Джоан не выходила на связь уже вторые сутки. Нет, не так. Эта чертова Джоан не выходила на чертову связь уже чертовы вторые сутки. Всякий раз, когда кто-то из своенравных девиц, пыталась мнить себя беспрецедентно крутой, востребованной и высокооплачиваемой, с ней явно начинались проблемы...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » кладбище наших несбывшихся надежд


кладбище наших несбывшихся надежд

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

будет потом

Александр и Дарья Крайновы
Москва, Россия, 22 год, осень. 

и после стольких ссор и противоречий объединить вас может лишь смерть любимого человека.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

+3

2

Стоило признать, Даша заебалась, последние несколько недель, а то и месяцев (уже сбилась со счету) выдались просто адскими, одна проблема накладывалась на другую, превращаясь в череду лютого пиздеца. Все начиналось с проблем с учебой, с того, что довольно сложно жить одной в мире, где каждый настроен против тебя. Уже и не помнила, когда действительность начала рушиться, это происходило как-то незаметно, нарастало как снежный ком, а потом в одно мгновение сорвалось с обрыва прямиком в глубочайшую бездну, оставив девчонку наедине со всеми этими проблемами. Не вывозила, вот от слова совсем, но пыталась изо всех сил. В разговорах с мамой, почему-то они становились все более редкими, не рассказывала и двадцати процентов того, что вокруг происходит. «Ой, мам, знаешь, сегодня один мальчик предложил мне сходить в кино, а я вот согласилась, как думаешь, что мне говорить ему?». А мама верила, что у ее любимой девочки все отлично, верила, что она до сих пор учится в престижном вузе. Де-факто оно так и было, но Даше пришлось перевестись на вечерку, чтобы хоть как-то иметь возможность работать, оплачивать свое собственное жилье, комнату, не прям маленькую, далеко не каморку Гарри Поттера, но все же не свои собственные многокомнатные хоромы. 

Ах да, ее же выгнали из места, где она должна была жить, а кто это сделал? Родной старший братик, у которого появилась какая-то шаболда, которая явно важнее родной крови. Слово за слово, и как итоге — небольшая семейная потасовка с рукоприкладством, а потом Даша оказывается на улице с пятью тысячами рублей в кармане. Пришлось искать возможности переночевать у людей, которых с натяжкой называла хорошими товарищами, затем оформлять какие-то сраные бумаги о въезде в общежитие, а потом искать возможность оттуда оперативно свалить, потому жизнь с двумя девочками, каждая из которых явно не рада новой соседке — такое себе удовольствие. А вот теперь в тот момент, когда где-то в конце тоннеля забрезжил блеклый свет надежды, раздается звонок. Нет, нахуй. Она знает этот номер, и трубки поднимать не станет, ей бы наверное вообще хотелось отказаться от всех этих пресловутых родственных связей. Одно сообщение, за ним второе, и тон явно не язвительный.

Даша сидит на своей полуторной кровати, где-то на кухне льется вода: это хозяйка квартиры вернулась с работы, готовит что-то на ужин. Женщина относительно добрая, иногда что-то из перекуса перепадает и самой Дашке, как ее называет Регина Ивановна, нравится квартирантка — чистоплотная, если находится дома, то из своей комнаты практически не выходит, музыку громко не слушает, никого к себе не водит, платит (почти всегда) полностью и в срок. В руках у Дарьи телефон, она прочитала все сообщения, но, черт возьми, не знала, что ответить. Смотрела на экран, хотя казалось, что взгляд направлен куда-то дальше этого мира.  Человек, о котором говорилось в сообщениях, ассоциировался лишь с положительными вещами, с летними походами на рыбалку, с клубникой, сорванной с низеньких кустов, с подъемами в шесть утра, буквально с первыми лучами солнца. Она подозревала, да нет, знала, что подобное произойти может, люди не живут вечно, но почему-то к этому расставанию жизнь ее не готовила.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2022-10-31 17:36:11)

+2

3

Саша всегда спокоен. Даже когда вся жизнь катится в пропасть. Когда приходится работать на износ, чтобы раздать долги. И когда жилье дорожает, одному тянуть сложно, приходится как-то выкручиваться. Саша не жалуется. Всегда пишет маме сообщения с подробным рассказом своей рутинной жизни, приукрашивает и врет, чтобы та не переживала, отправив сына в другой город за лучшей жизнью. Саша сестру выставляет за дверь, когда та гостеприимство ошибочно принимает за данность, она девочка далеко не маленькая и должна видеть границы. С Дашей в целом отношения сложные и натянутые, впускать ее в дом из жалости – ошибка дурная, за которую Саша расплачивается оскорблениями и истериками. Саша отходчивый, у него нет сил волноваться из-за мнения сестры о его персоне, у него новая смена и тяжелые кеги, куча кранов и кислый сорт по скидке. Саша трудолюбивый. Достаточно дать ему любую работу – за все хватается, но многомиллионный город требует больше. Чтобы и опыт работы был десять лет, и семь образований и двадцать иностранных языков. И все это на зарплату, которой едва хватит, чтобы снять комнату. Саша снимает студию с девушкой, платят поровну и не парятся. Саша в целом не парится, он просто живет. Всегда сочиняет для мамы утопию и ложится спать, чтобы утром скудно позавтракать и отправиться на дела. Он уже привык к ритму города, привык к шагу ускоренному, привык к вечным пробкам и толпам людей в метро в часы пик, привык к недовольным лицам, привык к спешке и суете, привык к вечному недосыпу и хронической усталости на десерт. Он в целом быстро привыкает ко всему негативному. Любую ситуацию выкрутит себе в плюс, уставшим голосом маме описывая свою неделю. «Нет, не устал, я просто сонный немного» – всегда прокатывает, мама расспросами не донимает и обещает все рассказы сына передать отцу в красках, деталях, подробностях. Сломанный телефон подмешает и подтасует ложь с правдой. Оно и к лучшему. В любом случае.

Саша не общается с сестрой уже долгое время. Ему наплевать на ее дела – разобраться бы сперва со своими. Он обижен до одури, но не видит смысла трубить об этом на каждом углу. Это Даша на говно исходится каждый раз, Саше же просто плевать. Саше на многое плевать. На график работы. На друзей идиотов. На слезы девушки, которая в спешке собирает свои вещи и хлопает дверью, потому что устала от такой жизни. Пресной, серой и монотонной. У Саши нет времени строить из себя клоуна и потакать ее прихотям. У него нет денег, чтобы обеспечить ей любого рода досуг. На закрытую дверь он смотрит, пожав плечами. Две сигареты скуривает, думая, как тянуть жилье в одиночку. И никаких эмоциональных всплесков – он знал, что так будет. И ждал этой секунды последние пару недель.

Сеанс связи с матерью и отцом только по выходным, в остальное время – лишь переписка, поэтому звонок среди недели ничего хорошего не сулит. Саша знает, что произошло. Даже не догадывается, просто чувствует и уставшим голосом говорит приветствие в трубку, не выдумывая заранее легенду, как дела у него с «невестой». Слезы матери – рана в душе. Чехарда воспоминаний, связанных с летним домиком рядом с речкой. Запах ягод и леса бьет в нос. Первые лисички, собранные вместе с дедом в корзинку. Первая пойманная рыба на самодельную удочку. И цыплята, которых по осени перетаскали крысы – дед тогда очень расстроился и, кажется, даже всплакнул. У Саши нет сил продолжать разговор с мамой, и он обещает все сообщить сестре. Билеты возьмут как можно скорее, приедут обязательно. Поможем. Не плачь. Напишу, когда билеты возьмем.

Даша не отвечает – конечно. Ведь это важное дело, а не тупой треп в социальных сетях. Саша, закурив еще одну сигарету, швыряет в сестру сухие факты сообщениями. Им надо бы встретиться, собрать вещи, взять билеты, поехать вместе и поиграть для родителей в нормальную семью. Чтобы не думали мама и папа, что их дети живут в разладе и не общаются в чужом огромном городе. Саша устал. Настолько, что ему хочется просто выпить свое пиво и сбежать от реальности в видеоигру, но мысли давят, волнами накатывают. Одна за одной. Дед – это святое, это волшебный человек, у которого каждое лето наполнялось счастьем. В те времена Саша еще умел улыбаться. Это здесь он привык смотреть на мир сквозь полуопущенные веки. Раньше все было иначе. Живее, с душой. А еще они с Дашей дружили, играли, как полагается брату с сестрой. И что стало теперь? Тотальный игнор и черный список во всех социальных сетях. А единственный повод увидеться – похороны. Саша находит этот момент ироничным, но далеко не смешным.

Саша всегда спокоен. Даже когда пишет адрес бара сестре и берет свою куртку. Даже когда натыкается на забытые теперь уже бывшей девушкой вещи в коридоре. Ему уже нечем нервничать, этот город высосал из него последние соки. И идея все бросить к чертям и вернуться домой – уже не пугает, а манит. Он бы отшельником сбежал от реальности в домик, где пахнет брусникой.

[nick]Sasha Kraynov[/nick][icon]https://i.imgur.com/JAnjl3R.png[/icon][lz1]САША КРАЙНОВ, 21<sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> нищеброд<br>[/lz1]

+3

4

Где-то на грани, одной ногой в пропасти, и лапа когтистая мертвой хваткой цепляется за лодыжку, пытаясь в самые недра утащить. Машет руками, пытаясь схватиться сжатым кулаком за воздух, и будто бы из ниоткуда находит последние причины оставаться на этом свете, не отправляясь в долгое путешествие за пределы последнего заката. Рано или поздно сломается, конец подкрадывается, и дыхание его вот уже предельно четко ощущается где-то за плечом, заигрывает с волосами, будто бы даже плеч касается, но она всегда умудрялась выкрутиться, получить несколько мгновений спасительной  форы, убежать, спрятаться, растворяясь в толпе рутинных занятий. И иногда казаться начинало, что с учебой более проблем возникнуть не должно, и что найдется такой работодатель, что по достоинству оценит все навыки юной студентки, что будет платить ей так много, как получают всякие взрослые дяди в этой, черт бы ее побрал, Москве. Но нет, такое лишь в сказках случается, да бесконечных рассказах друзей из университета. Это в их историях топ-менеджеры сами их находят, чуть ли не закидывают предложениями о работе. Ой, Даш, знаешь, мне вот из миланского модельного агентства написали, нужно на фотосессию сходить, ну а потом на два месяца в Италию, эх, интересно, а у меня там будет время для шоппинга? Ой, Даш, а ты не в курсе, у нас Игорьку-то из Яндекса звонили, у них там вакансия на две сотни тысяч в месяц, ну ему еще всего девятнадцать, поэтому возьмут на пару месяцев постажироваться, там всего девяносто платят, ну а потом на постоянку, круто, да?

Просто о х у и т е л ь н о. Увы, рост не позволит строем маршировать по лучшим подиумам мира, ну и родители сейчас не дают откат очередному менеджеру, который потом возьмет твоего сыночка под крыло. Нет, ее родители сейчас за пару тысяч километров отсюда. В небольшом городке, куда ехать нужно, прилетев в соседний, ведь у твоего даже аэропорта нормального нет. Они не думают о фьючерсах и биткоине, не обсуждают новую девушку Брэда Питта и не договариваются поужинать сегодня в ресторане на патриках. Они деньги собирают для того, чтобы деда похоронить, а дело это непростое и помощь бы детей им в этом не помешала. Одно сообщение, за ним еще. Почему нельзя просто написать больше, в котором изложишь все свои мысли? Ей не хочется ничего читать. Откладывает мобильное устройство чуть в сторону, просто комочком сжимается на своей кровати, за дверью где-то приглушенные шаги, Дашу никто не побеспокоит, всем плевать на ее чувства, а ведь так порою хочется высказаться, излить все, что накопилось. Но судьба злодейка так и не свела ни с одним человеком. Да и пусть, никто ей и не нужен.

Адрес, придется ехать, ей не хочется, она вытирает слезы, что испортили мейк. Придется сделать что-то быстрое, ей плевать на то, как выглядеть будет, это не свидание. На карте остается тысячи четыре, не больше, на них нужно еще неделю протянуть, поездка в центр в эти расходы никак не  укладывается. Подождет, ничего с ним не случится, тут двадцать минут до ближайшей станции метро, там еще минут сорок до точки назначения, ничего страшного, не замерзнет. Нехотя поднимается, чувствует себя прескверно, будто бы не она, кто-то управляет со стороны, как в игре с видом от первого лица. Что-то найти из верхней одежды, толстовка нехотя налезает, будто бы сама отказывается выходить из дома в такую срань. Надо, есть такое слово. Запомнила эту фразу, мама в детстве часто так говорила. Надо кушать кашу по утрам, надо хорошо учиться, надо поступать, а что толку то? Жизнь почему-то сахарной не стала, а проблем с каждым днем наваливалось все больше. Что-то бормочет в коридоре, хозяйка вроде спрашивала о том, куда собралась ее квартирантка, но сейчас не время для душевных бесед с булочками и чаем на кухне, абсолютно.

Моргает, каким-то чудом уже бредет в сторону входа в метро, еще мгновение, уже в вагоне, буквально сваливается где-то в конце, где людей поменьше, пытается достать наушники, но провода предательски спутались, а на решение головоломок с этим клубком нет ни сил, ни желания. Белые капельки в ушах, но из них не льются песни, скорее Даша просто хочет изолировать себя от посторонних звуков окружающего мира, главное станцию нужную не проехать, не хватало еще уехать в какие-нибудь дали, далеко не волшебные. Отвечает на сообщение коротким «ок, еду». Почему мама не написала ей, почему решила все передать через брата? Может, думает, что ее любимая дочурка сейчас занята, грызет гранит науки, работает на престижной работе, ей некогда, ну а Сашенька сможет ей все объяснить, ведь он самый любимый и самый родной человек, ближайший в этом огромном мегаполисе. Как бы ни так, город живет своей собственной жизнью, поглощает, просто сжирает слабых, им тут не место. Не место, таким как Даша. Девочка эта пыталась прочувствовать все прелести жизни, но получались преимущественно лишь горести, страдания да бесконечные лишения. Они давили на нее, ломали, морально и физически. Кажется, нужная станция, пора подниматься и выходить на улицу, там до бара минуты три-четыре, отличное расположение, стоит отметить. Ей не нравился центр, не нравились местные люди, а сама она  где-то на грани, одной ногой в пропасти, и лапа когтистая мертвой хваткой цепляется за лодыжку...

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

+3

5

Саша неторопливо бредет в сторону метро. Мог бы сесть на автобус и куда быстрее добраться. Но спешить ему некуда, деньги тратить не позволяет баланс на карточке, он медленно к нулю скатывается, не вселяя надежду на новый день. В голове пустота – нет ни мыслей, ни планов, ничего. Он не генерирует идеи, не пытается выискивать самый дешевый билет домой, не впадает в рефлексию и самоанализ, не травит себя мыслями, не ностальгирует. Он не чувствует ничего, Тройку прикладывая к валидатору и лениво бросает взгляд на остаток баланса. Хватит еще на поездку домой, что отлично. День прожит не зря.

Саша в вагоне метро усаживается, смотря через всю платформу на поезд, движущийся из центра. Там люди набиваются как шпроты в банку, давят друг друга. В тех вагонах дышать нечем, мерзко. На каждой станции тебя выносят из вагона и вносят назад. Синяков на теле потом не сосчитаешь. Саша ненавидел метро. Саша много вещей ненавидел. Просто редко о них говорил. Потому что смысла не видел. Потому что некому рассказать. Саша не самый общительный парень на свете. Он не душа компании, не центр внимания. Его социальных навыков хватает для банального выживания, а все, что за рамками – перебор. Он не завел себе компанию верных товарищей и даже девушку не удержал. И теперь просто хочется просмаковать одиночество, без постоянных рассказов однотипных историй. Саша ненавидит знакомиться и по кругу новому человеку вещать факты из своей жизни, он устает повторяться из раза в раз, вдаваясь в детали. Все еще не понимает, почему кого-то интересуют его хобби и как он проводит свободное время. Встречных вопросов не задает. Диалог каждый раз ниже сползает, теряясь в миллионе информационных пабликов с новостями. А потом улетает в архив.

Саша не любит пустые беседы ни о чем, они ему надоели. И на этой мысли он фокусируется, выходя из метро. Шагает лениво к бару, от всего мира прячась за капюшоном и наушниками. Не видит себя героем подросткового фильма или участником клипа, но видит себя нищим, который не сможет тянуть оплату квартиры самостоятельно. А значит знакомства и попытка съехаться с кем-то, чтобы делить оплату жилья – первостепенная тема, о которой размышлять стоит. Не желание расширить свой круг общения, а банальная необходимость. Но Саша все равно фокусируется на запахе ягод и плеске реки, из которой удобно было ловить рыбу. Он мысленно телепортируется в детство, где вечное солнце, улыбки и на столе уже готова еда. Где все хорошо, беззаботно и жизнь кажется раем. Где Даша смеется и тянет за руку во двор, чтобы в прятки сыграть. Брат с сестрой умеючи в эту игру играют сейчас, доведя до мастерства навыки скрытности в огромном городе. Саша знает – смерть деда их не сплотит. Слишком многое было высказано и сделано. Они уже не беззаботные дети, которые могут ловить сочком бабочек и соревноваться, кто быстрее добежит до конца бескрайнего поля. В каждом из них умер ребенок. Гниющий труп оброс новыми мышцами серого и обычного взрослого человека. Взгляд всегда выражает усталость и отсутствие желания продолжаться. Уныло и скудно. Саша вспомнить не может, когда последний раз улыбался по-настоящему.

Дверь бара дергается на себя. Он усаживается на самый ближайший свободный столик и высматривает в меню самую дешевую позицию выпивки. Ему необходимо напиться, но баланс на карте предлагает лишь пригубить. От своих мыслей не сбежать, не спрятаться за алкогольным дурманом. А в голове их миллион, роем жужжат, жалят и давят. Саша не разорял этот улей, но каждый укус чувствует кожей. Без вины виноватый, бестолковый и глупый. Давятся мыслями, но все еще ничего не ощущает.

Он успевает сделать глоток пива, пару раз посмотреть в телефон. Убедиться, что за это время он никому не понадобился и его участь просто сидеть, взглядом пустым прожигая случайных прохожих за окном заведения. От него ничего не остается. Глоток пива не помогает склеить воедино разбитого человека. Потому что взгляд на оповещение о текущем балансе заставляет вздохнуть устало. Саша не чувствует ничего. Ни смятения, ни смущения, никаких лишних эмоций. Депривация сна выкашивает их первым делом. Апатичная личность скорее всего променяла сон на работоспособность в часы, отведенные для отдыха. И действует на автопилоте, пока не выгорит. Саша сгорел, дотлел, обугленные кости пытаются вжиматься в холодный стакан. И когда Даша заходит в бар, он лишь кивает. Она выглядит плохо. Но держится. Видно, что новость ее подкосила. А встреча с братом не входила в планы на ближайшие несколько лет. Некомфортная ситуация. Между ними стол, пропасть и время, проведенное в ссоре. Бесчисленное количество колкостей, брошенных друг в друга. Упреки, нотации, оскорбления. Перед Сашей сидит кровный родственник и совершенно чужой человек. Он моргает и голову отворачивает в сторону. Хотя бы внешне она выглядит здоровой – отрадно. Можно еще несколько месяцев о ней не переживать. Будто Саше в целом до жизни сестры было хоть какое-то дело.

Никаких «как дела» и других бестолковых вопросов. Саша не любит вести пустой разговор. Он опускает глаза в телефон и проверяет доступность билетов на ближайшие даты. Не знает, как будет от работы отпрашиваться. Как будет в целом крутиться без заработка последующий месяц. Желание собрать все свои вещи и остаться дома – все еще самым верным решением кажется. Саша от большого города вымотался, он здесь наигрался. И из этой гонки за славой, признанием, за попыткой урвать для себя кусок счастья, Саша выходит в качестве проигравшего. Москва не верит ни слезам, ни грустным историями, ни вздохам усталости. Она давит тебя к земле. Медленно, постепенно, пока не оставит от человека его жалкую копию. Именно такая сейчас снова делает глоток холодного пива и, не смотря на сестру, продолжая пальцами водить по экрану, спрашивает тихо: на какую дату искать билет?

[nick]Sasha Kraynov[/nick][icon]https://i.imgur.com/JAnjl3R.png[/icon][lz1]САША КРАЙНОВ, 21<sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> нищеброд<br>[/lz1]

+2

6

Мимо проплывают тени незнакомцев. У каждого первого голова опущена вниз, думают, наверняка, о своей жизни, о завтрашнем дне, о том, как дальше выживать, ну или просто погружаются в музыку, сливаясь в мелодией, ей хотелось бы тоже, но нет никаких сил. Один из прохожих задевает ее плечом, слишком спешит, чтобы смотреть по сторонам. Оборачивается, на его лице нечто похожее на сожаление, он что-то бормочет, извиняется, наверное, но Даше плевать, она даже не почувствовала толчка, хотя коснись он ее чуть сильнее, синяка было бы не избежать. На улице неприятно, погода под стать настроениям. Дверь бара дергается на себя. Внутри совершенно другой мир, взгляды людей, многие подвыпили, теперь настроены на поговорить, громкий смех, музыка, теперь от нее не спрячешься,  но радует хоть, что не орет из всех колонок так, что не услышать собеседника, не отвлекает, в целом. Словно в кроличью нору, только зелье темное или светлое нефильтрованное. Это своего рода зазеркалье, мир чудес, ярко в конфронтацию вступающий со всей мерзостью, что на улице творится. Тепло, свет, этого, пожалуй, не хватало сейчас больше всего, а бар, его огни манили, отсюда не хотелось уходить, человеку, решившему прикорнуть в углу так уж точно.

Взглядом ловит стол и человека за ним, садится, верхнюю одежду кидая куда-то рядом. Не хочется ничего: ни есть, ни пить, даже за компанию. На обратном пути что-нибудь возьмет, там и подешевле, да и товар уже проверен многократно. Провалиться бы сквозь пол, сквозь эту землю, чтобы не видеть человека, сидящего напротив, не видеть алкоголя, не видеть снующую девочку-официантку, она быстро бегает от одного стола к другому, запоминает все заказы, они несложные, тут не нужно семи пядей во лбу, лишь бы принесли светлое или темное и что-нибудь из многочисленных закусок. От запаха ком поперек горла встает, аромат слышен откуда-то с кухни, наверняка готовят вкусные (или нет)  и сочные бургеры, но от одного упоминания еды выворачивает, и лучше сделать это где-нибудь в другом месте, дома, на улице, не важно. Общение с Сашей явно настроения не поднимает, да и общения как такового нет, он сухо спрашивает про билеты, ну а Дашенька просто складывает в уме два плюс два, понимая, что полет домой идет вразрез со всеми существующими планами. Она начала откладывать деньги, вернула пару долгов, и вроде даже пока не влезла в новые, и пусть в заначке ее немного, она берегла эти средства, но черный день подкрался быстрее, чем на то рассчитывала студентка.

- Ближайшие какие есть? – Могла бы поискать сама, но нет, пусть хотя раз проявит себя мужчиной, пусть хоть раз покажет, будто бы ему не все равно, хотя Дарья знала о глупости подобных мыслей. Наивно полагать, что даже с таким событием что-то кардинально поменяется в его поведении, в его поступках, знать не хочет этого человека, разорвала бы все связи, ножницами или топором разрубая последнюю нить связующую. Пусть, сгоряча, но вряд ли жалеть о содеянном будет, плевать. Уж лучше не иметь никаких родственников в этом городе, чем такого «братца». Хотя бы собраться, чуть себя в чувство привести. - Послезавтра что-нибудь? Там четверг, билеты самые дешевые должны быть. – К их столику подходит та самая пигалица, но прежде чем успевает даже рот открыть, новая посетительница отрицательно головой качает. – Я тут ненадолго, ничего не надо, спасибо.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

+2

7

Вопрос задавался просто с целью начать разговор. Саша уже нашел билеты на завтра. Послезавтра – день похорон, слишком поздно, они не успеют добраться до города, а опоздания им никто не простит. И дело не в косых взглядах семьи, не в причитании дальних родственников, просто не проститься с дедом Саша не может чисто психологически. Он, хоть и похож на глыбу каменную, дедушку очень любил. Просто не может это выразить ни словами, ни мимикой.

Еще было бы славно помочь родителям перед похоронами, поминками и прочими церемониалами, где соберется вся их семья. Наготовить еды, накрыть на стол, перетащить все стулья с лоджии в комнату. Подать матери платок в самый нужный момент, похлопать отца по плечу. Серпентарий их дальних родственников обязательно закидает молодежь вопросами в перерывах между рыданиями и выпивкой без чоканья. Саша решает не говорить сестре, что ее идея обречена на провал. Он просто не знал, как к ней подступиться.

– Нашел билет на завтра, вроде не дорого, – по меркам Москвы – это копейки, по меркам жизни Саши – пиздец. Он разворачивает экран к сестре показывая время раннего вылета. И сумму, которую придется заплатить за билет. Это единственный вариант, если они захотят успеть к самому началу. Иначе не избавиться от едких и ядовитых упреков со стороны. Что-то в духе «хороши внуки, дед умер, а они даже проститься не удосужились». Что-то в духе «зажрались вы в своих Москвах».

– У тебя паспорт с собой? Заполню данные, оформлю билеты. – Фраза «переведешь мне всю сумму на карту» вслух не озвучивается, Даша должна понимать, что ее брат не стал за это время миллионером, хоть и врет родным, что удачно устроился. – Вылет ранний. Собери все вещи и оставайся у меня. От меня ехать быстрее. И на такси сэкономим. – Саша говорит это, не отрывая взгляда от телефона, вводит свои данные в приложение. Ему даже паспорт доставать не нужно, все цифры запомнил – слишком часто заполнял всевозможные документы, пытаясь устроиться на новую подработку. Слишком часто брал микрозаймы. Слишком часто просил в долг под расписку.

– Мы со Светой разошлись, – без эмоций бросает сухой факт, у Саши не появилось внезапная порция альтруизма, приглашение в гости – необходимость, а не попытка выстроить взаимоотношения снова, – ты была права, она меня бросила, потому что я мудак.

Парень взгляд поднимает и пожимает плечами, тянет руку, чтобы вбить данные сестры в приложение и оформить билет на нее. Чем раньше возьмут билеты – тем меньше риск опоздать на похороны. Тем быстрее Саша окажется дома и укутается в собственную ложь. Кстати, о лжи, не мешало бы проработать план.

– Я родителям говорил, что мы видимся раз в неделю стабильно. Больше не получается из-за твоей учебы. Ты уверенно идешь на красный диплом, а я уверенно работаю в самом крутом офисе и готовлюсь сделать предложение моей девушке, чтобы все как у людей, – никаких эмоций в голосе, Саша просто вбивает паспортные данные сестры, чтобы как можно быстрее оформить заказ и разъехаться собирать вещи.

– А у тебя какая легенда? Нам бы их как-нибудь обсудить, чтобы не завраться во время поминок, когда десятки глаз будут внимательно изучать самых успешных детей Крайновых, – уголок губ ползет вверх, когда Саша возвращает паспорт сестре. Он уже чувствует, как их закидают вопросами. Как дотошно буду выпытывать все подробности. Как они заврутся, как они прокачают свои актерские навыки.

– Жду перевода и оформляю. Увы, сидеть придется рядом. Ты переживешь.

[nick]Sasha Kraynov[/nick][icon]https://i.imgur.com/JAnjl3R.png[/icon][lz1]САША КРАЙНОВ, 21<sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> нищеброд<br>[/lz1]

+2

8

Чем глубже погружаешься в омут лжи, тем  сложнее из него выбраться будет, и увы, Даша вовсе не персонаж Распэ, чтобы за волосы себя из трясины вытянуть, да и веревку спасительную явно никто бросать не собирался. Саша тоже хорош, ну да, он с родителями чаще общался, наверное, гораздо чаще, чем единственная доченька, но зачем так много рассказывать, ведь рано или поздно все  всплывет на поверхность, и лучше от этого явно никому  из них не станет: не родителям, что благословили детей своих на самостоятельную жизнь в другом городе, не их отпрыскам, житье которых явно не назовешь мечтой. С другой стороны, в таком возрасте уже знают, как выкрутиться из сложных ситуаций, подстраиваются под жизнь в мегаполисе, медленно жертвами его становясь. Какие еще варианты остаются? Либо продолжать выкарабкиваться, борясь с окружающей действительностью, либо бросить все, вернуться обратно и пойти работать продавщицей в какой-нибудь магнит. Принимать ухаживания Петьки из третьего подъезда и слышать у себя за спиной «ой, совсем дурочка, зачем волосы свои в такой цвет покрасила, мама ро́дная». Нет, остается, но родственников навестит.

Паспорт отдала, для своей же безопасности его лучше всегда держать поближе. – Это мне типа сейчас ехать домой, собирать вещи, потом к тебе и ночь пережидать, - хмыкнула, план такой себе, и ей вовсе не хотелось возвращаться в место, откуда ее довольно беспардонно выперли некоторое время тому назад. – Можно просто одно такси заказать, на два адреса, переночую дома. – А про уход так называемой девушки даже не особо-то и отреагировала, то было само собой разумеющееся, логичный итог. – Так вам и нужно, - добавила вполголоса, надеясь, что окружающие звуки эту фразу укутают. – Ну я все так же буду говорить, что учусь и работаю, других легенд у меня нет, только пожалуйста, не надо за меня ничего придумывать, ладно? – Уже вошла в приложение банка, радует, что нет счетов по кредитке, пусть финансовой грамотности особо не имела, но знала, что такие вещи – верный путь на самое дно. Перевод по номеру, пришлось скопировать из записной книжки, память решила, что ей телефон этот будет лишним. Покупать билеты за день до вылета – переплачивать в два раза, но других вариантов просто нет.

- Должно дойти. – Показала экран, подтверждая перевод. Теперь средств к существованию еще меньше, буквально ноль, но кое-какие запасы имелись дома, кажется, придется за ними вернуться. – Оформляй. А над легендой я еще подумаю, ты тоже, накидай что-нибудь на листке, пришлешь – прочту, закину ответ. Но линия примерно такая, как и сказал, только блять, о себе подумай, какой большой и крутой офис? Ты серьезно? – Забирает свои документы, будто бы проверяет еще, все ли с ними в порядке, затем и телефон отправляет в карман. Вроде бы на этом все? Что им еще обсуждать, нельзя же сидеть и часами легенду выдумывать. Ей хочется домой, прилечь, возможно, дать выйти эмоциям скопившимся выйти наружу, но не сидеть в этом гадюшнике с человеком, которого презирала. – Если на этом все, то я обратно, завтра вставать рано.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

+2

9

Саше иногда трудно выходить на обычный диалог – его всегда раздражает собеседник. Поэтому он чаще молчит и взглядом пустым сверлит кого-то напротив. Вот и сейчас он просто глаза поднимает на фразу сестры. Вроде бы взрослая и самостоятельная, а мозгов и логики не прибавилось. Он вздыхает тяжело. – Это нам типа ехать к тебе, пока открыто метро. Собирать твои вещи и везти их ко мне. Потому что одна машина на два адреса будет еще дороже. – Она словно первый день живет в этом городе. Но Саша ее не упрекает, у него нет ни сил, ни мотивов, никакого интереса лишний раз задевать сестру. Он просто хочет быстрее управиться с делами. И потратить при этом как можно меньше денег.

Оформление билета занимает меньше минуты. Уведомление о списанных деньгах больно режет глаза. Саша ненавидит чувствовать себя расточительным, особенно когда у него каждая копейка расписана на месяц вперед. Он вздыхает, скачивает билет Даши и отправляет ей файл во вложении, на всякий случай. Вдруг сейчас она упрямо будет настаивать на своем. Саша, в таком случае, поедет из дома один. Да, не получится поделить плату за такси на пару, но ничего. Идея Даши звучит в разы дороже. Саша доехать сможет рублей за пятьсот, Даша же потратит в районе двух тысяч. Нерационально. Машина на два адреса выйдет еще дороже. И в чем плюс для Саши скидываться с сестрой и платить вдвое больше. Он это вслух не озвучивает, потому что ему все равно. Чужие деньги его мало волнуют. Чужая глупость – тем более.

– Моя легенда очень проста – у меня все в порядке. – Еще пара глотков пива и уголок губ снова ползет вверх. Это почти как растущий нос у Пиноккио. Видимо, дома Саша улыбаться будет как прежде, когда был маленьким беззаботным ребенком, до переезда в бездушный город, который радость высасывает, заставляя отражение недовольную мину корчить. – Ага, крутой офис. Не Москва-Сити, но с большими окнами. Опенспейс. График пять-два с восьми до восемнадцати, как у нормальных людей. – Он снова вздыхает устало и поводит плечами, допивая свое пиво. – Ты правда думаешь, что их работа волнует сильнее, чем свадьба? – Вопрос риторический и остается без ответа. Саша с места приподнимается и капюшон худи набрасывает на голову. Снова прячется от людей в своем микромире из мягкой ткани толстовки.

– Я до метро в любом случае. Если мы едем к тебе за вещами – пойдем, если нет – встретимся уже в самолете. – Прежде чем выйти из заведения, Саша из кармана достает сигарету. На улице мерзко, Саша выкурит ее на ходу. Он взгляд бросает на Дашу и выходит спокойно, стоит пару секунд на пороге, чиркая зажигалкой. Дает сестре время одуматься. Не попытка наладить общение – необходимость. Человек, пытающийся сойти за умного, должен уметь хотя бы считать в пределах двух тысяч. Нет ничего удивительного в том, что образование она не получит. Удивительно, как она вообще дожила до своих лет, если думает, что такси на два адреса – идея крутая. Плевать.

Он неспешно вперед шагает, наушники достает из кармана. Попытался поиграть в старшего брата, не прокатило. Пусть, значит, ебется как ей захочется. У нее еще есть время одуматься. Но лучше научиться для начала просто соображать. Безразличие на лице юноши фиксируется в каждой стеклянной витрине. Он задумывается о вещах насущных, пытаясь предположить, чем он будет сегодня ужинать, если денег нет абсолютно.  Пожалуй, выпьет теплого чая, да ляжет спать как можно скорее. Во сне голод не чувствуешь. Очень годный лайфхак. Как же жаль, что Саша нормально не спит.

[nick]Sasha Kraynov[/nick][icon]https://i.imgur.com/JAnjl3R.png[/icon][lz1]САША КРАЙНОВ, 21<sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> нищеброд<br>[/lz1]

+3

10

У них так всегда, пошло еще хрен знает сколько лет назад, приблизительно в те времена, когда стали становиться «взрослыми». Вроде бы начинают разговаривать, пытаются друг другу что-то донести, но в итоге будто бы половина слов просто мимо ушей пролетает, не цепляясь ни за что в пустых головах. Сейчас она не думала никуда ехать, очевидно. Просто ей показалось, что если завтра с утра она вызовет такси от своего дома, по пути братца любимого заберет, а потом прямо в аэропорт, выйдет быстрее, пусть и чуть дороже. - Больше, чем свадьба, их дети волнуют, тебе в этом плане полегче даже будет, я больше всего этих вопросов боюсь. - Правда, начнутся эти типичные фразы о том, что «а мальчик то у тебя есть, а внучата когда», и пусть родители Александра и Дарьи люди довольно прогрессивные (отчасти), на продолжение рода смотрят сквозь пальцы, понимая, что сначала нужно встать на ноги в большом городе, всяких родственников дальних такое отношение явно не устроит. По их логике, очень странной, Даша должна была приехать, сразу начать учиться, работать и обязательно ребенка родить между делом, потому что пора бы уже, а чего так в девках то ходить. Бесят.

Ей много то вещей не нужно, они едут на пару дней, не на неделю и уж тем более — не на месяц. Рюкзак, набитый шмотками, с собой ноутбук возьмет, чтобы на связи быть, белья, каких-нибудь маек, чего-нибудь потеплее, пойдет. - А не думал, что могут денег попросить, чего-нибудь такого, будут спрашивать «сколько. ты. зарабатываешь?» - Спародировала фразу довольно известного интервьюера. Ее часто спрашивают, смотрела ли они последний выпуск, конечно, между тем как подумать, как заработать минимальную копеечку и тем, как попытаться остаться в университете, а не быть выгнанной тряпками не самыми чистыми. Ей трудно решиться, трудно сделать выбор, и не хочется возвращаться на место, ассоциирующееся у нее не с самым хорошими временами, но другие варианты еще хуже, тратить лишнее не хотелось. - Так и быть, погнали. У тебя есть еда какая-нибудь? - Если повезет, их сейчас еще ужином угостить могут. Вновь несколько минут до станции, а там домой. Если честно, не понятно было, зачем вообще встречаться, мог бы сразу приехать, за сестрой и вещами ее.

Точно, он же не знает, где именно она живет. Видятся раз в неделю, веселая легенда, а на деле, даже найти свою родную сестру не сможет, если вдруг ей помощь какая-то неожиданно понадобится. Просто помощь оказывать вряд ли поедет, но был шанс на встречу, если ей смертельная опасность угрожать будет, проверять эту теорию, конечно, лучше не стоит. - Давай только быстренько. - Туда и обратно. План простой, даже слишком. И себя пересилить приходится, чтобы на него согласиться. Желания сейчас ехать в ту самую квартиру нет, но, блин, он был прав, даже с ее идей о том, чтобы завтра с утра по дороге забрать, выйдет дороже, чем одна лишняя поездка на метро. Благодарила этот город в одном — транспортная сеть тут развита была неимоверно, в любую точку добраться можно за две-три пересадки, ну или даже без них, пешком пройдя лишние пятнадцать минут, прелесть.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

+2

11

– У меня дома нет еды, не обольщайся. – Остатки благоразумия в сестре перекрывают прошлые обиды. Это, наверное, ненадолго. Саша не строит никаких надежд и уж точно не собирается из себя строить благотворительный фонд, кормя всяк голодного гостя в его доме. Еды у него нет ни на себя, ни на сестру. Обойдутся оба теплым чаем и, если повезет, поделят лапшу быстрого приготовления на пару. Зальют кипятком, бульона попьют, ничего страшного не случится. Пораньше лягут спать – побыстрее проснутся и отправятся в новый день. В самолете их должны накормить каким-нибудь бутербродом. Кусок черствого и невкусного хлеба и маленький кусок ветчины с сыром. Уже лучше, чем ничего. Саша только об этом и думает, сигарету докуривая.

Идея не задерживаться надолго – хорошая. План простой и хороший. Долго рассиживаться Саша не планирует, нет ни времени, ни сил, ни желания. Он все еще не знает, где Даша живет, с кем соседствует и что происходит в ее жизни. Спрашивать не собирается, в метро прячется от разговора дурацкого и бессмысленного за наушниками. Включает любимую музыку, заходя в вагон. Сквозь наушники слышен мужской голос, объявляющий следующую станцию. Интересный факт, когда поезда едут в центр – станции объявляет диктор-мужчина, а когда из центра, то женщина. Москвичи говорят, что это босс, провожающий людей на работу и жена, ждущая дома. Поэтому утром поезда в центр забиты, а поезда из центра – пусты. Вечером ситуация диаметрально противоположная, люди спешат поскорее домой, а ласковый голос баюкает их и заставляет сильнее рваться к родным. Час-пик – адское время. А метро издевательски ироничное. Благо, что Саша делает музыку громче. Его дома никто не ждет. И его путь до центра, к кольцу. А по кольцу уже куда Даша скажет.

Сестра пихает его в плечо, когда нужно сделать пересадку. И еще одну. И пихает, когда нужно выходить из вагона. Саше уже эта идея кажется слишком сомнительной. Едет черт знает куда и черт знает зачем. Мог бы спокойно вернуться домой и поспать на пару часов больше. Как добираться сестра будет – не его дело. И все же пошел на поводу у эмоций. Или у алчности и желания разделить оплату такси на двоих. Черт знает, что им движет и почему. Саша решает не вникать, но снимает наушник на эскалаторе.

– Долго идти? – Он надеется, что не шибко. Потому что путь в тишине – это пытка. Потому что он уже порядком устал за сегодняшний день. Хочется поскорее приехать домой и телепортироваться в новое завтра. Дома должно быть спокойнее, лучше, комфортнее. Саша только за эту мысль и хватается, держится крепко, надеется, что время пройдет удивительно быстро. А дома будет еда. А дома будет тепло. А дома мама будет суетиться вокруг и ласково по щекам гладить. И родителям придется рассказывать сладкие сказки, чтобы они лишний раз не переживали. Это неправильно, подло и гадко, но все же лучше, чем усугублять и без того гнетущую атмосферу дома. Саша все еще думает, останется ли там навсегда или нет. Хочется все же бросить Москву со всеми ее причудами. Пусть это будет показателем его слабости – лучше самому себе просто не врать. Большой город ему не по зубам. И плевать.

– Никогда не думала, что можно просто вернуться домой? – Многих людей это мотивирует не сдаваться, куда упорнее работать, трудится не покладая рук. Сашу же эта мысль успокаивает. Всегда можно вернуться назад, у него не сожжены мосты в комфортную жизнь, где все куда проще, чем в чужом и огромном бездушном городе.

[nick]Sasha Kraynov[/nick][icon]https://i.imgur.com/JAnjl3R.png[/icon][lz1]САША КРАЙНОВ, 21<sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> нищеброд<br>[/lz1]

+2

12

Думала, конечно. Много раз, например, возвращаясь с подработки домой, когда в край заебанная, когда ног не чувствуешь, а на карту придет всего пара тысяч, и то только через неделю. Думала на очередной паре, когда странного вида препод делал недвусмысленные намеки всем представительницам слабого пола об упрощенной для них системе сдачи зачета. Нет, прямо под юбку на занятиях залезать не осмеливался, но говорил, что готов был благословенно глаза прикрыть и на один балл выше поставить, если кто-нибудь вызовется составить ему компанию во время очередного похода в ресторан. Где-нибудь в пафосном месте,  не без этого, но желающих не было, по крайней мере, из тех, кого Даша знала лично. Может, общество изменилось? Думала о том, чтобы вернуться обратно, когда полгода назад заболела. Температура была под сорок, ее трясло, лекарства и жаропонижающие не помогали несколько суток, сама ставила себе чайник, заваривала что-то похожее на чай, добавляла ложки варенья, которое мама прислала ей еще давным-давно. Глаза к небу обращая в такие моменты, не знала, какому богу молиться, и молиться ли вообще, думала о том, чтобы оказаться дома, где о ней позаботятся, но справилась. Метро, пересадка, еще одна, родной ставшая ветка. Название так и не запомнила, их никто не запоминает, только цвет.

- Нет, минут семь, не больше, - сухо отвечала. Если через двор, то быстрее, но одна так не ходила. Место тихое, но все равно как-то страшно иногда бывало, хотя Даша вроде не из пугливых. Ключи от квартиры чуть не выпали в лужу, на секунду взор свой задержала на отражении темного неба. Ей казалось, что там и звезды были. Нет, обман, здесь не видно звезд, почти никогда. Седьмой этаж, для кого-то счастливый. – А что дома то делать? Уж лучше так, -  Серьезно? Так лучше? – Не знаю, как-то уже странно будет сваливать. - Квартира, на пороге их хозяйка встречает. Взгляд суровый, явно не рада гостя видеть. Только было запнулась о том, что мальчиков водить нельзя, но Крайнова выпалила на опережение. – Это мой брат, Саша. – Тыкнула куда-то в его сторону рукой. Она не рассказывала о нем, да  и вообще о своей семье. Если честно, с хозяйкой они подругами вовсе не были. Даша платила, а Регина Ивановна сдавала комнату, на этом все отношения заканчивались, кроме редких пересечений на кухне или в ванной комнате. – Мы на пять минут, мне вещи собрать, надо срочно домой лететь. – Женщина взрослая, любила смотреть телевизор, сразу всякого нафантазировала. – Мама дорогая, что случилось, Дашенька? – Но девочке, как и парню, которого пустили, не было дело до рассказов.

- Вон туда проходи, - показывает на крайнюю дверь, обращаясь к брату. – Регина Ивановна, я потом все расскажу, сейчас нужно ехать, там семья ждет, знаете, срочно получается. – Хозяйка лишь ходила туда-сюда да охала. В это время Крайнова собирала свой любимый рюкзак, набивая его вещами. Вынула заначку, положила во внутренний карман. Легкий стук в дверь, женщина вежливая, никогда не входила без разрешения. – Дашенька, милая, покушайте перед тем как ехать, я суп сварила. – Студентка знала, сегодня запах приятный весь день с кухни слышался, но это «не ее», за границы не переступала, но иногда соглашалась на трапезы, которыми Регина Ивановна угощала. На Сашу смотрит, пусть не пять минут теперь, но двадцать, но если у него ничего нет,  то почему бы не отказаться от горячего супа.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2022-11-14 22:05:53)

+1

13

Саша не знает, как лучше. Не пытался никогда взвесить все «за» и «против» возвращения домой. Наверное, он словил апатию и просто физически не может взять себя в руки, не хватает сил. Его лицо лишено эмоций не потому что так хочется выглядеть крутым и сильным, а потому что он просто устал. И это читается по взгляду. У него сил с каждым днем все меньше и меньше. Было бы славно обзавестись верными товарищами, у которых можно занимать деньги от зарплаты до зарплаты, но Саше претит сама мысль попытки с кем-то новым общаться. Ему поэтому было куда проще отпустить Свету гулять с друзьями одну, нежели плестись за ней мертвым грузом, который недовольство свое вслух не озвучивает, но по лицу оно считывается моментально. Отпустил. Догулялась.

Недобрый взгляд пожилой женщины – хозяйка, запрещающая водить парней. Саша сразу смекает, что у сестры никого нет и в помине, иначе перебралась бы к своему благоверному, решив делить плату за квартиру на пару. Так просто выгоднее, даже если вы не слишком близки. Подруг, видимо, у Даши тоже нет, раз живет со старушкой на чужих условиях. Саша не любил таких людей, Саша в принципе не любил стариков, от них за версту несет лицемерием. С виду улыбчивые, как яблочко наливное, но гнилые внутри.

– Саша, очень рад познакомиться, – он едва заметно головой кивает и, скинув в коридоре обувь, делает шаг в направлении нужной двери, надеясь наивно, что все пройдет быстро. Ему здесь некомфортно. Атмосфера в помещении давит. Ощущение, будто на Сашу уже градом посыпались запреты от незнакомой старушки. Не дыши громко. Не сиди долго. Не шаркай ногами. Не делай то, се и это. Саша брезгливо поводит плечами и спокойно следит за сборами младшей сестры, то и дело от скуки поглядывая на экран телефона. Ни одного оповещения, классика, кому он теперь-то сдался.

После предложение поесть горячего супа, Саша на сестру смотрит, предлагая ей сделать выбор. Отказаться было бы вежливее, наверное, может быть. Голод творит с людьми черт знает что. Саша убил бы сейчас за суп, да за любую еду был бы готов подраться. У него правило простое, если дают – надо брать.

Тарелка перед лицом и в руке ложка, Саша благодарит хозяйку дома за угощение. Сухо, сдержанно, но очень искренне. Насколько он в целом способен при своей очевидной эмоциональной инвалидности. Юноша вроде пытается есть медленно, чтобы не быть похожим на дикого зверя, впервые за долгие дни увидевшего еду, но получается плохо. Желудок приятно теплом обдает. Саша уже целую вечность не ел супов, если не брать в расчет бульон от лапши. Голову кружит от пряностей. И от тепла, которое медленно по организму расходится. Саша не знает, аукнется ли сестре за этот акт милосердия, будут ли ее попрекать неблагодарностью за столь щедрый дар. Ему все равно, но немного досадно за сестру.

– Регина Ивановна, – феноменальная память на имена пригодилась, – огромное вам спасибо. Очень вкусно, безумно, – Саша пытается улыбку выдавить, получается скудно, уголки губ подрагивают, но не более. Он на Дашу смотрит, не торопит ни в коем случае. Просто ищет в ее взгляде поддержку. Максимально не хочет выходить на диалог с незнакомой старушкой, пока сестра ест. Ему неуютно просто здесь находиться, а вступать в диалог – уж тем более. Но пожилая женщина руки на груди складывает, вздыхает довольно, прельщенная комплиментом и выдает самое простое и очевидное, но губительное: – А ты, Сашенька, чем занимаешься?

И вот она, первая возможность проверить, насколько хороши их еще не сформированные легенды.

[nick]Sasha Kraynov[/nick][icon]https://i.imgur.com/JAnjl3R.png[/icon][lz1]САША КРАЙНОВ, 21<sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> нищеброд<br>[/lz1]

+1

14

Иногда везет, пусть и редко, крайне редко, но свою квартиру, точнее — свою комнату, удаленную от центра города настолько, что некоторые тебя могут считать уже «понаехавшей», коей ты и являлась, считала посланием откуда-то свыше. Плата весьма умеренная, куда ниже рыночной. Наверное, просто у владелицы было большое сердце, ей не хотелось, чтобы одно помещение простаивало без дела, и если подворачивалась возможность сдать, сделать хорошо какой-нибудь скитающейся душе, то следовало воспользоваться моментом. Собственно, использовать представляющиеся варианты вообще довольно неплохая идея, может получиться что-то стоящее, как, например, сейчас с едой. Кто знает, когда им в следующий раз предстоит нормально перекусить. Вещи собраны, рюкзак получился не особо большим, на самое дно кладет бережно собранные заранее деньги, она не скажет даже брату, сколько именно накопила, ну или скажет потом, где-нибудь в самолете, когда будут планировать свои ближайшие расходы. - Спасибо, - вторит брату, соглашаясь мысленно с тем, что еда на самом деле очень вкусная. А еще вкусные супы были в столовой рядом с университетом. Да и цены весьма демократичные: рублей сто с чем-то, а порция большая, но очевидно меньше, чем налила хозяйка, решившая задать такой неудобный вопрос. Они же тут ненадолго, просто забежали вещи собраться, чтобы выдвинуться дальше, вовсе не разговаривать за чаем, который, видимо, Регина Ивановна собралась ставить.

Ну давай, начинай свой рассказ, на девяносто пять процентов из вранья состоящий. Но закапываться с первых минут было бы очень опрометчиво, сейчас начнет свои рассказы, в которых будет столько всего, после чего хозяйка квартиры удивится, почему же им придется ехать отсюда не на мерседесе дорогом, а на метро, снова. - Он у нас в офисе работает, как и миллионы других москвичей, да? - От сарказма можно и избавиться, если сейчас поверит домовладелица, то вероятность есть и того, что родители тоже примут все за чистую монету. В этом деле главное, чтобы фактов было поменьше, желательно вообще без них обойтись, а всю информацию представить довольно размытой, общей и без конкретных названий. Даша ест быстро, он привыкла как можно меньше времени проводить на кухне, не занимать эту площадь зря, не ее территория, она здесь гость, она здесь лишняя.

Похоже на семейные посиделки, за окном темно, а на кухне комфортная и уютная атмосфера, двое молодых людей доедают, подкрепились, чтобы сил хватило на часы вперед.- Регина Ивановна, нам правда пора, вы не волнуйтесь, просто очень нужно уехать, я как вернусь, все расскажу. - Избежать лишних расспросов, основная задача на текущий момент. Их еще много будет, начнутся завтра днем, как только их встречать будут, приедет родня, на машине в аэропорт, а то и на двух, ведь, не смотря на траур, встреча детей всегда праздник. - Ну дай Бог, чтобы все хорошо было, Дашенька, дай Бог тебе и брату твоему. - Женщина пыталась со стола убрать, но квартирантка опередила, сама все тарелки хотела бы вымыть, вот только времени нет на это. - Вы приходите еще, не стесняйтесь, я тут не особо жалую посторонних гостей, - явно намекала на запреты в плане всяких там мальчиков (и девочек), - но ты, Саша, не посторонний, семья это очень важно. - Она охала и ахала, плавно передвигаясь по кухне будто бы древний корабль. Видимо, смирилась с тем, что слов из молодых особо не вытянешь, поэтому она лишь предложила, - А вы на поезде или на самолетах этих ваших? - Видимо, могла бы предложить еще что в дорогу собрать, но Даша откажется в любом случае, слишком много заботы, лучше вовремя остановиться.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2022-11-29 12:22:49)

+2

15

Саша терпеть не мог первое, когда был ребенком. Вечно нос воротил от домашней еды мамы, потому что куда интереснее и вкуснее набить карманы конфетами и гулять по улицам небольшого городка, периодически доставая из кармашка припрятанную сладость. Он и подумать не мог, что однажды начнет истинно скучать по временам, когда дома мама накрывала на стол и обязательно на кухне пахло самым вкусным супом, картошкой с котлетами, чаем со сладким тортиком. Три блюда за один прием пищи крайний раз Саша ел только в детстве. Теперь же день считается удачным, если он успевает хотя бы раз перекусить на ходу. Мир очень быстрый, стремительно жизнь закручивает в водоворот и заставляет пренебрегать базовыми потребностями организма. Прием пищи и сон улетают первыми. Москва никогда не спит и требует от жителей следовать этим правилам – на износ работать, не жалея себя.

– Все верно, – Саша кивает сдержанно, – я работаю в строительной фирме, ничего интересного. Сметы, подрядчики, инвесторы. Сейчас у нас мало заказов, но мы всей компанией ждем реновацию, – он говорит это настолько спокойно с уверенным лицом, что глупо расспрашивать о подробностях, не настолько любопытная деятельность, чтобы в нее хотелось вникать. Про стройки особо не спросишь, не заведешь беседу о новых строениях, ничего интересного в однотипных домах новых ЖК нет. А если вдруг кто-то спросит, Саша сможет отвлечь человека описанием планировки, уводя от главного. Регина Ивановна вопросов не задает, лишь кивает с одобрением.

– На самолете, – отвечает Саша, – так быстрее, – аргумент принимается с оханьем. Атмосфера становится чуть уютнее, Саша божится еще когда-нибудь обязательно заглянуть в гости, но не задерживается, к выходу движется и надевает куртку, поглядывая на часы. Им нужно успеть на метро и желательно не за полночь оказаться дома, парень лелеет надежду хотя бы полежать перед вылетом, им предстоит несколько часов в положении сидя, спина снова будет болеть. Уже на выходе из квартиры, Саша снова к наушникам тянется, но прежде чем спрятаться от звуков города, он на сестру смотрит.

– Моя легенда до одури скучная. Что у тебя? – У Даши все еще скучнее должно быть, нудная история об успехах в учебе. Чтобы ни мать, ни отец не захотели вникать в подробности. Если все хорошо – это прекрасно. Мама может чисто из вежливости задать дополнительных вопросов, посчитав что таким образом у нее выйдет детей разговорить и больше подробностей их жизни вытянуть, но Саша приучил обрубать все разговоры сразу, тему переводя на более удобную для родителей. Вместо часового рассказа о себе он лучше послушает, как они там живут и концы с концами сводят. Это и его раскроет со стороны хорошего и неравнодушного сына, а заодно не даст завраться и запутаться в собственной речи.

Перед тем как прыгнуть в метро, Саша у аппарата для пополнения тормозит, поездки закончились и теперь нужно выгрести мелочь из кармана, чтобы пополнить баланс своей Тройки. Даша собрала вещи удивительно быстро, Саша же до конца не определился, собрать все свои пожитки с намереньем перебраться домой насовсем или ограничиться рюкзаком со всем необходимым для нескольких дней в родном городе. Было бы славно остаться дома навсегда, отдать сестре ключи от квартиры и попросить потом как-нибудь по почте выслать оставшуюся мелочевку.

– Нам ехать минут сорок, – говорит Саша, прикладывая карточку к валидатору, – постарайся подремать по пути.

[nick]Sasha Kraynov[/nick][icon]https://i.imgur.com/JAnjl3R.png[/icon][lz1]САША КРАЙНОВ, 21<sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> нищеброд<br>[/lz1]

+1

16

Чем больше умных слов вкинешь, тем меньше потом вопросов будет. Ой, с такими лучше особо о работе не болтать, они дети образованные, смышлёные, вон сколько всего знают, не то, что мы — старое поколение. Вариант рабочий, к такому же обязана была прийти и Даша в продумывании своей легенды, вот только у нее что-то все никак не срасталось, не могла дважды два сложить в голове своей, чтобы на выходе получилось идеальное четыре, а не три с половиной. - До свидания, - бурчит, дверь за собой закрывая, слышит что-то в ответ, но почему-то уже пропускает все мимо ушей, совершенно не думает о хозяйке, но спасибо все равно ей сказали, прежде чем быстренько свалить. - Надо что-то про учебу, - она маленькими но частыми шагами семенит подле старшего брата, никогда не успевала за ним, его шаг, наверное, как ее четыре, захочет, свалит так быстро, что она его никогда не догонит, а тут еще все эти вещи, рюкзак весит не больше килограмм семи (надеялась, что взвешивать в аэропорту не будут), а по ощущениям все двадцать пять или еще тяжелее. - Учусь в МГУ, хожу на пары, и еще занимаюсь саморазвитием, - почему-то в голову пришла именно эта странная идея. - Йога? Стретч-пластика? Хуйня, но могу сказать, что еще на курсы записалась, там по программированию или веб-дизайну, они такое любят, я, кстати, реально одно время пару открытых занятий посетила, но там все дороговато выходит. - Не знала, зачем вообще решила сейчас обо всем этот рассказать, неужели на нее так теплый суп, наполнивший желудок, действовал?

Предложение брата принимает, не имела каких-то способностей  к тому, чтобы засыпать в любой позиции, но за день столько всего навалилось, можно и попробовать задремать. Привыкла за несколько лет к голосу в вагонах, привыкла шуму старых составов, больше похожих на сцепку консервных банок, они жутко громыхают, а еще внутри невероятно жарко, небольшие форточки явно не могут справиться луче современных кондиционеров. Пожитки на колени, голову сверху и руками обхватить, так ни у кого вещи спиздить не получится. Свои тела бросили где-то в конце третьего вагона, моментально принимает позу для сна, но почему-то не уверена, что получится хоть сколько-нибудь силы восстановить.

Это не сон, забвение, смешение реальности и вымысла, в котором ты ощущаешь себя частью действительности, но будто бы в этот момент еще и сны параллельно смотришь. Ей кажется, что поезд едет прямо в родной город, что когда в следующий раз откроются двери, за ними будет не плитка очередной станции, но зеленая трава, к такой привыкла в детстве, что где-то вдалеке будут ждать родители, мама почему-то плачет, Даша пытается выяснить, что случилось, и видит вокруг, что встреча омрачена еще более трагичными событиями. Ее мама теперь осталась одна, потеряла всех, мужа, детей, которые тоже где-то не то пропали, не то погибли, и от этого всего грустно стало настолько, что чувствует уже вполне осознанно: ее глаза не просто на мокром месте, она заплакала. Слабость свою показывать никому не хочет, а тут еще и выходить пора, лезет, окончательно от сна пробудившись, в боковой кармашек, там бумажные салфетки, вытереть лицо хотя бы, плевать на остальных, себя бы в порядок привести. Видит, что Саша заметил все, да ему вот только, наверное, как всегда плевать на чувства сестрички. - Давай, наша станция? Встали, идем, чего смотришь? - Сама первой с места вскакивает, фальшивую улыбку на лицо натягивая, это всего лишь сон, так и оказалось — эти полчаса сна ничего хорошего не принесли.

[NIC]Dasha Kraynova[/NIC][STA]no way out[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/ptmROMw.png[/AVA]
[LZ1]ДАША КРАЙНОВА, 18 y.o.
profession: студентка;
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » кладбище наших несбывшихся надежд


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно