Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » God is forgotten


God is forgotten

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Лондон | июль 2021 | недели, а может месяцы

Arizona Haas, Alberta Grace, Roxy J. Miller

https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8499/459707.gif https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8499/91713.gif

Обычная рабочая сделка, превратилась в череду невероятных событий и знакомств. Кому-то деньги и доброе имя, для кого-то спасенная жизнь, а кто-то останется с носом и жаждой мести. Случайности не случайны. Кажется, это начало какой-то истории.

+2

2

Можно было бы обойтись без новых дел, но пока в моих фирмах затишье, почему бы немного не заработать на крайне простом и быстром. Обычно я получаю информацию ровно ту, которая необходима для работы, не углубляясь в детали и личные взаимоотношения клиентов, но сегодня природное чутье подсказывало, что нужно обсудить подробности.
Прекрасное субботнее утро, которое я променяла на встречу с потенциальным заказчиком моих юридических услуг,  неким Тайлером Джефферсоном. По телефону сложно составить мнение о человеке, хотя некое представление о нем я сразу в своей голове получила. Скользкий тип. И как-то у него все складно получается по его рассказам. Непонятно зачем вообще нужен юрист, если дела обстоят именно так, как он говорит. Чтобы самой не сесть в лужу и не вляпаться ни во что противозаконное, вместо утреннего похода в зал и любимую кофейню, я гордо направилась на деловую встречу по назначенному адресу.
  Звонкий стук высоченных каблуков раздавался эхом по длинному узкому коридору. На встречу мне не встретился ни один человек. Удивительно, и люди жалуются на отсутствие работы и денег. Хочешь жить хорошо, работаешь даже в выходные, как я. Честно говоря, я рассчитывала увидеть более серьёзного клиента, который сам занимается делами в выходные, попутно заставляя работать своих сотрудников. Кажется, ошибалась. Ну и не мне учить больших дяденек работать.
Без стука вхожу в кабинет, номер которого Тайлер назвал мне по телефону. Ровно 10:00. Я – дама крайне пунктуальная.
-Доброе утро еще раз, мистер Джефферсон, - взглядом уточняю на какой стул сесть, сажусь на самый дальний от мужчины.  Сомнений, что меня не оставят стоять у меня не было, поэтому и вопрос был соответствующий «куда», а не «можно ли».
-Я бы не отказалась от черного кофе без сахара, и готова внимательно выслушать ваши ко мне пожелания, сроки исполнения и, собственно, а в чем возникла сама проблема. Потому что исходя из того, что вы мне сказали по телефону, все легко и просто, и юрист в таких случаях не нужен.
Положила нога на ногу и достала свой блокнот с ручкой. Не уверена, что записи вообще потребуются, потому что дело яйца выеденного не стоит. Но взгляд мужчины настораживал. Я привыкла, что у всех, кто ко мне обращается, будь то представители юридических лиц, либо сами физики, всегда присутствует меркантильный интерес и желание наживиться там, где это возможно. Но здесь был явно иной случай. Что-то глубже. Не уверена, что хочу в это влезать, но посмотрим.
Один звонок, Тайлер отдал распоряжение и стал с интересом меня изучать. Он явно ожидал увидеть кого постарше. Хорошо, что цвет волос нынче темный. Солиднее выгляжу. Но возраст – это ведь не показатель уровня профессионализма.
-Доброе утро, мисс Хаас. Кофе скоро принесут, а пока чуть подробнее расскажу то, что уже говорил по телефону.
И от чего у меня складывалось стойкое ощущение, что речь уже давно отрепетирована, подготовлена и не в первый раз в жизни произносится. Но допустим. Пока я просто слушаю исходные данные и решаю, браться за дело или нет.
-Я являюсь опекуном девушки, чья мать скончалась. Опустим подробности ее смерти, я сам тяжело переживаю эту утрату. Фактически я являлся супругом ее матери и вдовцом, но никак ее ребенка не оформлял, отцовство не устанавливал. Это было тяжелым ударом и для нее, и для меня, с которым самостоятельно справиться девочка не могла. Вот уже который год она находится под наблюдением специалистов, лечится, проходит курс реабилитации. Само собой, ранее признана недееспособной, опекуном назначен я. Вот я от ее имени и руковожу в том числе и этим местом.
Я понимающе кивнула, и взяла только что принесенный кофе в руку. Сделала глоток и стала слушать душераздирающую историю дальше.
-В настоящее время, я вижу улучшения. Да и медицинский персонал говорит, что возможно дома в кругу семьи ей будет лучше. Я бы хотел вернуть все как было. Чтобы она стала вновь обычной девушкой, жила дома, а не в больнице. Ну и когда пройдет первый этап и ее признают вменяемой, нужно будет переоформить фирму на меня. Все равно она слишком юна для управления целой сетью салонов. А мы как никак одна семья. Бизнесу всяко будет лучше под мужским руководством.
А вот теперь мы подошли к сути. За добрыми намерениями как я и предполагала, меркантильный интерес. Не такой большой опыт в семейных делах, но, когда дело касается денег и имущества, о семейных отношениях там думают в последнюю очередь. Очевидно, мужчина хочет прибрать все к своим рукам. Не упомянул про завещание, но наверняка его в нем не упомянули. Вопрос, чего же хочет сама девушка, и насколько действительно она вменяемая. Собственно, если да, а насколько была необходимость помещать ее в психиатрическую лечебницу. Не нужно копать. Не нужно. Но интерес подогрет, хочу понимать, что к чему.
-Давайте так. Вы мне к понедельнику подготовите все документы. По помещению девушку в лечебное учреждения, по фирме, в том числе все уставные. А я до понедельника схожу в клинику, посмотрю на вашу падчерицу, поговорю с врачами, и мы наметим путь решения ваших проблем. Сами понимаете, не могу вам сейчас однозначно сказать, что и как будет, сколько времени займет и какой будет результат. Если ориентироваться на ваши слова, проблем возникнуть не должно. И на оба этапа уйдет около двух месяцев.
Допиваю свой кофе. Кажется, в зал я в выходные не пойду. Придется мой пятой точке потерпеть, вновь ее идеальность откладывается на неопределенный срок.
-Дайте адрес и название медицинской организации, ну и установочные данные девушки. За выходные наведу справки. Если есть контакты с врачами, предупредите, что я приду. Да и девочку тоже, чтобы мне ее не пугать лишний раз.
Кофе допила. Разговор закончила. Время – деньги. Очевидно, развести Тайлера на более откровенную беседу и подтвердить свои догадки не получится. Он подготовлен, а я пока не знаю свое отношение к происходящему. Нужно увидеть девочку. Благодарю за кофе, обговариваю время понедельника, и пока у меня рабочее настроение, направляюсь в ту самую больничку, посмотреть на ту самую больную. Хорошо складывать пазл, когда есть все детали мозаики.

***

-Добрый день. Я Аризона Хаас. Тайлер Джефферсон должен был звонить. Мне нужно увидеть Рокси Джейн Миллер. Я буду заниматься ее возвращением в люди. Юридическое сопровождение.
Честно говоря, я боялась, что придется долго объяснять кто я такая и зачем пришла, но на удивление мистер Тайлер уже подсуетился, и о моем визите были осведомлены. Приятная женщина в регистратуре тут же сделала звонок и вызвала некого санитара для моего сопровождения. Не частый гость я в подобных учреждениях. Радует, что девочка должна быть вменяемой, а значит контакт будет найти куда проще. Да и вести диалог в целом. Стены местные только не располагают к задушевной беседе. Надеюсь, хотя бы выделят какую-то комнату, а не прям в палату отведут. За мной спустился высокий врач в белом халате. Лицо скрыто под маской, видно только холодный пронизывающий взгляд, от которого даже меня кидало в дрожь. Оно и понятно, в такой обстановке работать. Отправилась за ним следом, стараясь не отвлекаться на то, что происходит вокруг. Я здесь не за этим, и точно не за развитием собственного чувства жалости.
Молитвы услышаны. Завели в комнату для посещений, судя по всему. Два кресла, жутко неудобных, стол между ними и окно с решеткой.
-Ждите здесь, сейчас ее приведут.
Кивнула и уселась в одно из кресел. Волнения не было, но от чего-то казалось, что видеть меня рады не будут. И с отчимом отношения не такие уж и радужные, какими он мне их обрисовал. Но хочу или не хочу, мне нужен этот разговор, мне нужно владеть ситуаций. Документы документами, но в первую очередь я отталкиваюсь от людей. И сейчас я немного жалела, что взялась за это. Что-то у меня было крайне нехорошее предчувствие.

Отредактировано Arizona Haas (2022-10-29 15:15:57)

+2

3

Время пошло. Стрелка секундомера тронулась. Ровно с этого момента начинается тот самый путь, который даётся в качестве шанса. Зацепка. Отчаяние ли надеяться после всего, что было? Быть может. Но что ещё остаётся в её положении, да и ещё с тем пониманием, что как только всё подойдёт к завершению, то будет the end и для неё. Полный. Без точки в истории в психушке. Её просто уберут как потенциальную проблему. Ведь будучи вменяемой и дееспособной, она сможет набираться сил, встать на ноги и контратаковать. И снова траты. На адвокатов. На разбирательства. На иные услуги, в случае если слишком прижмёт. Её убьют как только бумаги будут подписаны. В этом Рокси не сомневалась и не верила в эту чёртову свободу, которую он ей наплёл. Он обманул мать, которая строила своими руками бизнес. Честно. Легально. Следовательно, что закаляло характер и учило не верить на слово. Обманул, и затем убил. А верить так хотелось, что после всего она будет по-настоящему свободной. Сама решать куда идти, что есть, продолжать свою учёбу, ложиться спать, когда хочется, а не когда принудят. Не принимать таблетки, которые не просто не помогают, а больше гробят её здоровье. Она бы пошла в больницу, хотя нет уверенности в том, что получится ли довериться ли там врачам, даже с тем учётом, что они будут далеко не мозгоправы. Это место выпило из неё все силы, соки, делаясь сильнее, и давит своей массивной ногой сильнее и сильнее, не позволяя подняться на ноги. А она всё пытается. Даже сейчас на грани полного отчаяния. "Последний шанс. Твоя финишная прямая, Рокси", - она смотрит в зеркало, выхватывая образ стерегущего её санитара. Ублюдок, словно тюремщик, не отводил от неё взгляда, а уже заживающие раны на предплечье гадко ныли. Прошло два месяца с момента, как её порезали и выставили это как очередную попытку к самоубийству, ведь надо же поддерживать эту древнюю историю о том, что жить ей не хочется и смерть матери слишком больно ударила под дых, и желания к жизни нет от слова "совсем". Ледяные капли спадают с острого подбородка. Осунувшееся лицо, один вид которого у каждого будет ассоциироваться с глубокой усталостью и истощением. Но это никак не вяжется с тем насколько решителен её был взгляд. "Ты выберешься. Ты выберешься. Тебя воспитывала очень сильная женщина, у которой получилось самостоятельно встать на ноги, выбиться в люди, вести дела, причём очень успешно. У неё была власть, которой она умела пользоваться, твёрдо удерживаясь на ногах. В тебе её кровь. Пусть её нет больше рядом. Но в тебе многое есть от неё. Ты сможешь. У тебя получится. Сможешь", - будет большой ложью, если говорить, что Рокси не нервничала, она была безумно напугана, потому что сейчас на кон ставится уже её жизнь, причём буквально и нужно подбадривать себя всеми возможными способами, ведь сейчас у неё есть только она. Рядом больше никого нет. Только она. На протяжении всех этих трёх лет. Лишь она. Поэтому надеяться нужно лишь на саму себя.

Прикрывает веки, фокусируясь на ощущениях, на температуре воды и выдыхает. Это немного помогает успокоиться. Взять себя в руки. А это чертовски необходимо.

- Тебя там уже ждут. Долго будешь хернёй страдать? - он не стеснялся в выражениях, впрочем, Рокси и сама не особо-то плескалась вежливостью. 

Уголок её губ вздёргивается, а веки размыкаются. В её взгляде всё тот же огонь решительности, но теперь добавились нотки недовольства, что после сменяются злорадствованием, когда её внимание переключается уже на ладонь санитара. Следы её зубов всё ещё были свежими и, кажется, после того инцидента, мужчине наложили несколько швов. До чего же радостное зрелище. Она неспешно подходит к мужчине, едва касается раны, испытав волну отвращения от одного контакта с этим ублюдком.

- Как рука? - её голос звучит сладко, почти приторно, что совсем не свойственно для неё в целом, учитывая какую агрессию она проявляла обычно, но взгляд говорит куда больше слов: она издевалась. И это совсем не нравилось мужчине.

- Сука... - он не мог её ударить, не здесь: под камерами. Нигде не должно быть свидетельств о том, что её слова были по-настоящему правдой. А Рокси же усмехается.

- Ц-ц-ц... а я-то всё гадала, какое твоё настоящее имя, всё мудаком называла, а ты, оказывается, сука, - губы всё ещё кривит усмешка, а перекошенное недовольством лицо греет душу и даёт ей немалую зарядку. - Так и буду тебя называть, когда ты у меня будешь под каблуком, - а затем отстраняется, всё ещё ухмыляясь. - Пойдём, сука, - отчего-то хотелось смеяться, даже когда больно сжали руку, отчего наверняка в очередной раз останутся следы, плевать. Оно того стоило. Он зол и, чёрт подери, заслужил всё это дерьмо в свою сторону и даже в разы больше. Все они в этой чёртовой больнице. И, кажется, он хотел что-то сказать, наверное сообщить о том, что её сделка на свободу фальшивка? Если так, то едва ли тому Миллер удивилась бы, ибо она и без того знает это.

Знакомый путь. Знакомая дверь. А после знакомая и комната, едва только она заходит внутрь. Меняются лишь только люди. Чёрт подери, как же хотелось сейчас увидеть Бонни. Конечно её не будут пускать, да и чего ради? Ведь она тот самый человек, который тоже может спутать карты иначе на кой чёрт это ограждение. То, что не может навредить, вряд ли подвергалось ограничению. Сейчас же была довольно приятной наружности девушка. Однако для Миллер это не играло совершенно никакой роли. Ведь этот человек пришёл сюда не для развлекательных бесед. Да и при иных обстоятельствах, Рокси едва ли была бы расположена вообще к разговору с кем-либо. Молча усаживается напротив, смотрит прямо в глаза девушки, изучая её: жесты, привычки, скорее из желания отвлечься, чем действительно играть в какие-то игры разума. Но сейчас ходить вокруг да около не было никакого смысла.

- У вас есть сигареты? - прошла Рокси бы явно такому не обрадовалась, да и в целом находиться рядом с курильщиками было противно, из-за дыма. Слишком уж гадкий запах. А сейчас же это хрень помогала держать себя в руках и в относительно трезвом рассудке. Едва ли прошедшее с ней осталось без следа. Слишком уж много людей работало над ней, чтобы всё не пошло к чёртовой матери. - Итак, что я должна сделать? Сказать? Историю своей жизни? - "Снова", - саркастически добавляет она, но вслух опускает это. Смысла представляться она не видела, едва ли эта девушка пришла сюда будучи в неизвестности, в противном случае возникнут уже сомнения в её компетентности, впрочем, таковой эта дамочка не выглядела, а значит, можно было спокойно опустить эту часть. Колебаний не было о том, что её признают дееспособной в любом случае, сейчас волновало несколько иное: - Через какое время я снова буду дееспособной? Как это будет проходить? Через какое время я смогу хотя бы временно покидать это место? И смогу ли? - для начала следовало узнать обстановку, ощупать свои возможности и исходя из этого составлять план действий. Надеяться на людей уже просто нет смысла да и сил. Слишком уж много опыта с разочарованием и с тем, как люди падки на деньги. Настолько, что готовы без колебаний калечить жизнь другого.

+2

4

Три встречи. Три сеанса. А меж тем пролетело две недели и это было вовсе не мало. У доктора Грейс был целый план на возвращение Рокси Джейн Миллер в люди. Она многое упустила и вопрос стоявший перед ней никуда не исчез. Если опустить подробности и представить, что Миллер сможет остаться в живых ей предстоял долгий курс терапии. Доведёт ли Альберта дело до конца - это также открытый вопрос. Иногда проще закрыть глаза и представить, что ничего не было. Иногда за пациента нужно бороться, когда даже сам пациент не уверен в победе над собственными демонами.
Грейс никто не предупредил, что визит юриста состоится сегодня, поэтому о самом визите она узнала только через сплетни местных медсестёр, которые о чём-то шушукались и часто упоминали фамилию Миллер. Небольшой диалог и вот уже становится понятно что Джефферсон начал действовать. Видимо ему не терпелось прибрать чужие деньги на собственные счета и вычеркнуть падчерицу из собственной жизни. Раз и навсегда поставив в этой истории точку. Быстрой походкой на цокающих каблуках она направилась к месту встречи, куда её видимо забыли пригласить.
Рокси стоило научится доверять, но также и выбирать людей, которые стоят доверия, а которые просто захотят её в очередной раз использовать. По пути Альберта встречается с очередным санитаром охранником и приказывает ему открыть дверь, краем глаза ловит мужской взгляд, как тот рассматривает её, явно представляя в своём маленьком умишке самые похабные сцены на которые способен его мозг. Пускай. Это Альберту не капли не волнует, она входит в помещение и становится у Рокси за спиной. Могли найти комнату и получше, - Можно? - спрашивает она у Рокси, взглядом указывая на телефон.
- Я наблюдающий Рокси врач, Альберта Грейс… Догадываюсь зачем вы здесь и если вы не против, могла бы предложить собственный кабинет для дальнейшего разговора, думаю так будет удобнее и вам, и комфортнее Рокси, - женщина взглядом смотрит на девушку. И когда вся компания приходит к единой точке мнения, женщины направляются в кабинет Альберты. Какое-то время они с Рокси шествуют отдельно от женщины юриста, поэтому у них есть время, чтобы перебросится парой реплик, от которых зависит возможное будущее Рокси. Хотелось бы избежать ошибок и найти точки соприкосновения с новой фигурой в их истории.
- Не говори ничего такого, что может скомпрометировать твоё состояние. Ничего не подписывай без должного изучения. И пожалуйста, не выражайся как ты любишь… Я буду рядом, на случай если что-то пойдёт не так, - она пересматривается с Миллер, - Как её зовут? - стоит узнать хотя бы немного о этой женщине. Благо у Альберты есть друзья, которые могут помочь накопать информации о большинстве людей в городе. Было бы опрометчивым шагом, думать что Джефферсон нанял на это дело рядового юриста. Скорее всего эта женщина стоит каждого потраченного на неё цента, а уж сколько ходит анекдотов о юристах и их моральной гибкости. Тут и не сосчитать.
В какой-то момент женщины встречаются и шествуют по коридору вместе, Грейс сопровождает их до своего кабинета. Использует ключ и пропускает собеседниц внутрь. Кивает Аризоне на собственное кресло, а сама садится в гостевое кресло рядом с Грейс, - В последнее время мисс Миллер гораздо лучше, но она всё ещё порою остро реагирует на некоторые вещи, я поприсутствую при этой беседе, чтобы все стороны точно услышали друг друга и оставили благоприятное впечатление о друг друге, - Альберта изучает Аризону. Достаточно молода. Наверняка только строит карьеру, хоть и держится уверенно. Что ж, посмотрим к чему это всё приведёт.

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+2

5

Я понятия не имела, чего ожидать и насколько девушка адекватна. Честно говоря, я скорее убеждена была в обратном. Если человек нанимает юриста в плевом деле, а такое ли оно простое. Может у этой Рокси не все дома, но уж больно нужна подпись этой девчонки. Сомнения развеялись в ту же секунду, как только ее привели. Глаза горят, взгляд безумен. Но это отнюдь не то безумие, с которым люди здесь лежат. Она устала от происходящего, и это было видно невооруженным взглядом.
-Сигареты есть, но я плохо воспринимаю, когда кто-то курит. Давай угощу после небольшой беседы и до того, как тебя уведут? Полагаю здесь курение не приветствуется.
Я внимательно изучала брюнетку. Я знаю, что она моложе меня, хотя, судя по ее усталому выражению лица, едва ли ей можно дать меньше 25. Не то чтобы мне ее резко стало жалко и захотелось помочь, но определенно что-то глубоко внутри во мне шелохнулось. Я – юрист. Но я не робот. Ну и в конце концов, как завещала моя собственная мать, юрист помогает восстановить справедливость или сохранять баланс между добром и злом. Здесь я пока не понимаю, кому и чем я должна помочь, и что за этим последует.
-Да нет, историю жизни мне знать не нужно. Не думаю, что ты захочешь излить душу постороннему человеку. И ты права. Твой отчим нанял меня для того, чтобы я вытащила тебя отсюда. Говорить о том, что есть еще вторая задача по подписанию документов, я не стала. Нужно прощупать почву.
-Но для этого, я хотела сначала посмотреть на тебя, поговорить с тобой, узнать твое собственное мнение на этот счет. В конце концов, что бы мистер Джефферсон не хотел, работать мы с тобой будем в тандеме, если ты готова отсюда выйти.
Договорить и ответить на вопрос Миллер я не успела, в комнату вошла врач. Уж санитар на меня произвел впечатление, но эта дамочка особенно. На ней не было маски, и лицо говорило о ней как об очень жесткой и властной женщине. Кажется, диалог будет происходить под ее чутким контролем и в том русле, в котором она допустит. Ну что ж, я не скандал пришла устраивать, а работать свою работу. На предложение отправиться в кабинет ответила согласием, здесь и правда обстановка не располагает к откровенным беседам. А хороший юрист – он ведь как психолог. При должном умении разговаривать, многие вопросы удается решить мирно и полюбовно, не доводя дело до суда. Жаль, что точно не в этом случае. Врач и пациент шли спереди, явно что-то обсуждая. Улыбнулась сама себе. Кажется, или в местном заведении у юной мисс Миллер есть те, кто на ее стороне. Эта дама явно беспокоится о ее состоянии и о том, что я могу ей навредить. Тем лучше. С врачом я тоже хочу поговорить.
Вошли в кабинет, и мне сразу предложили место во главе стола. Не стала спорить, села. Врач и пациент сели напротив.
-Конечно, я буду рада, если вы останетесь. К тому же вы - специалист, а в нашем деле без них никуда. Одно дело – юридическая сторона вопроса, и совершенно другое -медицинская. Я – не враг, и я пытаюсь это показать. Я просто делаю свою работу, и при этом намерения причинить кому бы то ни было вред – у меня нет. Моя единственная забота, чтобы все прошло строго в соответствии с законом. Все.
-Итак. Не успела ответить на вопрос мисс Миллер. В случае вашего согласия и желания, мы инициируем процедуру признания вас полностью дееспособной. Для этого мы с вашим отчимом подготовим иск в суд, в рамках судебного разбирательства будет назначена ваша психиатрическая экспертиза, примерно такая же, как и тогда, когда вас помещали в это учреждение. Комиссия экспертов подготовит заключение о возможности или невозможности признать вас вменяемой. И суд выносит решение. Учитывая все процедуру и саму экспертизу, до конечного результата около 1, 5 месяцев.
Внимательно смотрю на женщин перед собой, пытаясь прочитать мысли одной и второй. Будь я на месте девушки, которую отчим запихнул в психушку, мне бы при любой возможности хотелось сбежать. Я не знаю был повод туда ее помещать или нет, очевидно что сейчас, он отпал. Но что-то в глазах Рокси мне подсказывало, что у нее большие сомнения относительно того, стоит ли ей выходить.
-На всякий случай добавлю, хотя уверена, что ты знаешь. Ты совершеннолетняя. Тебя признают вменяемой. Отчим юридически тебе никем являться не будет. Ты будешь полноценным взрослым человеком со всеми правами, обязанностями и возможностями. Все доверенности аннулируются. И ты сама будешь распоряжаться свой жизнью.
Говорю так, как это будет выглядеть с технической точки зрения, считывая легко с лица девушки, что едва ли она в это верит. Мутная история, как я и думала. Она боится отчима и едва ли добровольно планирует переписать на него имущество. В любом случае, до момента подписи времени куда больше, а оставаться в этих стенах, будучи вменяемой – такое себе удовольствие. Даже имея такого гром-врача в арсенале, здесь не курорт. На воле лучше. Просто ей за пределами больницы тоже необходимо найти союзников или нанять себе юриста. Едва ли правда я сама захочу ввязываться во вторую часть договора. Благо с мистером Джефферсоном на берегу можно будет обсудить все детали и заключить договор только на эту часть. Либо прописать возможность отказа от исполнения договора по ряду причин. Наверное, так даже будет лучше, чтобы и волки сыты были, и овцы – целы.

+2

6

Рокси недовольно скорчилась, немного успокоить собственные нервы было бы далеко нелишним, увы, но это сейчас хорошо помогало, спасибо здешней "успокаивающей" атмосфере за всё это, а затем усмехнулась, всё же с каких это пор Миллер будет волновать правила какой-то вшивой больницы, что не считается с ней самой, но на этом всё ограничилось. После с пониманием кивает. Всё же они тут собрались не для развлекательных бесед, а для дела, причём, немаловажного. Поэтому можно и потерпеть. Хотя бы ради этого.

Окружающая обстановка уже слишком обыденна и привычна, чтобы она являлась хоть небольшим раздражителем для неё, тем более когда на кону стоит нечто большее, то становится слишком плевать на то, что происходит вокруг, словно на Миллер надели шоры и сейчас она будет твёрдо двигаться по одному направлению: к свободе. Не отвлекаясь ни на что более.

- Хорошо, без проблем, - она разводит руками и откидывается назад на спинку кресла, оставив правую ладонь на столе, медленно и размеренно выстукивая ведомый лишь для себя ритм. Старалась действовать без лишней нервозности, всё же это было лишнее в данных обстоятельствах. Хотя как бы Миллер не держала себя в руках, внешний вид не скроешь. Болезненная худоба, бледность, синяки под глазами, ссадины, ушибы, старые шрамы, если не знать всей предыстории, то сторонний человек мог бы на миг подумать, что та побывала в какой-нибудь войне. С тем нюансом, что ранения приходились в основном на руках, иные же скрывала одежда. Но сейчас важным было не давить на жалость. Она была не нужна девушке, ей необходимы были действия. А жалость? Она слишком жалит, а толку от неё совсем никакого. Только одни слова, которые больше раздражают, чем на самом деле утешают. Время пустословия давно прошло.

"Если ты готова выйти отсюда, - эхом подхватывает она и появляется жгучее желание усмехнуться или же выругаться, а, быть может, всё вместе сразу, но пока что этот порыв получается подавить, разве что в мыслях всё равно остаётся едкий комментарий: - Ох, нет, что Вы, весь мой вид цветёт и пахнет, я благоухаю душой в этом охуительном месте", - конечно злоба сейчас была не в сторону адвоката, пока что, а на саму ситуацию, тут потребуется достаточно много времени, а так же смена обстановки, чтобы начало по-настоящему отпускать.

Размеренное отстукивание ритма прерывается, ладонь приподнимается и разворачивается, раскрывая внутреннюю сторону, а в купе с вопросительным выражением лица, уже сам собой вопрос мог пойти на интуитивном уровне. И все же, прежде чем девушка собиралась озвучить его, как в помещении оказывается новая персона: Альберта. Что ж, похоже она решила и здесь не остаться в стороне. Привычка действовать в одиночку... она слишком въелась в сознание, чтобы так просто и легко забыть о своём прошлом образе "одинокого волка". Но протест она никак не проявила. Прикрыв веки, выдыхает, скорее из-за лёгкой раздражительности сбившегося режима. Конечно, хотелось разобраться с этим как можно скорее, тем более когда вопрос стоит об её свободе. Но она смогла выдержать три чёртовых года, даже больше. Значит, сможет потерпеть и ещё немного. Сжав ладонь, кивает в качестве ответа на вопрос Грейс. Слишком много времени на ненужное. Как будто не всё равно какое окружение будет, ведь они не ради комфорта пришли. "Успокойся, Рокси. Успокойся. Нельзя. Держи себя в руках. Ты на пределе, да. Но чёрт подери, держи себя в руках, мать твою!" - мысленная пощёчина была необходима для того, чтобы продолжать идти по струнке, балансируя по этой хрупкой дорожке, пока под ногами была непроглядная бездна, в которой бог знает что может оказаться. И если она туда упадёт... это точно хорошим ничем не закончится. Ни в коем случае нельзя допустить подобный исход. Выжить. Выбраться. Любой ценой.

- Да, было бы славно, - самый удачный момент для того, чтобы улыбнуться, но сил и без того уходило в большом количестве, чтобы держать себя в руках, поэтому усталая маска сосредоточенности и серьёзности, всё ещё была на ней. Вряд ли это поможет расположить кого-либо, особенно как люди обожают когда их вдоль и поперёк облизывают, но сейчас Миллер и без того действует на максимум своих возможностей, даже больше.

А после они выходят. Сейчас ассоциации с тюрьмой были как никогда сильны. Вот она идёт по длинному коридору, под строгим взглядом надзирателей, которых называют в этом месте санитарами. С ней сопровождающий "конвой". Словно приговорённого к смертной казни ведут к своему последнему шансу урвать свой кусок свободы, словно у него вообще есть шанс, когда все "доказательства" на виду и всё давным давно решено. Для полноты картины не хватало лишь наручников. Рокси готова поклясться как видит это предвкушение того, как девушка облажается и придётся дальше проходить через этот ад. Она суёт руки в карманы довольно потрёпанной больничной рубашки и крепко сжимает ладони в кулаки. "Хуй тебе, мудила. Всем вам. Я выберусь отсюда, ублюдки", - несмотря на усталый и замученный вид, она излучает решительность, которой давно не ощущала. Рокси пусть и была в отчаянии, однако за каждый чёртов шанс, если будет видеть в нём действительно ту самую спасительную соломинку, а не бесполезную трату времени, она будет неистово бороться.

Короткий взгляд на Альбетру, когда та заговорила, прежде чем вновь сфокусироваться на своём пути, однако это не означало, что она совсем не слушала доктора. Она слушала и очень даже внимательно.

- Хорошо, - коротко кивает, не видя смысла говорить что-то ещё, так же как и не находила нужды тянуть с ответом на заданный вопрос. - Аризона Хаас, - пусть пока и не было минутки на то, чтобы представиться друг другу, однако Рокси оповестили не только о встрече с адвокатом, но так же и дали её данные. Хоть в этом Тайлер не стал включать мудака, впрочем, наверняка он бы сделал всё возможное, чтобы помешать девушке, если бы это дело не было в его интересах.

И теперь они уже в кабинете. Все усажены по местам и можно начинать "спектакль" под названием: "знаете, я ещё не до конца ебанулась". Она слушает ответ Аризоны, не перебивая её, всё ещё продолжая держаться спокойно, разве что вновь принимается размеренно отстукивать неспешный ритм пальцами, не отводя взгляда от новой персоны. На моменте об упоминании психологической экспертизе, она останавливает свою ладонь, прерывая свою "музыкальную нотку". Задумчиво хмурится. Внутри кольнуло сомнение, однако в голове всё ещё плотно сидит понимание того, что Джефферсон слишком хочет присвоить себе деньги, а, значит, сделает всё, чтобы всё прошло гладко. "С этой частью не должно возникнуть проблем. Он не станет совать палки в свои же колёса", - снова принимается отбивать лёгкий и неспешный ритм, пока адвокат продолжала.

- Да, я прекрасно понимаю что означает "дееспособность", мисс Хаас, - она придерживается официального этикета, даётся это немного тяжело, поскольку давно не практиковала такой образ общения, но фамильярность сейчас будет точно не к месту. - А что на счёт выхода за пределы больницы до суда? У меня будет такая возможность? Как, уже отметила мисс Грейс, у меня уже наблюдаются улучшения, если следовать логике, то условия содержания должны быть менее... - она берёт паузу, больше для того, чтобы подобрать более культурные слова вместо той брани, которой хотелось вывалить наружу, - требовательными. Тем более, разве не будет более благоприятным вариантом хотя бы начинать подготавливать меня к выходу во внешний мир? Хотя бы поход в библиотеку или же в парк? Я уже слишком давно сижу в этих стенах, хотелось бы выйти на свежий воздух, ко всему прочему много где отмечается, что при нахождении в закрытом пространстве куда больше рисков прийти к подавленному состоянию и ухудшению настроения, - хотелось кричать: "вытащите меня отсюда как можно скорее от этих ебанутых!" И Миллер сама себе удивилась насколько более менее получилось культурно изложить всё. Странное чувство, словно она возвращается к прошлой себе. Впрочем, она ведь и была когда-то именно такой. И тем не менее, за каких-то три года подобная норма стала чем-то чудным и чужим, словно и не было её вовсе.

- Нас прервали. Вы сказали, что хотели бы знать моё мнение на этот счёт. Что именно Вас интересует? - сказать было что, да и едва ли наберётся там что-то приличное, но Альберта была права, нельзя было говорить лишнее и прежде чем давать ответы, кидать обвинения в сторону персонала и отчима, необходимо было прощупать почву и хорошенько обдумать своё отношение касательно самой Аризоны. Кто знает, что входит в её дополнительные обязанности, о которых она может умалчивать. Тайлер явно не будет расслабляться и наверняка станет держать руку на пульсе, а значит, велика вероятность, что слова самой Рокси будут передаваться ему напрямую или же записываются. Нельзя так подставляться.

Отредактировано Roxy J. Miller (2022-11-03 00:41:01)

+2

7

Грейс запомнит это имя и фамилию, а пока стоит сосредоточится на поведении Рокси. Если верить словам последней, то столкновение с отчимом лицом к лицу, ничем хорошим не кончится. Как бы ей не хотелось верить девушке, вина Джефферсона не доказана. Мать Рокси умерла несколько лет назад и все эти вопросы с эксгумацией - это выстрел пальцем в небо. Нужно быть реалистом, работать с тем что есть, сосредоточится на здесь и сейчас и если подумать, Грейс может помочь с этим. Единственное НО - Аризона Хаас. Стоит понять что это за птица и чего от неё ждать.
Женщины садятся по местам и Грейс занимает ожидающую позицию, внимательно слушает и анализирует обоих. Она знает Рокси от силы пару недель - едва ли за этот срок можно сформировать какие-то связи, но она хотя бы показала, что ей можно доверять. И всё же нет никаких гарантий что Рокси не сорвется, не начнёт грубить или угрожать отчиму или этой женщине. Грейс иногда сводит вместе большой и указательный пальцы левой руки. Всё вроде как хорошо. Стоит расслабиться, но на чужом поле всегда существует риск, иногда он оправдан, а иногда губит всех.
- Не хотелось бы обижать местных специалистов, которых представляю я в данный момент, но несмотря на сложившуюся ситуацию и грядущие перемены в жизни мисс Миллер, я думаю ей может понадобиться длительный цикл реабилитации, в частном пансионе допустим. У меня есть связи в подобных местах и я готова навести справки о наличии свободных мест в таких заведениях. В них можно было бы создать более оптимальные условия для мисс Миллер к тому же пройти соответствующий лечение и период адаптации к новым реалиям. Всё же мисс Миллер долгое время находилась в стенах лечебницы. Это сложно ей далось, - факт.
Альберта высказалась и снова замолкла. Перешла в режим наблюдения. Она здесь как врач. Если позволят - некий трансфер для обеих сторон, но не более того. Она не может помочь, не может защитить, как и не может решить за Рокси. Если её отчим не тот за кого себя выдаёт - для Рокси это смертельная игра, где ставка в игре – её жизнь. Нужно действовать грамотно. С другой стороны вопрос, а чего хочет сама Рокси? Согласна на меньшее или же нет? В такой ситуации жизнь сама по себе подарок, но они в реальности, а не в красивой сказке.
Нужно смотреть фактам в глаза. Ей восемнадцать. Она потеряла три года своей жизни. Недостаток образования и годы, которые пройдут и не заметишь. Остаться в Лондоне без средств к существованию. Едва ли пациент психиатрической лечебницы в таком возрасте сможет подняться на ноги. Рокси сама по себе и единственный человек, который связан с ней родственными узами - это отчим. Волк в овечьей шкуре. Однако Альберта не сильна в юриспруденции, что как и зачем… кто кому и сколько должен. Для неё всё это тёмный лес и если она может об этом не думать, Рокси стоило бы подумать о всём.

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+2

8

Чем больше я наблюдала за этими двумя, тем отчетливее было осознание, что я вляпалась. Что там Тайлер говорил? Что его падчерице получше и прошел стресс? Да каждый юрист знает, что временная депрессия и неадекватное поведение не признак невменяемости, по которой инициируют суд и упекают в психушку. В такой ситуации идут к врачу, который назначает препараты, помогающие снизить излишнюю эмоциональность, и постепенно принять наступившую действительность. Если дело совсем плохо, то кладут в больничку пролечиться и не ставят диагноз «недееспособная». Для той ситуации, в которой оказалась Рокси, должны быть постоянные наблюдения у врачей, которые происходили с раннего детства. Как правило, люди с психическими диагнозами либо рождаются, либо приобретают их в определенном возрасте и постепенно. Опять же, исходя из моего опыта. А здесь, исходя из истории мистера Джефферсона, девочка съехала с катушек из-за смерти матери, после чего аж целая комиссия экспертов признала ее невменяемой, и суд упек сюда. А сейчас она сидит передо мной, и не смотря на бесконечное пичканье препаратами, рассуждает куда более здраво, чем большая часть моих лондонских знакомых. Мои мысли сменяли одна на другую с невероятной скоростью, но что именно озвучивать, я тщательно фильтровала.
- Я поняла. Такое возможно, да, но для этого необходимо инициировать судебный процесс и в его рамках заявить такое ходатайство. И тогда с заключения специалиста, - я многозначительно смотрю на Альберту, - уже на период рассмотрения дела, вам будет обеспечен доступ к внешнему миру. Сама реабилитация уже возможна только после окончательно решения суда. И в принципе можно даже будет выбрать конкретное место, будь то Лондон или вообще другая страна при наличии визы. А вот на счет специалистов, полагаю это лучше быть вам, Альберта. Я постараюсь это устроить.
Не взирая на свои догадки, я все еще не услышала четкого ответа от Миллер, чего она хочет сама. Я могу догадываться, предполагать, читать по губам и жестам, но я хочу услышать, что она хочет и что она готова. В конце концов, работать мне придется именно с ней, а не с ее отчимом. И наш механизм взаимодействия должен быть хорошо отлажен. Если она выкинет что-то в лечебнице или не дай бог на суде, прахом пойдет абсолютно все.
-Я знаю, чего хочет ваш отчим, и для чего именно он нанял меня. Я хочу знать, хотите ли вы отсюда выйти, чувствуете ли вы готовность покинуть эти стены и немножко поработать над тем, чтобы мы это осуществили. Если ответ положительный, мы прорабатываем все нюансы и вырабатываем такую схему, которая будет наиболее безопасной и быстрой. Я понимаю, что здесь жизнь не сахар и вы так или иначе насмотрелись и натерпелись.
Если вы считаете, что здесь безопаснее, чем в огромном мире, но, например, хотите сменить лечебное учреждение, это тоже вариант. Ну и третий – оставить все как есть.
Я снова выдержала паузу, изучая реакции обеих. Явно переглядываться и переговариваться они не стали, но я у каждой видела в глазах мыслительный процесс и внутреннюю борьбу, доверять мне или нет. По большому счету, я не набиваю себе цену и не мечу в подруги. Я специалист в конкретной области, который может помочь, если возьмется за дело. Сделать хуже, чем есть сейчас – вряд ли. По крайней мере точно не в вопросе вытаскивания девушки отсюда.
-А вот ваши связи и помощь, Альберта, нам однозначно пригодятся. И для реабилитации, и как я говорила выше, для суда. Если так можно выразиться, в восстановлении прав Рокси, вы наше главное оружие, если вы действительно на стороне девочки и готовы ей помогать.
Не собиралась сталкивать лбами и никого выводить на чистую воду. В бескорыстность я давно не верю. Но вот уровень заинтересованности и готовности помогать, оценить было бы неплохо. Не раз сталкивалась, когда на судебных процессах из-за волнений, нервов или изменении планов, все летело к чертям. Слава богу не у меня. Поэтому я всегда работаю тщательнейшим образом со всеми участниками, дабы минимизировать все возможные риски.
Если покопаться глубоко внутри себя, мне хотелось помочь девочке. Любой здоровый человек понимает – здесь плохо. Но вот готова ли я ей буду потом помочь в улаживании имущественных вопросов… пока не знаю.

+2

9

Что сложного в подобных встречах, так это размытость в тех или иных темах. По крайней мере для неё. Впрочем, конечно, сказывалось ещё отсутствие социальных связей за столько-то лет, не говоря уже об отсутствии тех или иных знаний. В конце концов, Миллер даже толком школу не смогла окончить поскольку её резко положили в психиатрическую больницу. В библиотеку её толком не пускали, а фокусировка была лишь на том, как скорее выбраться, а так же убедить в своей вменяемости, в первые месяца, так точно, дальше уже шла именно борьба. И потому если и шло понимание каких-то отдельных вещей, психологических формулировок, ибо так уж вышло, что место само себе предполагало адаптироваться к окружению хоть немного, чтобы понимать о чём идёт речь. Но вот юриспруденция явно было не из её поля понимания, лишь обрывочно да и то весьма сомнительно.

Она поддаётся вперёд, вздыхает, для того, чтобы собрать мысли в кучу и просто обработать только что полученную информацию. Нужно действовать осторожно, тщательно взвешивать свои слова, хотя для многих это может оказаться обыденностью, а для Рокси это словно прогулка про канатной дорожке, где внизу будет тысяча и больше лезвий. Падать категорически нельзя. Шансов выжить никаких. Смыкает перед собой пальцы, касается костяшек, небольшая моторика рук помогает удерживать в себе ощущение контроля ситуации.

- Я правильно понимаю, что эти процедуры будут проходить во время признания моей дееспособности? Или же это можно сделать до этого момента? - старается придерживаться спокойствия, не ведясь на эту внутреннюю нервозность, которая давала о себе знать. Разумеется, подобная тема важна для девушки, в конце концов столько лет попыток вырваться и тут небольшой шанс. Но самое важное, это вырываться, до момента признания дееспособности, потому что после уже всё будет кончено. Игра проиграна и жизнь её точно оборвётся. Сомнений не было никаких в том, что Тайлер её убьёт. Пусть и с деньгами на руках, но всегда есть хоть небольшие шансы того, что всё пойдёт к чёрту, тем более, если её история просочится в интернет... то тут будет опасно, ибо он помнит всё. А нужно ли подобное тому, кто планирует прибрать к своим рукам бизнес и дальше руководить им? Тем более ведь этого будет рано или поздно мало и появится новая жертва на подобии её матери. И снова. И снова. И снова. И снова. Пока тот не загремит в тюрьму или же не сдохнет. "Нужно выбраться. До этого момента. Я должна выбраться", - сохранять спокойствие тяжело, но пока у Рокси ещё получается придерживаться этого.

Альберта тоже частично, но участвует в разговоре, это немного успокаивает, но не настолько, чтобы прийти к подобию равнодушия. И тем не менее, становится бодрее, что хоть кто-то, но есть кто на её стороне. По крайней мере, пока что. "А дальше что?" - старательно взращиваемое чужими руками недоверие давало знать о себе даже сейчас. Мысль о смене декораций с докторами не нравится девушке. После пережитого внутри нет ни малейшего желания связываться с врачами, хотя умом она прекрасно понимала, что не все медицинские учреждения состоят из продажных ублюдков и просто мразей. И тем не менее, эмоционально иметь снова дело с ними она не была готова и были сомнения в том, что вообще хоть когда-нибудь появится эта готовность. Но пока что Миллер решает промолчать. Не вставлять свой процесс, прекрасно помня, что перед ней совершенно новый человек, который чёрт знает как может сыграть роль в её жизни и, зная отчима, далеко не положительную. Впрочем, Альберту ведь тоже он нанял?

Но вот, та формулировка, которую Аризона предоставила для Рокси, пробудила уже небольшой всплеск надежды того, что на неё можно будет положиться. С другой стороны, всё ещё была вероятность подкупа тёплыми словами и встречным доверие её положению и веру в настоящую её способность понимать и отвечать за свои действия. И эта девушка говорила так, словно хотела помочь ей, а не обрезать последнюю ниточку, которая позволит ей облегчить адаптацию в обществе, если только получится вырваться из этой тюрьмы. Кто и что бы не говорил на этот счёт, но деньги если решают не всё, но многое. А учитывая сколько лет пропустила сама девушка и как именно это скажется на её продуктивности и освоению для самостоятельной и независимой жизни, то это будет весьма непросто. Не говоря уже о приобретённых травмах после всего этого. Рокси хмурится. Некоторое время молчит для того, чтобы сложить в более холодный ответ и попытка его аргументировать.

- Хочу и готова, - в тоне голоса присутствуют нотки стали, взгляд самой Рокси решительный и воинственный, она не отказывается от своей позиции. Не важно как она выглядит и сколько времени заняло на ответ, что может породить сомнения в её искренности, но, чёрт подери, Миллер была готова выйти отсюда ещё в тот момент, как сюда попала. - Я хочу окончить школу. Поступить в колледж. Хочу создать и обустроить своё жилище. Хочу реализоваться в творчестве. У меня слишком много этого "хочу", чтобы оставаться и дальше в стенах этого места. Поэтому, да, я готова снова влиться в общество, - "только не тут, не в этом аду", - Миллер хотела было закончить именно этой частью, но укусив себя за внутреннюю сторону щеки, просто обрывает. В её историю мало кто верит, наверняка даже у самой Альберты могут возникать те или иные сомнения в правдивости того, что описанное Рокси может происходить на самом деле. И потому ожидать веры в слова пациентки психиатрической больницы от юриста, весьма сомнительное занятие, да и ещё подставить может. Поэтому как бы не хотелось, но приходилось сдерживаться в этом. Не сейчас. Не время. - Я не считаю, что мне необходимо дальнейшее лечение, поэтому не вижу нужды в смене обстановке, хотя, на данный момент, если не будет возможности выходить за пределы больницы до признания моей дееспособности, то было бы славно сменить больницу.

Не хотелось тут быть. Тошнило от людей. От персонала. Тошнило от самого понимания того, что отчим может подкупить тут любую падаль, чтобы управлять её жизнью. Его влияние должно быть не безграничным. Хоть где-то его цепкие лапы не смогут добраться до неё быть может? Упоминание в разговоре Альберты вынуждает переключить внимание на неё в короткий момент прежде чем вновь сфокусироваться на Хаас. Не нравилось, что приходилось полагаться на других людей. Это всегда риски ножа в спину. Слишком много надежд на Альберту, впрочем, как и на Аризону. Слишком много людей, что могут влиять на её жизнь. Чертовски много. И это бесит. Лишает чувства контроля над собой.

+2

10

Альберта закидывает ногу на ногу под столом, расслабляя правую ногу. По юности она рвалась проявить инициативу, но всем не помочь. Эту истину она усвоила достаточно болезненным способом. Иногда человек всего лишь посторонний наблюдатель, и в данном случае это место занимает сама Альберта Грейс. Она врач, но в Англии достаточно врачей и без неё, есть они и за океаном, и в Европе и в Штатах. Альберта не считает себя чем-то уникальным и у неё и без Рокси более чем достаточно собственных клиентов, среди них есть и постоянные. Возможно их пути разойдутся, стоит только Рокси покинуть стены этой лечебницы.
О Аризоне она тоже ничего не знает, заходить с козырей к чужому человеку и кому она сделает лучше? Только сама Рокси может сейчас решать и принимать решения, правильные или нет – покажет время, а чужое мнение всегда второстепенно. Молча слушает обеих женщин, наблюдая не только за словами, но и за мимикой и жестами. Сейчас, в ситуации, когда казалось бы Тайлер не приложил к этому руку и ощущение безопасности более чем реально, сразу так и не скажешь, что Рокси психованная малолетка. Нет, она более чем разумна и тогда какого черта её держали здесь и накачивали препаратами три года?
Человеческая психика - достаточно забавная конструкция, стоит пойти по прямой, а не в обход и вот уже ситуация напоминает чаепитие кукол за круглым столом, - Я уже высказалась на этот счёт, в случае начала процесса, возможно мистер Джефферсон захочет видеть Рокси дома. Вы же не сможете отказать своему клиенту в такой маленькой просьбе? Он наверняка чувствует ответственность за психологическое здоровье Рокси, - тон Альберты приобретает железные нотки на тех словах, которые спровоцировали ситуацию в прошлый раз, она будто бы специально выводит Рокси на чувства, но как она и сказала, все свои мысли она уже озвучила.
Возможно она думает о Джефферсоне куда лучше, чем он есть на самом деле. Может он глуп, расслаблен, и не так жесток. Может он даже купит падчерице дом, прежде чем забудет о ней насовсем. Пожалуй это устроит все стороны и тогда всё что остается – это подыграть Джефферсону. Это не мать Альберты лежит сейчас в гробу, она тут совершенно не причём. Её наняли на экспертизу и она проведёт её, чтобы предоставить все необходимые бумаги комиссии, но если Миллер считает что она готова, разве может доктор возражать? Спокойный вдох, затем выдох и Альберта спокойна, на лице лёгкая улыбка.

On My Own

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+2

11

Чем дольше я находилась в присутствии этих дам, тем больше вопросов появлялось в моей голове. Я люблю сложные задачи. Желательно нерешаемые. Удовольствие после их решения в разы больше, чем при помощи клиентам в рядовых ситуациях. Но сейчас пока затишье в фирмах,  я хотела какое-нибудь небольшое дельце взять, а получилось весьма большое и проблемное.
-Я поняла, Рокси. Значит я буду готовить иск и ходатайство о том, чтобы твоя реабилитация началась еще до решения суда, и ты смогла покинуть стены этого заведения как можно раньше.
На счет выхода из заточения я призадумалась. Она действительно имеет право дышать свежим воздухом, и одному богу известно, почему ей не выделяют для этого время. Она не настолько буйна и опасна, по крайней мере сейчас.
-Я полагаю, что те условия, в которых ты тут находишься, исходят от твоего отчима. Поэтому я с ним поговорю. В конце концов, он сам решил, что ты готова отсюда выйти, а значит точно захочет внести коррективы в твоем пребывании здесь.
Показалось, или мои собеседницы изменились в лице. Разве что не переглянулись друг с другом. Так и думала. Те условия, в которых Миллер находится, дело рук ее родственника. Ее давно бы выпускали гулять в сопровождении санитаров, давали бы бумагу и краски, но никто не отдавал такие  команды.
-А можно сделать проще. Я от него все равно буду оформлять доверенность на ведение дела в суде, на получение документов, составление ходатайств и запросов. Ничто не мешает в огромный мелкий текст добавить пункты, относительно тебя. Думаю, я вполне могу быть его представителем и здесь. Не заметит лишнюю фразу, и хорошо. А если заметит, мне всегда нужна документация для этого дела и беседы со специалистами. Будешь выходить отсюда начиная с понедельника.
В целом, я все еще ничего противозаконного не делаю и действую в интересах обеих сторон. Отчиму нужна вменяемая падчерица, максимально адаптированная к социуму, а Рокси, очевидно, нужно учиться жить вне этих отвратительных стен и возвращаться к себе прежней. И при одной легенде, которую поведал мне Тайлер, и при второй, вреда ни для кого не наступит. Ладно. Примерный путь начала решения проблемы я наметила. Думаю, с вызволением девочки из этого заточения проблем возникнуть не должно. Особенно если в нашей команде есть такой специалист как Альберта, который точно не будет вставлять палки в колеса. По крайней мере, пока это выглядит так.
-Я юрист, а не специалист. Одного желания моего клиента мало. Вот когда на процессе речь зайдет о том, что Рокси нужно выбраться из стен лечебницы до решения суда и максимально быстро начать реабилитацию, у суда возникнет законный вопрос, а где же Миллер будет лучше: специализированное учреждение или родные стены. Я так понимаю, исходя из ваших разговоров, к отчиму ей лучше не попадать. А значит специалист на суде должен об этом грамотно сказать.
Чтобы процесс прошел хорошо, к нему нужно как следует подготовится. Я не набиваюсь в подруги, не прошу открывать душу, но если есть подводные камни, о которых я должна знать, то лучше их показать здесь и сейчас. Я не против Тайлера. Пока нет. Но и я однозначно на стороне Рокси. Нанимая меня на эту работу, клиент действует из ее интересов, а значит и я здесь для этого. Я понимаю, к чему подводит Альберта.  Если пути одной и второй стороны разойдутся, на чьей стороне буду я. Насколько опасен выбор неправильной стороны для меня самой и для моей карьеры. Не готова ответить, но приоритетом в работе является принцип восстановления справедливости, а не срубить как можно больше денег, вводя клиента в заблуждение. Очевидно, по этому принципу я буду выбирать и сторону.

+2

12

Надежда... хорошо ли это или плохо? Это даёт часто силы двигаться вперёд, но и в то же время держит в подвешенном состоянии. Что если всё провалится? Что если и здесь обман? Что если вновь ожидания канут в лету? Надежда побуждает двигаться дальше, но вместе с тем снова подвергая себя дополнительным истязанием. Как если бы голодному кинуть перед его носом кусок хлеба и вечно тянуть за ниточку, пока тот пытается своими обломанными пальцами ухватить хотя бы кусочек. И так снова. Снова. И снова. Внутри бедолаги теплится желание насладиться хотя бы крошкой и сам факт близости этой еды удерживает это желание тянуться, чтобы наконец утолить свой чёртов голод. А есть те, кто смотрят и дёргают за эту самую ниточку. Для них это забава, развлечение. Они корчатся, задыхаются от смеха, ведь давно пора бы понять, что ни черта он не получит. Но ведь это так весело, наблюдать как голодный убивает свои ноги и, спотыкаясь, пытается и пытается. Это насыщает эго и никто не усомнится в неправильности происходящего. Какая разница что чувствует иной, ведь им хорошо. А люди те ещё эгоисты. В этом нет ничего преступного, но когда уже от их действий или желания зависит твоя судьба, то становится жутко и страшно. Это всегда риски, впрочем, куда же без них? И познав столько предательства едва ли проклюнется вмиг доверие.

Да, этот адвокат выглядела дружелюбной, казалось, искренне хочет помочь и даже пытается искать какие-то альтернативы для того, чтобы прийти к желаемому Рокси результату. Только после стольких ножей спину всё ещё страшно верить в улыбки и в доброту. И имея за собой подобный опыт сложно вновь раскрыть свою душу, подпуская к себе новых и новых лиц. Всё забрали. Отняли. Защищаться и отбиваться нечем. Миллер сейчас максимально уязвима и тем становится ещё опаснее новые люди. Эти игры на жизнь и на смерть, все эти интриги так осточертели. Хотелось просто жить. И желательно как можно дальше от людей. Слишком уж много бед от них. А те, кто по-настоящему важен, с ней и останется. Остальные... слишком опасные ставки.

И теперь снова надежда. Что всё изменится. Стоит ли считать данные слова как обещание? Или это просто слова, что, как песочный замок, быстро распадутся словно их и не было? Сомнения. Куда же без них? Ответом служит короткий кивок. Она приняла к сведению эту информацию, но не спешит слепо радоваться и выдыхать. Она всё ещё в бою, в больнице. Ничего ещё не сделано, лишь произнесено, а то, что не подкреплено делом, пока что не имеет смысла. Вновь потирает свои пальцы, больше для того, чтобы всё ещё удерживать себя в моральном балансе, не срываясь в откровенную паранойю и панику. Это делу точно не поможет, более того, может всё испортить к чертям. А Миллер слишком много наворотила бед, чтобы выкапывать для себя очередную яму. Хватит. Нужно двигаться с умом.

И на какой-то миг получилось усмирить этого дикого зверя внутри, отчаянного грызущего прутья спокойствия, что пыталась выставить Рокси. До упоминания Тайлера. Снова жить с ним. Её передёргивает. Буквально. И словно не веря в реальность происходящего, брюнетка оборачивается уже к Альберте, всё ещё отрицая реальность. Услышанное. Не важно сколь надёжным это может быть или же какой расчёт. Сам факт, что она будет снова с ним выбивал почву из под ног, погружая в чувство чистой ненависти к нему. Этот ублюдок. В квартире матери, которую она зарабатывала своим трудом и временем, видеть как тратить деньги, заработанные чужими руками. Она убьёт его. И в тот момент волновать вопрос свободы будет в последнюю очередь ибо само его существование рядом с ней не будет сулить ничего хорошего. "Я убью его. Размажу его внутренности по стенкам. Этот ублюдок не будет жить", - ладони сжимаются в кулак, в глазах всё ещё пылало пламя ненависти. Слишком отчётливо, что это не заметить. Чёрта с два он будет и дальше ходить по этой земле, если так выйдет, что придётся с ним делить одну территорию. Особенно, полученную самым гнусным обманом.

Пришлось отвернуться. Закрыть веки. И мысленно отсчитывать. Очень хотелось кричать. На всех присутствующих. Но это практически не помогает. В голове шум и гам. Сосредоточиться не выходит и большая часть информации, что шла от адвоката, просто проходила мимо ушей, словно белый шум. Давящий на нервы звук и от которого вот-вот сорвёт крышу. Поднимает взгляд на адвоката и внутри что-то лопнуло. Последняя ниточка, удерживающая этот деловой тон, образ, пусть который и стремительно покрывался трещинами, но всё ещё держался. Сильный удар ладонью по столу, обрывающий всё и отзывающийся гадкой пульсирующей болью в руке, но пока что не волнует. Сейчас можно услышать как время замерло. Услышать собственный стук сердца, под который можно танцевать чёртов техно. Слишком много злости, напряжения. И это нашло свой выход. К большому сожалению. Дыхание учащённое, словно Рокси пробежала марафон. На виски противно давит и отчего всё ещё мешает думать. Сосредоточиться. Слишком много шума. Слов. Действий. И всё одно упоминания этого ублюдка. Кипящая ярость начала сбавлять обороты, хотя дрожь, перетёкшая от рук к телу, всё ещё оставалась. Но этот эмоциональный всплеск помог хоть ненамного прийти в себя. Большой минус в том, что здравомыслящему человеку такая картина явно не покажется нормальной.

- Мне нужен перерыв... - говорить давалось с трудом, ощущение было такое, словно каждое слово, буква, резали наживую горло изнутри, рождая ряд отвратительных ощущений. - Всё, что меня волнует - свобода. Как можно скорее. И не с ним, - между предложениями она делала паузы, словно пытаясь подобрать или сформулировать мысль, по факту же, необходимо было собраться с силами для того, чтобы просто говорить. - Извините. Я давно не разговаривала с обычными людьми, - нужно было сгладить этот эпизод, как-то объясниться, однако Рокси понимала, что едва ли это поможет и как-то оправдает её. У этого адвоката совершенно нет никаких причин для того, чтобы проявлять к Миллер особое отношение и стоит опираться лишь на факты. А они говорят, что пациентка явно психически не устойчивая. Далеко не плюс к образу.

Отредактировано Roxy J. Miller (2022-11-29 12:29:55)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » God is forgotten


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно