Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » i am normal


i am normal

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[nick]Norman Bates[/nick][status]psycho[/status][icon]https://i.imgur.com/xFSgwA1.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/OjvHXP1.gif https://i.imgur.com/WPCvyTV.gif[/sign][lz1]НОРМАН БЕЙТС, 17 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьник<br><b>mother:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/profile.php?id=7789">Norma</a>[/lz1]

motel bates

Norman & Norma Bates
https://i.imgur.com/6PDIxFL.gif

— Ты что, ходишь за покупками для мамы? Да ты вымирающий вид!
— Да, но мы ведь все этим занимаемся.
— Чем?
— Вымиранием. Мы ведь с самого рождения идем к смерти. (с)

Отредактировано Konrad Richter (2022-11-19 09:58:07)

+1

2

[nick]Norman Bates[/nick][status]psycho[/status][icon]https://i.imgur.com/xFSgwA1.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/OjvHXP1.gif https://i.imgur.com/WPCvyTV.gif[/sign][lz1]НОРМАН БЕЙТС, 17 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьник<br><b>mother:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/profile.php?id=7789">Norma</a>[/lz1]

Норман смотрел на мужчину сверху вниз и тяжело дышал. Ступор.
Лужа крови, которая растекалась вокруг его головы, становилась с каждой секундой все больше. Густая. Темная.
Молоток для отбивки мяса стал несомненной причиной такого положения, в котором оказался мужчина. И он все еще был в руках Нормана. Он держал его крепко. Пальцы сжимали рукоятку с такой силой, что руку трясло именно от этой силы, а не от дрожи страха. Которого, кстати говоря, Бейтс не испытывал. Он еще находился в некотором трансе, чтобы до конца осознать всю тяжесть своего преступления. Да и разве это преступление? Защитить свой дом? Свою мать? Он так не считал, а Норман всегда стал стараться следовать правилам. Он хороший мальчик. Послушный сын. Он ни за что не хочет подводить свою мать. И уж точно никому не позволит ее обидеть. Что же натворил мужчина за что, по мнению жителей этого дома, заслуженно получил подобную расплату?
Норма, мать Нормана, готовила обед, как обычно счастливая и довольная, хотя одному Богу известно, что выпало на судьбу этой женщины. Но уже того, о чем знал Норман, хватало чтобы тот старался беречь ее. Норма была не идеальна. Он это знал. Многие думают, что мать и сын слишком близки. Но что плохого в том, чтобы любить свою мамочку, которая сделала для него столько и не смотря на собственные злоключения продолжает улыбаться. Норман был уверен, что именно для него. Она старается. И самое малое что он мог для нее сделать это стараться в ответ.
Так сложилось, что у Нормы не было в жизни того мужчины, защитника, рядом с которым она могла бы почувствовать себя слабой и по-хорошему немного выдохнуть от всех этих забот. Норман понимал, как он слаб, но ему оставалось лишь храбриться, преодолевать свою обычную неуверенность и выступать в действительно важных моментах. Что ему, кстати, удавалось. Например, как сегодня.
Норма не сразу приметила мужчину, который подглядывал в окно, потому как была слишком увлечена готовкой для любимого сына, это приподнимало ей настроение, поэтому она напевала негромко, под нос, пританцовывая.
Затем приметив мелькнувшую тень за окном, его воинственная и смелая матушка, конечно же решила посмотреть, кто там, не показалось ли ей это. Норман хотел бы сделать это сам, но не успел. Он всегда уступал Норме в прыткости. Норма, как и обычно, встретила незваного гостя своей привычной дружелюбной улыбкой. Норману казалось, что она иногда перебарщивает с этим с незнакомыми мужчинами. Они начинают видеть намеки. Она была очень обаятельность даже если не прилагала усилий к демонстрированию этого. Зачем лишний раз это подчеркивать и усиливать? Зачем им еще кто-то, если им хорошо и вдвоем?
Мужчина, который оказался почтальоном, как-то странно поглядывал на Норму и нервно пытался рассмотреть кухню, словно что-то искал. Подозрения Нормана лишь усиливались, все вытекало одно из другого. Он сначала подглядывал в окно, затем оказавшись на кухне (потому что этот бедолага где-то потерял ручку и Норма пригласила его в дом, пока ищет ручку на кухне), озирается по сторонам, очевидно выглядывая есть ли кто-то здесь еще. Норман торопился его разочаровать, пока мама, не обнаружив ручки, вышли из кухни, предварительно извинившись и обещала скоро вернуться. Норман вышел из тени, взял молоток, которым его мама отбивала мясо и ударил этого грязного извращенца по затылку со всей силы.

Отредактировано Konrad Richter (2022-11-19 09:58:37)

+1

3

Содержать комнаты для сдачи временным постояльцам и пытаться при этом претендовать на звание приличного придорожного отеля оказывается бывает так непросто. Все эти сменяющиеся люди, неизвестно с какой репутацией и прошлым наводили тоску и отчаяние на ту, кто маниакально следила за чистотой и предпочитала запах хлорки, отбеливателя и хозяйственного мыла всем остальным. Миссис Бейтс было очень непросто мириться с необходимостью вести подобный образ жизни. Ванные и унитазы должны сверкать, белье накрахмалено и отглажено, окна сиять, посуда блестеть и никак иначе. На самом деле Норма даже находила некоторое успокоение в закупке новых чистящих средств, предвкушая, какой приятный аромат чистоты и свежести будет распространяться во всех комнатах, ожидающих постояльцев. К слову, она проводила в них уборку, даже если там никто не жил, находя в этом медитативном ритуале натирания горизонтальных поверхностей нечто интимное. Пора было отправляться домой, разогревать ужин сыну и провести с ним еще один уютный теплый вечер.
При мысли о Нормане, мать подавила в себе зов беспокойства, надеясь, что сегодняшний учебный день не принес новых злостных новостей из школы. В последние дни она старалась оставить сына дома, замечая за ним новые вспышки несдержанности и агрессии. Любой матери трудно признаться в том, что ее чадо далеко не идеально, и безумно страшно признаться себе в том, что оно не совсем здорово. Когда Норман был маленьким, она убеждала всех вокруг и саму себя, что его подвижная психика и слабая нервная система нуждаются в особом подходе и понимании со стороны учителей, друзей и окружения. Непроизвольно, выступая сыну защитой и поддержкой, Норма, не замечая, какой урон она приносит социализации сына, пресекла его возможные контакты со сверстниками и с посторонними, которые он и так не стремился устанавливать сам. Норман словно начал воспринимать мир только через ту призму, которую отображала ему мать. И такое поведение она сочла временным. Казалось, сын подрастет и научится жить как все, другие ведь сумели. Но она не нашла в себе силы оттолкнуть своего горячо любимого сына, когда пришло его время взлететь из-под ее родительского крыла.  Ее гадкий утенок еще не был готов превратиться в прекрасного белого лебедя. Он казался ей таким еще несмелым и юным для самостоятельных решений. Когда же ему этого очень хотелось, он спрашивал совета у матери. Но настало время, когда советы стали поступать все реже, несдержанность проявляться все чаще, агрессия часто рвалась наружу из маленького ребенка, который внезапно возжелал осознавать себя взрослых. Но он ведь совсем мало что знает об ужасах настоящей жизни! Ему совсем еще мало лет, чтобы разорвать с матерью все связи!
Норма нашла выход. Украдкой доставала снотворные, или легкие ноотропные вещества, мягко действующие на психику ее мальчика, успокаивая и снимая его тревожность. По правде сказать она боялась обращаться к врачам, боялась признаться, что своей гиперопекой сломала ребенку жизнь, боялась, что выведя своего ребенка к специалистам, он станет говорить те вещи, которые они тщательно ото всех скрывали. Поэтому-то ей и пришлось увезти его в зачумленное местечко на краю штата, и попытаться обустроить так называемый придорожный мотель.
Но все шло из рук вон плохо - в очередной раз Норма убедилась в этом прямо сейчас, стараясь дышать ртом, сдерживая подкатывающую тошноту в ужасе от раскрывшейся перед ней картиной, когда она вернулась из супермаркета домой. Ее любимое домашнее платье из голубого ситца было выпачкано в крови. Потому что Норман снова надел его втайне от нее. И потому что в нем он снова убил человека.
- О Боже, это что, мистер Саммерс? - хрипло выдавила она из себя вопрос. - О чем ты только думал, Норман?!  Он наверняка просто принес очередное письмо! Как ты мог?! Зачем ты это сделал?! - она понимала, что ей нужно поскорее взять себя в руки. Вид сына с окровавленным молотком для отбивки мяса в руке на самом деле наводил на нее ужас. Да, пора было и это тоже признать. Она боялась своего сына. Нужно было успокоиться, предотвратить вспышку его гнева и поскорее разобраться с трупом, пока Саммерса не хватились и не пришли искать сюда. - Кто-то видел, как он вошел в наш дом? - возможно рядом были кто-то из постояльцев, или мимо проезжали машины. - Ты угваздал всю кухню! Мы будем отмывать ее всю ночь, Норман! А запах?? Меня мутит! - и речи быть не могло о том, чтобы вызывать полицию и поступить так, как требует закон. Она не может лишиться сына, за которого целиком и полностью несет ответственность. Смерть Саммерса - это только ее вина. Она не сумела оградить сына от этого жестокого бесполезного мира.
- Давай, нам срочно нужно спрятать тело, а с наступлением темноты мы отвезем его и закопаем в лесу. - наконец, она сумела с собой справиться. Осторожно подошла к трясущемуся от шока сына и аккуратно забрала у него молоток. Так же аккуратно положила его на пол, а сама крепко прижала мальчика к себе, не заботясь о том, что теперь тоже будет вся в крови. - Что же ты наделал, сынок, почему не сдержался, надо было дождаться меня и обо всем поговорить. - из глаз лились непрошенные и бесконтрольные слезы. - Ты ведь знаешь, что убивать людей нельзя, это плохо, это преступление. Это противозаконно. За это сажают в тюрьму. Ты знаешь, что такое тюрьма? Нас заставят расстаться. Мы будем вынуждены жить врозь. А ты ведь знаешь, я этого не перенесу! - причитала Норма, укачивая сына. - Я прошу тебя, пожалуйста, больше никогда, слышишь, никогда так не поступай, иначе мы больше не сможем быть вместе, понимаешь? - это был единственный аргумент, которым все еще можно было усмирить сына и сдерживать его агрессию. Потому что как быть с ним и дальше Норма не имела ни малейшего представления.

[nick]Norma Bates[/nick][status]crazy mummy[/status][lz1]НОРМА БЕЙТС, 42 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> владелица придорожного мотеля<br><b> my normal son: </b><a href="https://sacramentolife.ru/profile.php?id=7846"> Norman</a>[/lz1]

Отредактировано Kay Imogen (2022-10-30 02:22:09)

0

4

[nick]Norman Bates[/nick][status]psycho[/status][icon]https://i.imgur.com/xFSgwA1.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/OjvHXP1.gif https://i.imgur.com/WPCvyTV.gif[/sign][lz1]НОРМАН БЕЙТС, 17 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> школьник<br><b>mother:</b> <a href="https://sacramentolife.ru/profile.php?id=7789">Norma</a>[/lz1]

Норман оказался в некотором ступоре от случившегося, а именно от собственных действий. Несмотря на то, что он это совершил с определенными четкими намерениями, он не считал убийство нормальным способом выражения своей позиции или реакции. Но на какие-то пару минут, он не видел альтернативы и ему казалось единственным приемлемым вариантов – взять молоток для мяса и размозжить человеку голову.
Мыслей никаких. Только шум. Бесконечный. Настолько, что непонятно сколько он так простоял над телом, прежде чем услышал, что вернулась мама. Сколько она пытается обратить его внимание на себя. Он вырывается и пытается сфокусироваться на ней. Он мельком отметил про себя, что ручек у нее не было в руках, значит она пришла на шум. Норману стыдно, что он так вспылил, просто от самого факта, что человек смертельно пострадал, но он сам виноват! К этому ощущению прилагается еще и вина за то, что мама его ругает. Он скорее инстинктивное, тянущееся из детства. Норман всегда боялся разочаровать маму. И старался быть послушным сыном. Правда, роль защитника, видимо, приходится Норме не по вкусу. Медленно подкатывает гнев, через плохо сдержанное раздражение.
Как бы там ни было, мистер Саммерс мог себе позволить слишком много, но если бы мама Нормана вела себя не так вызывающе, то все могло бы и обойтись. Норман не особо понимал этих стремлений матери проявлять внимание мужчинам, даже пусть и из вежливости. Они расценят это как ее согласие на что угодно. Норма всегда лишь отшучивалась, что пытается быть вежливой, а Норману иногда казалось, что ей действительно мало только его, хотя сама она все время говорит про них двоих в этом мире и больше никого.
- Мама! – Почти взмолился Норман. О чем? О понимании? С осуждением? – Я видел, как он на тебя смотрел! Он точно собирался с тобой, что-то сделать! Я хотел тебя защитить! – Накатывают слезы от обиды, от стресса, чувства вины и бог знает, чего еще. Как она может сейчас смотреть на него так? ТАК? Что плохого защитить ее? Он так не хотел, чтобы с ней случилось что-то плохое. Чтобы ей пришлось пережить еще хоть немного боли, ведь она и так хапнула ее с лихвой. И именно за это он сейчас ловит ее эти осуждающие взгляды. Словно он сам стал причиной того, чего боялся. Как это вынести? – Я не знаю, - Норман ответил немного отрешенно, он был слишком занят монологом внутри себя, чтобы ответить что-то более вразумительное. Да и странно было у него спрашивать, ведь она же открыла дверь мистеру Саммерсу. Норману было лишь видно, как они премило общались и его грязные взгляды, которые мужчина бросал на его мать.
Норма была в своем репертуаре, при свеженьком мертвом теле, думала об чистоте кухни. Когда-то эта черта Норману казалась забавной. Его матушка отличалась от других мам его сверстников. С ней можно было бы обо всем поговорить, по-дружески подшутить, также по-дружески она могла его пихнуть. Да, они были друзьями. Что же сейчас случилось? Найдут ли они дорогу обратно к тем светлым счастливым денькам?
Словно только сейчас почувствовав запах, о котором говорила Норма, на него навалилась вся тяжесть ситуации, Норман не успел среагировать, когда его замутило. Он только повернулся, согнувшись, когда содержимое желудка полезло наружу. Это дало облегчение голове, мысли прояснились, но новая волна вины, более осознанной накрыло его сильнее. Он дрожал. Наметившиеся слезы стали более откровенные.
- Мама! – Все что смог сказать Норман. В этом слове и эмоциях, с которым он произнес было все, а главное сожаление, раскаянье и ужас. С этим он встретил Норму, которая аккуратно подошла к сыну, чтобы забрать у него молоток. Норман даже не ощущал его в своей руке, так сильно он его держал, но стоило Норме взять его, тут же отпустил без сопротивления. Он ему был не нужен. Зачем он его вообще взял?
Норман с готовностью, приник к матери, почувствовал, что ему становится лучше от тепла ее тела и нежности, с которой она его обнимает. Теперь очередь мамы о нем позаботиться. В эту минуту он чувствовал себя совсем маленьким, когда прибежал к маме, чтобы та залечила его очередную детскую обиду на этот несправедливый мир, который с ним так неприветлив.
– Знаю, мама, - подтверждает Норман, через небольшие всхлипы. Он никогда не хотел никому зла, а уж тем более не желал никому смерти. – Я просто испугался за тебя, мама, - сейчас его оправдания кажутся и ему несущественными. Стоила ли жизнь человека, чтобы успокоить его страх? Чего же именно он боялся? Что ее ударят? Изнасилуют? От одних этих мыслей ему снова становилось дурно, но остатки здравого смысла говорили, что кто-кто, а Норма Бейтс умела за себя постоять. – Прости меня, мама. Я не знаю зачем это сделал, - Норман покачивался вместе с матерью, успокаиваясь. – Не оставляй меня, мама, - он знал, что она его не оставит, но вдруг она об этом подумает из-за его плохого поведения? Нет, Норма его не оставит. Он знает. Знает. Она также боится его потерять, как и он ее. Он зря так сделал, ведь их и правда могут разлучить. Сейчас он придет в себя. Успокоится, они спрячут тело, уберут дом и потом закопают то, что сейчас осталось от мистера Саммерса. А потом все будет хорошо.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » i am normal


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно