несколько жадных глотков, потому что в горле у неё действительно пересохло, затем налила немного воды на пол, чтобы капибара тоже могла попить, а оставшейся водой промыла рану на руке, поясняя Герману:
- Я попыталась съесть капибару, как ты говоришь - видишь, что получилось? Принцессы не могут есть животных. Зато животные могут есть принцесс.
Она замотала руку обратно и села на пол у стены, облокотившись на неё спиной.
- Скажи, Герман, сколько же тебе лет? Ты здесь давно живёшь, да? И совсем один? Тебе, наверное, ужасно скучно и одиноко, - Виктория на мгновение представила себя на месте дракона. Что бы она делала, как бы жила, если бы у неё была потенциально бесконечная, бессмертная жизнь и никого вокруг? Наверное, она сошла бы с ума от одиночества. Может, и Герман тоже сошёл? Ведь он не просто так решил её похитить и поселить в башню... Какая-то часть Виктории даже искренне посочувствовала дракону, но только часть. Она понимала, что он всё ещё смертельно опасный хищник, чудовище, которое похитило её из родного дома и теперь держало взаперти, более того, это чудовище могло её запросто убить одним дуновением пламени или укусом челюсти, если Виктория вздумает пойти против его воли, так что проникаться к Герману светлыми чувствами она не торопилась. Но пока что он был её единственным собеседником.
- Герман, ты слышал, как поют люди? - спросила вдруг девушка. - Ты бы хотел, чтобы я тебе спела?

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

+1

9

Принцесса – это всегда очень сложно и очень важно. Еще папа Германа, внушал ему эту простую истину. Это дорого, они капризные, хрупкие и недолговечные. И, прежде чем заводить такую, нужно быть уверенным в своих силах. Теперь-то дракон понимал, куда клонил его отец Эдгард, собиравший принцесс по всей округе, собирая коллекцию красоты. Принцев и рыцарей, что пытались отвоевать своих принцесс, он беспощадно сжигал, вместе с полями и лесами, вместе с армиями и постоялыми дворами, потому что чертовски не любил конкуренцию и то, что тревожат его покой. Герман же был куда более сдержанным и спокойным, можно даже сказать – мягким, если это слово можно применить для описания характера тысячелетнего дракона. Он не обладал такой кровожадностью, как отец, не собирался коллекционировать принцесс. Ему достаточно было бы одной, но, чтобы она была ласковой и приветливой, чтобы хорошо питалась и читала ему сказки. Чтобы гладила перед сном ему хвост и перебирала чешую на брюхе. Разве он много просит от жизни? Конечно же нет. Этой принцессе он даст новое имя, она похожа на цветок, он назовет ее Незабудка. Это красиво и нежно, и совершенно не похоже на некрасивые каркающие звуки, которые люди используют вместо имен. Да, он так и назовет ее, нельзя же содержать питомицу без имени, иначе какой из него хозяин? Отец вот всем своим принцесса давал красивые имена, как у драгоценных камней, и если одна из камней теряла свои свойства, ее меняли на новую, с таким же именем. Эдгард любил красивое, он не любил, когда в его цветнике кто-то становился иссохшим и похожим на изюм. Изюм он тоже не любил.

Ее слова звучали справедливо: она не все люди, она нежнее, значит и питается чем-то другим. Не животными. Хотя ему было бы приятно, если бы она хотя бы из вежливости откусила кусочек от капибары, чтобы не показаться неучтивой, но, видимо, в ее замке такое не практиковалось. Другое воспитание, наверное, от заморских учителей. Она кивнула на яблоко и подтвердила, что хочет таких. Герман рыкнул от досады, что не сумел угодить своей питомице. Но у него мало опыта в кормлении Принцесс! Откуда он мог знать, что нежное свежее мясо она не пожелает? Он медленно уполз из башни за водой, раздумывая, где тут модно раздобыть яблок. Кажется, он видел недалеко рощу, и хорошо бы, чтобы незабудка не умерла с голоду до этого момента. Он принес воду, и девушка правда припала к ней, а после показала рану на руке. От ее вида дракон поднял морду вверх и закричал, выпуская в потолок пламя, а после повернулся к зверьку, и схватил его зубами, заглатывая полностью. – Он не тронет тебя больше. Я сожгу всю его семью за неуважение к моей Незабудке! – Немного остыв он опустился рядом с принцессой, принюхиваясь к ране на ее руке. Свежая кровь, принцесса немного повреждена, но скоро должна починиться. Его отец сломанных выбрасывал, а Герман таким не был. Он хотел починить ее, чтобы она осталась рядом, и читала ему книги. – Пятнадцать веков. Не так долго, как жил мой отец. Я был еще яйцом, когда он правил этими землями, теперь же о нем остались лишь предания у людей, как о страшном ящере, который сжигает все. Я пока не научился сжигать все, но я еще юн по меркам драконов. И я завел тебя, чтобы мне не было так скучно и одиноко! – Он склонил голову на бок, рассматривая свою принцессу. Она уже не кричала и не кидалась камнями, она благодарно пила воду. – Слышал. Когда пролетал около поселений, там все время поют. И ты будешь мне петь, чтобы я был доволен. Мне нравятся звуки человеческого голоса. А потом я спою тебе. У нас, у драконов, это символ единения душ и тел. Ты не сможешь принадлежать другому мире, когда услышишь мою песнь. У вас, у людей, так же? Ты хочешь спеть мне, чтобы остаться здесь со мной? – Он кивнул, понимая ее желание. Тут было так много красивых камней и монеток, тут была удобная постель из кучки соломы, которая могла зажечься от любого неосторожного рыка дракона. Герман смотрел под ноги девушки, но не видел того, что оставил там перед отлетом. – Где яблоко Гесперид, Незабудка? – Он сунул морду туда, где оно лежало до этого. – Где оно?
[NIC]Herman [/NIC]
[STA]дракоша [/STA]
[AVA]https://imgur.com/AnN4xyt.png[/AVA]
[LZ1]ГЕРМАН ГРОМОГЛАСНЫЙ, 1596 y.o.
profession: дракон, похититель принцесс
[/LZ1]

+2

10

Принц, как всегда, сиял в лучах солнца в своих великолепных доспехах, в которые можно было смотреться, будто в зеркало. Синее небо надо головой не было подернуто даже следами облаков, являя собой прекрасный, как лик Артура, день. В его замке, где пока хозяйничал отец, было как-то неспокойно. Мертвые фазаны, что нес с собой с охоты наследник престола, уже не выглядели роскошным подарком к ужину, никто на них даже внимания не обратил! Да никто вообще на него не обращал никакого внимания. В тронном зале стоял гонец в удобной кожаной обуви и ждал ответа на свое прошение, поданное королю минутой ранее. Тот пробегал глазами по строчкам, мрачнее все сильнее, а после отложил письмо и задумался. Но думал ровно до того момента, пока его взгляд не остановился на молодом наследнике, который крутил в руках лапы мертвых птиц, которых у него никто не спешил забирать и нести на кухню. Такое ощущение, что о его существовании все забыли, и ему это категорически не нравилось!

- Сын мой! Викторию похитили! И ее отец готов дать за ее освобождение треть своих земель. А он, как ты наешь, довольно богат! Знаю, что мы и мечтать не могли о браке с настолько высокородной девицей, но тут жениться не обязательно, главное вернуть ее живой! К тому же, ты бы прославил наше королевство, если бы сумел победить дракона! На твоем гербе бы красовалось поверженное чудище, а это стоит даже дороже трети земель! – Он говорил воодушевленно, уже рисуя в голове картины предстоящего богатства. В замке давно нужно починить и укрепить ворота, подлатать крышу, чтобы покои не заливало водой во время грозы. Иногда коридор мог превратиться в ручей от того, что дожди идут слишком долго. А это прямой путь к простуде! А это почти смертельная болезнь в это время. Чем лечить неясно, видимо, только молитвами и отваром из жабьих бородавок. Так что лишние деньги не помешали бы казне и так разоренной недавними неудачным походом. – Спаси принцессу и убей дракона, Артур, не перепутай только! – Отец с нежностью смотрел на свое чадо, прекрасно понимая, что его красота и доблесть его единственные достоинства. Умом он пошел в материнский секретер, и ждать от него стратегических решений было непросто. Хорошо хоть в министры ему готовили младшего единокровного брата, прижитого от служанки. Тот удался всем, кроме происхождения, поэтому на трон он сесть смог бы только когда в зале никого бы не было и то минуты на три. Жизнь, увы, преподносит невероятные вещи.

Артура не требовалось просить дважды! Он готов был превозмогать порывистый ветер и жуткий холод, чтобы добраться до логова беспощадного ящера, но таких жертв не требовалось. Была середина июля, до логова максимум сутки пути, если идти пешком, на руках и после бурдюка с крепленым вином. Принц загрустил от того, что начало его героического путешествия оказывается слишком простым, но понадеялся на придворных трубадуров, которые сумеют как-то приукрасить его легкую прогулку. Пусть добавят туда полчища диких зверей и ураган, огромных птиц, пусть сделают все красиво и обязательно в рифму. Фазаны полетели на пол, а принц натянул на голову шлем, и захлопнул его забрало. Сейчас-то это было ни к чему, но больно уж красивым выглядел жест! Слова отца воодушевили принца: в королевстве дела и правда шли из рук вон плохо. Он не мог купить себе изумительной работы дамасское копье, потому что оно стоило как две деревни, а у них крыша протекает! Отец частенько отправлял своего отпрыска на ратные подвиги, но они оканчивались не самыми громкими победами, и дай бог с собой принц из похода привозил обоз с сырым картофелем, которой, к тому же, пророс в дороге. А он хотел славы и богатства, хотел себе дракона на герб и, может быть, принцессу Викторию. Если, конечно, она будет достаточно хороша для него. Все же, давайте будем откровенны хотя бы сами с собой: принц был прекрасен, как рассвет, и при взгляде на него можно было ослепнуть. Главное, чтобы он стоял и не пытался открыть рот, а то вся магия мгновенно пропадала. А если смотреть издали, так и вовсе он был ходящей мечтой в золотых латах (которые заменить на новые денег нет).

[NIC]Prince Arthur [/NIC]
[STA]красота красот [/STA]
[AVA]https://imgur.com/eS3jh63.png[/AVA]
[LZ1]ПРИНЦ АРТУР, 25 y.o.
profession: прекрасный принц, гроза драконов, любимец женщин
[/LZ1]

Отредактировано Miles Quinn (2022-09-25 16:30:26)

+3

11

Виктория в ужасе смотрела, как несчастная, замученная капибара в мгновение ока исчезла в пасти дракона. Ему даже не потребовалось её убивать, кусать, разжёвывать - он проглотил её прямо так, целиком, и девушка лишний раз напомнила себе, что с этим существом шутки плохи. Но её поразило и в какой-то степени даже тронуло слово, которым он её назвал - Незабудка... чего-чего, а такой высокой поэзии не ожидаешь от древнего чудовища. С другой стороны... пятнадцать веков! Это же больше тысячи лет! Виктория не могла даже представить себе такой огромный временной отрезок. За тысячу лет столько всего могло произойти! Сменились правители, даже не просто непосредственно короли, а целые династии, королевства меняли свои территории, завоёвывали чужие земли и проигрывали их в других войнах, целые народы расцветали, после чего приходили в упадок... А Герман Громогласный всё это время наблюдал за тем, как меняется мир, но вон он сам не мог меняться в таком же темпе, пережить столько перемен, иначе потерял бы себя и свою личность. С другой стороны, есть ли личность у дракона? Насколько этично об этом рассуждать? Виктория всё больше убеждалась, что дракон - полностью разумное существо, которым, может, и движут самые примитивные инстинкты, но, очевидно, ему свойственны и другие вещи, например, чувство ответственности. Ведь он правда возомнил себя её хозяином и намеревался о ней позаботиться, с этой целью даже выполнил её указания, принёс ей воды, вступал с ней в диалог, отвечал на вопросы. Виктория даже не представляла, что произошло бы с её собственной личностью, если бы ей пришлось жить на этом свете тысячу лет. Наверное, она успела бы многое изучить и постичь, даже те науки, которые женщинам традиционно не принято постигать. Она могла бы научиться искусству интриг, занять весомое место на политической арене; могла бы изучить военное дело и всерьёз заниматься стратегией захвата чужих территорий при необходимости. Но хватило бы у неё духу смотреть на перемены вокруг? Смотреть на то, как всё, что ей дорого, в конечном итоге увядает и умирает, рушатся здания, вянут цветы, погибают близкие люди? Наверное, нет. Наверное, в каком-то смысле смерть всё же есть благо.
- А тебе не было бы жаль сжигать всё? - осторожно спросила Виктория. - Я понимаю желание сжечь своих врагов... у меня оно тоже иногда возникает, - чего греха таить, кто из нас не думал о том, чтобы оторвать голову какому-нибудь противному обидчику? Конечно, христианское смирение учило совсем другому - терпению, прощению и прочим благодатным вещам и поступкам, но человеческие эмоции - очень неуправляемая штука... - Есть люди, которых и я бы с удовольствием обратила в пепел. Но ведь есть и другие люди, добрые и хорошие. А наш мир - он так красив! Наша природа создала все эти деревья, бескрайние поля, высокие горы, которые касаются верхушками небосклона... разве не жаль этой красоты? 
Очевидно, что какое-то понятие эстетики у дракона всё же было, раз он выбирал красивые сокровища и красивых принцесс.
Яблоко! Виктория и не думала, что дракон заметит пропажу проклятого яблока... ей пришлось срочно что-то придумывать.
- Понимаешь, Герман... я была голодна и съела его, пока ты летал за водой, - она виновато опустила взгляд. - Оно было тебе дорого, да?
Виктория осмелилась подойти к дракону поближе.
- Не сердись на меня. Я тебе спою - но, если честно, в нашей культуре пение не имеет такого значения, как ты говоришь. Хотя мне оно кажется интересным, - петь вместе с кем-то, чтобы выразить желание соединиться с этим человеком - очень интересный концепт, что-то в этом, безусловно, есть.
- В нашей культуре если кто-то хочет провести жизнь вместе с другим человеком, он дарит этому человеку кольцо, - сообщила Виктория с улыбкой - ей казалось забавным объяснять такие простые вещи другому созданию, как будто она разговаривала с маленьким ребёнком. Герман и правда в чём-то напоминал ребёнка, такой же непосредственный, только гораздо мощнее. Дети зачастую бывали непоседливыми, раскидывали игрушки, учиняли погромы и всё в таком духе, но сила разрушения, на какие был способен Герман, была, конечно, гораздо губительнее.
- Что бы тебе хотелось услышать? - спросила Виктория, но поняла, что дракон вряд ли сведущ в человеческих произведениях. - Впрочем... я могу спеть тебе праздничную песню, которую принято петь в нашей церкви на Рождество. У нас их много, мы воспеваем наш мир и нашу жизнь. Послушай-ка...
И она запела, что казалось ей слегка сюрреалистичным - петь, имея в качестве публики дракона, но, в конце концов, петь Виктория действительно умела прекрасно, ведь у неё как у принцессы было классическое воспитание: музыка, танцы, пение, манеры... Она не умела готовить или заправлять кровать, но умела красиво вышивать. Не умела даже чай заваривать, но умела играть на музыкальных инструментах и мастерски владела своим голосом, не очень сильным, но звонким, чистым, нежным. Родители, в частности маменька, очень любили её слушать, и у Виктории был большой опыт выступления перед благодарными слушателями, правда, до сего момента это были исключительно люди, но... настоящая принцесса, будущая королева, должна быть готова ко всему, так ведь?

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

+2

12

Герман сопел, когда думал о величии своего отца. Эдгард был действительно огромным и сильным, он был ужасом этих мест, а наш дракон лишь его бледной тенью, желающим лишь наслаждаться красотой и собирать камушки. Его отец тоже ценил богатства, но его волновала их ценность, но не эстетическая сторона, так что все это были разные вещи. Герман Громогласный любил приносить в свою башню все самое красивое, что встречалось на его пути, пряча в подземных пещерах все, что когда-то посчитал красивыми. Там же, в самом дальнем и холодном углу, промерзшая, как статуя, лежала и первая поломанная принцесса. Он не хотел с ней расставаться и часто приходил посмотреть на нее. Теперь же, когда у него есть новая питомица, он на время забыл о той. Незабудка такая нежная, у нее такой приятный голос! Конечно же дракон хотел, чтобы она ему пела! Он обожал музыку, только не мог ни на чем играть своими когтистыми лапами. Конечно, он воровал в селах лиры и прочие предметы, с помощью которых можно извлекать какие-то звуки, он у него они молчали. Как и первая принцесса, которая не умела летать, но очень хотела.

- Я никогда не сжигал все. – Герман тряхнул головой, вспоминая красоты местных пейзажей и аккуратные деревушки. – Тогда ничего не останется. – Облачко серого дыма поднялось из его ноздрей к самому потолку, медленно растворяясь. Он не любил уничтожать, ему не нравилось то ощущение, когда что-то сначала есть, а потом этого сразу нет. Наверное, Эдгард просто не успел обучить своего сына всему самому важному, сосредоточившись на своей коллекции принцесс-жемчужинок. А Герман с самого детства видел красивое и хотел этим обладать, ничего не разрушая и не ломая. В этом не было ничего интересного, так что из его уст такие угрозы в жизнь не воплощались, но кто бы ему поверил? Здоровенной ящерице, умеющей дышать огнем? Он заведомо видится людям врагом и ужасом, никто не пытался заговорить с ним или спеть ему песню. – а ты умеешь сжигать врагов? – Он заметно оживился: видимо, Незабудка была не так проста. Может, у нее в роду тоже были драконы, как он? Может быть, под этим длинным платьем у нее чешуйчатый хвост, который весело покачивается от того, что ей принесли воды. Его энтузиазм был виден на морде с приподнятыми шипами на голове, как будто бы он встретил свою родственную душу. А дальше он снова внимательно посмотрел на свою питомицу и медленно моргнул глазами. – Ты ешь золото? Я могу вместо яблок принести тебе монет, если они вкуснее. Но ты говорила, что не хочешь их. – Он озадаченно смотрел на девушку, не в силах сложить все ее слова в единую картину. Яблоко из золота он мог съесть, но скорее проглотить сразу, как капибару. А вот у принцессы рот явно меньше, чтобы проворачивать такие фокусы. Удивительна ее анатомия! Герман все больше убеждался в мысли, что в ней течет драконья кровь. Может быть, она даже умеет летать. Надо будет как-нибудь попробовать научить ее. Тогда они могли бы кружить над замками вместе, опаляя их стены пламенем! Кольцо… Кольцо! Но тут девушка запела, и рептилия совершенно потеряла волю. Герман вытянул шею и положил голову на соломенную постель девушки, тыкаясь мордой ей в бедро и почти урча, как котик. Звуки ее голоса были волшебными, куда лучше, чем все, что он слышал в своей жизни. Ему хотелось, чтобы она пела ему все время, ему хотелось слушать это вечно! Хвост дракона мягко бил по стене в удовольствии, а сам он лег ей аккуратно в руку мордой, чтобы она его гладила. Она же должна хотеть его гладить, если они одной крови. После того, как мелодия закончилась, он поднял свою голову и внимательно посмотрел на нее. – Я сейчас. – Он снова (в который уже раз за сегодня!) покинул свою башню, чтобы принести подарок своей питомице. На этот раз он приволок в когтях целую яблоню, проталкивая ее кроной вперед в башню. На ветвях было столько яблок, что ими можно накормить целую роту. – Ешь. Только они не золотые. – Ему очень хотелось, чтобы она улыбнулась ему и снова запела. Он сидел и вилял хвостом так, что пыль с пола поднималась столбом при каждом ударе. Ни дать ни взять большой пес.
[NIC]Herman [/NIC]
[STA]дракоша [/STA]
[AVA]https://imgur.com/AnN4xyt.png[/AVA]
[LZ1]ГЕРМАН ГРОМОГЛАСНЫЙ, 1596 y.o.
profession: дракон, похититель принцесс
[/LZ1]

+2

13

Когда Виктория принялась за песню, она очень уповала на то, чтобы Герману понравился её голос. Вдруг дракон как брутальное и суровое создание предпочитает и голоса более звучные, басовитые? Но нет, дракон, как оказалось, остался доволен; более того, он был в полном восторге и не замедлил продемонстрировать свой восторг! Сперва Виктория дёрнулась, когда морда Германа оказалась в такой близости, буквально касаясь её, но заглянув в огромные драконьи глаза с чешуйчатым ящероподобным веком, она разглядела в них не угрозу, а мирное удовлетворение, и осмелилась осторожно погладить дракона по морде. Чешуйки под её ладонью оказались очень приятными на ощупь, гладкими, прохладными, и Виктория продолжила гладить Германа не только потому, что этого хотел он, но и потому что ей самой понравилось это прикосновение. В конце концов, много ли на свете человек, которым довелось погладить дракона? К тому же, такие простые и рутинные действия, которые Виктория делала сто раз дома - пение рождественских песен, поглаживание животных, правда, дома у себя во дворце она, конечно, гладила не драконов и даже не ящериц, а собак и лошадей - успокаивали её, помогали почувствовать себя именно что как дома. К тому же, Герман сейчас сильно напоминал не страшное чудовище, а большого мощного коня, ведь конь, в сущности, тоже может выступить опасным животным, его сила в разы превышает человеческую, и он может нанести человеку серьёзный вред как копытами, так и челюстями, но если найти к лошади подход, она будет слушаться тебя, любить тебя и доверять тебе. Виктория это знала, потому что умела неплохо ездить верхом и вообще любила проводить время в конюшне. Конечно, она никогда не возилась с лошадьми с бытовом плане, на то у её отца были конюхи, которые следили за здоровьем животных и их чистотой, мыли и лошадей, и снаряжение, подковывали их и выполняли прочие необходимые манипуляции; но Виктория часто разговаривала с лошадьми, гладила их, угощала яблоками или морковью со своего обеденного стола. Интересно, Герман любит яблоки?
Стоило ей закончить петь, как дракон снова улетел, и на этот раз Виктория даже не стала бегать по комнате, пытаясь придумать выход. Ей казалось, что раз она достигла с Германом взаимопонимания, ей не грозит ничего совсем уж ужасного, значит, нет поводов для паники. Ей нужно было просто отдохнуть, хорошенько выспаться ночью, а утром она могла без спешки подумать о своём положении и о том, чем ещё она может облегчить себе жизнь. И тут Герман вернулся, и не один, а с целой яблоней! Виктория вскочила с кровати от удивления, глядя, как ветви, похрустывая, протискиваются в окно башни. Ай да Герман! Ну, теперь смерть от голода ей точно не грозит, на яблоках она долго протянет!
- Ничего себе! Спасибо, Герман. Ты очень сильный и очень щедрый, - она сорвала яблоко с одной из ветвей, почистила подолом платья - всё равно это платье уже не спасти - и с наслаждением укусила. Яблоко оказалось сладкое, как Виктория и любила, красное, наливное, и она принялась уплетать его с большим аппетитом, всё-таки от всех волнений и переживаний она и правда успела проголодаться. Когда от яблока остался один огрызок, она отложила его в сторону, потом сорвала ещё одно яблоко с дерева и подошла к дракону.
- Герман, ты пробовал яблоки? Попробуй, вдруг тебе понравится? - она протянула ему яблоко, словно и в самом деле кормила лошадку в стойле, осторожно, чтобы в пасть лошадки попало только яблоко, а не пальцы. И Герман практически слизал яблоко с ей руки, аккуратно подцепляя его губами, чтобы не укусить её, не причинить боль. Сложно сказать, понравилось ли Герману угощение или же он не стал плеваться из желания не оскорбить её чувства, но этот трюк сошёл Виктории с рук, и она улыбнулась. Удивительно, но рядом с этим драконом она чувствовала себя в большей безопасности сейчас, чем рядом с некоторыми людьми. Однажды на неё пытались напасть лесные разбойники, когда она была ещё маленькая и ехала с наставницей в соседний город. Их карету окружили люди в капюшонах и со стрелами в руках, но, к счастью, стража сумела с ними расправиться, и ни девочка, ни её наставница не пострадали - разве что сильно испугались. Маленькая Виктория даже спать боялась первую неделю, ей всё время чудилось в темноте, что вот-вот в окно запрыгнет зловещая фигура разбойника в капюшоне. А ещё один раз её чуть не отравили, хотя на самом деле пытались отравить её мать, и сделала это, по слухам, одна из фавориток отца, которая амбициозно мечтала занять место королевы и самой стать женой короля и таким образом королевой... К счастью, Виктория сделала всего один глоток, но сразу почувствовала себя плохо, и лекари увели её в покои. Её ужасно тошнило всю ночь, но к утру стало лучше, и отравление прошло без последствий. Наверное, если бы она выпила залпом, как это обычно делала мама, она бы отравилась насмерть.
Трагедия человека состояла в том, что люди не раскрывают друг другу истинных эмоций. Враги Виктории или её отца прикидывались друзьями, поэтому приходилось всегда быть начеку, чтобы понять, правда ли тот или иной человек друг тебе или нет. С Германом же всё было проще, ведь он дракон, если он разозлится, это будет очевидно, как было очевидно в тот момент, когда он проглотил капибару.
- Знаешь, Герман, - протянула Виктория, - а мне и правда нравится здесь, с тобой. Ты хотел, чтобы я тебе почитала? Может, у тебя есть книга? Твоя любимая. Я бы с удовольствием её почитала. 

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

+1

14

Для Артура это было отличным поводом снискать себе славу на веках. Иных способов добиться признаний у него не было: слишком уж маленькое было королевство, слишком уж бедным, как будто в казне никогда ничего не водилось. Единственной ценностью были доспехи наследного принца. Сам он хотел, чтобы его принимали всерьез, так что он готов был тратить отцовские деньги на то, чтобы его шлем со страусовыми перьями блестел на солнце, ослепляя всех врагов. Правда, армия принца была так мала, что проиграла бы и народному ополчению, не говоря уже о силах королевств покрупнее. Розовые перья покачивались при каждом движении вороной лошади. На самом деле конь был пегим, но его регулярно окрашивали в черный, чтобы наследник смотрелся особенно эффектно. Его внешний вид был единственным его активом, и он планировал распорядиться им максимально эффективно. К сожалению, ни на какую масштабную войну он пойти не мог, но вполне был способен завалить древнего ящера. Тот все равно ослепнет от красоты Артура, ведь все знают, что драконы живут под землей и чахнут над своими сокровищами, пока не превратятся в пыль. И иногда воруют принцесс. Его мать рассказывала, что в давние времена дракон уносил каждую прекрасную принцессу, что встречал на своем пути, и больше девушек никто не видел. Все это продолжалось многие века, и отцы боялись отпускать своих дочерей за стены замка, чтобы сохранить им жизнь. Ни одна из них не вернулась, и никто не знал, что же с ними стало в итоге. Может быть, ужасный змей убил их сразу же после похищения и растерзал их молодою плоть, пожирая ее и набираясь сил. Или же держал их взаперти, пока они не умирали от голода и невыносимых условий. В каждом королевстве находился тот, кто точно знал, что случалось с принцессами в ужасном логове дракона, но версии у всех были разными и не совпадали ни в чем. Живой не выбралась ни одна, ни одну больше никогда не увидели родные. При жизни бабушки Артура еще передавались из уст в уста не только жаркие поцелуи под пологом супружеской спальни, но и истории о том, что в их роду тоже были принцессы, похищенные драконы. С тех пор, как это стало системой, женщин стали прятать под сводами дворцов, не давая видеть им белый свет. В чем тогда разница между пленом у дракона и в родном замке? Никакой, ни семьи, ни свободы, одни каменные стены, напоминающие глубокий и темный мешок. С этими мыслями Артур ехал к башне, которая высилась на окраине соседнего королевства. Он проезжал сочные угодья, живописные долины, и думал, что треть этого может стать его. Если он сумеет спасти принцессу от коварного змея! Внезапно из окна башни вылетело золотое яблоко, завернутое в ткань. Артуру пришлось потрудиться, чтобы спешиться в своих латах, чтобы поднять находку. И он не пожалел ни на секунду. Он на верном пути, он нашел свою удачу. Осталось дело за малым: извести демона с крыльями, чтобы увести Викторию с собой, и получить за ней не треть земель, а половину. – Я спешу к тебе, любовь моя! Я лечу к тебе, моя любовь! – Он сунул яблоко в сумку на седле, и снова неуклюже забрался в него, пришпоривая скакуна.

Быть может, для Виктории было бы счастьем стать его женой, если бы Артур был хоть немного приличным и благородным мужчиной. Но нет, моральными качествами, способными сделать его хорошим человеком он не обладал. Увы, но его внешняя красота - это все, что в нем было. ни ума, ни чести, ничего. Только алчность, тщеславие и зависть. Ну еще парочка смертных грехов, чтобы коктейль был максимально полным. Что поделать, если не все принцы получают благословение небес в момент рождения. Хотя придворный астролог (самый дешевый из ученых, не нашедший себе кормушки лучше, чем нищее королевство) и говорил, что наследника престола ждет великая судьба, его ждет слава и почет. и он будет тем, кто снова сделает свою родину великой. Не то, чтобы она хоть когда-то великой была, но все же. Это чертовски грело его душу, заставляя почти мурчать от удовольствия. А принцесса Виктория - это его выигрышный билет по жизни.
[NIC]Prince Arthur [/NIC]
[STA]красота красот [/STA]
[AVA]https://imgur.com/eS3jh63.png[/AVA]
[LZ1]ПРИНЦ АРТУР, 25 y.o.
profession: прекрасный принц, гроза драконов, любимец женщин
[/LZ1]

Отредактировано Miles Quinn (2022-09-27 06:52:31)

+1

15

Пение было прекрасным. И даже когда дракон летел, чтобы порадовать свою питомицу вкусненьким, он слышал ее чарующее пение в своей голове. Кажется, в его пещере были музыкальные инструменты, можно подарить их Незабудке, чтобы ей было не скучно. Наверное, своими маленькими пальчиками ей будет удобно перебирать струны, не то что Герману с его огромными когтями, которые больше уничтожали, а не создавали. Он летел в сторону яблоневых садов, чтобы принести вкусное девушке, которая от голода съела золотое украшение. Ему не было жалко, но он переживал, что ей не хватает в организме металлов, чтобы быть здоровой. Может, ей нужно не только золото, но и серебро? У него были кубки, которыми можно покормить Незабудку. Он был уверен, что ей это понравится, ей должно понравится! Герман подлетел к роще, вырывая с корнем одну из яблонь, подхватывая ее так же, как и принцессу не так давно. Наверное, на дереве достаточно яблок, чтобы она была сыта сегодня и больше не кричала и не кидалась камушками. Герман жмурился, вспоминая теплые ладошки на своей сопящей от удовольствия морде: ему хотелось, чтобы она продолжала его гладить после того, как у нее будет все самое необходимое. Он бы в жизни не оторвался от ее рук, если бы не мучился чувством вины от того, что морит ее голодом. Вкусную и нежную капибару она отказалась есть, как будто ей не нравится шерстка между зубов. Самому Герману ужасно нравилось, как меховой зверек стекает по пищеводу прямо в желудок. Затолкать яблоню в башню было сложновато, несколько ветвей обломалось, но он был доволен, когда сложил добычу к ногам своей принцессы: ее лицо явно давало понять, что она не злится и не будет кидаться в него плодами. Кажется, принцессы и правда питаются именно яблоками, а не живыми грызунами!

Теперь-то он знал, как нужно кормить Незабудку, чтобы она не расстраивалась и не грустила, пока радует его взор своей красотой. – Хочу, чтобы ты ела не только золото. – Он засопел, не скрывая то, как доволен собой и всем происходящим. Он еще никогда не заходил так далеко в отношении с человеками. Кажется, у него получалось. Его отец любил запирать девушек по комнатам, чтобы они томились там, спрятанными от посторонних глаз, кроме его собственных. Дракон с удовольствием сопел, наслаждаясь тем, что девушка ест его подарок с явным удовольствием. – Нет… - Он помотал головой и с интересом посмотрел на плоды в руках девушки. Герман осторожно потянулся губами к яблоку, стараясь не ухватить ее пальцы. Он очень волновался, потому что Незабудка была такой маленькой и хрупкой, как нежный цветочек. Вроде все получилось и он проглотил яблоко, жмурясь от удовольствия. И правда было очень вкусно! Он бережно схрумкал второе и тихо довольно рыкнул. Урчать он по понятным причинам не умел, но выказывал свое приятное волнение всеми способами. – Хочу слушать твой голос. У Германа есть книга, которую он хочет тебе подарить… - Он деловито уполз в самый угол большого зала и вернулся, держа во рту древний пожелтевший фолиант с арабскими сказками. Он читать не умел, но ему казалось, что внутри книги что-то необыкновенное. – Мне никто никогда не читал.
[NIC]Herman [/NIC]
[STA]дракоша [/STA]
[AVA]https://imgur.com/AnN4xyt.png[/AVA]
[LZ1]ГЕРМАН ГРОМОГЛАСНЫЙ, 1596 y.o.
profession: дракон, похититель принцесс
[/LZ1]

+1

16

Виктория почти не сомневалась, что у такого древнего существа (пятнадцать веков! С ума сойти можно!) обязательно найдётся какая-нибудь книга, потому что книги, конечно, и появились не так давно - точно не давнее этого дракона - но люди их просто обожали и собирали у себя целые библиотеки, значит, в такой огромной башне должна была остаться от её предыдущих хозяев хотя бы одна книжечка! Книги стали незаменимы; они могли служить развлечением, могли служить источником знаний, заставляли работать разум и воображение. Читать вслух, правда - совсем другое дело, особенно рассказы и легенды, здесь нужна не только чёткая дикция и умение выговаривать буквы - здесь нужен особый талант, умение задавать интонацию голосом, передавать эмоции персонажей, нагнетать соответствующую атмосферу и всё в таком духе. Виктории нравилось читать, как вслух, так и про себя, но для неё это были совершенно разные книги. Перед сном она читала, подсвечивая себе свечой, хотя и знала, что это опасно, ведь бумага легко загорается, что-то лёгкое, рассказы про вымышленных жителей вымышленных миров, а вслух она читала в основном папеньке и маменьке, а уж те, конечно, требовали от неё серьёзных и вдумчивых произведений, отец так вообще любил читать всякую ерунду про политику. Виктория откровенно скучала, когда читала отцовские книги, они набили ей оскомину, но она ловко научилась скрывать эмоции, притворяться - полезный навык при дворе. Сейчас же она просто от души понадеялась, что книга, которую даст ей Герман, будет интересной, ведь если ей придётся провести в башне не один день, ей придётся читать одну и ту же книгу несколько раз подряд!
Она бережно взяла в руки большой увесистый том, который предложил ей дракон. В этой книге наверняка было что-то интересное, судя по отделке - том был инкрустирован россыпью драгоценных камней, буквально усеян ими, словно ночное небо звёздами, и они красиво поблёскивали на фоне позолоченной обложки. Корешок книги тоже, кажется, был тиснён золотом - Виктория провела пальцем по нему, почертила подушечкой линию, дивясь, какой приятной была книга на ощупь, как здорово было хотя бы просто держать её в руках - и ведь она её ещё даже не открыла! Ах, только глупцы могут считать, что женщинам читать не положено, что женщины не должны быть учёными! Виктория не стремилась быть учёной, у неё не было каких-дибо глубинных знаний, напротив, она обладала классическим воспитанием знатной девицы и не стремилась занять равное место в мире мужчин, но всё равно не представляла своей жизни без чтения книг. Пусть даже её книжки выглядели глупыми в глазах отца - что с того, ей-то они нравились.
- Что за прелестная книга, Герман! - Виктория была искренне очарована таким подарком. Она понимала, что дракон плохо разбирается в денежной системе людей и едва ли представляет, насколько ценна книга, которую он так спокойно отдал своей пленнице, но всё-таки такой подарок не мог не восхищать. - Ты только взгляни на эту обложку, на эти камни!.. А какие страницы!.. Даже с иллюстрациями, Герман!
В книге и правда были рисунки, изображавшие сцены из арабских сказок. Виктория была плохо знакома с этим миром, с южными странами и арабской культурой, но знала, что это очень древний народ, породивший не менее древние культурные традиции и ценности, и пусть они отличались от тех, что были приняты в королевстве её отца, их нельзя было не уважать. Теперь у неё выпал шанс познакомиться с чужой культурой подробнее, и какой способ лучше, чем проиллюстрированная книга?
- Итак, Герман, давай-ка устроимся поудобнее, - предложила Виктория, - потому что читать мы будем долго! Ложись и слушай...
Она забралась на соломенную кровать, расположилась там как следует, облокотилась спиной на стену, притянула колени к груди и положила тяжёлый том на них. Так ей было удобно листать страницы и не приходилось напрягать руки, чтобы всегда удерживать книгу перед глазами.
Она начала читать сказки про старые славный город Багдад, про синдбада-Морехода и его приключения, в которые было сложно поверить; особенно Викторию впечатлила история про птицу Руфь, огромное крылатое существо, и она увидела в этом сравнение с драконами. Как знать, быть может, автор этой легенды увидел в небе дракона, такого же, как Герман, только арабского, и принял его за птицу?
Много историй о славных приключениях Синдбада успела прочитать Виктория, прежде чем усталость сморила её. Мягкая подстилка будто бы сама приглашала прилечь, вытянуться на ней всем телом, и пусть солома неприятно колола ноги, Виктория так и сделала - просто закрыла глаза и в мгновение ока соскользнула на свою постель, безмятежно перевернулась на спину и задремала, положив во сне одну руку на книгу, будто придерживая её, как дети во сне хватаются за любимые игрушки, чтобы спалось крепче. Как ни странно, после пережитых приключений, какими бы страшными и ужасными они ни казались на первый взгляд, она забылась глубоким и чистым сном, лишённым ночных кошмаров и прочих неприятных сновидений. Она спала крепко, блаженно посапывая во сне, её грудная клетка размеренно двигалась в такт её дыханию, а снился ей не дворец и не утраченная свобода - ей снились заморские страны, бескрайние океаны и приключения Синдбада-морехода, только в роли Синдбада выступала она сама, а где-то рядом всегда летал Герман, который в любой момент прийти на помощь, защита от врагов и верный помощник.

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

Отредактировано Anthony MacIntyre (2022-09-27 07:41:10)

0

17

Принц Стефан Залесский был самым известным принцем во всех землях, простирающихся вокруг, и у каждого от члена королевской гвардии до простого постояльца местной таверны имя его было на слуху. Да, в этих землях было много королевств поменьше и принцев менее прославленных, чем Стефан. К своим двадцати восьми годам он совершил уже много подвигов: побеждал на рыцарских турнирах, принимал непосредственное участие в сражениях, был членом военного совета и успел спасти парочку принцесс, но его крепкий здоровьем батюшка всё никак не собирался отправляться на тот свет, уступая престол своему старшему золотоволосому сыну. Молва о красоте наследного принца самых богатых земель ходила по всем королевствам, и лорды то и дело привозили на смотрины своих дочерей, а короли-соседи предлагали выбрать ему принцессу из числа своих кровинушек, своих красавиц, но Стефан Залесский лишь уныло зевал, осматривая «невест» холодным безучастным взглядом голубых глаз, не нравились они ему, что тут поделаешь. Он хотел жениться по любви такой великой и чувственной, о которой барды пели в своих балладах, собирая в кабаках десятки слушателей. О самом принце тоже слагали песни, и вместе с молвой о его подвигах они разлетались среди народа.

Его радужная королевская гвардия насчитывала двенадцать человек – его самые преданные рыцари, бойцы, которые пойдут за ним в самое безжалостное пекло и отдадут жизнь, если принц так изволит, а плащ каждого из них имел оттенок от красного до фиолетового – такая фишка гвардии была авторской задумкой самого принца, хотя некоторые придворные крутили пальцем у виска и закатывали глаза от его экстравагантности. При всех своих причудах, Стефан был самым обычным принцем, который как и все прочие амбициозные жители его королевства, хотел прославиться, попасть в летописи и жениться на то, которая западёт ему в сердце. Не было в длиннющем послужном списке Залесского только галочки на против пункта «спасти принцессу» (убив дракона – зачёркнуто), потому что настоящих драконов он никогда не видел, не попадались они ему и всё тут, и местных принцесс воровать не хотели, вот казначей подстебнул его вчера на Большом Совете, мол, что это ты, принц Стефан Залесский, в сражениях побеждал, армию в бой вел, могучего война по кличке Грозный Глаз стрелой в сердце убил, а вот своё сердце так и не позволяешь никому завоевать. И тогда принц встрепенулся, взъерепенился, потому что великая его принцева гордость была задета.

– Я смогу победить любого дракона! – И схватился за рукоять своего фамильного меча, который достался ему от деда и носил величественное название «Смертоносный Коготь», но приближенные успокоили его, рассказывая последние новости, которые прилетели с воронами из соседних королевств. Буквально не так давно на соседствующих землях какой-то наглый дракон не только дерзанул заявить о своём существовании, но и утащил принцессу Викторию, молва о красоте которой добиралась даже в заморские государства.
– Седлайте моего коня! – Выкрикнул он, и наспех подписав все подсунутые ему мастером над монетой указы кинулся сначала в кузницу, а затем в конюшню, где его уже ждал красивый рыжий жеребец, самый лучший из выводка и самый выносливый во всём королевстве.
Он отправил гонца в королевство принцессы Виктории, чтобы тот разведал, какие богатства обещаются тому, кто спасёт из драгоценную госпожу из плена страшного летучего ящера, а сам, не теряя времени, отправился в путь. Дорога его пролегала через густые леса, реки и зеленеющие поля, пока, наконец, на окраине он не увидел возвышающуюся башню. 

Когда он добрался до постройки, вокруг неё уже скакал какой-то холёный рыцарь (?), будто бы ища место для входа или что он делал там, как в жопу ужаленный вместе со своим вороным, как ночь, скакуном, бока которого несколько пооблезли, выдавая его настоящий окрас.
– Приветствую тебя, странник! Кто ты такой и что ты здесь делаешь? – Он останавливается рядом, но не спешит слезать со своего жеребца, пока не узнает, кто это мужчина подле башни, а то вдруг он шпион или разбойник какой-нибудь, хотя на разбойника не похож…

[icon]https://i.imgur.com/m3evHP2.gif[/icon][nick]Prince Stefan[/nick][status]полцарства за принцессу[/status][sign][/sign][pla]<img src="https://i.imgur.com/nRFyl3i.png">[/pla][lz1]ПРИНЦ СТЕФАН, 27 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> отважный принц, готовый спасти принцессу и убить дракона[/lz1]

+2

18

Этот день переставал быть томным: Артур уже не чувствовал себя хозяином положения и тем человеком, что безоговорочно спасет принцессу и ее королевство, приберегая это все для себя. Он-то надеялся, что никто другой не появится тут, что он один не испугается и приедет, чтобы насадить дракона на свою пику. Он был настроен очень решительно, хотя и не имел особенного опыта в победах, но ему казалось, что уж с древним ящером он точно должен будет справиться. Это же не человек! Рептилия! К тому же старая! тут не должно было быть проблем. Но другого не учел принц, так это того, что здесь появится конкуренции! Оказывается, не он один придумал гениальную схему пополнить казну без длительного и завоевательного похода, без многомесячной осады какого-то замка. Так все-то и нужно - это распороть брюхо дракону, чтобы вытащить его сердце, и бросить к ногам прекрасной дамы. Принц никогда не видел драконов и не мог оценить размеры опасности, которая ему грозила, не мог понять, что одна такая огнедышащая тварь способна разворотить несколько деревень просто потому, что у животины дурное расположение духа.

- Странник?! Ты должен преклонить колено перед рыцарем королевской крови! - Артур вскипел, топая ногой так сильно, что крепление лат не выдержало и оторвалось, обнажая его голень. Выглядело это бесконечно жалко, но он не унимался, пытаясь смерить уничижительным взглядом этого хлыща, который ошивался в месте его охоты на принцессу. - Здесь все принадлежит мне, как зятю короля, так что советую уехать обратно, и не провоцировать вооруженный военный конфликт. - Артур погладил облезлый бок коня, прикрывая рукой особенно яркое пятно, и выпячивая грудь вперед, чтобы казаться более грозным и величественным. Это у него совершенно не получалось, но уступать такое жирное приключение он не собирался. Второго шанса в его жизни может и не быть. - Вам лучше убраться, иначе я буду вынужден вызвать вас на дуэль, но тогда ничто не спасет вас от унижения! - Он снова топнул ногой, забыв, что там на одном креплении болтается доспех. Да, на нормального кузнеца тоже денег не было.
[NIC]Prince Arthur [/NIC]
[STA]красота красот [/STA]
[AVA]https://imgur.com/eS3jh63.png[/AVA]
[LZ1]ПРИНЦ АРТУР, 25 y.o.
profession: прекрасный принц, гроза драконов, любимец женщин
[/LZ1]

+2

19

Как же ему нравилось то, что она звала его по имени! В ее устах это звучало куда приятнее, чем в любых других. Если подумать, то никто его особенно по имени и не звал, предпочитая просто орать и креститься, надеясь, что это крылато чудовище исчезнет и больше не появится в этих землях. Но Незабудка была другой! Она не боялась его, она касалась ладошками его морды, пела ему песни, хотя и говорила, что они не станут их брачными. Ничего страшного, ему было достаточно того, что она уже не расстраивается и не кидается в него камнями, заставляя чихать. Хорошо, что тот изумруд вышел сам, иначе так бы и болтался внутри его головы, раздражая и вызывая аллергию. Герман наблюдает за тем, как его Принцесса раскрывает книгу, бережно придерживая корешок. Кажется, ей действительно приглянулся его подарок! Ее глаза так блестели, что он радостно засопел, выдыхая немного пара и переминаясь передними лапами, отчего когти стучали по каменному полу его башни. Читать он не умел, но видел, что книга была богато украшенной, а значит, может понравиться в качестве подарка. Он готов был складывать к ее прекрасным ножкам все, что имел, но, как выяснилось опытным путем, нравилось ей не все. А когда она капризничала он грустил и переживал, не зная, как загладить свою вину. Его отец никогда не задабривал своих питомиц, предпочитая держать их в страхе, но все же у Германа с ним мало было общего. Ему нужно было, чтобы Незабудка не боялась его, он же ее не обидит! Но обидит каждого, на кого она укажет своим маленьким пальчиком. Никто не имел права обращаться дурно с его принцессой, так что все причастные будут страдать от его гнева и ярости.
Дракон медленно подполз и тоже положил голову на постель, внимательно слушая то, что читала его принцесса. Ее голос был похож на мелодию серебряной флейты, он журчал в воздухе, доставляя удовольствие этой ископаемой животине, которая жмурилась счастливо. Он не ведал, как много времени прошло до того момента, как Незабудка уснула. Книга выпала из ее рук, оставаясь лежать на постели. Девушка очень устала, а Герман не знал, что и делать, чтобы не мешать ей. Надо бы навестить свою предыдущую принцессу, а, заодно, собрать крупных жемчужин и подарить Незабудке. Ему не хотелось ее оставлять, но пришлось: он осторожно выбрался из башни, стараясь не задевать крыльями ничего, чтобы не грохотало, и плавно вылетел в сторону пещеры, вход в которую был надежно спрятан на склоне горы. Он не заметил то, что у основания башни с обратной стороны стоят какие-то люди и решают, кто из них имеет больше прав на то, чтобы убить дракона. К тому моменту, как Виктория проснулась, ее постель была усыпана жемчугом, а у ног лежала маленькая ласковая капибара. У дракона все еще не было достаточного опыта в ухаживании, так что он пошел по привычной схеме, которая в первый раз не сработала. - Ты ведь тоже немного дракон? У тебя есть хвост? - Вопрос этот уже несколько часов мучил животное, которое отчаянно хотело увидеть живого сородича, пусть и с разбавленной до ужаса кровью.
[NIC]Herman [/NIC]
[STA]дракоша [/STA]
[AVA]https://imgur.com/AnN4xyt.png[/AVA]
[LZ1]ГЕРМАН ГРОМОГЛАСНЫЙ, 1596 y.o.
profession: дракон, похититель принцесс
[/LZ1]

+2

20

Виктория проснулась и сладко потянулась, совсем как дома, когда её будили мягкие лучи солнца, и она медленно вставала с постели, ожидая, когда служанка принесёт поднос с её завтраком. Конечно, они собирались всей семьёй за столом, чтобы позавтракать всем вместе с заодно обсудить утренние новости, которые неизменно доносила молва, но спускаться за завтрак было утомительно - для этого полагалось навести утренний туалет, это значит, что слуги должны были приготовить ванну, где Виктория могла быть умыться и привести себя в порядок, после чего ей помогали переодеться из простого ночного одеяния в утреннее платье, сделать причёску, словом, отполировать внешний вид до подобающего, которого заслуживали люди, сидящие с одним столом за королём, тем более ещё и являющиеся членами его семьи. Поэтому своё пробуждение Виктория предпочитала начинать с лёгкого перекуса в постели, пока она пила чай, заботливо устроенный служанкой на прикроватном столике, и вспоминала свои сны, которые затем записывала в тетрадь, чтобы иметь возможность перечитывать и вспоминать. Как многие люди в те времена, Виктория была, может, и не сильно набожна, но религиозна, она верила в приметы, вещие сны и прочие ритуальные отголоски язычества, так что сны имели для неё большое значение. Стоит признать, вещих ей ещё ни разу не снилось, но она всё равно следила за своими сновидениями, перечитывала то, что снилось ей ранее и сопоставляла с событиями собственной жизни, пытаясь отследить закономерность или совпадения.
Но сейчас её пробуждение началось иначе, нежели она привыкла.
Девушка зевнула, прикрыв рот изящной ладошкой, села на постели и поняла, что у неё нет одеяла, вместо ночного одеяния на ней то же самое платье, которое она носила днём ранее, с рваным подолом, который она сама же и разорвала на лоскуты, а книга, которую она читала перед сном, соскользнула на пол, выпав из рук. Более того, изумлённому взору Виктории открылось целое жемчужное небо, крошечные круглые шарики разных оттенков, от белоснежного до перламутро-розового, усеяли её постель. Их было так много, что она на миг ощутила себя русалочкой с морского дна, или же героиней арабской сказки, этаким женским вариантом Синдбада-морехода, если бы только Синдбад родился не в Багдаде, а в западном королевстве, и был не простым мореплавателем, а знатной красавицей.
- Герман... - Виктория зачерпнула жемчужины в пригоршни и зачарованно покатала их в руках, глядя, как тихо шарики стучат друг об друга при столкновении. - Это все твои сокровища? Откуда же их у тебя столько? Ты, должно быть, копил этот жемчуг все пятнадцать веков!
Пока Виктория рассматривала драконьи дары, Герман огорошил её вопросом, на который девушка не знала, как ответить. Что, если он мил с ней только потому, что читает ровней себе? А если она откроет ему правду, и он выкинет её из окна? Но врать Виктория всё равно не решилась. Она и так обманула дракона достаточно раз - когда отправила свой сигнал о помощи, обернув им яблоко, и по глупости брякнула, что съела его.
- Увы, Герман, я всего лишь обычная принцесса, - разочарованно вздохнула Виктория, отложив жемчужины в сторону. - Хотелось бы мне иметь такой же хвост, как у тебя... длинный, крепкий и упругий... я бы тогда...
Девушка призадумалась. Что бы она делала таким хвостом? Разрушала чужие замки? Нет, амбиции по завоеванию территорий и покорению народов лежали на плечах её отца, она же сама не стремилась разрушать и развязывать воины. Ей не нравился хаос, который непременно влекло за собой любое разрушение. Гораздо больше Виктории нравился мир таким, какой он есть, а кому он принадлежит, казалось ей не столь важным.
- Мне кажется, будь я драконом, Герман... я бы, наверное, и не смогла жить так долго. Одна точно не смогла бы, - это чистая правда, в этом Виктория была уверена однозначно. Она бы просто спятила от бесконечного существования вдали от своих сородичей, от остальных разумных существ, с кем можно поговорить. - Я понимаю, почему ты захотел поселить меня здесь, Герман. Мой отец, должно быть, очень за меня волнуется, но он просто не понимает, что ты не причинишь мне вреда. Знаешь, почему-то в нашем обществе драконов принято считать предвестниками чего-то ужасного... но ты ведь ничего ужасного не сделал. Ты не тронул других людей, которые меня охраняли. Не тронул поле и здания вокруг. В тебе и правда нет жажды насилия. Если бы все люди знали, как они ошибаются на твой счёт...
Она подняла с пола яблоко и поднесла его в мордочке дракона, помня, что Герману понравилось такое угощение, а потом она подошла к окну, чтобы встретить солнечный свет и позволить ветру разметать её волосы за спиной. На такой высоте ветер действительно был силён.
- Какой красивый вид открывается с твоей башни! Это для тебя обычное дело, Герман, а я такой красоты и не видела никогда. Чтобы одним взором окинуть сразу и леса, и поля, и озера...
Тут взгляд Виктории, который следовал в такт её словам по различным сторонам пейзажа, упал вниз, и она приметила человеческие фигурки. Что её удивило окончательно - так это доспехи, потому что ни на одном из них не было символа королевской армии её отца. Конечно, возможно, что она просто их не видела, но...
Эти люди пришли за ней! Пришли, потому что она сама их сюда позвала! Но что же теперь делать? А если они причинят вред дракону? Такого варианта Виктория не хотела. Но она не хотела, чтобы и Герман причинил вред тем, кто по доброте душевной примчался за ней.
- Герман, принеси мне воды, пожалуйста, я хотела бы умыться. Мне нужно периодически мыть лицо и волосы, чтобы оставаться красивой. Понимаешь, для меня как для принцессы это очень важно.
От адреналина у Виктории и правда пересохло во рту, так что вода бы не помешала, но на самом деле, конечно, она надеялась находчиво спровадить дракона и как-то наладить коммуникацию между её окном и рыцарями внизу. С такой высоты она не могла разглядеть их лиц, да и имена бы вряд ли услышала. Зато она могла бы скинуть ещё одно яблоко, благо теперь у неё их была целая яблоня!.. Уже без кровавых посланий, но мужчины хотя бы сообразят, откуда они падают, и поймут, где она заперта.

[nick]Victoria de la Tremoille[/nick][icon]https://i.imgur.com/pPff3C2.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/fiDqZf0.gif[/sign][lz1]ВИКТОРИЯ ДЕ ЛА ТРЕМУАЛЬ, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> наследница престола<br>[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Kings and queens and guillotines


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно