Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » see you soon


see you soon

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/8qVMp3bl.png

лиам & цезарь
4 года назад

+1

2

у цезаря выглаженная белая рубашка, дорогой костюм, подходящий ему парфюм и привычка приезжать за пять минут до встречи. пунктуальность — часть воспитания, а цезарь собрал себя сам по крупицам, тщательно подобрав нужные привычки для успешного человека.

он бросает короткий взгляд на часы, высматривает минуты, и выходит из машины. время идет четко, цезарь высчитывает каждую минуту, которую тратит на путь до нужного кабинета огромного офиса. и ровно за пять минут стучит три раза, прежде чем услышать 'войдите'. и поправляет пиджак, приоткрывая дверь.

— добрый день, — стреляет своей фирменной улыбкой, рассматривая сидящего за столом мужчину. лиама посоветовал друг, которому смогли выиграть дело о невыплаченных налогах. морено чужому мнению доверяет, даже если с опаской поглядывает на протянутую визитку с иностранной фамилией.

в любом случае в сакраменто не так много хороших адвокатов.

а потом цезарь добавляет в уме, что и таких красивых.

у лиама точеный взгляд, остро режущий разрез глаз, и то, с какой аристократичной холодностью он смотрит на цезаря, заставляет внутри все съежиться от восхищения.

блять.

цезарь на секунду замирает в дверном проеме, едва ощущая поток крови в своих венах при взгляде на мужчину, а потом сам себя одергивает. у лиама красивые тонкие запястья, цезарь делает пару шагов внутрь и протягивает руку вперед.

— цезарь морено, приятно познакомиться.

он присаживает напротив, закидывает ногу на ногу и складывает руки в замок, опять оценивающе осматривая лиама.

лиам слишком красив для мужчины — все его утонченные черты больше женские, цезарь стекает по ним легким шлейфом обожания, не скрывая жадного взгляда. он пожирает каждый кусочек его тела, не стесняясь своего взгляда. 

лиам выглядит как порнография.

— мы с вами уже обсуждали мое дело по телефону, — цезарь начинает первым, пока в голове мелькают мысли, что он хочет увидеть лиама в полный рост. стол между ними мешает в полной мере рассмотреть чужую талию и длину ног, хотя цезарю кажется, что у лиама достаточно красивые, длинные ноги и тонкая, изящная талия, не обтянутая тканью рубашки, но достаточно выразительная даже в просторной одежде. — мне нужен личный адвокат по дтп, если вы помните.

и цезарь выжидательно смотрит на лиама. у лиама красивая шея, чуть выглядывающая из-под воротника, и если расстегнуть пару пуговиц, цезарь сможет в полной мере любоваться тонкими и острыми линиями кадыка. морено не спеша представляет, как расстегивает пуговицу за пуговицей, и у лиама бледная кожа, контрастом выделяющаяся на фоне чуть загоревших людей калифорнии.

у лиама скорее всего розовые соски с аккуратными ореолами вокруг, слегка выпирающие ребра и маленькие бедра. он в голове вырисовывает силуэт лиама, продолжая представлять острые коленки и изящные лодыжки со слегка выступающей косточкой.

цезарь уверен, что у лиама красивые ноги, он весь — сплошная скульптура. и цезарь подобно пигмалиону молился афродите, которая сжалилась над ним, оживив его же собственную скульптуру.

и сейчас он может в полной мере насладиться ее видом.

+1

3

- лиам ванг, теперь уже ваш адвокат, юрист, можете называть как хотите. и да, взаимно - говорит скорее для вежливости, по привычке. на лице ванга вряд ли можно увидеть настоящие эмоции или чувства. он не из тех, кто открыто показывает их. он не из тех, кто легко заводит новые знакомства, обворожительно улыбается или застенчиво хлопает ресницами перед объектом своего обожания. таких экземпляров у лиама тоже не имеется, скорее из-за его характера, который отталкивает людей больше, чем притягивает.

лиам - это строгость и утонченность. лиам острым разрезом глаз буравит пространство перед собой и холодом слов заставляет кожу покрываться мурашками. у лиама губы растягиваются в приветственной и отстранённой улыбке. следуя этикету, он отвечает на рукопожатие, задерживает свои пальцы в чужой ладони дольше обычного и переводит их на покрытие стола обратно, медленно постукивая подушечками по краю.

он оценивающим взглядом в ответ проходится по собеседнику. дорогой костюм, идеально уложены волосы, хороший парфюм. наверняка такой же дорогой, как и его одежда. не смотря на свой возраст, цезарь выглядел куда моложе, но легкие морщинки у его глаз и седина на висках, выдавали то, что ему уже давно за тридцать. ванга это никак не смущало. ему приходилось работать с разными клиентами. больше всего в работе он ценит правду. ванг расчетлив, непреклонен и хладнокровен. лиам приподнимается из-за стола и ослабляет немного галстук, который был до этого туго затянут на его хрупкой шее, словно петля, которая мешала дышать.

- да, я помню. вы пунктуальны, это радует. хорошо, что вы цените как свое, так и мое время. - адвокат поправляет часы на своем левом запястье и проходит к соседнему столу с рабочими документами, берет несколько бумаг, подхватывая изящно листы пальцами, после чего садится на свое место, закидывая ногу на ногу, почти как цезарь. у ванга прямая осанка, голова всегда высоко поднята и движения больше медлительные и аристократичные, чем буйные и непредсказуемые. он проходится взглядом быстро по строчкам, делает несколько пометок для себя в ежедневнике и откладывает документы в сторону. его не волнует совершенно то, как осматривает его цезарь, как с интересом следит за его каждым действием.

окончание рабочего дня стало для него весьма выматывающим и после нервной кричащей женщины в его кабинете стало чересчур спокойно. лиам как никогда радуется тому, что избавился от назойливой клиентки, поэтому действия морено его сейчас волнуют меньше всего.

- мне все понятно, но все же я задам вам несколько вопросов. дело непростое. - ванг откидывается на спинку кожаного кресла, разминая шею, покачивая ей из стороны в сторону, оголяя свою шею для чужих глаз еще больше.

- первый вопрос. вы говорите, что совершенно не виноваты в том, что на вас составили иск. плохая погода, вы не увидели проблему, скажем так, из-за которой случилось дтп. - цезарь кивает и лиам делает очередную пометку.

- второй. вы человек при деньгах. что мешает вам просто заплатить? репутация все же важнее и правдивость собственных действий, перед несправедливостью? - цезарь снова кивает и лиам позволяет себе улыбнуться. - правильно, я тоже за честность.

- не против, если я закурю? сегодня у меня встреч больше не планируется. - лиам дожидается ответа и когда цезарь соглашается, ванг становится даже немного ему благодарным за понимание. он трудоголик и перфекционист до мозга костей, даже в таких моментах он привык советоваться с собеседником. адвокат отодвигает ящик, достает портсигар и цепляется за кончик сигареты. закуривает и шумно выдыхает дым, постукивая указательным пальцем по сигарете, пододвигая ближе к себе пепельницу. немого пораздумав, предлагает цезарю. морено вытаскивает одну, после чего ванг наклоняется немного над столом и позволяет себе вольность поджечь зажигалкой сигарету в его губах. брюнет снова приподнимается, открывает окно и больше уже не садится, так как звонок мобильного телефона прерывает их беседу.

- прошу прощения, я быстро. это важный звонок. - ванг становится боком, теперь цезарь четко видит его профиль, как шевелятся губы лиама, как он выдыхает очередную затяжку дыма в коричнево-пастельном свете кабинета. мужчина поднимает трубку и недовольно потирает переносицу пальцами, морщась от взволнованного голоса на другом конце провода.

- да, привет. да, еще на работе. да, я заеду за ней. я же обещал, просто немного позже, чем планировал. скажи ей, чтобы не переживала, я не забыл. да, хорошо, до встречи. - лиам позволяет себе немного расслабиться, потерять самообладание и вздохнуть, нажимая красную кнопку на экране смартфона, заканчивая тем самым разговор.

- простите за это. мне пришлось изменить некоторые моменты в расписании, но я из-за работы совсем забыл сообщить об этом. - лиам снова берет себя в руки, тушит сигарету в пепельнице и облокачивается о край стола.

- я думаю, мы не сможем быстро справиться с этим делом. нужно связаться с дорожной службой для начала, разузнать все детали, чтобы больше понимать причины и их следствие. поэтому вам придется набраться терпения. после связаться с инспекцией, что составляла иск, узнать подробности, почему они вообще его составили. желание просто нажиться? они просто сделали хуже себе. в любом случае будет суд, нужно подать все нужные документы. я этим займусь. - лиам кивает и складывает все бумаги идеально в папку по степени значимости.

когда ванг выходит на улицу после тяжелого рабочего дня, то позволяет себе вдохнуть полной грудью, прикрывая глаза. прохлада города в свете ночных фонарей обволакивает. он проходит к своему автомобилю, закидывает портмоне на заднее сидение, поворачивает замок в ключе зажигания, но машина не издает никаких признаков жизни.

кровь лиама закипает и он со всей силы бьет ладонью по рулю, проклиная все на свете, пока не видит лицо цезаря в окне, что позволяет ему сдержаться и не выругаться матом. морено предлагает его подвезти, пораздумав несколько секунд, лиам все же неохотно  соглашается и уже вводит нужный адрес в навигаторе его автомобиля.

Отредактировано Liam Moreno (2022-11-06 02:35:27)

+1

4

цезарь сглатывает каждое движение, буквально цепляется за каждую мимолетную деталь. лиам поправляет галстук, острыми костяшками задевает собственный кадык, приподнимая высоко утонченный подбородок, и цезарь в чужую шею вампирской жаждой вцепиться хочет.

лиам подходит к соседнему столу, двигается плавно, и цезарь рассматривает его сзади, оценивающе оглядывая дорогой костюм и то, как ткань выгодно подчеркивает чужую статную фигуру. у лиама каждая линия изящна, он весь как натянутая струна, выгравированный по всем стандартам идеала.

и когда он присаживается напротив, цезарь поддается вперед, подпирая подбородок ладонью и внимательно слушает адвоката, который продолжает между ними сохранять субординацию, ограничиваясь холодными рабочими ответами. впрочем, цезарь и не делает пока никаких шагов, чтобы у лиама сложилось совершенно другое к нему отношение.

и пока лиам продолжает его спрашивать про дело, цезарь кивает, не отвлекаясь от любования анфасом чужого лица. он медленно кивает, чуть прикрывая глаза. морено знает, что дело у него небольшое, не стоит слишком больших усилий, но что хуже всего — практически не требует их долгого совместного времяпровождения. в данном случае достаточно ограничиться парой встреч по подписанию документов, и цезарь даже может не присутствовать на суде.

улыбка лиама остротой пробивает мягкое сердце, цезарь, словно помешанный, не сводит взгляда с чужих губ. у него переключателем в голове срабатывает симпатия, и он совершенно точно уверен, что всего пары встреч ему будет недостаточно.

и когда лиам спрашивает про закурить, цезарь решает предложить видеться чаще, чтобы найти еще больше поводов рассматривать красоту чужого лица и цепляться за микро детали, которые заставляют старческое сердце чуть чаще биться.

— знаете, я бы предпочел работать с делом вместе с вами, если вы не против, — цезарь аккуратно вытягивает предложенную сигарету, не сводя глаз с элегантных пальцев лиама, которыми он аккуратно постукает по сигарете, стряхивая пепел в пепельницу, и все так же осторожно сжимает в руках. — мне бы хотелось и самому разобраться во многих нюансах дела, больше для саморазвития. как вы на это смотрите?

и лиам чуть облокачивается на стол, протягивая зажигалку, которую цезарь с удовольствием принимает, закуривая. цезарь не в силах отвести взгляда от чуть висящей рубашки, которая слегка его поддразнивает, позволяя зацепиться за кусочек наготы, но недостаточно, чтобы утолить голод. цезарь бы с удовольствием разложил лиама по этому столу, рассматривая каждый участок кожи, водя пальцами по нежным местам и заставляя лиама чуть подрагивать от касаний в эрогенных зонах.

цезарь хотел бы узнать каждую, изучить географию чужого тела, маринуя его в мокрых поцелуях и настойчивых, пошлых касаниях.

ванг отходит к окну, разговаривает по телефону, пока цезарь откидывается на спинку стула, затягиваясь сигаретой. у него есть личные сигареты, но хотелось пропитаться запахом лиама, попробовать на вкус его табак, прощупать детально привычки ванга, и поэтому он не отказался от протянутого портсигара.

— ничего страшного, если вас немного отвлекают ваши дела, у меня достаточно времени.

цезарь даже очень доволен тем фактом, что может подольше находиться рядом с произведением искусства, которое он намерен выкупить, даже несмотря на баснословную цену.

и цезарь вслушивается в чужой диалог, понимая, что лиам намерен после работы заехать к кому-то. у него появляется желание узнать, не занят ли лиам кем-то, кто может нарушить его планы по обольщению. но цезарь не решается задать вопрос, чтобы случайно не спугнуть несоблюдением субординации, особенно учитывая то, как лиам самодовольно подметил чужую пунктуальность и уважение ко времени. цезарь понимает, что в данном случае ему стоит набраться терпения, прежде чем танком переться напролом, уважая чужое личное пространство.

— что ж, я надеюсь на дальнейшее с вами сотрудничество, лиам, — и выходит из кабинета, засовывая руки в карманы брюк, спускаясь медленно, продолжая перед глазами видеть адвоката. ему чересчур сильно хочется затащить лиама в ближайший отель и распять на кровати, смешав их запахи, пометить лиама полностью, жадно и голодно.

цезарь никогда не видел кого-то, кто настолько сильно бы цеплял своей красотой, карябаясь в предсердии нетерпением.

и он садится в свою машину, решая немного постоять у офиса, чтобы проследить за тем, как утонченная фигура адвоката выйдет из здания. цезарь слегка похож на обезумевшего сталкера, когда наблюдает за тем, как лиам садится в машину, и морено запоминает марку и чужой номер.

и когда машина не трогается с места, он выходит, приближаясь к лиаму, заглядывая в окно. кажется, у кого-то проблемы, которые слишком на руку морено.

— вам нужна помощь? знаете, я сегодня вечером свободен и могу вас подбросить до нужного места, а вы, кажется, спешили.

лиам оказывается в его машине по совершенной случайности, которую цезарь называет судьбой. тонкие пальцы вбивают адрес в навигаторе, пока цезарь заводит свою машину и трогается с места, плавно выезжая с парковки.

он поглядывает на адвоката боковым зрением и решает все-таки уточнить, пока вопросы надоедливо вертится в его голове, не давая покоя.

— вы женаты? — кольцо он не видел. — мы едем к вашей жене? или к вашему партнеру?

у морено желание остановить машину, притянуть к себе лиама поближе, впиваясь своей мертвой хваткой в острые линии, медленно раздевая его на заднем сидении машины, пока лиам мякнет в его руках, позволяя себя касаться в самых интимных местах.
и эти мысли вертятся, пока цезарь двигается по навигатору, заворачивая руль.

— вы когда-нибудь рассматривали гомосексуальные отношения? не поймите неправильно, но я намерен за вами ухаживать.

морено всегда был прямолинеен, четко зная свою цель и четко двигаясь в ее направлении, а лиам не исключение из правил. цезарь предпочитает о своих желаниях говорить вслух, не боясь быть отвергнутым. даже если ванг будет от него убегать, цезарь будет продолжать настойчиво его добиваться, только если у него не будет весомых причин отступиться.

— что думаете? не хотели бы со мной встречаться?

+1

5

лиам откидывает голову назад, упираясь затылком в мягкую обивку сидения в автомобиле, цепляется взглядом за профиль цезаря, за его руки, сжимающие крепко руль. у морено руки красивые, мужские, на коже проступают венки, ладони большие и пальцы длинные. руки лиама похожи больше на женские, изящные, с тонкими пальцами, худые запястья и бледной кожей, покрывающей острые костяшки. у цезаря русые волосы, где-то даже золотого оттенка, а быть может медного из-за освещения, с проступающей сединой на висках. острый нос, довольно грубые черты лица и ярко выделяющиеся скулы. скулами же лиама можно резать пространство и холодным лисьим разрезом глаз убивать, не оставив даже попытки спастись.

когда их взгляды встречаются, ванг намеренно глаза уводит в сторону. внутри все горит и лиам устало убирает ладонью черные пряди волос назад. цезарь как яд, проникает куда-то вглубь, заливая собой ледяные стенки, построенные адвокатом в общении с людьми. лиам лишь усмехается на вопросы морено, закидывая ногу на ногу.

- нет, я в разводе. - брюнет отвечает достаточно холодно, чтобы не давать лишнюю надежду и избавиться от дальнейших навязчивых вопросов.

- нет, не рассматривал. вы гей? или вам женщины тоже нравятся? уверен, что вы предлагаете подобное каждому, кто вам хоть немного приглянулся. - ванг словами режет больно, жалости не знает, но и отступать не собирается. - я закурю? - на легкое кивание головы цезаря, лиам приоткрывает немного окно, чувствуя небольшие порывы ветра, он закуривает и вытаскивает руку с сигаретой наружу, сгибая ту в локте. адвокат курит медленно, смакуя каждую затяжку и шумно выдыхая табачный дым, который никотином бьет в голову. лиам не успел пообедать, об ужине не шло даже и речи, сигарета дает легкое головокружение и ванг прикрывает глаза.

- что, если я еду к своему партнеру, будете так же настойчивы? - ванг одаривает цезаря едкой ухмылкой, облизывая нижнюю губу, чувствуя горечь от табака на языке, он наклоняет голову немного в бок.

адвокат переводит свой взгляд на мимо проезжающие автомобили, освещенную улицу, неоновые вески и цветные таблоиды, делая очередную затяжку. сейчас он уже немного начинает жалеть, что сел в машину к цезарю. лучше бы между ними так и выстраивались рабочие отношения, ничего личного. ванг не может сказать, что цезарь для него не привлекателен, как раз наоборот, но и переступать черту он не собирается, ломая все свои устои, правила и принципы. если бы он вызывал такси, доехал бы намного позже положенного. плюс в том, что всего бы этого не было. в особенности чувства неловкости, которое становилось с каждыми словами морено все больше.

на предложение цезаря лиам заходится кашлем, громко сглатывая и косо посматривая на своего клиента. ванг щурит глаза и совершенно не может понять, то ли это так шутит морено, посмеиваясь над ним, то ли действительно говорит правду. потому что подобной наглости к своей персоне он еще не наблюдал ни от кого.

цезарь сумасшедший такое говорить, в особенности человеку, с которым он едва знаком. ванг выкидывает остатки докуренной сигареты за окно и выпрямляет спину, вновь встречаясь взглядом с морено. на этот раз он не отводит глаза.

- я не смешиваю личную жизнь, отношения и работу. никогда. - мужчина усмехается и больше на цезаря не смотрит. молчит всю оставшуюся дорогу, да и морено больше особо странных вопросов не задавал. возможно он сдался или придумывал что-то новое, чтобы снова поразить ванга своим красноречием.

- остановите вот здесь, мы приехали. я благодарен вам за то, что предложили свою помощь. - лиам кивает, говорит уже слова более дружелюбным тоном и приоткрывает дверь, практически выскакивая на улицу из автомобиля, поправляя на ходу свое пальто и волосы. открывает кованную калитку и слышит звонкий смех у порога дома. нажимает дрожащими пальцами на звонок и когда дверь открывается, на него прыгает малышка лет шести. ванг подхватывает дочь на руки, тепло улыбаясь.

- эй, детка, папа тоже скучал. - лиам кружит девчонку на руках, крепко обнимая.

- привезешь ее в понедельник утром, либо отвези в сад сам, договорились? позвони мне, если что-то пойдет не так. - на слова бывшей жены лиам лишь кивает, забирая из ее рук сумку с вещами эдит.

мужчина старается не смотреть в сторону автомобиля цезаря, дожидается, пока бывшая жена закроет дверь и проходит с ребенком на руках вперед. опускает ее на землю, поправляет на эдит куртку, не переставая улыбаться.

- папочка, а кто этот дядя? еще ты обещал, что мы сходим с тобой и вкусно покушаем, мы ведь пойдем? - эдит дергает лиама за рукава пальто, лучезарно улыбаясь и слегка дует губы, как это делают дети, когда чего-то очень сильно ждут или хотят. ванг даже не заметил, когда цезарь успел выйти из машины, а потому старается даже не обращать на него особо внимания из-за очередного приступа неловкости.

- это знакомый папы. именно он доставил твоего папу к тебе так быстро. - ванг щелкает девочку нежно по носу и берет ее за руки. - детка, ты ведь знаешь, уже очень поздно, скорее уже многое закрыто, но завтра мы обязательно сходим куда ты пожелаешь. - лиам сжимает ее хрупкие маленькие плечи и улыбается.

- так всегда па, ты ведь обещал, что приедешь раньше. почему всегда так? - она пинает обиженно своим маленьким кулачком отца в бок и поглядывает с интересом на морено.

лиам был бы рад ответить что-то более конкретное дочери, но прекрасно понимает, что вся вина сейчас лежит именно на нем. он снова поднимает дочь на руки и удивленно смотрит на цезаря, когда тот предлагает посетить его ресторан. ванг бы рад отказаться, но эдит уже соглашается, радостно кивая. лиам никогда бы не подумал, что его собственная дочь будет играть против него.

адвокат отстранённо кивает головой цезарю, скорее больше показывая свое нежелание, но переводит взгляд на дочь и уже вовсю улыбается ей.

- сделаем так, как ты захочешь детка. - он аккуратно пристегивает эдит на заднем сидении, кладет ее сумку с вещами рядом со своим портмоне и вновь садится впереди.

- простите за это, она уж очень активная. впрочем все дети в ее возрасте такие и спасибо, вы снова меня выручили. - он смотрит на дочь полуоборотом, пока та занята какой-то из своих игрушек. лиаму не хочется признавать то, что цезарь не так уж и плох. но после их разговора все это выглядит еще большим сумасшествием, ванг старается больше об этом не думать и больше сосредотачивается на большом количестве вопросов эдит о том, что они будут делать завтра.

+1

6

через триста метров поверните направо.

цезарь взглядом цепляется за профиль лиама в любой удобный для него момента, замечая, как тот холодно от него отворачивается, продолжая между ними выстраивать железобетонную стену. он может ощущать физически тяжесть в воздухе, то, как лиам старается выдержать субординацию всего лишь рабочих отношений.

и когда лиам говорит, цезарь за ним наблюдает. лиам все делает элегантно, даже отказывает весь лаконично, выдерживая нужную консистенцию прохлады в голосе. и от этого чуть сводит в скулах желанием этого мужчину себе заполучить любой ценой.

— гей, вы верно поняли, — цезарь останавливается на светофоре, обращаясь к лиаму лицом к лицу, и совершенно серьезно говорит: — и вы первый, кто хоть немного мне приглянулся.

лиам просит закурить, и цезарь кивает. он бы хотел снять то, как лиам курит, медленно затягиваясь и выдыхая дым, расслабляясь на сидении его машины, записать детали эстетики чужих рук и крупным планом захватить прикрытые от удовольствия глаза. в каждом действии лиама замечается осознанное удовольствие от процесса, которое лихорадкой охватывает окружающих, заставляя буквально физически ощутить наслаждение, которое ванг испытывает, всего лишь пуская в воздух клубки дыма. цезарь наблюдает осторожно, высматривая каждую мелочь, стекая по чужим губам полупрозрачными остатками дыма, и ощущает на кончике языка вкус табака.

— зависит от обстоятельств, возможно, моя настойчивость сыграет мне на руку, — морено от своего отступаться так легко не собирается. вся его жизнь состоит из целей и их достижений, он не в состоянии видеть преграды, которые ему мешают получить то, чего он хочет, и лиам не исключение из правил. цезарь намерен биться до самого конца, даже если ему придется пробежать по чужим головам.

и когда лиам закашливается, он слегка усмехается, пряча улыбку.

больше не решается дразнить лиама, считывая атмосферу недостаточно комфортной для дальнейшего расспроса. цезарь ведет осторожно, стараясь не сильно давить по тормозам, и уверен, что лиам водит неспеша, правильно выворачивает руль на поворотах и с первого раза заезжает на парковку задом. он из тех, кто соблюдает все правила и всегда входит в линовку дороги.

цезарь останавливается около дома, глушит машину и не успевает отстегнуть ремень безопасности, как лиам выходит из машины. морено усмехается и выходит из машины следом, ему интересно посмотреть, на встречу с кем ванг так спешил, что даже согласился прокатиться с ним на машине.

он облокачивается на машину, закуривая сигарету, следя за лиамом, и чуть хмурит брови, когда дверь открывает женщина. из дома выбегает маленькая девочка, и лицо лиама мгновенно меняется. рассудительный и недоступный лиам, которого видел цезарь, всего за пару мгновений превращается в теплого и нежного мужчину, который бережно подхватывает девочку на руки, кружа в воздухе, пока ее ноги болтаются из стороны в сторону. и морено замирает, наблюдая, как лиам о чем-то говорит с женщиной, а потом с совершенно другой энергетикой со своей дочерью.

цезарь совершенно точно и бесспорно — этого лиама, с ласковой улыбкой, себе хочет.

и когда они подходят ближе, цезарь бросает сигарету на землю, вдавливая носком ботинка бычок в землю. он улыбается маленькой девочке.

— цезарь, а ваше имя, принцесса? — цезарь мягко касается ее руки, слегка пожимая крошечные пальчики, когда лиам подхватывает ее на руки и подходит ближе. — у меня есть свой ресторан, если вы не против, я счел бы за честь вас угостить. — цезарь поднимает взгляд на лиама, улыбаясь. — если ваш папа не против.

то, как лиам меняется, общаясь с цезарем, опять между ними выстраивая толстую стену равнодушия, резко переключаясь на нежные нотки в голосе при общении с эдит, только сильнее подогревает интерес и возбуждает аппетит. морено готов вцепиться в него мертвой хваткой, вгрызаясь в чужое хладнокровие, лишь бы разодрать безразличие лиама до этой мягкой стороны его личности.

лиам соглашается неохотно, но достаточно, чтобы удовлетворить морено, и он покорно ждет, когда лиам усадит свою дочь, а потом галантно открывает ему дверь машины. чувствует недовольство фибрами, но упирается в свое.

цезарь заводит машину и трогается с места.

— знаете, в качестве благодарности, я бы хотел, чтобы вы серьезно подумали насчет моего предложения. если вас останавливают только наши рабочие отношения, то я готов подождать, — цезарь говорит это бесстрастно.

всю дорогу цезарь наблюдает за изменениями в лиаме, за тем, как он заботливо оборачивается, о чем-то болтает со своей дочерью. и периодически цезарь смотрит в зеркало дальнего видения, перекидываясь с его дочкой парой слов. в какой-то момент морено подшучивает над лиамом, бесстыдно спрашивая:

— принцесса, а твой папа с кем-нибудь еще приезжает к тебе? с кем-то, с кем держится за руки и обнимается? или рассказывал тебе о таком человеке?

— папочка только работает, — эдит почти не отвлекается от игрушки, а морено довольно смотрит на ванга.

цезарь подбирается все ближе, занимая исключительное место человека, который так легко получил расположение дочки своего обожаемого объекта. он осторожно и медленно все ближе подкрадывается, усмиряя чужую бдительность. 

он подъезжает к своему ресторану, выходит из машины и не успевает ее обойти, чтобы открыть дверь лиаму. все это заставляет его только сильнее хотеть ванга, недостижимость делает ванга только желаннее. и покорно ждет, когда тот поможет своей дочке, прежде чем пригласить их в свой ресторан.

часы работы уже закончились, поэтому в ресторане пусто, и только на кухне горит свет, где су-шеф заканчивает свой рабочий день, приводя все в порядок. он подхватывает меню и протягивает его лиаму.

— присаживайтесь на любое место, я скоро подойду к вам. можете выбрать все, что захотите, угощаю за свой счет. а если принцесса хочет чего-то особенного, то я готов для вас это приготовить.

он оставляет их всего на пару минут, скидывает пиджак на первый попавшийся стул и расстегивает пуговицы на рукавах, чуть засучивая их. в своем собственном ресторане он чувствует себя намного свободнее, он двигается между столов плавно и уверенно, знает каждый угол и легко считывает пространство. он меняется, когда входит на кухню, давит своей сильной энергетикой, прежде чем начинает говорить. и абсолютно каждое его движение говорит 'мое'.

он разговаривает со своим су-шефом, о чем-то смеется и позволяет тому уйти пораньше, прощается на выходе, улыбаясь и закрывая дверь. и только потом возвращается к столику, где эдит сидит, покачивая ногами, и внимательно рассматривает меню.

— что-нибудь выбрали или нужна помощь?

и он кладет руку на спинку стула лиама, улыбаясь эдит.

+1

7

лиам подносит изящные пальцы к острому подбородку, к губам. улыбается и срывается на веселый смех. струна лопается, надрывно бьет прямо по грудной клетке, лиам больше не похож на мраморную, идеальную фигуру. такие стоят в музеях и в старых храмах, с античными колоннами и статуями древнегреческих богов, которым молились и поклонялись. видимо цезарь из тех, кто готов молиться долго, дожидаясь ответа, пока божественная рука не коснется его лба.

- тогда вам придется быть терпеливым очень долго. и мне тоже, чтобы случайно не стать тем, кого стоит посадить за убийство одного слишком навязчивого клиента. - адвокат растягивает губы в очередной улыбке и говорит почти слащаво, скрестив руки в пальцах в замок на своих коленях. усмешка за усмешкой, лисий прищур и ванг стреляет колкими словами прямо в упор, совершенно этого не стесняясь.

- вас настолько сильно интересует, с кем я обнимаюсь, что вы постеснялись спросить у меня, но не постеснялись спросить у моей дочери. очень смело. и очень опасно. - лиам недовольством режется и довольное лицо цезаря его выводит из себя, если бы не его дочь, сидящая рядом, адвокат бы высказал ему все, что думает. но спокойный мелодичный голос эдит успокаивает его. он выдыхает и прикрывает глаза, отворачиваясь. ванг заостряет свое внимание на ее словах. из него вышел не самый лучший отец.

в детстве он не получил должной любви от родителей. лиам рос в строгости и в холоде чужих норм, правил и принципов, которыми руководствуется по сегодняшний день. для своего ребенка ему хотелось стать лучшей версией себя, для собственной жены любящим мужем. ничего не вышло и сейчас он хватается за любую попытку, чтобы проявить нежность, дать свое внимание эдит, которого ему так не хватало когда-то от собственного отца. ванг трудоголик с большой буквы, он много работает, сильно устает и снова много работает. он из тех людей, когда либо семья, либо карьера. если с женой у него не получилось построить нормальные отношения, он надеется, что с дочерью ему повезет больше. он правда старается, приходит на все ее дни рождения, праздники, мероприятия в детском саду. но этого иногда недостаточно. лиам любит ее слишком сильно. и когда он вновь оборачивается, смотрит на ее умиротворенную игру с куклами, то теплая улыбка расползается по его губам. он души в ней не чает и ради нее готов сделать многое.

и компания цезаря не становится такой утомительной, когда девочка улыбается ему в ответ. по венам плывет нежность рядом с ней.

свежий воздух приятно ласкает кожу, адвокат чувствует, как затекла его спина от долгих поездок в автомобиле. он поднимает эдит снова на руки и следует за морено, не совсем послушно, но без права выбора. они занимают крайний стол и эдит весело болтает ногами, хлопая маленькими ладошками по столу. выводит пальцами узоры по меню и листает странички, заостряя свое внимание на ярких и цветных изображениях блюд. ванг кладет их вещи за соседний стол и садится рядом с ней.

взглядом цепляется за морено. за то, как он расстегивает верхние пуговицы классической белой рубашки, как закатывает рукава повыше локтей. лиам нагло рассматривает его руки снова, теперь во всей красе и без капли смущения. он замечает, как меняется цезарь, когда находится в своей стихии. ванг начинает думать, что тот просто хочет произвести хорошее впечатление, но это как-то совсем у него не вяжется с его образом. у цезаря широкие плечи и спина, крепкие руки. засмотревшись, лиам подставляет руку под подбородок, упираясь локтем практически в край стола. морено уходит на кухню и лиам позволяет себе немного расслабиться, пока дочь выбирает, он обнимает рукой ее, приблизившись ближе. дает советы о том, чтобы ей понравилось точно, а что нет. подшучивает над ней, от чего эдит надувает свои губки и время от времени хихикает, тыкая пальцем отца в плечо. ванг по настоящему улыбается только с ней.

- папочка, если я принцесса, значит ты мой принц? - ванг смеется и одобрительно кивает головой. - тогда дядя цезарь получается дракон? он похож на дракона. - эдит улыбается широко и в ее улыбке видно, как передний молочный зуб выпал, от чего лиам не может сдержаться и поцеловать ее в обе щеки. - но дядя цезарь хороший дракон, он вкусно накормит принцессу и принца. - лиам сдерживается сказать что-то против.

- в любом случае, как во всех сказках с хорошим концом, принц всегда побеждает дракона. я непременно тоже смогу победить.
- лиам это добавляет, усмехаясь и слегка дергает плечом, когда морено садится рядом. цезарь кладет руку на спинку его стула, находится в непростительной близости к нему. ванг бы себе такого никогда не смог позволить, а морено так легко реагирует на все и руководствуется своими эмоциями. если цезарь хочет поиграть, адвокат может устроить ему настоящую игру. но только сегодня, пока он нравится его дочери, ванг будет явно благосклонен к нему.

лиам поворачивается всем телом в сторону цезаря и наклоняется ближе, произносит слова у губ цезаря, подло ухмыляясь. подцепив пальцами его подбородок.

- я разыграю этот спектакль для вас сегодня. - шепотом. - эдит будет запечённую курицу с овощами. мороженое и шоколадный чизкейк. еще молочный коктейль. мне пожалуйста стейк, с кровью, можно овощи на гриле. - уже громче, выдавливая из себя подобие улыбки и убирая резко пальцы с подбородка морено. ванг видит, как морено сглатывает, как дергается его кадык и как он сейчас сдерживается, сжимая пальцы руки в кулак. ванг же ликует внутри. он видит, как цезарь обворожительно улыбается, не подает виду и встает с места, галантно поклонившись, прямо как настоящий аристократ. ванг тем временем откидывается на спинку стула.

цезарь не заставляет себя долго ждать, вот еда уже на столе и эдит с удовольствием смотрит, как отец ей разрезает курицу, она хватает жадно вилку и начинает жевать разрезанное для нее мясо, после чего громко засасывать молочную жидкость из стакана. лиам же медленно разрезает себе ножом стейк и кладет кусок в рот, облизывая губы от жира.

- скажите, цезарь, вы так хорошо ладите с детьми. у вас у самого есть дети или это одноразовая акция на сегодня? - ванг говорит это не слишком громко, чтобы не отвлекать эдит от еды.

- кстати, стейк неплох. - лиам почти вынужден это сказать, потому что мясо, приготовленное цезарем, правда шикарное.

Отредактировано Liam Moreno (2022-11-13 12:53:03)

+1

8

лиам — острый на язык, умеет словесно отбиваться, предупреждающе шипя, не позволяя цезарю переступить границы дозволенного. морено лишь слегка играется с проведенной между ними чертой, но не переступает, оставляя лиама в своей зоне комфорта. и то, как ванг ему парирует, лишь заставляет ухмыляться. лиам милый, это ему не скрыть даже под толщей всех саркастических па.

а потом лиам решает поиграться с огнем, приближаясь к цезарю настолько близко, что он может чувствовать чужое дыхание на своей коже, и табун мурашек пробегается по всему телу. цезарь чуть поворачивает голову к лиаму, встречаясь взглядом с хитрым прищуром. и то, как лиам его соблазняет, провоцирует, заставляет кровь в жилах кипятком прилить к паху. морено силой выдержки едва сдерживается, чтобы не разложить ванга на столе, стирая с лица самодовольную ухмылку.

месть — это блюдо, которое подают холодным.

— как пожелаете, — и цезарь встает, чувствуя, как каждая его мышца напряжена. вены на шее выступают бугорками, а во рту пересыхает от возбуждения. он впервые видит лиама, который так открыто с ним флиртует, и это действительно слишком обворожительно, как он представлял в своих фантазиях.

цезарь не отпускает этот образ до последнего, даже когда остается на кухне наедине со своими мыслями. цезарь маринует курицу, размазывая по коже гладкое масло, заставляя ее поблескивать в свете лампы. и представляет перед глазами лиама, который все так же кокетливо ему улыбается, поигрывая бровями, и совсем близко от его губ, что цезарю достаточно лишь дернуться вперед.

цезарь дергает на себя дверцу духовки, аккуратно ставя туда голень курицы с овощами, и нагревает сковородку для стейка. для него процесс готовки не менее интимный момент, чем секс, и цезарь отдается ему полностью, тщательно прогревает, намазывает и прожаривает. сейчас вся готовка происходит концентрацией на лиаме, который так аппетитно его подразнивает слегка оголенной шеей и искушает остротой своего взгляда.

морено погружает в процесс с головой, переворачивает стейк, пока в своем воображении сцеловывает капли пота с чужой спины. стейк шипит, пропитывая воздух ароматным запахом мяса, и лиам постанывает от удовольствия, взглядом царапаясь по привычке, но телом размякая от теплого удовольствия. цезарь бы хотел видеть возбуждение в чужом взгляде. стейк румянится, сочиться соком, чуть твердея, пока овощи на гриле приобретают характерную им мягкость.

цезарь вытаскивает из духовки курицу, выкладывая на тарелку, и выключает плиту, переставляя сковородку со стейком на другую конфорку. он аккуратно украшает ее. как выглядит лицо лиама во время оргазма? он бы слегка выгнулся в спине, упираясь шеей в столешницу, поддаваясь бедрами навстречу, пока цезарь широкой ладонью вел по животу, ощущая вибрацию в теле.

это превращается в нездоровую обсессию.

цезарь делает последние штрихи, собирая заказ на поднос, чуть подтирая пятна на тарелке, и снимает фартук. он аккуратно подносит все к столику, расставляя тарелки, лиаму ставит бокал вина, а себе кружку зеленого чая, и присаживается на свободное место.

к нему липнут запахи кухни, цезарь выглядит настоящим шефом. он внимательно смотрит за тем, как лиам отделает мясо курицы от костей, подталкивая тарелку к эдит, и та увлеченно начинает тыкать в тарелку вилкой.

— у меня нет детей, — цезарь отпивает чай. — и я мало с ними общался, чтобы сказать, что умею ладить с детьми. скорее у меня хорошо получается общаться с вашей дочерью.

и цезарь всеми возможными намеками старается подчеркнуть исключительность лиама и его семьи. цезарь уверен, что сердце холодного ванга подастся, когда он заметит, как легко морено находит общий язык с эдит. цезарь из тех, кто не постесняется использовать ребенка в качестве инструмента подогреть интерес к своей персоне, но и сам цезарь не может не признать, что эдит выглядит симпатичным ребенком. она достаточно спокойна, порой молчалива и послушна, и умеет остроумно отвечать.

цезарь не сомневается, что все эти характерные черты ей достались от отца.

лиам делает комплимент его стейку, цезарь улыбается, чуть поддается вперед, и салфеткой вытирает с края губ жирность мяса.

— знаете, в постели я так же хорош, как и в готовке, — и отодвигается обратно, облокачиваясь на спинку кровати.

эдит поднимает голову, отвлекаясь от овощей, и смотрит чуть вопросительно на цезаря.

— вы хорошо спите? я тоже хорошо сплю, мама так говорит, я тоже могу так вкусно готовить?

и морено на секунду теряется, чуть хмуря брови, когда поворачивается на девочку. он не хотел бы быть тем самым дядей, который испортил дорогую лиаму дочку, особенно не хотел бы себе звание извращенца, которое на фоне всей ситуации к нему так неприятно липнет. и цезарь улыбается, подставляет кулак под щеку и смотрит на эдит, стараясь быть максимально осторожным.

— я могу тебя научить готовить, хочешь? можешь вместе с папой приезжать ко мне после рабочих часов, и мы будем вместе готовить.

девчонка отодвигает тарелку с курицей, недоедая до конца, и подтягивает к себе десерт, ложкой ковыряясь в небольшой пиалке. она что-то продолжает болтать, пока цезарь переключается на лиама, ему невинно улыбаясь и стараясь сгладить все углы недопонимания.

холод в лиаме слишком красив, цезарь ощущает физически мелкие льдинки в чужом взгляде и голосе, и вся отстраненность ванга делает его недосягаемо привлекательным. у цезаря опять загораются глаза — по-хищнически желающие заполучить его себе. не будь здесь эдит, цезарь бы поддался своему инстинкту, пробежался бы по пуговицам лиама, не стесняясь расстегивая их.

— прекратите смотреть на меня так, вы первым меня спровоцировали.

цезарь усмехается, но совершенно не хочет перекладывать вину на ванга. скорее ему нравится наблюдать за реакциями, которые он выдает. и каждый спектр его эмоций очень нравится цезарю, он находит волшебное очарование в каждом лице лиама — будь оно холодное и непроницаемое, когда он работает, перелистывая кипу бумаг, или мягкое и теплое, когда он видит эдит. этот обаятельный мужчина прекрасен в каждом своем обрамлении, и цезарь слаб перед каждым из них, не в силах даже отвести взгляд.

+1

9

- с моей дочерью? почему именно с моей? дело в моей дочери или все же во мне? - лиам вопросительно поднимает бровь. он медленно прожевывает кусок мяса, пальцами обхватывает ножку бокала, но пить не спешит. сперва хочет ощутить запах, слегка покачивая бокал в руке, после чего делает небольшой глоток, смакуя вино на губах и языке. в нем имелась пряность, небольшая кислинка и фруктовые нотки. лиам улыбается, вкус ему нравится.

лиам в целом эстет, ему нравятся красивые вещи, вкусная еда. приятные люди, философские разговоры за бокалом дорогого алкоголя и уютная атмосфера. чувствовал ли ванг себя сейчас уютно? он не мог сказать. адвокат постоянно разрывался между "так бы не должно" и " мне это нравится".

и когда рука цезаря с салфеткой касается его губ, лиам крепче сжимает рукоятку ножа и поджимает губы. когда цезарь позволяет себе говорить столь вульгарные вещи прямо перед его дочерью, лиам сдавливает улыбку, чтобы прямо сейчас не полоснуть его руку ножом. эдит смягчает нарастающее напряжение своими словами и лиам меняется в лице, тепло ей улыбаясь.

- мамочка будет наверное против и папочка так постоянно занят работой, вряд ли у меня так получится. я никогда не научусь готовить, да? - эдит дует губы и с расстроенным выражением лица начинает жевать десерт.

- милая, тебе необязательно быть здесь, чтобы вкусно готовить. главное хорошо спать, правда ведь? - лиам косится на цезаря, поглаживая ласково плечо эдит.

- вдобавок, твоя мама тоже хорошо готовит, стоит попросить ее и она тебя всему научит. - лиам треплет малышку по волосам и она начинает довольно улыбаться, болтая активнее ногами под столом.

мужчина откладывает столовые приборы, злобно смотрит на цезаря, острием льда царапаясь во взгляде. лиам тяжело вздыхает, прикрывает пальцами уставшие глаза и массирует аккуратно веки. морено переходит все дозволенные границы и игра ванга его вовсе не злит. похоже, что такой откровенный флирт лишь больше доставляет ему удовольствия, чем злости. это видно по губам цезаря, которые расползаются в самодовольной улыбке. лиаму хочется стереть ее с его лица резким жестом взмаха руки. он никак не может понять этого мужчину. ванг никогда не видел такой напористости и по всей видимости глупости, потому что до цезаря не доходит с первого раза. романы и интрижки на работе ванга совершенно не интересуют, обычно это ничем хорошим не заканчивается.

морено приятной внешности мужчина и возможно, если бы лиам не состоял с ним в рабочих отношениях, он бы принял его ухаживания. но против себя он идти не собирается, от этого его коробит. он всегда придерживается правил, изысканно отказывая или ссылаясь на загруженный рабочий график. вангу не совсем понятен интерес морено к его персоне. он не может разобраться в этом человеке, в чем же подвох или это просто разбалованное эго внутри.

- давайте выйдем, нужно поговорить. - адвокат моментально встает, упираясь ладонями в поверхность стола.

ванг наклоняется над дочерью, достает свой мобильный из кармана брюк и включает ей несколько короткометражных мультфильмов, отдавая телефон эдит в руки.

- милая, твоя папа и дядя цезарь ненадолго тебя оставят, ты пока поешь, посмотри что-то или поиграй. не скучай, хорошо? - она кивает, послушно уткнувшись в телефон.

- па, только быстро, эти ваши взрослые разговоры наверняка слишком долгие и нудные, не задерживайся там. - она широко улыбается, вновь показывая небольшую щель между зубами, после выпадения молочного зуба. лиам издает легкий смешок в кулак, посмеиваясь.

ванг держит спину прямо, оборачивается немного назад и следит за тем, идет ли за ним цезарь. они выходят на улицу и лиам не сдерживаясь, закуривает сигарету, холодом глаз стреляя на поражение.

- послушайте, цезарь. я все понимаю, но вы что, извращенец какой-то? может вам нравятся маленькие дети? так я вам устрою рай на земле и за решетку могу засадить. это не составит мне труда, уж поверьте. - лиам цепкими пальцами хватает цезаря за галстук и грубо тянет на себя. он указательным пальцем тыкает ему в грудь.

- соблюдайте субординацию при моем ребенке или я за себя не ручаюсь. даже если я ответил на ваши колкости, это было весьма невинно, по сравнению с вашими словами. если хотите доказать, что чего-то стоите, чтобы я мог вам доверять, то будьте терпеливы. если вы привыкли, что вам все так просто попадается в руки, стоит только захотеть или раскрыть кошелек, то я не из таких людей. либо я прекращу все наши даже рабочие встречи и будете искать себе другого адвоката. - лиам позволил себе наглость, лиам вспылил, он нервно затягивается сигаретой и отпускает галстук цезаря, отходя от него на приличное расстояние. он какое-то время молчит, пытаясь успокоиться. ванг всегда практически холоден и спокоен, держит себя в стальных тисках и не позволяет лишнего. но в гневе адвокат бывает страшен, не стоит его злить.

- спасибо вам, что помогли мне сегодня, но я бы и без вас справился. это не делает вам никаких поблажек. я сам заплачу за ужин, не привык быть в долгу. вы мне симпатичны, возможно даже нравитесь, я не стану скрывать. - лиам усмехается, облокачиваясь о кирпичную стену и смотрит вдаль. он не из тех, кто лжет, что это не так и тут дело вовсе не в гордости. они оба взрослые люди со своим опытом за плечами. мужчина привык говорить открыто и никогда не юлить, пытаясь что-то скрыть.

- но у нас с вами сейчас исключительно рабочие отношения. если хотите большего, наберитесь терпения. уже поздно, нам с эдит пора, она должна хорошо выспаться, завтра я обещал весь день побыть с ней. с вами встретимся через неделю, когда я все подготовлю. спасибо за ужин еще раз. - ванг смотрит на часы какое-то время, после на цезаря слегка улыбнувшись. ванг остывает быстро и сейчас в нем нет больше злости. лишь легкое послевкусие адреналина.

то, как он хватал морено за галстук, то, как его лицо было близко к его лицу. его дыхание и пристальный взгляд. он почти представил, как цезарь касается его талии, сжимая ткань рубашки и прижимает ближе к себе. это почти было как начало какой-то постельной сцены. лиам продолжает уже улыбаться сам себе, туша сигарету.

+1

10

цезарь наблюдает за каждым движением лиама, за тем, как он размеренно ест, наслаждаясь запахами и вкусами. лиам позволяет рецепторам прочувствовать каждый тонкий оттенок блюда, и это цезаря заводит. ему нравятся люди, которые могут растягивать удовольствие, постепенно и не торопясь. он уверен, что в постели лиам предпочитает замедляться, позволять партнеру себя буквально мариновать прелюдиями, в то же время не слишком затягивать с процессами, выдерживая умеренный темп. и эти мысли только больше будоражат кровь, цезарь бы хотел видеть, как ванг буквально тает в его объятиях, запрокидывает голову, растекаясь наслаждением по кровати, сминая простыни в кулаках и постанывая в губы морено.

и чтобы не зайти слишком далеко в своем воображении, он отводит взгляд от лиама на его дочку.

— в вашей дочери, — цезарь смотрит внимательно за тем, как эдит вилкой ковыряется в мороженом, размазывая его по стенкам. — дети, которых я встречал, обычно громкие и непослушные. эдит прелестная, уверен, что вы были таким же ребенком в детстве.

цезарь был шумным ребенком, и весь парадокс в том, что он не может терпеть таких же детей. за всю свою жизнь они ни разу не питал какой-то тяги к детям, не чувствовал потребности завести семью и наполнить свой дом звуками младенца. морено уверен, что отец из него выйдет никудышный, слишком требовательный и нетерпеливый по отношению к своему чаду.

у лиама же получается сочетать в себе множество граней — от заботливого отца до неприступного адвоката.

когда ванг требует выйти на улицу, цезарь чувствует, как нарастает напряжение между ними, подмечает сжатые кулаки и осторожничает, не решаясь получить ножевое ранение в конце своего рабочего дня. лиам выглядит достаточно уверенным, отчего таким убедительным в своей невербальной угрозе. морено улыбается, кивает и встает из-за стола. он уверен, что сейчас ему устроят настоящую взбучку, и цезаря распирает любопытство, он еще не видел лиама в ярости.

цезарь подмигивает эдит и выходит, даже не успевая среагировать на действия лиама. морено тянут за галстук, сокращая расстояние между ними, и у цезаря аж сводит зубы от восторга и ощущения легкого предвкушения. он видит лицо лиама так близко и чувствует эту цепкую хватку на галстуке, отчего кровь приливает к члену, совершенно отключая мозг. цезарь перестает думать на пару минут, пока его яростно тыкают в грудь, прижимая к себе настолько близко, что цезарь может лишь слегка двинуться вперед. чтобы коснуться чужих губ.

все ощущения путаются, морено практически не слушает адвоката, слишком сильно концентрируясь на прикосновениях и на том, какая атмосфера появляется между ними. в этот самый момент, когда цезарь думает совершить окончательно непоправимое, поддавшись секундному желанию, легко отдавшись на волю инстинктов, лиам его отпускает и отходит на безопасное расстояние.

цезарь сам себе смеется, а ведь он был готов буквально разодрать лиама, плевав на субординацию и последствия. и он очень рад, что ванг успел это предотвратить, не позволив морено совершить ошибку.

морено уверен, что секс с лиамом будет ярким, запоминающимся, и желание поскорее увидеть его в своей постели заставляет нетерпеливо крутиться вокруг лиама.

— извините, я перешел дозволенную границу, — он извиняется вежливо, но недостаточно искренне. цезарь в принципе не способен на искренность, особенно когда дело касается извинений, потому что он всегда уверен, что был прав. а если кому-то покажется обратное, то морено готов уверить, что цель оправдывает свои средства. точно так же и в ситуации с лиамом, цезарь уверен, что этот адвокат будет его. мало волнует, как далеко он может зайти в попытках им завладеть.

лиам соблюдает все правила даже в обычном ужине, уверяет, что обязан заплатить, а цезарь слишком уважает чужую гордость, чтобы препятствовать его желанию быть независимым от обязательств перед цезарем. морено улыбается, когда слышит, что нравится лиаму, и этого достаточно, чтобы отступить. цезарю бы хотелось пододвинуться ближе, оставить между ними лишь пару миллиметров, но сохранить положительный вектор развития их отношений хотелось больше.

— что ж, мне придется быть действительно терпеливым, я постараюсь.

цезарь провожает лиама с дочкой, хочет предложить подвезти их до дома, но ванг слишком высоко задирает голову и не позволяет проскочить между ними ни одной двусмысленности. лиам дает надежду, при этом полностью огораживается от любого проявления симпатии, и цезарю это нравится. он не любит ходить вокруг да около, пытаясь считать эмоции и чувства человека. откровение лиама упрощает между ними отношения, делая их максимально прозрачными, отчего ни цезарь, ни лиам больше не чувствуют путаницы.

оба прекрасно знают о симпатии друг к другу и оба продолжат держаться на небольшом расстоянии до конца рабочих отношений. по крайней мере — цезарь старается. и получается у него плохо.

цезарь открывает дверь такси, протягивает руку, чтобы проститься с лиамом и галантно касается ее губами.

— я буду ждать нашей следующей встречи.

и закрывает дверь такси до того, как ванг успел вцепиться ему в лицо, выцарапывая глаза из глазниц.

/ / /

цезарь всю неделю не может попасть в офис к лиаму, даже если он пытается свое расписание освободить, делегировать огромную часть обязанностей на своих подчиненных. и все, что ему остается, это посылать стажеров в обед к лиаму, чтобы те отвозили ему лично приготовленные цезарем блюда. цезарь во время перекура открывает телефон, зажимает губами сигарету и руками быстро печатает сообщение.

caesar, 14:02
вы пообедали?
вам понравилось?

и когда лиам не отвечает слишком долго, цезарь набирает его номер. он ждет пару гудков, прежде чем услышать недовольный голос адвоката, который совершенно не настроен на флирт во время работы. цезарь даже представляет холодный взгляд прищуренных глаз и то, как лиам от него отворачивается, воздвигая между ними стены.

— добрый день, лиам, я слышу у вас сегодня прекрасное настроение, — цезарь закуривает вторую сигарету и улыбается. — вы слишком долго не отвечали, я решил, что позвонить вам будет быстрее. когда мы с вами встретимся?

цезарь буквально вибрациями чувствует чужое раздражение и слышит громкий вздох в трубке.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » see you soon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно