Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Выжившие или до встречи в полицейском участке


Выжившие или до встречи в полицейском участке

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

тру стори

Кармина, Элайза, Мия, Брендон
https://i.imgur.com/E3HXdG8.gif https://i.imgur.com/qkfQfJb.gif

после внезапной кончины эммы, в лагерь приехали полицейские для выяснения обстоятельств по делу. и кто бы мог сомневаться, что кармину, элайзу, мию и брендона вскоре пригласят проехать вместе с копаами в полицейский участок...

[icon]https://i.ibb.co/vVrsnYG/allforus-2.png[/icon][sign]ав от бланш[/sign][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][nick]Eliza Parker[/nick][lz1]ЭЛАЙЗА ПАРКЕР, 18 y.o. profession: студентка
[/lz1]

Отредактировано Elif Turan (2022-09-28 21:20:00)

+6

2

Эмма навсегда останется в моем сердце как самый лучший, самый яркий и жизнерадостный человечек. Навеки! Я буду помнить ее всю жизнь, и обязательно докопаюсь до истины. Чего бы мне этого не стоило. В данный момент я чувствовала себя плохо. Мое сердце было разбито в клочья, ведь я потеряла самого дорогого для меня человека.
Еще долго я буду переживать насчет ее гибели, корить себя за то, что не уберегла. Да, я такая. Слишком ранимая, слишком доверчивая, могу накрутить себя по поводу и без, могу из проблемы слона сделать. Так случалось очень много раз, но именно в день гибели Эммы я решила, что, зря себя накручиваю, я не доверилась своей интуиции, не спохватилась заранее, и вообще ничего не предпринимала до последнего момента. Я очень корила себя за это. Все напоминало мне об Эмме. Я не могла выкинуть мысли из головы, как бы только не старалась. Я думала о ней, жалела мою бедную девочку, ведь она так пострадала. А она, к слову, всегда по жизни держалась молодцом, всегда меня поддерживала и в мир несла добро и тепло. Не было врагов у нее, вернее, я так искренне считала, зато сейчас уже не была не уверена ни в чем. В свете произошедших событий, нас вчетвером забрали в полицейский участок для выяснения обстоятельств по делу. Начальник охраны, помнится, говорил что-то из серии, что он вызовет на подмогу фбр, ведь вроде его отец оттуда, но приехала в итоге обычная полицейская машина, внутри пара полицейских. Их лица не были довольными, ну еще бы, ведь их просто дернули с места, а они до вызова могли заниматься чем угодно: играть в телефон, рубиться в компьютерную игру, кушать, зависать в туалете, или работать. На удивление, но, да, в полиции всегда много работы. Там работы всегда выше крыши. Там нет такого понятия, как отпуск или выходной. Вернее, есть, но это написано красивыми словами в законе, а по факту, начальники отделений могут годами в отпуск не уходить, из-за многозадачности. И ведь если так посудить, то в полицию никто и никогда не приходит с миром. Только с проблемой, порой даже с обвинениями и претензиями. Не нашли, не досмотрели, не приняли меры, не нашли преступника, а зачастую даже не возбудили уголовное дело. И такое бывает, и вот в случае с Эммой еще далеко не было понятно, возбудят ли дело, потому что по этим полицейским было невооруженным взглядом заметно, что они не торопятся раскрывать преступление, а им проще все списать на несчастный случай. Их манера общения также оставляла желать лучшего. Лично я полицейским, прибывшим на вызов, неоднократно говорила о том, что Эмма просто не могла сама утонуть, что вероятно, имело место быть происшествие, что надо в этой ситуации тщательно разбираться, а не топтать улики, но кто есть я, а кто они? Эти ребята же смотрели на нас, на почти подростков, и смеялись над нами. И только начальник охраны в данный момент мог слово против сказать, да и вообще, по существу. На удивление, он оказался не трусом, и в нужный момент не закрылся в своей каморке, не спрятался ото всех нас и проблем в том числе, а реально вместе с нами рассуждал.
К слову говоря, не сразу, но позднее, когда я остыла, то осознала, что мне совершенно не следовало на него нападать. Также я понимала, что агрессия никогда не спасет мир, пусть это была, есть и будет защитной реакцией для многих людей. В тот момент, когда я увидела мертвое лицо Эммы, у меня внутри все перевернулось. Мой мир рухнул. И ведь я слушала девчонок, особенно Кармину и Мию, я пыталась вместе с ними рассуждать здраво о происшествии, далеко, в глубине души я понимала, что мой мир больше не будет таким, как прежде. Жизнь разделилась на «до» и «после». А ведь я неоднократно слышала от других людей, которые мне говорили что-то на подобии «у меня нет сердца, я мертвый внутри». Тогда я, помню, махнула рукой. Да бросьте, разве такое возможно? Я помню ту беседу слишком хорошо. С тем человеком у нас всегда были прекрасные отношения, больше приятельские, также мы с ним общались в основном исключительно на «вы», и нас обоих это вполне устраивало. Так вот, тот человек, не раз повторял, что у него нет души, и я никогда подобное высказывание не воспринимала всерьез. Я всегда к подобному относилась с юмором, всегда, но не сейчас. Внутри словно все умерло. Пустота внутри, а в голове хаос. Слезы, в общем-то, тоже вскоре высохли, и сошли на «нет». Тяжелое бремя выдалось. Еще время у меня так и вертелись эти слова на уме «я так хочу, чтобы лето не кончалось», а теперь я возненавидела лето всем сердцем.
А ведь вскоре Эмму придется хоронить, потом справлять ее поминки. Боже, она ведь была так молода, так безупречна на лицо и фигуру. Черт возьми, она ведь так и не встретила свою любовь, не вышла замуж, не родила детей, не сделала свою карьеру, в конце концов. Помню, как прошлым летом мы сидели в парке в беседке, и она гордо рассказывала мне о своих планах на будущее. Она всегда спешила жить! Не сидела на месте, после работы у нее всегда было куча занятий, она везде и всюду успевала, и казалось, что она не устает. Не уставала жить. Каждый раз колет в сердце, когда одергиваю себя, говоря, что она не уставала, что она делала в прошедшем времени, ведь с подобным просто невозможно смириться и принять на веру. Если бы мне вчера кто-то сказал, что сегодня такой ужас случится на озере, я бы в жизни не поверила, засмеяла бы, ей богу, не потому что я такая противная и вредная, а потому что это реально бред. Я была просто уверена, что меня и Эмму ничего плохого не ждет здесь, в лагере. Наоборот, мы же сюда приехали с миром, чтобы детям помочь, наконец, чтобы практику пройти. А ведь, кто знает, если бы я в свое время не завалила бы биологию и химию в том числе, возможно, тогда бы я поступила в другой университет, и наши бы пути разошлись. О да, я так чертовски мечтала стать ветеринаром, но, этой мечте сбыться было не суждено, ведь учитель в нашей школе преподавал у нас одновременно и биологию, и химию. А лучше бы такого учителя у нас не было. Я ей с самого начала не пришлась по душе, не стала ее любимчиком, всегда сидела на последней парте, конспекты и лекции писала, задания домашние также выполняла, на уроках отвечала, но ей всегда было мало. Каждый раз она к чему-то постоянно придиралась, то одно не так, то другое. И в какой-то момент я поймала себя на мысли, что хоть старайся, хоть нет, все равно в итоге получишь одинаковые баллы. Не плохая отметка, но и не отличная. И в какой-то момент я просто перестала что-либо кому доказывать, потому что это было просто бесполезно, пустая трата времени. Я понимала в глубине души, что любимчиком мне никогда не стать, да и, если честно, то и не особо надрывалась. Я просто вела себя достойно, училась, познавала новое, но при окончании школы, поймала также себя на мысли, что путь в медицинский мне закрыт. Плюс к тому, так учиться очень долго нужно, так и решила поступить в педагогический. Я просто решила для себя, что стану хорошим учителем, не так таким, как Роза Кларк, я буду требовательной, конечно, но, если увижу, что человек реально старается и учится, валить не стану, и принципы свои оставлю при себе. Важно ведь научить новому, а не гонор и принципы свои кому-то навязывать. А вот у Эммы все, всегда было попроще. Мы ведь и школу одну заканчивали, и она вообще не парилась, просто ей всегда везло, ну и у меня она часто списывала домашнюю работу, она не парилась, в то время, как я сидела над учебниками и пыхтела. А сколько я провела бессонных ночей, чтобы сделать домашнюю работу по иностранному языку? У нас за один год четыре раза учитель менялся. Сначала один заболел, поставили другого. Потом его перевели, и снова новый учитель. В общем и целом, каждый раз происходил какой-то каламбур, и в конечном итоге мы с ребятами поняли, что язык при необходимости, лучше учить через самоучителя или репетитора, но у меня никогда не было на него денежных средств, да и желания тоже, пусть репетиторы – это тоже учителя, которые помогают за дополнительную плату. Вот лучше бы репетитор тогда вел у нас язык, и получал за это заработную плану официально, а не так, как было у нас. Но и это в общем-то теперь все в прошлом.
Школа осталась позади, а после летних каникул я уже вернусь в университет, чтобы продолжить учебу в гордом одиночестве. Одна. Без Эммы. Ее никто не сможет заменить. Да и вообще, других подружек, таких вот, близких, у меня никогда не было. Только она всегда была рядом со мной, поддерживала меня. Выслушивала меня! О да, я всегда была из тех, кому было просто нужно, чтобы их выслушали. Вот так, выговоришься, и стало полегчает. Это вот прямо про меня. А теперь и про это можно позабыть.
И родителям Эммы все еще никто не позвонил, что не могло не печалить вдвойне. При мне телефона не было, телефон Кармины превратился в «кирпич», а наизусть номер телефона ее матери или отца я, конечно же, не знала, да и не запоминала я никогда такие вещи. Не думала, что когда-нибудь и в этом появится надобность. А ведь Кармина тогда не струсила, увидев шевеление в воде, не стала ждать, когда начнется гроза, а прыгнула в воду, даже не задумавшись, что может промокнуть и она сама, и ее вещи в том числе. В тот момент она поступила как настоящий герой, не струсила, не дала деру, а ведь вероятно и ей не приходилось раньше вот так лицом к лицу встречаться со смертью. Я тогда елозила на пирсе, пытаясь помочь, но не прыгнула в воду, а должна была пойти на все, чтобы спасти мою девочку. О да, я всегда ее любила, пусть мы только подруги, и не надо себе ничего лишнего надумывать. Мы просто очень долго дружили с ней, и были неразлучны. А теперь, ее не стало. И ее убийца продолжает разгуливать на свободе, а у нас не было нормальных зацепок, и мы не могли понять, кто повинен в ее смерти. Очевидно, что она не сама утонула, но, также я не была сыщиком, не имела соответствующего образования, чтобы делать выводы о произошедшем. Что я могла? Лишь предполагать, вместе со всеми. Выдвигать гипотезы, рассуждать, пытаться выстроить в общий ряд всю цепочку событий. К слову говоря, начальнику охраны также показались многие из прибывших странными. Значит, не я одна была похожего мнения, хотя даже сейчас, я не была на сто процентов уверена насчет него. Не знаю, как объяснить, но потеряв ценное в жизни, начинаешь в какой-то момент бояться всего, искать подвоха, щуриться, сомневаться. Верю я, что это обычная людская манера или возможность само сохраниться. Ну или это просто мне так повезло. Я впервые сталкивалась с чем-то подобным, не имела, к счастью, прежде опыта, поэтому проживала эту ситуацию вместе с остальными ребятами прямо сейчас, лишь за одним исключением, за ребят Эмма была одной из вожатых, она для них была чужой, они ее не знали, с ней не общались, и вероятно увидели ее впервые в момент ее гибели. Ну, знаете ли, такое себе знакомство с мертвым человеком. Обычно общаться хотят при жизни, а после смерти, это уже перебор.
Высохшие слезы, мокрая одежда, опухшее лицо, вероятно, я выглядела отвратительно. На душе кошки скреблись и подавно. Я боялась встречи с родителями Эммы, просто как от огня хотелось бежать, но пока что их еще не оповестили. Это лишь дело времени. В какой-то момент полицейские и сами об этом додумаются, и поднимут родственников Эммы на уши. Вероятно, и им придется отвечать на черед дурацких вопросов. Прямо сейчас мы все сидели на скамье, какое счастье, что нас собрали всех здесь чтобы опросить, а не уже в преступники записали, а то ведь эти ребята на многое способны. Нет, не то чтобы я радовалась, оказаться в полицейском участке вообще такая себе радость, но нам надо было дать отправную точку, рассказать все как на духу, потому что без информации полицейские еще долго не сдвинутся с мертвой точки, не так ли?
Я переживала, что убийца моей подруги все еще был на свободе, но до конца не могла поверить, что этот человек и сейчас спокойно разгуливал на свободе. Так, стоп, Эмме не отрезали ухо, а тот отвратительный тип, что вырезал детей в лагере, давно наказан, и за решеткой, возможно, уже даже и не жив, честно, я всей правды не знала, а об этой жути узнала накануне. Мне, понятное дело, происходящее не понравилось от слова «совсем». До жути, до дрожи по коже, как эта тварь могла издеваться над бедными детишками. Я просто не понимала, как тварей таких носит на земле. А ведь по факту, не раз поражалась, что Бог в итоге забирает только хороших, а плохие люди со скверным характером и жженой душой живут очень долго, потому что в раю они никому не нужны. Забавно, не находите? Пусть многие и отрицают существование Бога, и склонны верить, что мы все родом от обезьян, так или иначе, с нами каждый день что-то да происходит: иногда хорошее, иногда не очень, и очень хочется верить, что это не судьба вносит в наши жизни свои коррективы.
Прямо сейчас мы сидели под дверью, и ждали своей очереди. Нам было велено ждать, нас вызовут каждого по очереди, чтобы опросить. Еще бы, мы все были рядом с Эммой, особенно я, как ее подруга, не поехать в участок полицейский я просто не могла, не имела право.
- Все будет хорошо, верно? – мне так хочется в это верить, но, скорее всего, вопрос был задан риторически. Обратный ответ был возможен, но его конкретно я не ждала. Сидела вместе с ребятами, и шумно выдохнула. Тяжко. Больно. Очень грустно и обидно.
- Надеюсь, что полицейские сумеют во всем разобраться. Не могу поверить, что убийца где-то бродит на территории лагеря, - добавила я, и мурашки снова побежали по телу. А ведь так остались и другие ребята, и что же будет с ними? Что если тот, кто сотворил гадость с Эммой, не успокоится, и Эмма была лишь отправкой точкой в его списке? От этих мыслей становится очень страшно, совсем не по себе. Я почувствовала пробежавшийся холодок по коже, еще немного, и да стеной появится маньяк с топором, а мы рванем с места, быстрее, туда, где нас никто не найдет. Но время идет, а никто не появляется. Вот так сидела и думала: сделаешь шаг - за тобою маньяк. А лучше бы весна. Но время шло, а никто и не вызывал нас. И время банально начинает тянуться как год. Так еще происходит, когда сидишь на паре, и чувствуешь себя плохо. У меня неоднократно такое случалось, и вот сейчас происходило нечто наподобие.
- Но я верю, что мы все не причастны к гибели Эммы, просто нам надо собраться, и разобраться в чем дело. Не знаю, я вряд ли смогу спать спокойно, если не докопаюсь до истины. Все очень странно, если честно, и полицейские там долго тупят, - снова заговорила я. Почему-то мне казалось, что меня вызовут первой, и пусть моей вины в случившемся не было от слова «совсем», все равно мне было немного страшно.
В какой-то момент скрипучая дверь отворилась, и мы все увидели чернокожего пухлого мужчину лет пятидесяти. Он бросил презрительный взгляд на нас всех, далее посмотрел на свои бумажки, и произнес имя и фамилию.
- Кармина Рамос, это кто такая? – нагло и ни в чем себе не отказывая спросил полицейский, и все покосились на Кармину. Почему ее вызвали первой? Почему именно ее, а не меня? Быть может потому что именно она первая из тех, кто обнаружил тело? А я была второй, кто узнал в мертвом теле Эмму, а начальник охраны и вовсе позвонил копам, так что, ему вызовут вообще последним.
- Пройдемся за мной, в кабинет, - буркнул он в ответ, и пошел в кабинет.
Когда дверь закрылась, нам ничего не оставалось, как снова ждать. Сколько будет длиться опрос?  Допрашивают ведь подозреваемых или обвиняемых, а Кармина была лишь свидетелем. Какие вопросы ей зададут? Какие выводу сделает этот пузатый мужчина? Господи, как перестать называть его пузатым, только бы не проговориться, и не сказать об этом вслух. Тяжело, однако.

[icon]https://i.ibb.co/vVrsnYG/allforus-2.png[/icon][sign]ав от бланш[/sign][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][nick]Eliza Parker[/nick][lz1]ЭЛАЙЗА ПАРКЕР, 18 y.o. profession: студентка
[/lz1]

Отредактировано Elif Turan (2022-09-28 21:27:56)

+7

3

Кармина ещё ни разу не была в американском полицейском участке. В принципе, она и в бразильском не была - ну, точно не как преступница, не как свидетельница, но как-то раз приходила встречать выпущенного под залог друга, которого подозревали в торговле наркотиками. Кармина подозревала, что арестовали его не зря, но друга не осуждала, если честно; вариантов бизнеса в фавелах мало, либо группировки, либо наркотики, либо проституция. Так себе перспективы.
В Америке участок выглядел попросторнее и почище - вроде как и отделка ничего, и побелка с потолка не сыплется, и люди в форме не гавкали на них, как цепные псы. Скорее, им было просто не до них, каждый занимался своим делом и не забивал мозги ерундой, что Кармину на самом деле полностью устраивало; она знала как факт, что в Бразилии полицейские часто домогаются и подозреваемых, и свидетельниц, и вообще всех, кому не посчастливилось иметь дело с местной полицией, потому что власть развязывает людям руки. Здесь же она пока не поймала на себе ни одного похотливого взгляда, что считала большой удачей.
Они уселись на указанные места. Алкоголь почти выветрился, во всяком случае, в Кармине точно, да она и изначально была не сильно под его влиянием. Ей не понравилось, что первой на допрос вызвали именно её, хотя, наверное, это логично, ведь раз она нашла тело, то она, по сути, самый первый свидетель? Но что она может рассказать о девушке, которую ни разу в глаза не видела до того, как пришлось выносить её холодное бледное тело из озера на берег? Она даже не знала её полного имени, не знала возраста, вообще ничего, кроме того, что вскользь упомянула Элайза.
Кармина встала. Нервным жестом она заправила прядь уже просохших волос, спутанных, воняющих озерной тиной. Ей дали переодеться в чистую одежду, но не вымыть голову, конечно же. Ничего не говоря, она молча прошла за дверь и села на стул, куда ей предложили сесть. Происходящее напоминало детектив, что-то этакое из мира сериалов про расследования, и если бы она была такой героиней, на этом моменте ей бы следовало потребовать адвоката, наверное. Хотя зачем ей адвокат, ведь её ни в чём не подозревают, она же просто пришла дать показания, ведь так? Девушка напряглась; все эти слухи про то, что полиция Штатов просто обожает вешать дела на темнокожих и цветных людей, особенно мигрантов... но ведь у неё железное алиби! Она сперва находилась в поезде, потом в автобусе вместе с другими людьми, потом в лагере, где сразу встретила мисс Бут, потом Элайзу, потом других ребят... то есть, она не оставалась одна совсем. Им нечего ей предъявить. Самое обидное - если поиметь проблемы с законом, можно запросто получить депортацию, а оказаться обратно в Бразилии Кармина хотела меньше всего.
Ладно, достаточно паники. Кармина взяла себя в руки и твёрдо сказала себе, что эти люди хотят выяснить обстоятельства гибели Эммы, и пусть Кармина не знала её лично, со слов Элайзы Эмма казалась ей классной девчонкой, такой, с которой Кармина непременно захотела бы подружиться. Помочь самой погибшей ни Кармина, ни кто-либо ещё уже ничем не могли, но как минимум они могли бы помочь восстановить справедливость, хоть какое-то правосудие, если можно говорить о том, что здесь вообще можно кого-то обвинить, кроме рокового стечения обстоятельств. Кажется, мистер Уолш сообщил тогда, что не нашёл следов... как он это умное слово произнёс?.. механической чего-то там... В общем, что её никто не душил, что Эмма захлебнулась сама. Но мистер Уолш не врач... а ведь могло бы быть так, что кто-то, например, отравил её и скинул тело в озеро? Господи, ну и глупости же лезут в голову...
- Здравствуйте, - послушно поздоровалась Кармина, переводя взгляд с одного сотрудника на другого. Чего они от неё ждали? Наверное, ей стоило для начала представиться? - Эм, меня зовут Кармина Беатриз Рамос Перейра. Это если полное имя. Ну или просто Кармина Рамос.
Одна из стен выглядела стеклянной, и Кармина невольно задумалась, есть ли за ней прозрачное стекло, которое позволяет сотрудникам по другую сторону подсматривать за ведением разговора. В сериалах же показывают именно так: комната, стена, изнутри - зеркало, снаружи - просто стекло. Уж не подозревают ли они её там на самом деле, к чему такие сложности? Почему их вообще не могли оставить в покое, записать на бумажку первые слова и уточнить что-то вроде "мы вызовем вас для дачи показаний"? Ладно Кармина, она как стойкий оловянный солдатик могла выдержать многое, уж психологическое давление-то точно, но Элайза, Мия? Одна только-только оправилась от шока, другая была такой скромной тихой девушкой, что нетрудно догадаться, в какое смятение её приведёт такая вот комната для показаний. Внутри Кармины начала закипать злость; нет уж, американская полиция, как и бразильская, считают, что полицейский значок даёт им право вести себя, как им вздумается, ни с кем при этом не считаясь, не демонстрировать элементарную эмпатию, базовую человеческую эмоцию под названием "сострадание" по отношению к совсем ещё юным девушкам, которым пришлось пережить страшное потрясение! Нет, ну правда, это же ни в какие ворота! Но начинать беседу с полицией с резкого наезда на полицейских при исполнении, наверное, было бы неправильно, и Кармина сдержалась.

[nick]Carmina Ramos[/nick][icon]https://i.imgur.com/bqaoyAo.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/hzm8nBY.gif[/sign][lz1]КАРМИНА РАМОС, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> продавщица; вожатая<br>[/lz1]

+6

4

Стива Джобса, пухлого афроамериканца в синей полицейской форме в участке не любили. Коллеги, то и дело тыкали в него, даже не пытаясь смириться и принять тот факт, что он не белокожий. Расистами он таких товарищей называл, и фактически был прав. Вот только жизненные реалии были иными. Правда, старая как мир, - темнокожих в современном обществе не любили, не воспринимали за людей, дразнили, унижали, лишали прав. Короче говоря, совершенно не считались с ними.
Стив Джобс родился и вырос в Сакраменто, мало где побывал, за границей и подавно нигде толком не был. Сначала, банально, не хватало денег на жизнь и расходы, в семье помимо него еще трое детей: Мэри, Ребекка и Оливер. И каждого нужно было одевать, кормить, поить, обеспечивать, дать образование, заниматься детьми, воспитывать, контролировать. Нельзя сказать, что Стиву по жизни было скучно. О, нет, он жил в такой семье, где постоянно каждый член семьи удивлял и поражал другого наповал. И даже если один ребенок творил глупости, понести наказание мог кто угодно, начиная от виновного и заканчивая Стивом. Он с раннего детства был таким толстым, а не, потому что ел только одни гамбургеры днями напролет. Стив бы соврал, если начал открыто заявлять всем подряд, что он пытался похудеть, ведь это было заведомо провальной идеей. С его любовью и страстью к еде о диете и правильном питании можно было позабыть навсегда. Ему всегда было мало, а для того, чтобы похудеть, так много нужно было приложить усилий. Знаете ли, Стив любил эту жизнь [нет], не жизнь он любил, а покушать очень смачно, аппетитно, и желательно бесплатно, потому что, что это вообще за вздор, за еду еще отваливать баксы? Мама его очень вкусно готовила, но отцу никогда не нравилось то, что он ему приходилось кушать. Всю свою сознательную жизнь Стив слушал, как отец то и дело ноет на тему, какой отстой приготовила его жена, что ей стоит усерднее готовить. Возможно, ей следовало купить себе, наконец, кулинарную книгу или записаться на курсы по приготовлению еды из серии «господи, какая вкуснятина, это надо обязательно попробовать», вот только, и курсы, и даже книга с рецептами стоили денег, а их, как говорится, в семье водилось не так уж и много. Мама работала в больнице, и получала не самую высокую заработную плату, помимо этого, она мыла полы в той же больнице на полставки, потому что надо было содержать семью. И отец работал в офисе как проклятый с утра до вечера.  Каждый из них ради семьи поставил свою личную жизнь на кон, несмотря на все суровые реалии. Тяжело жили, часто просто выживали, и Стив Джобс с самого начала даже не думал о том, кем станет в будущем. Кем угодно, желательно депутатом или дипломатом, но уж точно не полицейским, но жизнь сыграла с ним злую шутку. О той страшной трагедии, произошедшей с его семьей, писали везде, в газетах публиковали статьи, рассказывали по радио, даже Стива несколько раз вызывали на шоу, чтобы рассказать миру всю правду. Людям всегда по жизни было скучно, и они не находили развлечения круче, чем порыться в чужом белье.
Всех так волновала правда, а Стив Джобс еще сильнее возненавидел этот мир. Он не любил говорить на эту тему, она всегда была под запретом для него, однако, что случилось, того не миновать. Стив подался в полицейские с одной единственной целью, - докопаться до правды, так сказать, восстановить справедливость. По жизни ему все не давалось легко, как богатеньким отпрыскам с не менее обеспеченными родителями. Без поддержки близких людей, он хоть и стал более молчаливым, надежды не терял. И все же, он тяжело переживал горечь утраты. Чтобы забыться, он не столько погружался в бездонную яму, сколько еще больше налегал на еду. Так, после той трагедии он поправился еще на десять килограмм. Окружающие считали его пухлым засранцем который выглядел как свинья, и едва ли на одном стуле умещался. Однажды эти умники "коллеги" по работе притащили в его кабинет скамейку. О комфорте моем Стива подумали, если бы. Вот такой у них юмор странный был, а Стив просто не так все понял. Это же шутка такая, за триста, после которой так и хочется посоветовать умникам отсосать у тракториста. Да ладно, это тоже шутка. Как только не потешались над Стивом коллеги, как только не пытались ущемить его, он не сдавался. Коллег бесило то, как он вел по отношению к ним. Стив не мстил намеренно, ни с кем не ругался, отношений не выяснял, максимум, на что он был способен, так это ударить дубинкой по столу, да и то, в тот момент, когда рядом с ним никого не было. Он всегда был душкой. И это совершенно не значило, что такой вот он пофигист по жизни. Однозначно, нет. Просто, жизнь научила этого засранца смотреть на жизнь сквозь призму. Коллеги и окружающие всеми силами пытались слить на него весь свой негатив, не потому что были счастливы, а потому что это первый признак неудачливого человека. Понятное дело, что Стив тоже мог пребывать в негативе, но он никогда, слышите, никогда не повышал своего голоса на других, ведь он был иначе воспитан. Как боролся с негативом, спросите, вероятно. Он топил все чувства в себе, понимая, что подавление чувств не самый лучший из вариантов, но это куда лучше, чем быть агрессивным засранцем, не знающих границ. Стив был честен сам с собой, и в душе осознавал прекрасно, как надоела ему эта жизнь. В своих мечтах он давно жил то ли на Бали, то ли на Мальдивах, не работал, и горя не знал. В его мечтах, каждый его день был определен как красный (выходной) день. Там он жил в свое удовольствие, ему никто не портил настроение, не пытался вывести из себя или довести до сердечного приступа. Тогда, конечно же, появилось бы побольше шансов засадить засранцев за решетку, но бороться из больницы с больным сердцем и раненой душой, - сомнительная, знаете ли, перспектива.
Всю жизнь Стив Джобс не расслаблялся, а со стороны могло показаться, что он и не напрягался особо. Полицейский участок, в который его занесло по стечению обстоятельств, не особо любили. Да и вообще, Стив не видел желающих по доброте душевной посещать участок. Всегда приходили те, кто судил правосудие, зачитывал им вслух недостатки, учил жизни, как трактовать законы и тому подобное. И это скажем так, были люди не самих порядочных кровей. Они дорогу переходили на красный свет. Порой даже не дожидаясь, когда загорится зеленый свет. Или же перебегали дорогу вне пешеходного перехода, и ведь подобное правонарушение считали нормой. Они рисковали жизнью, забывая или пренебрегая элементарными правилами безопасности, а ведь много раз они слышали о том, насколько важно соблюдать правила дорожного движения. Учёба просто прошла мимо них, несмотря на их открытые заявления о том, как много книжек в детстве они прочитали. Сомнительное бульварное чтиво, вероятно, читали они, ведь именно из-за таких умников на дороге часто происходили происшествия. Они не жалели никого: ни себя, ни водителей, ни других пешеходов, которые в силу чужой неосмотрительности также могли так легко попрощаться с жизнью. Короче говоря, жизнь таких людей ничему не научит, пока в их голове отсутствуют мозги. Стив Джобс смотрел на таких людей с горечью и сожалением. Он грустил, сопереживал таким людям, а им почему-то очень не нравилось. Они срывались на бедолагу Стива, который смотрел в ответ на их агрессию и негатив в свой адрес и недоумевал. А что не так? Обделила жизнь мозгами, бывает, чего так нервничать и напрягаться. «Еаsy go, easy way» - такое кредо по жизни сопровождало Стива Джобса.
И сегодняшний день особо не отличался от предыдущего. Каждый раз, кто-то влипал в курьезные ситуации, а приходилось разбираться Стиву и его коллегам. Он уставал задавать одни и те же вопросы, смотреть на товарищей, которые сидели напротив него. Каждый раз он смотрел на них, а мысли его юыли частенько заняты о вкусном гамбургере. Вот и сейчас, когда ему сообщили о новом происшествии, и заодно поведали о том, что ему предстоит опросить участников происшествия, он шумно выдохнул. Каждое лето эти дети влипают в передряги, а Стиву Джобсу словно заняться нечем, сиди да слушай их болтовню. Когда он открыл дверь кабинета, то увидел лица четверых. Среди них были две темнокожих девицы, вид у которых оставлял желать лучшего. Одна из них тряслась как осиновый лист в зеленом платье, другая просто сидела и едва ли под ноги не смотрела себе. Казалось, словно она разглядывает плачущее небо под ногами. Мужчина был постарше, по его виду вообще непонятно было, что на уме, да и Стив пока не торопился разгадывать эту шараду. Банально, ему было лень. Он хотел уже поскорее закрыть этот эпизод, ведь были дела намного интереснее, и серьезнее, чем утопленница в озере. Утонула, ну, с кем не бывает. Чего из этого такую бучу поднимать на пустом месте?
Однако, по инструкции и закону он был обязан опросить их всех. Среди них сидела еще девчонка, правда он сначала вообще толком не обратил на нее внимание. Она как памятник сидела, казалось, что вообще не дышит. Так-так, полегче, пусть кони двигает подальше от его участка. Пусть побоится бога или черта, в зависимости от того, кто во что верит. Вот Стив Джобс верил в магическую силу бургеров. Съешь парочку, и вот, счастливый на весь день, Истинное наслаждение кушать, а не вот это все.
- Кармина Рамос, это кто такая? — поинтересовался он, оглядываю ребят. Ухмылка его лице. Они же еще дети, не считая того мужчину около стены. И почему его доставили сюда? На вожатого он был слабо похож, на родителя или воспитателя троих детей, среди которых находилась одна светлокожая, в общем-то, тоже. Ладно, Стив разберется по ходу дела. Разве что особо вникать в суть происходящего не хотелось, но ситуация того требовала, плюс ктому, в кабинете уже сидел худощавый зануда Питерсон, который брался за любые дела, и старался доводить их до конца.
Когда девчонка откликнулась, Стив одобрительно кивнул головой и позвал девчонку в опросную комнату. Раньше начнут, раньше закончат.
- за мной, в кабинет, - скомандовал он, после чего девчонку пропустил внутрь. Когда дверь закрылась, в помещении находились трое: Стив, девочка и Питерсон. Она присела напротив, заговорила первой, представилась. Выдержав паузу, Стив поинтересовался:
- Расскажите нам, Кармина Рамос, что же произошло на озере, и как вы все там очутились? Не торопитесь, со всеми подробностями, будьте так любезны.
Стив вел себя спокойно как удав, удобно уселся на стуле, был готов делать пометки в блокноте. Правда называть девочку по полному имени было просто лень. Питерсон вел себя иначе. С таким неприятным прищуром смотрел на девочку, словно это она повинна во всех грехах человечества, хотя, возможно он просто грезил о том, как выберется из этой ямы, и достигнет определенных высот в карьере. Стив слушал девочку, походу задавая ей другие вопросы:
- А с этой Эммой прежде вы были знакомы?... — выслушал ответ, кивнул в ответ головой, мол понял все, потом резюмировал вышесказанное.
- Ага, получается, именно вы обнаружили первой ее бездыханное тело? Почему решили, что Эмма пошла именно на озеро, а не в любое другое место? Очень интересно, так и запишем, - многозначительно протянул мужчина, после сделал еще одну пометку в блокноте. Питерсон пока что продолжал сохранять молчание, но Стив знал этого перца прекрасно, что когда этот перец начнет задавать свои вопросы, оставить и заткнуть его станет потом очень сложно.

[nick]Steve Jobs[/nick][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][sign].[/sign][lz1]Стив Джобс, полицейский [/lz1][icon]https://i.ibb.co/z83XbMt/13763324764074.jpg[/icon]

Отредактировано Elif Turan (2022-09-29 12:34:40)

+6

5

[nick]Brandon Walsh[/nick][status]начальник охраны[/status][lz1]Брендон Уолш  35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> начальник  охраны <br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">my blood</a>[/lz1]

[icon]https://24.media.tumblr.com/c66652e8179ef3374f5e0fe5236aa8ff/tumblr_n45swiLJN91rvtpeto1_250.gif[/icon]

Оставалось только молиться за то, чтобы все прошло хорошо. Хоть Брендон и говорил про агентов ФБР. Но он прекрасно  понимал, что это невозможно сделать. Он мог наговорить чего угодно. Но это местного отделения. Вот если бы произошла такая резня, как  двадцать лет назад, то сюда слетелись бы как мухи на мед не только журналисты, но  и вся элита правоохранительных органов штата. А уж что говорить о людях из Вашингтона, которым только дай покрасоваться.  Это люди, наверняка забывшие, что такое работа в поле. И последнее  дело раскрывали  лет пятнадцать назад. А полиция, ну что же в этом месте есть люди, о которых можно говорить разные слова. Но нельзя не подмечать, что даже самый  бестолковый полицейский попытается  разузнать, что произошло. Вряд ли он сразу спишет дело в архив. Скорее всего, он попытается допросить свидетельниц, а после высказать свое мнение. Мнение, от которого  все были бы в шоке, но этот полицейский решит, что оно верное.
Но не стоило думать и гадать на кофейной гуще. Все –таки они все были не цыганами, которые  не понимали ничего. .   Брендону  ой как  не хотелось идти на самом деле туда. Но ему следовало защитить девушек. Сделать так, чтобы на них ничего не повесили. Ведь если посудить среди самых разумных выжили они трое. Мия, Элайза и Кармина. Себя Брендон не включил бы в разряд разумных. Он скорее  был человеком, который плывет по течению. Пытается разузнать, что произошло. А потом. Ну  что же если дело пойдет, то они все могут поделиться своими мнениями и предположениями. Сделать выводы, которые позволят исключить нежелательные версии. И речь шла не просто об Эмме. Или же ее убийстве. Но и в том, что там происходит на самом деле.  В той правде, которая  была на виду, но никому не была видна.
- Надеюсь, что ты права. Но мне  интересно, кто нас будет допрашивать. Если человек, который ничего не смыслит в  делах, то нам будет худо. - Мужчина внимательно посмотрел на Элайзу, которая как  он знал его ненавидит, и произнес строгим тоном. - - То что ты думаешь обо мне и моей работе, ты, наверное, оставишь при себе. Не так ли? Нам  только разборок между собой не хватало. Особенно теперь, когда мы должны держаться вместе 
Мужчина говорит и смотрит на девушку, которая  говорит правду. Но правду от которой не стоило убегать. Вдруг внезапно взглянув  на Элайзу, он увидел, что той плохо. Настолько плохо, что это было странно. Как будто бы той  дали отравленную таблетку и заявили о том, чтобы она не думала ни о чем.
- Местные полицейские ленивцы еще те. Ты обо мне  не слишком хорошего мнения. Но знала бы, что тут за люди работают в участке. Это люди, которые  в тысячу раз хуже меня. Надеюсь, хотя бы они  увидят разницу  между тем, что произошло. Я просто надеюсь, что они решать проверить камеру, а не спишут все в архив. Это было бы самое немудрое решение. Но это могло бы и стать тем решением, от которого они все отталкивались бы. И если быть честным, то я вспылил. Я Софи Лорен не подозреваю. Это слишком девушка, увлеченная собой, чтобы стать убийцей.
Мужчина говорит это, и вдруг открывается дверь. Дверь, из которой выходит полицейский, ведущий себя по-глупому. Полицейский в  лице, которого мужчине показалось что-то знакомое. Пока  Брендон не вспомнил кто это такой. Но очень удивился, что первой вызвали Кармину.  Он бы скорее  поверил бы, что сначала должны  задать вопросы  бесполезной Мие. Пусть он и спас ее. Но он видел, что Мия  ничего не делала. Не  была той девушкой, которая принимала решения. Не была подругой убитой. Казалось, что она просто причалила к этой компании, как к морю корабли.
И  ему  это не понравилось, поэтому Брендон подсел поближе к девушке. Девушке, которая должна была внимательно выслушать его. Он стал шептать, надеясь, что кроме Мии и Элайзы никто его не слышит.  Ему было важно донести до тех простую истину. Истину, от которой могла кровь в  жилах застыть.
-  Элайза, Мия. Я знаю, что  это будет считаться предварительным сговором. Но нам надо поговорить. Надо решить, что мы расскажем в полиции, а что оставим при себе. Ведь  вы видите, что этот темнокожий полицейский странный. А я откуда-то его знаю. Не могу вспомнить, откуда, но знаю.
Проговорив все  это, мужчина выразительно посмотрел на девушек. Он надеялся, что шепотом или жестом они смогут договориться, что говорит. Эх, жаль, что тут нет Кармины. Но тут ничего не поделаешь. Придется надеяться, что девушка не скажет ничего сверх того, о чем они договорились в этом коридоре. В коридоре, который связал их четверых навсегда.

Отредактировано Michael Swansea (2022-09-29 20:05:09)

+4

6

Утро, для девушки наступило слишком быстро, после случившегося вечера вечером. Она проснулась с небольшой головной болью хотелось пить, чтобы утолить сушь, которая ощущалась в горле. Найдя сумку со своими вещами достала припасённую бутылку с водой после, чего сделала несколько больших глотков. Мия решила найти остальных хотелось узнать, что же их ждёт сегодня, и когда приедут дети. Выйдя на улицу из своего домика, где смогла поспать пару часов после всего произошедшего. Даже стало легче, и мозг смог отдохнуть от слишком большого перегруза информацией. Оказалось, что об всем узнала полиция, вызывали всех свидетелей смерти девушки в полицейский участок. До ближайшего участка они доехали быстро, там она смогла снова увидеться с Карминой и Элайзой. Признаться, честно это первое посещение такого места, до этого девушка только могла наблюдать из телевизора при просмотре сериала или фильма. И чувствовала себя не очень при виде проходящих мимо людей в полицейской форме. - Доброе утро девочки, или уже не совсем доброе, – поприветствовала, новых знакомых ей хотелось быть хоть немного позитивной. Присаживаясь на соседний стул. Первой на допрос о происходящим должна была пойти Кармина так, как именно она нашла бездыханное тело Эммы воде. Вот к ним вышел довольно пухленький чернокожий полицейский называя имя самой активной из них приглашая пройти в одну из комнат, где и будет происходить допрос. Девушка тоже ждала пока до неё тоже дойдёт очередь.
- Как ты? - задала вопрос Элайзе. Девушка, конечно выглядела по-прежнему плохо это, и не было удивительно она потеряла близкую подругу. Выпитое вечером пиво конечно помогло хоть на какое-то время забыться и возможно облегчить всю ту боль, которую испытывала сидящая перед ней девушка. Мистер Уолш тоже находился здесь она ему слегка улыбнулась, продолжая сидеть, ожидая своей очереди. Здесь, скорее всего должен быть кофе автомат. Нужно было взбодриться, и окончательно прийти в себя после выпитого пива. Решая взять не только себе кофе, но и остальным кто с ней приехал встала со своего места показывая взглядом что незадолго отойдёт к автомату. Доставая из своей сумочки деньги их должно было хватить на три стаканчика. Тут конечно был не такой шикарный выбор напитков, но латте есть. Закидывая нужно сумму взяла, когда приготовилось кофе взяла три стаканчика готового напитка. Присаживаясь обратно один протянула девушке, а второй отдала мужчине. Осталась надеяться, что допрашивающий полицейский слишком долго не будет мучать Кармину своими местами жестокими вопросами. И через пару часов они снова вернуться обратно на территорию лагеря.
[NIC]Mia Evans[/NIC]
[AVA]https://i.ibb.co/G9zLVbv/ezgif-com-gif-maker.png[/AVA]
[SGN]https://i.ibb.co/n7xc99P/ezgif-4-2f410784a9.gif https://i.ibb.co/5GCmBGS/ezgif-4-825e7a0c1d.gif[/SGN]
[LZ1]МИЯ ЭВАНС, 20 y.o.
profession: студентка экономического факультета;
[/LZ1]

+3

7

Что же произошло на озере?.. О, если бы Кармина это знала, она бы с удовольствием ответила! Пока что она знала одно: произошло преступление, учитывая повреждённые кабели трансформатора, которые обнаружил мистер Уолш. Но с чего начать...
- Я приехала в лагерь подработать вожатой, - решила начать девушка с самого начала, чтобы точно ничего не пропустить, как требовал полицейский. Ей хотелось выполнить всё, что он требует, потому что вид у него, конечно, был уставший, но не злобный - скорее всего, просто человек, замученный жизнью и работой. Кармине тоже иногда большого труда стоило давить из себя улыбку для клиентов, стоя за кассой, когда больше всего на свете хотелось свалиться на пол с громким храпом, потому что у неё была дурная привычка созваниваться со своими братьями и сёстрами по фейстайму, не принимая во внимание колоссальную разницу во времени... Другой полицейский зато был куда менее приятным. Он рассматривал Кармину не то с ненавистью, не то с подозрением, и Кармина начала всерьёз сомневаться, не играют ли с ней в излюбленную игру полицейских "хороший коп - плохой коп". Эта тактика освещалась во многих передачах и сериалах, но насколько часто к ней прибегают в реальной жизни, девушка не знала.
- На территорию приехала в автобусе вместе с другими вожатыми, нас встретила мисс Бут, руководитель лагеря. Она дала мне и Элайзе, это тоже вожатая, задание нарисовать плакат, и мы ушли в домик, где хранились краски, кисти, всё такое... начали рисовать, - Кармина нахмурилась, припоминая. - В какой-то момент к нам пришёл ещё один вожатый, Джей Грин, кажется, и оставался с нами всё время, пока мы рисовали. Как только мы закончили, объявили сбор на всеобщее собрание, мы втроём туда пришли. Там лежали сендвичи, я съела пару штук... другие ребята тоже ели. А потом мы начали по очереди представляться, рассказывать о себе, ну знаете, чтобы познакомиться, и... когда дошла очередь до Элайзы - я честно не помню, за кем она была, - она вспомнила про свою подругу Эмму, которой почему-то не было на собрании, хотя оно вроде как было обязательным для всех, и когда мы закончили свои представления, мы решили её поискать. Элайза предположила, что она может быть у озера, и мы решили проверить там, и... она действительно там оказалась.
Полицейский начал задавать уточняющие вопросы, и Кармине не оставалось иного, кроме как отвечать. Они были лёгкие и в её случае бессмысленные, потому что она не могла предоставить никакой полезной информации, увы.
- Нет, Эмму я не знала. Это была подруга Элайзы, они приехали вместе. Я не успела с ней познакомиться... - а жаль, ведь по словам Элайзы выходило, что Эмма была ярким человеком, из тех, кто имеет как бы собственную ауру, этакое магнитное поле, притягивающее людей. Наверняка у неё всегда было много знакомых, потому что с такими людьми и правда очень интересно общаться, они могут многое показать, многому научить. - Я впервые увидела её как раз на озере. Сначала мы заметили её вещи - ну, я подумала, что это её вещи, там лежала стопка женской одежды и сумка. А когда я подошла ближе к концу пирса, я увидела её руку, торчащую из воды.
Жуткое мгновение, если честно. Бедняжка Эмма как будто пыталась опереться ладонями о поверхность озера и оттолкнуться от неё, чтобы вытащить себя из воды. Странноватая поза, запоздало удивилась сейчас Кармина, прокручивая картинку в памяти заново. Эмма плавала лицом вниз, но если бы она начала тонуть, если бы она задыхалась, уходя под воду, она бы, конечно, барахталась бы, пыталась бы вынырнуть, приподнимая голову над водой в попытках вдохнуть, и разве в таком случае она не должна была бы застыть... как бы лицом кверху? Не могла же она перевернуться, уже мёртвая, прямо в воде, в озере нет таких сильных волн! Да и вообще, как можно утонуть в проклятом озере? Девушке, которая умеет хорошо плавать?
А что, если её положили туда уже мёртвой? Раздели, специально сложили вещи, чтобы всё выглядело естественно, и толкнули в холодную воду, из-за которой тело остыло, и определить точное время смерти было проблематично... вот чёрт, да так же наверняка и было!
Но пока Кармина сидела на стуле, ошарашенная неожиданной догадкой, полицейский задавал прочие рутинные вопросы:
- Да, Эмму нашла я, - ответила Кармина, упрямо отказываясь говорить о погибшей как о "теле". Её почему-то покоробила манера полицейского так говорить, хотя она прекрасно понимала, что для него очередной мёртвый человек - всего лишь рутина. И всё-таки! - Я просто первая пробежалась вдоль пирса и увидела её руку. Я тогда ещё не понимала, что она, ну... - Кармина запнулась. - Я сразу прыгнула в воду и вытащила её на берег, и тогда стало ясно, что всё очень плохо, потому что она как бы... не сопротивлялась мне, не помогала, просто висела, и всё, как манекен, а когда я положила её на песок..было видно, что она не дышит. И глаза не моргали.
Полицейский без устали черкал в блокноте, и Кармину, на которую вдруг навалилась просто невероятная усталость, почему-то начал безумно раздражать звук пишущей ручки, этот тихий шорох шарикового кончика о бумагу. Но больше всего её снова взбесили слова мужчины.
- Что вам кажется интересным? - довольно резко рявкнула она, выдохнула, сложила ладони на коленях и выдохнула ещё раз. - Извините. Это был ужасный день. Я хотела сказать, что Элайза предположила, что Эмма может быть у озера, и мы решили проверить там.
Сказав так, Кармина задумалась, не навлекла ли она каких-либо подозрений на девушку, но в любом случае было поздно - слово не воробей. Да и потом, полиция не может подозревать их всех троих, это невозможно, они всё время были вместе!
И всё же находиться в кабинете Кармине не нравилось, ей хотелось, чтобы её поскорее выпустили, и она не стала делиться догадками о том, что Эмму специально столкнули в озеро, чтобы скрыть время смерти. Вместо этого она сказала:
- А, знаете, я вспомнила интересную деталь. Когда мы были на собрании, прежде чем мы начали говорить о себе, мисс Бут выступила с напутственным словом и рассказала какую-то жуткую историю о резне, произошедшем в этом лагере десятилетиями ранее. Вроде как там был маньяк, который убил всех детей, кроме неё - мисс Бут. Она была в лагере в ту смену, и... в общем, да. Не совсем понимаю, зачем она нам это рассказала. Это правда произошло?

[nick]Carmina Ramos[/nick][icon]https://i.imgur.com/bqaoyAo.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/hzm8nBY.gif[/sign][lz1]КАРМИНА РАМОС, 19 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> продавщица; вожатая<br>[/lz1]

+4

8

Карла Питерсона, без преувеличений, ненавидели все. дотошный худосочный мужик в полицейской форме, заполняющий собой всё пространство, сующийся туда, куда не просили, трудоголик до мозга костей, заносчивый и самодовольный придурок. даже жена после пяти лет совместной жизни устала его терпеть и ушла, забрав с собой его ребёнка. ох, его дочь Эми - единственная, кто видел в Карле человека, потому что только к ней он относился как-то несвойственно для себя по-доброму, с жалким подобием трепета и любви. но даже её Питерсон не ставил на первое место. работа - вот что по-настоящему важно для этого человека.
уже подростком он вел себя как стереотипный "плохой полицейский" и без доли иронии благодарил за это своего отца. благодарил за побои и стояние в углу на осколках случайно разбитой им кружки. как он считает сейчас, именно это всё помогло ему стать тем, кто он есть. характер как закалённая сталь, под его холодным взглядом тухнет даже самый мощный пожар, он взбирается по карьерной лестнице, как бесстрашный альпинист, которому плевать на всё, кроме результата. он - тот самый человек, который считает, что цель оправдывает любые средства, по головам лезть готов, ради самоутверждения, ради успеха и уважения, если не из любви, так от страха.
он как грозовая туча, как плачущее небо под ногами, его присутствие всегда отчётливо ощущается - свою ауру он распространяет метров на десять в радиусе. очень помогает в работе, один удар кулаком по столу вкупе с его мрачным выражением лица, и даже камень расколется под таким напором. в Карле нет ничего святого, посади перед ним семилетнего ребёнка с подозрением на обычное воровство - он до истерики того доведёт, всю душу чистую ребяческую вынет и в узел затянет потуже. ему нет дела до того, кто что натворил, его волнует только то, как закрыть дело, до конца начатое довести и приняться за новое. он стольких людей засадил, что на всех семи кругах ада грешников не наберётся, чтобы это число покрыть. но всё же светлые проплешины в его чёрствой и мрачной душе разбавляли собой жестокое существо Питерсона - справедливость для него слово не пустое. он наедет, изнасилует рассудок человека в комнате для допросов, но если тот ни в чём не виноват, Карл своей целью заставить его взять на себя всю вину не поставит. он же не монстр какой-то.
он никогда не уставал от допросов и бумажной работы, как робот, которому в программный код вписали повышенную работоспособность и убрали всё лишнее, способное этому помешать. он не то, чтобы сильно любил свою работу, но с детства решил, что пойдёт по этой дороге, а сворачивать с пути совсем не в его стиле. нет, он идёт напролом, не глядя по сторонам, работает за четверых и коллеги всегда поражаются тому, когда он дышать успевает. а всё просто - он на пустую болтовню и перерывы на обед не отвлекается, работает наизнос каждый божий день, не чувствуя усталости. напрягает каждого из своих коллег, игнорирует шутливые комментарии за спиной, ему всё равно.
сегодня всё шло своим чередом, люди приходили и уходили, а мужчина без права на передышку смерял грозным взглядом каждого из них. новое поручение и Карл уже стоит напротив кучки народу, преимущественно состоящей из детей. дети. сколько же от них проблем, ни дня без ребёнка в участке. у них как будто с гормональным всплеском ещё и уровень неадекватности подскакивает до небес. на днях Карл допрашивал подростка, лет шестнадцати-семнадцати, подозреваемого в хладнокровном убийстве и расчленении собственной матери. будь в нём чуть больше человеческого, мужчина бы ужаснулся от такого, но ведя допрос даже глазом не моргнул, ни единая мимическая мышца не дёрнулась, выражая отвращение или ужас. нет, он далёк от этого, как солнце от плутона, ему не до этого. коллегу своего не дожидаясь заходит в допросную, занимая своё место в молчаливом ожидании.
Стив сразу как усаживает первого свидетеля начинает вопросы накидывать, Карл только молча слушает, всю информацию от девочки в голове сортирует, упорядочивает, начинает цельную картину по кусочкам, как пазл, воссоздавать. прожигает девушку, сидящую напротив, суровым пустым взглядом, как будто анализирует внешность, каждое микродвижение, каждую нотку в голосе,  в стороне от основной картины пытается строить ещё и психологический портрет. трагическая смерть на озере в лагере, где-то он уже что-то подобное слышал.
он слушает внимательно, не обращая внимания даже на повышенные тона девушки, и только когда она заканчивает отвечать на вопросы, заданные его коллегой, локти ставит на колени, складывая подбородок на сомкнутые в замок руки.
- значит вы утверждаете, что именно Элайза предложила направиться к озеру? интересно, - взгляд бросает на Стива, как будто контролируя, чтобы тот ничего не упустил, записал всё до мельчайших подробностей. исходя из рассказанного, он делает вывод, что о потерпевшей этот свидетель ничего толком рассказать не сможет, в голове сразу тоже пометку делает для себя, с кем на этот счёт диалог вести.
- когда вы осматривали набережную, было ли там что-то подозрительное? может, вы видели силуэт где-то поблизости? или помимо вещей покойной было ещё что-то? что-то странное?
слова о произошедшей когда-то резне в том же лагере Карл пропускает мимо ушей, но для себя отмечает, что это нужно будет проверить. он не верил в то, что это дело рук какого-нибудь маньяка, который кучу лет выжидал, чтобы повторить свой фурор, больше склонялся к версии, что подростки что-то не поделили и всё закончилось плачевно для одного из них. а может и не для одного, кто знает.
- скажите, а труп был целым, когда вы его обнаружили? руки-ноги - всё было на месте?
задумывается, выслушивает до конца и, снова выпрямляясь на стуле, как по стойке "смирно", подытоживает, слегка кивая головой.
- что ж, это всё, - взгляд с девушки переводит на Стива, обращаясь теперь к нему, -кто там следующий? зови.
мыслями цепляется за факт убийства много лет назад, за то, чьей идеей было искать как раз на месте преступления, но интереснее всего было выслушать экспертизу по трупу. была ли потерпевшая утоплена? или это весьма поганый способ избавиться от трупа? в голове множество мыслей, в ожидании следующего допрашиваемого Карл по полочкам раскладывает их все, ещё раз проходясь по каждой.

[nick]Carl Peterson[/nick][icon]https://i.imgur.com/47cXiz6.jpg[/icon][lz1]КАРЛ ПИТЕРСОН, 38 <sup>y.o.</sup></br><b>profession:</b> полицейский </br>[/lz1]

Отредактировано Dante Torbergsdatter (2022-09-30 00:04:13)

+4

9

[nick]Steve Jobs[/nick][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][sign].[/sign][lz1]Стив Джобс, полицейский [/lz1][icon]https://i.ibb.co/z83XbMt/13763324764074.jpg[/icon]

Стив Джобс был человеком простым, ленивым, до жути приземленным. Перемены по жизни не особо любил, начальство не боготворил, работал, но обеими руками и ногами за полицейский участок не держался. Каждый день одно и тоже. День сурка чем-то все напоминало. С одной стороны, Стиву хотелось поскорее во всем разобраться, если быть точнее, то дело закрыть, и заняться текущими делами, но вместо этого приходилось тратить время на ерунду. Подобное Стива если не напрягало, то определенно огорчало.
Девчонка сначала держалась, спокойно рассказывала о событиях минувшего времени, потом сорвалась на Стива, остро восприняв его интерес. Интересно было то, что место куда писать скоро закончится в любимом блокноте Стива. Наверное, она надеялась в глубине души на агрессивный ответ, но ничего не последовало. Лицо Стива по-прежнему не выражало никаких эмоций. Со стороны казалось, что он смотрел на присутствующих как на предмет мебели.
Вот только опрос в купе с Питерсоном - это всегда надолго. Еще Стиву не нравилось, как раздает указания Питерсон, направо да налево. Но, деваться было некуда, после опроса девчонки, Стив выпускает ее в общий коридор.
- Ожидайте в коридоре, по вам решение будет принято после опроса остальных, - холодно бросил в ответ, даже не собираясь запариваться на тему ее выкидонов. Иногда взрослые ведут себя как дети. Топают ножками, требуют и заставляют всех делать так, как им угодно, а когда им отказывают, они впадают в истерику. Детский сад, участвовать в котором Стив не любил. Он всегда такие вещи видел, но не велся. Всем не угодишь, да и он не шибко пытался. Снова смотрит в свой блокнот. Все крутится вокруг этой Элайзы. Кто она такая, черт возьми?
- Так, дальше. Элайза Паркер тут? - уточняет он, а потом оказывается, что девушке стало плохо, и ее тут нет, сейчас ей оказывали первую помощь. - Ну ладно, потом опросим. Кто там дальше, так, - по списку Стив прошелся, выбрал следующего.
- Брендон Уолш, пройдемте, - бросает он, убедившись, что в этот все без проблем, впускает внутрь мужчину.
- Карл, начинайте без меня, я ненадолго отлучусь, начальство вызывает, - и ушел, не став дожидаться разрешения. На деле, начальство им не интересовалось, а ему просто захотелось в уборную. Не кричать же об этом на весь полицейский участок? Так он пошел в сторону уборной, и ему было плевать на судьбы тех, кто сидел в полицейском участке в ожидании своей нелегкой участи.

Отредактировано Elif Turan (2022-09-30 12:46:10)

+2

10

Карл смеряет коллегу недовольным взглядом, как будто тот виноват в том, что на место для допроса приглашается совсем не та девушка, Элайза, с которой он был настроен говорить до посинения.  ценный свидетель, свидетель, который явно что-то знает и из которого пару-другую крайне занимательных фактов он точно сможет вытащить. но на её месте мужчина, приехавший вместе с подростками. что-то он не похож на вожатого, у Карла на этот счет предрассудков не было, но казалось ему, что люди в таком возрасте уже не чужими детьми занимаются. не ему об этом говорить, ведь он сам разгребает дела подростков чаще, чем у дочери интересуется, как дела в школе и хорошо ли она себя вела. ему не было всё равно, но показывать этого он не умел - не научили. в глубине души, он так хочет, чтобы лето не кончалось и ему было позволено видеться с Эми не только по выходным, тогда он бы смог воспитать из неё достойную замену себе к тому моменту, как она учёбу закончит и, как ему хочется верить, по его стопам пойдёт. но жена кричит на сурового Карла, запрещает дочери прислушиваться к его советам, утверждает, что второй бесчувственный робот ей не нужен и растит девочку в тепличных условиях. ну и дура, что сказать.
место напротив занимает некто мистер Уолш, мужчина холодным взглядом провожает Стива до дверей и переключает внимание на нового свидетеля.
- Брендон Уолш, стало быть. отлично, расскажите, кто вы такой, как попали на территорию лагеря?
слушает ответы со своим привычным холодным выражением лица, не давая ни малейшей возможности понять, о чём он думает - на деле просто добавляет в пазл новый кусочки, в голове начинает ещё одно досье составлять, с фотографией, родом деятельности - всё как положено. в конце добавит сноску, о том, насколько полезны сведения, предоставленные человеком перед ним.
- в каких отношениях вы были с..., - имя покойной как ненужная информация из головы вылетает, со стороны выглядит, как будто компьютер внутри его головы перезагружается, - ...покойной? видели её раньше?
в мыслях всплывает отдельным окном фраза предыдущего свидетеля о том, что такое происшествие в лагере не первое, поэтому, выправленным корпусом к столу наклоняется, говорит максимально суровым тоном.
- скажите, вам что-нибудь известно о факте предыдущего убийства на территории лагеря? если солжёте - я пойму, так что настоятельно рекомендую ничего от следствия не скрывать, - взглядом испытывающим на прочность мужчину напротив прощупывает, улавливает каждое слово, каждое малейшее изменение в выражении лица, для себя продолжает мысленно пометки ставить. нужно будет заставить Стива, как тот вернётся, полицейский почти полностью уверен, что не от начальства, а из кофейни напротив, со свежим пончиком, политым розовой глазурью и двойной порцией сахарной посыпки, записать всё, что отложилось во внутренней картотеке после этого допроса. сам Карл лишний раз что-то записывать не любил - был уверен, что из его головы ни единая важная подробность не выпадет, но перестраховаться всё равно считал нужным, чтобы точно ничего значимого в голове не потерялось среди сотен схожих файлов с информацией. то же имя потерпевшей - не то, что бы сильно важно, но сам факт того, что он это забыл, напрягал сильнее, чем люди на воскресных службах. он не мог позволить себе упустить что-то из виду, ведь если не хватает даже одного кусочка - мозаика полностью собранной считаться не сможет, рисунок не будет закончен, а Карл - перфекционист, все должно быть на своих местах, в идеальном порядке - любые ошибки непозволительны, любая мелочь может оказаться важной. даже имя. обсессивно-компульсивное расстройство было заметно у Питерсона невооруженным глазом, оно выражалось так же ярко, как его тики - вечные постукивания пальцами по колену, столу, тыльной стороне ладони, периодическое подергивание головой, словно шею судорога свела - всё это позволяло людям отметить для себя психическое состояние Карла и лишний раз не спорить, не лезть на рожон и судьбу не испытывать, потому что никто не знает, что от него ожидать можно, порой кажется, что даже он сам.
- некто мисс Бут, знаете такую? что можете о ней рассказать? - женщина, выжившая при прошлом инциденте и поведавшая о нём неокрепшим умам, тоже показалась полицейскому фигурой весьма занимательной, потому к списку досье добавляет на всякий случай ещё и её.

[nick]Carl Peterson[/nick][icon]https://i.imgur.com/47cXiz6.jpg[/icon][lz1]КАРЛ ПИТЕРСОН, 38 <sup>y.o.</sup></br><b>profession:</b> полицейский </br>[/lz1]

Отредактировано Dante Torbergsdatter (2022-09-30 16:58:33)

+2

11

[nick]Brandon Walsh[/nick][status]начальник охраны[/status][lz1]Брендон Уолш  35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> начальник  охраны <br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">my blood</a>[/lz1]

[icon]https://24.media.tumblr.com/c66652e8179ef3374f5e0fe5236aa8ff/tumblr_n45swiLJN91rvtpeto1_250.gif[/icon]

Брендон все видел. Наблюдал и анализировал. Ему казалось все  больше и больше подозрительным эти совпадения. Совпадения  от которых не следовало бы убегать. А следовало вытаскивать девушек  из этого ужасного места. Места, где все  было пропитано страданиями и болью. А этот коп, что этот любитель пончиков, что второй они не внушали доверия. С одной стороны второй как  там его Карл Питерсон  был человеком, который  не отмахивается  от этого. А с другой стороны казалось,  даже он мог  своими вопросами  уничтожить человека. Ведь  мужчина слушал  комментарии, которые  произносили люди, шагающие по участку. Слушал и делал выводы. Ему  было страшно, что он попал к этим людям. Людям, которые  не должны  были оставаться в этой профессии.  Но пока самое важное было сосредоточиться и понять, как вести себя со вторым полицейским. Карлом Питерсоном вроде бы.  
Войдя в  кабинет, мужчина  сразу делает вывод о Карле Питерсоне. И понимает, как  следует обращаться  с этим  копом. Он видит все  его достоинства  и недостатки.  Если он готов  убить этого негра, то, что говорить о нем. Брендон по сравнению со Стивом выглядел моложе и подтянутее. Ему не приходилось каждый день по пять часов качаться в тренажерке, только для того чтобы не потолстеть. Нет, Брендон отдыхал на полную катушку. И он мог днями забыть о спорте. Особенно тогда, когда предавался прелестями жизни. Жизни, которая шла по накатанной колее. Колее с  которой было невозможно съехать, чтобы он не делал.
- Я там работаю начальником охраны. Охраны, которая оказалась там гораздо необходимее, чем могло показаться на первый раз. - Мужчина  не собирается  врать. Это возможно проверить. А  и любой дурак,  скажем о том, кто он такой. Расскажет, что предлагал  уроки стрельбы. А это было  странно. Не то чтобы даже странно, а непонятно.
- Не буду отрицать, что я  там предлагал уроки стрельбы. Но это было необходимо, учитывая, что я знаю об этом месте  - Брендон начал говорить. И внезапно умолк. Он не собирался говорить об этом Питерсону. Ему было  неудобно говорить, что именно его отец  арестовал убийцу  из прошлого.
- Покойную я не видел ни разу до того момента, как  обнаружил ее. Брендон говорит, а сам смотрит на Питерсона, и думает, как  сформулировать  слова, которые  должны идти от чистого сердца. - - На самом деле я думал, что Эмма это человек, которого не существует в реале. Думал, что это вымышленный друг. Друг, который  бывает у маленьких детей. Но это оказалось не так
Брендон смотрит на Питерсона, и начинает  злиться. Один пытается  списать дело в  архив. А другой пытается  подловить его на вранье. А следует  не так действовать.  Не следует вести себя, так чтобы  все  выглядело так.
- Убийство на территории лагеря. Скажите  мистер Питерсон, вам  ничего не говорит моя фамилия? Неужели вы  не знаете, кто возглавляет местное отделение  ФБР? Так  что я  так скажу. Я  знаю все  и больше. Именно мой отец арестовал Бенджамина Рихтера. Но он всегда сомневался в  его вине. 
Брендон молчит, а сам вспоминает все. Вспоминает, как он отдыхал в лагере. Отдыхал и не думал ни о чем таком странном. Нет. Он просто вел себя, как  подсказывало его сердце. Сердце, которое вело его во всем этом деле.  Ему  осталось теперь рассказать все то,  о чем он подозревал. Рассказать, как  он подозревает мисс  Бут. И то, как  она вела себя в лагере. Это было подозрительно. Именно поэтому он стал говорить так.
- Это главная в лагере. Подозрительная  женщина. Женщина, которая выжила при резне  прошлой. И как говорил мой отец. Странно, что погибли все  кроме нее. А Бенджамин Рихтер, сидя на электрическом стуле говорил, что он не виноват. - Брендон говорит. И лишь тут до него дошло, что произошло. Дошло, как и кто мог быть убийцей  в прошлом. Именно поэтому  Брендон срывается с места,  и оттолкнув Карла бежит в сторону коридора. Ему оставалось надеяться что девушки остались там. И это оказалось правдой.
- Мия, Кармина, Элайза. Бегите. Бегите.  Я дурак.  Боюсь, что уже поздно.  Но нам надо проверить, что происходит в лагере.  Я не  доверяю ни этому  пончик подобному негру. Ни этому карьеристу. Нам надо успеть спасти оставшихся. Пока не поздно.

+1

12

Возвращаться обратно в допросный кабинет было, мягко говоря, неохотно. Ну, что же так такого интересного? Вот, помнится, на прошлый Хэллоуин Стивен съел тыквенный пирог. На удивление, пирог в самом деле оказался безумно вкусным. И это при том, что Стивен редко справляет Хэллоуин, да и вообще, что это за праздник-то такой? Он никогда особо этого праздника и его сути не понимал, и никто также особо не торопился ему объяснять суть сего торжества. А пирогом угостила соседка, которая где-то неделю назад сняла квартиру рядом со Стивом, и решила обзавестись в новом для нее городе приятными знакомствами. Она набивалась на чаепитие, и Стивен не смог ей тогда отказать. Они вместе с Юджин провели славно время за чаепитием, много общались, пока речь не зашла о семье Стивена. Юджин понятия не имела, что для Стивена эта тема больная, что его семьи не стало из-за ужасной трагедии, из-за ворвавшихся в дом грабителей, которые не пощадили его родителей, и все найденное в доме в придачу вынесли. Для Стивена это всегда травма, жгучая боль, пробирающая до дрожи по коже. Он ужасно злится, когда кто-то пытается говорить с ним о прошлом, об его семье и тому подобное. Даже несмотря на свой вечный позитив, он в целом и общем закрытый человек, также не без скелетов в шкафу.
Но сейчас на дворе стояла далеко не осень, о пирогах и других вкусностях можно было даже не мечтать, он сходил отлить, а по возвращении в допросную, увидел мчащегося и орущего свидетеля. Он что-то кричал странное, непонятное, и явно пытался скрыться, но… Не на того напал… Случайная (нет) подножка и мужчина летит вниз, на пол, Стивен ловко сжимает ему руки за спину, наручники сверкают в его руках.
- А ну, лежать, я сказал! За сопротивление полиции вы будете наказаны! – зло рыкнул он, надел наручники на бубнящего мужчину, окинул взглядом остальных, и приподнял мужчину. Никто так и не кинулся прочь, все, видимо были шокированы происходящим, но Стивен поспешил предупредить всех остальных на всякий случай.
- Если хоть кто-то из вас окажет сопротивление полиции, вы задержитесь здесь… надолго. В этом я вас уверяю, - недовольно морщится Стивен, потом смотрит на недовольного мужчину, стоит и думает, что с ним делать. В камеру его, может? Пусть там посидит, о жизни подумает, о том, что себе позволяет, и где там пропадает Питерсон, хм, он там что, уснул? Шумно выдыхает, не понимая, почему он сам должен сейчас все это дерьмо разгребать, но деваться некуда. Отправляет хлопца в камеру, чтобы остудил свой пыл, а не побежал еще дальше.
- Посидите в камере, и подумайте о своем поведении, - говорит Стивен, и уже собирается уйти, но что-то его останавливает. Меньше всего ему хочется думать и выяснять, почему этот мужчина вдруг побежал, кого пытался предупредить или же выговорить, что у него на уме и подавно он не знал. Очевидно, странно, что он приехал в полицейский участок вместе с девчонками, еще юными, кто знает, что он за человек, в порядке ли все с ним, да и с Питерсоном тем более непонятно, почему он так просто его отпустил, почему не вышел в коридор или банально не успел, чем он там вообще занимается, знал же, что Стивен отлучился из кабинета по очень важным делам, эх, а еще себя мега крутым специалистом мнит. Ха!

[nick]Steve Jobs[/nick][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][sign].[/sign][lz1]Стив Джобс, полицейский [/lz1][icon]https://i.ibb.co/z83XbMt/13763324764074.jpg[/icon]

+1

13

[nick]Brandon Walsh[/nick][status]начальник охраны[/status][lz1]Брендон Уолш  35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> начальник  охраны <br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">my blood</a>[/lz1]

[icon]https://24.media.tumblr.com/c66652e8179ef3374f5e0fe5236aa8ff/tumblr_n45swiLJN91rvtpeto1_250.gif[/icon]

Брендону было стыдно  понимать, что он  подставил всех.  Может быть, и те кто думал, что он не слишком хороший охранник были   правы. Не будем забывать, что мужчина сюда устроился только благодаря протекции отца. А по-другому он и не стал бы оставаться в этом захолустном городе.
Брендон замечает, как он проводить праздники. Видит то, что каждый раз приготовив глинтвейн собственными руками, чтобы побаловать своих подруг и друзей. Не зря он умел  разогревать вино, добавив корицу, имбирь, гвоздику, мед, цедру лимона и бадьян.  Все прогревает, до появления пены, греет дальше, пока пена уйдет, а температура станет около 75 градусов. Укутываем, настаиваем и после этого угощает друзей. А пирог он помнит, что даже  отец в те времена  когда был старшим специальным агентом  мог приготовить пирог. А после этого заставлял всех сесть и есть тыквенный пирог. Пирог от которого многим становилось худо. А мужчина не мог ничего сделать кроме как  садиться за стол после молитвы и есть этот пирог. Пирог, который мужчина  с тех пор и терпеть не мог. Но не это было главным, а то как  мужчина поступил. Неужели Брендон не понимал, что все  это лишь заставит усомниться в его виновности. Может быть, итак, но другого мужчина ничего и придумать не мог. Не мог, поскольку  время  для оставшихся ребят в  лагере могло быть  уже поздно. Но мужчина  решил сразу спасти. Сделать так, чтобы никто не был больше мертв, как  эта подруга  Элайзы.
Мужчина упал  не просто из-за подножки, а потому что посмотрел на лица Элайзы и Мии. Девушек, которые  смотрели на него, как  на чумного. И кроме всего прочего мужчина понял, что он не сможет спасти  людей в лагере. Но спасти  трех девушек,  с которыми он сейчас оказался, связан, это другое. Это был  как  в тот раз, когда мужчина  на  прошлый  Хэллоуин смотрел Пятница  13 и боялся  Фредди Крюгера. Хотя  знал, что все  не так, как  кажется. Знал, что все  будет хорошо.  Может быть, поэтому  он заметил, что этот толстый  полицейский мог больше поверить в  его безумную историю, чем Карл Питерсон.
Лежу. Лежу я, знаю  процедуру. - Мужчина не собирается  больше строить из себя героя, поскольку все  это не является больше его проблемой. Проблемой, которую он теперь был готов  перекинуть на полицию. Да  и надо было подумать, что делать с этими тремя шокированными девушками.  Да  и сопротивляться  полиции бесполезно. Когда мужчина подумал, он понял, что при выходе  его могли и подстрелить ненароком. А это не то чего мужчина хотел.
-Я готов  посидеть в камеру. Но умоляю. Пусть хоть кто-нибудь поедет в лагерь и проверит все  ли там спокойно.- Мужчина не стал делать выводов и  показывать своей боязни. Теперь  пусть расхлебывают все это Стив Джобс и Карл Петерсон. А он если потребуется,  останется  свидетелем.  Человеком, который будет говорить  со всем этим. Мужчина  хотел, не хотел. Но внезапно, он все изменил и решился  поговорить с этим толстым копом. Копом, поскольку  понял, что и его отец  будет недоволен тем, как  он все  допустил. Не  будет доволен тому, что  убийца, которого тот вроде бы поймал вновь, оказался  на свободе. И именно поэтому, мужчина проговорил, в тот момент, когда Стив  запирал камеру.
-У  меня единственная просьба. Сообщите, где я моему отцу. Я уверен, что поговорить с ним этой ночью не могу. Но я  имею право на один телефонный звонок. Звонок, который  я сделаю и обещаю больше никого не беспокоить до утра

0

14

Происходящее в полицейском участке напоминало один большой кошмар, словно мы попали не в приличное место, а сейчас проходим очередной квест. Сможем ли мы выбраться из него? Большой вопрос. Помню, как в прошлом году на Хэллоуин я смотрела фильм ужасов, после просмотра которого потом еще пару ночей позже мне снились кошмары, и с тех пор я пообещала себе избегать все, что хоть как-то смахивает на кошмар. Всякий раз мне это удавалось, однако, не в этот раз.
Эмма умерла, своей смертью или ей все же помогли – на деле так и не было известно. Нас было четверо на данный момент, и каждого из нас опрашивали друг за другом. Можно сказать, что нас разбирали друг за другом как сладкие пирожки. И что ужасно, я понимала, что мой допрос неизбежен, но всякий раз, когда я собиралась подниматься и идти в кабинет к друг полицейским, внешне абсолютно не похожим друг на друга, вызывали кого-то иного.
- Они все странные, - заявила я, и пожала плечами, когда начальник охраны предложил согласовать показания. Очень это странно.
- Я лично буду говорить правду, а как вы – уже на ваше усмотрение. Я хочу, чтобы полицейские разобрались, и нашли причастного к смерти моей подружки. Она не заслужила такой участи, - добавила я, шумно выдохнув. Мне не нравилось происходящее, но и свалить отсюда возможности не было. Это было бы, как минимум, странно. А потом мне стало плохо. Сначала я еще как-то пыталась держать себя в руках, пыталась побороть приступ тошноты и легкого головокружения, но легче не становилось, и хоть я сидела, мне все равно было чертовски хреново.
- Врача, позовите врача, пожалуйста, мне плохо... - тихо простонала я, пытаясь не грохнуться в обморок. Пусть меня допрашивают сколько хотят, я ведь хочу докопаться до правды, и все же, когда перед глазами представляю те ужасные кадры и ее мертвые, пустые, стеклянные глаза, становится просто невыносимо.
Врача позвали, и меня уводят. Какое-то время, кажется, что целую вечность, я провожу в кабинете врача. Удивлена, что в полицейском участке, даже в таком захудалом, он существует. А может это кабинет психолога или что-то около того? Оставалось, только гадать. Мне помогли, оказали первую медицинскую помощь, и с течением времени меня отпустило.
Когда все кончилось, я вернулась обратно к девчонкам, оказывается, Кармину уже допросили, и она вернулась на место. Я хотела поговорить с ней, но рта разинуть не успела, как выбежал из кабинета начальник охраны, и как вопить начал нечто несуразное. Мужчина призывал нас как можно скорее бежать отсюда, обратно в лагерь, туда, где так жестоко расквитались с моей подружкой. О, нет, туда я точно не вернусь. Нет, нет, только не я. Мы все сидим и смотрим на него, выпучив глаза, да приоткрыв свои рты, потому что вроде и надо как-то реагировать, а с другой стороны, его тут же накрывает толстый полицейский, очень оперативно скручивает лежащего уже на полу начальника охраны, потом поднимает, и уводит. Похоже, он тут задержится надолго.
Мы с девчонками переглянулись, а потом вернулся полицейский, и заявил, что нам не следует вести себя так, как начальник охраны, если мы не желаем присесть надолго, и вызвал меня на допрос. Жутковато, если честно, но деваться-таки было некуда, поэтому я поднялась со стула и пошла вслед за мужчиной в кабинет. А был ли выбор?

[icon]https://i.imgur.com/QRxIQfM.png[/icon][sign]ав от адские псы[/sign][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][nick]Eliza Parker[/nick][lz1]ЭЛАЙЗА ПАРКЕР, 18 y.o. profession: студентка
[/lz1]

+1

15

[nick]Carl Peterson[/nick][status]полицейский[/status][lz1]КАРЛ ПИТЕРСОН, 38 y.o. <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> полицейский<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">my blood</a>[/lz1]

[icon]https://i.imgur.com/47cXiz6.jpg[/icon]

Питерсон не понимал ничего. Даже  не видел смысла, почему его напарник, которого он терпеть не мог, вел себя так. Казалось, этот Стив  пытался показать себя  классным полицейским. Но на  самом деле тот человек  был просто любителем пончиков. Человеком,  благодаря  которому даже  такого человека с огромной производительностью труда считали таким же.
Да  нельзя говорить, что  Карл не  был  таким человеком, который не праздновал праздник. Но  праздновать Хэллоуин это была американская традиция. Традиция, которая  мужчина не знал, ушла  веками куда. Но он и не собирался узнавать об этом.   Мужчина  каждый этот день работал как  одержимый. Его цель была  даже  не получить повышение, а показать другим людям какой он мужчина. Показать, что работа  для него главная. Но после вечером  мужчина приходил в пустой дом. Дом, который он  делил ни с кем, поскольку  любил одиночество. Не знал, что и с кем ему делать.
Мужчина  не мог  собраться в  кругу семьи, чтобы отметить праздник. Но  Карл всегда украшал патиной, тыквами, венками и пугалами.  Просто мужчина помнил,  как это было  в детстве. Еще до того момента, как  все  изменилось в его жизни. До того, ка к он решил стать полицейским.   Но  это не мешало быть ему самым  лучшим сборщиком сладостей на этот праздник. Просто  мужчина, как  и в своей жизни, так и тут готовился  ко всему. Пытался  понять, какие дома следует обойти, а  на какие можно не тратить внимания. Кроме всего прочего Карл ни разу не попадался, даже  если выпрашивал сладости в одних и тех же домах. И все,  потому что всегда следовал четкому плану.  Мужчина выбирал дома, где его угощали самым большим количеством конфет. И обходил исключительно их. Всегда держал в запас е разные костюмы, благодаря  которому его нельзя было идентифицировать.  То он страшный Фредди Крюгер, то милашка Каспер, а  то вообще Терминатор. И каждый раз он  набирал не один мешок сладостей. А после этого опорожнял его и шел за другими вещами.
Но  хватит думать о детстве и юности. Сейчас  важно допросить всех людей. И понять, так ли виновен  начальник охраны. На первый  взгляд, мужчина был из тех, кто кричит караул там, где и сам накосячил. Но с другой стороны не будь все так просто,  разве  же  у него у Карла болела голова. Допрос начальника  охраны, Кармины  дал неоднозначную  интерпретацию событий.  Событию, благодаря которому,  мужчина отключился от двойного хука  этого типа. Типа, который   гордился своей фамилией. Хотя  это будет не так  уж и сложно узнать. В тот момент, когда  Стив отводил этого типа  в камеру, Карл понял что, сказал мужчина. Его фамилия была как  у местного старшего специального агента ФБР, ныне  на пенсии. Но  даже не это привлекло внимание, а то, что именно этот агент и задержал якобы подозреваемого  мужчину в прошлом в убийстве  в  лагере. Теперь было важно услышать другое. Узнать, что же думает  ближайшая я подруга жертвы  оттого, что случилось. Была ли она  той, кто мог бы сказать хоть слово хорошее  о Брендоне Уолше.
- Мисс  Паркер.  Допрос  который  я провел, и Стив вызвал много вопросов. Вопросов на которые только Вы и сможете дать ответ. Не буду спрашивать о ваших отношениях с  подругой.  Для  этого я уже отправил запрос в ваш родной штат. Но скажите. Никто вам не показалось странным в тот момент, когда вы попали в лагерь. Как  вы думаете почему начальник охраны хотел научить вас стрелять? И самое главное, расскажи о последних минутах в лагере. Благодаря этому я  смогу подтвердить или опровергнуть показания вашей подруги и этого начальника охраны
Карл смотрит на девушке, а  сам нависает над ней  как  над подозреваемой. Не  дает  и шагу ступить, и вздохнуть.  Мужчина казалось, сейчас играет роль плохого полицейского. Полицейского, который ни во что и не верит.

+1

16

В глубине души я прекрасно понимала, что если не начать говорить уже прямо сейчас, то потом может быть слишком поздно. Если даже предположить, что Эмму реально кто-то утопил, а не она сама случайно плюхнулась в воду и не смогла выбраться из воды живой и невредимой, дела плохи. Убийца чисто теоретически мог и сейчас бросить на территории лагеря, и тогда… слова начальника охраны, если он подумал о том же, о чем только что подумала я, приобретали новый смысл. По спине бегут мурашки, а я следую в кабинет за высоким, худощавым мужчиной. Вот он садится на против, вот я вижу рядом на столе большой блокнот, принадлежности для письма, я смотрю на все это, стараясь не думать о плохом, однако кошмарные мысли уже заполоняли разум и тревожили меня. Мне снова становится не по себе, еще и от невыносимо прямого взгляда полицейского. Он смотрит на меня так, словно готов просверлить меня своим взглядом. Брр. Я морщусь, но в глаза ему не смотрю. Хотя меня преследует эдакое чувство загнанного кролика в угол кабинета удавом. Сейчас он хорошенько исследует свою жертву, а после примется за свои грязные делишки. Черт. Кажется, думаю я не о том, о чем бы следовало реально подумать, еще и эти странные вопросы полицейского. Черт, кажется, он успел представиться, но, я не запомнила ни его имени, ни фамилии. Почему-то такая простая информация совершенно не желала сейчас укладываться в моей голове. Наоборот, вслед за ужасно кошмарными выдумками, пронеслось воспоминание, как с Эммой ранее нам было вместе хорошо, как мы некогда ранее готовились к Хэллоуину, как я украшала родительский дом, пользуясь случаем, когда родители уехали навестить родственников, а Эмма мною руководила. У нее всегда чувствовались замашки лидера, еще тогда, поэтому я никак не могла, буквально отказывалась реально поверить в то, что она сама утонула, что не смогла выбраться из воды. Она ведь всегда была другой, храброй, ловкой девкой. Она не стеснялась даже людям правду говорить в глаза. А сейчас ее не было, она уже ничего не могла. И от этой мысли на глазах снова появились слезы. Горечь и боль, отчего еще сильнее защемило в сердце.
Полицейский напротив просто делал свою работу. Я же была не первой и вероятно окажусь далеко не последней, кто еще усядется на это место, и будет отвечать на вопросы. Пока что его в большей степени волновала не смерть Эммы, а показания начальника охраны. Оттого и ко мне у него появились вопросы, которые требовали ответа, а не молчания с моей стороны. Забавно другое. Когда мы ехали в полицейский участок, оставляя место происшествия позади, я ведь реально хотела, как можно скорее оказаться на том месте, на котором сейчас, чтобы поговорить с полицейскими, чтобы они во всем начали разбираться как можно скорее, но сейчас… Казалось, что слова из меня нужно вытягивать словно клещами, и я сидела, смотрела на него, и молчала, словно воды в рот набравши.
Молчание затянулось, и я увидела на лице полицейского, как он едва ли заметно нахмурился пуще прежнего. Он все также сверлил меня взглядом, а потом я поняла, что надо взять себя в руки, и, хотя бы начать говорить.
- Я все еще не могу прийти в себя после смерти Эммы… - мой голос дрогнул, когда я сама заговорила о смерти. Как часто мы думаем о том, что в любой момент наша хрупкая жизнь может прерваться, и что мы ничего с этим не сможем сделать? Смириться с утратой еще сложнее, особенно, когда умирает тот, кто был так сильно дорог.
- Я не знаю… - тихо пробормотала я, а после шумно выдохнула,  потом чуть призадумавшись, добавила: - ведь в момент приезда я не разглядывала людей на предмет странности... Все казались обычными и очень усталыми… с дороги. Разве что начальник охраны..он единственный, кто вел себя как-то не так и предлагал научить нас стрелять... и это в первый день приезда в лагерь, - почему, а главное зачем хотел научить нас стрелять? Откуда ж я знала…
- Зачем учить стрелять детей в лагере – об этом лучше спросить у него самого… - ведь это была именно его затея, а не кого-либо из нас.
Впрочем…
- Когда мы пришли на озеро, Кармина увидела в воде нечто странное, и кинулась в воду, даже не раздеваясь, а когда показалась наружу… там… о боже… мы все увидели Эмму… Она смотрела на нас пустыми глазами, и не дышала…. Господи, она не дышала… Я.. Я не знаю, как такое произошло, но она не дышала, я хотела, чтобы все оказалось просто кошмарным сном, но она не дышала…
Угадайте, у кого снова начиналась истерика?

[icon]https://i.imgur.com/QRxIQfM.png[/icon][sign]ав от адские псы[/sign][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][nick]Eliza Parker[/nick][lz1]ЭЛАЙЗА ПАРКЕР, 18 y.o. profession: студентка
[/lz1]

+1

17

[nick]Carl Peterson[/nick][status]полицейский[/status][lz1]КАРЛ ПИТЕРСОН, 38 y.o. <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> полицейский<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">my blood</a>[/lz1]

[icon]https://i.imgur.com/47cXiz6.jpg[/icon]

Карл видел то, что его дело рано или поздно заберет ФБР. И не, потому что будут беречь честь мундира, или же пытаться замять дело. Нет, если Брендон виновен, то он понесет наказание, и с этим не было никаких проблем. Но Питерсон просто не  видел ничего хорошего от ФБР  за все время  службы в полиции. Это были те же самые  преступники, только с федеральными значками. По крайней мере, так о них и думал мужчина. Люди, которые готовы  помиловать убийцу, если те выведут их на  наркобарона. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что преступники, которых помиловали на самом деле убийцы и насильники. Их просто берут в программу защиты свидетелей, чтобы эти криминальные бароны не подослали к ним киллеров.  А на самом деле преступники под личиной защиты свидетелей продолжают свою деятельность под другими именами. Под зашитой полиции, которая должна будет защищать их преступную деятельность.
Карл глядя  на  эту  девушку, которая  была жертвой, не мог избавиться от того, что он называл внутренним чутьем. Чутьем, которое  его ни разу не подводила. Вот и в прошлый Хэллоуин, снимая  тик-токи под то, как местная  детвора  собирает конфеты, увидел то чему не придал значение. А  ведь все начиналось просто. Карл решил снять соседей, и как  у них выпрашивают конфеты. Мужчина видел детей в костюмах, которые следовали его правилам. И делали ни один заход для того, чтобы выпросить побольше конфет. Но потом мужчина и сам не сказал, что же произошло, но последние визитеры его напрягли. Вроде все выглядело как  обычный хэлоуинские тик-ток. Но на самом деле это было не так.  Ведь навестив  на следующем утро Карл увидел, что соседи замялись и не говорили ничего определенного. Не могли сказать то, что мужчина хотел узнать.  Вот и эта девушка вела себя так, как  будто бы и хотела бы сказать что-то. Но не могла, поскольку до конца не верила  тому, что зло реально.  И находиться  гораздо ближе, чем могла бы та предположить.
- Эмма  ваша подруга детства не так ли? - Карл подготовился к домашнему заданию, и задавал лишь те вопросы, ответы на которые могли лишь дать однозначную реакцию. К тому же то, что скажет Элайза и будет показателем того, насколько девушка говорила правду. Или же она пыталась кого-то выгородить.
- Странности давайте поговорим, что вы думали о мисс  Бут, Дюке Доджо, Винсенте  Пухе, Джей Грине, Понибойе Кертисе. Неужели никто из них не вызывал у вас подозрение. Все было так, как вы рассказывали. Или же есть вещи о которых Вам мисс Паркер говорить стыдно . - Мужчина вновь наткнулся на Брендона и его странное желание научить стрелять всех тех, кто был в лагере. Но это не такое уж и странное было желание, учитывая все то что было в этом лагере. - Начальник  охраны выглядит подозрительным. Но я его, с  первого места подозреваемых пока убрал бы.  Половину вы не понимаете.  Но я чем больше смотрю на него и его действия вижу скорее  паникера, чем преступника
На следующие слова  девушки мужчина знал, что ответить и это была  правдой, от которой никому было и не убежать.
-  Согласен  учить стрелять детей в лагере это та еще затея. Но почему-то мне кажется, что все не так, как кажется. Может этот человек просто так пытался исправить свое эго. Или же были причины на все эти действия. И не беспокойтесь, я спрашивал у него самого. Но слова, которые сказал этот человек для меня были китайской грамотой. Скорее я поверю тому, что сказали Вы, чем тому бреду, которым грузил этот человек. 
Следующие слова  заставили усомниться  Карла и в Кармине, поскольку  слова  двух девушек  в чем-то совпадали. А в чем-то и различались. Теперь оставалось только сформулировать правильный вопрос, и не подставить  девушку.
-  То что вы сказали ваша подруга не упомянула. Кармина Рамос не говорила то, что она забеспокоилась. Как вы думаете, в чем там дело. И почему все произошло так. Неужели вы думаете, что Кармина могла быть виновной. Или же быть сообщницей того человека, который убил вашу подругу
Давление принесло, не то на что надеялся  Карл. У  Элайзы началась реальная  женская истерика. Истерика, от которой не было никакого противоядия.  И тут же Карл, из злого полицейского превратился в доброго. После этого   протянул платок Элайзе, которая казалось вытереть слезы.  И после этого сказал уже другим спокойным тембром.
-   Мисс Паркер пока  я обдумаю все  то, что произошло, Вы  можете выйти в  коридор. Может, там сможете успокоиться. 

+1

18

Самое тяжелое было, так это не расплакаться пуще прежнего прямо в кабинете. На душе с каждой минутой становилось все тяжелее и невыносимее, и казалось, что допрос длится вот уж целую вечность, а не несколько минут. Никогда не могла подумать, что отвечать на простые, казалось бы, вопросы станет так сложно, по крайней мере сейчас.
- Да, все верно, подруга детства, - была ею все эти годы, и была бы дальше, если бы не эта зловещая поездка в лагерь. Ах, если бы я знала наперед, что там произойдет, я бы ни за что ее туда не отпустила, и сама не кинулась в этот омут с головой. Смешно и не очень, но я тогда просто задавалась вопросом, твердила себе мысленно что-то из серии «да ладно, ну съездим в лагерь разок, ну и что? Ничего же плохого там не случится? Там же детишки, просто поможем им, повеселимся, может даже подурачимся, всего-то». Однако, в итоге всё получилось прямо-таки наоборот. Еще детей не встретили, а уже такое несчастье.
Вот счастливое время было в прошлом на Хэллоуин, когда я ходила по домам соседей в устрашающем костюме, и собирала сладости. Разные люди встречались на моем пути. Одни открывали дверь и сладости в мою корзину сыпались словно рекой, а другие и подавно не считали Хэллоуин за праздник, потому даже дверь не считали нужным открывать. Потом уже дома мы вместе с Эммой разбирали сладости, рассматривая их на предмет, вкусные они или нет, пробовали мы такие или нам еще предстоит узреть их вкус. Когда я ходила по домам, Эмме стояла неподалеку и снимала весь этот процесс на камеру, она любила так часто делать, а сейчас…
Полицейский же, вместо того, чтобы разобраться в гибели моей подруги, решил просто поговорить о неких странностях, да вообще о тех людях, которых я таки и не знала. Конечно, я слышала их имена, многие по крайней мере, когда они представлялись, но при встрече я не вспомню, кого и как правильно и точно зовут, могу ошибиться.
- Ну… Странный вопрос. В смысле…Почему мне должно быть стыдно? Мою подругу нашли мертвой, никто не занимается розыском преступника, а лишь копается не пойми в чем, и мне должно быть стыдно? За что это, можете пояснить? – в этот момент ярость взяла вверх, и я не сдержалась в своих высказываниях. Этот гнусный тип, что он там себе замышляет? Мне он не нравился, как и его дурацкие вопросы…
Он говорил о многом, а я замолчала. Только по одной встречи с человеком, он вдруг начал делать вид, словно его понимает, словно знает его, и это уже, как минимум, странно. Этот полицейский не был на месте преступления, не видел Эмму, опрашивал лишь нас, и… Делал странные выводы, похоже, понятные только ему. Дело гиблое, если за дело реально возьмется этот тип. Он его очевидно провалит, и дело моей сестры окажется висяком. Я много раз слышала о чем-то таком по телевизору, и сейчас внутреннее чутье подсказывало мне, что так все и произойдет в данном конкретном случае.
Ощущение складывалось, что он пытается нас всех тут подложить, что один сказал, а что другой, но вместо этого я уставилась на него как на умалишенного, вот правда, и шумно вздохнула.
- Вы сейчас серьезно? Я потеряла подругу детства, увидела ее смерть, а вы мне тут пытаетесь доказать, что Кармине было все равно? Или что это она виновна? Боже… Что за небылица… Я не знаю, что случилось. Я хочу, чтобы полиция в этом разбиралась.
Когда допрос подошел к концу, я спешно покинула кабинет, понимая, что дело плохо. Этот тип ни в чем разбираться не станет, ему бы лавры подавай, а это дело – какой в нем интерес? Подумаешь, всего лишь девочка умерла на воде…

[icon]https://i.imgur.com/QRxIQfM.png[/icon][sign]ав от адские псы[/sign][status]Я так хочу, чтобы лето не кончалось[/status][nick]Eliza Parker[/nick][lz1]ЭЛАЙЗА ПАРКЕР, 18 y.o. profession: студентка
[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Выжившие или до встречи в полицейском участке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно