полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » в свете ламп


в свете ламп

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Сакраментно | 10.09.22 | ночь

Криста и Кшиш
https://i.imgur.com/DZu6ZCo.png

Двое в баре и какие-то блондинки

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2022-09-27 23:42:17)

+1

2

Казалось, что этот бар выпал из времени и пространства, все было такое статичное: бабы, мужики, выпивка и даже светомузыка. Кто-то танцевал, кто-то кадрил или кадрился. Ты не из тех людей, которые хотели бы быть здесь и сейчас. Вот ни разу. Наоборот даже, с большим удовольствием растянулся дома на диване. Даже интересно, когда ты успел стать домоседом? Вчера, сегодня, месяц назад или при встрече Сони? Когда это произошло?
Время неумолимо двигалось вперед, и, казалось, ты его даже не тратил попусту. Делал дела, развивал семейный капитал в своем направлении, занимался благотворительностью, помогал собакам и некоторым людям. Жизнь превращалась в рутину и тебя даже не тянуло больше в шумную компанию, чтобы развеселить себя. Или в принципе - развеселиться. Так странно... странно - понимаешь? Это ведь не ты, а твоя тень. Блеклая, бежевая, домашняя. Настоящий Коперник - это человек фейерверк. Человек-праздник. Где появляешься ты, тут же возникает река из веселья и алкоголя. Деньги не считаешь, деньги - тратишь.

Соня это другой мир, так уж вышло, что стал твоим. Более выверенный и спокойный, прикоснувшись к ней, не смог сломать и испортить, а стал как будто сам лучше. Даже несмотря на то, что в какой-то момент довел девочку, заставил страдать. Вряд ли ей хорошо от всего, что ты совершил. Вряд ли ей было приятно сидеть на цепи. Вряд ли теперь ее проблемы с наркотой никак не связаны с этим. Но ты рядом и ради нее ты даже готов стать лучше. Исправиться. Ты в это веришь... но почему же тогда сидишь сейчас в баре среди девиц, а не с ней дома смотришь сериал? Вопрос вопроса. Не тянет туда сегодня. Никуда не тянет, если уж говорить откровенно. Потому на этом диване самое место. Рядом Криста, татуировщица, которая набила ни один узор на твоем теле. Она тоже не простая девица. Успешная в своем мире и популярная в своей нише. Талантливая девушка, ничего не скажешь. Но она немногая из девушек, которая не стала твоей любовницей, хоть и блондинка. И дело не в том, что она тебе не нравилась, а в том, что ей также нравились девушки.
Вас познакомила Дени, твоя соседка снизу. Так уж вышло, что после ремонта квартиры, вы с Дени частенько стали зависать вместе. Алкоголь вас объединил, а после появились и другие увлечения, а также совместные интересы. Ну, и чего греха таить, она была в твоем вкусе и даже молчать с ней приятно. Просто сидеть напротив и созерцать эту красоту. Был бы ты художником, обязательно нарисовал бы с нее портрет. Во весь рост и голой! Что-то типа Венеры в раковине. Почему-то образ Денивел отлично ложился на увиденный тобой образ. Ты буквально выключился из событий в баре, представляя точеную фигуру соседки, длинные белокурые волосы и кукольное лицо. Хороша, ничего не скажешь!
Представлять девушку было настолько приятно, что ничего другого не хотелось. К тому же виски в стакане еще плескался и ничего не мешало разбавлять кровь алкоголем и наслаждаться этим вечером. Даже можно было не разговаривать, даже можно было никого не цеплять. Но пока ты еще был не уверен, нужна ли тебе другая девушка прямо сейчас или лучше одному в компании Кристы.

+1

3

Ты не помнишь, как давно вы знакомы. Год или два? Больше? Время искривлено, как и пространство вокруг тебя. Возможно, потому что ты много пила или потому, что кокаин бывает в твоём организме чаще, чем витамины и всякие там смузи [их ты терпеть не можешь просто по факту существования]. Впрочем, время знакомства не имеет никакого значения, потому что сейчас вы сидите вместе в баре где-то в вип-зоне - места у барной стойки для простых смертных, вы же можете позволить себе кое-что получше, потому что и у тебя, и у Кшиштофа есть деньги. А если у тебя есть деньги, то купить можно почти всё, что угодно. Не то чтобы ты этим гордилась или считала правильным, просто раз уж у игры заданы своих исходные данные и правила, то почему бы не воспользоваться ощутимым преимуществом?
Музыка вокруг вас громкая, но не оглушающая. Ты качаешь головой в её такт и пальцами обнимаешь холодный стакан из толстого стекла, в котором плещется виски со льдом - ощущение такие же, как если бы ты зажала в горячих пальцах снежный ком. Перед вами обоими крутятся девочки - красивые, стройные, на высоких каблуках и в блядских коротких юбках. На самом деле тебе такое не нравится. Тебе нравится, когда чувствуется невинность, в которую можно запустить пальцы и испачкать, опорочить, сломать. Ломать тебе нравится особенно сильно. А тут чего ловить? Девчонки, что танцуют перед вами, и без того внутри все изломанные. И опороченные тоже. Не тобой. И это как докуривать за кем-то сигарету, когда на свою денег не хватило. Это как вместо новой тачки купить не то что подержанную, а собранную по частям в чьем-то гараже каким-нибудь рукастым пьянчугой.
Зато девочкам нравишься ты. Особенно им нравится, что что у тебя едва ли не на лбу написано о количестве денег, что лежат у тебя на счету и в кармане пиджака, дорогого и ладно скроенного по фигуре на заказ. Даже то, как ты смотришь на мир, уже будто бы озвучивает твоё благосостояние. Проблема в том, что тебе всё это не нравится. И здесь тебе тоже уже не нравится. Ходишь скорее по инерции в попытке заглушить монстра, рвущегося из тебя наружу - монстр говорит с тобой голосом мертвой сестры и подталкивает в спину. Ты же хочешь быть ближе к Хизер: вспоминаешь, как сидели с ней у камина в загородном домике, когда было ветрено и холодно, а под ногами разливалось плачущее небо. И это было приятно. И монстр у тебя внутри замирал, втягивал когти, закрывал пасть и не рычал, только размеренно дышал в попытке сохранить момент равновесия и гармонии в памяти. А потом у Хизер умер брат - вы не смогли его спасти, хотя черт возьми ты старалась. Ты старалась как никогда раньше, искала лучших врачей, подняла на уши всю частную клинику. Сорила деньгами, угрожала властью, почти умоляла сделать хоть что-нибудь - Кит не выжил, его убила очередная передозировка на ослабленный организм.
И вот теперь ты снова в баре и твой компаньон на сегодня - Коперник. Кудрявый парень много пьет и с ним есть о чем поговорить - это плюс. Тебя это устраивает.
- Что будем бить на этот раз? - спрашиваешь ты, подозвав к себе пальцем блондинку, что крутится около тебя добрые полчаса. Она похожа не Денивел и это кажется тебе отличным поводом, чтобы усадить девчонку к себе на колени

Отредактировано Krista Wanger (2022-09-19 20:49:58)

+1

4

Светомузыка играла свой ритм, слегка била по глазам, и стучала в сердце тем тактом и ритмом, который был понятен только диджею. Она не напрягала, но и не отвлекала на себя. Ты потягивал виски, смотрел на дам, но не хотел ни одну из них. Просто плыл по течению, просто думал о том, как скоротечно время и как при этом оно вас уничтожает. И вас, и их, и всех вокруг. Жизнь, казалось бы, коротка, но как много чувств успевает пронестись внутри тебя!
Вдох, выход, вдох. Хочется быстрее жить, чувствовать, любить. Пока еще можешь. Пока машина не сбила тебя на переходном переходе или кирпич не свалился на голову. Тебе просто хочется всего и сразу, а потом резко ничего вообще. Даже красивые дамы не радуют больше глаз. До Сони вся жизнь была иной, до Сони между тобой и любой двушки расстояния как будто не было. Брал того, кто нравится. Без заморочек. Без границ и заборов. С появлением Сони появился не запрет, но как будто желание отпало.
Смотришь на Кристу и кажется, словно она чувствует что-то подобное: скуку и усталость. Ты не спросишь, предпочитая не лезть в чужую жизнь. Смысла в этом нет как будто бы. Нет и не было. Вон она истинная причина: смысл теряется, как будто его и не было никогда. Даже странно как-то.
Странно - это не о слово.
Все поменялось настолько, что мысль растекалась медовой патокой, обволакивая и унося все дальше и дальше. Туда, где нет и не будет никого. Думал о ребенке, который появится и к которому ты ничего не чувствуешь. Ты не хотел и не ждал его, возможно, когда он подрастет тебе и захочется узнать его. Возможно, он даже простит тебе холодность. Ллея пыталась вернуть тебя и создать семью. Восстановить то, что вы там безжалостно разбили. Разбили, растоптали и буквально - предали пеплу. Жизнь она такая. Вначале чего-то очень хочется, а потом уже совсем нет. Ложиться на грудь, как камень и тянет вниз. На дно колодца. Если поднять взгляд вверх, то как в фильме звонок - колодец кто-то закрывает плитой. Вот тебе и могила - твой собственный выбор. Нравится?
Конечно же, тебе не нравится. Потому меняешь и меняешься. Только пройдя его, неожиданно обнаруживаешь себя в баре. Криста садит себе на колени какую-то девчонку, тебе вначале даже кажется, что это Дени, но нет. Это не она. А кто это? Присматриваешься и понимаешь: кто-то. Очередная, имя которой не захочешь запомнить и не захочешь узнать. Мотылек. - Да мне повторить виски, - показываешь, что бокал почти опустел. - Настроение такое сегодня, знаешь... свалить к морю и пить смотря на прибой. - Хотелось одиночества и тишины, но среди людей - вот тут, как будто было даже более одиноко, чем где-то на природе. Там совсем другая музыка и совсем другие эманации от природы.

Пока люди отдыхали и веселились, за баром наблюдали несколько человек в машине, как будто ожидали, когда кто-то зайдет внутрь. Этот бар у них давно на примете, но сегодня ожидалась особая ночь. За поворотом ждет грузовик с людьми, одетыми по последнему писку полицейской моды. И нет, они не будут танцевать стриптиз. Но пока что все ждут. Пока что - ждут. А в баре никто даже не чует, что готовится что-то грандиозное.

+1

5

Чужая задница обтянутая короткой юбкой с пайетками отлично смотрится у тебя на коленях и ты ведешь рукой по мягкому бедру, ныряя пальцами под эту самую юбку - девчонка едва ли будет сопротивляться даже если ты оттрахаешь её прямо тут, разложив на своих коленях и под взглядом Коперника. По крайней мере до тех пор, пока у тебя есть деньги, а с этим всё в полном порядке. Ты всерьез раздумываешь над тем, чтобы поступить именно так, а потому лениво ласкаешь внутреннюю поверхность бедра блондинки. Тебе нравится, что она похожа не Дени цветом волосы и фигурой, правда вот лицо подкачало и поэтому, когда она лезет целоваться, поворачиваешь её к себе спиной и припечатываешь приказом не лезть со своими лобызаниями. Она слушается, потому что купюра затыкает ей рот и стирает рамки, оставляя чувство собственного достоинства (или то, что от него осталось) где-то за пределами клуба. Тебе всё равно на её чувства. Всё равно даже если после этого она будет рыдать дома в ванной или резать руки в приступе селфхарма. В этом мире тебя беспокоит очень ограниченный круг людей: уже покойная сестра; еще вполне живой брат; и Хизер. Ты думаешь о последней в тот момент, когда упираешься пальцами в кружево чужого нижнего белья и нажимаешь подушечками пальцев, заставляя блондинку притворно застонать. Поддельные стоны шлюх тебя не заводят, то ли дело искренние слезы, пачкающие их лицо в моменты страха и боли, но здесь слишком людно и вообще ты пришла сюда просто чтобы выпить и поболтать с Кшишем.
- Мне тоже повторить, - ты ненавидишь теплый виски, а в стакане уже растаял лёд. Но девочки тут работают хорошие и послушные, кроткие и улыбчивые, а еще дохуя исполнительные. Одна из таких лапушек ставит по бокалу перед Кшишем и тобой, наклоняется сверкая грудью в глубоком декольте и заманчиво улыбается. Её взгляд сканирует больше Коперника, чем тебя, потому что твои колени уже заняты той самой не_Денивел. Задаешься вопросом, стерпит ли она, если украдкой сделать ей больно прямо здесь? Заткнут ли деньги её рот и в этом случае? Тебе до дрожи в пальцах хочется проверить, но вместо этого ты отвлекаешься на голос парня и стакан с виски.
Опрокидываешь в себя ровно половину, кидаешь взгляд на Коперника, выслушивая его фантазии о море и неосознанно представляешь Хизер на берегу того самого моря, со стаканчиком мороженного в пальцах и оживающим взглядом при виде волн - тот у неё мертвый с тех пор, как вы похоронили её брата. Взамен брата ты притащила девчонке маленького британского котенка, но едва ли этим можно заткнуть дыру в сердце. Ты со своей не справилась всё еще: любая мысль о Джей всегда подталкивает тебя к черте, заставляет сердце быстро забиться, а взгляд продернуться безумием. Ухмыльнувшись на одну сторону, сдвигаешь пальцами кружево чужого белья в сторону и толкаешься в девчонку пальцами, сразу погружая их до упора: она совсем не влажная и вторжение наверняка вызывает у неё дискомфорт. Ты не против, но не понимаешь, почему она не подготовилась к этому лучше: может быть, новенькая?
- Я бы тоже не отказалась от моря, - это говорит Кшишу, а потом прижимается губами к уху девчонки и жарко выдыхает в него, раздвигая пальцы у неё внутри, - тебе нужны или экстази или смазка с собой. Иначе постоянно будет больно, дурочка, - голос звучит обманчиво мягко, девчонка на коленях замирает и уже не пытается казаться соблазнительной в своих движениях и действиях.
- Есть колеса? - спрашиваешь у Кшиша и показываешь кивком головы на девчонку, мол не для себя, для дурочки. Сама предпочитаешь кокаин, но недавно обещала рыдающей Хизер, потерявшей брата из-за передозировки, что больше не станешь его употреблять, поэтому держишься. Пока держишься. Вовсе не уверена, что тебя хватит надолго, но время есть как минимум до очередного приступа, в котором голос покойной сестры не будет выходить из головы, мешая жить, спать и вообще функционировать.
Экстази у Кшиша есть и ты задаешься вопросом, есть ли вообще то, чего у парня нет. Берешь таблетку чистой рукой, достаешь пальцы из девчонки и именно ими заставляешь её открыть рот. Проталкиваешь пальцы ей в рот вместе с экстази, проводишь ими по влажному языку и ловишь в её глазах страх.
- Не бойся, станет легче, - откидываешься на спинку дивана и допиваешь виски, - будем еще? - это уже вопрос к Копернику.

Отредактировано Krista Wanger (2022-09-29 09:57:09)

+2

6

Ты просыпаешься: в пентхаусе куча незнакомых людей, все расхаживают по дому, пью алкоголь, музыка орет на всю. У тебя жутко болит голова. У тебя похмелье и отсутствие понимания, что происходит. Бредешь на кухню, открываешь холодильник, достаешь шампанское, а из морозилки - мороженное. Наливаешь алкоголь, накладываешь в пиалу мороженное и, сев на барный стул, начинаешь пить и есть. Кофейное мороженное отлично гармонирует с сухим шампанским. Головная боль потихоньку отступает.
Вечеринка в самом разгаре, но люди - раздражают. - Пошли вон! - Говоришь тихо. Реакции ноль. Поднимаешься на ноги: - ПОШЛИ ВОН! - Крик громче музыки. Люди оглядываются, кого-то ты даже - как будто знаешь - но смутно и совсем не уверен. Вечеринка продолжается до тех пор, пока ты не подходишь к диджею и не заставляешь его выключить музыку. Гости удивлены, но тебе так поебать. Вначале никто не расходится, большая часть не понимает, что хозяин квартиры - ты. Только после угрозы вызвать копов, люди расходятся. За окном Сан-Диего.

Клуб шумит музыкой, девочки танцуют в своих маленьких розовых платьицах. Радуют глаз, но не более. Когда сисятая официантка наклоняется, чтобы поставить на столик заказ, ты лениво осматриваешь ее, но взгляда не задерживаешь. Не в твоем вкусе. В принципе - ты не уверен, что сегодня нужно нарушать свое меланхолично-рефлексирующее настроение присутствием кого-то чужого. В какой-то момент это все теряет значение: бабы, наркота, бухло. Все, кроме тебя самого и твоей душевной боли, которая живет как будто отдельно от тебя. Приходит, когда ей хочется, уходит тоже без предупреждения. Официантка еще вертится какое-то время рядом, но понимает, что тебе не интересно и сваливает дальше. А ты продолжаешь копаться в себе: чего ты достиг? Теперь ты не просто наследник, не всего лишь кинолог, у тебя сеть приютов и клиник для животных. Неплохо, но можно ли лучше? Сделать больше? Делать столько, сколько "можешь", а не только "хочешь"? Вопрос заставляет задуматься о себе в этом мире. Многое достигнуто, но оно кажется недостаточным по сравнению с некоторыми другими людьми. В очередной раз забываешь, что нужно сравнивать себя не с другими, а с самим собой вчерашним. Ведь люди меняется, а единственным мерилом прогресса или регресса, можешь быть только ты сам. За окном Сакраменто.

Ты просыпаешься: в пентхаусе тишина, даже не слышно храпа Лаки, что удивительно, ведь он тот еще трактор. Поднимаешься с кровати, бредешь по квартире, замечая, что это уже давно не презентабельное жилище. Пусто и тихо. А еще - холодно. Все окна открыты, по пустому жилищу гуляет ветер. Замерзаешь, обдуваемый всеми ветрами. Босые ступни наступают одна на другую, чтобы согреться. Обнимаешь себя руками. Теплее не становится. Проходя мимо комода, цепляешь пальцами синюю шапку. Ты в душе не ебешь, откуда она тут взялась, но как нельзя кстати. В попытке согреться, натягиваешь на голову шапку. Закрываешь окна, готовишь кофе, возвращаешься в кровать. Ты болен, ты не хочешь никого видеть. И жить тоже - не очень хочешь. За окном Сан-Диего.

Мысли о вечном перебивает Криста, - конечно, - отвечаешь ей и выуживаешь из кармана пакетик. Там всего две марки, одну отдаешь Кристе, вторую оставляешь у себя. Ты уже давно не принимаешь, что несомненно хорошо отразилось на твоем психическом состоянии, но в карманах постоянно находится что-то. А чего не находится, с легкостью можешь купить. Ты как будто Бог из Машины, приносящий в жизнь других то, что им хочется. Только вот себе помочь не можешь. Как будто ты джин в бутылке, исполняешь желания, но свои собственные даже проговорить не способен.
- Так почему мы сидим здесь? До моря пару часов, меньше? - На самом деле тебе известен ответ, вам лень. И Кристе лень ехать куда-то, и тебе также. Сидеть на мягком диване, смотреть на красивое и мысленно быть где-то - да, а поднимать свой зад и ехать куда-то - так себе история. Потому даже сам вопрос звучит лениво, как будто требующий ответа: потому что. Без объяснений. - Да, я никуда не спешу. - Отвлекаясь на миг от танцующих девочек, переводишь взгляд на игры Кристы. Девочку почти жаль, но на самом деле - ты сам такой. Пусть сейчас с Соней ты куда заботливее и нежнее, но что ей пришлось пройти, пока ты стал таким? Сколько вытерпеть и преодолеть, со скольким смириться. Если так подумать, Соне стоило бы поставить памятник при жизни. Но это секрет. Ты никогда не скажешь ей, что благодарен за терпение. Потому что не хочешь давать ни капли власти над собой - забывая - что она полностью владеет тобой, пусть и никто не говорит этого вслух. За окном Сакраменто.

Полиция готова устроить маски-шоу и развеселить толпу еще больше. Развеселить настолько сильно, чтобы каждый в миг стал на адреналине, а потом - мордой в пол. Любому несогласному - в лицо дуло пистолета. Любого непокорного по обратной стороне коленей. Никто не запретит применять чуть больше силы, чем согласовано уставом. Всегда можно сказать, что клиент был пьян и начал быковать. Полиция не будет нежничать. Она выполняет свою работу, и ей похуй на людей, которые оказались в неподходящее время в неподходящем месте.

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2022-09-28 14:00:41)

+1

7

Кшиштоф спрашивает, почему вы здесь, если до моря всего пару часов. Ты не знаешь, а потому просто пожимаешь плечами. Уж не потому ли, что сиди вы сейчас около моря, вам бы обязательно захотелось куда-нибудь еще? Куда-то, где нет вас самих? Не в том ли дело, что вам двоим просто нигде нет места? Не потому ли вы сидите рядом друг с другом, едва ли перекидываясь парой фраз время от времени? Для успокоения души, перемазанной мазутом и посыпанной сверху пеплом. Вы никогда не обсуждаете ничего действительно личного, но вам и не надо - притягиваетесь друг к другу бессознательно, словно смотрите в зеркало: протяни руку, проведи кончиками пальцев и по поверхности обязательно пойдет рябь. По вам двоим тоже постоянно проходит рябь, будто бы помехи в стареньком телевизоре.
Ты не знаешь, но откуда-то понимаешь: вы оба пытаетесь встать на путь исправления. Только постоянно с него соскальзываете и снова падаете в грязь. Иначе почему на коленях ты держишь блондинку, волосы которой хочется намотать на кулак до тихого писка, что сорвется с искусанных алых губ?
Хуевый у тебя способ исправиться. Ты и сама об этом прекрасно знаешь пока наблюдаешь из-под опущенных ресниц за тем, как у девчонки на твоих коленях туманится взгляд - наркотик действует как надо. Это поможет ей пережить ночь и не поехать крышей. Но ты монстр, Криста. И ты снова это делаешь: подсаживаешь кого-то на колеса при этом даже не являясь дилером или поставщиком. Чистой выгоды для тебя лично - ноль. Ты не понимаешь, зачем это делаешь, но думать об этом уже поздно, а потому отметаешь все сомнения как что-то ненужное и не стоящее твоего внимания. Пусть всё катится к чертям и горит синим пламенем. В конце концов исход всегда один - смерть.
- Иногда можно сдохнуть не окончательно и поселиться у кого-то в голове, - голос Джей проходится по краю сознания опасно подталкивая тебя к грани за которой начинается безумие. Тебе всегда удается удержаться на краю и не сорваться вниз, но надолго ли ещё тебя хватит? Опасно улыбаешься и края твоей улыбки словно лезвие бритвы, когда целуешь девчонку за ухом, проводишь языком вниз по тонкой шее перед тем, как перехватить ту рукой и сжать - ты проявляешь власть просто потому что она у тебя есть. И потому что она тебя заводит как ничто другое. На самом деле это она наркотик на котором ты сидишь, никакой кокаин даже рядом не стоял по силе своего воздействия и степени желанности.
- Ну как? Лучше? - шепотом на ухо, языком по ушной раковине, зубами прикусить мочку. Действия понятные и привычные в своей простоте. Девчонка вздрагивает под твоими ласками, больше похожими на насилие, и снова стонет - на этот раз по-настоящему. Так тебе нравится больше.
Жестом подзываешь официантку, киваешь на пустые стаканы и просишь повторить. Можно купить бутылку сразу, но лед в ведерке всё равно будет таять - тут слишком жарко. В Сакраменто вообще всегда слишком жарко. Тебе не нравится. Ты бы с радостью улетела обратно в Берлин, засунув Хизер подмышку, потому что по сути вас тут ничего не держит. Но держит. Её - свежая могила брата. Тебя - уже покрытая цветами и слезами Денивел могила сестры. Вы не сможете их бросить даже после смерти - иногда мертвые держат сильнее живых. Это твоё проклятье. Выходит, Хизер пала жертвой аналогичного.
Мысли об Хизер Ирвинг густые и тягучие и тебе сразу хочется спихнуть блондинку со своих коленей, потому что ты вдруг не понимаешь, как потом будешь касаться этими грязными руками своей малышки с широко распахнутыми глазами. Цедишь мат сквозь зубы и пересаживаешь девчонку с коленей на диван рядом с собой. Лезешь в карман брюк за деньгами, отсчитываешь и хорошо тренированным движением распихиваешь купюры в лиф и трусики той - по сути блондинка легко отделалась, ей не пришлось ни особенно стараться, ни особенно страдать. Выходит, получила деньги за сходство с Денивел Симон. Это веселит и ты смеешься, а потом говоришь Кшишу, поворачивая голову в его сторону:
- Как же всё заебало, приятель, - объяснять ничего не надо. Он поймет и так.
На входе в клуб начинается какой-то кипишь, который пока сложно идентифицировать, но ты внутренне напрягаешься в плохом предчувствии, бьющем тебя в солнечное сплетение.

Отредактировано Krista Wanger (2022-09-30 14:22:40)

+1

8

Каждая сказка рано или поздно заканчивается, по-сути твоя и не начиналась толком. Родился, страдал, пытался сдохнуть. Все - это все, что тебя характеризует, как личность. Никакой ценности в этой жизни не видишь, а потому злишься. Безумно злишься на все вокруг. Больше, конечно на себя. Как будто ты мог что-то изменить, но не изменил. Как будто мог переиграть жизнь заново, минуя острые углы обстоятельств, но по большому счету меня нечего. Семья, жена, развод, новые отношения - и кажется, что все как у всех. Как у людей. Ровно и спокойно, не считая вспышек гнева, которые опускают с небес на землю, показывая в тебе такого же человека, возможно, чуточку злее, чем окружающие.
Злее. Злее самой бешеной собаки - это о тебе, когда ломаются планы. Когда перечат. Когда нежное и ранимое неожиданно само становится тем, что ранит. Но потом накатывает апатия, все разрушается в считанные минуты. Разрывается на осколки. Ты сам крошишься. Хотелось оставаться цельным, сильным. Той скалой, рядом с которой спокойно и понятно, но это не ты. Потому что в голове слишком много мыслей, которые разбивают цельный образ. Вот такие осколки тебя и видят окружающие.
Ты не расскажешь Кристе о том, что на самом деле тревожит, но зато придешь с новым эскизом. Выложишь на стол перед ней всю душу, чтобы она зашила это глубоко в тебя. Пусть и не зная по сути что делает, но она прибивала осколки тебя самого, души растерзанной и уничтоженной, чтоб сохранить хотя бы что-то.
Ты никогда не скажешь вслух, что не умеешь быть "хорошим" даже с человеком, которого любишь и ценишь, больше себя самого. Не скажешь, потому что это как будто стыдно. Как будто неправильно. Словно если расскажешь, то кто-то осудит тебя и тебе не будет похуй на это мнение. Или, может, хочется быть чуточку лучше, чем есть? Хотя бы в своих собственных глазах?
Не получается и это угнетает больше всего. Сам себя то ты знаешь лучше, чем кто либо и понимаешь, что убежать уже не получится. Ты никогда не забудешь, как чуть не скинул Соню с обрыва в вашу поездку к морю. Как возненавидел - потому что захотел - ее так сильно, что чуть не изнасиловал. И всю кровь на лице, и все слезы, и весь страх, который ты пожирал, становясь как будто сильнее. Страшно было признаваться, что вся эта жесть тебе на самом деле нравилась.
Не хотел больше никогда никого полюбить, как любил Лию, и потому играл Соней, передвигаю ее по своей жизни, как куклу Барби, совершенно забывая, что она живой человек. И эта Барби играла тобой не хуже, чем ты ею. Просто игры у вас были разные. Совершенно разные. Каждый получил, что заслуживал. Стоит ли теперь переживать по этому поводу? Мир не заканчивается на одном человеке. Больше того, каждый человек считает, что с его смертью погибнет это все. На самом деле нет, погибнет только он, но лично для него - это точка невозврата. Хочется верить в перерождение, в тоже время - если перерождение действительно существует, каков смысл хоть в чем-то, если души попросту ходят по кругу, попросту меняя тела? Смертельно хотелось умереть раз и навсегда. Ты еще тот фаталист.
- Определенно, да, - соглашаешься, задумываясь, может и самому закинуться маркой? Достаешь пакетик и тут случается нечто необъяснимое: вместе с дымом из дым-машины в зал влетает оперативная группа. Действуешь быстрее, чем думаешь: суешь пакетик между подушками дивана, на котором сидишь. Потому когда крупный парень подлетает к вам и тычет дулом дробовика в лицо и орет: - быстро руки за голову, упали мордой в пол! - Хочется возмутиться, начать качать права. Это в тебе говорит алкоголь, но музыка замолкает, а мужик не то, чтобы желает повторить еще раз, потому подходит ближе и бьет ладонью по плечу. Лениво поднимаешь руки и опускаешься на пол. Злишься. Тебе так не нравится, что с тобой обращаются, как с грязью. Вот зачем это все? - Еще раз тронешь меня, засужу нахер, - рычишь, провоцируя. Полицейский не ведется. Из дальних закрытых залов выводят каких-то мужиков, которых ты не видел. Охрана что ли? Глубоко в душе надеешься, что именно из-за них весь сырбор. Но тут в зал заводят собак, и конечно же эта сучка кидается на диван и начинает там рыть.
Находит, правда, не только твой пакетик, но и еще несколько интересных пакетов, в которых куда больше одной марки. В голове: что за подстава, - а полицейский кинолог уже кивает: - вяжите. - Улики в пакет, чтобы снять пальчики. А на вас надевают наручники и ведут в актозак к другим задержанным.
- Все будет нормально, - подмигиваешь Кристе, предпочитая воспринимать весь этот пиздец, как веселую историю из жизни - не более. Ваших пальцев там нет и быть не может, на камерах, конечно, будет видно, кто положил пакетик с маркой, если эти камеры там вообще рабочие.

В участке сразу ведут на оформление, ты просишь позвонить адвокату. Тот берет трубку сразу, записывает номер участка и обещает, что будет в течении часа. Тем временем у тебя берут отпечатки пальцев, чтобы сравнить с теми, что на пакетиках с наркотой. Боятся нечего, ты уверен, но, блять, как же хочется домой, а не сидеть с бомжами в обезьяннике. Неожиданно вечер перестал быть томным, ну нахуй, конечно.

+1

9

Ваша жизнь становится похожа на ёбаный блокбастер ровно в тот момент, когда в помещение вваливаются какие-то мужики в форме. Ты закатываешь глаза и тянешь загадочное: бляяя в пространство между вами ну примерно за пару мгновений до того, как к вам подлетают бравые парни. На парнях бронежилеты, а в руках оружие. Они все такие крепко сложенные и опасные, что вы с Кшишом на их фоне чисто принцессы-балерины, которых спасти может только принц.
Падать лицом в пол - неприятно. Вдвойне неприятно, потому что дорогой костюм марается и где-то трещит по швам. Ты сдавленно ругаешься - любишь свои шмотки и то, как в них выглядишь, а теперь, кажется, даже химчистка не поможет. Только отнести на помойку. Светлые волосы лезут в глаза, но не можешь их даже смахнуть в сторону. Рядом Кшиш недоволен ситуацией точно так же, как ты сама, но парнишкам в форме похуй на это чуть больше, чем полностью и целиком. Ты жалеешь, что закинула таблетку в роль шлюхи, а не в свой - приключение бы казалось более веселым под колесами. Впрочем, кончиться бы могло значительно хуже, а так пока есть все шансы выйти сухими из воды.
Смешались в кучу люди, кони... ой, собаки. Криста  не слишком любит собак, чего нельзя сказать о Кшише. Но в любом случае собаки в данном случае - к беде. У Кристы глаза не закатываются так далеко, как хотелось бы, когда чертова псина находит наркоту именно под их диваном. И это далеко не скромно сброшенная Кшишом одна-единственная марка. Это целый филиал наркокартеля в одном диване. Ты присвистываешь, потому что пожалуй никогда еще не видела столько наркоты в одном месте. Истерично хихикаешь, что сидела задницей на таком богатстве. Но когда вас вяжут, то становится уже не то чтобы до смеха.
Руки в наручниках непривычно и неприятно. Ты на пробу дергаешь рукой и метал впивается в запястье - останется синяк. Вообще-то обычно это ты надеваешь на кого-то наручники и совсем не для таких действий. Тебя затапливает волнами вселенской несправедливости и грустной апатии, но делать нечего и вы вместе с Кшишом плетётесь в автозак. Грустно и невкусно.
Кшиш подбадривает, в ответ ты вяло улыбаешься ему уголками губ. В участке твой спутник просит позвонить адвокату и ты не рыпаешься, потому что уверена, что Коперник порешает за вас двоих, а если попросить еще один звонок, то можно отхватить пиздюлей - это лишнее.
В участке стремно, потому что Криста привыкла к комфорту, а не к бугаям в форме и вонючим бомжам, которые мылись последний раз хорошо если год назад. Вангер не фифа, но выходит, что всё же немного фифа, потому что съебаться из клоповника хочется смертельно. Дома кровать, дорогое постельное и можно положить Хизер под бок. А еще у вас есть теперь кошка - та приходит ночью бесоебить и просить пожрать. Обычно тебя это бесит, но сейчас ты бы предпочла скачущую по тебе кошку, потому что уже начинаешь нервно почесываться будто по тебе скачут блохи.
У вас снимают отпечатки пальцев, фотографируют в анфас и профиль, зачитывают список прав, которые больше похожи на их тотальное отсутствие, а потом оставляют в камере одних. Ты бросаешь взгляд на недовольного Кшиша и вдруг начинаешь ржать:
- охуенно виски попили, да? в следующий раз пить будем дома.

Отредактировано Krista Wanger (2022-09-30 14:22:07)

+1

10

В камере раньше ты никогда не был, но в обезьяннике пару раз доводилось, потому особенно не паникуешь, уверен, что как только твой адвокат приедет и наведет здесь суету, вас тут же отпустят. К счастью, там не должно ничего указывать на вас обоих. А потому и статья никак не светит. Что светит? Да хорошо, если извинения за причиненные неудобства, но и это очень вряд ли. - Да ладно, не парься, уверен, что все будет хорошо. - Повторяешь и растягиваешься на нарах. Конечно, тут условия так себе, но если не можешь изменить ситуацию, меня отношение. Вот ты и поменял отношение: просто расслабился и принял жизнь такой, какая она есть на данный момент.
Первый раз, когда ты попа в подобное место, ты был в говно пьян и умудрился подраться еще и в камере дополнительно. Вас развели в разные места трезветь, а когда тебя забирали из участка, пригрозил, что подашь на всех тут в суд и департамент полиции будет выплачивать огромные деньги за моральный ущерб. Когда протрезвел, впрочем, подавать в суд передумал, но посмеялся над собой.
К счастью, вас и основную гоп-компанию посадили отдельно, потому это почти лакшери условия. - Тут не так уж плохо, главное, чтоб не затянулась проверка. Но они обычно с таким быстро. Им достаточно будет по базе пробить, чтоб понять, что мы с этим дерьмом не связаны. - Твоя вера в правосудие и законы штата поражали своим размахом. Так что даже сейчас твою уверенность не прошибить и тараном.

Адвокат приехал на место уже через пол часа, и тут же принялся выяснять причины и следствия. Полиция сказала, что его клиент подозревается в распространении особо крупных размеров наркотиков. Сейчас определяют чьи пальцы на свертках, если не будет совпадений, то отпустят без предъявления обвинений. Адвокат сказал, что его подопечный отдыхал в этом баре и потому не видит причин для задержания. Но с ним не стали препираться, а попросили подождать. Он в общем-то не терял время даром, связался с людьми из клуба и попросил копию записи, где есть Кшиштоф, записи, конечно же, не оказалось. Что-то с камерами весь вечер. Но когда адвокат закончил разговор, услышал, что его подзывают. - В общем, совпадения есть на одном из трех пакетов, на том, где была одна марка. Остальные пакеты никак не связаны с вашим клиентов. В общем-то проведите разъяснительную беседу о вреде наркотиков и мы отпускаем. Первичный осмотр не выдал никаких косвенных признаков употребления. Но понятно, что этот пакетик скинул он сам. - Адвокат примирительно улыбнулся, - законами штата за такое не сажают. Но, спасибо за совет. Где расписаться?
Уже через двадцать минут ты с Кристой выходит из участка, вдыхая полной грудью. - И все же на свободе мне нравится больше, - смеешься и подмигиваешь девушке: - продолжим или по домам? - Вопрос риторический. Все оба устали, и даже алкоголь уже не так разгоняет кровь. Все, о чем ты мечтаешь: приехать домой и завалиться мордой в подушку. Больше ничего не нужно. А там и Соня придет, обнимет, поцелует и вот это все. - Ладно, я шучу, нормально так посидели, звони, повторим как-нибудь. - Ты уезжаешь с адвокатом, Криста на такси, а в груди неожиданно растекается приятное ощущение радости.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » в свете ламп


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно