Джоан не выходила на связь уже вторые сутки. Нет, не так. Эта чертова Джоан не выходила на чертову связь уже чертовы вторые сутки. Всякий раз, когда кто-то из своенравных девиц, пыталась мнить себя беспрецедентно крутой, востребованной и высокооплачиваемой, с ней явно начинались проблемы...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » when we met


when we met

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

гостиная семьи Стивенсон | 22.09.2022 | 19:13

Хельга и Макс
https://i.imgur.com/sMlRc9t.png

Случайное знакомство не случайных людей.

+4

2


     Она мчалась на всех парах. Сбивая случайных прохожих. Сбивая каблуки об асфальт. Сбивая дыхание. Мчалась, время от времени посматривая на наручные часы и понимая, что так необходимые лишние минуты ускользали сквозь ее пальцы. Она снова соврала Арнольду. Опять наговорила с три короба, что дико скучает по названным племянникам и мечтает провести с ними целый день, а сама же... Снова отправилась на свою тайную квартиру, чтобы встретиться с дизайнером, обговаривая с ним нюансы будущего ремонта. Разговор о делах был коротким, после они занимались куда более приятными вещами.
     Хель не брезговала случайными связями. Наоборот, она настолько истосковалась по любви с молодыми и резвыми мужчинами, потому с удовольствием ответила на флиртующий взгляд Шона (прим. Шон Прескотт - так звали дизайнера). Она никогда не испытывала стыда за свои многочисленные измены, строго оправдывая это фразой - в любом браке должен быть секс, опуская нюанс о том, что секс предпочтительно должен быть с мужем. Но не забывайте, что Арнольду уже пятьдесят восемь лет, и он давно уже вышел на половую пенсию, с трудом выполняя свои обязанности в постельном вопросе. Поэтому приходилось выкручиваться и тайком находить ему замену. Для настроения. Для блеска глаз. Для того, чтобы жизнь казалось хоть немного более сносной, ведь оргазма от многомиллионных счетов не всегда достаточно для полноценной разрядки.
     Именно за этим занятием ее застал звонок Арнольда. Запыхавшимся голосом, смахивая капельку пота со лба, восседая верхом на юном дизайнере, она никак не могла справиться с сенсорным экраном мобильника, чтобы наконец ответить.
- Милая, что с твоим голосом?
- Ох, ничего, просто играем с близнецами в догонялки.
- Отлично, ты все еще там. Я подъеду через два часа, нужно завести Ричарду кой-какие документы. Можешь сказать Рону, что его услуги не понадобятся, я сам тебя заберу. Окей?
- Окей.
     
     - Оргазм отменяется, мне нужно срочно бежать.
Она не дожидалась ответа. Быстро соскочила с Шона, юрко закрывая за собой дверь в ванну. Семиминутный душ, подбор чистого и не мятого белья, тушь на ресницы, пара капель парфюма на запястья. И вот через полчаса она стремительно спускается в метро, чтобы максимально быстро добраться до особняка четы Стивенсон.

Наоми встретила ее без энтузиазма. Ее и без того тонкие губы, казалось, стерлись с лица  так сильно она сжала их, не пытаясь скрыть раздражения. - Какая встреча. - недовольство сквозило в каждом слове, но Хель решила не заострять на этом внимания. Что есть - то есть, она миллионы раз врала мужу, что посещает это небезызвестное семейство в Сакраменто, чтобы уделить время своим крестникам, но вместо этого предпочитала более интересные занятия. Кажется, последний раз она была тут на Пасху. Или на день Благодарения. Ольга до сих пор путалась в традиционных праздниках Америки. - Ох, кот, прости меня и не злись. Куча дел, сама понимаешь. Но ближайшие полтора... - смотрит на часы и тут же поправляет. - Ближайший час я вся твоя, так что можешь смело вешать на меня своих отпрысков и как следует отдохнуть.
     У близнецов был скверный характер. Врач поставил им гиперактивность, и эти двое с лихом оправдывали этот диагноз. Уокер с трудом представляла, как Наоми наравне с ее пожилым мужем удавалось держать ребят в узде, но одновременно помнила, что их состояние позволяло нанять самых квалифицированных специалистов. - Это лишнее, у них сейчас урок изобразительного искусства с каким-то модным преподавателем из Европы. - губы Наоми наконец разжались, и она снисходительно обняла приятельницу, приглашая ее наконец войти. - А у нас гость, будешь маргариту?
     Хель лишь кивнула, снимая с плеч пальто и передавая ее прислуге. - Что за гость? - и двинулась за хозяйкой дома, надеясь, что к коктейлю ей предложат еще и поесть.
- О, Хельга. Давно не видели тебя тут. - Роберт тут же отвлекся от разговора с молодым незнакомым мужчиной, поднимаясь и целуя Уокер руку. Отвратительная привычка, но Оля сделала вид, что польщена таким вниманием. - Обещайте не говорить об этом Арни, он искренне верит, что хотя бы я отлично справляюсь с ролью крестного родителя. - заговорчески подмигивает и с облегчением выдыхает, когда оба Стивенсона согласно кивают и заливаются легким смехом. Хорошо быть замужем за богатейшим мужчиной в Сакраменто, уважение к нему иногда достается и тебе. - Познакомься, это Макс Миллер, у нас тут скучные деловые разговоры, поэтому... Наоми, киска, развлеки пока Хельгу, мы постараемся закончить побыстрее и присоединиться к вам через пару минут.
     Этот новый знакомый был весьма привлекательным. Яркие голубые глаза рассматривали ее точно с таким же интересом, от чего брюнетка немного смутилась, и быстро натянула маску равнодушия, усаживаясь с Наоми за огромный стол. - Как мальчики? Они хоть не забыли, как я выгляжу?

look

+4

3

A criminal mind


Привычка влезать в чью-нибудь душу ненавязчиво, с улыбкой. Узнавать про детей, курей, двоюродную бабушку, запоминать детали, потому что без деталей можно очень крупно проколоться. Все это привычки полезные, их надо сохранять и здесь, в США. И потом, почему США? С другого континента кажется, что здесь так легко потеряться среди кучи очень разного народа, иногда опасного народа. Здесь определенно можно сделать большие деньги в короткие сроки, надо только иметь правильных "друзей". Конечно, не законченный криминалитет - они слишком непредсказуемы - а людей, которые так или иначе построили большой солидный бизнес, почти полностью легальный. Макс вообще достаточно щепетилен, не любит пачкаться. Даже в дела с довольно невинной марихуаной он вписался исключительно из-за риска не сносить ни головы, ни яиц.
Шутить с законом лучше безобидно, по-приятельски, проворачивая проходные схемы, воруя как можно меньше у государства и как можно больше  у добрых самаритян. А лучше - вообще ни у кого, просто делать деньги из воздуха, как это лихо выходило у него в родной Италии, пока не наткнулся на маленького забавного наркобарона. И вот теперь Миллер здесь, на одном из диванов роскошного (не его) дома в пригороде Сакраменто на полуделовой-полудомашней встрече, глядя в элегантный бокал для виски с охлаждающими камнями на дне. Макс не очень жалует алкоголь, но часто люди принимают за своего и расслабляются только если видят, что у них общие привычки в том, что касается выпивки.
И снова привычки. Мы так к ним привязаны.
Привычка взрослых мужчин целовать даме руку. Непонятно откуда появившаяся, ведь росли они явно не в конце девятнадцатого века, а лохматые восьмидесятые двадцатого вообще были далеки от этикета. Чаще всего, это попытки казаться "галантным", повысить класс, компенсируя дырявое воспитание. Но если в детстве у вас не было велосипеда, вы выросли и заработали на Бентли, в детстве у вас все равно не было велосипеда.
Возникшая из ниоткуда брюнетка, судя по морщинке на хорошеньком носике, проскользнувшей прежде чем расплыться в польщенной мине, подтвердила теорию Макса - она явно не воспринимала эти реверансы а-ля престарелый пижон. Но хозяева не заметили ничего странного. Ситуация заставила Макса улыбнуться, чтобы скрыть довольную усмешку. Секундой позднее, когда его новый знакомый и потенциальный влиятельный друг мистер Стивенсон представил его, Миллер ограничился дружелюбным кивком, поняв что барышня перед ним, несомненно, с характером. Пожалуй, даже не стоит добавлять "Очень приятно", в конце концов пока никто не знает, приятна ли эта встреча. У итальянцев есть прекрасная традиция говорить "Приятно познакомиться" не при встрече, а при прощании; вот этой замечательной привычке и будем придерживаться.
Единственное, в чем Макс никогда не мог себе отказать - это в скверной повадке смотреть прямо в глаза, не имея ввиду ничего. Абсолютно ничего. Люди сами трактовали это взгляд, как им хотелось; кто-от сразу же отводил глаза, кто-то, напротив, продолжал смотреть с вызовом, в ожидании, когда их отведет сам Дель Дзотто. Самые простые и приятные люди просто улыбались в ответ. Таких Макс обходил стороной, они либо очень уверены в себе, либо чисты, словно слеза младенца. В обоих случаях для него они представляли опасность.
Хельга. Холодное, северное имя, редко встречающееся в его родных (настоящих родных) краях, чуть поцарапало ухо. Серьезную "очаровашку" должны были назвать как-то более ласково. Может, тогда она не делала бы вид, что новый знакомый интересен ей примерно на том же уровне, что и поднос, на котором ей поднесут Маргариту через три, два, один...

Дамы оставили Миллера и Стивенсона, удаляясь куда-то в сторону просторной веранды, видневшейся из дверного проема, но куда Миллер еще не был приглашен. Как выяснилось, дела в Америке делались, как и в Италии. Не в офисе, не в рабочее время. Для уточнения деталей, как правило, существует целый штат ассистентов ассистента твоего ассистента. Но крупные сделки все также, по старинке, заключались в барах, в ресторанах, в гольф-клубах. Конечно, лучшей версией переговоров для Макса всегда был тихий семейный аперитив. В такой комфортной ситуации он подбирал все ключики к новому знакомому, вот как сейчас.
- Думаю, мы действительно почти обо всем уже договорились, - Миллер-Дель Дзотто притворно сделал попытку "засобираться", прекрасно понимая, что последует приглашение на ужин, - не буду больше злоупотреблять вашим временем, теперь за работу должен браться архитектор.
Миллер аккуратно опустил стакан виски на стеклянный журнальный столик, стараясь избежать слишком звонкого удара, который бы развеял приятную тишину гостиной.
- Макс...могу я вас так называть? - Миллер с улыбкой кивнул, - Не убегайте, поужинайте с нами, раз вы теперь нашей компании совсем не чужой человек, - Стивенсон чуть слышно хохотнул, понимая, что он только что заключил сделку года, - Супруга президента компании уже здесь, думаю, скоро появится и сам мистер Уокер.
Макс удивленно вздернул брови, его реакция не была поддельной.
- Я надеялся познакомиться с четой Уокер в процессе работы над проектом, но не думал, что получится так скоро, - без лишних поклонов Миллер последовал за хозяином дома на веранду, чтобы продолжить вечер и дождаться капитана того корабля, который в будущем ему придется потопить...

Отредактировано Max Miller (2022-10-04 16:12:58)

+2

4


Признаемся честно. Присутствующие здесь люди никогда не были по настоящему близкими для Хельги. Она играла по их правилам, исполняя роль доброжелательной и лучезарной соседки, лицемерно улыбалась на идиотские и пустые шутки, покорно соглашаясь на любые предложения. Так был устроен их мир - мир богатеньких толстосумов и их прекрасных, чуть туповатых жен. Уокер не сразу пришлось впору новое амплуа, и Арнольду пришлось провести довольно таки много поучительных бесед и лекций о том, как правильно вести себя в высшем обществе.
Ты должна выглядеть безупречно.
Всегда улыбайся, даже если настроение и повод не обязывает.
Ври, обманывай, украшай свою жизнь прекрасными и незначительными деталями, чтобы окружающие верили, нет, видели, что у тебя все в порядке.
Не забывай о правилах приличия.
Не будь собой.
Сотри свою старую личность и создай новую - пустую и беспечную, как и твои новые знакомые.
Она сидела на стуле, болтала ногой и попивала мартини. Наоми суетилась рядом, без остановки рассказывая об успехах своих детей, своего мужа, своей прислуги. Она ни слова не говорила о себе, и Хель не смела спрашивать. Она понимала - у жен великих мужчин не может быть личного. А Наоми была идеальной женой. Уокер стоило бы брать с нее пример.
- Мы планировали поужинать на природе. - как она мило называет задний двор своего особняка. - Пол приготовит стейки на открытом огне, останетесь с мужем составить кампанию?
Конечно, она останется. Хельга была сущей хищницей, и никогда не упустит повода распробовать очередные шедевры семейного повара четы Стивенсонов. Делать ей было все равно нечего, а умирать со скуки в своем огромном доме наедине с дюжиной прислуг и престарелым мужем - такое себе удовольствие.
Телефон вибрирует, сообщая о входящем сообщении.
"Это было потрясающе, рассчитываю в скором закончить начатое"
И dickpic в добавок следом.
Ольга не долго рассматривает фотографию, почти сразу добавляя номер в чс и удаляя сообщения. Только одноразовые связи, продолжения ее никогда не интересовали. Возможно, когда то в юности, она еще верила в особенность тех или других мужчин. Но голые - они все одинаковые, и вряд ли найдется человек, что заставит ее думать иначе.
Прислуга кружила на терассе, активно накрывая на стол. Перед носом двух женщин появлялись все новые столовые приборы, и Хель непроизвольно чувствовала себя героиней диснеевского мультика, которая случайно оказалась в сказке. Вот мясная нарезка, сырная тарелка, вот свежий бокал мартини, которого тут же касаются ее губы.
Хорошо. Крепость просачивается в желудок, заставляя щеки сиять алым цветом, а настроение подниматься от черты - скверное, на уровень - не так уж и дурно.
Сейчас бы покурить и расслабиться окончательно под бесконечный поток слов Наоми. Монологи - это всегда так искренне. Уокер уже успела позабыть о случайном знакомстве в гостиной у себя за спиной, но мужчины довольно быстро нарушили их дамское уединение.
- Ну что девочки, все воркуете? - Уокер смерила Роберта раздраженным взглядом, снова утопая в мартини, Наоми же прильнула к пузатому мужу, нежно целуя его в подбородок. Они выглядели слишком хорошей парой. Русская бы не удивилась, если в своем шкафу они прячут огромное множество скелетов. - Умираем от голода, где этот ваш волшебник Пол, что сотворит для нас пищу богов.
Она не забыла о правиле - лить максимальное количество лести, и была готова утопить в ней обоих хозяев дома. Не учла лишь присутствие рядом совершенно нового члена их узкого кружка золотой элиты. Макс Миллер выбрал место рядом с ней, что наверняка, подготовили для Арнольда, но никто не посмел с ним спорить - новых знакомых редко тыкали носом в ошибки их поведения.
- Маргариту будешь? - она подталкивает в его сторону свежий бокал с напитком, разворачиваясь к мужчине всем корпусом, теперь уже внимательно всматриваясь в его лицо. Ну а что? Хоть кто-то новый и незнакомый, и судя по всему, он не часто крутится в таком обществе. Одежда на нем простая, но лаконичная. Точно не от известных брендов. Обувь начищенная, аромат свежести и недорогого парфюма с примесью табака. Курит? Надо будет стрельнуть у него сигаретку перед отъездом. - Так и над чем вы планируете работать? - не то, чтобы ей было искренне интересно, но болтать тут особо ей все равно не с кем и не о чем, так что она была готова поделиться своим вниманием с кем-нибудь новым.
Пол наконец зажигает барбекю. Огонь рядом, он трещит и бросает спираль искр в воздух. Смеркалось. Терраса залилась искусственным светом, обнимая лица присутствующих. Большой стол, четыре занятых места из пяти накрытых. Арнольд как всегда не спешил, и не дожидаясь его приезда, кампания принялась за ужин. Роб постоянно говорил свои идиотские тосты, заставляя нас измученно и наигранно смеяться и снова и снова опустошать бокалы. Уокер не хило накидалась, и услышав, как Миллер поднялся из-за стола в поисках места для перекура - спешно собралась следом.
- Угостишь? - кивает в сторону пачки сигарет в его руках, затем наклоняется, прикуривая от зажигалки в его ладонях. - Ты сегодня вряд ли дождешься Арни. - первая затяжка, выдыхает тонкую струйку дыма в звездное небо. Смотрит на экран мобильного телефона - 21:47 - Скорей всего он пришлет за мной водителя через час и переназначит с вами встречу на утреннее или дневное время. Как ты на счет ранних подъемов ради великого дела? Это действительно стоящая сделка?

+2

5

Идеальная картинка неминуемо и беспощадно разворачивается прямо на глазах Макса. Его сейчас стошнит. Не от приятного вечера на заднем дворе роскошного вылизанного особняка и не от запаха отлично замаринованного мяся (о, счастье! Его итальянские сородичи, да и сам Макс, ленятся мариновать мясо. На любого, кто готов выжидать, пока аппетитные кусочки размягчатся и потекут, обещая потрясающий аромат и нежность на тарелке, Миллер-Дель Дзотто готов молиться!).
Что здесь тошнотворно, так это улыбки.
Вот есть муж. Он обеспечил жене и детям прекрасную жизнь, повара там, горничную, его задание закончилось. Детьми он не занимается, как будто они полностью принадлежат супруге Наоми - Макс всегда запоминает имена с первого раза. Судя по пузику, Стивенсон совершенно доволен собой и с кайфом ест с рук своего начальника, не догадываясь, что его жена глубоко не счастлива.
Вот есть жена. Она думала, что самореализация - это то, без чего она прекрасно может обойтись в жизни, если получится протолкнуть своего мужчину наверх. Скорее всего, была попытка реализоваться в детях, мы все знаем, как это заканчивается [прим.автора: никак и ничем]. Потом она смирилась и теперь по дому ходит красивая (ну или так, на любителя скорее) упаковка человека. Как Макс это понял? Он это не понимает, он чувствует кожей и старательно обходит слабые места хозяев дома...пока что. Однажды можно будет сыграть на преданности жены и подуснувших амбициях мужа.
Еще есть какая-то девушка. Она появилась из ниоткуда, без предупреждения, иначе о ее приходе упомянули бы в разговоре, либо вообще не назначали бы встречу с Миллером на этот день и час, выбрав более подходящий момент. Супруга биг босса. Сколько же ему лет? Макс не смог достать большого количества информации в открытых источниках, да и с проектом он пока полностью не определился. Здесь нужно время и спокойные многочасовые размышления где-нибудь в спортзале или в одиночестве за столиком в хорошем ресторане.
Одно Максу известно точно: биг босс по фотографиям не выглядит ровесником своей упакованной супруги, залетевшей этим вечером в золотую клетку Наоми. В лучшем случае, он мог быть ее дядей, если смотреть на них издалека и в темноте.
Никаких намеков на стереотипы, Дель Дзотто знает кучу хорошо сложившихся пар с большой разницей в возрасте и даже с большой разницей в положении, но все равно крепких. Просто конкретно данная брюнетка казалась как-то не про то. В таких парах девушка часто была мягкой, с чем-то материнским в глазах, как будто она уже была готова ухаживать за взрослым мужем, когда он вдруг начнет путать имена детей от предыдущих браков.
А вот жена биг босса на первый взгляд казалась очень terra-terra, как говорят в родных для Макса местах. То есть, земля-земля, очень конкретная, без иллюзий.
Сделав пару очаровательных и абсолютно лживых комплиментов хозяевам, девушка тут же принимается развлекать себя новым знакомым. Макс не прогадал, беззастенчиво садясь с ней рядом. Вечер будет веселым, ну, или хотя бы полным наблюдений.
Коктейль (дамский) - как предлог полюбопытствовать на тему, которая наверняка неинтересна. Интересен собеседник. Взаимно, сказал бы Макс.
На вопрос о планах итальянец непритворно и приятно смеется: он и сам пока не знает деталей того, что предлагает ее мужу. В общих чертах, сотрудничество на условиях, от которых невозможно отказаться - первый шаг любой аферы. А, может, это и не будет аферой, а самой настоящей тяжелой и долгой работой по отмыванию прихваченных в Италии денег. Время покажет.
- На данный момент условия только обсуждаются, - Макс продолжает улыбаться и, понижая голос, добавляет, - одной Маргариты маловато, чтобы уговорить меня нарушить коммерческую тайну.
От продолжения беседы их отвлекает хозяин дома не слишком уместной и не слишком забавной шуткой. Абсолютно нормальное состояние для холеных домашних полуцарей его возраста. Макс рассеянно улыбается, смотря в пространство между Стивенсонами. Притворный смех очень легко распознать, а вот такая нейтральная реакция создает впечатление, что человек просто не был готов оценить отличный анекдот, задумавшись на секунду о своем. Работает безотказно.
Закуски, алкоголь, основное блюдо, много алкоголя, дурацкие ничего не значащие истории и тосты один за другим - еще алкоголь. Наверное, есть моменты, когда и это нужно. Есть люди, которым так комфортно, и в этом нет ничего плохого.
Он старался пить поменьше, насколько это вообще возможно в данной ситуации, пытался возвращаться в режим "здесь и сейчас", однако медленно, но верно Макс опускается в легкий дурман алкоголя и гуляющей над столом легкой дымки от затухающих неподалеку углей.
Они что-то обрывочно обсуждают с Хельгой, даже в какой-то момент тихонько хихикают. Макс опускает глаза и натыкается на очень вдохновляющий, ускользающий под чуть задравшейся юбкой вид коленок, развернутых к нему в три четверти. SOS.
Лже-австралиец прочищает горло, затем ищет что-то в темноте под столом - надо как-то объяснить задержавшийся внизу взгляд - почти сразу "находит" якобы выпавшую из кармана зажигалку.
- Наоми, у вас тут можно курить?.. - возможность проветриться от выпитого и вернуться к контролю над происходящим. Хозяйка добродушно указывает на кресла в тени, в стороне от обеденного стола, уверяя, что рядом на столике он даже найдет пепельницу.
Миллер-Дель Дзотто благодарно кивает и спокойныи шагом пересекает ухоженную лужайку, потом с кайфом опускается в одно из кресел.
Вечер прекрасен. Сумерки уже пару часов как окутали Калифорнию и дали ей наконец задышать после убийственной дневной духоты. Любимое время суток для северного итальянца в Штатах. Он не привык к таким высоким дневным температурам, если только это не разгар июля.
Уголок, в котором расположился Макс для перекура, едва освещен и его взгляд на секунду завораживает красное дыхание огонька на конце сигареты. Психологи говорят, если человек покуривает лишь время от времени, но всегда в определенных повторяющихся ситуациях, это все равно зависимость. Плевать на психологов, ему просто нравится курить в одиночестве.
- Угостишь? - хорошенькие коленки едва видны в этой темноте, так что, почему бы и нет... Макс протягивает распахнутую пачку и дает девушке выбрать самой. Затем другим привычным мужским жестом помогает прикурить. Странно, у девушек часто могут иметься сигареты, но он почти не помнил, чтобы при них были еще и зажигалки. Как будто это какая-то стратегия. Мааакс, соберись!
К счастью, Хельга заговаривает о муже и дает парню сконцентрироваться на деле. В ответ на вопросы о ранних подъемах Макс лишь усмехается и энергично кивает, задерживая во рту дым и параллельно стряхивая пепел с сигареты.
- Давно вы женаты? - короткая реплика в паузе между выдохом и новой затяжкой. Пора собирать информацию.

+2

6

Этот вопрос она слышит при каждом знакомстве.
Всем, от чего-то, было искренне интересны подробности ее брака. Уокер чуть раздраженно поднимает левую бровь, отводя свой взгляд в сторону. Сколько же они были женаты? Загибает тонкие пальцы свободной руки, уголек сигареты игриво танцует в воздухе.
Пальцы кончились, но года остались.
- Шесть, или семь.. - запинается языком о цифры, затем поправляя - Мы никогда не празднуем годовщины, стоит ли измерять семейное счастье годами? - Она врет. Нагло и уверено, смелая улыбка не покидает ее лица - она верит в эти слова, заставляя поверить в них и своего собеседника.
Счет ни к чему, он лишь поселит в твоей голове пустые сомнения. Стоит ли тратить свое время на жизнь рядом с тем, кто тебе неприятен? Наверное, так думает каждый нормальный человек в этом мире, но к сожалению, логика девушки сильно отличалась от этой простой истины. Она никогда не мечтала найти свою половину. Не мечтала встретить принца на белом коне, мужчину всей своей жизни, чтобы однажды утопить его личность в своих претензиях. Язык ее любви - это деньги; стабильность; независимость. Возможность оставаться собой, целой, не разделяя свою голову надвое, в попытках сохранить душевные и чувственные отношения между партнерами.
Пожалуй, Хельга была не создана для брака. Не создана для семьи в традиционном ее понятии. Она верила в страсть, в искру, и прекрасно знала, что даже самые горячие чувства имеют свойство заканчиваться. Сгорают дотла как спичка, оставляя после себя лишь жалкую горстку пепла.
А вот с Арнольдом было легко и просто. То ли в меру похожего характера, то ли в меру своего возраста - он не ждал от нее щенячьей преданности, с которой та же Наоми смотрит на своего мужа. Ему нужен был горячий секс по четвергам и субботам, и красивая спутница жизни, которая не будет влезать бесконечно в его собственные дела и бизнес. Ему нужна была та, кто не будет претендовать на большее. И пожалуй, из брак мог бы считаться самым крепким и надёжным в их общем кругу, если бы не внезапное желание Уокера завести детей. Хель к такому была не готова.
- А ты что? Женат? Есть подружка? - задорные искорки переливались в ее темных глазах. Облокотившись на перила веранды, она тщательно наблюдала за новым знакомым. Он был красив, в самом скучном и банальном смысле этого слова. Никакого изъяна на его лице, кроме уродских усов, что делали его немного смахивающим на педофила. На левой руке - не было ни кольца, ни следа от него. Ему никто не звонил, не писал сообщения - либо мужчина был одинок, либо очень серьезно относился к своим деловым встречам. В любом случае - оба эти качества женщине нравились. - Может, дружок? - а что? Красивые мужчины часто грешат гомосексуальностью, разбивая этим тысячи девчачьих сердец.
- Вот ты где.
Женский голос врывается в их диалог. Щеки Наоми горели ярким пунцовым. По взгляду понятно - она чем то рассерженна и возмущена. Тяжелые шумные вдохи заставляют дрожать ее увеличенную до четвертого размера грудь. Она выхватывает сигарету из рук брюнетки, делая глубокую затяжку. Женский лающий кашель наполнил вечерний воздух.
- Ты же не куришь.
- Ой, Хельга, хватит, я знаю, но... - она бьет по своему декольте, заставляя весь дым покинуть ее легкие. Роняет сигарету на бревенчатый пол, яростно пытаясь затоптать уголек своими новенькими джимми чу. - Роб напился и опять стал припоминать мне про.. - ее взгляд упирается в мужские ботинки и она резко закрывает свой рот. Секунда, и хваленая выдержка хозяйки вечера возвращается на место. Она выпрямляет спину, поправляя выбившуюся светлую прядь из прически, одаривает Макса самой очаровательной улыбкой из своего запаса, и после произносит совершенно другим тоном: ласкающим, нежным, учтивым. - Арнольд приехал, вы кажется хотели с ним увидеться.
Миллер не стал задерживаться, затушил сигарету, планируя оставить девочек наедине. Уокер задерживает его лишь на секунду. - Оставь пачку с зажигалкой нам. - протягивает раскрытую ладонь. - Я верну тебе позже.

Арнольд ненавидел вечерние вылазки из дома, но уважение к старому другу и сопартнеру по бизнесу обязывало посетить его дом. Роберт встретил его душевно раскрывая руки перед дружеским, крепким объятием. Его глаза были затуманены огромным количеством выпитого и заметным раздражением, но присутствие Уокера требовало держать свое настроение под контролем.
- Мы уже думали, что ты не придешь. - Арни кротко похлопывает приятеля по плечу, - Я заметил, мой друг. Все еще не можешь научиться во время останавливаться? - Он сухо улыбается, не видя в ситуации ничего забавного. Он приехал только ради одного - взглянуть и оценить их нового знакомого, перед тем, как заключить с ним важную сделку.
Мужчины прошли в столовую - стол, оформленный по этикету сиял отсутствием гостей. Мужчина бегло осмотрел стулья, цепляясь взглядом за сумочку своей жены. Место рядом с ней было явно занято кем то другим. Он поднимает руку в воздух, привлекая внимания незаметной прислуги:
- Убери это пожалуйста. - указывает на грязную тарелку с недоеденным стейком. - Я сяду здесь, на своем месте. - И не дожидаясь, когда горничная закончит с уборкой, устроился на стуле, вновь обращая внимание на Роба. - Где Ольга? - он произносит ее русское имя с привычным американским акцентом, когда в помещении оказывается еще один человек.
- Вот, познакомься, Макс Миллер, парень, что обогатит нас еще больше. - Роберт икает, совершенно не стыдясь своего состояния. Он открывает новую бутылку виски, так как первую уговорил полностью самостоятельно, и наполняет бокал Арнольда почти до краев. Тот же, брезгливо отодвигает от себя стакан, не желая портить первую встречу алкоголем.
- Арнольд Уокер. - он протягивает руку для приветствия. Они крепко сжимают пальцы. - Надеюсь, знакомство будет действительно приятным.

Наоми рыдала на груди у Хельги около двадцати минут. Ее сопли и слюни напрочь пропитали ткань ее черного платья, но Уокер старалась подавить свой приступ брезгливости и успокоить подругу по несчастью. Повод для ее слез был действительно весомым, и женщина безостановочно гладила спину другой, пытаясь унять ее громкие рыдания. Она курила уже третью сигарету подряд, когда блондинка наконец успокоилась.
- Спасибо. - вытирает рукой нос, чуть разочарованно глядя на испорченное в конец платье. - Знаешь, когда мы с тобой познакомились, я считала, что ты бесчувственная сука. - Уокер смеется, заражая хохотом и приятельницу. Ну что ж, будем надеяться, что малышка не скоро поймет, насколько оказалась права. - Ну хватит, иди поправь макияж и вернемся к мальчикам, постараюсь подливать твоему мужу побольше, чтобы сегодня у него не было сил снова вернуться к тому разговору.
Когда она вернулась, Роберт озвучивал уже третий тост подряд, лишая мужчин возможности хотя бы прикоснуться к своим бокалам. Арнольд уже занял свое место, от чего Хельга почувствовала тонкий укол разочарования. Ей нравилось ее соседство с Миллером, и благо, его не отсадили далеко - он был теперь с другой стороны, уныло дожевывая остывший кусок мяса.
Женщина рассеяно чмокает мужа в лысеющую макушку, не задумываясь, что это может ударить по его самолюбию.
- Привет, милый. Уже познакомился с этим очаровательным усатым мальчишкой? - Она хитро прищуривается, устраиваясь на стуле, чуть наклоняясь, чтобы передать пачку сигарет мужчине под столом. Ее пальцы на мгновение задерживаются на его коленках - она смотрит ему в глаза, слишком откровенный флирт привлекает внимание мужа. - Познакомился, но пока не успел очароваться им так же сильно, как ты. - Уокер реагирует не сразу, ее ладонь скользит по брючине чуть выше, отрываясь лишь после опасной близости с его пахом. - Ну и зря, присмотрись. Он единственный, кто остался трезвым на этом ужине.

Отредактировано Helga Walker (2022-11-07 13:41:00)

0

7

Вопрос о браке был явно неприятен. Макс не ошибся, у ухоженной молодой девушки с куклявым лицом было мало общего с ее возрастных мужем. И дело не в том, что они не отмечают годовщину. Макс, честно сказать, понятия не имеет, признак ли это любви - считать дни, месяцы, годы. Возможно, для кого-то и да. Он не любит и не любил, он в этом не эксперт. Макс только пытается читать между строк, как всегда.
Шальная мысль заставляет улыбаться, какая-то тень плана, зреющая на подкорке. Даже если бы захотел, Дель Дзотто ничего не смог бы с собой поделать, схемы рождаются сами по себе, потом капают и капают, словно вода, точащая камень. Тем не менее, Макс - долбанный пацифист. Смелая схема должна быть тщательно обдумана, она должна быть достаточно элегантной, чтобы не причинить непоправимых последствий ее участникам и жертвам. Такой у него характер. Где стоит эта тонкая грань между мошенничеством с легким флером романтичной истории Робина Гуда и откровенным воровством? Макс каждый раз решает самостоятельно, как далеко он может зайти. Но сейчас жизнеспособность идеи зависит и от хрупкой, ничего не подозревающей брюнетки. Судя по ее следующему вопросу, он уже на правильном пути, ничего толком для этого не сделав.
Нет, не женат, подружки нет, дружка - тоже. Ей пока не нужно об этом знать.

По тускло освещенной садовыми фонарями дорожке за спиной его новой знакомой движется высокая женская фигура. Отличный момент, чтобы прервать их разговор, Максу даже не нужно придумывать забавную чушь, чтобы отшутиться и остаться в какой-то степени непонятным. Ему всегда казалось, что загадка - это прерогатива не только женская, а вообще любого человека, которому по какой-то причине необходимо вести, доминировать в завуалированной манере. Женщины обожают загадочных мужчин не меньше, чем мужчины вечно ускользающих женщин. Макс загадочен. Настолько, насколько вообще это качество может быть присуще итальянцу. Его соотечественники выкладывают карты на стол прежде, чем ты их об этом попросишь, а потом ждут твоего хода. Лично Макс всегда видел в этом боязнь ответственности: я расскажу тебе все о себе, а если ты потом не захочешь считать меня хорошим человеком, то хотя бы оценишь мою честность.
Полнейший бред. Есть масса ситуаций, в которых говорить правду не просто неприлично, а еще и опасно. Вот, например, Хельга, его новая знакомая. Макс бьется об заклад, что ей есть чем поделиться с мужем, но последствия будут фатальными.
Оказалось, что и хозяйка дома, миссис Идеальная-улыбка-и-грудь, имела свой грешок в чулане. Снимаю шляпу, не ождали от вас, мадам. Скорее всего, какой-нибудь скучный адюльтер, никому не интересный, хотя для нее он стал целым событием, вокруг которого она выстроила саму себя и свои ежедневные мысли, страхи.
После новости о прибытии будущего партнера по бизнесу, Макс вынужден выбраться из своего укрытия и дать девушкам возможность побыть наедине, хотя никакого удовольствия ему это не доставило. Не только потому, что кресло было действительно удобным, а вечер и собеседница определенно приятными, но и потому, что алкоголь продолжал блуждать по организму и при конфронтации с человеком более трезвым, Макс мог легко прохлопать такое важное - часто, определяющее в его работе - первое впечатление.
Перед уходом он оставляет пачку с сигаретами и зажигалку новой знакомой. Она ничего никогда не просит, это Макс уже понял. Уверенным тоном она просто говорит, что и как нужно делать.
Дель Дзотто-Миллер удаляется. Надо привести мысли в порядок, вспомнить до мельчайших подробностей легенду о трудоголике из Австралии, заработавшем на родине определённое количество миллионов и приехавшем вкладывать их в американскую мечту. Да, именно так. Он должен оставить впечатление парня, которого в принципе можно неплохо развести, если постараться. Немного простоватый, без понтов. Макс даже часы надел марки-среднячка, как бы подсказывая окружающим, что люксу он предпочитает надежное качество. В общем, именно так итальянец себе представил молодого честного кенгуролога. Он не должен вписываться в эту тусовку, ему надо, чтобы тусовка расслабилась и опустила щиты. А особенно вожак стаи.
Заходя в гостиную и впервые видя перед собой вживую Арнольда Уокера, Макс недовольно отмечает, как мало времени у него было, чтобы протрезветь. Дурацкий алкоголь заставил мысли медленно и очень лениво расплываться по сознанию. Холодный-прехолодный душ или очень крепкий кофе могут еще спасти положение, но, если Макс почти глубокой ночью потребует именно этот напиток, он просто спалится. Сразу станет ясно, что он приехал, максимум, из Милана, а никак не из Мельбурна...тебе на "Н"...
О том, что пьют американцы скорее ароматизированную воду, а не кофе можно вообще промолчать.
В какой-то момент непослушный мозг стал советовать случайно упасть в бассейн. Кстати, а есть здесь бассейн? Должен быть, это же Калифорния, детка.
Еще пара бредовых мыслей и вот Массимильяно протягивает руку Арнольду Уокеру. Его теория о максимально неуспешном браке начинает трещать по швам - несмотря на возраст, этот человек явно привлекает и уверенностью, и хмурым спокойствием, он даже в каком-то смысле красив. Не как Макс: холеный, с правильными чертами лица и обворожительной, слегка двусмысленной, улыбкой, а именно по-мужски интересен. Арнольд не очаровывается Максом, скорее всего, он ему даже не импонирует. Бизнесмен заставляет парня опустить уголки губ и мгновенно стать серьезнее. Его сухое рукопожатие действует совсем как кофе.
Теперь итальянец ясно понимает, что залезть в голову к этому человеку будет трудно. Он почти готов отказаться от своих притязаний. Парень вообще не из самых смелых и до чертиков боится проиграть.
Помощь приходит откуда не ждали - слово берет Стивенсон и никуда его не отпускает хорошую четверть часа. Если верить партнеру Уокера, им несказанно повезло, что на их жизненном пути появился такой потрясающий шанс познакомиться с Миллером. Арнольд явно не придавал большого значения рассуждениям друга, но и алкогольный фонтан не закручивал. Все, что оставалось Максу - это наслаждаться передышкой и готовиться к первому раунду вопросов. Он все никак не наступал. Кажется, Уокер действительно приехал только затем, чтобы поужинать и забрать супругу. А вот и она.

Женщины появились из темноты и наконец прервали красноречие Стивенсона, бедолага не понимал, стоит ли сейчас продолжать диферамбы их новому сотрудничеству или бросить-таки последний на сегодняшний вечер обиженный взгляд на супругу. В состоянии, до которого хозяин дома довел себя было сложно думать и гримасничать одновременно, потому он просто затих и присел. Хельга тут же пользуется заминкой.
"Усатый мальчишка". Макс даже не расслышал, если честно, полностью сосредоточенный на реакциях Арнольда. Чтобы не выдать причину своей нервозости, мужчина выбирает лучшую стратегию и притворяется увлеченным исключительно содержимым своей тарелки. Великолепно приготовленное мясо напрасно попадает к нему в рот - он не сможет в этот момент оценить мягкость и сочность кусочка.
Совсем неподготовленным парень оказывается в момент передачи под столом проклятой пачки сигарет. Макс наскоро и, к счастью, без лишнего грохота, опускает вилку на стол и перехватывает на мгновение нежную, но настойчивую женскую руку на своем колене, только чтобы забрать то, что ему было обещано и то, что можно было  спокойно положить рядом с ним безо всякого стеснения или вообще ему не возвращать; рука Хельги не останавливается на достигнутом, скользит выше, выдавая свои истинные намерения.
Макса тянет заржать. Не то от неожиданности и даже капли смущения, не то оттого, что на секунду мог подумать, будто супруги друг друга не стоят. Опреденно, эта парочка не самая счастливая в мире, но их игра заслуживает самых громких аплодисментов. Миллера легко и ненавязчиво поимели.
Мужчина прикусывает нижнюю губу и зажмуривает глаза в гримасе беззвучного смеха, надеясь, что Уокер сейчас глядит в какую-нибудь другую сторону, но ровно в эту секунду Хельга предлагает "присмотреться" к Миллеру. Эта женщина явно задумала развлечься и довести ситуацию до полнейшего абсурда. Интересно, как его будут убивать - быстро и безболезненно или медленно и извращенно? Пора разворачивать этот тонущий корабль.
Макс признается:
- Боюсь, медаль за трезвость сегодня принадлежит не мне, я с удовольствием пропустил несколько бокалов отличного алкоголя, - после этих слов Миллер одаривает хозяина дома открытой улыбкой, как бы благодаря того за гостеприимство, и готовится произнести тост, конечно же, за знакомство и плодотворное сотрудничество. Не глядя, Макс тянется к бокалу и случайно опрокидывает его. Хрусталь с коктейлем переворачивается, выливая свое содержимое на прекрасную и ничего не подозревающую соседку по столу.
- О нет, какой я неуклюжий! Надеюсь, одежду можно будет спасти...я...я все оплачу! Как неудачно вышло! - Макс вскочил с места и затараторил притворные извинения. Наоми мгновенно оказалась рядом с подругой, чтобы оценить потери и предложить свою помощь. Бомба обезврежена, как только Наоми поведет Хельгу переодеваться, в распоряжении у Макса будет минимум десять спокойных минут за столом, чтобы как-то подправить ситуацию, пока новая и непредсказуемая знакомая приводит себя в порядок. К сожалению, план не был идеальным - часть алкоголя вылилась на брюки Миллера и внимательная, хоть и расстроенная Наоми подсказывает, что ему бы тоже пойти с ними и сразу передать брюки горничной, пока жидкость не оставила пятен. Сопротивление в этом случае было совершенно бесполезным, Макс, под хмурым взглядом начинающего терять терпение Уокера, удаляется. Первое впечатление полностью провалено.

Отредактировано Max Miller (2022-11-20 09:36:23)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » when we met


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно