Джоан не выходила на связь уже вторые сутки. Нет, не так. Эта чертова Джоан не выходила на чертову связь уже чертовы вторые сутки. Всякий раз, когда кто-то из своенравных девиц, пыталась мнить себя беспрецедентно крутой, востребованной и высокооплачиваемой, с ней явно начинались проблемы...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » холод наших вен


холод наших вен

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/C0A6pF9.jpg https://i.imgur.com/gHyTdiF.jpg https://i.imgur.com/tXkUfC0.jpg

Артём  Городецкий  и  Аристарх  Ларин // Россия,  Воркута // осень `22

Код:
<!--HTML--><iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:70px;" width="100%" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/61304857/9553251">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/9553251/track/61304857'>Клетка</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/6177002'>Molchat Doma</a> на Яндекс Музыке</iframe>

[nick]Аристарх Ларин[/nick][icon]https://i.imgur.com/qgww8w9.gif[/icon][lz1]АРИСТАРХ ЛАРИН, 23 <sup>y.o.</sup></br><b>profession:</b> студент, фотограф </br>[/lz1][status]дед инсайд[/status]

Отредактировано Dante Torbergsdatter (2022-10-02 22:55:52)

+4

2

- отбой, Городецкий, - ты высовываешься из окна прошлогодней пятнашки. по современным меркам она новая. только дверь в двух местах поцарапана и капот ушёл под замену месяц назад. теперь он чёрный, все остальное - темно-синее. тебя это не парит, тачка не твоя, пока бегает нормально. дай бог покатаешься ещё пару лет. сплевываешь под ноги направляющему. прищуриваешься, будто солнце слепит. нет его здесь и кажется никогда не было.

- в чем дело? - не спешишь выходить, сжимаешь в перебитых пальцах самокрутку.

- на той стороне отказ.

блять…

отворачиваешься, бьешь затылком по протертому подголовнику. ты рассчитывал на эти деньги. мог бы управиться за ночь, получить пять штук.

- причина? - он пожимает плечами.

- отдыхай до завтра.

- ладно, на связи, - зажимаешь губами мятый окурок, затягиваешься, параллельно разворачивая тачку. за тобой вереница таких же желающих подзаработать. на той стороне. ты уже не удивляешься, вопросы здесь задают приезжие, а их почти не бывает. может дотягивает до десятка в месяц и то не всегда. залетные, любопытствующие, засланные. не имеет значения. долго они не выдерживают.

выбрасываешь бычок в окно. за ним привычная серость, глазницы домов, через одно заброшенные квартиры. твой дом такой же, полуразвалившийся каменный обрубок. холод собачий круглый год. но все дело привычки. свалить отсюда - мечта каждого второго, в детстве ты тоже мечтал. распинался перед одноклассниками, как будешь жить в большом городе и зарабатывать миллионы, вернёшься и будешь эти свои миллионы тут раздавать. было бы смешно, если бы не было так тошно.

где-то на той стороне твоя сестра, звонит каждую неделю, грозится приехать и привезти тебе дурь. а ты каждый раз смеешься и просишь оставить свою дурь при себе, там она ей больше пригодится. не спрашиваешь чем занимается, а она не рассказывает. матери врешь, что работает сиделкой, зарабатывает мало. вам здесь нахрен не нужна правда, вам достаточно своей и матери не нужно видеть Сашку, потом ты ее несколько дней вытягивать будешь и подработка снова накроется медным тазом.

бросаешь тачку у дома, выходишь, горбишься, с него сыплется какая-то дрянь. может это уже дома осыпаются, прах летит с крыш. поднимаешь глаза к небу, снова щуришься, застёгивая куртку, едва не царапая молнией горло. похоже у тебя свободный вечер.

дверь подъезда болтается на соплях, отталкиваешь ее плечом, руки в карманах, в карманах мятая пачка с табаком и фильтры, скомканные деньги, ключи, складной нож. сплевываешь на ступеньки.

каждый раз когда ты заходишь к матери, она смотрит на тебя так, словно была уверена, что ты не вернешься. это уже давно перестало задевать. ты делаешь, что должен, эта развалина - твой дом, в щели между оконными рамами задувает ветер - воздух, которым ты дышишь всю жизнь, наградивший тебя непроходящим кашлем. мать кутается в свитера и пледы, ее спасение ещё работающий телевизор и на полке под ним - лекарства, слишком много лекарств, ими провоняла вся комната.

садишься на табурет на кухне, достаёшь мятую бумагу, высыпаешь табак, скручиваешь, чиркаешь зажигалкой.

- Тёма, опять куришь…, - мать за стенкой кашляет, ты закрываешь дверь, распахиваешь форточку.

блядство. сейчас бы уже добрался до Заполярного, забирал груз на отправку.

куришь в окно, прямо напротив вашей пятиэтажки, твоя школа, с верхних этажей осыпались все стекла, на первом тусуются подростки, там уже никто не учится. как теперь это называется? арт-объект. диковина для туристов.

в холодильнике есть пара бутылок пива, но ты не хочешь оставаться дома, все равно что в склепе, накидаться и уснуть? сегодня этот вариант не кажется привлекательным. на порядок лучше звучит - стейк с кровью и нормальное пиво.

- сегодня дома будешь ночевать? - мать заглядывает на кухню, у неё в руках блюдце с косточками от персиков, два огрызка яблока, забираешь, выбрасываешь, забывая про самокрутку в зубах.

- ма, поела бы нормально. все же есть, - щелчком выкидываешь бычок в форточку. - давай подогрею, садись, - она прикладывает ладонь к твоей небритой щеке, морщишься, отклоняешься. не нужны тебе все эти нежности. отвык ты уже. - посижу в баре и приду домой,  да. сорвалась поездка.

она не задаёт вопросов, послушно садится, послушно ест подогретые вчерашние котлеты с гречкой, провожает тебя взглядом. завтра снова будет смотреть с удивлением, когда столкнётесь в узком коридоре, ты с зубной щеткой во рту, в одних трусах, с красными глазами, она заспанная немного, но уже причесанная, с горстью таблеток в сложённой лодочкой ладони.

в баре аншлаг, кто-то хлопает тебя по плечу, удивляется что ты тут забыл, вечно же в разъездах между посёлками, на заводе, на складе, ещё хер знает где, но точно не в баре.

не отвечаешь, заказываешь пиво, бармен сменился, тот тебе нравился больше. наверное свалил, давно хотел, плакался тебе по пьяни, а ты по пьяни назвал его слабаком.

заказываешь второе пиво, к стейку самое то, скоро тебя начнёт клонить в сон, это первый раз на неделе, когда ты ешь, как человек. кто-то задевает твой стол, чуть не разливает на тебя стопку текилы. знакомое лицо, примелькалась уже, приехала к парню лет пять назад и застряла, а вот парня ты давно не видел.

- привет, - она опрокидывает стопку, зажимает зубами лимон и морщится. ты ухмыляешься, делаешь глоток пива, равнодушно наблюдаешь, что будет дальше. обычно схема всегда одинаковая. сначала она спотыкается рядом со столом, потом выпивает, садится за твой столик /или не твой, без разницы/, просит ее угостить, отказываешь - угощает сама. а дальше, грязный сортир, ее съемная комната с глухой старухой соседкой или твоя квартира/или не твоя. не интересует.

- вали-ка ты, киса, - допиваешь залпом стакан. девица кажется обиделась. а все таки жаль, что бармен сменился, тебе охото нажраться и точно не в компании этой надувной куклы.

после трёх стаканов и отменного стейка, самое время отчаливать, пройтись до дома, выкурить сигарету и рухнуть носом в подушку, не раздеваясь. душ утром. часов в шесть. отличный заряд бодрости.

разворачиваешь скомканные бумажки, как раз хватает вместе с чаевыми. подмигиваешь бармену и выходишь. шум остаётся за спиной, на улице как всегда все полумертвое. закуриваешь, снова горбишься, кожанка нихера не спасает от ветра и бритая голова тоже мёрзнет. но не зима же, ещё успеешь походить в шапках, шарфах и тулупах и проорать с крыши как ты, блять, любишь свой город.

спешить тебе некуда, идёшь по прямой, по Ленина, пару раз свернул, ничего не поменялось - все ещё Ленина. впереди какая-то возня, похоже драка, не редкость, влезать ты не будешь. сами разберутся. замедляешь шаг, но по-прежнему идёшь прямо, твой дом уже близко, ты видишь свои окна, света нет, мать уже уснула. ты знаешь - она приучила себя не ждать.

чем ближе, тем отчетливее - кто-то валяется на земле, его пинают ногами четверо парней. значит не просто драка. обшарили карманы? да что взять с такого же как они или как ты. пока ты медленно приближаешься, они отходят, один последний раз отвешивает пинок в живот, ветер доносит до тебя бессвязное мычание. парни ржут, перекидываются какими-то фразами, ты не прислушиваешься. сжимаешь нож в кармане, затягиваешься, перед тобой облако дыма, ускоряешь шаг.

- Городецкий! - от компании отделяется один, толкает тебя плечом, от него разит водкой и ты делаешь ещё одну затяжку, не выпуская нож. - поживиться хочешь? - у него целая пачка новеньких банкнот между средним и указательным и нет двух передних зубов.

- неплохо, но нет. я иду спать, завтра товар везти, - без улыбки проходишь мимо, чувствуешь, как взгляд прожигает тебе спину, считаешь про себя, не больше пяти секунд, а потом голоса удаляются. пошли проматывать деньги в клуб. нож падает на дно кармана, ты сжимаешь и разжимаешь пальцы несколько раз и оборачиваешься. улица пустая, ветер гоняет по асфальту сухие листья.

парень, скрюченный на земле, шевелится и вроде стонет. темно, тебе приходится наклонится над ним, чтобы понять - явно не местный. хотя и по одежде мог бы догадаться и по банкнотам...

- эй, парень. живой?

[nick]Artem Gorodetskiy[/nick][status]сплин[/status][icon]https://i.imgur.com/SzQw5eB.jpg[/icon][sign]https://i.imgur.com/zw9N3Vk.png[/sign][lz1]АРТЁМ ГОРОДЕЦКИЙ, 25 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> водитель <br>[/lz1]

+2

3

с нижних полок слышится звон рюмок и мерзкий смех, скрип ржавой двери напоминая, по ушам бьёт неприятно. втыкаешь наушник во второе ухо и музыку громче делаешь, отвернувшись к стене, но даже так уснуть не получается. в бок кто-то настырно тычет, со злостью выдергиваешь наушник и поворачиваешься посмотреть, кому там не терпится плевок в ебало получить.
-что?
-спускайся к нам, мы тебе налили.
ты не пьешь с незнакомыми людьми, особенно в поездах. особенно водку чистым. но поспать тебе явно не удастся, поэтому приглашение принимаешь, ноги с со своей верхней полки свесив нехотя сползаешь вниз. всё равно делать нечего, сеть не ловит, сон не идёт, а читать выбранную в дорогу книгу просто не хочется, настроение не то.
усаживаешься рядом с окном, поджав ноги под себя, рюмку из рук попутчика принимаешь, думая о том, что вообще ничего плохого, если выпьешь немного в рандомной компании. окидываешь взглядом присутствующих: мужик потрёпанный, меньше пятидесяти лет не дашь, явно алкоголик из какого-то села, одежда вся измятая, "гэкает" через слово, взглядом явно развесёленным тебя осматривает; второй выглядит не лучше - явно жизнь потрепала, но говор отличается, этот явно из большого города, одежда приличная, глаза уставшие, синяки под глазами в цвет недешёвых спортивных штанов; и женщина, всё по-классике - зелёные тени, пальцем размазанные до висков, нелепый татуаж бровей и собранные в слабый пучок светлые кучерявые волосы, смеется с каждого сказанного слова и при любом удобном случае говорит "бог даст, всё будет". колоритная компания, собравшаяся в одном купе, добавляет твоей поездке атмосферы, поэтому неприязнь к этим персонажам у тебя быстро проходит, уже не хочется, как обычно во время поездок, войдя в поезд раньше, чем он наполнится, заползти в свой угол, лишь бы лишний раз не доебались пьяные соседи. такие до чего угодно докопаться могут, тебе проблем лишних не надо.
- ну, будем знакомы. я михаил, можно дядь миша, это вот ксения и паша, - после слов сельского все разом протягивают тебе свои наполненные рюмки, ты в ответ.
- аристарх, - без спроса отламываешь кусок хлеба, лежащего на столике и, зажмурившись, выпиваешь все до дна, сразу же закусывая и морщась от жгучего вкуса спирта во рту.
- охо-хо, а чойто такого аристократа потянуло на север? да ты не смущайся, все свои, нам, почитай, два дня вместе жить всем, - смеется сельский.ты только плечами пожимаешь, сухо отвечая:
- на экскурсию.
теперь уже смехом заливается всё купе, чуть ли не слёзы с глаз вытирая. тебе их реакция понятна, друзья твои так же над этой затеей смеялись, шутя про то, что тебе нормальной жизнью не живётся, шило в заднице мешает, и себя в эту поездку они затянуть не позволят - не хочется им мёрзнуть за полярным кругом, идея хуйня. но тебе всё равно, если что-то приспичит - не успокоишься, пока задуманное не осуществишь. захотелось для проектной работы выбрать воркуту - всё, чемоданы готовы, фотоаппарат заряжен, ты переполнен энтузиазмом, хочешь заселиться в максимально непригодную для проживания квартирку в хрущёвке на отшибе, зарядить в наушниках российский пост-панк и во всей этой эстетике безнадёжности и разрухи сидеть и курить на кухне, в блюдце с цветами и золотой каёмкой пепел стряхивая. ты много читал о вымирающем городе, тебе нравится эта безысходность, исходящая даже от неудачных фотографий в интернете, ты хочешь погрузиться, прочувствовать, пережить.
рюмка моментально наполняется новой порцией водки, и женщина, представленная ксенией, наклоняется ближе к тебе, через столик массивным телом переваливаясь, взволнованно, полушёпотом говорит, в глаза заглядывая:
- не нужно оно тебе, мальчик. сбежишь, хвост поджав, через пару дней, если вообще жив останешься. у нас ребята таких любят, помяни моё слово - всё, что при себе есть отожмут, ещё в спину плюнут.
ты слабо усмехаешься. ты в курсе финансового положения людей в этом городе, но есть стойкое ощущение, что ты сможешь договориться - не зря же ты в магистратуру по журналистике пошёл, забалтывать людей, когда мозг в стрессовом режиме особенно - твоя почти профессиональная обязанность.
женщина на своё место возвращается, продолжает смеяться с историй михаила о том, как он пьяный за рулём уснул, или как товар свой потерял на дороге - ты уже не разбираешься, так быстро он перескакивает с одного на другое.
- можно вас сфотографировать? - вырывается у тебя на автомате. снимки из поезда, с довольно аутентичными людьми, прекрасно дополнит серию фотографий города, ты не можешь упустить такую возможность. достаешь со своей полки спортивную сумку, копошишься, в поиске камеры.
- а чёб и нет, только ты потом снимки нам тоже перекинь.
согласно киваешь, у проёма устраиваясь, выбираешь ракурс, который позволит захватить во все зубы улыбающихся людей, опрокидывающих одну стопку за другой при приглушенном свете, с пробегающими за окнов густыми рядами деревьев. идеально.

***

ты сходишь на перрон едва проснувшимся, голова трещит - естественно, два дня подряд водку хлестать, у кого не заболит. сумку через плечо, чемодан держишь рядом, такси вызываешь сразу до квартиры, чтобы вещи сбросить и сразу пойти гулять, не теряя времени зря. оно, конечно, рискованно, по ночам по городу шастать, но тебе всё равно, ты хочешь каждую минуту с пользой провести, подыскать атмосферные вывески продуктовых и аптек на почти разваливающихся от старости домах, заржавевшие детские качели во дворах, на фоне полупустых, в которых два-три окна горит от силы.
головная боль сразу на второй план уходит, как только ты шаг на порог квартиры делаешь, ключи от хозяйки пожилой получаешь и шапку с себя стягиваешь. как раз то, что ты искал. зелёные растения на фоне мрачных стен с посыпавшейся штукатуркой, деревянные табуретки на кухне под тонким тюлем с цветочным узором, софа в комнате, ковёр на стене, стенка советская, из приоткрытой дверцы которой виднеются старые книги - атмосфернее не придумаешь.
вещи оставляешь неразобранными, сразу же на улицу вылетаешь, ухватившись за фотоаппарат одной рукой, другой держа перед лицом карту города. вдоль дороги через один слабо светят фонари, ты идешь, периодически взгляд на них поднимая. тебе уже нравится, нравится, как мрачно это выглядит, нравится, как музыка в наушниках идеально вписывается, нравится, что ты наконец на месте, наконец осуществил задуманное.
ветер в лицо бьёт, чувствуешь, как начинаешь замерзать, пройдя всего ничего и жалеешь, что не додумался переодеться во что-то потеплее, но сворачивать не собираешься. впереди виднеется какая-то ярко светящаяся вывеска, ты шаг ускоряешь, попутно камеру включая, но тебя останавливает свист откуда-то сзади. резко оборачиваешься, перед глазами возникает, видимо вышедшая из какого-то бара, компания парней, явно недружелюбно скалящихся. они медленно приближаются, ты добродушно улыбаешься им, как разъяренным животным, от которых с твоей физической подготовкой вряд ли удастся просто сбежать.
- мужики, вы чего? вам чем-то помочь?
те только гоготом заливаются, один, самый крупный из компании, подходит ближе и больно в плечо пихает так, что ты даже невольно назад пятишься.
- себе помоги, пижон бля. давай карманы выворачивай, резче, резче.
ты глубокий вдох делаешь, стараясь от страха сознание не потерять. тебе не в первой попадать в такие ситуации, но чаще всего ты не один, и есть кто-то, кто твои слова может своими кулаками аргументировать. щупаешь свой карман - баллончик остался в дорожной сумке, а ты даже не удосужился проверить. руки поднимаешь, показывая, что не хочешь никаких проблем:
- да вы чего? давайте договоримся, что я вам плохого сделал? зачем так сразу, давайте порешаем полюбовно...
- заткнись нахуй, чё, бессмертный что ли?
ты не успеваешь опомниться, как лицо встречается с сырой грязной землёй, по всему телу проходится восемь ног в тяжёлых ботинках. бьют сильно, со всей дури, не заботясь о том, останешься ли ты живым после побоев. ты словно немеешь, ни закричать, ни заплакать от боли - просто жмуришься, даже не пытаешься на ноги подняться - всё равно вернут обратно в лежачее, если ещё больше не разозлятся и вовсе не забьют до смерти . жмуришься, надеясь на то, что всё закончится быстро. жмуришься, надеясь, что когда откроешь глаза, окажется, что просто оступился и упал, а грабители - просто плод разыгравшегося, после многочисленных историй о подобных случаях, воображения.
последний пинок приходится в живот, ты не выдерживаешь, наружу вырывается кашель, вместе с болезненным стоном. от тебя наконец отстают, ты не заметил между ударами, в какой момент из куртки пропал кошелёк с деньгами и телефон. слышишь, как удаляется мерзкий голос одного из компании нападавших, через звон в ушах. у тебя встать нет сил, как будто ты ждёшь очередного удара.
вблизи слышишь ещё один голос, не тот же самый, который звучал над ним пару секунд назад.
- эй, парень. живой?
медленно открываешь глаза, глядя перед собой расфокусированным взглядом. это явно кто-то другой говорит, не из тех, но явно наблюдавший за происходящим действом со стороны. измождённым голосом тихо говоришь, через кашель:
- да.
наконец тебе удаётся подняться с земли, голова кружится, но первым же делом ты карманы ощупываешь. внутри пара смятых сторублёвых банкнот, и до ключей и карточки во внутреннем скрытом не добрались, больше ничего.
- камера...блять
присаживаешься на корточки рядом с разбитым аппаратом, за голову хватаясь. друзья скинулись на один из твоих дней рождения, чтобы подарить этот фотоаппарат. снимки-то никуда не денутся, но сама камера была дорога, как память, как что-то символичное, ты прикипел к ней настолько, что не хотел менять до конца учёбы.
злобный взгляд переводишь на парня рядом, поднимаясь на ноги.
- и чё, ты просто смотрел стоял? прикольно, да? полицию надо вызвать, они все мои бабки забрали, - лезешь в карман суетливо, но не нащупав ничего вспоминаешь, что телефон твой тоже пропал вместе с деньгами.
- ахуенно блять, просто заебись, - снова за голову хватаешься, мужчину напротив взглядом прожигаешь, - ментам звони... - меняешь тон голоса на более спокойный, боишься теперь ещё и от этого за грубость отхватить, - пожалуйста.

[nick]Аристарх Ларин[/nick][status]дед инсайд[/status][icon]https://i.imgur.com/qgww8w9.gif[/icon][lz1]АРИСТАРХ ЛАРИН, 23 <sup>y.o.</sup></br><b>profession:</b> студент, фотограф </br>[/lz1]

Отредактировано Dante Torbergsdatter (2022-10-12 19:48:21)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » холод наших вен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно