Джоан не выходила на связь уже вторые сутки. Нет, не так. Эта чертова Джоан не выходила на чертову связь уже чертовы вторые сутки. Всякий раз, когда кто-то из своенравных девиц, пыталась мнить себя беспрецедентно крутой, востребованной и высокооплачиваемой, с ней явно начинались проблемы...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » downfall


downfall

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Лондон | июнь 2021

Alberta Grace, Roxy J. Miller

https://cdn.discordapp.com/attachments/514824210279956490/1034822497440378880/BeFunky-collage_11.jpg

любопытные заказы оборачиваются любопытными встречами

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-10-26 16:41:44)

+3

2

Дни растворяются, превращаясь в тот самый чёртов фильм с Биллом Мюрреем. Ощущение такое, словно в этой тюрьме Рокси уже на протяжении десятилетий. Так точно можно свихнуться. "Свихнуться... свихнуться... свихнуться... - разум эхом повторяет одно и то же слово, подхватывая и затягивая в этот водоворот кратковременного безумия. - Да ты уже давно ебанулась, Рокси", - ладони тянутся к лицу, но вместо желания разреветься, хотелось смеяться, в чём она себе не отказывает. Смешок. Ещё один. Пока это не перетекает в неудержимый смех. Только он далеко не такой, от которого сторонним хочется согреться, он разрывает и разбивает вдребезги сердце, побуждая бежать, отвести взгляд или же вовсе скривиться. Но ей было плевать. Нервная система была расшатана уже на достаточном уровне, чтобы срываться просто с пустого места. Девушка была на пределе, только выражалось это не только в качестве криков, проклятий или классических слёз от бессилия. Иногда это даже радовало, как бы извращённо это ни звучало, ведь те, кто хочет её сломать, увидеть её слабость, не получат эту чёртову дозу кайфа. Хрен им. Всем. До единого. И она словно запустила цепную реакцию. Кто-то начал кричать, схватившись за голову, как будто звук обратился во что-то осязаемое, острое и впивался, проникая под кожу, пробивая череп и пронзая мозг. У кого-то было классическое раздражение. А бывали и те, кто, не понимая, что происходит, просто подхватил эту больную волну смеха, присоединяясь, находя этим забавным.

- Да твою-то мать!

- Завалите ебало!

- Больно! Больно! Больно! Они везде!

- Сука...

- Мама... мамочка... мамуля... пожалуйста... не надо... не надо!

- Отличная шутка!

Возмущения превращались в нервирующую какофонию. А она всё смеялась. До слёз. И остановиться никак не выходилось. Рокси и сама не понимала, то ли она плакала потому что было слишком смешно, то ли от того, что удержаться от отчаяния не выходило и вскрывались в очередной раз приобретённые раны. Плевать. Главное, чтобы они не поняли. Она не была удивлена, когда в комнату вошли санитары. Только что делать в той ситуации, когда пациент просто смеётся, не проявляя своей обыденной агрессии? Та ещё задачка. Однако, куда же без указаний Тайлера? Он явно позаботился о том, чтобы приставленные к ней лица были "особо обходительны". Синяки. Ссадины. Ушибы. И порезы. Всё "спасибо" этим ребятам.

Жёсткая хватка. Давление в пол, чтобы в очередной раз на неё надеть в смирительную рубашку. А затем в "карцер". Чтобы буйный пришёл в себя. С иным пациентом при таких припадках вряд ли обращались подобным образом и точно был бы вызван врач, но не в её случае. Очередное заключение. Очередное наказание. За то, что посмела не отдать наследие матери ублюдку. И так снова. Снова. И снова.

- Ну и устроила же ты тогда? - волосы блондинки уже заметно поблекли, она тоже была весьма проблемным кадром, только в отличие от Рокси, пусть её и тоже упекли в это место насильно, но по причине наркотической зависимости. Её кожа выглядела нездоровой, руки вечно в бинтах, впрочем, в последний месяц они приобрели уже более человеческий вид. И всё же, на восстановление от такого яда требуется куда больше времени, не говоря уже о том как сказалось на здоровье. И тем не менее, именно в этой девушке Рокси нашла своё утешение. Маленький островок, на котором можно перевести дыхание и хоть немного набраться сил. А они чертовски необходимы, учитывая сколько затрачивается на борьбу в купе с лекарствами, которые совсем ей не были нужны. А сейчас... чёрт знает как сказалось на физическом, да и на ментальном здоровье всё это дерьмо. С Эби думать об этом не хотелось.

- Повторить? - Рокси усмехается, после недели в "карцере", который обычно называли "палата для особо буйных", она выглядела, мягко говоря, паршиво. Под веществами. Под дополнительным сдерживанием и ещё эта чёртова рубашка, от которой ломило кости и было сложно спать среди мягких стен. Залёгшие синяки под её глазами тому являлись доказательством, впрочем, те кажется являлись постоянным "украшением" в её внешности.

Эбигейл же усмехается, лениво потягиваясь в кресле. Подобие гостиной в каком-нибудь классическом доме, где ты можешь заняться своими делами. Кто-то писал, кто-то рисовал, кто-то разговаривал, а кто-то предпочитал уйти в свой мир, ведь там у него куда красочнее, чем тут, в отличие от тех, кто коротает время за бесполезными карточными играми или курением, от которого тошнило. Но становится уже плевать на окружение, когда с тобой обращаются как с дерьмом уже на протяжении долгого времени.

- Я бы послушала, - наконец, отвечает подруга и протягивает пачку сигарет. - Думаю, это тебе сейчас точно нужно.

Взгляд Миллер фокусируется на дымящуюся сигарету, зажатую между пальцев девушки, а после мажет в сторону пачки. Кто бы мог подумать, что она, некогда испытывающая отвращение к этому яду, теперь находит в нём утешение. Миллер даже не стала раздумывать, а надо ли ей это вообще, просто молча взяла одну и закурила, вызвав одобрительную улыбку Эби, затем она затягивается и, выдыхая сигаретный дым, произносит:

- Выглядишь ты конечно как дерьмо, - усмешка от Рокси не заставила себя долго ждать.

- Ожидала увидеть мисс мира после карцера? - затяжка, лёгкие гадко обжигает, вызывая неприятное головокружение, это было словно пощёчина, приводящая в чувства, вынуждающая встать твёрдо на ноги, вместо того, чтобы пьяной походкой врезаться в косяки. Взгляд мажет в сторону санитаров. Френк, его имя она запомнила слишком хорошо, ибо он был среди тех, кого Тайлер подкупил, как считала девушка, следовательно и он был среди тех, кто нападал на неё, рвал одежду и несколько раз чуть... от одних воспоминаний об этом в животе образовался неприятный комок. И Френку не нравилось, когда девушка чувствует себя спокойной и расслабленной, это означало, что ему не дадут денег, а их ведь всегда так мало. Хочется больше и больше. И это раздражало мужчину. Она ничего не говорила, лишь только продемонстрировала средний палец, выпуская ядовитый дым. Кажется, мужчина сжал челюсти.

- Что ты... минимум, мисс вселенную, - Эби посмеялась, игнорируя действия подруги, привыкшая уже к большой нелюбви к персоналу, и Рокси и сама не удержалась от смешка, правда далеко не так, как было в тот раз. В душе было в данный момент спокойно, а разум относительно чист, чтобы вновь сорваться к чёртовой матери.

- Посмотрю на тебя, когда загремишь туда, балда, - улыбка не сходила с лица. С ней хотелось смеяться и улыбаться, с ней хотелось жить и было уютно. Нет, это была не любовь, потому что Рокси знает это чувство, а то, что она испытывала, было далеко от этого понятия. Всего лишь теплота. Попытка побыть рядом с кем-то, кто был на её волне. Кто не считал её чокнутой, которая слишком долго засиделась в подростковом режиме бунтарства. А просто Рокси, с которой можно покурить или поболтать. Рокси, что является полноценной личностью со своими взглядами на мир и ситуацию. Хотелось верить и в то, что Эбигейл тоже нашла в ней своё утешение и... помощь? Ведь как только началось их общение, кажется, девушка стала менее агрессивной, да и куда более охотно шла на лечение. Теперь в ней стали появляться маленькие искры, желание изменить свою жизнь к лучшему. В конце концов, это ведь только на Миллер было дано указание и заплачены деньги, чтобы удерживать её в статусе больной, к остальным это не относится. Так она думала до того момента пока в один из дней Эби не пропала. Без шоу. Истерик. Без драк. Словно вырванный лист, вроде ничего не изменилось, однако отпечатки на новой белоснежной странице гласили, что всё далеко не так. И этим самым "отпечатком" была сама Миллер. Она спрашивала врачей. Санитаров, отчаявшись настолько, что вообще с ними завела разговор. И появилось неприятное чувство в груди, едва только она завидела у одного из них злорадствующую ухмылку.

- Я твой секретарь, чтобы отчитываться где она может быть? - он знал, всё прекрасно знал, Рокси видела это в его взгляде, однако вслух тот произнёс. - Понятия не имею что с ней. А тебе пора бы принимать таблетки.

Он ничего не скажет, но ответ уже был перед ней. Паранойя ли. Чрезмерное недоверие к персонала ли. Кто знает. Но избавиться от этого чувства никак не выходило. Вечером привлёк оглушительный крик. Слишком знакомый и вынуждающий кровь в жилах застыть. Тело Рокси действовало куда быстрее, чем разум успел отдать приказ. Грудь сдавливает. Она видит Эби, захлёбывающуюся в крови и множество санитаров и докторов, пытающихся оказать ей помощь.

- Не успеет... Нужно сейчас... передозировка... - обрывки фраз долетают до онемевшего сознания, пока взгляд сфокусирован на лежащем на полу теле, поддёргивающимся в конвульсиях. И взгляд. Прямо на неё. Умоляющий. И обвиняющий. Застывший вопрос, который так и не сорвётся с её губ. Даже когда её тело унесли на носилках, Рокси всё ещё стояла в проходе и смотрела на остатки крови... Пришла в себя она лишь только тогда, когда чужая рука легла на плечо. Доктор Хайд.

- Рокси, пожалуйста, будь со мной откровенна, у Эбигейл был тайник? - серьёзное выражение лица мужчины говорило о том, что тот не шутит, впрочем, после недавней сцены ни у кого кажется не было настроения на шутки.

- Что?.. - она растеряна, не понимает какого чёрта вообще ей задают такие вопросы. Какой к чёрту тайник? Что этот старпёр вообще несёт?

- Понятно, - её реакция, похоже, дала ему нужную информацию и потому мужчина удалился в кабинет. А она?.. Кто знает как прошла бы её ночь, если бы не транквилизаторы. Но из головы никак не выходил её взгляд. И обвинение. Быть может, её разум так играет с ней? В чём вина перед Эби? Что с ней случилось? Где она была на протяжении всего этого дня? И почему персонал был спокоен? Пропажа была спланированной?

Отредактировано Roxy J. Miller (2022-10-29 12:05:33)

+2

3

Мир - это огромный клубок. Можно и не пытаться, его распутать. Грейс поняла это ещё в юности. Происходит ли в мире война, захват заложников, массовый голод на юге или же вспышка какой-то чумы. Одинокий человек едва ли сможет изменить ситуацию, остаётся только жить и взаимодействовать с тем что происходит вокруг тебя. Такие же одинокие люди. Усталые. Запутавшиеся. Самовлюблённые. Одни люди путешествуют по странам, Грейс предпочитала путешествовать по чужим головам. В какой-то момент она круто изменила свою жизнь и не капли не жалела об этом. У большинства людей слишком примитивные проблемы и лишь некоторые умы достаточно привлекательны для Грейс как для специалиста и учёного.
Тайлер Джефферсон вышел на неё по одной из наводок от их общего знакомого. Дело за гранью морали и этики. Дело с высокими ставками. Люди продажны. Услуги Грейс тоже покупаются и продаются, она не видела причин отказывать. К тому же взыграло любопытство, она давно не посещала подобные лечебницы. Не потому что не хотела, просто не было времени. К тому же в большинстве клиник всё происходящее строго контролируется и измеряется правилами и законами которых для душевнобольных просто нет, но есть для лечащих докторов. В большинстве случаев лечение либо бесполезно либо идёт во вред и всё что могут практиковать там - это методику сдерживания.
Мистер Джефферсон же похоже был заинтересован в том, чтобы его падчерицу признали вменяемой. Альберта слишком хорошо знала людей и доверяла собственному чутью. Тайлер был змеем. Не составило много труда – вытянуть из него информацию. Он сам же и посадил девушку туда. К счастью или нет, как и любой человек считающий себя очень важным, Тайлер почти сразу напомнил, что платит не за расспросы, а за результат. Пусть так. Альберта согласно кивает. Проходит пара недель, за которые решаются вопросы с бумагами и прочим скучным и нудным. Альберта Грейс примеряет на себе белый халат, изучает медицинскую карту Рокси Джейн Миллер, чтобы знать с кем ей придётся иметь дело.
Жертва родословной. Умерший рано отец. Мать, которую справил на тот свет отчим. Они живут в мире, где любовь – это роскошь. Даже от родителей. Что уж и говорить о Тайлере, его глаза смотрели только на деньги, он сорил ими так, будто в его кошельке было не меньше двухсот тысяч в день. Чужие деньги. Он словно паразит высасывал деньги из своей падчерицы и вот она Рокси Джейн Миллер. Юная девушка. У которой даже школу не получилось закончить. Альберта читает характеристику Миллер. От местного персонала доходят слухи что прошлого врача Миллер отправили в принудительный отпуск. Случился инцидент и вот Рокси ведут к ней.
Альберта не знает насколько глубоко Джефферсон запустил свои руки в паутину безумия собственной падчерицы. Даже сейчас санитары невербально подавляют и унижают Миллер, вталкивают её в кабинет в смирительной рубашке. Пытаются словно вещь толкнуть и вжать её в стул чтобы сидела тихо и смирно. Вела себя паинькой. Альберта хмурит брови. Телесного цвета колготки. Белая блузка и юбка карандаш до колен. Поверх белый халат. Она жестом привлекает к себе внимание санитаров, концентрирует на себе взгляд Рокси и её мучителей, - Спасибо, дальше мы сами, - Альберта жестом приглашает Миллер пройти к креслу и сесть в него добровольно.
- Она у нас буйная, доктор! Старые то доктора в курсе, а вы у нас новенькая. Мы можем побыть рядом, с этой психованной, для вашей безопасности.
- Я не думаю что ваше присутствие скрасит наше знакомство с мисс Миллер, буду крайне благодарна если вы уйдёте!
- Ну как знаете, доктор! - санитар хмурится, но даёт напарнику команду на выход.
Альберта терпеливо ждёт, когда Рокси сядет напротив неё в кресло. Она – новое лицо для девушки. А Рокси, в каком-то смысле она тоже новый фрукт для Альберты. Женщина поднимается со своего места и подходит в опасную близость к Рокси, взглядом даёт понять что не навредит ей, расстёгивает ремни на руках робы и даёт Миллер шанс размять руки и запястья, ощутить хотя бы клочок контроля над собственной жизнью. Грейс возвращается на своё место, но садится не спешит, - Меня зовут доктор Альберта Грейс, я какое-то время буду работать с тобой, мне звать тебя Рокси или Джейн? ... Сама понимаешь, я читала твоё личное дело. Характеристика у тебя не в твою пользу. Я бы хотела поговорить с тобой без вмешательства санитаров. Уверена мы можем найти общий язык, хочешь зелёный или чёрный чай?

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+1

4

Утро. Разбитое состояние. И полная каша в голове. Миллер ненавидела утро. То ли всё дело после отхода от транквилизаторов, которые она, хотела того или нет, должна была принимать, то ли из-за настроя в целом. Да и откуда черпать хороший настрой, когда с самого момента попадания в это место приходится играть в чёртову королевскую битву на выживание. Она ведь никогда не была такой: агрессивной, озлобленной, с вечным желанием кого-то ударить. Она, чёрт подери, любила мир, любила жизнь, ей нравились люди и она тянулась к ним. А сейчас же? Она стала каким-то зверьком, принимающимся рычать и шипеть едва ли не на каждого нового человека. И не да бог кто-то из мед персонала будет без её спроса тянуть к ней свои руки, тут можно и укусить, порой, даже буквально. Если в начале были попытки достучаться, показать, что она вменяемая и всё это шоу с попыткой убить себя, одна сплошная ложь, то после... Надежда умерла ещё в первые месяцы. Им не нужна была правда. Да и зачем, когда её закрывала приличная кучка "зелени", благодаря которой цветёт и пахнет капитализм. И потом уже пришла злость. На них. На весь персонал. Они все всё понимают, хоть и делают вид, словно это с ней что-то не так. Если такое и есть, то только благодаря их чёртовым усилиям. А сейчас ещё добавились новые жертвы. Эби... "Что же с тобой случилось?" - она сидит на кровати, потирая виски, усиленно пытаясь вспомнить слова врачей, но как и тогда, получалось лишь ухватиться за обрывки. "Передозировка... чем?" - Миллер обнимает себя за плечи, её голова опущена, а взгляд блуждает где-то на уровне пола, её разум сейчас от и до был отрешён от реальности в попытках ухватиться за кусочки паззла, что помогли бы составить полную картину произошедшего. Она помнит своё общение с Эби, сравнивает её образ с момента поступления в поликлинику и период их общения. Её стремления, что начали появляться тихой искрой, которую Рокси старалась оберегать, как позволяло её положение. Она искренне хотела ей хорошей жизни. Хотя бы Эби. Если у неё есть возможность и силы, учитывая как тяжко уходить от зависимости какой бы она ни была. Даже если это большая любовь к сладкому. Обвинение и сравнение с другими всегда делает лишь хуже, Миллер знает это ещё по тем временам, пока её не заперли в этом месте и потому не затрагивала эту тему, не трясла агрессивно её в желании объяснить что так жить нельзя. Это всегда вызывает обратное желание, так и ещё побуждает закрыться. А тут уже шли эгоистичные нотки. Терять единственный островок своей тихой гавани совсем не хотелось. Снова в эту реальность, от которой вечное чувство бессилия и отчаянной злости. Рокси готова поклясться, что Эбигейл была уже готова к тому, чтобы вернуться в жизнь. Она строила планы, стала проявлять куда большую охоту на терапии. Да и тем более откуда ей, чёрт подери, взять хоть какой-нибудь наркотик, чтобы получить свою дозу кайфа. Быть может, она ошибалась, слишком верила в подругу или в своё желание помочь хоть кому-то, что реальность была куда проще и девушка на самом деле сломалась, достав дозу. Но это не принималось, никак не вязалось с теми моментами, которые были между ними. Человек не смотрит в будущее, не планирует свои дальнейшие шаги и не предпринимает попытки бороться, чтобы вернуться к тому, с чего начал.

"Они... до неё добрались?" - указательные пальцы продолжают массировать виски, всё ощутимее, болезненнее, словно это поможет дотянуться до истины. Впрочем, для неё уже всё было на поверхности. Кажется, теперь они стали действовать куда более агрессивно и под огонь будут попадать другие люди. В голове сразу всплыло новое имя: "Бонни!". По телу проходится волна омерзительной дрожи, вынуждающей девушку обхватить себя за плечи. Одно имя уже запустило цепную реакцию от вариативности того, что с этой девушкой может произойти. Тайлер на свободе. Если у него и в больнице вышло найти людей, которые целенаправленно гробят психику человеку: нападают, бьют, режут, выставляя всё это под её действия, то составит ли это проблемы за пределами этого места? "Нет... Нет! Нет!" - страх крепкими тисками обхватил девушку. Она должна что-то сделать. Защитить подругу. Узнать о том жива ли вообще Эби, а так же найти виновников. "А дальше? Что дальше? Ты и себя-то защитить не можешь!" - пару слов, но таких мощных, от которых буквально опускались руки. Что она может в своём положении? Надежда только на признание дееспособности благодаря Тайлеру. Веры нет совсем никакой в то, что он действительно ей даст жизнь. Даже после она всё ещё будет предоставлять опасность. Проще будет убить её, после подписи документов. Что если случай с Эби лишь тренировка перед основным спектаклем, где главным лицом будет уже сама Рокси? Она бы совсем не удивилась бы такому раскладу. И затрат будет куда меньше, ведь уже не нужно будет содержать девчонку и платить людям для поддержания её "в тонусе безумия".

- Миллер, тебе пора к доктору, - строгий голос санитара никак не вырывает из глубоких раздумий и попыток найти нужный путь для своей свободы. Настоящей свободы, а не той херни, что предлагает Тайлер. - Твою мать... Миллер! - хватка за плечо, потерянный взгляд девушки, которую словно только только вырвали из сновидений, а после уже приходящая осознанность реальности. Стремительный гнев и сильный укус за чужую кисть. Она не терпит касаний. Особенно, от этих ублюдков. Она не будет терпеть вторжение в своё личное пространство, тем более после всего, что они с ней делали и делают. Неизвестно какое их участие было с Эби, а судя по той чёртовой ухмылке, там без них точно не обошлось. - С-сука! - болезненный крик, сильные руки, вжимающиеся в предплечья, и удар в живот, чтобы разомкнула челюсти. Ну как же ещё. Потом это конечно будет выставляться, мол, она сама это сделала. Она кричит. Пытается вырваться, но их больше и они сильнее. Куда ей со своими силами соревноваться с коренастыми мужчинами?

- Отпустите меня, ублюдки сраные! - она кричит, ругается, матерится, но это уже столь привычная картина, что не пробуждает совершенно никакой реакции. Правда, укушенный наверняка не менее красноречиво выражается в адрес девушки, ибо она увидела как тот зажимал рану. Шла кровь. Сожалений не было вообще, не будь такая ярость, то Рокси даже бы позлорадствовала.

На неё снова надели смирительную рубашку и тащили куда-то. Казалось, что снова в карцер, но вместо этого оказалась в кабинете доктора. Какой необычный поворот для их сценария. Грубые толчки, вынуждающие девушку войти и, разумеется, молчать она не собиралась.

- Руки, блядь, убрал! - её возмущение можно сравнить с рыком: недовольным и угрожающим. Но что она сможет на самом деле в таком положении? Поэтому совсем никакой реакции и изменений в действиях. Пустое сотрясание воздуха, что не может не раздражать. - Надеюсь, ты схватишь гангрену, мудила! - укол по больному, судя по тому как лицо раненного санитара с гневом сморщилось.

- Сядь! - спрашивать о желании девушки, конечно никто не собирался.

- На лицо тебе сяду! Отъебись от меня! - она продолжает плескаться злобой и ядом, понимая что ничуть это не изменит ситуацию, да и этим ублюдкам будет, мягко говоря, плевать на её рычания. Ведь, опять же, что она может в таком положении?

Сама доктор привлекает к себе внимание в тот момент, как только Рокси услышала её голос. Удивительно как после увиденного она сразу настаивает на том, чтобы пообщаться тет-а-тет. Даже наверняка самой Миллер не особо хотелось бы иметь делать с каким-то буйным человеком, который уже на входе проявляет своё недружелюбие. И тем не менее, этого было недостаточно, чтобы подкупить её. Правда, удержаться от доли яда не получилось, да и не особо-то и хотелось. Когда санитары уходили, издевательски бросила:

- Правильно, пиздуйте отсюда.

Итак, теперь можно было полноценно сосредоточится на новом лице. Расположения всё так же не было, хоть и появился небольшой плюсик в качестве удаления главных раздражителей. Но она всё ещё прекрасно помнит свой опыт с предыдущими врачами. Как они пытались сроить из себя всех таких участвующих и желающих помочь. По факту плевать они хотели на всё кроме "зелени", которой обильно раскидывается её мудотчим.

- Рокси, - сухо, без доброжелательности в голосе, сам её вид говорил о том, что она совсем не расположена к атмосфере "дружелюбие". - Что там дальше после чая? - после Тайлера, доверие к напиткам, которые наливает не она, пропало напрочь. Лишь одна эта оплошность поломала ей к чёрту жизнь. - Рассказать как так вышло, что я оказалась здесь? Почему я так веду себя? Ведь вокруг все такие паиньки и так стараются мне помочь, а я, такая плохая, не даю этого сделать? - злость переполняет, от одного вида белого халата тошнило. Одни и те же разговоры, от которых нет толку. Это пустая трата времени. Но кто знает, быть может, получится хотя бы узнать о том, что произошло с подругой? - Что с Эбигейл Уотсон? Она жива? Я видела вчера как её увозили в больницу, - добиться о том, кто виновен в том, что она вообще получила передозировку, девушка не видела смысла, так как не верила в то, что получит правду. Оснований верить не было никому в этом месте.

Отредактировано Roxy J. Miller (2022-10-29 14:45:45)

+1

5

Первое впечатление Альберты о Рокси – комок из противоречивых чувств и эмоций. Она вела себя агрессивно, не стеснялась в выражениях. Не первый подобный случай в практике Грейс. Люди склонны к агрессии как вид, однако лишь единицы убивают спонтанно и без причин. В их случае отсутствовал какой-то сексуальный контекст, так что Грейс не видела в Миллер угрозы для собственной жизни. Резкий тон и обилие брани вызывают мягкую улыбку. Жаль ли её Грейс? Нет. Во всех своих проблемах люди виноваты сами. Каждый определяет себя сам, но большинству нужна помощь. Миллер не исключение. - До, между, и после … чая. Диалог. Рокси.
Женщина ставит чашки на центр стола рядом друг с другом в одну линию. Заранее подготовленный чайник касается руки доктора и вот она уже заливает немного остывшую воду. Зелёный чай с мятой и лимоном конечно на любителя, но другого у Альберты и нет. Жизнь – череда выборов. Доля принятия и смирения, когда всё идёт не так, как мы запланировали. Она опускается в кресло, как только вернула чайник обратно на тумбочку. Поднимает взгляд на Рокси, - Я здесь пару дней, но уже наслышана о Эбигейл Уотсон, если тебе интересно, мы вернёмся к этой теме, после разговора о тебе. Думаю всё честно, - Альберта пожала плечами и открыла блокнот.
- Сколько ты уже здесь Рокси? Как оцениваешь собственное состояние? Судя по записям сделанным до меня, первые месяцы пребывания здесь говорят о твой особой буйности и нежеланием идти на контакт. Чем это вызвано? Я бы хотела поговорить с тобой о том, что предшествовало твоему нахождению здесь. В каких отношениях ты была с собственным родным отцом? Что ты можешь рассказать о нём как о человеке и как о отце? В каком возрасте ты лишилась отца? Ситуация дома как-то изменилась после того как его не стало? - голос Альберты спокоен, с паузами и интонациями призванными донести смысл сказанного до затуманенного сознания Рокси Миллер. Она ставит точки напротив вопросов, которые они уже прошли. Собрана и спокойна.
Комнату постепенно заполняет запах мяты и лимона - это успокаивает и настраивает на уютный лад. В кабинете помимо прочих вещей есть огромные старинные часы, тихое размеренное тиканье убаюкивает, в то время как Альберта настроена на результат. Конечно можно было бы забить на всё это и раскрыть собственные карты. Она здесь как человек мистера Джефферсона, Рокси то всего и надо что сделать вид, что она достаточно разумна для жизни, не в стенах этой клиники. Даже если это не так, Грейс может повлиять на исход в сторону Тайлера. Однако Тайлер - это лишь малая часть от общего. Придя к Грейс, он попал под призму женщины и сейчас под этой призмой находилась и Рокси, они могли поговорить и услышать друг друга, возможно девушка не так безнадёжна, но её беспомощность выгодна Джефферсону.

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+1

6

"Бесит", - она прикрывает веки, скрестив руки на груди и откидываясь назад на кресле. В сторону чая она даже не смотрела, от пары ласковых слов отношение, взращиваемое не один день в этом аду, ничуть не поменяется. Доверия как не было и нет, и потому в действиях не наблюдается даже намерения принять предложение, пусть даже доктор и принялась любезно обустраивать для комфортного принятия чая. "Показуха", - тут же проносится в мыслях. Хотелось как можно скорее разобраться со всем этим, но, как и многие, если не все, доктора, идут выставления условий.

- Ха! Честно, - она повторяет слова доктора, саркастически усмехнувшись. О какой честности вообще можно вести речь, когда сам факт нахождения в этом месте уже является абсурдом. Она ничуть не походит на ту, кто желает себя убить. Хотя кто знает какие диагнозы ей ещё приписали. - Будь всё честно, меня давно бы тут не было, - бесполезно надеяться на то, что её будут считать нормальной, только если сам Тайлер не даст на то указание. А сейчас... Плевать. Единственной надеждой могут быть адвокаты во время подписания документов, да и то весьма сомнительной. Вот перед ними и следует начинать выплясывать в приличие и вежливость. Если конечно хватит на то терпение. А доктора слишком уж долго ломали её, назначая ненужные лекарства, чтобы хоть немного проникнуться к ним уважением и проявлять надежду на спасение в их лице.

Снова вопросы. О семье. О прошлом. Об отношениях. Девушка в очередной раз скорчилось. Её воротило уже от собственной истории. Да и если бы был в этом толк. А так... одно пустословие лишь ради видимости. В то время как для неё это словно издевательство. Незримое: "Посмотри, чего тебя лишили. Теперь у тебя нет и малой крупицы от той жизни". Не хотелось даже и думать, что Тайлер мог сделать с оставшимися вещами матери, которые девушка бережно прятала у себя в качестве напоминания и попытка уйти в траур по ней, как и фотографии её и семьи. Чёрт подери, как же не хватало мамы. Её стойкости. Уверенности. Характера. Её любви и заботы. Она бы точно сделала всё возможное, чтобы не допустить того, что происходит сейчас. И наверняка бы встала на её сторону. И открылись глаза на этого ублюдка, что и грязных ботинок её не стоит. Ничего не было бы этого, если бы она вообще не сошла с ним. Если бы не Тайлер. И те твари в белых халатах, что готовы исполнять его приказы за деньги, уничтожая чужую жизнь. "Вот и клятва Гиппократу, - взгляд её недоброжелателен и всё так же озлоблен. - Ненавижу всех вас".

- Три года. Нервное. Думаю, это вполне нормально для любого человека, оказавшегося бы в моём положении, - и все эти вопросы воспринимались словно издёвка, как будто она не знает, если читала на самом деле о ней информацию, как будто не было зафиксировано её слов о том, что всё это ложь и эта попытка к самоубийству была лишь инсценировка чужими руками. Как будто не было всего этого. - Я пыталась. Идти на контакт. Меня не слушали. Всё до смешного просто. Так и смысл пытаться дальше, когда хотят впихнуть то за что заплатили? - конечно, сейчас будет делаться вид, словно она не понимает о чём речь, словно ей не платили. Впрочем, сейчас иной случай, учитывая как жаждет Тайлер денег. Однако сути это не изменит от слова совсем. Они все продажные лицемеры. Ничуть не отличающиеся от её мудочима. - Мне было четыре года, поэтому не помню и не знаю как было до и после, - короткий и сухой ответ, без всякого желания вдаваться в подробности и расписывания в красках о том или ином восприятии. Опять же, в этом совсем нет смысла. Как и во всей этой беседе. -  Я жила в нормальной и адекватной обстановке с планами на будущее, можете даже по моей социальной сети проследить если так интересно. Уж к этой части моей жизни у этого мудилы нет доступа. Я собиралась поступать в художественный колледж после окончания школы. Вот уж поведение для будущей самоубийцы, а? - не уловить яд в её словах практически невозможно, он обволакивает, колется и душит собой, пока сама Рокси сочилась презрением ко всей этой ситуации. - Предшествовал всему этому Тайлер. Это всё. Что с Эби? - нетерпение рвалось, кусалось и царапало все ограждающие стенки. Это было куда важным и оттого нервировало. Неизвестно что творится и насколько поднялись ставки, а тут происходит полная херня. И скрыть нервозность никак не выходило. Если всё из-за неё, то придётся в будущем ограничится в общении. Избегать людей. Впрочем, если всё провалится, не факт, что Рокси вообще доживёт до своего следующего друга. Дальше её существование будет не нужно. Лишь этот краткий миг преимущества. - Она жива?

+1

7

Грейс изучает девчушку, пытается найти ответы внутри её жестов и поведения. Чай едва ли привлекает внимание Рокси, даже само наличие чашки будто пугает девушку. А вот защитные реакции довольно предсказуемы – попытки уйти в сарказм и агрессию. Она словно возвела платину вокруг себя настоящей. Будто ждала возможности укусить или как минимум поцарапать руку. С санитарами уже так и было, разве что там у них был шанс подавлять её физически. Пока что ничего нового, всё словно по шаблону из учебников. Она изучает пациентку, пытаясь в голове прикинуть что как, что из написанного в её карте правда, а что … проплаченная отчимом выдумка.
- Три года – достаточно большой срок. Если речь идёт о суициде - обычно достаточно полгода наблюдений и вовремя оказанная психологическая помощь, в том случае если пациент менее настроен довести дело до конца, а просто таким образом просит о помощи, - Альберта умалчивает информацию о том, что обычно по статистике самоубийцы рано или поздно доводят дело до конца. В отличии от большинства профессий, психоанализ - это та сфера, когда каждый разум - это своя особая дверь в чужой мир. Вот только большинство людей получает одни и те же травмы на своей дороге и избранном пути.
- Забавно, и я считаю немного иронично, что паранойя вписана в твою характеристику в том числе, "яро доказывает что персонал больницы куплен и участвует в сговоре с её отчимом" - процитировала Альберта и взглянула на девушку. Если бы мистер Джефферсон не вышел на неё сам, возможно она поверила бы в записи коллег. Иногда так и правда бывает, но собственный опыт вместе с полученной информацией добавляли вес словам Рокси, - Тебя могут засудить за клевету и это достаточно серьёзное заявление Рокси, разумные взрослые люди обычно не разбрасываются подобными словами даже если есть уверенность в собственных словах - этого может быть недостаточно, - Грейс не врёт.
Альберта что-то пометила в собственный блокнот и снова подняла взгляд на Рокси, - В моей практике, как и общемировой, каждый год согласно статистике бывает огромное количество суицидов, не все из них ярко выраженные. Некоторые люди проходят эту жизнь незаметно, без видимых признаков депрессии или нервного срыва. А потом они просто доводят своё дело до конца. На данном этапе нашего знакомства я могу сказать наверняка лишь одно - ты пережила огромную потерю, и твоё заключение в этих стенах вероятно лишь усугубило твоё внутреннее состояние на тот конкретный момент, - женщина сделала вздох.
- Мы ещё не закончили диалог Рокси, но я держу обещания, так что вернёмся к тебе. Как ты относишься к собственной матери? В каких отношениях ты была с Тайлером на момент его знакомства с твоей матерью? - женщина делает паузу, делая ещё две пометки в блокнот, - Я понимаю что три года не добавили тебе настроения и к моей фигуре ты относишься с предрассудками на мой счёт, возможно не без оснований и всё же, сейчас я не сделала ничего, чтобы ты смотрела на меня косо. Мне интересен твой случай. По правде сказать, я могу повлиять на успешный исход в разговоре с аттестационной комиссией, прежде чем ты отправишься в суд, но этого не случится, если я пойму что хотя бы часть из описанного в твоей карте - это правда. Понимаешь Рокси? - Альберта прикрывает блокнот, отвлекаясь на чай.
- Можешь выбрать чашку, - ещё один шаг в сторону доверия и ещё одно наблюдение за реакцией девушки, - Это достаточно качественный чай, не думаю что местное меню и выбор напитков лучше, чем то чем угощаю здесь я, - Ты здесь три года Рокси. За этот срок клинику покинули двести семнадцать человек, пятьдесят четыре из них вернулись на обратную реабилитацию. Я это к тому что сто пятьдесят три человека покинули эти стены навсегда. Их жизнь изменилась в лучшую сторону благодаря персоналу этой больницы. Возможно ли что твоё пребывание здесь - это лишь твоё собственное желание? Может ты так наказываешь себя? Или пытаешься выразить свой протест этому миру?

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

0

8

- Надо же, какой я, оказывается, сложный пациент, - смешно, хочется как можно быстрее свернуть эту лавочку потому что смысла в этом не виделось от слова совсем. Для чего эти вопросы? Факты, которые ей совсем не нужны. Надоело. Устала она уже от всего этого и хочется быстрее найти эту кнопку "пропустить". И когда же девушка прочла факты из составленного досье, первоначальным ответом служит усмешка. - Кто бы сомневался, - её удивило бы куда больше, будь описана там иная ситуация, а вера в её версию уже кажется из разряда "немыслимое". Слишком уж хорошо, чтобы быть правдой. - Я в целом нахожу всю эту ситуацию со мной ироничной, только отчего-то мне не до смеха. Меня вообще засудить могут за что угодно, как показывает практика. Даже обставить всё так, словно я сделала что-то, когда этого не было по факту. Поэтому не удивлюсь, если даже такая ситуация вывернется и извратится, - разочарование в системе, в людях, Рокси и не пытается этого скрыть. Конечно, она не сомневалась в своей правоте, как бы её не пытались убедить в обратном. Однако факт остаётся фактом, что даже тот сценарий, по которому она оказалась в этом месте, уже говорит о многом. - Тем более, я - чокнутая. Что с меня взять? - она насмехается, показывая, что слова доктора её ничуть не пугают. - А могли с самого начала завести уголовное дело на мудочима, а так же медперсонал, который продолжает измываться надо мной. Однако реальность такова, что в правду не шибко-то и хотят верить. Тем более когда так красиво отыгран сценарий. Поэтому мне уже плевать. Система показала себя во все красе и что она ни хрена не работает как надо. Только лишь на руку ублюдкам, жадных до денег, - тон голос пропитан отвращением, губы девушки кривятся, словно её под нос сунули протушую еду. - Вам ли не знать как на самом деле всё устроено изнутри? - ответ ей не нужен, как и наигранные изумления и отрицания. Чёртова игра в праведность. Задолбало. - Всё могут. Только вот сделают как хочется и кого больше влияния.

- Меня не волнует как у других и как по статистике. Я знаю как было со мной и что сама хотела. И я уже откровенно задолбалась говорить одно и то же. Меня растила сильная духом женщина, которая не останавливалась на преградах на своём пути. Она не могла вырастить слабовольную соплячку, не способную идти самостоятельно и только за ручку с кем-то. Я умею нести ответственность за себя и свои поступки и не собираюсь брать на себя то, что мне не принадлежит. Суицид? Депрессия? Это вообще ко мне не относилось ни разу. Мне приплетают не мою жизнь. Какого чёрта я должна сидеть смирно в этом случае?

Она злилась и на то были основания. Вопросы. Расспросы. Ради чего? Чтобы по итогу получить: "О, нет, ты всё-таки ебанутая, полежи ещё тут". В первый год ещё была надежда и она верила, каждый раз, когда шло пустое обещание в том, что "вот сейчас точно всё будет", всё оборачивалось с точностью до наоборот. Ситуация становилась хуже и хуже. И пришло осознание, что ей не особо-то и хотят помогать, лишь втаптывать. Сильнее и сильнее. Её верхняя губа вновь вздрагивает. Она всё ещё не получила ответ. И Альберта продолжает её утягивать за собой, играясь информацией на счёт Эби как приманкой. В конечном итоге ловушка закроется, а сама Рокси останется ни с чем. Опять грёбанное ничего, чтобы что? Поиграть в игру: "смотри как я работаю"?

- Достала. Ты и твои дружки. Вы все. С этой больной игрой. Хочется ответов, есть отчёты, записи и чёрт знает что ещё они там делали. Там я была достаточно откровенной, так как верила, что у меня действительно есть шансы быть услышанной. А правда такова, Альберта. Что не важно какое там влияние. Найдётся кто-то иной, а причина в том, что я сейчас нужна Тайлеру. Даже если бы я на самом деле была безумной, недееспособной и размазывала свои испражнения по стенке, он с лёгкостью нашёл бы того, кто признал бы меня дееспособной. Чтобы документы подписать. Поэтому я получу этот статус в любом случае, иначе, в противном случае, плакали денежки моей матери. Вам всем плевать на моё положение, я в этом уже убеждалась слишком много раз, чтобы поверить в какие-то слова. Хватит слов. Хватит вранья. Я устала. Идите все к чёрту. А хочется проверить, просто забей, наблюдай со стороны и, о, чудо! Мои слова сбудутся.

Она хотела домой. Нормальной жизни. У неё были цели. А её выставляют каким-то избалованным и слабовольным подростком, не способным справится с потерей матери. Это больно, безусловно. Но не настолько, чтобы расставаться с жизнью или играть в какое-то дурацкое бунтарство под видом самоубийства. Бред, да и только.

- Если нет желания говорить что с Эби, то считаю на этом можно закончить разговор. Не имею желания снова играть в эти дурацкие и бесполезные игры. Нужен отчёт? Можно написать что угодно. Даю добро, правда вряд ли оно хоть кому-то нужно из докторишек. Мне уже там столько накалякали, что уже глубоко плевать. Я больше не буду пытаться убедить кого-то из персонала в своей нормальности. Потому что в этом нет смысла. А сейчас вместо того, чтобы разобраться что произошло с подругой и как, блядь, она там вообще, я трачу время на какую-то откровенную херню, от которой нет пользы. Мне не нужно это кукольное чаепитие, - хотелось разбить всё к чёрту, но у санитаров и без того хватало поводов увести её в карцер, впрочем, наверняка так и будет. - Я могу идти сразу в карцер? Учитывая что тем ребятам, - она кивает в сторону двери, за которой находились санитары, - много поводов для этого не надо, то за ранение их товарища они уж точно обеспечат мне путешествие туда, - она не будет пытаться уговаривать её не отправлять туда, опять же, не видя в этом хоть какого-то толка. Едва ли её слова будут иметь вес.

+1

9

Три года. День за днём. Стены психушки. Специфичные пациенты лечебницы. Лекарства. Санитары, которые не блещут дружелюбием, но с тобой каждый день в этих же стенах. Грейс прекрасно представляет каково это, когда-то её практика и первые годы работы проходили в подобных заведениях. Не в Лондоне, но в других городах. А потом начался период с частной практикой. Всё это конечно можно вспоминать и вспоминать, но они здесь собрались не за тем. Она позволяет девушке выговорится, продолжает делать какие-то пометки у себя в блокноте. Рокси так и не выбрала чашку - для Грейс это один из звоночков. Всё это вообще один большой тест для Миллер и она успешно его провалила.
Грейс делает глубокий вдох, когда Миллер заканчивает свою речь. Не мешала. Дала выговорится. Опустить груз с души. Конечно не уйдёт. Это не так работает, но голову отпустят тяжёлые мысли. Альберта откидывается на спинку кресла, закидывает ногу на ногу и вынимает из стола увесистую папку, толчком пальца подталкивает её в сторону Рокси. Инициалы девушки вверху папки на специальном талончике для сортировки. При желании может полистать, ознакомиться, составить о себе впечатление со стороны. Если конечно захочет, но захочет ли? Для неё ведь вся эта папка – выдумка и не более того, всё оплатил её отчим. Хитрый скользкий чёрт.
Даже будь это не правдой, для Рокси ничего бы не изменилось. Так уж устроен этот мир, видимо мать Рокси оказалась слишком доброй и мягкотелой. Это можно назвать любовью, но она совершенно не подготовила свою дочь к этому миру. Более того, она допустила ошибку, которая унесла её жизнь и обрекла её дочь на жалкое существование в стенах этой клиники. Рокси задыхалась в четырех стенах, медленно умирала и сходила с ума. Она утверждает что она пыталась, но правда в том что прошло три года в четырёх стенах. Ей манипулировали и вертели так как хотели, не пожелай Тайлер Джефферсон поставить точку в её истории - она бы и дальше гнила здесь.
- В этой папке всё, что есть на тебя за три года твоего нахождения здесь. Признаться честно, в моём блокноте едва ли наберётся три страницы заметок о тебе за наш небольшой сеанс. В этой клинике я всего лишь третий день и два дня я готовилась ко встрече с тобой. Для тебя всё просто Рокси - твой отчим контролирует твою жизнь и всё будет так, как захочет он… Быть может ты права… Я читала о твоей матери, она наверняка была такой, как её описываешь ты. А ещё у неё было крупное состояние, которое она заработала собственным трудом. Она допустила всего лишь одну ошибку – связала жизнь не с тем человеком… Всего одну - Альберта опустила глаза в пол и помассировала подбородок, тон её голоса изменился, приобрёл стальные нотки и боль, она будто разрасталась по помещению с каждым её словом.
- Допустим, я здесь человек новый и всё предрешено. Ты уже не маленькая, понимаешь что этому мужчине нужны твои деньги. Он заберёт у тебя всё, но остановится ли он на этом? Захочет ли рисковать и оставлять тебя в живых? - Грейс прикладывает палец к губам и шипит, заставляя Рокси замолчать простым обычным детским жестом, смотрит ей в глаза, детские наивные и злые, - Ты уже проиграла. Ты сдалась. Твоя жизнь закончится суицидом и все поверят, что это сделала ты сама… Три года. Ты такая жалкая и слабая, позволила себя запереть здесь, в тебе столько злости и желчи, но они тебя не красят… ты до чёртиков напугана происходящим. И тебе уже плевать, что будет после того как ты выйдешь, ты хочешь чтобы всё закончилось, но как и где определит твой отчим. Так скажи мне чем такая участь отличается от обычного суицида?
- Слабая жалкая дурочка. Маленький ребёнок. Инфантильный в своих желаниях. Тебе навязали правила игры и ты играла в эту игру долгих три года. Будучи в своём уме ты не нашла способа переиграть этих людей, чтобы сказала твоя мать? Ей наверняка нужна была помощница и наследница, ей нужна была дочь, которая спасла бы её от этого альфонса. А ты даже не в состоянии выбрать чашку стоящую на столе, о чём ещё с тобой можно говорить Рокси Джейн Миллер? - Альберта покачала головой, - Знаешь в чём проблема большинства людей, которые оказываются здесь? Они не умеют адаптироваться к новым реалиям. Именно поэтому когда они встречаются с людьми вроде меня, они не в состоянии увидеть протянутую им руку помощи. В том что ты застряла здесь, виновата только ты сама, а не твой отчим. Что тебя ждёт за стенами? Что-то кроме смерти? Веришь в это сама? - последние три вопроса сказаны шёпотом.

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+1

10

Нога раздражённо стучит, как и пальцы, отбивающие нервно ритм. Весь этот разговор раздражал. Время утекало. Впрочем, оно в любом случае пустится сквозь пальцы стоит только ей переступить порог. Ведь тот злосчастный укус не оставят в покое. Наверняка появится ещё какое-то дерьмо. А тут ещё и это. Игра в псевдозаботу с псевдолечением в псевдобольнице. "Да сколько можно уже блядь..." - хотелось просто кричать, орать до тех пор, пока её не оставят в покое. Всё это не нужно. Не имеет смысла. Проигрывая одно и то же множество раз, это не станет реальностью, как бы того не хотелось. А затем она вываливает какую-то папку. "Нахрена?" - мимолётный взгляд, чтобы урвать своё собственное имя и затем с усмешкой вернуть внимание доктору. Для неё не имеет никакого значения, что там написано. Одна проплаченная чушь. Впрочем, она уже высказала своё отношение ранее к подобной информации. Ей плевать. Правда никого не волнует, лишь сухие фиксирования с чужих слов. А как ещё потом вести себя человеку, которого убеждают в том, что он ненормален, да и ещё делают всё возможное, чтобы в голове была каша вместо мозгов. Однако было в словах Альберты, на этот раз что-то новенькое в отличие от иных врачей. Рокси сначала даже начала испытывать сомнение в том, что в речи врача уловила нечто похожее на обвинительные нотки в сторону Тайлера? Это ужа становится интересным, учитывая как предыдущие  доктора усиленно пытались сделать из этого ублюдка чёртову святошу, который мало того, что переживает утрату, так и делает всё возможное, чтобы "спасти" свою падчерицу. И всё же, открыться это всё равно не давало. Внутри всё ещё бушевала подозрительность и недоверие. Слишком много на пути было встречено лжи, манипуляций и откровенного искажения действительности, чтобы слепо бросаться кому-то в объятия в качестве помощи.

Теперь она уже молчала, не потому что шли невербальные приказы сделать это, а потому, что теперь в Рокси появились нотки настоящей заинтересованности. Догадки касательно дальнейшей судьбы после получения статуса "нормальная" были и у самой Рокси. Это не являлось чем-то шокирующим или внезапным и оттого она совершенно никак не реагировала на слова Грейс. Поверить в искренность Тайлера после всего пережитого, всё равно, что уверовать в возможность беспрепятственно ходить по воде. Такой же абсурд. Эти мысли она держала при себе, хотя наверняка поведение девушки говорило о том, что доверие к отчиму как не было, так и нет. Однако если бы она вдруг внезапно стала бы паинькой, то это вызвало куда больше подозрений, особенно без кидания проклятий в сторону мужчины. Всё же, он всё ещё является убийцей её матери, она это знает и он это прекрасно понимает. Никто из них двоих не забудет столь важную и ключевую деталь. А посему пока что был план придерживаться своего привычного образа, пока не получится урвать хотя бы малейшую возможность выйти за пределы. Чёрт подери, она ни за что не будет ничего подписывать, пока ей не предоставят такую возможность. А там... а там надежда лишь на удачу. Большего у неё просто нет.

Но чем дальше она говорила, тем больше поводов было угасающей подозрительности вновь набирать обороты. Это проверка? Есть ли такие мысли? Выудить из неё какие конкретные действия будут предприниматься в этом вопросе? Она не спешит отвечать, несмотря на то, что ей совсем не нравятся эти выставления в роли идиотки, которая совсем не понимает в какую задницу она вляпалась и что эта надежда нихрена не спасение. Она всё понимала. Но сдерживаться не получалось, особенно если эмоционально ты толком не ощущаешь стабильности и покоя, откуда бы черпать силы? И потому она взрывается. Не глядя, её ладонь сметает это злосчастные чашки, пока внутри кипела ярость и с не меньшим гневом поддаётся вперёд, упираясь руками в стол, продолжая смотреть ей в глаза.

- Заткнись! - если до этого было лишь возмущение, то сейчас она уже смело перешла на крик. Оставленные другими людьми язвы сейчас закровоточили, а где-то на уровне груди было слишком гадко, чтобы оставаться в стабильности. Больно. Невыносимо. Только она не плачет и не упивается в горе от своего положения, а кричит, злится, срывается. Никому не позволено видеть её слёз. Эту плотину Рокси не позволит пробить. Больше всего она не терпела обесценивания в свою сторону. Будто она не пыталась. Не искала пути. Словно не было попыток оставить весточку. Кто вообще может быть другом в таком месте? Она? Санитары не заставили себя долго ждать, войдя в кабинет практически сразу едва только послышался звук разбивающейся чашки, но Миллер это совсем не волновало. - Сколько вас таких было? С протянутой рукой? Вы все хотите мне помочь! Но ни один на самом деле не пытался этого сделать. Я больше не верю в эту херню! - на периферии сознания она всё ещё успевает увидеть подходящего к ней санитара и уходит "с линии огня", ухватив по пути один из разбитых осколков. Теперь она уже стала немного опаснее. Капелька силы, только что толку от неё, если итог всё равно будет один. Стоило только мужчине двинуться в её сторону, как ладони сильнее обхватывают осколок, выставляя перед собой.

- Не смей меня касаться. Не смей вообще ко мне подходить, - она рычит, пока руки трясутся, больше от слабости, нежели из-за страха. - Что вы сделали с Эби, твари?!

Отредактировано Roxy J. Miller (2022-10-30 17:04:27)

+1

11

У Грейс нет ограничителей. Ей не совестливо. Ей не больно. Ей не стыдно. Она с лёгкостью может унизить и растоптать человека. Быть может даже смогла бы убить и жить с этим грузом также легко как и с гневной уничтожающей улыбку на лице сверстницы в далёком двухтысячном. Она умела постоять за себя. Чего для юной Грейс никогда не было - так это личных границ. В мыслях она понимала, что и как, но в душе… Была ли она у неё? А ведь она работает Доктором. С людьми бывает по всякому, некоторые считают работу с людьми самой неблагодарной в мире. Быть может совсем от части, самый маленький её кусочек, Грейс согласна.
Сейчас она смотрит на Миллер и говорит свободно, то что думает, и то что ей вряд ли говорил кто-то из договоров. Как правило на частных практиках клиентам не хамят, как правило… но в мире слишком много правил и большинство из правил придумано теми, кто чертовски боится случайностей, но всех правил не выучишь и не предусмотришь. То что сказано, должно было быть сказано, чтобы состоялся тот самый взрыв. И он не заставляет себя ждать. Миллер взрывается и одна из чашек разбивается вдребезги. Жаль.
В комнату врывается один из санитаров. Он смотрит на Рокси с явным желанием скрутить её и ему плевать, что в её руке один из крупных осколков. Может быть она будет сопротивляться. Поранит его или себя, но мужчине плевать. Он большой и сильный. Как бы Рокси не сопротивлялась, он уверен в собственной быстроте и силе. Может быть у него даже есть шанс. За его спиной ждёт напарник, который придёт на выручку и вместе они тоже одолеют Рокси, но Альберта сохраняет спокойствие, поднимается из-за стола как будто ничего и не было. Жестом заставляет их замереть у двери.
- Оставьте нас.
- Она опасна?! Вы что ли не видите доктор? Совсем у неё крыша поехала!!!
- Я сказала, вышли!!! - Альберта повышает голос и это похоже на приказ шипящей змеи. Глаза как будто искрят диким огнём.
Санитары смотрят на неё около минуты. Отчего-то им становится не по себе. А вот Грейс наоборот приобретает в размерах. Ей не впервой, она не такая высокая, она не такая сильная. Она не коп и не суперагент, она всего лишь – доктор. Кто? Знание – первостепенно. Так было и так будет, даже после неё. Она шагом по дуге направляется к двери. Практически выталкивает крупного санитара и закрывает за ним дверь. Становится спиной к двери и смотрит на Рокси. В ней нет страха, только злость. И её злость в разы сильнее. Рокси спасает только белый халат Грейс. Он не даёт выйти за рамки.
- Это твой ответ на мой вопрос? Хочешь закончить всё здесь и сейчас? Ну да, так люди точно поверят, что ты была в своём уме и Джефферсон – лжец, - Альберта даже позволила себе усмехнуться. В некоторых людях нет ничего кроме злости и тупости. Каждым своим действием Рокси словно подтверждала уже ранее сказанное. Она несомненно могла убить себя. Здесь и сейчас. Уйти на своих условиях. Вот только с её уровнем возбуждения и кипящего адреналина в крови это бесполезное существо даже уйти из жизни не сможет с первого раза. Это только в фильмах легко уйти красиво.
- Всё что здесь случилось, сделало тебя слабой. Посмотри на себя Рокси, - Альберта кивнула на зеркало, которое одной из панелей шла в сторону девушки, - Взгляни на себя со стороны. Так тебя видят другие, - Альберта делает шаг ей на встречу, - Ты не такая. В тебе течёт кровь твоей матери. Ты достойна жить! - Альберта делает шаг, ещё один, - Я не такая как другие, мне не будет жаль, мне не будет стыдно, если тебя не спасут. Я видела как умирают люди. Я видела как другие дают слабину, - Альберта делает ещё один шаг навстречу Рокси.
- Ты устала. Так много всего произошло. Ты пыталась быть сильной. Ты пыталась выжить, но они не слушали. И ты начала кричать! Показывать зубы! - ещё маленький шаг в её сторону, - Тебя не слушали. Над тобой смеялись. Им было плевать. Всё чего ты хотела - это хотя бы капельку чего-то настоящего, но мир давно стал фальшивым. Люди пугают. Люди делают больно, - ещё один маленький шаг, Альберта разводит руки в стороны, открываясь перед Миллер, - Выброси осколок. Отпусти боль. Дай ей выход и прими моё тепло… Или накажи меня за всех, ты успеешь пырнуть. Один раз. Или больше. Тебе решать Роксана,  - руки занимают угол, показывая что она готова принять её в объятия, как мать принимает своё дитя. Они вместе, чтобы не случилось.

твой проводник

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+1

12

Cause they'll find a way
To make you feel discarded

Она права. Однако истина её слов не делает её тем человеком, к которому можно повернуться спиной, снова сделать этот доверительный шаг, потому что торчащий из спины нож слишком сильно кровоточит. Колкость, переплетаемся с тем болезненным давлением просто уничтожает изнутри, пока в голове словно сломанная пластинка повторяется: "Не верю никому". Каждый раз, протягивая руку в ответ, лучась надеждой и открытостью, вело лишь к разочарованию, искажение истины и новым таблеткам.

- Ваша тревожность набирает обороты, мисс Миллер. Увы, но у меня все основания продолжать лечение.

- Паранойя, мисс Миллер. Вы опасны, для себя. Своего здоровья. Вам будет безопаснее в стенах этой больницы.

- Ваши раны, мисс Миллер... Нельзя отрицать очевидное, это же ведь их Вы нанесли.

- Вы попали в больницу, место осмотрели. Всё указывает на то, что тогда Вы сами пошли на этот поступок.

- Если воспоминания ещё и искажены, то это делает ситуацию ещё более серьёзной. Я не могу Вас выписать при всём своём желании.

Разные лица. Разные слова. Но всех их объединяла одна суть: она никогда не выйдет отсюда и вся надежда выбраться, как бы ты ни взывал к аргументам и холодному рассудку, ничуть не изменят ситуации. От слова совсем. Нужно было совсем немного, тем более на фоне того факта, что под удар стали попадать близкие люди, чтобы срыв произошёл. Ситуация накалена до предела. Руки всё ещё дрожат, а новые раны уже кровоточили. Плевать. Боль внутри в разы сильнее того, что происходит с телом.
Санитары хотят действовать, она знает это. Да тут и гадать не приходилось даже, чтобы выхватить это намерение во взглядах мужчин. Однако, один чёрт, это ничего не меняло. Лучше уж карцер, чем это дерьмо.

Ответ так никто и не дал. И это ни разу не успокаивало. А в голове ядовито нашёптывал собственный саркастический голос: "Видишь? Видишь? Они снова солгали. Ты сказала что есть, а тебя обвели вокруг пальца. Слова. Слова. Слова. Слова. Вокруг лишь одни клятвы и слова. Никакой правдой тут и не пахнет", - внутренние демоны бушевали, неистовствовали, смаковали и слизывали кровь, что продолжала течь с душевных ран. Не было даже разочарования, поскольку и ожиданий на правду тоже не возникало. Лишь подливало масла в огонь злости. Ей снова солгали. Это бесит. Однако действия Грейс всё же удивили. Вместо подначивая санитаров, чтобы те скорее уносили эту больную к чёртовой матери, она их выгоняет. Весьма грубо и, кто знает, быть может, нарушая какой-то местный протокол? Сложно было не увидеть эти недовольные мины мужчин, однако это ведь не какая-то больная девка перед ним, за которую заплатили. Это врач, у которого есть власть и определённые полномочия, а, значит, её слово что-то да стоит. Конечно понимание этого факта в очередной раз наживую режет Рокси. Её "нет" и "нельзя" уже давно ничего не значит в этом месте. Разумеется, даже такой факт вызывает зависть.

И всё же... Кто-то действительно пытается ей помочь? "Чушь!" - запротестовал разум. Хочется сделать шаг назад. Инстинктивно. Только вот отступать некуда, когда ты в закрытой комнате.

- Не подходи! - она рычит, больше походя на загнанного в угол зверя, нежели на человека. Впрочем, с такими условиями можно ли остаться человеком? Вопрос, достойный обсуждения, но явно не в тот момент, когда хочется пустить кровь кому-нибудь. За всё, чёрт подери, что было в этом аду. Но всегда в самое глубине души есть всё ещё маленькая частичка этого желания: "Поверьте мне. Вытащите меня отсюда. Кто-нибудь..?" Страх очередного предательства мешает мыслить трезво, да и получится ли хоть у любого иного человека, пережившего тот же опыт? Сложно дать ответ, да и сейчас как-то не получается сосредоточиться на этом. Мимолётный взгляд в сторону упомянутого зеркала ничуть не делает легче. Впрочем, едва ли в этом была цель Альберты, в конце концов чтобы очистить рану, следует выдавить гной, а это всегда малоприятный процесс. Только сейчас это мало волнует. Сейчас Рокси очень больно. И сейчас уже срабатывают привычные механизмы защиты. Потому что иначе никак не выходило. Вбитая привычка. Так быстрее её оставляли в покое. Только не в этот раз. А этот мимолётный взгляд на себя продолжает давить, душить. Её перекошенный злобой взгляд в купе с отложившейся усталостью, добавляли явно не ноток спокойствия. Она ведь не была такой: истеричной, заводящейся с пол оборота и принимающейся кричать, не говоря уже о сквернословии, которое, да, было, но далеко не в том количестве, что сейчас. Во что превратило её это место всего за три года? Это лишь оболочка, да и то весьма потрёпанная, от той самой Рокси Миллер, которой она некогда была. Это не она. Не та Рокси. Кто-то другой, кто пытается притворяется ею. Только вот она не сошла с ума, как пытаются в этом убедить врачи, и понимает, что реальность такова, что теперь то отражение является правдой. Никакой лжи. Прекрас. Никаких искажений. Чистая правда, не разбавленная ничем. Конечно ей приходилось и ранее видеть себя, в конце концов, гигиеной она старается пренебрегать, небольшое утешение и нотки облегчения. Однако едва ли приятная процедура, когда твои же слабости кидают в самые уязвлённые места. Больно. Неприятно. Отвратительно и тут уже не скажешь от чего больше: от себя или от окружающей обстановки.

А доктор всё продолжает говорить, надавливая (или поглаживая?) кровоточащие раны, от которых хотелось всё время выть. Однако в глазах не было отвратительного щипания или же внезапной слезивости. В конце концов, когда перед ней были сброшены все оковы и показана абсолютная беззащитность, то Рокси попросту сдалась. Внутри что-то треснуло, надломилось, а руки просто опустились. Она знала, что могла если не убить, то хотя бы ранить женщину, и учитывая свой опыт, на то были все основания. Однако никто из врачей так себя не вёл. Не сбрасывал с себя защиту, становясь с ней на равных позициях. Они все смотрели свысока, каждый раз показывая, где чьё место, и её всегда было в разы ниже, более ущербной, слабой. Если в начале, это игнорировалось, поскольку была надежда на спасение, то после агрессия стала верным спутником в жизни.

Девушка падает на колени, роняя на пол выбитый осколок. Она слишком хочет жить для того, чтобы пытаться закончить всё здесь и сейчас на своих условиях, а рискованный шаг от доктора слишком обезоружил, чтобы начать действовать уже более радикально. Внутри было лишь отчаяние. Это чувство надежды словно новый вид издевательства, особенно когда на фоне этого не дали того, что обещали. Люди открываются в мелочах, и эта мелочь слишком была значимой, чтобы упускать её из виду и игнорировать.

- Не надо... давать... мне надежду... - она поднимает лицо, всё ещё пребывая в полной растерянности, не понимая что из пережитого коктейля эмоций сейчас она испытывает, но было гадко и больно от всего этого. - Это ещё хуже, чем просто издеваться, - как будто Грейс будет дело до её чувств, кому-то словно вообще есть дело до этого. Если после рыков, обвинений и агрессии, она будет готова идти дальше в путь, то после предательства в этот раз... кто знает насколько это её истощит. Надеется всегда нужно только на себя. Страшно доверять. Страшно снова обжигаться. Слишком страшно, когда сил и без того практически не осталось.

+1

13

Страх как сахарозаменитель – услада для неразумных. Стоит тебе спутаться со страхом и ты влип как муха в чужую паутину. Из него не выбраться, ведь чем больше ты будешь пытаться, тем сильнее тебя будет сжимать страх. Убивая в тебе желание к сопротивлению. Альберта слишком часто наблюдала подобные картины как у простых людей, так и у собственных пациентов. Наверное её дефект спасал, как от любви, так и от страха. Она не чувствовала и не могла понять в полной мере - каково это. Бояться? Даже подставляясь сейчас она понимала, что в случае чего успеет хотя бы замедлить руку. Быть может слишком надеется на коллег, но это ведь психиатрическая клиника. Тут треть пациентов может наложить на себя руки и людей готовят спасать жизни.
Она не знает как поступит Роксана, но продолжает гнуть свою линию. Подбирается к ней, наблюдая как девушка выпускает из рук осколок и садится на колени. Пытается будто спрятаться. Своими словами подчёркивает всю теорию Альберты и её правдивость. Но это не игра и вести счёт бессмысленно. Грейс перехватывает чужую руку за запястье и тянет на себя, заставляет Рокси подняться и встать на ноги. Альберта сама делает первый шаг и обнимает девушку, прижимает её к себе, - Всё будет хорошо, - мягко произносит она, поглаживая чужую спину и делясь собственным теплом с Рокси.
Есть в этом нечто сакральное. Каждое движение рождает очередную порцию. Так хорошо и спокойно. Шум в кабинете как будто исчезает. И санитары за дверью тонут в собственных теориях. Неужели у новенькой получилось утихомирить эту ненормальную? У Рокси вот точно не получилось бы убить доктора беззвучно. Они ждут, с нетерпением и долей любопытства. Доктор сама выгнала их из кабинета. Думает смелая? Может заточка из чашки и покажет ей, что ей в этой профессии делать нечего. С психами надо жёстко. А
тепло?
Никто будто и не пробовал – отдавать. Для Альберты всё иначе. Она в этом всём не первый год. У неё свои методы и стоит отметить весьма успешные. Она гладит Рокси и продолжает прижимать к себе. Тут хочешь не хочешь, а начнёшь плакать, потому что это обезоруживает. Чужое плечо и готовность его подставить, а тот факт что Альберта Грейс для неё человек новый и совершенно незнакомый лишь усиливает этот момент. Миллер давно не получала подобного от чужих людей и Альберта тянет на титул первой такой женщины и всё же до чёртиков страшно и боязно.
- Проплачься, всё хорошо, я рядом. - чужое сердце так близко что его бияния слышны также отчётливо как и свои. Доктор Грейс что-то сломала в ней или повернула вспять. Люди бывают… и вот такими как эта женщина. Тишину разрывают всхлипы. А она продолжает обнимать и жалеть. Что-то шепчет, но Рокси сейчас и не нужен этот смысл. Чужие слова тонут в сознании, а Грейс ждёт когда девушку отпустит, - Я сама провожу тебя в твою комнату. Они не будут не заходить к тебе, не прикасаться. Как будешь готова, просто кивни, - проходит время и Альберта протягивает ей белоснежный платок, он пахнет Грейс, а она кивает Рокси на умывальник. Ей нужно привести себя в порядок. Так будет правильно.

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-11-02 20:12:29)

+1

14

I see the world we love collides

Миллер вздрагивает едва только следует чужое касание, поддаётся инерции и тут же ощущает тепло чужого тела. Растерянность. Смятения. Появляется жгучее желание убежать. Как можно скорее. Подальше. Лишь бы не быть здесь. Оказывается, можно довести до ужаса обычным человеческим отношением. Её взгляд метался от одного угла, до другого. Чувство было такое, словно она в западне. Побеждена. Её уязвимое место умело нащупали и теперь будут в дальнейшем не раз и не два пользоваться этим. Страшно. Очень страшно, когда пришлось слегка приоткрыть на вид собственных ран. Открыться и показаться себя уязвимой. Нельзя. Они же ведь все воспользуются и вопрос морали мало кого будет беспокоить. Не в этом адском месте. "Справедливости нет. Не будет ничего хорошего", - внутренне она не верила в это "хорошо". Игра в спасателя. Словно она просила об этом. Время это уже давным давно прошло. Больше нет желания искать рук помощи, особенно среди тех, кто уже пренебрёг своими прямыми обязанности и травят, душат, убивают. А сейчас ещё и повысились ставки. В качестве её жизни.

Но в глазах гадко уже начало щипать. Что-то внутри дрогнуло. Чувство надежды? До чего же жестокое чувство. Когда самое время для того, чтобы продолжать двигаться дальше, оно вальяжно прогуливается по ранам, не щадя и без всякого стеснения просто вскрывает их, давит и дальше проходится по этой кровавой дорожке. Надежда это не светлый луч в конце тёмного тоннеля. Это чёртов нож, которым режут наживую и смотрят на то, как жертва корчится в агонии. Это всегда неприятный и отталкивающий процесс, которого хочется максимально избегать. Лучше не надо. Она и без того на пределе своих возможностей, а впереди ведь целая война за собственную жизнь.

Руки сами собой поднимаются, сначала ладони крепко сжимаются в кулаки, последняя капля для того, чтобы взять ситуацию под контроль, в особенности себя и своё желание позволить всей этой боли вырваться наружу. "Нельзя. Не смей! Нельзя! Нельзя позволить этого сделать", - солёные капли уже обжигали воспалённую кожу, а пальцы с какой-то неистовым остервенением сжимали ткань чужой одежды. Кокон пусть и был разбит, но именно благодаря этому появилось непреодолимое желание спрятаться, панически найти новую броню. Рычать, показывать зубы, а после укусить что есть мочи. Лишь бы больше и мысли ни у кого не возникло к ней подходить. Она не привыкла кому-то открываться, доверять. Миллер превратилась в самого настоящего зверя, по сути, которым её и хотели активно выставлять окружению, искажая факты и опуская ту часть, с которой всё началось. Ведь именно она запустила ту точку старта той истории, в которой оказалась эта девочка. Её лишили нормального будущего, не дали доучиться. Её лишили права голоса. Её слово вообще ничего не стоит в стенах этого здания, впрочем, за его пределами тоже. А после? Какого будет жить с клеймом сумасшедшей? Ни образования. Ни работы. Ни дома. Просто грёбанное ничего. Как после этого вообще можно хоть кому-то открыться?

Хочется спрятаться. От людей. От себя. От своей боли. Спрятаться так, чтобы её никто не смог найти. Она утыкается в чужое плечо, чувствуя как слабость струится по всему телу. А слёзы всё никак не прекращают литься. Не получалось остановиться, ибо чувства всё душили и душили собой, не давая даже вздохнуть полной грудью. Челюсти смыкаются с такой силой, что отдаёт болью в зубах. Явно собственный организм в будущем за подобное "спасибо" точно не скажет. Однако сейчас это последнее, что вообще может волновать. В конце концов, чувства на то и чувства, что они затуманивают рассудок, превращая кого в слизняков, а кого в животных, не способных остановиться в порыве своего безумия. А Грейс принимает эти чувства, утешает, что всё всё будет хорошо. Она не верит в это. Куда проще, что всё сгорит до пепла, что от неё не будет даже останков, что её сожрут, всё заберут и её не оставят. Грёбанное разочарование в жизни и в людях никуда не делись. Это не убирается за пару тёплых слов и приятные объятия. Пусть даже если и Рокси сорвалась не в своём классическом безумии, но ничего не менялось. Всё ещё. Или она ошибалась? Люди ведь часто в чём-то ошибаются. Всё так перепуталось. Перемешалось. Что уже не получается определить где ложь, а где правда. Куда проще отталкивать от себя всё возможное и невозможное. Потому что именно таким образом наверняка получится защитить себя от потенциальных "друзей", что могут оказаться хуже врагов.

Слова растворяются, превращаются в нечто аморфное, фоновое, и не получается уловить смысл, хотя Миллер даже и не пыталась. Истощение рассудка, собственного организма, эти факты не получится игнорировать при всём желании. А она слишком устала от всего, даже от самой себя. Она кивает, как только начинает отпускать и отстраняется, стыдливо отводя своё лицо. Она не кричала в голос, не выла, но сам факт того, как она выглядит... явное свидетельство своей слабости, которое она не позволяла кому-либо видеть в этих местах вживую. Никому. "Чёрт тебя дери, Рокси", - ладонью проводит по лицу чтобы успокоиться и привести свои мысли в порядок. Помогло, но не настолько, чтобы действительно полегчало. Вытирает оставшиеся слёзы протянутым платком, им же вытирается, после того как хорошенько ополаскивает лицо. Ледяная вода приободрила, но вот главная проблема не решена. Она знает как обычно действуют эти санитары и, разумеется, под чью указку прыгают. Конечно, Тайлер мог дать указание того, чтобы те не переусердствовали в методах "воспитания", всё же она всё ещё не подписала документы, но это не означало, что они прекратятся. Всегда ведь стоит держать под рукой плеть в качестве напоминания того, что будет ждать в будущем в случае отказа.

- Я укусила одного из них, - голос девушки звучит ниже, слабее и немного хрипит из-за плача, пусть это и было почти беззвучно, но напряжение всё ещё было. - Когда он коснулся меня, - она морщится, едва только следует укол от воспоминаний того, что те творили, как мастерски создавали иллюзию надругательства над ней, и Рокси верила, что теперь вылилось не в самые приятные, для неё, последствия. - Не сейчас, так после, мне это припомнится. Слишком уж они не любят оставлять что-то без... наказания, - это была не больница, для кого угодно, но только не для Рокси. Это была тюрьма или же концентрационный лагерь. Не такой извращённый, но явно что-то на уровне этого. - Это ничего не поменяет. Для них.

+1

15

Если измерять боль слезами. Больно – это сколько? Чужие слёзы всё капали и капали. Сначала мокрым стал халат, белое полотно впитывало в себя чужую боль, но в какой-то момент халата стало недостаточно. После пропиталось платье, а Рокси всё плакала и плакала. Можно ли придумать причину для слёз? Можно ли их иммитировать? Альберте кажется что нет, она пыталась, но так и не смогла себя заставить. Верила Миллер, говорят актрис и актёров учат плакать, но Альберта лечила людей этой профессии. Везде сейчас существовали уловки, а слёзы Миллер были искренними.
После платья стало холодно, чужие слёзы соприкасались с кожей, пытались убежать каплями по её плечу куда-то вниз и Альберта терпеливо прижимала Рокси к себе. Едва ли она сможет представить, что этой девчонке пришлось пережить в стенах этой… психушки. Других слов у Альберты просто не было, если отчим приложил к этому руку, то она уже заочно его ненавидела. Иногда люди заслуживают боль как наказание за грехи, но в некоторых случаях страдают случайные жертвы и тогда встаёт вопрос, за что они заслужили это, стоит ли жить дальше, как ни в чём не бывало или же у вселенной есть зловещий замысел?
- Они сами или это твой отчим приложил к этому руку? - голос сухой, но тихий, Альберта внимательно смотрит на Рокси. Она готова рискнуть и поверить ей. В этой истории Джефферсон всё больше и больше приобретает нотки зловещего скрипача, чья музыка убивает и затаскивает в свои сети. Когда-то Альберта начинала свою карьеру с подобной практики - жертвы семейного насилия. По иронии судьбы жертвы питают мучителя и это никогда не кончится, если это снова и снова терпеть и замалчивать. Нужно найти в себе силы, нужно перешагнуть через себя. Она пыталась помочь, но сколько их таких было по всей стране и по всему земному шару?
Альберта отходит к столу и открывает один из шкафчиков, вытаскивает оттуда компактный мп-3 диктофон. Такой спокойно может лечь в ладонь. Батарейка. Пара кнопок. Легко разобраться. Она возвращается с ним вместе к Рокси, протягивает его девушке, - Возьми. Это диктофон. Ещё один шаг к доверию. Если ты сможешь спрятать его, возможно тебе удастся записать что-то важное. Его должно хватить на шесть часов записи. Внутри небольшая карта памяти. Возможно тебе повезёт и кто-нибудь из них сознается. В любом случае если это случится - это можно будет использовать. Я верю тебе Рокси, - Альберта берёт её за руку и заглядывает ей в глаза.
- На сколько я знаю, твой отец следит за процессом. Достаточно скоро он отправит к тебе юриста, подозреваю он хочет вытащить тебя, чтобы защитить свои корыстные интересы. Чтобы они не делали, тебе нужно потерпеть. Я не смогу быть рядом всегда, но я смогу помочь тебе, если ты сможешь продержаться достаточно. Не нужно вестись на провокации и отвечать им тем же. Ты играла по их правилам долгих три года, потерпи немного и каждый из них получит по заслугам… Я постараюсь что-нибудь придумать, - Альберта не врёт и когда всё готово, она сама проводит девушку.
Стоит открыть дверь и она взглядом встречает пять санитаров. Собрались у двери как стая шакалов. Некоторые явно не ожидали увидеть доктора, но Грейс плевать, - Я сама провожу Миллер в палату. Всё в порядке. - женщина касается руки Миллер и крепко сжимает её. Вытаскивает её из своего кабинета и уводит вдаль по коридору, оставляя озадаченных санитаров не у дел. Один из них как будто прячет руку и Альберта запоминает его лицо. Сейчас она ничего не может сделать с ним, даже если его просто припугнуть, он может поднять лишний шум. Пока Джефферсон уверен, что он купил специалиста в лице Грейс. Наверное его не предупредили, что доктор и сам с клыками. По иронии судьбы она должна была подтвердить дееспособность Рокси, но судя по всему, девушка оставалось в своём уме, не смотря на весь Ад через который она прошла. Это и погубит Джефферсона.
Грейс проводит Рокси до самой комнаты, подзывает одного из санитаров и приказывает открыть дверь. Внутрь не пускает, так что на несколько минут женщина и девушка снова остаются одни. Альберта кивает на кровать, - Ложись. Если хочешь что-то сказать перед уколом, сейчас наиболее подходящее время. - из халата появляется укол и ампула, - обычное успокоительное в смеси со снотворным. Когда ты проснёшься, я буду первой, кого ты увидишь. Обещаю. - пока Грейс не спешит действовать. Сеанс вышел немного не таким как она планировала. В кабинете её ждут разбитые чашки и наверняка разговор с местным начальством, но судя по всему они пришли к общему знаменателю.

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+1

16

Трясёт. Сильно. От слабости ли? От выпущенных эмоций ли? Сложно сказать. В голове будто вакуум, да и ещё отвратительная боль в висках, словно с неё сняли эти сдавливающие тиски, из-за которых было невозможно вообще концентрироваться. Сейчас как-то и особо хочется вообще о чём-либо задумываться. Да и смысл? В чём вообще смысл дальнейшего продолжения? Словно одна большая война с чёртовой мельницей. Вокруг лишь будут тыкать пальцем и называть тебя идиотом, когда для тебя мир совсем в иных красках и чёртова реальность. Вопрос Альберты звучит словно из глубин океана, проникая в самые недра сознания, как лёгкое касание, которое ты не сразу осознаёшь, что было. Она оборачивается к доктору, молчит, некоторое время смотрит на неё, это нужно для того, чтобы просто обработать столь простую информацию. Сил не было даже думать. Сколько времени вообще прошло с момента, когда она действовала на пределе своих возможностей? Осознание этого факта вызывало мороз по коже и пробуждало желание вновь закрыться и спрятаться под толстой скорлупой. Как ей, чёрт подери, дальше идти по избранному пути в подобном состоянии?

- И то и другое, - её ответ звучит приглушённо, но в повисшей тишине едва ли составит труда её услышать, сама же Рокси отводит взгляд в сторону. - Он отдаёт указания, деньги. За просто так ведь никто ничего не будет делать, - уголок губ её дёрнулся, и сорвалось что-то схожее с презрительным фырканьем, слабым, словно на последнем издыхании, в какой-то степени так и было. Как же, чёрт подери, хочется покоя. - А они делают. Режут, - опускает взгляд на предплечья, пальцы касаются заживающих ран, которые после трактовались как очередная попытка к самоубийству. Хотя всё было далеко не так. Но кто поверит? - Бывало что даже рвали одежду... мне казалось, что и вовсе... - в горле образовался гадкий ком, от одних воспоминаний сводило гадко живот, в то время как гримаса отвращения не заставила себя долго ждать. Пусть даже ничего не произошло, но сам факт того, что в целом были даже начальные сцены, был омерзительным для неё. - Отвратительные вещи, - она произнесла эту фразу словно выплюнула её, не хотя, с пренебрежением и со всей презрительностью. - Я ведь не должна испытывать спокойствие в этих стенах иначе как сохранять легенду того, что я - чокнутая? - смешок, больше нервный. Любой человек рано или поздно сломается, особенно если ему не давать толком времени на передышку и вечно подвергать стрессовым ситуациям. С ней было всё относительно хорошо до попадания в это место, а дальше её уже превращали в чёртова фрика, которым она уже начинала себя ощущать всё сильнее и сильнее. - Это место не лечит меня, а калечит. Я пришла сюда абсолютно нормальной. А кем стала, думаю и так понятно.

Горько. Досадно. Тошно от своего положения. От своей слабости. Бессилия. Хочется двигаться дальше. Вперёд. Вдохнуть полной грудью. Но всегда находился кто-то, кто крепко хватал за запястья и тянул назад. И количество чужих рук стремительно росло, а её сопротивление с той же скоростью становилось всё слабее и слабее, пока это не превратилось в беспомощный крик, который никто не хотел слышать. Словно закрыли уши, глаза и повторяли словно мантру: "это в тебе проблема, работай над этим". Пока другие продолжали давить, давить и давить, пока не ломались кости, пока не начиналась игра на грани жизни и смерти. И кто знает в какой момент она пришла бы к тому, что добровольно возьмёт в руки нож и закончит свои страдания. Но пока ещё есть силы. Пока ещё Рокси надеется. Она будет идти, пока ещё ощущает на это возможности. Она не сдастся, как бы ни было сильно искушение. Ненависть к отчиму и злость на несправедливость ситуации - единственное топливо, благодаря которому она вообще продолжает двигаться. А сейчас Миллер считай совершенно неожиданно обезоружили. Вот и появилось, что сейчас на виду. Гадкое и неприятное зрелище классического слабака, который уже просто не может двигаться дальше.

Но доктор снова наносит свой "удар", преподнося... подарок? Она с непониманием косится то на диктофон, то на девушку, но принимает преподнесённый девайс, касается кнопок, проводит по глянцевой глади, пока внутри всё ещё теплится недоверие. Что если потом это обыграется как воровство? Даже если объективно на это не было совершенно никаких причин, тем не менее, чувство, что её этим предметом могут подставить, никуда не делось. Пришлось с шумом выдохнуть и мотнуть головой, чтобы выкинуть это из себя. Но самые важные слова, для Миллер. Те самые, которые хотелось услышать с самого момента попадания в этот ад.

- Ещё один шаг к доверию, - губы трогает улыбка, она ещё помнит обещание сказать о том, что с Эби. Свою информацию она так и не получила. Хотя будет ложью сказать, что слова Альберты не расположили Рокси. Ещё как. Но терять бдительности она ещё не собиралась. - Я видела Эби вчера. Плохо соображала из-за шока, но уловила что-то про передозировку, - она пока не решается высказывать свои подозрения о том, что ставки в этой игре повысились и теперь под обстрел будут попадать люди, что оказывают хоть какую-то поддержку для Рокси. Иной уже вопрос: в рамках больницы это будет или же получится действовать за её пределами, следовательно, протягивая свои лапы и к Бонни. - Но это... - большой палец в очередной раз проходится по гладкой поверхности, прежде чем спрятать диктофон в карман своей рубашки, после врача её вряд ли будут как-то обыскивать, - хорошо поможет делу и подтвердит мои слова, - надежда внутри крепла, набирала обороты, теперь сил для борьбы можно было брать уже не только из ненависти. Хотя, конечно, не всё будет сразу, это Миллер тоже прекрасно понимала. - Я ценю этот шаг, - сил на сентиментальность и какой-то особый всплеск эмоций не было, однако девушка осознавала, что это очень важный жест, игнорировать который никак не стоит, не только из-за дрессировки, которой подвергает это место, потому что собственные убеждения не позволяли принимать подобное как данность, тем более после пережитого.

- Это будет сложно, - конечно, хотелось верить в свою силу духа, впрочем, она и была действительно сильна, пережив столько времени и всё ещё держась за свой рассудок, но вот за свою вспыльчивость, что появилась, опять же, после всех манипуляций, Рокси уже не могла говорить. - Они хорошо постарались, чтобы у меня сносило крышу после давления на раны, - но последние слова Альберты, вновь добавляют тёплый огонёк, хоть ком сомнения ещё никуда не делся, но сам факт того, что на этот раз уже её слушают... менял расположение. Заострённые пики немного припустились в качестве защитной реакции.

На выходе все чувства где-то в районе живота словно сворачивает в тугой узел, тут же появляется злая решительность защищать себя любой ценой, её взгляд уже говорил о том, что подпускать к себе она не собирается ни одного из этих ублюдков к себе. Повисшую секундную тишину разрезает Альберта. Ставя перед фактом. И прежде чем последовать за Альбертой, чьё касание она заметила лишь только в момент ухода, Рокси успевает ухватить нотки негодования. Уязвлённое эго. Потерянная возможность отыграться. Но это ещё не всё. Ведь доктор не всегда будет с ней, а, значит, стоит просто подождать как представится возможность. Но вместе с тем, это был шанс и для неё. Собрать как можно больше улик свою пользу. Подкрепить свои слова и доказать, что всё было чёртовой правдой.

Было относительно спокойно: по пути к палате, в момент, как она укладывалась, и как она слушала Альберту, когда та давала указания и возможность на последнее слово. Появился дикий страх, ступор и вновь паническая злость, едва только пошло упоминание об уколе, более того, и сам шприц. Её зрачки расширились и сама Рокси резко подорвалась, прижимаясь спиной к стене. Она не могла контролировать свою реакцию. Один вид шприца каждый раз вызывал столь бурную реакцию и именно поэтому в этом процессе её вечно скручивали, пока она в криках и проклятиях, пыталась вырваться, чтобы не допустить этого. И не важно теперь что в данный момент это может быть и из благих побуждений. Предыдущий опыт оставил слишком горький отпечаток, чтобы получалось двигаться дальше без всяких проблем.

- Нет, - она не кричит, сейчас её протест больше похож на рык, потеря контроля над собой, над телом, как потом становится паршиво, ведь были не только снотворные и успокоительные, но и иные препараты, в которых она становилась либо овощем, либо вообще не могла двигаться и в такие моменты, конечно находились подкупленные ублюдки, что оставляли свои следы на ней. Постоянные уколы. Это уже превратилось в одну чёртову фобию. - Никаких уколов. Нет. Нет. Нет. Нет! - собственный мозг словно отключился, был лишь шприц в руке и ворох воспоминаний в купе с ощущениями, от которых хотелось блевануть. И она всё тараторит свой протест, пребывая в явной панике и в неадекватном состоянии. Кто бы мог подумать, что обычная жизнерадостная девочка с ясным взглядом и с непреодолимым желанием жить, превратится в покалеченное животное, которое имеет при себе в свои годы целый букет травм, что будут весьма ощутимо препятствовать к нормальной жизни. Хочется забиться в угол, отвернуться, но стоит только сделать это, как это даст преимущество к тому, чтобы ослабить её. Лишить её себя. Своей власти хотя бы над собой.

Отредактировано Roxy J. Miller (2022-11-08 09:42:48)

+1

17

Власть и деньги – два разрушительных атрибута, сопровождающих слабых личностей. И это касается не только Джефферсона, но и её местных коллег по цеху, так и младшего персонала. Она не говорит Миллер что это невозможно и все люди не такие. Альберта просто допускает мысль, что это возможно. Сейчас никто не откажется от лишних денег, да и что взять с местных пациентов, они ведь полоумные? Даже если они и будут вопить, то кто им поверят? Может им это привиделось? Может они сами исцарапали и искусали себя? Мало ли чего может натворить псих в стенах подобного заведения. Подобное не ново и для предпринимателей тут как нельзя лучше. Альберте правда жаль.
Нельзя изменить систему, как бы сильно ты этого не хотел и закончив с государственной работой, она открыла собственную частную практику, подходила к каждому клиенту с особым интересом и отрабатывала каждый стерлинг потраченный на её услуги, потому что Альберта любила свою работу и те грани человеческих личностей, которые открывались для неё в процессе. Познавая других - познаваешь себя. Такой негласный девиз придумала себе мисс Грейс. Она сопровождает Миллер в её палату обратно. По пути размышляя, а кем стала Рокси Джейн Миллер в стенах этого заведения? Местные перестарались или наоборот сделали недостаточно? Рокси звучала как обычный человек.
Она точно была в своём уме и даже сценка в кабинете, скорее мимолётная выходка на эмоциях. Конечно Альберта продолжит наблюдение, но сейчас ей всё больше кажется что она связалась не с тем человеком, Тайлер Джефферсон не достоин её услуг и вероятно Рокси признают дееспособной и без её лжи. А вот брать на себя ответственность за чужую смерть Альберта не желает, ей необходимо что-то придумать, чтобы Рокси вышла из этих стен и осталась живой, в безопасности от своего больного отчима, которого погоня за деньгами не остановит и перед убийством. К тому же если верить Рокси это он приложил руку к убийству матери.
И всё же девушка едва ли настроена на укол, в палате разворачивается новая сцена и Альберта едва заметно хмурится, смотрит на Рокси внимательно. Она не забыла о своём обещании, просто после того что она скажет лучше провалится в спасительный сон, а не думать об этом снова и снова, - Эбигейл Уотсон. Ты ведь о ней хотела поговорить? - небольшая затравка, чтобы Рокси меньше дёргалась и не причинила себе ещё больше вреда, сейчас когда она замерла и Альберта убедилась что её слушают, она продолжила, - Эбби попала сюда с маниакально депрессивным психозом - это заболевание известно двумя фазами, в некоторых случаях на ранних стадиях могут помочь таблетки, в более сложных случаях, как у Эбби - повлиять на исход достаточно сложно.
- Насколько я знаю из отчётов о вскрытии, в её желудке нашли достаточное количество таблеток, которые её и убили. Вероятно она не принимала препараты и собирала их на запас… - Альберта внимательно посмотрела на Рокси и вздохнула, - Думаю что-то спровоцировало её на решение принять таблетки и убить себя таким способом. Мне жаль твою подругу, но твой отец здесь точно не причём. Люди могут врать, смерть честна во всём своём величии. Эбби приняла решение, поддавшись собственным демонам, конечно этого можно было бы избежать, если бы санитары делали свою работу и обыскивали помещение более внимательно… А тебе нужно отдохнуть, - с этими словами Альберта доввела в организм содержимое шприца, запустив реакцию которая через несколько секунд и накрыла Миллер, погружая её в целебный сон.

[icon]https://morgoth.ru/images/2016/11/27/deada86c2f75bdcfac4e20815f095ee3.gif[/icon][nick]Alberta Grace[/nick][status]Сколько эту птицу не расти, она вольная[/status][lz1]АЛЬБЕРТА ГРЕЙС, 35 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> психотерапевт<br><b>relations:</b> <a href="ссылка на профиль">ds-bd-sm</a>[/lz1][sign]by ERIDAN[/sign]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » downfall


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно