Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » шрамы под нарисованной улыбкой


шрамы под нарисованной улыбкой

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ночь с 30 на 31 октября 2020г., США, Сакраменто

Йенс Бауэр & Денивел Симон

место для картинки

Раз-два-три-четыре-пять
Я иду тебя искать!

Отредактировано Denivel Simon (2022-10-27 11:45:02)

+1

2

Иногда ей кажется, что она больше не способна любить, и сердце в груди бьется ровно и размеренно не в силах больше ни по кому трепетать. Иногда это больно и тоскливо, но чаще всего Денивел испытывает просто полную апатию.
Даже квартиру к Хэллоуину она украшает преисполненная апатии: цепляет на стену гирлянду и сразу включает ту в розетку, чтобы цветные огоньки заплясали по стене красным-зеленым-желтым. Выглядит слишком весело и Денивел хмурится, переключая гирлянду на режим, в котором она стабильно светится холодным белым. Так гораздо лучше.
Под вазой с букетом черных роз на тумбочке лежит салфетка-паутинка, контрастно белая на черном - игрушечный паук на тонкой ниточке спускается на неё прямо с розы. Денивел проводит пальцем по краю тумбочки и ставит на неё три черных свечи в витых подсвечниках. Щелчок зажигалки и комнату наполняет аромат хвойного леса - так пахнут свечи.
Вечером Симон натягивает на себя костюм женщины-кошки. Сделанный из тонкой мягкой кожи он обтягивает тело плотно, следует за всеми его изгибами, подчеркивая каждый. В завершении образа подводит глаза черным, а на голову цепляет ободок с ушками - какая же она кошка, если не будет ушей? Крутится перед зеркалом, а потом, довольная, обувает на ноги туфли на высоком каблуке.
Когда Дени выходит из дома после одиннадцати, на улице её встречает темное чернильное небо и майбах с личным водителем. Из вещей у девушки с собой только телефон - им можно расплатиться и по нему можно позвонить, а больше ничего не требуется. Скользнув в машину на переднее пассажирское, Дени тянется к Джо и оставляет на её щеке приветственный поцелуй перед тем, как откинуться на спинку кресла и назвать адрес, по которому её ждут. Ехать им минут пятнадцать, не больше. Ежегодная вечеринка в честь Хэллоуина для тех, у кого есть деньги на вход и костюм, проходит в большом особняке на краю Сакраменто.
Подъездная дорожка особняка встречает расставленными на газоне тыквами, протянутыми вдоль дорожки гирляндами и пугалом-привидением. Дени говорит Джоан о том, что позвонит позже, и растворяется между людьми, которые идут к воротам дома, смеясь и переговариваясь. Кто-то уже пьян, кто-то явно под кайфом и Денивел жалеет, что не может позволить себе положить экстази на язык, чтобы перестать чувствовать себя собой. Чувствует, как её спину кто-то ощупывает взглядом, и резко разворачивается в надежде поймать взгляд - пусто. Вокруг много людей, но Симон отчего-то вдруг чувствует себя особенно одинокой и потерянной, а мурашки ползут по телу прямо под костюмом. Предчувствие чего-то фатального неприятно сжимает сердце холодными пальцами, но игнорировать его проще, чем найти объяснение - не смотря на всю свою любовь к мистике и всему мрачному, Дени не верит ни во что потустороннее.
Вышибала на входе оценивает её внешний вид, не забывая взглядом остановиться на груди и хмыкнуть, отметив, что вставшие от холода на улице соски хорошо выделяются через тонкую кожу костюма - Симон борется с желанием показать язык, но вместо этого закатывает глаза и просто кивает, после чего просачивается в дом. Внутри мрачно и шумно. Играет Мэрлин Мэнсон, а за барной стойкой девочка-пиратка готовит любые коктейли, стоит лишь изъявить желание и отметиться браслетом, на который зачислен депозит. Симон оглядывается по сторонам и находит в углу стойки свободный барный стул, на который тут же приземляется - сначала нужно выпить и оценить обстановку, а уж потом можно будет попытаться с кем-то познакомиться.
Дени заказывает у девочки-пиратки лонг айленд айс ти и делает уже третий глоток в тот момент, когда осознает свою фатальную оплошность: в баре продают какой угодно алкоголь, но совсем не продают сигареты. От досады Симон, оставившая пачку любимых вишневых дома в холле, скрипит зубами и едва ли не стонет вслух. Взглядом скользит по залу, не выпуская из рук стакан - сканирует гостей вечеринки на предмет возможности стрельнуть сигаретку. Будет совсем прекрасно, если удастся получить несколько, иначе вечер рискует стать невыносимым. Симон останавливает взгляд и фокусируется на высокой фигуре, одетой в мантию и маску пожирателя смерти. Мужчина привлекает её не только образом, безошибочно попадающим в самое сердце, но и пачкой сигарет, зажатой в пальцах - Симон расплывается в улыбке уже в тот момент, когда соскальзывает с высокого стула, не забыв захватить с собой стакан с коктейлем, и идет в сторону мужчины еще совсем не осознавая, на что подписывается. Каблуки стучат в такт музыке.
- Привет. Один тут стоишь? - она смеется, потому что трюк для привлечения внимания выбирает максимально заезженный и они оба об этом знают, - классный костюм! - кивает на черную мантию, струящуюся по плечам, - я сигареты забыла дома, если честно, - уголки губ опускаются в приступе непритворной печали, - не угостишь?

Отредактировано Denivel Simon (2022-10-27 16:47:21)

+1

3

Хэллоуин. Ещё один праздник, который расфорсировали гении маркетинга. Если капнуть глубже, то он не несёт в себе ничего ценного и нужного. Разве что ещё один повод, чтобы напиться. Для меня же он был ещё одним числом в календаре, который я перечеркну завтра утром красным маркером и забуду. Или нет?
Утром Криста пришла без предупреждения - как обычно. Моя маленькая копия хоть и была моей кровной сестрой, но по многим параметрам отличалась от меня. Всему виной то, в какой семье она воспитывалась. Чего ждать от американского образования и менталитета, когда в головах граждан царил хаос. Мне трудно их понять, жить среди этой толпы, которая знала только “мне все должны”. С каждым днём моё пребывание в этой стране становилось невыносимым. Люди, на лицах которых намертво была приклеена лицемерная улыбка, блядская жара, которая плавила кожу день за днём. И шум. Не помню, чтобы в Германии было столько шума и мишуры. На этом материке ада меня удерживали лишь два человека: моя сестра и моя маленькая тайна. О последней я не рассказывал не единой душе. Особенно сестре. Та точно не будет в восторге, узнав, что её старая знакомая стала моей навязчивой идеей. После нашей последней встречи Криста долго объясняла мне, что так поступать нельзя. Не с ней.
Почему?
- Давай. Это будет весело. - Криста протягивает мне картонную коробку, доставая от туда что-то белое.
Мне хочется верить, что после она поможет мне убрать весь этот хаос обратно в коробку. А пока я только и делал, что развешивал бутафорскую паутину в те места, куда указывала сестра. Тыквы, свечи, пластиковые черепа заняли свои места на полках.
- Теперь хорошо.
Криста улыбалась. Проделанная работа нравилась девушке, что невольно заставило меня улыбнуться тоже. Если счастлива она, то и я тоже.

Несколько часов спустя я уже был совершенно один. Криста умчалась по своим делам, заверяя меня, что позвонит на следующий день “если будет в состоянии после вечеринки”, на которую она шла в один из клубов. Мне же пришлось объяснять, что я не просижу весь вечер дома в одиночестве и тоже отправлюсь повеселиться. Впрочем, если бы не одно обстоятельство, то я бы предпочёл остаться сегодня дома и переждать этот хаос веселья в стороне. Но она…
Длинные пальцы проходятся по дисплею экрана легко. Открыть приложение инстаграмма, чтобы увидеть белоснежную макушку.
- Собираешься.
Губ касается довольная ухмылка, когда в знакомом профиле я вижу фотографию девушку в зеркале. Кожаные чёрный костюм, накладные кошачьи уши. Как иронично. Сегодня ты наряжаешься в кошку, даже не догадываясь о том, что сегодня на этом празднике нечисти будет тот, кто однажды заманил тебя тем же самым образом в ловушку. Помнишь ли ты тот день? Конечно помнишь. Прошло не так много времени, чтобы из памяти стёрся тот животный страх и безумное желание жить. Вздрагиваешь ли, проходя по ночным улицам в полной тишине? Спешишь ли спасать бездомных животных? Или я научил тебя тому, что жизнь слишком хрупка, чтобы размениваться на мелочи.
Всё возможно.
На кровати в моей комнате лежит костюм пожирателя смерти. Реалистичная маска холодит кожу своей прохладой. Долгие годы наблюдения за Симон дали свои плоды: я знаю что ей нравится, знаю когда и где она будет находится и мимо чего не сможет пройти. Франшиза Гарри Поттера стала для меня большой удачей. Денивел любит эту сказку о волшебном мальчике, поэтому иногда выкладывает посты в инстаграм с этой тематикой. Люди даже не задумываются о том, что сами создают на себя компромат, делаю себя слабыми и открытыми перед другими. Одна из ошибок, которых я не допущу. Мой фейковый аккаунт в этой социальной сети почти безликий и ничем не примечательный. Но сколько всего он мне дал?
Купить приглашение на вечеринку в загородном особняке не составило труда. Главное иметь деньги и тебе откроются многие двери. Сегодня эти двери как никогда пришлись к стати. По пути я покупаю пачку вишнёвых сигарет. которые так любит Симон. Предусмотрительно выкидываю несколько сигарет в урну, чтобы создать видимость её использования. Она не увидит моего лица за плотной маской, а значит у меня будет возможность с ней поговорить, утолить жажду хотя бы немного. Зверь внутри меня давно изголодался по ощущениям, которые дарила эта дрянь.
Особняк встречает громкой музыкой и множеством огней от декораций. Люди гуськом тянутся ко входу в дом. Я же остаюсь в стороне от толпы, чтобы увидеть тот момент, когда появится человек, которого я жду. Сердце пропускает удар, когда Симон в обтягивающем костюме появляется в поле моего зрения. Без одежды ей лучше. Язык проходится по губам. Жажда усиливается.
- Привет. Давно тебя не видела.
Страх сковывает тело молниеносно. Опасность быть узнанным не сулит ничего хорошего. Весь мой план идёт под откос, когда голос за спиной весело окликает меня. На ватных ногах поворачиваюсь к девушке.
- Простите? - Её лицо мне совершенно не знакомо. Даже противно от зажатой между пальцев сигареты и чуть размазанной туши под щеками.
- О, извини. Обозналась.
Незнакомка тут же спешит уйти подальше от неловкой ситуации, давая мне возможность отдышаться. Всё обошлось. Всё ещё идёт так, как я запланировал.
На входе я отдаю карточку с приглашением. Даже снимать маску нет нужды. Охранник просто кивает мне и отходит от двери, давая возможность пройти внутрь дома. О безопасности тут ничего не слышали: под маской может скрываться преступник, который спрятал под плащом нож или что похуже. Впрочем, мне нет никакого дела до них. Пусть хоть все сгорят в аду.
Сердце заходится в бешеном темпе стоит мне в одной из комнат найти Симон. Ничего не подозревает о том, что за ней кто-то следит. Спокойная. С бокалом в руках. И ничего больше у неё нет, кроме телефона. Как удачно. Я отступаю в сторону открытых дверей на патио. Оперевшись на дверной косяк, я выуживаю из кармана пачку сигарет и начинаю теребить её в руках. Приманка пошла в ход. Ну же посмотри на меня. Я знаю, что ты хочешь курить. Я здесь и жду тебя.
Вселенная сегодня на моей стороне. Иначе, как объяснить то, что ты идёшь прямо в мои сети. Снова.
- Привет. - Спокойным и ровным тоном. - Да. Друзья ещё не подошли. - Точнее у меня нет друзей. Но разве сейчас это столь важно? - Конечно.  Сам я уже накурился. - За всю свою ебаную жизнь, в которой сигареты тушили об меня. - Ты тоже одна? - Наигранно осматриваюсь по сторонам, будто бы не знаю о том, что Симон сегодня пришла без компании. - Классный костюм. С таким ты тут точно кого-нибудь подцепишь. - А после я сверну ему шею, Ведь на моё покушаться нельзя никому. - Не хочешь выйти в сад? Там хоть можно будет услышать друг друга.

[nick]Jens Bauer[/nick][icon]https://i.imgur.com/vf0sieO.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/8dypNfp.gif[/sign][lz1][LZ1]ЙЕНС БАУЭР, 37 y.o.
profession: владелец юридической фирмы Hengeler, адвокат;
sis: Krista Wanger.[/LZ1][/lz1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-10-30 23:27:33)

+1

4

Мужчина, рядом с которым останавливается Денивел, значительно выше её и от этого где-то между лопатками свербит беспокойство - Дени отмахивается от чувства, игнорируя его наличие. Может быть, она нервничает исключительно потому, что забыла сигареты дома и теперь приходится просить их у кого-то, а это совсем не то внимание, которого она хотела.
Вглядываться в лицо собеседника бесполезно - оно прочно скрыто под маской Пожирателя Смерти. В этом, вне всякого сомнения, есть что-то щекочущее нервы - где-то на границе легкого испуга и томительного возбуждения. Симон интересно, что за человек мог выбрать себе такой костюм для Хэллоуина. Узнать о нём больше. Она невольно вспоминает, как несколько лет назад своими руками собирала костюм на подобную вечеринку из того, что было в доступе: порвала белое платье в нескольких местах, залила его бутафорской кровью и сама сделала фату из какой-то белой тюлевой шторы, собрав на нитку. Сейчас уже не удается вспомнить, почему занималась такой ерундой вместо того, чтобы купить уже готовый качественный костюм. Возможно, просто пыталась полнее прочувствовать атмосферу праздника.
- Да, я одна, - говорит быстрее, чем успевает подумать. Вопрос не кажется подозрительным, особенно учитывая, что она сама начала разговор в подобном ключе.
Смотреть на мужчину получается исключительно снизу вверх. Не то чтобы это было чем-то непривычным при росте в сто шестьдесят один сантиметр, но внутри у Денивел что-то болезненно отзывается, словно в попытке провести параллель с чем-то, что уже было. В груди неприятно покалывает, но Симон снова списывает всё на отсутствие желанной пачки сигарет, которая всё ещё зажата между пальцев собеседника. Точно. Нужно просто заполучить желаемое, попутно немного поболтать, а потом скрыться за горизонтом, помахав на прощанье рукой.
- На то и расчет, - Дени смеется и подмигивает, чувствуя, как пружина внутри разжимается, позволяя расслабиться. Всё правда так - она пришла сюда не в последнюю очередь за тем, чтобы кого-нибудь подцепить. Кого-то, кто не знает её настоящую. Кого-то, кому всё равно и на её популярность и на её деньги. Кого-то, кто не будет пытаться пробраться через неё вверх по карьерной лестнице. Впрочем, не то чтобы Симон против - это было бы лицемерием. Она сама сейчас в мире моды только потому, что однажды её туда привела Джей. Если бы не связь с популярным фотографом, который хотел снимать преимущественно её во всех своих работах, ничего бы не получилось. Возможно, она так бы и осталась никем не замеченной звездочкой, которая погасла бы так же быстро, как вспыхнула. Понятия не имеет, что делала бы в таком случае. Стала бы счастливее? Или опустилась на дно? Сейчас Симон не представляет, кем бы еще могла стать по жизни. Возможно, стоило пойти учиться на психолога или сексолога. Это бы сделало её жизнь более понятной и менее надрывной?
- Хорошо, давай выйдем, - кивает и первая делает шаг к выходу в сад.
В саду гораздо тише, чем в доме - в этом мужчина точно прав. Музыка звучит приглушенно и уже не так бьет по барабанным перепонкам. Там, внутри, к этому привыкаешь вообще-то, но сейчас, стоя под звездным небом, кажется невероятной идея провести всю ночь в таком шуме. Симон расправляет плечи, подымает лицо к небу и глубоко вдыхает. Они делают еще пару шагов вглубь сада, который тоже украшен по всем правилам Хэллоуинской ночи - паутина на кустах и деревьях, тут и там стоят и светятся мягким желтым светом тыквы, а над скамейками развешены гирлянды-приведения. Это уютно.
Денивел останавливается и разворачивается к мужчине, который всё это время шел за ней следом. Легко улыбается и протягивает руку за пачкой сигарет. Их пальцы прикасаются всего на одно мгновение, растянутое в вечности, когда мужчина передает ей пачку.
- А зажигалка есть? Прикуришь? - выбивает сигарету из пачки одним легким и привычным движением. Точно так же привычно зажимает её между губами и подается на встречу вспыхнувшему маленькому огоньку между их лицами. Затягивается и чувствует, как облегчение медленно омывает тело, усыпляя вспыхнувшую было тревожность. Напоследок мажет взглядом по тонким длинным пальцам, которые красиво подсвечивались от всполоха огня зажигалки. Ей только кажется, или рука мужчины правда вздрогнула в тот момент?
- Спасибо, - выдыхает вишневый дым в сторону, потому что иначе это было бы неприлично, - твои друзья тебя не потеряют? Или вы здесь больше каждый сам по себе?
Его голос кажется ей знакомым - от этого по позвоночнику вниз бегут мурашки, чтобы рассыпаться в районе копчика. Симон передергивает плечами, словно замерзла, когда затягивается в очередной раз. На самом деле просто здесь, в этом саду, где количество гостей стремится к минимуму, а ночь давно вступила в свои права, ей вдруг становится не очень уютно в компании незнакомого мужчины. Она с опаской подымает на него взгляд и пытается заглянуть в глаза. Впрочем, бесполезно. Наверное, надо просто выпить еще, и тогда мнительность пройдет, уступая место чему-то другому. Разве она не пришла сюда в попытке повеселиться и развеяться?
- Почему Пожиратель Смерти? - она закусывает губу между затяжками и зачем-то протягивает руку к чужому плечу, чтобы пальцами провести по мантии, ощутить жесткость ткани под их подушечками.

Отредактировано Denivel Simon (2022-10-31 12:33:20)

+1

5

Рыбка попадает на крючок.
Люди всегда любят заниматься самокопанием, плакаться о том почему жизнь поступает так жестоко с ними. Чем они заслужили те страдания, что выпали им на жизненном пути. Не скрою, я сам задавался этими вопросами, когда жил в Германии и терпел всё то, что делала со мной Кэтрин. За какие такие прегрешения на ребёнка, который ничего толком не успел сделать в своей жизни, на него свалился монстр в овечьей шкуре. Я задавал эти вопросы в пустоту ночного неба и не получал ответов. Но со временем до меня дошла одна простая истина. Единственное слово во всех моих мольбах к Всевышнему оказалось ключевым  - «терпение». Я терпел день за днём все её истерики, издевательства и насилие. Я один был виновником в том, что на моём жилистом теле была россыпь круглых шрамов. Ведь это я позволял тушить о себя сигареты. Это я ничего не делал в ответ и не пытался остановить её. Ни одного слова и движения против. И когда до меня дошла такая простая истина, я перестал молиться и спрашивать «почему». Всё стало очевидным. Да, было больно осознавать, что только я сам могу всё остановить и помощников в этом деле мне ждать неоткуда. Но я высвободился из пут страданий и боли. Стал кротким и тихим, смиренно принимая удар за ударом, но не потому что был слаб и кроток, а потому что ждал случая, чтобы ударить больнее. И я дождался. Тот взгляд серых ледяных глаз… тот алый рот раскрылся в немом «о». Этого стоило ждать. Стоило терпеть, чтобы после насладиться полученной властью и отмщением. Кэтрин больше не топтала паркет своего роскошного особняка, она гнила в серой и холодной земле. Я сам решил все свои проблемы и больше не ждал помощи со стороны.Теперь я сам был волен управлять своей жизнь и больше не спрашивал “почему” и “за что”.
Алые розы в цвет её губной помады. Единственное, что я теперь делаю для тётки, когда прихожу на городское Далемское кладбище в Берлине. Ещё один день без тебя. Ещё один плевок на твою могилу.
Задавалась ли когда-нибудь Симон вопросами за что ей такая жизнь? Готов поспорить, что не единожды. Могу только представить, сколько слёз пролила девчонка после нашего маленького рандеву в квартире Кристы в рождественскую ночь. А сколько ещё подобных происшествий происходило в её жизни? Об этом я наслышан со слов сестры. Два неудачных брака, непутёвая мать, кратковременные романы, которые не заканчиваются ничем хорошим. Но ведь это Денивел выбирала всех этих людей. Сама летела на тусклый огонёк керосиновой лампы, которая заведомо сожжёт её дотла. Она сама пошла с незнакомым мужчиной в тихий сад сегодня. Я не тащу её силком, не уговариваю идти со мной. Она сама. Никто её не заставляет.
Истина одна - кто-то с рождения запрограммирован на саморазрушение. Денивел одна из них.
Задний двор встречает нас прохладным воздухом. Музыка остаётся в доме вместе с толпой незнакомых людей и лишь приглушённые звуки доносятся до ушей, когда кто-то открывает двери на террасу, чтобы глотнуть свежего воздуха, как и мы.
Задний двор плавно перетекает в сад с многовековыми деревьями и густым кустарником. Клумбы с отцветшими цветами, смотрятся серо и убого на фоне пожелтевшей листвы. Гравий тихо шуршит под подошвой ботинок, когда мы неспешно идём по дорожке вглубь сада. На моём чёрном плаще из плотной ткани оседают капельки влаги. Под силой тяжести, они неспешно срываются вниз. Зябко. Долго на влажном воздухе мы не простоим. Поэтому, я решаю, что действовать нужно быстрее, чем планировал. Моему изощренному уму хотелось как можно дольше растянуть этот момент. Прочувствовать его каждой клеточкой тела: зная всё наперёд, что ждёт Симон, смаковать её наивность и незнание. Перекатывать на языке каждое слово. Держать всё в своих руках. Чувствовать власть над ситуацией. Но погода вносит свои корректировки.
⁃ Конечно.
В моих руках зажигается маленький огонёк. Яркий свет бьёт по глазам, даря ладоням приятное тепло. Сигаретный дым обволакивает нас, когда Денивел выдыхает его из лёгких. На её лице застыла маска блаженства от полученной дозы никотина. Я улыбаюсь тоже. Но моя радость иного характера. Более тягучая, ядовитая на вкус. Она отравляет собой каждого, кто к ней прикоснётся. Хорошо, что плотная маска пожирателя смерти скрывает мой хищный оскал.
Такой же, какой был в ту роковую ночь нашего знакомства на Рождество. Я знаю, чувствую, что девчонке тоже понравилось, но она боится признаться в этом сама себе. Стыдно или страшно признаться себе в том, что мужчина может дать ей больше женщины. Или то, что насилие вызывает дрожь в её коленях отнюдь не от страха. Но это не важно. Я в силах решить за нас обоих, что ту ночь надо повторить.
Сегодня.
⁃ Не потеряют. Они уже взрослые, чтобы держаться друг за друга. - Пустая ложь, которая струится из моих уст уверенно и ровно. Мне даже не нужно репетировать её. Она в моих жилах засела прочно с того самого, когда я решил пойти наперекор судьбе и желаниям Кэтрин. Я долго играл покорность, что теперь актёрское ремесло для меня стало привычным занятием. - Да и я видел их в последний раз в приятной компании девушек. Не переживай за них.
Прядь белых волос соскальзывает по плечу и мне стоит титанических усилий не поддаться рефлексам и не поправить её, как делал это раньше, но с другой. С той, которая никогда не оставит мои мысли. Может быть, моя одержимость Симон лишь из-за того, что девчонка так на неё похожа: пепельные волосы, любовь к красной помаде, миловидное лицо и холодный взгляд. Разница только одна: Денивел была хрупкой не только снаружи, но и внутри чего не скажешь о Кэтрин.
⁃ Мой друг Френк сказал, что этот образ мне очень подходит. - Точнее может помочь мне скрыть все мои мысли и мою сущность. Он может помочь мне подойти к тебе ближе и не спугнуть. Но эти слова я уже не скажу вслух. Оставлю их при себе. - Он всё время говорит, что я учился бы на Слизерине, если бы мы жили в мире магии. - Стал бы ещё одним Томом Реддлом, который хочет покорить мир магической Британии. - Встречный вопрос - почему кошка?
Это даже забавно: вульгарный образ обольстительной кошечки пришёлся сейчас очень кстати. Два года назад я заманил её котёнком в тёмный переулок, чтобы украсть у целого мира. Сегодня Денивел надела этот костюм, даже не подозревая, что привлечёт им своего персонального монстра.
Я достаю из внутреннего кармана пиджака фляжку с алкоголем. Крышка лязгает под пальцами. Я делаю вид, что отпиваю из неё. Вытираю рот тыльной стороной ладони и машинально корчусь от горечи напитка, позабыв, что моё лицо скрыто под маской.
⁃ Будешь? - В надежде на согласие, протягиваю фляжку девушке, куда заранее добавил седативное. Оно не усыпит Симон, лишь притупит рефлексы, сделав  её тряпичной куклой. Тогда я без труда смогу вывести её  с вечеринки под видом перебравшей подруги. Никто вокруг не заподозрит неладное в то время, когда я буду подобно дементору питаться её страхом.
Понимать что с тобой случится, но не иметь возможности этому помешать. Девчонка будет видеть людей рядом, будет пытаться позвать на помощь, но рот лишь безвольно будет дёргаться и произносить непонятные звуки. Руки, как тряпки будут висеть по бокам туловища не в состоянии сбросить с себя чужие цепкие прикосновения. в глазах застынет страх от неизбежного. Страх катастрофы.
Я облизываю губы, предвкушая всё это.
Всё получится.
Непременно.

[nick]Jens Bauer[/nick][icon]https://i.imgur.com/vf0sieO.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/8dypNfp.gif[/sign][lz1][LZ1]ЙЕНС БАУЭР, 37 y.o.
profession: владелец юридической фирмы Hengeler, адвокат;
sis: Krista Wanger.[/LZ1][/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » шрамы под нарисованной улыбкой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно