полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » not some little mermaid


not some little mermaid

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

the merman and the prince
немного не та русалочка

+1

2

«Я так хочу, чтобы лето не кончалось» вздыхали люди вокруг, наблюдая за тем, как лето постепенно достигало своего исхода. День за днем, мир вокруг менялся, и особенно сильно это было заметно в море. Глубокая вода, которая обычно казалась темно-синей, теперь отдавала оттенками зеленого, будто бы напоминая о том, что совсем скоро оно уже не будет таким спокойным. Погода в море осенью менялась намного чаще и быстрее, чем летом, грозы случались все чаще и чаще, делая путешествия по воде менее безопасными, чем обычно. Так что те люди, у которых был выбор, каким способом путешествовать, все чаще предпочитали передвигаться по земле. 

У некоторых же выбора не было, поэтому приходилось полагаться на свою удачу и надеется, что море не решит забрать твою жизнь к себе в безжалостную пучину.

То утро выглядело спокойным. Вчерашний дождь все еще виднелся местами в виде луж - плачущее него под твоими ногами, напоминающее о себе каждому прохожему. Погода сразу после дождя будет самой удачной для морского путешествия - так думал Принц, наблюдая за небом из окна, допивая свой утренний чай. Конечно, он мог бы добраться до нужного ему места и по земле, но это заняло бы почти на неделю дольше, а времени у него было не так много, как хотелось бы. 

Поднимаясь на борт корабля, он в первую очередь поговорил с капитаном, прежде чем уединиться в своей каюте, так как морская качка на самой палубе заставляла его голову болеть, а Принцу не пристало выглядеть зеленым в лице из-за морской болезни. Нет, никто не должен видеть его состояние, кроме стен его собственной каюты. Он знал, что качка станет меньше, когда они окажутся в открытом море, а пока ему оставалось лишь прятаться. 

Не стоило полагаться на то, что за одним штормом не придёт другой, однако.  

Небо потемнело резко, ветер трепал паруса и совсем скоро тяжелые капли дождя начали падать на гладкое дерево палубы, разбиваясь на более мелкие, разлетаясь повсюду. Они успели отойти достаточно далеко от суши, поэтому просто вернуться в порт не было доступным вариантом, из-за чего Принцу оставалось лишь надеться на волю богов, что решали их судьбы. Заберут ли они его к себе сегодня или решат пощадить? Он, конечно же, надеялась на последнее, крепко цепляясь на ограждение палубы, наблюдая за тем, как тяжелые волны разбивались о борт его корабля. 

Резкий толчок одной из высоких волн заставил судно пошатнуться, будто то было молодым зверьком, который в первый раз встал на свои худые и слабые ноги. Еще один толчок, который почти сбил Принца с ног, холодный порыв ветра, сверкающая молния где-то вдалеке - его это было плохими знаками. Похоже, что такой шторм его корабль не сможет пережить. 

Так и случилось, и совсем скоро Принц почувствовал, как его спина соприкоснулась с холодной водой, которая так настойчиво пыталась отобрать у него жизнь. Тяжелая одежда сразу же начала тянуть вниз, заставляя хватать ртом воздух в попытках удержаться на поверхности. Он предпринял попытку доплыть до обломка дерева неподалеку от себя - часть ограждения, которую сбило с места потоком воды, что утянул за собой и Принца. Течение же не позволяло ему выбирать самому, куда плыть - оно лишь несло его куда-то за собой, дальше в море и дальше в бурю, в ее самый центр. 

Его сердце все еще билось, не желая принимать это поражение. Любой человек знал, что из кораблекрушения не было спасения, ведь ты оставался один на один со стихией, с природой, которой было все равно до твоих страданий. Здесь не было ни одного судна в радиусе многих миль, некому было поспешить ему на помощь, а ближайшая земля была где-то за горизонтом. Или нет? На секунду Принцу показалось, что он увидел что-то среди волн, что-то, что напоминало ему сушу, но видение скрылось из глаз так же быстро, как и появилось. 

Сильная волна накрыла его с головой, не давая вырваться их плена воды и сделать хотя бы еще один глоток воздуха. Похоже, это был конец. Принц отчаянно бился с течением за шанс спасись, но боги решили, что пришел его час, а когда решали они, то простые смертные ничего не могли противопоставить этому выбору. Постепенно, его глаза начали закрываться, а в легких закончился последний кислород. Все, что ждало его после этой точки - бесконечная темнота, которая становилась для тебя домом навсегда, стоило лишь сделать в ее сторону один единственный шаг. 

[nick]The Prince[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br>[/lz1]

+1

3

Когда над океаном поднялось солнце, Кайлани даже с морского дна увидел сияние солнечных лучей, пронзивших беззащитную воду. Он протянул руку и посмотрел, как переливается жемчужный браслет, который он сам сплёл несколько дней назад и теперь хвастался обновкой. Среди его народа было принято украшать себя; они не носили одежды, не чувствуя в ней необходимости, но носили множество бус, браслетов, нитей из водорослей и всего, что попадало им в руки; чаще всего то были, конечно же, продукты природы: кусочки кораллов, жемчуг, ракушки и прочие творения прекрасного подводного мира, но иногда в этот мир попадали вещицы из мира извне, мира суши. Некоторые из них были просто красивыми, например, монеты или драгоценности, оставленные или утерянные людьми, некоторые - интересными и непонятными, например, посуда, потому что русалки и тритоны, будучи хищниками, ели руками, разрывая добычу - мелких рыб - зубами, что были в разы острее человеческих.
Кстати, о людях: эти существа считались морским народом опасными, несмотря на то, что вода не была их родной стихией и большинство людей не могли с ней справиться. Люди, может, и были беспомощными, но однако же они были хитрыми и умели изобретать всякие вспомогательные приспособления - лодки, например, которые потом стали больше и превратились в корабли, что позволяло им беспрепятственно перемещаться по воде, а ещё у них были сети, которыми они ловили рыбу, и оружие, которое било врага очень и очень больно, а зачастую - смертельно. Неудивительно, что морской народ старался держаться от людей подальше.
И всё-таки жить полностью обособленно не получалось: люди проникали в подводный мир всё сильнее, ловили рыбу в разных местах, вынуждая русалок и тритонов мигрировать, расставляли сети, в которые, случалось, кто-то попадался, а о твёрдую леску можно было здорово повредить хвост. Кайлани казалось, что люди существа опасные, но любопытные - как акулы, например, потому что акулы, которых люди так боялись, обычно ведут себя мирно, если не провоцировать их агрессию. Кайлани казалось, что люди поступают точно так же, да и какое живое существо поведёт себя иначе, если почувствует опасность? Но в целом люди очень и очень интересные - они постоянно куда-то путешествуют, что-то с собой возят, иногда роняя пару бочек за борт... иногда они и сами падали за борт, и Кайлани слышал легенды о русалках, которые самоотверженно спасали обречённых на гибель моряков и вытаскивали их на берег. Такое поведение считалось благородным; морской народ чтил подводный мир как свою обитель, что подразумевало ответственность за всё, что в этой обители происходит, и пусть им не нравилось постепенное внедрение людей всё глубже и глубже в их мир, они не желали им ничего плохого, тем более смерти, а если уж какому-то человеку вздумалось умереть... нужно было непременно ему помочь!
Кайлани восхищался мужеством этих русалок, потому что считал, что у него самого никогда не хватило бы духу подплыть к человеку, даже полумёртвому, достаточно близко, чтобы вытащить его на берег. Но получилось так, что судьба его не спросила: как раз в тот день, когда он любовался новеньким жемчужным браслетом, кокетливо поправляя волосы другой рукой, на поверхности воды мелькнула тень корабля. Трусливый, но любопытный, Кайлани увязался за ним следом: вдруг что-нибудь за борт выпадет, вдруг получится разжиться новым сокровищем? Он мог плыть долго и не уставать, для этого и был предназначен его длинный чешуйчатый хвост с широкими плавниками на конце. Но чем дольше они плыли, тем хуже становилась погода на поверхности, тем сильнее начало трясти корабль. Даже снизу Кайлани видел, как оформившиеся на поверхности волны толкали несчастное судно из стороны в сторону! Да и разглядеть что-либо наверху было сложно из-за шторма. Подводное течение затрудняло движение и самому Кайлани, в такую погоду русалки и тритоны предпочитали всё-таки держаться ближе ко дну и спокойствию, и он почти собрался развернуться и уплыть обратно, оставив надежды на какую-либо добычу, как краем глаза он заметил движение, услышал громкий шум, обернулся - и увидел, как у него на глазах разворачивалась настоящая катастрофа.
Корабль превратился в щепки. Не весь, конечно, но какая-то его часть; в воду полетели обломки дерева, бочки, которые Кайлани так ждал, но к которым тут же потерял всякий интерес, и самое ужасное - человек. Настоящий человек! Кайлани в отчаянии смотрел, как двуногая фигурка барахтается, хватаясь за жизнь, но куда ему, неприспособленному, воевать со взбесившейся стихией!.. Наблюдать за этой схваткой было поистине страшно, и Кайлани почти решил перебороть себя и всплыть на помощь утопленнику - в конце концов, что он ему сделает? В таком-то положении? Кайлани при желании запросто может перегрызть ему горло! Но стоило тритону двинуться - и человек перестал двигаться. Он замер, как бочка, безжизненный и нелепый, и вода разбросала его конечности в разные стороны. Кайлани поджал губы, победил нерешительность - и помчался, лупя хвостом что есть силы, пока руки не коснулись мокрой ткани камзола, в который человек был одет.
Одежда, которую носили люди, нравилась Кайлани; если бы она не мешала передвижению в воде, он бы тоже попробовал смастерить что-нибудь в этом духе, правда, непонятно, из чего... В любом случае, сейчас тритон думал, конечно, не об одежде, а о человеке, которое держал в своих руках. Человек! Настоящий, живой! Кайлани очень хотелось верить, что он живой. Он прижал человека к груди, как в объятиях, и быстро поплыл, что есть мочи, дальше от шторма, от противных волн, сбивающих с пути, оставляя позади корабль, пока не доплыл до небольшого скалистого берега. Поднатужившись, он вытащил бессознательного человека на камень и уставился на него, не понимая, чем ещё может помочь бедняжке. Всем известно, что люди дышат кислородом, вода же для них губительна; но почему он не дышит сейчас, ведь он на воздухе? Может, его лёгкие ослабли, и он не может сам сделать вдох?
Недолго думая, Кайлани набрал целый рот воздуха, поднялся из воды, опираясь ладонями о камень, склонился над лицом человека и плотно прижался своими губами к его. Прижавшись плотнее, он вдохнул воздух в рот человеку, и тут-то он очнулся, и как очнулся! Вздрогнул, закашлялся, плюнув Кайлани прямо в лицо водой, из-за чего тот невольно отшатнулся, и начал судорожно хватать воздух ртом, будто стремился проглотить как можно больше. Выглядело это довольно жутко, но Кайлани не стал вмешиваться, надеясь, что человек справится самостоятельно со своим недомоганием, что, к счастью, и произошло: в конце концов тот бессильно обвалился обратно на камень, но теперь он точно дышал, спокойно и размеренно. Повернув голову, человек встретился взглядом с тритоном, но тот не спешил идти первым на контакт. Он оскалился, на всякий случай показывая человеку острые зубы, чтобы тот понимал: Кайлани может за себя постоять и с удовольствием откусит парочку пальцев, если они окажутся где-нибудь не там, где ему хотелось бы. Но человек выглядел настолько беспомощно, что Кайлани сжалился и перестал щетиниться. Оружия у этого человека не было, клыков и когтей тоже... безобидный.
- Ты хорошо себя чувствуешь? - спросил Кайлани у человека, осмелившись наконец приблизиться. - Я не хочу тебе вредить и прошу, чтобы ты не вредил мне тоже.
Судя по тому, как бодро шевелился человек, он стремительно восстанавливал силы, что не могло не радовать.
- Ты упал в воду с корабля и начать умирать. Зачем вы, люди, лезете в воду, если знаете, что это не ваш мир? Мы ведь не лезем на сушу, - заметил Кайлани с укоризной в голосе. - Хоть мне и нравится ваш мир. У тебя красивая одежда. И красивые кольца на пальцах. А я... - он вытянул вперёд руку, чьё изящное запястье охватывала жемчужная нитка. - Я сделал украшение из жемчуга! Тебе нравится?
Теперь, когда страх отступал, Кайлани чувствовал восторг. Ещё бы, ведь это первый в его жизни человек, которого он видит так близко! Первый человек, которого он потрогал руками! Первый человек, с которым он разговаривает! Ему сразу стало очень важно понравиться этому человеку, заслужить его уважение, не только за себя, но и за весь морской народ. Ему хотелось, чтобы человек считал его смелым и прекрасным, как и подобает тритону. Поскольку тритоны и русалки были, в сущности, двуполы, и почти не отличались анатомически, у них не было никакого социального различия между условными самцами и самками, и красота считалась для тритонов таким же важным критерием, как и для русалок - можно сказать, то, чем они гордились! Кайлани точно было, чем гордиться: длинные густые волосы приятного бирюзового оттенка, словно сам океан, в тон блестящей чешуе, которой был устлан крепкий и упругий хвост. Кроме того, в его волосы были вплетены множественные украшения из подводных кораллов, которые, как считал Кайлани, очень ему шли. Вот у человека волосы были досадно короткие, но тритон давно заметил за людьми такую особенность: длинные волосы у них носили в основном самки. Человек перед ним же был, судя по всему, самец - самцы людей были крупнее, немного грубее и носили отличную от самок одежду, более обтягивающую ноги. Кайлани не совсем понимал суть такого различия, но уважал человеческие традиции.

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

0

4

Темнота приятным объятием приняла Принца к себе, давая расслабиться и забыть о всех проблемах, что тревожили его раньше. Здесь не было ничего - ни хорошего, ни плохого. Лишь абсолютная тишина и спокойствие, а так же понимание, что твое нынешнее состояние больше никогда не изменится. Это был конец пути, последняя остановка корабля в бухте своего последнего порта. Как бы ты не хотел двигаться дальше, как бы сильно не хотел продолжать жить, это был тупик, который не был готов поддаться ни на какие мольбы и просьбы о возможности что-то изменить. Смерть никогда не отступала лишь потому что кто-то упал на колени и начал молить о пощаде, и было абсолютно не важно, кто ты был - принц или обычный крестьянин. Она забирала всех одинаково, когда приходило время, вне зависимости от твоего статуса и состояния. Лишь в смерти они все были по-настоящему равны. 

Принц был бы рад оставаться в этой темноте до конца времен, но что-то нагло вырвало его из этого комфорта обратно в свет, обратно на поверхность, обратно в мир живых людей из плоти и крови. Возвращение не было приятным опытом - Принц ощущал себя марионеткой, которую резко дернули за ниточки, чтобы снова поднять на сцену. 

Сначала появилось мягкое чувство где-то в районе его лица, плавными волнами заставляющее живое чувство тепла расползаться по всему телу Принца, постепенно возвращая в него ощущения и эмоции. Боги вдыхали в него жизнь обратно, не иначе. Он чувствовал, что оживал практически клеточка за клеточкой, сантиметр за сантиметром, начиная от места этого теплого контакта и до самых кончиков пальцев. Это было странно приятное чувство, сродни объятию дорого тебе человека, когда ты растворяешься в чужих руках, как кусок мыла в горячей воде ванны. 

А потом был будто бы удар в центр его грудной клетки, аккурат после того, как Принц попытался сделать вход, чтобы наполнить свои легкие воздухом, о котором они так отчаянно кричали ему последние несколько секунд. Вот только они уже были полные, только водой, поэтому вместо воздуха у Принца получилось выдать только взрыв кашля, да еще и такой сильный, будто бы грозившийся разобрать его лёгкие прямо здесь и сейчас. Выплюнув всю воду и все еще ощущая ее соленый вкус на своем языке, он беспомощно хватал воздух ртом в попытке начать хоть как-то восстанавливать дыхание, попутно щурясь от яркого солнца над собственной головой. 

Подождите… 

Принц чуть ли не подпрыгнул на месте. 

А где он был? 

Последним, что он помнил, была вода, жадно пожирающая его жизненные силы, пока от них не осталось ничего. А теперь он был на суше и, судя по звуку волн, бьющихся об камни, его вынесло куда-то на берег. Неужели он все же смог спастись, неужели смерть решила не забирать его сегодня в свои владения? Собрав все оставшиеся силы, Принц поднял верхнюю часть тела с мокрого песка в попытке осмотреться, и вот тогда он понял, что, кажется, он все же умер и оказался в какой-то очень странной загробной жизни. Это было самым простым объяснением того, что он увидел перед собой в тот момент.

Из мелководья у берега на него смотрела русалка, самая настоящая русалка, ровно как в книжках, что в детстве читала ему его няня. Настоящее мифическое создание, прямо перед ним. Ожившая сказка смотрела на него пристальным взглядом, от которого было невозможно спрятаться. Принц быстро моргал, ведь его зрение все еще было мутным от яркого солнца, и когда оно вернулось в более-менее свое обычное состояние, он понял, что ошибся. Нет, это была не русалка, ведь русалками были девушки, а фигура перед ним, пусть и была изящной и аккуратной, все же не была женской. Длинные волосы и деликатные черты лица ввели его в заблуждение, и только хорошенько присмотревшись, Принц осознал, что перед ним был мужской представитель этого мифического создания. 

Его голос чем-то был похож на шум прибоя или звук волн, бьющихся о берег и камни - достаточно громкий, чтобы услышать, но в нем не было того привычного выражения, какое было в голосах людей. Верно, напомнил себе Принц, это же был не человек. 

- Я… - все еще в шоке от того, что видел перед собой, Принц попытался заговорить, но не смог произнести больше одного звука, а его голос был глухим и хриплым от той воды, что он успел проглотить. Он снова закашлялся, ведь даже один короткий звук грозился выбить его из колеи. - Это… это ты меня вытащил?

Пусть это и было самым логичным способом объяснить происходящее, Принц все равно не мог это принять. Перед ним был самый настоящий представитель морского племени! Как такое вообще можно принять и понять без лишних вопросов? Они же существовали только в детских сказках, да в страшилках, что старухи рассказывали детям, которые плохо себя вели - обычное дело. «Веди себя хорошо или морской царь заберет тебя» и «слушайся старших, иначе тритоны заберут тебя ночью», а так же «не ходи в море один, ведь русалки своим пением могут свести с ума». Принц слышал они сказки с самого детства, но никогда не мог представить, что они могли стать реальностью. 

Его новый знакомый, кажется, принял их внезапное знакомство намного проще и даже протягивал Принцу свою руку, на запястье которой виднелась какая-то вещь, которая, при лучшем рассмотрении, оказалась ниткой красивого морского жемчуга. 

- Ага… - пробормотал Принц в ответ с выражением лица человека, мир которого только что перевернулся. 

Мокрая одежда неприятно липла к телу, была тяжёлой и местами колючей. Его волосы тоже были мокрыми, так что он попытался убрать челку, которая частично закрывала его обзор, со своего лица. Принц перевел взгляд на своего спасителя, странно завороженный тем, как тот выглядел. Он был похож на человека, да, но лишь отчасти, лишь на поверхности. Едва Принц начал присматриваться, как стал замечать, насколько они на самом деле отличались друг от друга. Например, Принц никогда не встречал человека с таким цветом волос, а глаза тритона обладали будто бы гипнотическим действием, ведь он никак не мог от них оторваться. Его кожа была другой и она красиво блестела каплями воды, будто те были крошечными кристаллами льда. И, конечно же, хвост. Настоящий, длинный, весьма красивый, но все же хвост на том месте, где у людей обычно были ноги. 

- А я точно не умер? - спросил он у своего спасителя чуть погодя, ведь все это продолжало казаться ему большим и странным сном. - Зачем ты меня спас? - не то, что бы Принц хотел умереть, совсем наоборот - его последние мысли в воде все были о том, как сильно он хотел жить, - но поступок тритона не был ему понятен. - Ты узнал корабль и знал, кто я? - а что, если это был какой-то странный план, чтобы взять его в плен и тем самым повлиять на его отца - короля? Но что морскому народу могло быть нужно, ведь у них в расторжении было все море с его богатствами и тайнами. - И где я, куда ты меня принес? Здесь есть еще люди? 

Впервые с момента пробуждения Принц решился хорошенько осмотреть по сторонам. Он и правда был на берегу, на его ноги периодически накатывали волны, а его все руки были в песке. Вокруг были лишь только острые камни да чайки, будто бы с интересом наблюдавшие за происходящим. 

- Я ничего не понимаю… - проболтал себе под нос Принц, пытаясь хоть как-то осмыслить все безумство происходящего вокруг него. 

[nick]The Prince[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1

5

Пока Кайлани с любопытством рассматривал спасённого человека, тот в свою очередь вовсю таращился на него, на его длинные волосы цвета морской волны, на чешуйки хвоста, не то синие, не то зелёные; наверное, ему тоже не доводилось раньше видеть представителей народа Кайлани так близко. Тритону льстило такое пристальное внимание. Ему было приятно думать, что ему удалось очаровать человека, и он искренне наслаждался его вниманием, то кокетливо склоняя голову, позволяя мокрым волосам струиться вдоль плеч и спины, то поплёскивая хвостом по морской воде. Человек пребывал в оцепенении и удивлении, что и понятно - он чуть не погиб, бедняжка, а ещё был сражён таким непривычным для живущих на суше созданий зрелище, ведь обычно русалки и тритоны держались от людей на расстоянии, и далеко не каждый человек мог бы похвастаться таким событием.
- Нет, глупенький, ты не умер, - тихо засмеялся тритон, - ты дышишь, как вам, людям, и положено, и сердце твоё бьётся.
Кайлани казалось, что человек должен быть счастлив, должен радоваться, что остался жив, ведь разве не смерти боятся все живые существа больше всего на свете? Смерти и неизвестности, которую она за собой прячет. Человек должен бы прыгать от радости, как это делают их детёныши, выкрикивая всякие нелепицы вроде "Я так хочу, чтобы лето не кончалось", но вместо этого он почему-то продолжал удивляться, будто Кайлани сделал что-то не так, и тритон всерьёз забеспокоился: может, он и правда сделал что-то неправильное?
- Я спас тебя... - молодой тритон задумался, потому что у него не было однозначного ответа на этот вопрос. Ведь он спокойно плыл в море по своим делам, и вдруг... - на самом деле я просто увидел твой корабль издалека и поплыл за ним. Потому что с человеческих кораблей иногда падают любопытные вещицы, и я их подбираю. Мне они очень нравятся.
Ах, если бы он мог показать этому человеку всю свою коллекцию предметов, которые для него оставались загадкой, но уж человек-то смог бы дать им объяснение, показал, как ими пользоваться!..
- Но я не знаю, кто ты. Я знаю только, что ты человек, а люди не приспособлены к жизни под водой, даже такие крупные самцы, как ты. Поэтому ты начал умирать... а я... я, наверное, просто не хотел, чтобы ты умер, - Кайлани смущённо пожал плечами. - Я слышал легенды о наших предках, которые спасали моряков во время штормов... я всегда думал, что у меня ни за что не хватило бы ни сил, ни духу на такой героический поступок. Но когда я увидел, как ты беззащитно трепыхаешься там, на поверхности, у меня сжалось сердце.
Теперь человек на мгновение бросил процесс изучения тритона и принялся изучать остров, и Кайлани огляделся вокруг, вторя ему.
- Это один из островов, которые вы, люди, называете Карибскими, - сообщил тритон, - и в нашем мире их очень-очень много. Я не знаю, есть ли здесь люди... я их никогда не видел. Но этот остров был ближе всего, а ты был тяжёлым и выглядел ужасно... я боялся, что случайно уроню тебя под воду. И потом, разве этот остров - не дивное место? Только взгляни вокруг!
Широким жестом Кайлани обвёл растущие кругом пальмы, цветы и траву, указал на бескрайнее море, окружавшее этот небольшой островок.
- Если бы я был человеком, я бы непременно поселился здесь! Здесь так замечательно и красиво! И такие широкие листья деревьев - они укроют тебя от дождя и грозы.
Кайлани боялся грозу, потому что знал, что с молниями шутки плохи, но что может быть опасным в таком прекрасном месте? Облака отражались в морских волнах, расплываясь, словно плачущее небо под ногами, и никак не выглядели угрожающими. Но человеку всё чего-то не хватало, и Кайлани решил, что нужно помочь ему восстановить силы. Он знал, что люди и хищники, и травоядные одновременно, но как хищники они были откровенно бестолковы: ни зубов, ни когтей... потому и вынуждены ловить добычу при помощи орудий, но ведь у спасённого им человека с собой ничего нет! Конечно, он может раздобыть себе бананы или кокосы с прибрежных пальм, но для того, чтобы залезть так высоко, нужны силы и сноровка, а как раз сил у человек сейчас не было. И потом, вдруг он вообще не умеет лазить по деревьям? Люди вроде бы умели - лазали же они как-то по своему кораблю - но лазали далеко не все, что, если именно этот самец неспособный? Ещё свалится, чего доброго, и все старания тритона пойдут прахом!
- Я понимаю, ты ослаб, - Кайлани примирительно поднял ладони, - я принесу тебе поесть.
С этими словами он скрылся под водой; только и свернул на солнце ослепительной сияющей вспышкой его изящный хвост.
Как и обещал, Кайлани вскоре вернулся с дарами: он нёс одну рыбину в руке, а вторую - в зубах. Вынырнув на берег, он сложил добычу на песке и одобряюще кивнул человеку:
- Вот, подкрепись немного! Ах, да: как я могу тебя называть? Не могу же я обращаться к тебе просто "человеческий самец"... Меня называют Кайлани. На моём языке это значит "морская жемчужина". А что значит твоё имя?
Теперь, когда Кайлани окончательно перестал бояться этого человека, он проникся к нему жгучим любопытством. Ему хотелось узнать о нём всё: кто он такой и откуда, как и зачем он оказался на том корабле и всё тому подобное.

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

+1

6

Первоначальный шок от происходящего начинал постепенно отступать, в мир вокруг начинали возвращаться его обычные краски. Синяя гладь воды расстилался перед ним до самого горизонта, ни единого намека на ту грозу, что привело к крушению его корабля. Море выглядело спокойным, как уснувший хищный зверь, и сразу становилось понятно, почему так многие говорили слова вроде «я так хочу, чтобы лето не кончалось», ведь только летом они могли увидеть такое умиротворение воды. На острых камнях неподалеку виднелись зеленые водоросли, как бы намекающие на то, что на этом острове главной была природа, что человек не ступал сюда своей ногой и не приносил сюда все то плохое, что обычно брал с собой. Это напоминало Принцу о его родном городе, где природа тоже порой казалась главной, особенно когда он гулял по ночам после долгих дней, проведенных за делами, которые предоставляла ему его позиция. Даже теперь, когда он оказался где-то посреди моря без способа вернуться домой, часть него радовалась такому повороту событий - кто знает, может быть, все было не так плохо и не так безнадежно, как казалось на первый взгляд. Может быть, сегодняшний день еще сможет его удивить, как когда сезон резко меняется, сделаешь шаг - за тобой весна, как один большой сюрприз от жизни.

При этом, Принц все еще не был на сто процентов уверен, что он и правда не умер и что это не было очень странным чистилищем для его грешной души, но ему не оставалась ничего другого, кроме как верить своему спасителю. Тот казался достаточно дружелюбным, да еще и не знал, кого именно вытащил из воды. Должно быть, дела людей на суше мало интересовали вольный водный народ - какое им было дело то того, что делали другие? Чем жили, как проводили дни, зачем делали плохие и хорошие поступки. У них был свой мир и свои жизни, но сегодня, волей богов, два представителя разных миров оказались вместе, их миры грозились столкнуться и разбиться вдребезги, как два снежных шара.

- Надеюсь, здесь не случится еще одной бури, - ответил Принц на то, с каким энтузиазмом его прекрасный спаситель говорил об этом месте. - С меня на сегодня хватит гроз.

Он предпринял попытку подняться на ноги, но она не увенчалась успехом - ноги Принца подкосились и заставили снова опуститься на песок. Его горло горело от проглоченной ранее воды, глаза щипало от соли, а руки ныли от усталости после того, как он отчаянно боролся со стихией за свою жизнь. Должно быть, его спаситель должен был быть необычайно силен для того, чтобы вытащить его из воды, раз ему не представляло проблемы справиться с тем ужасным штормом. Ни один человек бы не смог выжить после такого, а что уж говорить о том, чтобы еще и кого-то спасти и добраться до ближайшего клочка земли в поисках безопасности.

Прежде чем Принц успел сказать что-то еще, тритон заявил, что отправляется найти что-то поесть, и скрылся в воде, лишь сверкнув своим необычайно красивым хвостом. Принц все чаще и чаще ловил себя на том, что невольно разглядывал своего спасителя, отчасти из-за обычного человеческого любопытства, но отчасти и из-за того, каким красивым тот казался. Переливы чешуи напоминали Принцу витражные окна церкви и то, каким калейдоскопом играл в них солнечный свет в хорошую погоду. Это не было похоже на красоту даже самого прекрасного человека, который встречался Принцу ранее, ведь это было нечто из совсем иной категории.

Пока его спаситель плавал где-то в море, Принц все же поднялся на ноги и медленно отошел по берегу к ближайшим камням. Его одежда была тяжелой и липла к телу, да и высушить ее было необходимо до ночи, ведь ему негде было укрыться. Принц стянул с себя тяжелую куртку, по форме напоминающую китель, с длинными рукавами и резными пуговицами, напоминающими о его статусе, и отжал ее от воды настолько, насколько смог. Потом он снял с себя и обувь, безнадежно промокнувшую после его падения в воду, а затем и штаны из плотной ткани, впитавшие самое большое количество воды. После тщательного отжима, Принц разбросил мокрую одежду на ветках ближайшего дерева, оставаясь лишь в своем нижнем белье и длинной, светлой рубашке из легкой ткани, которая была достаточно тонкая, чтобы просохнуть на теле. Он надеялся, что его внешний вид не смутит его спасителя, если тот все же решит вернуться, ведь морской народ и вовсе не носил никакой одежды, верно?

Очень скоро, знакомая голова с длинными, струящимися волосами, вновь появилась перед Принцем. Вернулся он, как пообещал, не с пустыми руками, а с рыбой, вот только Принц понятия не имел, что с ней делать. Будучи человеком своего положения, ему ни разу не приходилось говорить что-то самостоятельно. Должно быть, ему стоит развести огонь… Верно?

- Возможно, чуть позже, спасибо, - ответил он в попытке скрыть свое непонимание того, что ему следовало делать с этой рыбой. - Да, я бы предпочел, чтобы ты не называл меня так, - Принц был увиден, что тритон думал о нем в таких терминах. С другой стороны, он и сам не совсем понимал, кто был сейчас перед ним, так что позже, что они разделяли это чувство. - Это очень красивое имя, Кайлани, - Принц, конечно же, не встречал ни одного человека с таким именем раньше, и это имя ощущалось сладким как мед на его языке. - Меня же зовут Луи Ив Анри де Огюст, но это слишком длинное имя, и моего отца тоже зовут Луи, поэтому многие зовут меня просто Ив, - как и все представители его семьи, Принц имел ни одно, ни два, а три имени. - Насколько я знаю, имя Ив означает «тисовое дерево». Моя мать выбрала его для меня в память о своей родине, где всегда росло много таких деревьев, ведь для нашей семьи это имя не характерно.

Его дед был Луи, его отец был Луи, и Принц был уверен, что когда у него появится сын и наследник, то его тоже назовут Луи. Эта была та традиция, против которой идти было совершенно бессмысленно, так что он был благодарен своей матери, которая умерла, когда Принцу было около четырёх, за то, что она дала ему имя, которое хотя бы немного отличало его от всех остальных мужчин в его семье.

- Моя семья является правителями земель, где мы живем, - решил объяснить Принц, так как понимал, что тритон, скорее всего, не знал их обычаев. - Потому, чаще всего, меня даже не зовут по имени, а просто Принц, ведь роль, что я выполняю, намного важнее того, какое у меня имя. Скажи, а у вас есть правители? Как вы живете? - его любопытство начинало брать верх. - Есть ли у вас семьи и города, чем вы занимаетесь большую часть дня?

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1

7

Кайлани с упоением слушал рассказ Принца, как назвал себя человек. Тритону понравилось это слово, он много раз слышал его из разговоров людей и примерно представлял, что у людей есть верховные правители, которых называют королями и королевами, и их детей - принцами и принцессами. Имя Принца ему тоже понравилось, хотя Кайлани и не знал, что такое тисовое дерево и как оно выглядит.
- Где растут тисовые деревья, Ив? - поинтересовался Кайлани, вытянувшись на песке. Он сложил руки, опираясь на локти, и поставил подбородок на подставленную кисть. - И как они выглядят? Они похожи на пальмы? Или совсем другие?
Солнечный свет упал на мокрые ресницы Кайлани, и те засверкали, словно драгоценные камни. Кайлани и в самом деле будто источал нечто особенное, волшебное, и отчасти так и было, ведь русалки и тритоны - порождение магии, а не просто эволюции, в отличие от людей.
Но и люди - удивительные существа, по-своему волшебные. Как вот сейчас Принц, стоявший перед тритоном в гораздо меньшем облачении, чем прежде, тем самым сделался более доступ для рассмотрения, чем Кайлани с удовольствием занялся, попутно отвечая на вопросы. Ему всё ещё было очень приятно чувствовать на себе взгляд человека и ощущать его интерес.
- Конечно, есть, иначе нас бы уже всех съели акулы... или переловили сети, - Кайлани вздохнул, - но они не всегда справедливые. А если выступить против их воли, можно оказаться в изгнании. А изгнание в подводном мире подобно смерти. Знаешь, как я рискую тем, что нахожусь здесь с тобой один?
Он тихо рассмеялся, хотя говорил совсем не смешные вещи.
- Сначала я и правда боялся тебя, но ты был так слаб... и безоружен, а без оружия люди беспомощны. Зато когда вооружены... я это знаю, потому что часто плаваю рядом с кораблями. Один раз я подобрался слишком близко, и меня приняли за акулу, наверное...
Кайлани поднял хвост, махнул плавником у самого носа Принца, брызнув тому на лицо солоноватой морской водой:
- Видишь? - рядом с плавником на хвосте у Кайлани был единственный несовершенный кусочек его в целом совершенного облика, небольшое пятно, чешуя на котором была будто бледнее в сравнении с остальной частью хвоста, яркой и переливающейся.
- Ударили меня какой-то железной штукой, очень острой. Не очень сильно, я смог уплыть, но было больно. Теперь так близко стараюсь не подплывать. Ты - первый человек, которого я вижу настолько рядом. Но ты умирал, я не мог тебя оставить... а сейчас... ты ведь не причинишь мне вреда, правда?
Кайлани был уверен, что нет. У Принца наверняка были на уме совсем другие вещи, ведь ему предстояло думать о том, как вернуться в свои родные земли. Без корабля человеку это почти невозможно сделать, а корабль Принца затонул.
- А занимаемся мы, Принц, разными делами... я люблю собирать жемчужины и другие украшения. Люблю плавать в затонувших кораблях и искать сокровища. Мне очень нравятся украшения людей - кольца, например, и браслеты. Они металлические и красиво блестят.
Он лениво перекатился набок, купаясь в лучах солнечного света.
- Иногда я выбираюсь на берег, чтобы побыть на солнце - у нас под водой его мало, а мне нравится тепло его лучей. Если люди меня видят, они принимают меня то за дельфина, то за акулу... а ведь я ни то, ни другое.
Кайлани прищурился, рассматривая одежду, которая ещё оставалась на Принце.
- Так у тебя, получается, под одеждой спрятана ещё одна одежда? Но зачем же так много, разве она тебе не мешает? Человеческая одежда прекрасно выглядит, но она такая неудобная! Я однажды нашёл камзол... под водой в нём совершенно невозможно двигаться. И твои ноги в этом не путаются?
Ноги вызывали у тритона особое любопытство, естественно, ведь у него самого их не было. Когда он смотрел на людей, таких смешных, когда они ходили по берегу или, пошатываясь передвигались вдоль кормы корабля, он восхищался, как им удаётся не путаться в целых двух конечностях, да ещё и вертикально!
- Каково это вообще, Принц - иметь ноги? На них удобно стоять? Передвигаться? Или вам одежда помогает? Я заметил кое-что интересное: самцы и самки почему-то выглядят у вас очень по-разному, даже одежду разную носят. Почему? - Кайлани в самом деле было любопытно. Он не понимал такого явления как гендерное неравенство, потому что в их социуме его не случалось - как двуполые существа, они обладали примерно одинаковым строением и одинаково себя вели. - Я ни разу не видел ни одну человеческую самку в море. Они всегда на берегу, гуляют или моют вещи. А на кораблях не ходят, не ловят рыбу, не стреляют, не лазают по мачтам. Неужели человеческие самцы и самки так сильно различаются? Но почему, у вас же одинаковые руки, одинаковые ноги? Вы чем-то отличаетесь?
Поскольку Кайлани никогда не видел обнажённых людей, если не считать за обнажённых совсем покрывшихся мхом скелетов, он действительно не знал, что в отличие от русалок и тритонов, которые анатомически различались только верхней частью тела, люди различаются ещё и ниже пояса и именно это отличие считают главенствующим.
- Послушай, Принц! - Кайлани осенила замечательная идея. - На этом озере растут дивные цветы, но я не могу до них добраться. Сорви для меня один цветок? Я видел, как ваши самки на берегу вставляют цветы себе в волосы, и я тоже так хочу, но мне не достать ни одного цветка!

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

+1

8

Перспектива провести долгое время на этом острове Принцу мало нравилась, хотя бы потому что теперь уж точно было понятно, что кроме него здесь больше никого из людей не было. А еще здесь не было укрытия, не было места, где бы он мог провести ночь. Принц, будучи привычным к определённым условиям, не представлял себе, как он должен здесь ночевать хотя бы даже одну единственную ночь, лишь даже для того, чтобы восстановить свои силы, потерянные в борьбе со стихией. Он что, должен спать прямо так, на земле, как есть? Но ведь было совершено по варварски, так далеко от цивилизации, в которой жили люди! Они были лучше, выше этого!

Зеленые кроны деревьев приятно покачивались в такт с ветром, медленно успокаивая Принца и напоминая о том, что пусть даже ему негде было жить и ночевать, он хотя бы был жив. И все из-за стараний Кайлани, а ведь он совсем не был обязан делать что-то хорошее не просто для незнакомца, а для человека - того, кто был совершенно из другого мира. Принцу было интересно, что же все таки руководило тритоном, когда тот решился вмешаться в естественный процесс жизни, и все же смог вырвать душу утопленника из костлявых лап смерти. Почему-то Принцу казалось, что в этом было сокрыто что-то большее, чем просто интерес к неизвестному.

Чем больше Принц наблюдал за своим спасителем, тем меньше он понимал. Каким-то образом, тот в одинаковой степени напоминал ему и человеческих мужчин, и женщин. В нем явно было что-то от прекрасного пола - эти изящные изгибы, эти плавные движения, эти деликатные черты лица, будто бы они были сделаны из мрамора, который талантливый художник своей аккуратной рукой превращал в произволение искусства. Кайлани был поход на античную статую, ожившую из камня и решившую жить своей жизнью - настолько резными и точеными казались его черты. С другой стороны, Принц не мог пропустить и то, что тритон был сложен так, как сильный мужчина. В его плечах чувствовалась мощь - их линии пусть и были мягкими, но они выдавали за силу и развитость за своей деликатностью. При каждом движении рук своего спасителя, Принц мог видеть, как мышцы переливались одна за другой под его кожей, словно вода из одного сосуда в другой. Даже тут он был похож на произведение искусства, на куклу, вырезанную из крепкого, надежного, сильного дерева. Его лицо имело чуть угловатую форму с выраженной линией челюсти, а пальцы рук выглядели сильными и ловкими. 

Как бы сильно Принц не старался это принять, ему никак не удавалось осознать факт того, что теперь ним был не человек. Это был кто-то очень похожий на человека, да, который умел говорить, как человек, и вести себя так, как вел бы себя человек, но это все равно было не совсем правдой. Чем больше Принц смотрел на своего спасителя, тем интереснее ему становилось. Он чувствовал себя первооткрывателем, которому удивительным образом удалось наткнуться на невиданное сокровище, за которым другие люди охотились годами, десятилетиями. 

- Нет, они совсем не похожи на пальмы, - покачал головой Принц. - Они… Не знаю, деревья? Это сложно описать как-то иначе. Они высокие, но очень стройные, у них нет больших листьев. Но есть маленькие ягоды, красные, как заходящее солнце, - Принцу было странно описывать для кого-то что-то настолько прочное как дерево. 

Принц опустился на один из камней у самой кромки воды и спустил ноги вниз, позволяя им коснуться теплого моря. Ему хотелось быть если не на одном уровне с тритоном, то хотя бы относительно рядом - так, они оба были и на суше, и в воде. Было странно понимать, что он сам никогда не сможет спуститься в морскую пучину, чтобы оказаться рядом с Кайлани, точно так же как и тот не сможет выйти на землю, чтобы оказаться рядом с Принцем. 

- Я не причиню тебе вреда, тебе не стоит волноваться. Я никогда не бы сделал ничего такого, - кивнул Принц уверено. - Я… Извини, за то, что люди смогли тебя ранить, они вряд ли понимали, что перед ними было настоящее чудо, - Принц больше никак не мог описать тритона перед собой. - Люди вообще очень мало что могут понять. А еще мы очень боимся того, что нам непонятно. А когда мы боимся, мы нападаем. 

Солнце яркими бликами отражалось от воды, и на некоторое время Принц совершенно забыл, где он был и что с ним случилось. 

- Тебе нравятся украшения? - переспросил он у тритона. - Тогда вот, это тебе, - он снял одно из колец со своим пальцев, свое самое любимое, золотое, с витиеватым узором на поверхности. Он повторял орнамент, который часто появлялся в барельефах старых храмов в их стране. - Пожалуйста, возьми, это будет моей благодарностью и платой за то, что ты меня спас, - Принц все еще искал возможность отблагодарить своего спасителя. 

Волны мягким прибоем щекотали его ноги, напоминая о том, что Принц не был в родных краях. Солнце своим круглым диском висело высоко в небе, освещая мир вокруг и принося в него тепло. 

- Одежда? - Принц переспросил, потому что был удивлен таким вопросом, ведь для него это было самое обычное дело. - Да, мы носим много одежды, потому что на улице бывает очень холодно, и это единственное, что нас защищает, - зимний холод никто не отменял, а Принц никогда не был защищён от того, чтобы подхватить простуду, что случало ни раз. - Обычно, та одежда, что мы носим сверху, сделана из более дорогой ткани, на нее тратится намного больше времени, поэтому мы стараемся хранить ее как можно дольше. И для этого у нас есть нижняя одежда, - Принц указал на то, что было на нем сейчас. - Ее можно менять часто и не жалеть, поэтому мы и носим ее. 

Будучи Принцем, его одежда была сделана из лучших материалов, доступных приводным швеям. Он мог бы не ограничивать себя ни в чем, что касалось одежды, менять ее по десять раз за день и даже не носить один и тот же костюм два раза за всю жизнь. Однако, Принц понимал тот труд, что люди вкладывали в его одежду, потому старался ценить ее так, как ценил любой другой житель их королевства. 

- У тебя очень много вопросов, Кайлани, - рассмеялся Принц, слушая то, как его спаситель выдавал один вопрос за другим без какого-то стеснения или элементарной паузы на то, чтобы собеседник успел ответить. Кажется, ему было настолько же интересно это знакомство, насколько самому Принцу. - Давай по очереди. Иметь ноги?.. Хмм, я не знаю, ведь у меня никогда не было как-то иначе, - пожал Принц плечами. - Я могу ходить, могу бегать, прыгать - все то, что могут другие люди. Мы можем быстро передвигаться, совсем не так как в воде. В воде мы становимся медленными и слабыми. А как живется с хвостом? - задал Принц ответный вопрос. - Он у тебя очень красивый. 

Сделав небольшую паузу, Принц продолжил: 

- Ты говоришь о девушках? - его брови поползи вверх об удивления. - Неужели у вас нет разделения на мужчин и женщин? Как же вы тогда живете, если этого нет? - такие понятия никак не укладывались в голове у Принца. - Девушки - они другие. Они могут делать то, что не может делать мы - мужчины. Они могут рожать и воспитывать детей, могут ухаживать за другими, могут содержать дом, могут готовить еду и шить одежду - все это нам не дается, - пожал он плечами. - Мы просто созданы другими. Поэтому они и не хотят в море и не ловят рыбу - это работа для мужчин. Они не хотят на войну, не участвуют в управлении нашими землями, - конечно, Принц знал о тех редких женщинах, которым удавалось вырваться из этих рамок, но они были лишь тем самым исключением, что подтверждало правило. - Потому, даже если мы выглядим очень похоже, на самом деле мы очень сильно различаемся. У каждого из нас есть своя роль. 

Следующий вопрос от тритона был настолько же неожиданным, насколько были все остальные. 

- Не самки, а девушки, женщины, - поправил его Принц, ведь эти термины закались ему ужасно чужими. - Хорошо, я могу сорвать для тебя этот цветок, но что я получу взамен? - Принц наклонился вперед, чтобы оказаться ближе, их лица почти на одном уровне друг с другом. - Я уже расплатился с тобой за спасение своим любимым кольцом, а что готов мне дать ты взамен на эту услугу? - его темные глаза смотрели аккурат в светлые глаза Кайлани. - Пойми, люди - существа жадные и алчные, так что мы ничего не делаем просто так, без причины или оплаты. Должно быть, это совсем иначе в ваших владениях, - теперь Принц был уже так близко к своему спасителю, что мог рассмотреть даже самые тонкие черты его лица.  

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1

9

И всё-таки человеческий принц был самым забавным существом из всех, которые Кайлани доводилось встречать! Подводный мир, каким бы разнообразием он ни пестрел, всё же не носит в себе разумных созданий, помимо русалок и тритонов. Какими бы прекрасными ни были дельфины, какими бы хитроумно-коварными ни были акулы, они не умели разговаривать, их нельзя было спросить, почему они совершают те или иные поступки, какими причинами руководствуются, заставляет ли их что-то действовать помимо инстинктов... А Принц, Принц был разговорчив, охотно отвечал на вопросы Кайлани и интересовался им в ответ! Более того, он был так любезен, что подарил ему своё кольцо, хотя Кайлани вовсе не ожидал никакой благодарности за спасение человека, но отказываться от подарка тритон и не подумал.
- Какое чудесное! - он тут же надел кольцо на палец и вытянул ладонь, наслаждаясь красотой золота, сияющего в лучах летнего солнца. - Спасибо, Принц! Обещаю, я буду его беречь. Теперь это самое любимое украшение в моей коллекции!
И он не лукавил; кольцо было выполнено так изящно и искусно, что Кайлани не мог отвести взгляда от узора. Он любовался им, буквально сразу влюбился в этот подарок, тем более, что у этого украшения есть своя история - оно не просто подобрано, оно подарено. Сам человеческий Принц подарил его ему. Какой же этот Принц замечательный и щедрый!
А как изобретательны люди, оказывается - придумали одежду, которая служит им не только украшением, но и защитой от погодных условий! Кайлани задумался: под водой ведь тоже бывает холодно, но организм русалок и тритонов приспособлен к перепадам температур, давления, освещения и прочих неудобств, которые могут возникнуть в подводном мире, ведь это их родная стихия. Родная же стихия людей - суша, и здесь существуют свои опасности, но организм людей совершенно не приспособлен к борьбе с ними! Даже к температурам, получается, самостоятельно адаптироваться не может, обязательно нужна одежда! Просто удивительно, как в таких условиях люди ухитрились населить почти всю сушу на планете!
То, что на суше люди умеют передвигаться ловко и быстро, Кайлани знал: человеческие детёныши, например, часто бегали по берегу, занятые своими играми, плескались, толкали друг друга в воду, словом, веселились, как положено любым детёнышам, и делали это весьма шустро.
- Наверное, это здорово - бегать и прыгать? - тритон лёжа вытянулся под солнцем, купаясь в его лучах, и улыбнулся. - Если бы у меня были ноги, я бы лазил по вон тем пальмам каждый день! Я бы залез на самый верх и раздобыл несколько кокосов и бананов. Они так аппетитно выглядят! Уверен, они очень вкусные. Так что ты не умрёшь здесь с голода. Правда же? - впрочем, Кайлани ни за что не даст Принцу погибнуть, даже если тот не умеет залезать на деревья. Он хороший охотник, наловит рыбы и моллюсков, сколько потребуется!
Комплимент, который Принц искренне адресовал хвосту Кайлани, заставил сердце тритона радостно подпрыгнуть.
- Тебе нравится? - он приподнял хвост повыше, позволяя зелёным и синим чешуйками сверкнуть на солнце, омываемые морской водой, оставляющей крошечные кристаллики соли. - Мне тоже нравится мой хвост. Плавники позволяют мне быстро плавать, что очень важно, например, чтобы вовремя спрятаться от акул или другой опасности, или чтобы поймать добычу, ведь я тоже хищник. Должно быть, для маленьких рыбок я - тоже своего рода акула.
И всё же иметь один единый хвост казалось Кайлани более удобным приспособлением природы, чем целых две ноги, которые ещё и нужно правильным образом переставлять, чтобы ими пользоваться. Он видел, как люди, особенно матросы на кораблях, особенно выпивая какое-то подозрительное коричневатое вещество, которое перевозили в бочках, начинали веселиться, как детёныши, хотя были уже взрослыми самцами: неуклюже плясали, пели забавные песни с запоминающимся мотивом, иногда просто кричали какую-нибудь бессмыслицу вроде: "Ура лету! Я так хочу, чтобы лето не кончалось!", но их ноги начинали заплетаться, спотыкаться одна о другую, и вместо того, чтобы правильно ходить, как людям положено, они запинались, падали, гневно ругались на собственные конечности и продолжали пить. Однажды Кайлани всё же рискнул наблюдать грозу недалеко от поверхности и тихо смеялся над людьми, которые хватались за мачты, чтобы устоять. Но что удивляло тритона больше всего: чем больше матросы пили, тем хуже им становилось, и в конце концов некоторых бедолаг даже тошнило, как будто они съели что-то дурное, больную рыбу, например. Что за таинственный яд был в этих бочках и зачем же люди его пьют?..
Противопоставлять самцов и самок так сильно казалось Кайлани ужасной глупостью, он он не стал спорить, понимая, что жизнь людей, очевидно, устроена совсем по-другому, учитывая, какое количество проблем им приходится решать, просто ради того, чтобы комфортно существовать. Он лишь замер в спокойном ожидании, что Принц сейчас выполнил его просьбу, но вместо этого Принц вдруг очутился так близко, что у Кайлани перехватило дыхание. Карие глаза Принца завораживали, они были так близко, что тритон видел в них море, покачивающееся на тёмной радужке, словно плачущее небо под ногами человека, и пока он зачарованно смотрел Принцу в лицо, тот требовал, уверенно, так, как и должен требовать от народа настоящий принц, будущий король, будущий правитель. Кайлани подумал, что был бы совсем не против, если бы Принц был его правителем.
- Что же я могу для тебя сделать, Принц? - мягко произнёс Кайлани, и губы его дёрнулись озорной улыбкой. - Ты хочешь, чтобы я принёс тебе ракушку с морского дна? Но ведь у тебя наверняка полно своих сокровищ, ведь ты же Принц! А что, если я... - он лукаво прищурился. - ...Подарю тебе поцелуй? Ведь ваши са... женщины... так поступают?
И прежде, чем он успел получить ответ, Кайлани потянулся Принцу навстречу и коснулся своими тёплыми и мягкими губами его щеки, после чего отстранился и звонко рассмеялся:
- Ты получил свою награду, Принц! Я жду свой цветок!
Когда же Принц вернулся с цветком, Кайлани не спешил забирать его из чужих рук. Он принюхался, вдыхая аромат растения:
- Что за прелестное творение природы!.. Спасибо, Принц. Ты выбрал очень красивый. Верно, у тебя глаз привык замечать самое красивое и самое лучшее.
С этими словами Кайлани повернул своё милое личико в профиль и покосился на Принца боковым зрением, хитро улыбаясь:
- Поэтому я тебе доверяю, Принц. Вставь этот цветок в мои волосы так, как будет прекраснее, на твой взгляд.
Он почувствовал, как пальцы Принца коснулись его длинных волос, уже просохших на тёплом солнце, и когда цветок наконец был закреплён, повернулся к нему обратно и кокетливо покрасовался:
- Скажи, мне идёт? Тебе нравится?
Получив утвердительный ответ, Кайлани просиял:
- В таком случае, Принц... - так и не закончив фразу, он подался Принцу навстречу, положил ладони на его лицо и на сей раз коснулся своими губами не щеки, а непосредственно чужих губ. Губы у Принца оказались такие же мягкие и тёплые, слегка обветренные от штормовых ветров, но очень нежные. Ему нравилось и ощущение кожи Принца под пальцами, очертания его выступающих скул и гладкость щек. У некоторых людей, как видел Кайлани, на лице росла странная колючая шерсть, но Принц был потрясающе гладкий.

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

+1

10

Облака медленно плыли по синему небу, но в них совсем не читалось ни единого намека на ту бурю, ту грозу, что так неудачно оказалась на пути корабля Принца. Наблюдая за ними, Принц начинал понимать, почему люди говорили такие фразы как «я так хочу, чтобы дето не кончалось», ведь если бы было позволено жить в этом тепле и спокойствии, что приносило с собой только лето, то их мир был бы намного добрее. Вместо этого, сезоны менялись один за другим, подчиняясь законам природы, так что Принц знал, что совсем скоро в его горячих пальцах будет снежный ком - символ зимы и того жестокого холода, что она приносила с собой каждый год. 

Небо и мир вокруг будто бы забыли о том, как сделали совсем недавно - Принц содрогнулся от мысли о том, что он был единственным выжившим после этой бури. Его сердца и душа ликовали от того, что он был жив, но он не мог отделаться от чувства вины. Были те, кто бы сказал, что его жизнь была ценнее жизни других людей на том корабле, но сам Принц не был уверен в этом. Да, у него была роль, большая чем у многих других на том корабле, но ведь и он не был уникален. У его отца были и другие сыновья, что могли бы взять его обязанности и привилегии на себя, Принцу же просто повезло родиться первым из них. Может быть, все происходящее было попыткой вселенной восстановить эту справедливость. Принц знал, что как только новость о том, что его корабль не пришел в порт назначения вовремя дойдет до его семьи, то у них не будет другого выбора кроме как передать его обязанности следующему, так что в каком-то плане, его жизнь стоила даже меньше жизни любого другого погибшего на его корабле человека. Он был полностью заменяем, целиком не уникальный, лишь частичка одной системы, в которой ему повезло родиться. 

Поэтому его и не тянуло домой, у него не было желания сорваться и места в попытке вернуться в свою страну, чтобы показать, что он смог пережить кораблекрушение. Здесь, вдалеке от дома и всего того, что делало Принца принцем, он мог быть просто человеком, мог отдохнуть от ожиданий и требований, от обязанностей и необходимости быть тем, кого другие хотели видеть перед собой. Сейчас он был скорее Ив, чем Принц, будто бы это было два разных человека, а может лишь две маски одного и того же лица, которые менялись местами при необходимости. 

Лицо Принца все еще было близко к лицу его спасителя, и теперь он лучше разглядеть его глаза, цвет которых напоминал ему самую чистую морскую воду в прекрасную летнюю погоду, когда казалось, что ты можешь увидеть все до самого глубокого дна. Крошечные вкрапления светлого напоминали блики на поверхности воды, преломления и игру солнечного света. Прежде чем Принц смог сказать что-то о том, принимает ли он такую награду или нет, он почувствовал мягкое прикосновение к своей щеке, одновременно и осторожный, и уверенный поцелуй. Что же, после такой награды он уже не мог отказать своему спасителю в этой просьбе. 

- Я скоро вернусь, - кивнул Принц с улыбкой, поднимаясь на ноги. - В какой стороне это озеро? 

Получив указание в нужном направлении, Принц покинул пляж, уверенным шагом направляясь вглубь острова. Место, где губы его спасителя совсем недавно коснулись его щеки, было приятно теплым, словно напоминание, и Принц не мог сдержать небольшую улыбку, что расплывалась на его лице. 

Теперь он мог сам убедиться в том, что на этом острове не было ни единого признака человеческой жизни - чем дальше он шел, тем яснее это становилось. Линия песчаного берега упиралась в высокие, зеленые заросли пальм и других деревьев. Здесь не было тропинок, протоптанных человеческой ногой, не было признаков того, что кто-то беспокоил эту девственную природу прикосновением жадной человеческой руки. Принц остановился у высокого дерева со знакомыми, яркими плодами - было странно видеть персиковое дерево совсем по соседству от стройных пальм, и Принц не стал отказывать себе в удовольствии сорвать несколько из них. Их мякоть была мягкой и нежной, да еще и намного вкуснее того, какими персики бывали обычно - видимо, отдаленность от людей и их цивилизации действовала на эти деревья весьма благотворно. 

Очень скоро Принц оказался у озера, о которого говорил ему тритон. Это было прекрасное место, достойное кисти самого талантливого художника. Принц жалел, что сам не был одарен таким талантом, ведь ему так хотелось запечатлеть этот вид в своей памяти навсегда. Тихая гладь воды расстилалась перед ним голубым ковром, а деревья подходили к самой ее кромке, создавая высокую, зеленую стену вокруг. Что поодаль Принц заметил те самые цветы, которые просил у него Кайлани. Принц узнал их сразу - прекрасные цветы гиацинта было сложно перепутать с чем-то другим, их нежные листки собирались в пышные пучки, которые делали это растение совсем непохожим на многие другие. Принц потратил несколько минут на поиск самого красивого из них - это было непростой задачей, но он не собирался сдаваться. Он должен был принести своему спасителю самый прекрасный цветок из всех, чтобы тот украсил ту уникальную красоту, что Принц видел перед собой. Наконец, он нашел именно то, что искал, и поспешил обратно к берегу. 

Его спаситель терпеливо ждал его на мелководье, и его глаза загорелись от одного взгляда на цветок, что принес Принц. 

- Они еще более прекрасны, когда цветут все вместе, одним разноцветным ковром, - улыбнулся Принц, вспоминая картину, что увидел у озера. - Я никогда не видел так много в одном месте. 

Кайлани повернулся к нему боком с просьбой расположить цветок в его волосах, на что Принц не мог отказать. Выбрав лучшее место, он аккуратно разместил цветок в волосах своего спасителя, удивляюсь тому, что те ощущались словно шелк в его пальцах, переливаясь своей мягкостью. 

- Природа создала этот цветок специально для тебя, - кивнул Принц, довольный тем, что видел перед собой. - Вы украшаете друг друга. 

Принц не ожидал получить от своего спасителя еще один поцелуй, пусть он и не был ни капли против. Это поцелуй был таким же теплым, как и первый, но уже более смелым и настоящим, и Принц невольно растворился в этом чувстве, теряя счет времени. Это не было похоже ни на один человеческий поцелуй, что Принц раньше разделял с теми, кем увлекался в прошлом. Человеческие губы, как и сама их натура, были жадными - они требовали и требовали, не давали расслабиться ни на секунду, им всегда было мало. Жадность была одной из тех человеческих черт, что проявлялась в самые важные моменты. Поцелуй его спасителя же был полной противоположностью - он щедро давал, а не забирал, не требовал ничего взамен. Принц вспомнил те ощущения, что путешествовали по его телу сразу перед пробуждением на этом берегу - тогда Кайлани будто бы делился своей жизненной силой с ним, а теперь был готов отдать ему еще больше. 

Принц не был уверен, сколько времени они провели так, будто бы знакомясь друг с другом заново. Потерять счет времени было слишком легко, но в итоге все же пришло время отстраниться. 

- Я думал, ты уже расплатился со мной за этот цветок, - улыбнулся Принц довольной улыбкой кота, который добрался до сливок на кухне, пока кухарка отвлеклась на что-то другое. - Ты знаешь, что у этого цветка есть история? 

Он прочел ее в одной из книг из королевской библиотеки и не был уверен, сколько еще людей знало эту историю. Это был старый миф, затерянный в истории, который будто бы только и ждал, что его найдут и вернут в свет известности. 

- Много веков назад, люди верили в то, что миром правят боги, живущие на высокой горе, уходящей в небеса, - начал свою историю Принц, словно бард в портовой таверне. - Среди них был бог по имени Аполлон. Его называли богом света, покровителем искусства и всех муз, он был один им самых почитаемых богов на всем Олимпе, - Принц наблюдал за реакцией всего спасителя с интересом. - Однажды Аполлон повстречал молодого юношу по имени Гиацинт, и очень скоро они полюбили друг друга. Аполлон проводил с ним все время, совсем забывая о том, что Гиацинт был лишь смертным, а не богом как он сам. И вот, в один из тех дней, что они проводили вместе, они начали соревноваться в метании диска. Гиацинт был силен и очень способен в этом, поэтому Аполлон пытался впечатлить своего возлюбленного и метнул диск со всей своей силой, настолько сильно, что Гиацинт не смог его поймать, - практически все истории и любви богов и смертных заканчивались трагично, и эта не была исключением, к большому разочарованию Принца, когда тот впервые прочел ее. - Вместо этого, диск ударил Гиацинта и смертельно ранил. Аполлон пытался спасти своего возлюбленного, но не смог, ведь тот все же был лишь простым смертным, ему не была дарована вечная жизнь и сила богов. Гиацинт умер на руках Аполлона, а из земли, где пролилась его кровь, выросли прекрасные цветы, которые напоминали богу его умершего возлюбленного своей красотой, - закончил рассказ Принц, делая паузу, прежде чем добавить последний кусочек этой истории: - Эти цветы назвали гиацинтами в память о погибшем юноше, и это тот цветок, что сейчас украшает и тебя, Кайлани. 

Наклонившись вперед, Принц поймал подбородок своего спасителя своими ловкими пальцами, и оставил еще один легкий поцелуй на его губах. 

- Скажи, а есть ли у вашего народа такие истории? Если нет, то я расскажу тебе еще наших, - Принц надеялся, что в морских жителей были свои истории и легенды. 

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1

11

Кайлани нравился этот поцелуй, нравилось целовать губа Принца, и он так самозабвенно растаял в нём, что позабыл и о море, и об острове, и вообще обо всём на свете, пока они наконец не отстранились, чтобы отдышаться. Кайлани улыбался, видел улыбку на лице Принца и улыбался ещё шире, потому что Принц и прежде был хорош собой, но когда на его лице расцветала улыбка, он был хорош особенно.
Тритон выслушал легенду в большим интересом, и история тронула его до глубины души. Его черты лица изменялись, передавая эмоции и настроение, и было очевидно, что он проникся легендой о возникновении цветка.
- Какая трагедия! Бедный юноша... - он опустил взгляд, опечалившись судьбой участников этой истории, но не стал грустить долго. Всё же Принц занимал куда большее место в его мыслях, чем некогда жившие существа. - О, у нашего народа есть много легенд! Считается, что когда творец создал наш мир, народ суши и народ моря жили в мире и согласии, но всё изменилось, когда люди поняли, что морской народ связан с магией, рождён из магии, является воплощением самой магии в этом мире. Например, считается, что кожа с хвоста - не чешуйки, которые сами обновляются время от времени, как ваши волосы или шерсть животных, а именно кожа - имеет целебные свойства, и если сварить из неё зелье, такая настойка способна излечить любое ранение. У слёз и крови морского народа тоже есть волшебные свойства... - Кайлани слегка поколебался, понимая, что открывает Принцу, то есть человеку, секреты своего народа, но всё же продолжил. - И поскольку люди, как ты заметил, иногда бывают жадными, они начали охотиться на морской народ из-за их волшебной ценности. Морской народ же всегда помогал людям - считалось, что ни одна русалка, ни один тритон не проплывет мимо оказавшегося в воде человека, потому что они хозяева подводного мира, и хозяева ответственные и гостеприимные. Но когда люди начали отлавливать морской народ сетями и убивать их, чтобы освежевать хвосты, морской народ оставил людей, и в те времена в глубинах вод затонуло больше людей, чем когда-либо. С тех пор прошло много лет, и люди на суше забыли о существовании морского народа - его представители стали персонажами легенд, но на самом деле мы всё ещё есть и нас всё ещё очень много, просто мы, как правило, стараемся не приближаться к людям слишком близко. Всегда есть шанс, что если о нашем существовании будет известно не единичным спасённым утопленникам, а повсеместно, нас снова будут преследовать. И если это правда, то это страшно... но я не знаю, правда или нет, - Кайлани пожал изящным плечиком, - ведь это было очень давно, я в те времена не то, что из икринки не вылупился - даже родители моих родителей не вылупились! И все эти страшные истории рассказывают наши предки из поколения в поколение, но доказательств ни у кого нет.
Он помолчал, а потом посмотрел на Принца:
- Ты бы хотел спуститься со мной под воду? Посмотреть, как там замечательно?
Конечно же, Принц хотел! Ведь он был любопытным человеком, который никогда не был в подводном мире, и Кайлани его понимал: он бы тоже очень хотел побывать на земле, если бы у него была такая возможность, но её не было... а вот Принца можно было пригласить под воду.
Кайлани притянул собственное запястье ко рту, острыми зубами проткнул свою белоснежную кожу, и тонкая струйка крови потекла по запястью, капнула в морскую волну. Там, где капелька крови соприкоснулась с водой, возникло облачко розоватой морской пены, а Кайлани тем временем протянул запястье Принцу:
- Сделай глоток. Ты сможешь дышать под водой, - тритон увидел, что Принц колеблется, и подбодрил его: - Не бойся, это не опасно. Правда.
Кровь у морского народа была на вкус совсем не такая, как человеческая: не солёная, с привкусом железа, не горькая, а напротив, приятно сладкая, но не приторная, освежающая, словно человек попробовал не кровь, а прекрасный нектар. Любой бы, кто выпил этой волшебной крови, ощутил прилив сил, желание творить великие свершения и героические подвиги, будто ему всё по плечу. Кайлани ласково провёл пальцами по щеке Принца, потом взял его за руку и позвал за собой в воду.
Не теряя времени, он сразу поплыл на глубину, уводя Принца за собой, а потом остановился и посмотрел ему в глаза:
- Сделай вдох, не бойся.
При этом губы Кайлани остались неподвижны; его голос раздался у Принца в голове, лёгкий и звонкий, как журчание воды. Кровь тритона даровала Принцу на некоторое время возможность дышать под водой и общаться посредством мыслей, но ничто не могло даровать человеку хвост, поэтому Принцу всё ещё приходилось управляться своими двумя ногами, которые в воде вели себя неловко и нелепо, так что плыть слишком быстро они не могли. Кайлани огляделся; теперь его главным делом было уберечь Принца от подводных опасностей вроде акул.
- Идём, я покажу тебе, как волшебны кораллы! - Кайлани спустился глубже и указал на разнообразные разноцветные водоросли, раскинувшиеся вдоль подводного рифа, словно цветы, и витиеватые актинии; сотни маленьких ярких рыбок и острые торчащие иголки морских ежей, запрятавшихся между кораллами. Подводный мир был великолепен в своём многообразии не хуже суши, и Кайлани очень гордился тем, что смог показать Принцу эту невероятную красоту.

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

+1

12

Принц не был удивлён услышать то, что человеческая жадность в очередной раз непоправимо ранила кого-то. Эта была та черта, которая была в каждом их них, грех алчности, жадности, желания только брать и никогда не отдавать. У каждого это было что-то свое. Кто-то хотел деньги, золото, рубины и алмазы. Кто-то искал власть, влияние, связи, которые могли бы решить любую проблему. Другие хотели земли и титулы, хотели править другими людьми, ставить их в рамки и указывать как им жить - ровно так, как делала это семья Принца. Люди забирали себе все, что могли, в том числе и у природы. Какое право они имели забирать золото из шахт, драгоценные камни из земли, шкуры у диких животных? Это создавали не они, так почему человек считал себя выше этого? Почему считал, что имеет право владеть тем, к созданию чего не имел отношения? Ни одно другое живое существо не могло сравниться с человеком в своей жадности. 

Принц знал, что он не был исключением, пусть его мало интересовали сокровища и титулы. Возможно просто потому что у него уже и так было все это, без необходимости добиваться этого и прокалывать свой путь. Возможно, если бы он родился в другой семье, то и он бы пал жертвой этого греха, но пока его желания были иными - в этот момент, Принц жадно желал узнать о своем спасителе больше, абсолютно все. Он был заворожен всем, что тот представлял, всем, чем он был. Принцу казалось, что он еще ни разу не встречал ничего настолько же прекрасного, ни один человек не вызвал у него такого желания знать больше. 

- Тебе не стоит переживать, даже если я смогу вернуться к людям, я не расскажу им о тебе и о нашей встречи, - Принц заметил небольшое сомнение в глазах Кайлани, когда тот рассказывал о тайнах его народа. Он был благодарен за такое доверие, пусть и не сделал ничего, чтобы его заслужить, поэтому надеялся не подвести это ожидание. - Ты можешь считать меня точно таким же жадным, как и все остальные, ведь я хочу, чтобы эти знания были только моими, чтобы эта встреча была только между нами. Я не хочу делить ее еще с кем-то, кроме тебя. 

Так что когда Кайлани предложил его опуститься с ним под воду, Принц не мог ответить никак иначе, кроме как согласием. Как же он мог отказаться от такого? Вот только он не совсем представлял, как он может проследовать в воду за своим спасителем. Тот дал ему ответ, пусть он и был настолько невероятным, что даже если бы Принц и осмелился кому-то рассказать о происходящем, то никто бы не поверил ему, списав все его слова и рассказы на внезапное помутнение сознания. 

- Хорошо, - кивнул он, принимая запястье тритона, прижимаясь к ним губами. - Ты же будешь рядом? - внезапная перспектива оказаться под водой, в незнакомом месте без проводника, пугала Принца, но он не сомневался, что правда останется один. 

Это была какая-то чудесная метаморфоза - когда Принц опустился под воду с головой, его легкие не кричали о необходимости воздуха, а его зрение не было мутным. Он будто бы все еще был на суше, только двигался медленнее, ведь сопротивление воды никуда не исчезло, а ловкого и сильного хвоста, как у Кайлани, у Принца все равно не было, даже с этой магией. Несмотря на это, он смело плыл вперед, не желая поддаваться волнению. Перед ним был новый, чудесный, абсолютно невероятный подводный мир, и он не собирался упустить ни единого кусочка от того, что он ему предлагал. 

- Ты тоже можешь меня слышать? - Принц был удивлён тому, как они могли общаться без необходимости разговаривать. По-видимому, кровь подводного жителя, которая была сладкая как самый лучший мед, создала между ними необычную связь, позволяющую не общаться словами. - А между собой вы тоже общаетесь так? - логика подсказывала Принцу, что ответ должен быть положительным, ведь звук голоса вряд ли мог быть хорошо слышен под водой. Она заглушала все звуки, делала их далекими и глухими, словно в уши кто-то вставил вату. 

Принц полностью позабыл о всем своем волнении сразу же, когда они опустились глубже, к тем самым кораллам, что хотел показать ему тритон. Здесь было прохладнее и темнее, чем на поверхности - солнечный свет не проникал настолько глубоко, поэтому не прогревал и не освещал воду так, как это было ближе к поверхности. Принц почувствовал волну озноба, пробежавшую по его телу - он понимал, что даже если он может дышать под водой еще много часов, он все равно не сможет остаться здесь слишком долго из-за холода. Удивительно, как подводный народ мог жить в таких условиях и не бояться холода и тьмы морской пучины. 

Так что Принц решил не терять ни единой драгоценной минуты своего времени, смело следуя за Кайлани, наблюдая за всей той красотой, что он ему показывал. Он никогда еще не видел подводный мир так близко раньше, ведь люди не могут задерживать дыхание так долго, чтобы иметь возможность опускаться настолько глубоко. Однако, Принц слышал о редких людях, что ныряли за жемчугом и о том, что они могли оставаться под водой дольше остальных. Может быть, они были потомками морского народа и из-за этого могли наводиться в воде дольше остальных? Было ли такое возможно? 

Они молча наблюдали за всей красотой, что был готов им показать подводный мир. Принц боялся сказать хоть слово, чтобы не спугнуть эту красоту. Витиеватые кораллы напоминали Принцу резную деревянную мебель, которую умелые руки плотника могли прекратить в произведение искусства. Стайки рыб быстро плавали туда-сюда, их чешуя переливалась под лучами света как колье из драгоценных камней. Принц с интересом наблюдал за тем, как мимо них наполовину проплыл, наполовину прополз небольшой осьминог, его щупальца были длинными, извивались и скучивались причудливыми формами. Морские анемоны качались в такт с движением воды, будто бы кроны деревьев под воздействием ветра. Принц ловил себя на мысли о том, что этот мир, пусть и был совершенно уникальным и незнакомым, все равно отчасти напоминал ему мир поверхности.

- Ты сказал, что это волшебные кораллы? А что в них волшебного? - Принц мог видеть, что некоторые из кораллов вокруг них светились и переливались причудливыми цветами, мягко освещая воду вокруг себя. Он подплыл к ним чуть ближе, чтобы рассмотреть получше, и даже протянул руку вперед, чтобы прикоснуться, совсем забыв о том, что это были кораллы, а значит они могли быть острыми как нож. - Ай, - палец Принца коснулся острой части прежде чем Кайлани смог его остановить, и капли крови небольшим облаком начали расползаться в воде вокруг Принца. - Ничего, порез не очень глубокий, - поспешил он успокоить своего спасителя, надеясь на то, что эти кораллы не были ядовитыми. 

Они продолжили плыть дальше, отдаляясь от цветных кораллов, возвращаясь ближе к берегу. Здесь было больше камней, больших и острых, с наросшими на них полипами и ракушками. Чуть поодаль, Принц заметил что-то похожее на пещеру.

- Давай посмотрим, что там! - его любопытство руководило его каждым действием и каждым движением. 

Воодушевившись своим открытием, Принц направился прямиком в сторону пещеры, маня тритона за собой. Когда они подплыли ближе, то обнаружили, что пещера переходила в длинный тоннель, и свет, проникающий сквозь воду длинными лучами, подсказывал, что на другом конце тоннеля было что-то интересное. Принц не собирался пропускать возможность увидеть что-то еще более необычное, поэтому продолжил плыть вперед, глубже в пещеру, жестом приглашая тритона проследовать за ним. 

Тоннель заканчивался еще одной пещерой, и когда они оказались внутри, Принц замер от неожиданности. Здесь было целое озеро, под тощей воды которого были спрятаны разноцветные кристаллы, переливающиеся разными красками, когда на них попадал свет из небольшого разлома в камнях, пропускающего внутрь солнечный свет. Они будто бы оказались внутри огромного жеода, ведь эти кристаллы росли не только под водой, но и над ней, свисая с потолка пещеры словно природные хрустальные люстры. Принц обернулся, чтобы посмотреть на своего спутника, на чешуе которого бликами отражались цвета кристаллов вокруг них, превращая его в многоцветный калейдоскоп красок и оттенков. 

- Неужели такое может существовать? - Принц не мог поверить своим глазам. - Я точно не умер в том кораблекрушении? 

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1

13

Кайлани наслаждался восторгом, отображённым на лице Принца, когда тот жадным взглядом скользил по роскошному богатству подводного мира, и его собственное лицо тоже загоралось радостью. Наблюдать за человеком, постигшим тайну мира под водой, было очень увлекательно.
- Конечно, я могу тебя слышать, - заверил тритон, улыбаясь. - Мы общаемся именно так - разговариваем, смеёмся, плачем и поём.
Он действительно рассмеялся, и хотя его лицо отображало соответствующую эмоцию, звонкий смех исходил не изо рта Кайлани - он, как и слова, прозвучал сразу в голове Принца.
- Но нужно помнить, Принц, что слышать тебя могу не только я, - мягко напомнил ему тритон, потому что колебания, производимые их мыслями, могли услышать и другие русалки и тритоны, и даже те, кто не смог бы их идентифицировать, но всё равно почувствовал бы - например, дельфины, хотя дельфинов бояться точно не стоило. Дельфинов Кайлани очень любил; это были изящные, грациозные и ласковые создания, и он часто плавал в океане вместе с ними, потому что так передвигаться на длинные расстояния, особенно если их путь пролегал сквозь территорию, населённую акулами, было гораздо безопаснее. Дельфины отличались храбростью и не удирали при виде опасности, и отважно бросались в битву, и учитывая, что дельфины поддерживали друг друга, общим количеством у них обычно получалось отбить у акулы желание искать добычу среди их стаи.
Принц тем временем принялся исследовать кораллы, и чем вновь вызвал у Кайлани улыбку и нежный смех.
- В этом мире много волшебства, Принц... просто люди разучились замечать магию там, где она есть, - тритон ласково провёл пальцами по зелёным завиткам водорослей, мягким и славным на ощупь - это ли не истинное чудо? Но люди, кажется, привыкли считать за чудо только то, что сотворено их руками. Не успел Кайлани высказать предположение, как Принц потянулся руками к острому краю кораллового рифа и вскоре отдёрнул руку, причинив себе вред.
- Осторожнее! - запоздало воскликнул Кайлани и расстроился, когда понял, что опоздал с предупреждением. Он бережно взял руку Принца в свои ладони, поднёс порез к лицу, чтобы убедиться, что это действительно всего лишь маленькая ранка, что в ней не застряли какие-нибудь крошечные иголки морского ежа. К счастью, Принц всего лишь порезался, и Кайлани коснулся губами места пореза, прошёлся по ранке кончиком языка, слизывая кровь. Саднящая боль, которую до этого чувствовал Принц как естественную реакцию организма на опасность, моментально утихла. Кайлани нежно погладил его ладонь, прежде чем отпустить:
- Будь осторожнее в чужом мире, Принц. Ты мог бы пораниться о морского ежа или потревожить какого-нибудь хищника.
Но неудача с кораллами вряд ли поумерила пыл Принца - он рвался изучать непознанное, и Кайлани следовал за ним неотрывно, чтобы уберечь человека от опасностей. Кайлани оглядел море, заметил пещеру, которая привлекла внимание Принца, и последовал за ним. Наверное, если бы он оказался на суше, он бы тоже рвался изучать окружающий мир, обязательно бы потрогал каждое дерево, вдохнул аромат каждого цветка, погладил бы каждую травинку... Он видел великолепие мира людей с берегов: растения, животных, журчащие горные ручьи и водопады, но все эти природные богатства оставались для Кайлани далёкими и недосягаемыми... впрочем, один синий цветок уже был у него в волосах, и всё стараниями Принца.
Что и говорить, мир Карибских островов прекрасен; здесь всегда тепло, сделаешь шаг - за тобою весна, прямо у тебя за спиной, как и повсюду, куда только падает глаз, и можно радостно кричать "Я так хочу, чтобы лето не кончалось", потому что оно и не кончится! Кайлани даже не представлял, что может быть по-другому, что есть места, где выпадает снег. Он слышал о ледовитых океанах, но в такие места русалки и тритоны не заплывали, потому что там было плохо с прокормом.
- Конечно, нет! Я бы ни за что не дал тебе умереть, - заверил Кайлани, смеясь. - Всё, что ты видишь - реально. Скажи, Принц, разве это не настоящее чудо?
Они проплыли мимо толстого пласта кораллового рифа, наросшего вдоль стены пещеры, и Кайлани замер, заметив шевеление в одной из ямок. Хищная мурена, опасная длинная рыба, обладательница буйного нрава, притаилась в засаде в поисках добычи и приняла за таковую раненую руку Принца, но прежде, чем у той был шанс сделать укус, Кайлани с силой оттолкнул Принца в сторону, а сам зашипел на высунувшую было в подготовительном броске голову мурену. В эту секунду Кайлани совсем не походил на миловидное создание; он широко открыл рот, оскалившись во все зубы, длинные и заострённые, и звук, который он издавал, звучал как угрожающее шипение яростного хищника. По сути, тритон и был хищником, хотя в данный момент нападал с целью защиты, а не насилия. Мурена, сообразив, что охота не удалась, испугалась и тоже принялась обороняться, мгновенно переключив внимание с Принца на Кайлани. В свою очередь она тоже распахнула пасть, узкую, но огромную, усеянную длинными, как множество игл, зубами. Мурена приготовилась сделать бросок уже в сторону тритона, но Кайлани хорошо знал повадки морских обитателей, поэтому хорошенько ударил мурену хвостом, большим, крепким и сильным, и от удара мурену занесло в сторону. Конечно, Кайлани не нанёс ей серьёзных повреждений, но как следует дал мурене почувствовать свою силу, и теперь мурена засомневалась в собственном превосходстве. Кайлани зашипел на неё снова, угрожающе скаля зубы, и мурена решила больше не испытывать удачу и улизнула обратно в укромное убежище тесной ямки между кораллами, где ей предстояло оправиться от шока и дождаться следующей, менее норовистой добычи.
Кайлани же закрыл рот и улыбнулся Принцу очаровательной улыбкой, как и прежде, вмиг превращаясь из опасного морского хищника в волшебное создание.
- Понимаешь теперь, о чём я говорю, Принц? Нужно быть осторожным... но ведь в мире людей тоже много опасностей, правда? У людей нет клыков и когтей, зато есть оружие. Опасные железные палки с острыми концами, и пушки, которые стреляют так громко, что слышно даже на самом дне...
Кайлани задумался.
- Я видел, как люди применяют оружие против опасностей - акул, например. Я это понимаю. Но я также видел, как люди применяют оружие друг против друга... это мне непонятно. Зачем люди пытаются убивать друг друга, ведь они представители одного народа? Они не являются друг другу добычей. Не являются друг другу врачами. Но почему-то это происходит.
Разумеется, далеко не все корабли, которые встречались Кайлани, были мирными торговыми или рыболовными суднами. Он видел и пиратов, страшных и жестоких людей, которые были очень веселы, много пили и носили плохую одежду, но хватались за оружие при любом удобном поводе, иногда даже друг на друга направляли его в рамках одной команды, если не могли определиться с курсом плавания или пытались выяснить, кто имеет больше права на откопанный на острове сундук. Кайлани даже слышал, как люди грозились "скормить друг друга акулам", что звучало совсем уж страшно, потому что акулы обладали той хваткой, которая не давала шанса опомниться, и встреча с ней почти всегда гарантировала, что жертва будет заживо разорвана на куски. Кто может с здравом уме желать такой судьбы своему же народу?!

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

+1

14

Принц ловил себя на мысли, что он был не против остаться под водой навсегда, провести здесь остаток своей жизни в окружении разноцветных рыб, кораллов, отливающих розовыми переливами, и зеленых водорослей, покачивающихся под действием течения. Сейчас море предстало перед ним совсем иным миром, чем Принц представлял его себе ранее. Если бы еще вчера ему кто-то сказал о том, что сегодня его ждет такое приключение, то Принц ни за что бы не поверил в это. Точно так же как многие говорили на исходе лета фразы вроде «я так хочу, чтобы лето не кончалось», так же и Принц был готов сейчас сказать «я так хочу, чтобы сегодня не кончалось». Он был готов отдать многое за возможность остаться здесь еще на какое-то время, пусть и понимал, что рано или поздно для него накупит время вернуться домой. Принц проплыл мимо красивой ракушки с аккуратным узором на ее поверхности, будто кто-то кропотливо работал над ней, расписывал ее крошечной кисточкой и красками. Пусть в ней не было руки человека, но природа создала ее даже более красивой, чем когда-либо мог сделать любой ремесленник на суше. Душа Принца ликовала от того, что он видел перед собой, он не помнил, когда в последний раз что-то радовало его точно также сильно. 

Однако, как бы сильно он не хотел остаться под водой навсегда, он понимал, что рано или поздно та магия, которой одарил его тритон, закончит свое действие, и ему придется вернуться на поверхность. Он же не сможет дышать под водой вечно, верно? Интересно, а мог бы он взять своего спасителя с собой на сушу? Было бы прекрасно отблагодарить его равноценной услугой, показать ему всю красоту осени, что говорилась наступить совсем скоро. Показать ему ее свежесть, ее краски, плачущее небо под ногами, слякоть на улицах после дождя, легкие туманы, светлым облаком висящие над землей - в осени было так много красивого, что Принц даже не знал, с чего бы он хотел начать. Он пригласил бы тритона на праздник урожая, когда жители их земель собирались после долгих месяцев работы и в последний раз проводили несколько дней на природе, пока на землю толстым слоем не лег снег. 

Вот только Принц, будучи человеком, не обладал магией, а значит ему не была подвластна такая же трансформация, какую ему даровал тритон. Это желаниям не было суждено сбыться.

Засмотревшись на красоту вокруг, Принц и не заметил, как часть этой красоты смотрела на него в ответ, да еще и приметила его на роль своей добычи. Благо Кайлани заметил хищника первым и смог защитить Принца от опасности в очередной раз. Тот же лишь завороженно наблюдал за его движениями, ловкими, сильными, точными, впервые за все это время понимая, что перед ним был не просто представитель морского народа, прекрасный, словно ожившая античная статуя, а еще и опасная часть подводного мира. Это была его территория, его мир, а Принц был здесь лишь гостем. А гостям не стоило забывать свое место. 

- Хорошо, что у меня есть такой надёжный проводник, как ты, - довольно улыбнулся Принц своему спасителю, когда опасность уже миновала. В компании тритона, он ощущал себя в полной безопасности. - Ты прав, люди слишком часто поднимают оружие друг против друга, - даже сам Принц был обучен владению мечом, ведь это была та необходимость, что охраняла его жизнь, обещала ему долгую и безопасную жизнь. Однако его меч утонул где-то во время кораблекрушения, поэтому сейчас он оставался полностью безоружным. - У людей все совсем не так, как здесь, Кайлани. Вы живете по законам природы, а мы - по законам людей. И слишком часто эти люди бывают жестокими, особенно если у одного человека чего-то больше, чем у другого, - Принц раз за разом возвращался к своим мыслям о человеческой жадности. - Мы гонимся за удовлетворением, даже если ради него нужно поднять оружие против другого. Есть сотни людей - врагов наших земель, врагов моей семьи, которые были бы рады поднять меч против меня, все ради моей головы. А когда ты живешь в такой опасности, ты вынужден и сам учиться обходиться с оружием, чтобы иметь возможность защитить себя в нужный момент. 

Принц не был исключением из этих правил - ему приходилось проливать кровь ради защиты своей жизни, приходилось проживать кровь ради защиты своей чести, для того, чтобы доказать свою силу всем тем, кто хотел бы воспользоваться возможностью и забрать у него что-то. Когда он был ребенком, ему казалось, что он никогда не будет вынужден убивать, но жизнь достаточно рано научила его тому, что порой у человека не бывает выбора. 

- Ты знаешь очень сложные вопросы, Кайлани, - покачал головой Принц, чуть расстроенный из-за того, что их разговор дошел до такой мрачной темы. Ему намного больше хотелось продолжить любоваться красотой подводного мира, чем говорить о человеческой жестокости. - Скажи, ты говорил, что порой подбираешь упавшие с кораблей человеческие вещи? Давай я лучше расскажу тебе о них, - тритон показал ему красоту своего мира, потому Принц не хотел показывать тому в ответ только плохие части человеческой натуры, ему хотелось ответить равноценно. - Может быть, через них ты сможешь понять нас лучше, чем через нашу жадность и жестокость. Ты где-то хранишь их? Однако, ты не обязан делиться, если не хочешь этого. 

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1

15

Кайлани заметил огорчение, тенью лёгшее на прекрасное лицо Принца, и расстроился, потому что задал вопросы из праздного любопытства, но никак не из намерения огорчить его спутника. Поэтому тритон обрадовался возможности сменить тему и показать Принцу что-нибудь из своей коллекции. Ведь его коллекция была действительно потрясающая!
- Ну конечно, я с радостью покажу тебе свои сокровища! Идём! - Кайлани оживлённо схватил Принца за руку и потянул за собой, ещё ниже, вглубь морских вод, в самую пучину, где и вода становилась темнее, и отчётливее виднелось дно.
Они проплыли вдоль морского дна, где Кайлани на миг притормозил, поднял одну раковину и протянул её Принцу:
- Знаешь, что это, Принц? Это раковины, в которых растёт жемчуг. Я слышал, что он дорог для людей? Мне тоже нравится украшать себя жемчужинами. - он ещё рак покрутил запястьем с новеньким жемчужным браслетом, но задерживаться в царстве моллюсков надолго они не стали. Кайлани провёл Принца в скрытный подводный тоннель, который вёл в глубокую подводную пещеру, и в конце концов они подплыли к прикрытому водорослями большому сундуку.
- Здесь я храню сокровища, - гордо объявил Кайлани, поглаживая крышку сундука. - Сундук я тоже выловил с корабля. Он оказался очень тяжёлым, даже пустой! Мне стоило больших усилий принести его сюда.
Он открыл тяжёлую древесную крышку с железной ковкой и начал хвастаться перед Принцем своими находками. Первой на очереди оказалась вилка, потому что Кайлани часто ей пользовался и старался держать под рукой.
- Это очень интересное приспособление, - поделился он с Принцем своими догадками, - им удобно расчёсывать волосы, - тритон не замедлил тут же продемонстрировать это на собственном примере и принялся расчёсывать зубцами вилки свои длинные волосы, прядь за прядью, - мне нравится, что у него удобная длинная ручка, единственное, что мне кажется неосмотрительным - слишком мало зубцов, приходится расчёсывать прядь за прядью, на это уходит много времени, ведь у меня длинные волосы. Нельзя ли было сделать эту вещицу пошире, или же людям, учитывая, что их волосы обычно короче, хватает и такой?
Отложив вилку, Кайлани вынул ручное зеркало, на удивление целое.
- А вот эта дивная вещица показывает всё, что происходит у тебя за спиной! Как будто смотришься в отражение на поверхности воды, - Кайлани улыбнулся и покрутил зеркалом, разглядывая отражение. - А ещё оно ловит солнечный свет! Смотри!
Им пришлось подняться ближе к поверхности, чтобы поймать солнечный луч как следует. Кайлани подставил зеркало, покрутил им и весело засмеялся, когда солнечный зайчик отразился на коралловом рифе.
- Правда, это здорово? Как будто у меня солнце в руках!
Кайлани покрутил зеркалом ещё и замер, когда увидел в отражении силуэт корабля, плывущего на поверхности. Отодвинув зеркало, тритон поднял голову и указал рукой наверх:
- Смотри, Принц! Корабль. Это твой народ приплыл за тобой?
От мысли, что ему придётся расстаться с прекрасным Принцем, сердце Кайлани жестоко заныло, как будто в него впились одновременно и зубы мурены, и иглы морского ежа. Ему не хотелось отдавать Принца обратно на сушу; кажется, о таких качествах Принц говорит, когда рассуждал про жадность и алчность и желание обладать? По тону Принца Кайлани понял, что Принц осуждает эти качества, хотя и понимает их неизбежную природу, и конечно же не хотел их демонстрировать, чтобы не испортить мнение Принца о себе. И потом, он может же он оставить Принца под водой, вынудить его жить в чужом, незнакомом ему мире, когда где-то там, на суше, есть его родной мир, есть сородичи, которые его ждут... Кайлани всего лишь хотел спасти Принцу жизнь, когда подхватил во время шторма его бессознательное тело, и он выполнил свою миссию. То, что он привязался к нему в процессе, увлёкся им так, как не имел права увлекаться - исключительно его проблема... но почему так нестерпимо жгло в груди, почему так ужасно щипало глаза, такой горький ком застрял в горле, не позволяя вымолвить ни слова?
Кайлани с трудом проглотил этот ком и кое-как выговорил:
- Что же... давай посмотрим поближе, что это за корабль, что это за люди. Здесь часто плавают торговцы. У них на борту странные бочки с какой-то жидкостью... мне кажется, она ядовитая, потому что людям становится от неё плохо. Они начинают спотыкаться, а иногда их и вовсе тошнит, но всё выглядит так, будто этот яд им нравится, потому что чем больше они его пьют, тем больше веселятся, представляешь?! Они пляшут и поют какие-то песни, подчас очень забавные!
Пока Кайлани лепетал всякую дурацкую ерунду, стараясь тем самым отвлечь внимание Принца и заглушить боль грядущей разлуки в своём сердце, корабль действительно решил пристать у острова, но никакими торговцами на борту и не пахло - на самом деле это был пиратский корабль, которым управляли хитрецы, маскирующиеся под торговцев, чтобы сбить с толку потенциальных жертв ограбления. Сейчас, правда, пираты не были настроены никого грабить, так как не видели в округе кораблей; они решили высадиться на твёрдую землю, чтобы исследовать остров, набрать съестных припасов с пальм и раздобыть питьевой воды, потому что как хорош ни был ром, но простая вода тоже нужна...

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

+1

16

Принц был рад, что тритон был готов поделиться своей коллекцией с ним. Ему хотелось показать своему спасителю, что люди могут быть разными - добрыми и злыми, жестокими и нежными, изобретательными, упорными, абсолютно любыми. Ему было жалко осознавать, что морской народ видел только самые худшие части их человеческой натуры раз за разом, и пусть Принц понимал, что не сможет изменить мнение каждого тритона и русалки в огромном океане, однако он мог повлиять на мнение одного единственного. 

И этого было достаточно. 

- Жемчуг идет очень редким людям, - ответил Принц честно. - И обычно у нас его носят только женщины, однако, смотря на тебя, я не понимаю, почему это должно быть только так. 

Вскоре они оказались в еще одной пещере, в этот раз в том месте, где тритон держал свои сокровища. 

- Кайлани, для волос у нас есть расчески, - Принц был невероятно умилен тем, как тритон понимал назначение обычной вилки. В его любопытстве и фантазии было что-то такое по-детски нежное и искреннее, что Принцу не хотелось это ломать. - Они очень похожи на это, но действительно больше, так что ты все правильно понял! - Принц взял вилку в свои руки, чтобы показать, как ей пользовались люди. - А это мы называем вилкой, держим их вот так, - он показал Кайлани правильный способ держать прибор. - И используем для еды, чтобы не есть руками. Хотя мне всегда казалось, что без них было бы намного проще. 

Обученный королевскому этикету Принц точно знал, какой вилкой есть какое блюда на больших приемах и балах. Даже с закрытыми глазами он мог бы отличить десертную вилку от салатной по одному ощущению прибора в своей руке. А ведь подводный народ жил и без них, значит это тоже было лишь то, что люди зачем-то придумали себе без особой нужды? 

Следующим в коллекции было зеркало. 

- Оно и правда очень красиво отражает солнечный свет, - кивнул он, наблюдая за подводным солнечным зайчиком. - Но мы используем его, чтобы видеть самих себя. Люди очень много времени тратят на то, чтобы выглядеть определённым образом. По тому, как выглядит человек, можно очень многое о нем сказать. 

Сам Принц не был исключением, ведь мог провести перед зеркалом часы, убеждаясь в том, что его прическа и одежда были идеальными, выверенными точно и до самых мелочей.

Прибытие корабля оказалось неожиданностью, да еще и не такой приятной, какой ее ожидал Принц. Кто знает, когда здесь окажется следующий корабль, так что Принцу не стоило упускать эту возможность в надежде на что, что через несколько часов прибудет другой. Могут пройти дни, недели, даже месяцы до того, как следующие судно пройдет мимо этого острова, так что здравым смыслом Принц понимал, что это был его единственный шанс вернуться домой. И, несмотря на все его желания остаться, домой он был вернуться обязан - его роль, пусть и была заменяема, все равно оставалась важной для их семьи и их королевства. 

Вот только сердце Принца никак не хотело принимать тот факт, что это был конец его приключения. Как же так? Он ведь провел в компании своего спасителя всего пару часов, почему жизнь была готова разлучить их так скоро? Неужели этой небольшой встречи должно было быть достаточно? Принц отчаянно не хотел принимать этот факт как должное, молча наблюдая за тем, как Кайлани что-то бормотал своими беззвучными словами, попутно не желая поддаваться их реальности. 

- Кайлани, - попытался перебить его слова Принц, но тот был глух к его попыткам. - Кайлани, - снова повторил Принц, чуть громче и настойчивее, но видя, что его слова так и не достигли своего назначения, протянул вперед руку, поймав тритона на запястье и притягивая его ближе к себе. В воде его кожа ощущалась совсем иначе, чем на суше, и Принц не мог перестать думать о том, сколько же еще открытий он упустит, когда сядет на этот корабль. - Кайлани, послушай меня, пожалуйста. 

Сокращая расстояние между ними до конца, Принц крепко обнял своего спасителя как только тот замолчал. Десятки чувств бились в груди у Принца. Он знал, что они вот-вот раскинутся навсегда, знал, что у него нет ни единого оправдания или причины оставаться на острове и дать кораблю уйти в море без него. Он понимал, что они были два существа из совсем разных миров, которым и вовсе не было суждено встретиться, и лишь порыв судьбы свел их вместе сегодня. Две стороны одной медали, которые всегда вынуждены существовать по разные стороны друг от друга, никогда не встречаясь. 

Если бы корабль Принца не попал в бурю, они бы никогда не встретились. Если бы Принц выбрал путешествовать по суше, они бы никогда не встретились. Если бы Принц не был принцем, то ему и вовсе не нужно было бы куда-то отправляться, а значит, они бы никогда не встретились. 

Если бы Кайлани не проплывал мимо, то не увидел бы тонущего человека. Если бы тритон не нашел в своей душе достаточно милосердия, чтобы сжалиться над жертвой кораблекрушения, Принц утонул бы в морской пучине. Если бы Кайлани не был достаточно смелым, чтобы приблизиться к человеку, то они никогда бы не встретились. 

Столько всего должно, столько крошечных решений и действий должно было сложиться для их встречи, что Принц отказывался верить в то, что это был конец, каким бы очевидным не был этот факт. Его сердце безумно колотилось в груди, не принимая этот факт. 

Чуть отстраняясь, Принц поймал руки своего спасителя своими, наклоняясь вперед, чтобы оставить поцелуй на тыльной стороне его ладоней. 

- Больше всего на свете я хочу остаться, - сказал он просто, решая не прятаться за долгими словами и сложными конструкциями. Он хотел быть предельно честен с ним. - Но я не могу. Перед мной шанс вернуться домой, и я не могу его упустить. Мое место на суше, с этими людьми, и я не могу этого изменить, как бы сильно мое сердце не хотело другого. 

Принц хотел извиниться, хотел сказать еще много чего, но слова застряли у него в горле плотным комом, заставляя замолчать. Вместо этого, он отпустил руки своего спасителя и медленно направился в сторону каменистого берега, около которого остановился корабль. Было странным, что корабль вообще вершил пристать здесь к берегу - торговые суда обычно не делали подобных остановок, а по размеру корабль был слишком большим, чтобы быть чьи-то частным судном. Принц нахмурился - здесь было что-то не так, его интуиция подсказывала, что ему стоило оставаться настороже до последнего. 

Когда они оказались достаточно близко к берегу, чтобы Принц мог встать на ноги, он обернулся, чтобы посмотреть на тритона. В глазах Принца читалось сожаление, совершенно открытое, ведь он действительно не ожидал, что вся история заканчивалась так быстро. 

- Я думаю, тебе не стоит оставаться близко к берегу, Кайлани, - покачал он головой. - Нельзя, чтобы они тебя увидели, я не знаю, смогу ли убедить их ничего не делать, даже если они окажутся людьми из моих земель, - Принц, конечно же, всегда мог пригрозить самой настоящей смертной казнью по прибытию в ближайший порт королевства, но что-то подсказывало ему, что моряки не были бы рады соседству с ним в таком случае. - Поэтому, пожалуйста, не давай себя заметить, хорошо? - Принц улыбнулся тритону, прежде чем оставить еще один легкий поцелуй, в этот раз на его губах. Он боялся поддаться желанию остаться и укрыться от этих людей, поэтому решил не задерживаться дольше необходимого. - Спасибо тебе за все, Кайлани. Если будет на то воля богов, я надеюсь, что наши пути снова пересекутся в этом мире. 

Сразу после этих слов, не дожидаясь ответа, Принц склонил голову в жесте прощания и потом поднялся на ноги так, чтобы его голова наконец показалась над водой. Первые несколько вдохов воздуха казались будто бы инородным действием для него, но через пару минут его дыхание пришло в норму - вся магия морского жителя была в прошлом, как и их встреча. Принц все еще чувствовал горькое ощущение потери в центре груди и понимал, что пусть эта встреча и была коротка, она останется с ним на долгое время. 

Он заметил на берегу троих человек, с интересом рассматривающих ту одежду, что Принц оставил сушиться на берегу раньше. Кажется, они не ожидали встретить здесь других людей. Он сделал несколько шагов вперед и незнакомцы, услышавшие его приближение, обернулись в сторону Принца. 

Только сейчас он осознал, что его предчувствие все же не было напрасным - одного взгляда на их лица и одежду было достаточно, чтобы понять, что это были не торговцы и не простые путешественники. Это были пираты - люди, живущие за счет разбоя и уклонения от закона, ходившие под чужими парусами и флагами во избежания обнаружения раньше времени. Принц понимал, что они ни за что не выполнят его просьбу о безопасном путешествии, ведь как только их нога ступит на сушу недружественного им порта, им грозила виселица за их преступления. Однако и отступать Принцу было некуда - позади него было море и, что самое главное, позади него был Кайлани, который оказался бы еще более интересной добычей для людей, живущих вне закона, чем для простых торговцев. 

- Эй, ты еще кто такой? - бросил ему один из пиратов - высокий мужчина с темными глазами и длинными волосами. - Какого черта ты здесь делаешь? - судя по его властному голосу, это был если не капитан, то точно кто-то из его главных помощников. 

- Я всего лишь простой моряк с торгового корабля, чье судно попало в бурю, - соврал Принц в надежде, что обычного моряка пираты не расценят как слишком большую угрозу. Он все еще был безоружен, потому дать им отпор не казалось возможным. - Мы разбились у этих берегов, я остался единственным выжившим, - продолжил он в попытке заговорить им зубы, делая еще несколько шагов вперед. - Я знаю, кто вы, и знаю, что по вашему кодексу, любой желающий присоединиться к команде может это сделать, если будет согласен с этим самым кодексом.  

- А еще по нашему кодексу, мы высаживаем воров и предателей на необитаемом острове с пистолетом с одной пулей, - сказал другой пират, прищуриваясь и наблюдая за Принцем. - Не за это ли тебя здесь оставили? Почему бы нам не закончить то, что начали другие и не убить тебя прямо здесь и сейчас? Предатели кодекса не заслуживают жизни. 

Принц был знаком с кодексом пиратов, как и любой другой человек, часто путешествующий по морю. Пираты, пусть и жили вне закона, не жили в анархии - у них был очень жесткий свод правил о том, что было позволено, а что не разрешалось ни в каком варианте. Принц знал, что любой моряк, пожелавший присоединиться к писарскому кораблю и согласный с кодексом, имел право это сделать, но точно так же и знал, что они действительно высаживали воров на необитаемых островах с одной пулей в пистолете. Со стороны он и правда выглядел как предатель кодекса, и у Принца не было никакой возможности доказать обратное. 

- Эй, а это не принц ли с той колонии к северу отсюда? - внезапно прищурился третий из пиратов. - Я раньше служил там в королевском флоте и готов поклясться, что знаю это лицо.

Сердце Принца провалилась куда-то в пятки. Если этот человек действительно служил в королевском флоте и действительно встречал Принца во время службы, то его затея была заведомо провальной. 

- Да и одежка у него не как у моряков с торговых судов и точно не как у наших, - кивнул тот же пират на предметы одежды Принца, что сушились на берегу. - За мальца можно получить хороший выкуп, - кивнул он остальным, и те поняли его без слов. Теперь Принц был им больше интересен живым, чем мертвым. 

Его взгляд метнулся в поисках оружия - у двоих из пиратов на поясе виднелись сабли. Принц все еще был по пояс в воде, так что бежать смысла не было, оставалось лишь готовиться к нападению и ждать возможности отобрать одну из сабель у их владельцев. Пираты, пусть и существовали образом жизни, который очень часто заставлял их участвовать в боях, не всегда были хорошими солдатами - у них не было нужной дисциплины и самообладания, что были в достатке у Принца. Он знал, что как только получит в свои руки оружие, то сможет отбиться от этих троих, а затем укрыться где-то в прибрежной пещере в ожидании того, пока корабль отойдет от этих берегов. 

Но самое главное - он не мог позволить им увидеть Кайлани, ни при каких обстоятельствах. Принц обернулся и бросил взгляд через плечо в попытке убедиться, что его спаситель уже был где-то далеко в море, но не смог рассмотреть ничего из-за прибрежных волн. 

- Вы знаете, кто я, но все равно готовы напасть? - улыбнулся им Принц своей своим спокойным лицом. - Плохая идея. 

После этих слов, пираты подняли свои сабли и с боевым криком бросились в воду.  

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

Отредактировано Warren Maude (2022-09-25 22:07:45)

+1

17

Своим нелепым бормотанием Кайлани пытался отвлечься от нестерпимой горечи в горле, от невыносимого жжения в груди, от отчаяния и глубочайшей тоски, которая охватила всё его существо. В голубых глазах тритона стояли слёзы, но под водой этого не было видно - они просто смешивались с морской водой, как будто он беззвучно плакал в плечо самому океану, но если выражаться менее поэтично, он буквально плакал в море, и слёзы его, растворяясь в солёной воде, остались незамеченными. Но выражение лица не обманешь - губы у него дрожали, хотя он и стискивал их изо всех. Щемящая грусть охватила его сердце, и ещё никогда, никогда за всю жизнь, от икринки до взрослого самца, тритон не грустил с такой самоотдачей, как будто вся его личность растворилась в ощущении предстоящей разлуки, как слёзы в воде.
Когда он оказался в объятиях Принца, Кайлани просто не мог поверить, что тот вот так уплывёт, что корабль заберёт его навсегда в другой мир, мир, который привычен ему, мир, где его ждут и люят... а Кайлани останется здесь, среди зелёных водорослей, разноцветных кораллов и рыбёшек, будет по-прежнему плавать в океане, как плавает в нём всегда, изредка показываясь на поверхности, и следовать за кораблями... теперь не только ради того, чтобы пополнить коллекцию сокровищ, но и в надежде вновь увидеть Принца, кто знает - если он проплывал один раз в этих краях, то, может, покажется снова? Смотреть в глаза Принцу было одновременно чудесно и больно, но Кайлани смотрел, ловил каждое его слово и понимал, что тот прав - как настоящий Принц, он был мудр, ответственен и великодушен, он поступал благородно, не желая причинять лишней боли никому. Такой и должен быть будущий правитель.
- Я понимаю, о чём ты говоришь, - кивнул Кайлани, выражая согласие со словами Принца. Они молча подплыли к берегу, и настал тот самый миг, которого Кайлани так боялся - миг прощания. Та самая грань, которая переносила их в вечную потерю, оставляла руки и губы принца лишь касаниями в воспоминаниях. Тритон вздрогнул, будто в его горячих пальцах оказался снежный ком.
- Не забывай меня, - попросил он тихим шёпотом, нежным и печальным в голове Принца, - это всё, о чём я прошу. Не забывай меня и нашу встречу.
Кайлани не стал приближаться далее, позволив Принцу добраться до берега самостоятельно, но и уплывать не торопился. Он просто не мог себе представить, куда плыть, чем себя занять, и поэтому продолжал глупо стоять, словно мраморная статуя, позволяя воде перебирать его волосы и чешуйки плавника, и смотрел, как фигурка Принца исчезла на поверхности. Он собирался стоять так до тех пор, пока Принц не попадёт к этим людям на корабль, пока корабль не увезёт его в какие-то далёкие края... и, надо сказать, не зря.
Хотя у Кайлани не было ощущения, что с этими людьми может быть что-то не так (по крайней мере, они, кажется, твёрдо стояли на берегу, ничего не пили и не кричали "Я так хочу, чтобы лето не кончалось!"), он не зря решил дождаться отправления Принца. Он ожидал, что люди вот-вот отнесут его на борт едва не на руках - ведь он сын правителя, конечно же, люди должны оказывать ему всяческое уважение и почёт! Но голоса наверху, там, на берегу, звучали неразборчиво, однако их интонации точно не походили на благоговейный трепет. Кайлани нахмурился и всё-таки рискнул подобраться ближе: теперь-то он начал понимать, что ситуация, возможно, оказалась не той, как они рассчитывали. Хуже момента, когда Принц окажется на борту корабля и уедет на нём навсегда, может быть только ошибка, в ходе которой Принц оказался в руках плохих людей, злых и коварных! А ведь он без оружия, а люди без оружия были совсем слабы и беззащитны...
Кайлани увидел, как эти люди, втроём, словно небольшой косяк барракуд, налетели на несчастного Принца, и уж такого Кайлани не мог стерпеть. Скрипнув от ярости острыми зубами, тритон мгновенно всплыл на поверхность, но с досадой понял, что ничем не может помочь, пока битва происходила на берегу. Вот бы как-нибудь заманить их в воду!..
Побоище, тем временем, не увенчалось успехом для Принца, хоть и сражался храбро и достойно, и в конце концов троица, тыча в пленника саблями, увела его на лодку, чтобы добраться на ней до пришвартованного корабля. Здесь Кайлани как раз мог проявить себя!.. Он вспомнил последнюю увиденную им грозу, когда молнии били в камни и деревья, и намеревался устроить проклятым злодеям бурю не хуже.
Однако стоило ему подплыть ближе, как его всё же заметили; как ни крути, Кайлани был достаточно крупным созданием, больше, чем обыкновенная рыбка, и его хвост, плавно двигающийся под водой, привлёк внимание одного из людей, который вскочил на ноги, занеся саблю:
- Мужики! Никак акула!
- Где? - встревожился второй. - Нет тут никаких акул, мелко здесь для неё! Что бы ей тут де...
С яростным шипением Кайлани выскочил из воды, толкая стоящего на ногах человека; тот неуклюже взмахнул руками, не ожидая такого толчка, и вывалился за борт.
- Что за чёрт?! - остальные двое тоже повскакивали со своих мест, потеряв бдительность, чем позволили Принцу воспользоваться из замешательством и наконец вооружиться. Кайлани вцепился в лодку и попытался вытолкнуть и других из неё, даже хлестнул одного хвостом, но на этот раз злодеи устояли. Когда первый испуг прошёл и они сообразили, что именно напало на их лодку, их лица перекосились в радостном изумлении:
- Русалка! Гляди-ка, Эрвин, это русалка!
- Ловите её! - закричал четвёртый человек, который всё это время дежурил на корабле; он стоял на палубе и торопливо скинул вниз рыболовную сеть. - Ловите, черти, не упустите! За живую русалку мы выручим денег ещё больше, чем за этого малокососа! Да смотрите не убейте её!.. 
Мужчин обуял азарт охоты; теперь Принц, казалось, мешался им под ногами со своей саблей, и один из пиратов попытался оттолкнуть его, замахнувшись саблей, но, разумеется, Кайлани не мог позволить наглому, зловредному человеку причинить Принцу вред! Он выпрыгнул из воды, поймал пирата за руку, крепко впившись пальцами в предплечье чуть ниже локтя, повис на нём всем своим весом, тем самым вынуждая пирата опустить руку... а потом тритон широко распахнул паст, как разъярённый дикий зверь, и впился зубами в ребро ладони, обхватывающей рукоятку сабли, задевая заодно сустав указательного пальца и сухожилия. Крепкие челюсти сомкнулись, острейшие зубы - не просто клыки, как у дикой кошки, а целый ряд равномерно больших и опасных зубов, как у хищной рыбины, впились в человеческую кожу, с лёгкостью прокусили её, и горячая бордовая кровь хлынула в воду. Раздался неприятный громкий треск, и пират заорал так, что привёл в ужас товарищей, которые застыли на миг от такого ужасного зрелища.
Кайлани отстранился и сплюнул в воду два пальца. Обрубки тут же подхватило и унесло волной. Пират, что и говорить, давно выронил саблю и теперь вопил, что есть мочи, таращась на изуродованную ладонь. В этот момент Кайлани перевернул наконец лодку, и все, кто в ей ещё оставался, разлетелись в разные стороны. Тритон надеялся, что Принц в этой суматохе сможет отплыть на безопасное расстояние, пока он самоотверженно разбирается с обидчиками.
Пираты теперь стояли на дне, едва касаясь его ногами, но азарта не потеряли:
- Ах ты тварь морская!.. Ну я тебя!.. Давай сюда сети!
- Осторожно там, не убейте гадину! За живую больше дадут!
- Эта гадина откусила мне пальцы, я отрежу ей её поганый хвост, клянусь своей бочкой рома!
- Я тебе потом башку твою дырявую отрежу, остолоп ты этакий!
- Зачем она тебе живая? Куда ты её продавать собрался, в бордель, что ли?
- Да хоть бы и... попалась! Помогите же мне, удирает, тварюга, удирает!
Кайлани дрался и кусался, но когда его окружили, он уже не мог в одиночку уследить за всем, что происходит вокруг, и в конце концов его накрыло ненавистной сетью. Тритон зашипел, чувствуя тычок сабли, не сильно болезненный, но ощутимый, и забился, яростно хлеща хвостом во все стороны, но поздно: человек, державший сеть наготове, уже шустро поднимал её на борт. Кайлани вцепился в леску, пытаясь разорвать стянувшие его путы, и встревоженно окинул взглядом морскую гладь в поисках Принца: успел ли он сбежать, не оказался ли ранен? Если кто-то из этих тварей посмел причнить его прекрасному Принцу вред, Кайлани собственными зубами выгрызет горло каждому из них.

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

Отредактировано Anthony MacIntyre (2022-09-27 18:29:01)

0

18

Зеленые пальмы мягко покачивались у кромки синего моря, будто бы напоминая, что на этом острове людям было не место, так что же как здесь не было места для их жестокости и нападений друг на друга. Это было место, где, если человеку и было бы позволено провести какое-то время, то лишь для того, чтобы понять все чудо природы и сказать «я так хочу, чтобы лето не кончалось», а не для того, чтобы приносить на эти берега свои проблемы. Может быть, именно поэтому гроза и подняла тот шторм, что разбил корабль Принца, выбросил его за борт и оставил на милость проплывающего мимо тритона?

Смелости Принцу было не занимать, так что не удивительно, что иногда эта смелость граничила с глупостью. Отступать перед опасностью было не просто не в его стиле, а сравнимо с позорной смертью труса, поэтому, когда трое пиратов, подняв свое оружие, бросились на Принца, тот не имел права отступать или сдаться. Единственное, о чем он думал в этот момент, была надежда на то, что тритон уже достаточно далеко успел отплыть от берега и не увидит всего этого. Отчасти, Принцу не хотелось показывать эту часть себя, хотелось остаться в глазах своего спасителя человеком, в чьих руках не было оружия, который не реагировал на насилие ответной жестокостью. С другой стороны, Принц понимал, что Кайлани захотел бы помочь ему, и он никак не мог этого позволить. Кто знает, эти люди сделали ли бы, увидев настоящего тритона? Вполне возможно, что в мире есть люди, готовые заплатить крупные деньги за то, чтобы заполучить себе такое чудо, чтобы сжимать его в своих горячих пальцах словно снежный ком, пока тот не исчезнет, не растает под этим воздействием. Нет, такого Принц точно не мог принять.

Трое нападавших двигались лучше, чем он ожидал, и у Принца никак не получалось обезоружить одного из них. Они давали его мало возможностей подобраться ближе без риска быть раненым. Принц знал, что если одна из их сабель сможет достать его, то ему придет конец. Даже небольшая рана от такого острого оружия могла бы оказаться смертельной, так что он просто уклонялся от их выпадов раз за разом. Благо, Принц двигался достаточно быстро, чтобы трое не смогли его окружить, вот только во всем этом безумном танце драки он не подумал о том, что берег здесь не был ровным, что порой тут попадались перепады и камни. 

Один из последних и стал его погибелью, когда нога Принца, вместо того чтобы ступить на ровную гладь песка, оказалась на остром камне. Потеряв равновесие всего на секунду, он дал нападавшим возможность взять верх. Один из них схватил его за руку и, прежде чем Принц успел вырваться и восстановить равновесие, второй подхватил его с другой стороны. Окруженный с обеих сторон, Принц быстро понял, что нападавшие все же смогли взять над ним верх, как бы сильно это не ранило его чувство собственного превосходства. Что же, похоже ему просто придется ждать шанса сбежать, ведь если они собирались получить за него выкуп, рано или поздно им придется встать в недружественном им порту. Конечно, всегда оставался шанс, что они решат убить его и избавиться от проблемы таким образом, но пираты мало что любили больше, чем золото. Так что, получив возможность выгодно обменять пленника, они точно не решили бы ее упускать. 

Принц предпринял пару попыток вырваться из их рук, пока трое пиратов вели его к лодке, в надежде на то, что их хватка окажется не такой цепкой, как он ожидал. Напрасно - его держали крепко и надёжно, так, что не оставляло Принцу ни единого шанса вернуть свою свободу. Оказавшись в лодке, Принцу оставалось только радоваться, что ему не придется вновь за сегодня плавать в море. Его сердце сжалось от очередной волны нежелания оставлять этот остров позади, пусть он уже и попрощался со своим спасителем, но это никак не отменяло того факта, что Принц все равно был расстроен и отчасти грустил из-за этой потери. 

Вот только оказалась, что тритон не собирался оставаться в стороне, как бы сильно Принц на это не наделся. 

- Мужики! Никак акула! - заметил один из пиратов, а Принцу хватило всего одного взгляда в воду, чтобы понять, что это была совсем не акула.

- Нет! - успел выдохнуть Принц в отчаянной попытке сказать тритону, что нападать на пиратов было самой ужасной из всех возможных ужасных идей, вот только его мольба не была услышана вовремя. 

Тритон быстро утянул за собой в воду одного из мужчин в лодке, и эта заминка наконец-то позволила Принцу захватить себе оружие одного из них. Пиратская сабля ощущалась в его руке совсем иначе, чем собственный меч - она была легче, ведь битвы на палубе корабля часто требовали от нападавших больше скорости и ловкости, чем грубой силы. Принцу казалось, что при одном неправильном движении сабля вылетит у него из рук, так что он покрепче вцепился в оружие, чтобы избежать этого. Потерять саблю прямо сейчас было непозволительно, ведь пираты наконец-то поняли, что сверкающая чешуя в воде была не акулой, а самой настоящей русалкой. Конечно же, упускать возможность завладеть чем-то подобным они ни не собирались, чего Принц и боится чуть раньше. Почему Кайлани не смог просто уплыть обратно в свое море, почему остался, почему вернулся? Он же понимал, что пойти против целого пиратского корабля, наполненного людьми, готовыми умереть ради хорошей добычи, было равносильно подписать себе смертный приговор? 

Когда тритон наконец перевернул лодку, отправляя всех, кто еще оставался внутри, в глубокую морскую воду, у Принца перед глазами все еще была сцена секундной давности. Он прекрасно понимал, что тритоны не были домашними котиками, которые, даже если и смогут поцарапать, то лишь очень поверхностно и почти безболезненно, но увидеть ярость морского жителя своими глазами было совсем другим делом. Два образа его спасителя отчаянно не хотели стыковаться в один в голове Принца, ведь он успел увидеть совсем другую сторону Кайлани. Был ли это тот же самый тритон, что спас его, что показывал ему свою коллекцию подобранных после людей забавных артефактов, что держал его руки своими теплыми пальцами, чье любопытство напоминало Принцу о том, что в мире еще оставались удивительные вещи? Похоже, что они оба были не совсем теми людьми, что показывали друг другу раньше. Принц знал, что логичнее всего было сейчас было бы испугаться, ведь когда ты видишь перед собой опасного хищника, любая другая реакция очень легко могла привести к скорой смерти, вот только он никак не мог заставить себя чувствовать страх. Наоборот - отчасти он был даже впечатлен, в очередной раз заворожен, как был и раньше. Только если в первый раз он не мог оторваться от загадочной красоты своего спасителя, то теперь его взгляд захватила его ярость и сила. Море могло быть теплым и дружелюбным, а могло быть смертельно опасным, ровно как и его обитатели. 

Принц ударился о воду спиной, что на пару секунд выбило его из состояния покоя, но повторять свои прежнюю ошибку он не был намерен, так что крепко вцепился в рукоять сабли, не позволяя ей присоединиться к судьбе его меча. Вода здесь была холоднее и Принц сразу же вспомнил то тяжелое чувство, что тащило его глубже в морскую пучину сразу после крушения его корабля, вот только в этот раз он не был готов сдаться так просто. Толкнувшись ногами изо всех сил, Принц заставил себя плыть к свету, к жизни, и через несколько секунд его голова снова оказалась над поверхностью воды. 

Он вынырнул аккурат в тот момент, когда Кайлани попался в сети пиратов. Принц был слишком далеко от всего спасителя, чтобы успеть добыть до него и разрезать веревки, но у него еще оставалось одно преимущество - во всей этой суматохе, он стал очень малоинтересен пиратам. У них в руках была равноценная добыча, а при должном обращении, возможно даже более ценная, чем жизнь какого-то так человека, каким бы важным он не был. Пока пираты были сосредоточены на том, чтобы удержать тритона в сетях, Принц снова нырнул под воду и поплыл к кораблю, скоро оказавшись у противоположного борта. Тут он сможет подняться незаметным, пока все будут слишком заняты добычей. 

Лестница, по которой пираты видимо спускались раньше, чтобы сойти на берег, все еще покачивалась на ветру, ритмично постукивая о деревянный борт корабля. Принц слышал довольные крики пиратов на палубе, так что знал, что терять драгоценное время было нельзя. Пока элемент неожиданности был на его стороне, ему нужно было действовать. Вытягивая себя из воды, он начал карабкаться вверх по лестнице так быстро, как мог, пока не оказался на самом верху. Принц выглянул на палубу проверить, что там происходило, но пираты все еще были так заняты тем, что попалось им в сети, что никто даже и не смотрел в противоположную сторону, что позволило Принц забраться на судно незамеченным. Человеческая жадность и правда не знала пределов - только им в руки попалось что-то ценное, так они сразу перестали смотреть, что было у них на спиной. 

Это не была большая команда, а некоторые их них были в повязках - последствия недавнего боя, никак иначе. Похоже, пираты недавно потеряли нескольких членов своего экипажа и еще не успели восполнить потерю. Те трое, что были на берегу и захватили Принца, все еще барахтались в воде, так что на палубе было всего семеро человек. Все еще больше, чем один Принц, но когда его это останавливало?

Пока один из них был занят поднятием сети наверх, другие только наблюдали да радостно придумывали, что они будут с такой ценной добычей. Принц, решая не терять времени, с разбега бросился в сторону пиратов и со всей силы врезался в одного из них плечом, оправляя за борт. Минус один - пират с удивленных вскриком полетел вниз и скоро ударился об воду. Принц успел схватиться за ограждение в последний момент, чтобы сила удара не унесла и его вниз.

- Как он поднялся на борт? - удивился один из пиратов.

- Ты идиот, ты лестницу поднял? - оскалился на него другой.

Принц не собирался ждать, пока они разгадают эту загадку, да и эффект неожиданности не был вечным, так что, подняв саблю, он замахнулся ей на ближайшего к себе пирата, полоснув по его правой руке. Красная кровь начала каплями падать на деревянную палубу корабля, пока Принц сделал пару шагов вперед, чтобы не оставаться у самого края корабля, и бросился на следующего пирата без жалости и сожаления. Они люди не заслуживали его милости, так что он был готов показать им всем, что приходило, когда человек пытался взять то, что ему не принадлежало.

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1

19

Когда Кайлани оказался пленён, он понял, что категорически просчитался. Как любому живому существу, ему стало страшно, потому что после всего, что он увидел, ему вовсе не нравилась перспектива зависеть от милосердия этих людей, одному из которых, к тому же, он откусил два пальца, и тот пылал жаждой ответной мести. А теперь, когда пираты жёстко швырнули сеть с пойманным тритоном на палубу, Кайлани стало ещё страшнее, потому что на древесной палубе корабля он не мог противостоять обидчикам так же отчаянно, как в воде. Пираты понимали это и глумились, не воспринимая всерьёз гневное шипение:
- Ну всё, гадина, попалась!
- Отрубите ей хвост! Отрубите хвост!!
- Уймись ты! Если уж честно, из тебя и с целыми пальцами воин был никакущий, хе-хе...
На тот момент пираты успокоились и опустили оружие, сочтя себя в безопасности, но появление Принца на корабле, чего они явно не ожидали, сбило их с толку и ввергло в лёгкую панику. Один из пиратов к тому моменту уже успел поднять якорь, и корабль начал отплывать на глубину.
Кайлани почувствовал, как его отчаяние нарастало с каждой секундой, а при виде Принца его сердце и вовсе готово было вырваться из груди. Он вскрикнул, даже не имя Принца или какое-то слово, нет - просто издал полный боли и отчаяния вопль, глядя на то, как создание, которое он всеми силами пытался защитить, само лезло на рожон. Криками, впрочем, делу не поможешь, и Кайлани быстро переключился на спутывавшую его сеть; пользуясь тем, что к нему пираты потеряли всякий интерес, он яростно впился в путы зубами, которые чуть ранее прокусили насквозь человеческую кость. Послышался тихий треск материи, звенья сети лопались одно за другим, образуя стремительно увеличивающуюся в размерах дыру, и Кайлани вцепился руками, помогая себе увеличить разрыв, пока наконец дыра не сделалась достаточно большой, чтобы он выбрался из сети целиком. Как только ему это удалость, он кинулся на ближайшего противника; понимая, что справиться с пиратами так ловко, как это выходило сейчас у вооружённого Принца, без труда балансировавшего на своих двух ногах даже на покачивающемся на волнах корабле, у него не получится, Кайлани выбрал другую тактику и начал просто сеять хаос. Он вцепился зубами в ногу одного из пиратов, прокусывая плоть ниже колена сквозь штанину. Пират взвыл, инстинктивно взбрыкнул ногой раз, другой, наконец-то вырвался из хватки тритона и, недолго думая, с размаху врезал сапогом этой же ноги тритону по лицу. Кайлани  отлетел от удара в сторону, прижимаю ладонь к лицу; из разбитой губы хлынула кровь, его собственная, смешиваясь с кровью укушенного пирата, которая всё ещё алела у него на зубах. Тот пират захромал в сторону, чтобы оценить ущерб, зато на его метро подскочил другой, замахнувшись саблей:
- Ах ты тварь ползучая!
Кайлани зашипел и попытался увернуться от удара, но лезвие сабли шло прямо на него, и тритон вскинул руку, пытаясь заслониться от него, и удар пришёлся на предплечье, оставив длинный порез, вынудивший Кайлани вскрикнуть от боли. Ещё один пират подошёл с другой стороны, схватил Кайлани за длинные волосы, рывком дёрнул его голову к себе и приставил саблю к самому горлу. Пульс тритона отчаянно бился на бледной коже под железным лезвием.
- Не смей! - закричал ещё один противник, наблюдая за происходящим с другой стороны палубы; очевидно, он очень боялся упустить большой куш, который обещала поимка живой русалки. - Живьём берём! Живьём, тупица!
Пират нехорошо усмехнулся:
- Живьём так живьём... паскуда, - усмехнувшись, он оттолкнул голову Кайлани от себя, вновь швыряя его на пол, занёс саблю и пронзил его хвост насквозь ближе к плавникам на конце, тем самым пригвоздив Кайлани к дереву. Тритон взвыл от боли; он уже не шипел, не рычал, не бесился, как агрессивное животное, готовое нападать - он выл и скулил, как раненый зверь, угодивший в смертельную ловушку.
Расправившись с буйным тритоном хотя бы на время, пираты смогли сосредоточиться на Принце полноценно, и пусть тот явно превосходил их умением вести бой, всё же сильно уступал им количеством. Глаза Кайлани вновь наполнились слезами, и на сей раз он их не сдерживал. Солёные капли свободно стекали по его щекам и окровавленному лицу, разбитые губы дрожали. В его слезах была боль, физическая, которую он испытывал сам, и духовная, потому что его сердце болело за Принца, болело за мир, его мир, и за всю справедливость, которая не свершилась. Он пытался дотянуться руками до сабли, выдернуть её и освободить себя, но не дотягивался. Если честно, у него осталось очень мало сил...
- Люди... - тихо проговорил он, глядя на сражающуюся с Принцем шайку. - Вы...
Тритон ощутил, как ярость заклокотала в нём, как будто все силы, что ещё у него остались, превратились в этот буйный порыв.
- Вы жалкие и ничтожные существа! - гневно вскричал он, кое-как поднимая себя на дрожащих руках, с вызовом глядя на своих обидчиков. - Мои предки были правы, когда обрекли вас на смерть в морских пучинах! Вы хотите большего, и аппетит ваш ненасытен, но всё, чего вы заслуживаете на самом деле - это смерть!
- Заткнись! - гаркнул какой-то пират, не очень-то обращая внимания на обвинительную речь, что лишь подстегнуло Кайлани.
- Вы только и умеете, что требовать и брать, не отдавая! Но вы забываетесь, люди, потому что это ОКЕАН, это МОЙ мир, и НИЧТО из этого вам не принадлежит!
Почти прорычав последние слова, Кайлани резко запрокинул голову и закричал. Его громкий крик перешёл в визг, который становился всё громче, невыносимее, тоньше, достигая таких высот, каких человеческому уху ещё никогда не доводилось слышать. Пираты побросали сабли, схватившись за уши, пытаясь отдалиться от этого ужасного звука хоть как-то, и Принцу, увы, этот звук тоже причинял боль, потому что и он был обычным смертным человеком, и крик тритона превратился в настоящую пытку и, казалось, уже никогда не оборвётся, но Кайлани всё же замолчал, так же резко, как начал кричать, будто этот крик отнял у него все силы. Его руки подломились, он упал на палубу, но лицо его изогнулось в довольной усмешке. Пришёл его черёд упиваться превосходством.
- Если вы тронете меня или Принца... клянусь вам, вы все, каждый до единого... умрёте самой медленной, жестокой и мучительной смертью, какой и представить себе не можете.
Пока Кайлани кричал, вода за бортом будто ожила, заволновалась вместе с ним; волны ходили ходуном, бились о борт корабля, захлёстывали водой на палубу, но только когда тритон замолчал, у ошарашенных людей появилась возможность понять, что же произошло. Двое пиратов, стоявших ближе всего к борту, выпучили от ужаса глаза:
- Воронка! Там воронка!
На корабле воцарилась паника. Пираты сбежались, вытянулись вдоль борта, беспомощно глядя, как посреди океана разверзнулся гигантский водоворот, и корабль неизбежно начало затягивать в него. Капитан горе-судна метнулся к штурвалу, завертел им, что есть мочи, но тщетно: всем известно, если корабль попал на путь воронки, вырвался из этого притяжения уже невозможно.
- Прекрати это! Прекрати сейчас же! - потребовал один из пиратов, угрожающе наставляя саблю на Кайлани, но тот уже не боялся их сабель и боли, которую они могут ему причинить. Он лишь усмехнулся губами со слегка подсохшей корочкой крови на них и хрипло рассмеялся. Поверженный, обессиленный и измученный, он ликовал.

[nick]Kailani the Merman[/nick][icon]https://i.imgur.com/QoXsC20.jpg[/icon][lz1]КАЙЛАНИ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> тритон<br><b>my human:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433685">the prince</a>[/lz1][sign]https://i.imgur.com/bk6kFwz.gif[/sign]

+1

20

Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг грозился отправить тебя на тот свет на встречу с твоими предками. Принц не стоял на месте дольше доли секунды - даже такого промедления было бы достаточно для того, чтобы одна из сабель оказалась слишком близко к нему, достаточно близко, чтобы пронзить ничем не защищенное человеческое тело. Однако, как бы сильно он не старался, как бы хорошо не держался, численное превосходство все равно было не на его стороне, так что Принц не мог прорваться до того пирата, что поднимал сеть, а с ней и тритона, на борт корабля. Он успел пропустить пару ударов, оставивших поверхностные порезы на его руках, но это не было чем-то серьезным, что заставило бы его отступить и сдать позиции. Внезапно, палубу под его ногами резко качнуло вбок - кто-то из пиратов поднял якорь, и тяжелое судно, подхваченное течением, тут же начало двигаться дальше в море, оставляя каменистые берега острова позади. 

Время от времени, у Принца удавалось вырвать секунду от боя, чтобы бросить взгляд в сторону Кайлани - тот все еще был в сетях, но отчаянно пытался вырваться на свободу. Принц услышал пронзительный крик морского жителя, пропитанный болью, и сердце Принца болезненно сжалось от неспособности броситься ему на помощь в эту же секунду. Если бы он не дал пиратам схватить себя на берегу острова, если бы он успел сбежать от них, то Кайлани сейчас не был бы в такой ужасной опасности. Резкий укол вины ощущался так же больно, как любая физическая рана, ведь Принц прекрасно понимал, что его спаситель лишь решил снова прийти к нему на помощь, за что теперь мог поплатиться своей свободой или даже жизнью. Принц так же понимал, что был обязан освободить их из этой ситуации любой ценой, даже если этой ценой была его собственная жизнь. Он знал, что все равно не сможет жить с ужасным чувством вины, если проиграет этот бой. 

На палубе было полно вещей, которые приходились как раз к месту для целей Принца. Полупустые бочки, ничем не закрепленные к посветлевшему под действием яркого солнца и соленой морской воды дереву, поэтому их было легко опрокинуть под ноги нападавшим на него пиратам. Кое-где попадались концы веревок, которые тоже не были закреплены на нужных местах видимо из-за того, что экипаж корабля не был в полном составе, так что они стали прекрасным способом заставить пиратов спотыкаться буквально на ровном месте. То, что совсем недавно позволило схватить самого Принца, он теперь использовал против нападавших на него в ответ, хорошо выучив этот важный урок на всю оставшуюся жизнь. 

Скоро, один из пиратов не успел укрыться от точного удара Принца, так что его сабля вошла аккурат под его правые ребра. Кровь темной струей пролилась из открытой раны, а пират сложился пополам, бормоча себе что-то под нос, на что Принц не собирался обращать внимания. Он слышал звуки боя вокруг и больше всего на свете хотел броситься на спасение тритона, каждый раз, когда слышал вопль с той стороны палубы. Однако, численное превосходство все еще не давало ему пробиться вперед достаточно, чтобы добраться до Кайлани, который все же смог освободиться от сетей вокруг своего тела, только чтобы оказаться раненым. Принц вспомнил о том чуде, что даровала ему кровь тритона чуть ранее, как он смог дышать под водой и увидеть всю морскую красоту своими глазами, как его кровь была сладкой, словно нектар, как она ни капли не была похожа на человеческую. 

- Как вы смеете проливать кровь такого существа, - прошипел Принц, занося саблю, чтобы полоснуть еще одного врага перед собой. - Как вы смеете считать себя достойными такого? 

Светлая одежда Принца все больше и больше начинала окрашиваться каплями крови его противника и его собственной, и постоянное движение начинало постепенно утомлять его. Всего несколько часов назад Принц был на пороге смерти, чуть не был поглощен морской пучиной, а теперь был вынужден биться за свою жизнь и за жизнь своего прекрасного спасителя. Единственное, что заставляло его сражаться дальше, была чистая ярость и желание пролить кровь каждого здесь пирата в качестве платы за то, что они себе позволяли. Его сердце не могло найти для них ни капли жалости. Принц, будучи королевских кровей, обладал врожденным чувством милосердия и ни раз оставлял жизни поверженных им врагов в сохранности, но этот раз был другим. Ему ни раз приходилось сражаться за себя, за свою страну, однако это был тот самый долг, то, что он никогда не выбирал, а лишь получил вместе со своим именем сразу после рождения. Сейчас же Принц бился за то, что выбрал сам, за того, кого выбрал сам. Еще ни разу он не чувствовал себя в бою так верно, как на этой шаткой палубе пиратского корабля. 

- Вы только и умеете, что требовать и брать, не отдавая! Но вы забываетесь, люди, потому что это ОКЕАН, это МОЙ мир, и НИЧТО из этого вам не принадлежит! - донеслись до Принца слова тритона, прежде чем тот открыл свой зубастый рот снова, лишь для того, чтобы испустить самый ужасный звук из всех возможных на свете. 

Принца будто бы пронзили десятком ударов одновременно, а его руки инстинктивно бросились закрыть свои уши, но это ничего не изменило - звук будто бы проникал до самых его костей. Он ломал их и снова собирал вместе, выкручивал и тянул, остро, больно, так сильно, что даже дышать казалось ужасным наказанием за все его грехи. Принц держался на ногах изо всех сил, оперевшись спиной на высокую мачту рядом, потому что знал, что если упадет так же, как и пираты вокруг, то будет повержен. Ему казалось, что эта пытка никогда не закончится, что крик тритона отправил его прямиком в сердце ужасного ада, о котором говорили священники на своих проповедях, где его тело теперь раздирали тысячи бесов на крошечные кусочки. 

Ярость тритона была точно так же сильна, как и подводное течение, утягивающее на морское дно любого, кому не повезло оказаться слишком близко. Это было так же беспристрастно, как ветер, как гроза, как ураган или ужасная зимняя стужа. Когда природа принимала решение выйти против человека, человеку не оставалось ничего другого, кроме как сдаться. Упасть на колени и молить о пощаде, хотя безэмоциональной природе не были интересны эти мольбы, они не трогали ничего в ее душе и сердце, ведь все эти человеческие эмоции были для нее такой ужасной мелочью, что даже не заслуживали ни капли внимания. Если Принц еще искал подтверждения тому, что Кайлани не был человеком, то получил из сейчас сполна. Ни один человек не мог сделать с другим такого. Они ранили друг друга саблями и своими словами, ломали кости и судьбы, но ничто не могло сравниться с тем, насколько всеобъемлющей и всепоглощающей была эта боль. Он хотел кричать, но ни одна часть его тела не подчинялась его желаниям, так что оставалось лишь сжать зубы и пальцы в кулак в ожидании, когда все это закончится, хотя часть Принца верила в то, что эта боль никогда его уже не отпустит. 

Крик закончился так же резко, как и начался. Боль отступила почти сразу же, мягкими волнами отпуская свою хватку вокруг человеческих тел рядом с тритоном. Принц остался единственным, кто стоял на ногах, пусть он и согнулся пополам. Он тяжело дышал и опустил взгляд на свою левую ладонь - его пальцы так сильно впились в кожу, что там проступила кровь. 

- Если вы тронете меня или Принца... клянусь вам, вы все, каждый до единого... умрёте самой медленной, жестокой и мучительной смертью, какой и представить себе не можете, - услышал он знакомый голос, но такой слабый и бессильный, будто в тритоне ничего не осталось. 

Принц оторвал взгляд от своей руки и поднял глаза в сторону Кайлани. Корабль снова начало шатать, но это было не простое течение, так что пираты бросились кто куда в попытке понять, что происходит, наконец освободив часть пути для Принца. Тот, конечно же, не терял времени, оттолкнулся от мачты и бросился в сторону тритона. Битва закончилась тут же, ведь теперь у пиратов были проблемы побольше. 

- Прекрати это! Прекрати сейчас же! - один из пиратов навел свою саблю на Кайлани только чтобы в следующий момент оказаться насквозь проткнутым со спины подобравшимся достаточно близко Принцем. 

Пират испустил жалобный хрип, а Принц, резким движением освободив свое оружие из тела врага, оттолкнул его в сторону, преодолел последние метры, что отделяли его от тритона, прежде чем упасть на колени рядом с ним. Подсознание Принца кричало ему о том, что перед ним была опасность, ужасный монстр, способный одним криком вывернуть человека наизнанку, готовый отдать морской пучине всех и каждого, вот только сердце Принца было не обмануть. Даже сейчас он видел перед собой лишь того Кайлани, что вытащил его на берег, тот, которому так шли цветы гиацинта в голосах, тот, чешуя которого прекрасным калейдоскопом переливалась от бликов света в подводной пещере. Нет, ничто не заставило бы Принца забыть все это, даже если его глаз видел перед собой обессиленного и измученного хищника, а не того же красивого тритона, что раньше. Даже если на его губах была засохшая кровь его врагов, это все равно были те же губы, что целовали его так нежно. 

- Потерпи немного, пожалуйста, просто потерпи, - Принц бросился к оружию, которым Кайлани был прибит к палубе. Одним резким и быстрым движением он вырвал саблю из ее места в надежде на то, что скорость такого движения уменьшит боль от него. - Что я могу сделать? Скажи, я сделаю, только скажи, - Принц склонился над своим спасителем, быстрым взглядом осматривая его израненное тело. - Как вы лечите свои раны? Что для этого нужно? Вернуться в воду? - Принц отчаянно хотел верить в то, что морская магия сможет затянуть раны Кайлани как только тот вернется в воду.

Корабль жутко трясло от надвигающейся воронки, но Принцу было все равно. Судьба уже хотела забрать его душу сегодня, и если он выжил лишь для того, чтобы потом помочь Кайлани не стать пленником жестоких людей, то Принц был готов принять такой обмен. В конце концов, его всегда учили, что умирать нужно за достойную цель. Пусть этой целью не стала его семья или королевство, но ей стало что-то ничуть не менее ценное. 

- Только скажи, пожалуйста, Кайлани, скажи, что сделать, и я сделаю, - в голосе Принца была слышна мольба. - Это все моя вина, мне так жаль, ужасно жаль. 

[nick]Prince Yves[/nick][icon]https://i.imgur.com/scBKrUb.jpg[/icon][lz1]ПРИНЦ ИВ, 20 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> парень с короной<br><b>saviour:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=45097#p4433834">the merman</a>[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » not some little mermaid


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно