Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » пять метров дистанция


пять метров дистанция

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

эпиграф от Лолы ❤
https://i.imgur.com/tihBFD8.gif
roomi & loretta
октябрь 2022

+5

2

Руми тонет в череде серых будней, за последние недели все краски выцвели. Работа-дом-работа - круговая траектория её полёта вот уже несколько лет, но жизнь вносит коррекции и добавляет в эту цепочку «больница». Будто у Руми что ни день, то праздник; будто ей не хватает эмоций позабористее да глаз невысыхающих.
Полинявшей эмпатией Кита обволакивает, и теперь Руми крутится между лофтом, часто пустующим; работой, от которой она выгорает, стоит лишь упомянуть, и больницей - её специфический запах все рецепторы затуманил, у Руми в носу только ароматы формалина и фенола смешиваются, и ей начинает казаться, что этим запахом пропахла не только одежда, но и все внутренности.
Жуткие ощущения. Из-за них Руми ругается с хозяином придорожного кафе на заправке, где она обитает уже несколько месяцев, из-за них решается на очередной кастинг, после которых она ещё долго отходит. Из-за этих ощущений у Руми депрессия скоро будет, честное слово, она уже одной ногой под лёг ушла, тяжёлым ботинком зачерпнула воду и только ждёт.

- Мне нужна всего неделя. Да, я знаю, что неделю назад говорила то же самое, но у меня сейчас нет денег заплатить вам за аренду, - она перед дверью в лофт стоит, проход загораживает видавший виды бывший морпех, который больше смахивает на бородатого вышибалу в типичном американском баре, не хватает только кожаной куртки и огромной цепочки на джинсах.

- Пожалуйста? - Руми знает к нему подход, по аренде только она с ним и вела разговоры - здесь улыбнётся, там жалостливые глаза выпучит и слезами наполнит. Плакать по сценарию ей всегда удавалось лучше, чем в импровизации.

- Но только неделю, не больше. Или всех погоню в шею! - она кивает, как болванчик, забегает в квартиру и захлопывает дверь. Глаза закатывает и швыряет сумку на диван, осматриваясь. П у с т о т а. По стилизации, по количеству мебели, по количеству людей.

У Руми есть час до того времени, когда двери больницы откроются для посетителей, и обычно она принимает душ после работы и бежит, сломя голову, на автобусную остановку. Кидает пару монет, садится у окна, по накатанной добирается и несколько часов проводит в палате с Китом.
На сегодня план был без изменений, но коррективы (прям как жизнь) вносит арендатор, и его визит заставляет очнуться, на календарь на телефоне взглянуть, чтобы вспомнить, какое сегодня число. И день. И месяц. Даже год. Настолько она заебалась за это время.

Про Данте она вспоминает не сразу, пытается в голове прокрутить последний раз, когда парня видела, бросая взгляд на его матрас. Там пачка сигарет валяется, недопитая бутылка с водой в центре, и Руми прошибает осознанием, что она уже видела эту картинку несколько дней назад. Нет, здесь всегда всё было похоже - пустые бутылки (чаще из под пива), пачки сигарет, фантики, коробки с китайской едой и прочий хлам по периметру. Со скандалами этот мусор выносился из лофта, и именно потому, что Руми всегда осматривала пространство, сейчас она понимает, что матрас Данте нетронутый уже несколько дней, как минимум.

Руми постукивает ногтём по заблокированному экрану телефона, нервную дробь мысом кроссовка отбивает. Хмурится, приливы злости ощущает, потому что так просто нельзя - ну какова хуя ей вечно нужно трястись над всеми. И всё бы вроде ничего, но не время сейчас, не тот случай и обстоятельства, где бы её не волновала чужая беспечность.

Мог бы хоть предупредить.

Все звонки остаются без ответа, Руми девятый сбрасывает сразу после слов о голосовой почте, а на десятый сообщение оставляет.

- Если ты ещё не валяешься где-то в канаве, то скоро будешь. Я тебя придушу! С тобой всё хорошо? Позвони!

А через пять минут мельтешений Руми вспоминает про девочку Данте, как её там, Тори, Лори, Лола? Лоретта. На холодильнике висит куча стикеров под магнитиками и специальная доска с маркером, на которой Руми список дел выводит красивым почерком, и обычно на утро там не остаётся ничего, кроме fuck off и сердечка рядом. Война, которую они ведут.
Руми находит нужный стикер с телефоном Лолы, появившийся на холодильнике после её «ну напиши, пусть будет на всякий случай».
Этот «всякий случай» вынуждает набрать цифры на телефоне, прослушать несколько гудков до ответа на другом конце провода.

Ну хоть кто-то знает, для чего нужны телефоны

- Привет. Это Руми. Руми Морелли.

Who?

- Соседка Данте, мы с тобой недавно познакомились.

- знакомьтесь, это лоретта!
- можно просто лола.
это было . . . немыслимо. руми смотрела на неё долгим изучающим взглядом, прошлась сверху донизу и обратно, на волосах задержалась, на пальцах рук, на ногах в аккуратной чистенькой обуви. молодая, яркая и пиздец какая красивая. в её руках разве что купюр не хватало, чтобы потрясти у них перед носом.
вот она я, элита эта общества. прошу любить и жаловать.
улыбается вежливо, здоровается, а руми только смотрит.
потому что сном кажется, каким-то видением сюрреалистическим.
потому что не должна эта девочка быть в таком месте.
ей нужно сидеть в дорогих тачках на пассажирском и попивать хитровыебанный коктейль из бокала, вынесенный из бара в два часа ночи.
руми не многим доверяет, а таким - вообще никогда. подвох ищет с первой секунды, видит же, что она не в своей тарелке. мягко сказано.
и устанавливает отсчёт до того времени, когда данте вернётся домой в один прекрасный день и скажет, что они разбежались.
неделя.
месяц - максимум.
лола сукой редкостной с первого взгляда кажется.

- Он сейчас с тобой? Несколько дней дома не появлялся, я немного волнуюсь, - и голову на отсечение даёт, что Лола вряд ли будет с ней солидарна. У Руми нет ни единого предположения, почему она вообще обратила внимание на Данте - без обид, но сами всё видите. Посмотрите, где он живёт.

- Нет?

В голове шестерёнки крутятся, работают сложным механизмом, скрипом по мыслям и возникшим идеям.

- Извини за беспокойство, но, - всегда есть но, главное извиниться в самом начале, будто это сможет подавить неприятные эмоции от последующих слов. Руми самой не в радость, - ты могла бы одолжить мне тачку, чтобы я его поискала? Деньги за бензин я верну, разумеется.

Знакомых с машиной у Руми не то чтобы очень много. Лола единственная, кого она знает, кто был бы приближен к согласию на эту просьбу. Очередной сюр - на её месте Руми послала бы себя куда подальше с такими звонками. Одалживать машину незнакомому человеку? Нахуй надо. И Лола будет права.

+5

3

- М-а-а-а-м, почему мы не можем общаться всегда вот так хорошо, душевно, без всяких взаимных претензий друг к другу? - выныривает из бассейна, в котором градусов 25+, если не больше. на дворе промозглый октябрь, но теплый бассейн вполне себе может продлить лето. Мерседес [мать лолы] выныривает следом за ней и мягко улыбается, но в ответ ни слова не говорит, лишь взгляд уставший станет для Лоретты ответом однозначным - двадцать четыре на семь с Лолой что-то приключается, а мать, отец и отчим уже утомились считать количество седых волос, увеличивающихся в геометрической прогрессии каждый раз, когда Моралес свой телефон на ночь глядя ставит в бесшумный режим, пишет короткое "со мной все в порядке" и не приходит ночевать, заявившись на пороге дома, дай бог, ранним утром. Еще полгода назад Лола подобного не позволила себе, боясь реакции строго и авторитетного отца, который реально способен пристрелить ее за проступок, но, сбежав раз, а затем два, три, четыре.., полностью убедившись в том, что Чейз максимум может красноречиво на трехэтажном доступном для нее языке объяснить, что она за дочь - Моралес перестала бояться. От слов толку ноль. Кроме того, ее отец трахнул ее лучшую подругу, и теперь вопрос воспитания им НЕ обсуждается; строго игнорируется Лолой - в противном случае, если он вдруг решится вычитать ей мораль, она выливает на него словесные помои, ни в чем не уступающие дядям контингента подобного ее отцу. - Потому что ты все еще глупый маленький подросток. станешь старше, и мы будем проводить время вместе, как лучшие подруги, - Лола согласилась. она не претендовала на роль взрослой//осознанной//самодостаточной девушки, стремящейся поскорее найти мужа и завести детей. тех немногочисленных одногруппниц, которые уже успели выйти замуж, она считала ебанутыми, хотя сама чуть больше года назад едва ли не перешла эту черту, и может поэтому она так остро реагирует на платья цвета белого?..

- Лола, телефон, - холодные капли стекают с мокрых волос матери на кафель, она, укутавшись в полотенце, протягивает дочери телефон с ярким дисплеем, на котором номер незнакомый высвечивается [номер не высвечивается красным, значит, не спам]. Моралес терпеть не может назойливые звонки рекламодателей и предпочитает не тратить свое время на навязчивую рекламу. - алло, - мать на шезлонге в полотенце отогревается, а Лола отплывает подальше. Терпеть не может, когда ее разговоры слышат родители. Она не может контролировать свою речь и всякий раз проебывается с матными словечками. Когда-то ляпнула что-то про травку, и пришлось оправдываться, мол, это она хочет пятки травкой пощекотать и все такое. Звучало крайне неправдоподобно, и последующую неделю она была под строгим домашним арестом. - Привет. Это Руми. Руми Морелли. - Лола крепче телефон в мокрой руке сжимает, брови нахмуривает. Всё, что Данте касается, у Лолы интерес вызывает неконтролируемый, хотя попадать в его мир она не планировала вовсе, но безбожно так упала вниз, в лофт, в мир, где денег большинство времени нет, чем в принципе есть, и если есть, заканчиваются они слишком быстро, улетая на рутинную оплату жилья, низкопробного бухла и кое-какой еды, но Лола изо всех сил старается на этом внимание не акцентировать, убивая в себе ту надменную суку, выходящую из своего бмв на лабутенах и чувствующую, что весь этот ебаный мир у ее красивых длинных ног. - Вот черт, нет... я двое суток готовлюсь к пересдаче, поэтому выпала немного, - немного неточно, корректнее сказать так: "мой телефон у матери, а сама я под пристальным контролем из-за резко упавшей успеваемости". Причину проеба по учебе сказать? Сначала Лола повадилась пропускать пары из-за тусовок с Сидни, потом, лишь на короткий промежуток времени за голову взявшись, вытянулась немного, возобновила тренировки и стала получать оценки не ниже B, но из-за стремления проводить как можно больше времени с Данте окончательно забила хуй на всё. А если совсем на чистоту, то Лола и Данте не разговаривали друг с другом, и не по той причине, что мать отнимала у Моралес телефон. Даже если и отняла, то ему бы точно не написала, потому как какого хуя она должна писать ему первой? Лола не считает себя виноватой, а прогибаться под Данте на начальной стадии отношений тупость [где прогнешься раз, там заляжешь два, и будешь виноватой всегда].

Голос Руми обеспокоенный, серьезный, и Лола сама заводиться начинает. Это ж блять их первая ссора, и как бы Моралес не пыталась проявить стойкость и выдержку, но под натиском Руми резко начала сдавать позицию. - Стоп. Погоди. Вдруг с ним что-то случилось? Я подключила его геолокацию к своему телефону. Давай заеду за тобой, вместе посмотрим, где он, - Лола брови сильнее нахмурила, потому как Руми очевидно уверена в том, что самой Моралес по барабану, где Данте и что с ним, но это не так. Абсолютно не так. Да, возможно [не возможно - а так и есть] Лола создает о себе впечатление хладнокровной суки, которой чуждо сочувствие, забота и понимание, и кажется, что ее единственное развлечение - это припудрить носик где-то в узкой кабинке дорогого ресторана, но Лола еще может удивить, так и знайте. - Буду в районе получаса, - ей еще нужно доехать из самого сердца Сакраменто до лофта.

- Мам, мне нужно уехать, - подплывает к бортику, поближе к Мерседес, руку вверх поднимая, крепко телефон в ней зажимая. - нет, - ее губы превращаются в одну тонкую недовольную ниточку, хотя губы у Мерседес такие же пухлые и сочные, как у самой Лолы. Тяжело вздохнув, Моралес приподнимается на локти, чтобы выскочить из бассейна и присесть на шезлонг к матери поближе. - Просто, когда отец позвонит, скажи ему, что я дома и все хорошо. Моему... - моему парню? Она не называла его так, искренне веря в то, что если произнесет это вслух, что-то пойдет не так [как будто сейчас все по плану идет]. - Данте потерялся, мне нужно его найти, - Лола губу прикусывает, пальцы на руках скрещивая, в надежде, что Мерседес похвалит ее за искренность и добро даст на побег.
- Это тот, с которым ты разбила чужую машину? Попала за решетку на сутки? Обкурилась? Забросила учебу? Тренировки? Мне продолжать? - теперь очередь Лолы кисло поджимать губы.
- Да. Он, - мягко прошептала она, слово "он" выделив заботливо-бережно. - Иди..
Лола не могла поверить своим ушам, хотела переспросить, но Мерседес ее поторопила, сказала, что еще одно слово, и она передумает. Моралес, пятками сверкнув, убежала сушить голову и одеваться. На выходе пообещала матери на звонки отвечать, и ни в коем случае не сбрасывать.

Лола приехала не через полчаса, а через час. И ведь не объяснишь взрослой Руми, что у нее возникли траблы с предками. Непунктуальность плюс одна причина, по которой Руми еще больше не понравится Моралес [однозначно]. Когда Морелли села в тачку, Лола уже вовсю изучала геолокацию Данте, одетая в черные штаны и черное худи, будто собралась на секретную операцию. Ей не хватало только черных солнцезащитных очков, и тогда было бы комбо. - Привет еще раз, - ей хочется поблагодарить ее за заботу о Данте, но звучать это будет странно, как минимум, ведь Руми больше его знает. И вообще во всей этой тусовке Лола чувствует себя не в своей тарелке. Чего только стоит пережить тот момент, когда она впервые увидела, где обитает ее Данте.

То, что они называют лофтом, можно по-человечески переименовать в клоповник // тараканник//антисанитарный узел. При прочих обстоятельствах Моралес никогда бы не оказалась в подобном месте, но Данте, как проводник в мир иной в свою жизнь показал ей другую сторону этого мира, и Лола изо всех сил пытается принять это всё. Её каблук стоимостью месячного проживания в лофте осветил это место и дал ему надежду. И Моралес правда хотела казаться // быть милой: сразу всем улыбнулась, протянула руку, не бестактно рассматривала каждый угол помещения, а делала вид, что в таких местах выросла. А Руми... Руми сразу показалась Лоле милой, потому что кардинально отличалась от всех сук, с которыми общение имела двадцать четыре на семь. У Руми смешные ушки и чертовски сексуальные губы, но ее взгляд, скептически падающий на пару Лола+Данте как Станиславский кричал не верю!!! Моралес не глупа, чтобы увидеть это в окружающих. Откровенно говоря, она и сама не верит в то, что происходит. А верит ли Данте?..

- Я... Мы поссорились. Поэтому я не знаю, где он, - она поворачивает голову в сторону Руми и немного в бок наклоняет, рассматривая ее внимательно. Ей бы хотелось начать их диалог с правды, поскольку обеих преследует одно общая благородная цель. - Я знаю, я тебе не нравлюсь. И знаю почему, но я тоже хочу поскорее его отыскать, Руми.

Отредактировано Loretta Morales (2022-10-20 15:27:27)

+4

4

После завершённого разговора с Лолой она с неподдельным удивлением на экран телефона смотрит, задумываясь. В её представлениях этот диалог должен был закончиться через минуту (единственное, что оказалось правдой) - вот она спрашивает про машину, а Лола в ответ интересуется, а не ёбнулась ли Руми с такими запросами, она отвечает что-то вроде «с тобой приятно иметь дело» и нажимает на красную кнопка сброса, уверенная за миллиард процентов, что дел уже никогда и никаких она иметь с ней не будет. Как бы «приятно» это ни было.

Но Лола перечёркивает её фантазии и рождает новую линию событий, к которым Руми была не готова.

Полчаса.

Пять минут она тратит на эти размышления, ещё десять на душ - благо, что очереди не было. Ещё десять, чтобы собраться. И на тридцатой она стоит на тротуаре возле дома, осматривая улицу. Машину Лолы она не знала, но вариантов было не то чтобы много - ни одного. Ни одного заведённого автомобиля, все вдали на парковке, и Руми прижимается спиной к стене дома, скрещивая руки на груди.

Пять минут на спокойное ожидание.
И ещё пять на ставшее нервным.

Руми ненавидит, когда опаздывают. Она ждать готова до посинения, но внутри клокочет напряжение, и она садится на тротуарный бордюр, поглядывая на конец улицы.
Ну ты скажи, что будешь не через полчаса. Что приедешь через час или два, и пусть даже после этого Руми отказалась бы от всякой помощи, потому что время непозволительное, но это было бы честно.

Наконец-то!

На ноги вскакивает, увидев Лолу, машинально отряхивает зад и подходит к подъехавшей машине, открыв дверь на переднее.

- Привет, - Руми недовольство прячет, тон контролирует, а внутри часики импровизированные бегают, отмеряют полчаса опоздания, за которые она спарилась, сидя на асфальте.

Чёрный спортивный костюм притянул к себе все лучики солнца, они и в волосы тёмные вплелись, чтобы уравновесить. Под кондиционером Руми сменяет гнев на милость хотя бы отчасти.

- А на заднем сиденье у тебя шпионский набор, да?

Обе в чёрном, это выглядит даже забавно.

Руми пристёгивается - раньше всегда игнорировала подобные мелочи, не считала необходимостью заморачиваться, из ряда - будь, что будет. Но после аварии Кита она на уровне неосознанного действует, пересматривает привычки и вставляет ремень с громким щелчком, устраиваясь поудобнее.

«Мы поссорились»

Обдумывает, что сказать. Ждёт ли Лола какой-то поддержки или говорит для проформы, чтобы пустоту заполнить?

- Ещё помиритесь, - любопытство - не грех. А когда человек сам подкидывает ей повод спросить, то Руми вообще не видит причин, чтобы этого не делать, - а из-за чего поругались-то?

Отсутствие цветов?
Дорогих ресторанов?
Подарков?
Babe, у него нет на это денег, ты же видела, где он живёт.

Почему-то (никаких почему-то, на самом деле) именно эти причины прорвались на передовую, откинув все другие возможные.

- Не нравишься?

Лола удивляет дважды за полчаса. Нет, за час, она же опоздала.
Руми наклоняет вбок голову, копируя движение Лолы, и они встречаются взглядами.
Руми переспрашивает, потому что действительно удивлена такой формулировкой.

- Как ты можешь мне не нравится, я тебя даже не знаю,

Лола путает понятия и видит того, чего нет. Она относится к ней скептически, не доверяет, считает, что Лола человек другого круга, блестящего, яркого, какого-то ослепительного даже. Факт.
Не из их среды. Факт.
Но то, что Руми она не нравится - лишь пустые домыслы.
Руми она никак. Просто девочка с набором данных, который она приняла, чтобы можно было хоть как-то описать для себя Лолу. Не более.
Даже то, что она сукой кажется - всего лишь ещё один факт, сотканный из внешнего вида и поведения, но это не делает её тем человеком, который Руми не нравится.

- Тогда давай отыщем, - я тебе верю. Сейчас, в данный момент, у Руми нет других вариантов, кроме как действительно поверить, что Лола преследует одну с ней цель, иначе бы та поступила так, как Руми и ожидала - послала её нахуй ещё на просьбе о машине и дело с концом.

- Ну что там?

Головой кивает на телефон в руках Лолы, та его на магнитный держать цепляет, и Руми ближе наклоняется, пальцами отдаляя карту, чтобы понять, что за место.

- Но это даже не в Сакраменто. Куда его понесло-то.

Откидывается на кресле, наблюдая, как Лола выруливает на дорогу.

- Ты знаешь, что это за место?

Руми заебалась беспокоиться за всех, и только Микки в их кружке долбоёбов был тем, кто более менее ответственно подходит к своей жизни, хоть и ютится в этой же дыре вместе со всеми.

+4

5

Несмотря на месяц осенний, лучи солнца сдаваться не собираются. На дисплее черного бмв четвертый час. Время отыскать Данте, пока не стемнело. Лола давно закономерность заметила - с наступлением сумерек проблемы на ее шею навешиваются, как красивое драгоценное колье. Взгляд кидает на Руми, края губ приподнимая по-доброму - они обе в черном полностью - что-то по типу totally spies, и на заднем сидении действительно не хватает шпионского набора. Видимо, Моралес надо было прихватиться что-то из сейфа своего отца, револьвер хотя бы, но она никогда в жизни близко к его кабинету не подходила, мимо обходя на расстоянии пушечного выстрела, потому что с детства знала, что там ей делать точно нечего - место опасное, и отец, сука, такой же опасный. Правда, со временем поняла одну простую истину - даже самый суровый и серьезный мужчина не может устоять перед любимой женщиной, будь то жена или дочь, и вот этим Лола активно пользуется, словно иммунитетом запаслась при рождении.

Лола тяжело выдыхает, усталым взглядом в глаза Руми уставившись, и выдает: - Данте считает, что я трахалась с преподом по литературе, - Моралес присвистывает и смехом громким заливается, таким звонким, музыку на фоне перебивающим. - На самом деле, я сама распространила этот слух. Препод видел, как я курю косяк, решил провести со мной воспитательную беседу, и я пообещала больше так не делать. Через неделю у меня феерично выпал пакет травы прямо перед его носом, и он пригрозил рассказать всё родителям, тогда я пригрозила ему. Мы поговорили тет-а-тет, но он так и не понял, что лезет не в свое дело. Теперь я заварила кашу. Дошло до ректора, - Лола факты сжала до минимума, опустив за занавесом то, что это был ее любимый преподаватель, который к ней прекрасно относился. Они обменивались идеями, литературой, Лола показывала ему свои смешные зарисовки стихотворений, которые обретали другую форму благодаря его корректировкам, и всё, что он для Лолы сделать хотел - от чистого сердца шло, но перестарался малец. Чем эта история теперь закончится, сама Моралес не знает, но пока никому в своем пизжеде не признается. Она хотела сама замять, как только эти слухи до Данте дошли, но уже не смогла - механизм запущен и заявление громкое, проверки тщательной требующее. Фактически, многие видели, как Лола оставалась после пар у него в кабинете, и это одна из причин, по которой Данте ей не поверил.

За эту историю никто Лолу по головке не погладит, но есть - как есть, откат невозможен, поэтому Моралес тупо смирилась. Она постоянно в подобное втягивалась, словно что-то невидимое ее засасывает в пропасть, где все блефуют и шантажируют. Моралес, выговорившись, еще раз тяжело вздохнула и взгляд на Руми перевела, мысленно подумав, что теперь Руми ее точно чокнутой считает. Но Лола уверена, что если бы кто-то на ее месте оказался, то поступил ровно точно также, ведь если отец узнает, можно считать, что она труп, и ее иммунитет не сработает ни хуя.

- Ничего, скоро узнаешь, - скептически слова Руми провожает в догонку к вышесказанной причине ссоры. - Итак, - Лола щурится, пальцами длинными точку на карте приближая, пытаясь понять, в какую дыру Данте занесло в раз очередной. - Сам район я знаю, но что за дом... Ладно, поехали, выясним, - Моралес газ в пол давит, очки солнцезащитные цепляя на переносицу - солнце садится, ослепляя немного, зато становится не так жарко. Возникает неловкое молчание, которое необходимо либо забить чем-то, либо забить на него вовсе, но у Моралес настроение попиздеть. Наверное, из-за того, что пару дней сидела без телефона в комнате и медленно с ума сходила. - А... У тебя есть парень? - спрашивать о погоде было бы еще тупее, поэтому Лола решила немного поболтать. Руми же старше. У Руми опыта больше. Нормального опыта. Ведь, кто и сколько с кем поебался - это не опыт, это не считается, а вот как теперь с Данте помириться... Немного скиллов в ее девятнадцать не хватает, не дотягивает детка.

Выезжают за пределы Сакраменто, сворачивают через десять километров на дорогу второстепенную, а оттуда по дороге грунтовой, ориентируясь только на навигатор, в надежде что он не подведет. Утыкаются в двухэтажный дом, с виду на притон не похож. Может, тут кто-то из студентов обитает. - Он должен быть здесь, - Лола тормозит резко, тычет пальцем в экран и с Руми переглядывается, синхронно из тачки выходят, дверью хлопая. Лола через ноздри воздух набирает, озираясь по сторонам - никакого шума, просто тишь, да гладь, и ей страшно немного становится от того, что Торбергсдаттер может и не потерялся вовсе, а просто новое увлечение себе нашел; утешение, так сказать, ведь не поймешь, что у них за отношения, почему они решили, что в завязке друг с другом, и что вообще с этим дальше будут делать. Пиздец.

Она вслух свои страхи не озвучивает, но, возможно, Руми по ее бледному лицу и пальцам слегка дрожащим все поняла. Моралес уверенным шагом поскакала к двери, стучась громко и агрессивно раза три. Когда дверь открыл парень, лет двадцати пяти, Моралес с облегчением выдохнула, но немного затормозила, поэтому Руми с парнишей диалог первой начала.

Отредактировано Loretta Morales (2022-10-30 21:18:27)

+4

6

Беспечность, которая имеет все шансы стать непростительной - педаль газа в пол, одной рукой на руле, пока очки ищет и на себя цепляет. У Лолы движения лёгкие отточенные, но Руми хватается за ручку над дверью - на инстинктах из-за недавно приобретённых страхов. Она на дорогу пристально смотрит, а под ногами на воображаемую педаль тормоза давит, стоит только показаться, что они не успевают притормозить перед поворотом.

- Ты бы полегче, - бросает между прочим и пальцы разжимает, покосившись на Лолу.

После рассказа Руми вспоминает, что ей всего лишь 19. И свои студенческие годы, и возню с преподавателями и парнями постарше (это скорее школьные). Тогда ей казалось, что самым плохим может быть только заваленный экзамен. Ни забот, ни хлопот; а оглядываясь назад, понимаешь, что все проблемы своими руками ткались - мнимые беды ещё недавно вышедших из подросткового возраста людей.

- Да всё утрясётся, - из Руми сейчас так себе сочувствующий слушатель. У неё социальная батарейка на нуле, заряд в минус с каждым днём всё больше уходит, а подпитываться негде.

- Он умный мальчик, - сто процентов, - просто поговори с ним и объясни.

Если честно - плевать Руми хотела на их драму. Чистое любопытство, которое было удовлетворено. Ей важно найти Данте живым. Здоровым - по возможности, но мало вероятно, потому что навалять сейчас кому-то хотелось до ужаса, но она вряд ли решится наброситься на водителя и отыграется на парне.

Руми не смущает затянувшееся молчание, она в окно уставилась, повернув голову. Лишь изредка взгляд переводит на телефон Лолы, поглядывая на оставшееся время.
Той неймется - вопрос задаёт с секундной заминкой, заставляя Руми удивлённо вскинуться, а затем и засмеяться.
Нелепо до невозможности. Она даже представила, как они языками цепляются, о парнях начинают трещать, жаловаться друг друг, какие они непонятливые, а потом обмениваются курьёзными случаями в постели - где что у кого не встало.

- Нет, - отсмеявшись, Руми головой качает, - у меня нет парня. Извини, я не над тобой смеюсь, просто всё это и ты, - она мысль не заканчивает, руками обводит салон и останавливается на Лоле, изучая профиль, - а у тебя точно нет с собой какого-нибудь кейса с биноклем и прослушкой?

Тему меняет, чтобы не заострять внимание на этом. Не хотелось бы объяснять, что ситуация сама по себе сюрреалистическая. Если Лола опыта хочет понабраться, то разочарование не заставит себя долго ждать - у Руми опыта-то нихуя не имеется. Хорошего. Хотя бы приемлемого, чтобы советовать по части отношений. Она может - без сомнений. Стоит ли прислушаться к её советам - сомнения не лишние.

Поездка Лолу вообще не успокаивает, наоборот только заводит сильнее - та дверью хлопает, выходя из машины, и так стремится быстрее оказаться у дома, что Руми мысль приходит не_глупая. Соответствующая и молодости, и эмоциям, и порывам сгоряча. Она проходила через это. Руми чуть по лбу себя не бьёт, что раньше до этого не додумалась - у Лолы есть основания переживать за самого Данте, но ещё больше оснований переживать именно за их отношения на фоне недавнего рассказа.

Остаётся то, что Руми не учла - Данте просто поссорился с Лолой и теперь трахался с кем-то ещё двое суток.

Два дня. Вообще не срок. Она ругает себя за поспешность, за звонок Лоле, вообще за всё. Наблюдает, как та в дверь барабанит несколько раз и слиться мечтает. Уже почти готова бросить «я подожду в машине» и сбежать, лишь бы под горячую руку не попасться. Не дай бог он там с девкой (нет, Руми всё ещё похуй, но она не готова сейчас спасать Данте от Лолы). От похмелья, от ломки, от ножа в грудине - без вопросов, но от Лолы - увольте.

Выдыхает, когда дверь открывает парень. Даже глаза прикрывает от облегчения, но ещё рано расслабляться окончательно.

Лола молча на него пялится, глазами хлопает,

- Привет, - и Руми первая диалог начинает.

Лет двадцать на вид, темноволосый, тот хлопает глазами вместе с Лолой, вот только вид у него заспанный и помятый, на футболке пятна от пролитого, а на шее не менее свежая россыпь из засосов.

- Мы тут одного парня ищем. Молодой, светленький такой, волосы до сюда, - ребром ладони показывает, прижимая к щеке, - высокий, - эту же руку выше головы сантиметров на пятнадцать вверх уводит, - о-очень высокий, руками птиц ловить может. Скорее всего бухой и грустный, зовут Данте, ты знаешь его?

Руми даже не уверена, хозяин ли он этого дома, но музыки не слышно, за дверью тишина гробовая, и возможно все уже спят после вечеринки. А может и вовсе не было никакой тусовки, а Данте к другу неизвестному заскочил вывалить все свои дела сердечные. Хуй его знает.

- Не понимаю, о ком ты.

И он дверь поспешно хочет закрыть, но Руми руку выставляет и ногу просовывает, не позволяя хлопнуть у них перед носом.

- Его телефон здесь, - она выхватывает у Лолы, тычет парню в лицо, показывая геопозицию.

Руми нажимает на вызов, но телефон к уху не прикладывает, испепеляет взглядом парня, который моментально просыпается, по глазам видно. Прислушивается - знакомый трек нарушает тишину в доме, и Руми на дверь надавливает, заваливаясь в дом.

- Я сейчас полицию вызову!

- Вызывай, - даже голову на голос не поворачивает, на звонок идёт вперёд, заворачивая в гостиную, - вот они обрадуются, что наркоманы сами к себе приглашать начали. У тебя травой здесь ещё неделю вонять будет, а вот это, - под ногами пакетик с белым просыпанным порошком валяется, - вообще на пару лет тянет.

- Вы что копы?

- А мы похожи на копов?

Особенно Лола - от горшка два вершка.

- Мы просто ищем друга. Найдём - тут же свалим.

Вечеринка здесь точно была. Это и по запаху чувствуется, и даже порошок не самый первый намёк на бурную ночь - в гостиной полный пиздец творится, пустые бутылки под столом, ваза разбитая, а на плазме лифчик сверху валяется.

Телафон Данте под одной из диванных подушек находит, скидывает звонок и в руках крутит. Почти полная зарядка. Не выключен. Не похоже, что этот парень маньяк. Или новичок, но это явно не его стезя, и ему бы пересмотреть выбор профессии.

- Этот телефон принадлежит ему! Так где он?

+3

7

Лола на мгновение расслабляется. Даже чувствует, как уголки ее губ поднялись непроизвольно. Она уже не отрицает очевидного факта - захлебнулась ревностью в какой-то момент на беспочвенном ровном месте только представив сам факт отдаленно-призрачной измены. Но ведь он так просто изменил своей девушке с Лолой, что ему мешает поступить с ней ровно также?..

Руми, кажется, теперь за старшую. Они как Биба и Боба, синхронно вторгаются на чужую территорию, невзирая не недовольства собственника жилья. Моралес всегда катает с собой отцовскую биту в багажнике. Пускай только попробует не пустить их внутрь - возьмет и разобьет окна в доме, а затем его ебало. К описанию Данте Лоле даже добавить нечего: действительно высокий; такой, что иногда она задается вопросом, как его позвоночник только не превратился в вопросительный знак - так неудобно каждый раз наклонятся до кнопки Лолы за поцелуем. А бухой и грустный - так это его перманентное состояние в последнее время, хотя для Моралес он самый лучезарный и позитивный из всех, кого она знает. Просто Данте немного забухал. Так бывает.

Парниша на диалог идти не спешит, нагло пытаясь закрыть дверь перед их чудесными носиками, но Руми не из робкого десятка - ногу, руку выставила, и, вуаля, у чувака просто нет шанса. Лоле она нравится все больше и больше. В принципе Моралес не приходится даже встревать - Руми выигрывает эту катку без помощи своей напарника в черном. Всё по делу. Всё по существу. По фактам раскидывает парня, припугивает, и, Лоле кажется, что он уже вот-вот готов наложить в штаны, и сам скоро подключится к поиску Данте. Причем в первых рядах.

На вопрос, копы ли девчонки, Лола хочет из сумки корку достать. Она в своем комбинезоне, обтягивающем даже там, где это точно неприлично, похожа только на копа с роликов порнхаба. Руми, в принципе тоже. Это было бы забавно, если бы они точно знали, что с Данте все в порядке.

Наконец, под бдительным присмотром парниши Руми и Лола оказываются в комнате со спертым запахом. Ебаный треш. Чувак не жалеет своих родителей. Тут вся мебель напрочь попереломана, окурками поутыкана. Они не разуваются даже. Сорри, но иначе можно забить себе осколок от бутылки в пятку. Моралес на звук медленно идет, зрачки бегают из стороны в сторону. Где блять его телефон?

Под диванной подушкой - уже неплохо. Лола хватает телефон и крепко в руке сжимает. На заставке Микасу из "Атаки титанов", Моралес закатывает глаза - это точно блять его телефон, кто еще занимается такой хуйней и ставит анимешную бабу на экран дисплея? Лучше бы поставил эстетичный зад Лолы. —  Мне похуй, я никуда не уйду, пока ты не напряжешь извилины и не вспомнишь, - она к Руми подходит, и вместе они, как тучи, сгущаются над бедным парнем.
— Да, бля, не давите на меня, - он виски пальцами массирует, корчась от боли. Лола предполагает, что у парня отходняк сейчас яркими красками играет. Как же ей по хуй.

— Вчера столько людей было. Я что каждого помню, - Моралес готова харкнуть ему в ебало. Неужели он не запомнил красивого высокого блондина? Он в норме вообще? — Но судя по описанию он и еще пару парней уехал в часа три ночи в бар, - Лола с Руми переглядывает. Уже лучше. Но нужно название.

— Я их не знаю. Так, пару раз видел. Они всегда привозили с собой таблетки и траву. Отшиваются в баре Хиллтоп. Можете поискать там, - Моралес кивает довольно, цепляет Руми за плечо. Теперь Лола вновь в норме. Ясно пока одно - Данте ни с кем не трахался. Если только с теми мужиками, но это другая история.

— Адьес, красавчик. А ты боялся. Не забудь прибраться в хате, вонь адская, - Лола небрежно рукой ему вслед на прощание машет. — Ну что? Поехали в хиллтоп. Там у бармена поспрашиваем, кого-нибудь дождемся. Других вариантов всё равно нет, - они садятся в тачку, и Лола едет уже плавнее. Она только сейчас поняла, почему Руми просила ее не хасанить. — Как там Кит?      

Солнце уже не ослепляет. Руми вбивает бар в навигатор, работает штурманом Лолы. — Ловко ты напугала парнишу копами, - ухмыляется, пальцами длинными по рулю в такт музыке отбивает. На фоне жесткая репчина играет. С Руми как-то легко и просто, несмотря на то, что Лола прекрасно понимает, что Руми на Лолу по хуй. По хуй с примесью недоверия, что, в принципе, логично очень. Лола бы на месту Руми сама к себе так относилась. Ничего личного. Глаза и факты сами за себя говорят.

Этот бар (что опять-таки не удивительно) расположен в хуево-кукуево. Такое придорожное местечко, как в фильме "From Dusk Till Dawn". Лола ставит машину на место парковочное, заранее прощаясь с тачкой на сутки. Пойти в бар и не выпить это что вообще такое? Она бы села за руль пьяной, но гневить Руми не собирается. Им все равно ждать кентов, так почему бы не пропустить пару стаканчиков. — Чтобы разговорить бармена, надо забухать с ним. План надежный, как швейцарские часы, - перед тем, как зайти внутрь, шепчет Руми на ухо, крепко свою сумочку в руке сжимая, а другой телефон Данте. Вдруг кто наберет? Так она ответ тут же.

Как только они порог бара переступают, кажется, все вокруг замирают. Тут контингент из байкеров, сутенеров и дальнобойщиков. Все бухают несмотря на то, что сейчас вечереет только. Они их взглядом пожирают, но Лола, равно как и Руми, не из робкого десятка. У Лолы в сумочке перцовый баллончик и острые заточенные коготки, но гневить судьбу она не собирается и молнию на декольте до упора застегивает. Выставлять свои сиськи на показ в этом месте все равно, что совершить самоубийство.

Они садятся на высокие стулья у бара, Лола бармена щелчком пальцев подзывает, натягивая улыбку елейную. — Две текилы, - елозит на стуле, поудобнее жопу расположив. — И пепельницу, - из сумочки достает крепкие красные мальборо, губами фильтр зажимает, выуживает еще одну сигарету и протягивает Руми, затем зажигалкой чиркает её, а потом свою. Она курить безбожного с самого утра хотела. У нее нервы на пределе. — Видели бы мои друзья меня сейчас здесь, не поверили бы, - фыркнула брезгливо, окидывая надменным взглядом всех. Всех, кроме Руми. Посмотрев в глаза Руми, взгляд Лолы мягче стал. Дружелюбный. Располагающий.

Лола затягивается пару раз, прежде чем спросить: — Ты общалась с бывшей Данте? - наверняка, да. Возможно, общается и сейчас. А может, их общение сводилось к пресловутому привет-пока. — Вообще, мне все равно как это выглядит. Как вышло, так вышло, - щурится, бармена разглядывая. Надо накидаться и перейти к активному плану действий. Моралес едва ли хочет извиниться за то, что переспала с Данте. Даже если бы она знала, что у него есть девушка, она бы без зазрения совести сделала тоже самое. Главное, чтобы он не поступил с Лолой так, как поступил с ней. Всё остальное не важно.

Отредактировано Loretta Morales (2022-11-27 17:15:39)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » пять метров дистанция


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно