Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » дотянуться до звезды'


дотянуться до звезды'

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

amelia & aiden
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

summer 2013 // los angeles

https://i.imgur.com/z6ErZoK.jpg

+1

2

- я буду не один. да, можешь считать она мой близкий друг, - прижимаешь мобильный щекой к плечу, сенсор реагирует, набираются какие-то цифры, чертыхаешься, прыгая на одной ноге, наступая на брюки. ты примеряешь костюм? да, черт возьми. кто бы мог подумать. роняешь телефон на диван и включаешь громкую связь. все это время джейкоб на том конце что-то говорил. сейчас он задаёт вопросы, которые тебя раздражают. этот парень джейкоб брукс - молодой дизайнер-проектировщик, любитель. основное его занятие - поиск помещений и их перепланировка под что-то выбивающееся из стандартов. у него острая рыжая бородка, усы чуть менее экстравагантные, чем у дали и нос усыпанный веснушками. он начал считать себя твоим приятелем уже после первой встречи, ты спорить не стал. все, что тебе приходилось делать в навязанной джейкобом роли - это слушать, иногда говорить ага, этого оказалось вполне достаточно. звонил он нечасто, ещё реже ты брал трубку. брукс обеспечил тебя работой, официальной работой и оценил твой талант. для тебя это по-прежнему громко звучит и ты закатываешь глаза в ответ на его громкие заявления и пафосные речи. но он должен быть таким - прирожденный оратор.

- лет десять, - это на вопрос сколько времени вы знакомы с амелией. джейкоб присвистывает и вполне резонно спрашивает какого лешего ты до этого момента молчал про свою подругу. тебе не нравится это определение. тоже самое, что подружка или спутница, коробит, вызывает раздражение. ты наконец влезаешь в брюки, заправляешь в них рубашку, застегиваешь ремень и начинаешь прикладывать к себе перед зеркалом разные галстуки.

- джейк, отвлекись. какой, синий и серый?
- ты имеешь в виду индиго или маренго?
- нет, я имею в виду синий или серый...пижон, - последнее слово говоришь тише и в другую сторону, но без толку.
- я все слышал и совсем не обиделся. выбирай первый вариант, подходит к твоим глазам. и посвободнее, не затягивай под горло, сейчас это не модно и вряд ли ты будешь чувствовать себя комфортно, а мне важен твой комфорт, слышишь меня, эйден?
- слышу и отключаюсь. до встречи в восемь.

ты уже отрубаешь телефон, когда джейкоб кричит, что надо приехать пораньше и все проверить. на тут же раздавшийся звонок от него не реагируешь и не читаешь пришедшее следом смс. брукс слишком многословен, каждую его тираду можно смело сокращать в два раза, как раз получится самая суть без мишуры.

ты смотришь на себя, пытаясь привыкнуть к новому образу и единственное возникающее желание - все снять и натянуть привычные джинсы, растянутый свитер, ну или на худой конец клетчатую рубашку, которая служит тебе уже лет двадцать и, на твой взгляд, смотрится вполне прилично. но ты должен выглядеть представительно…да-да, ты должен. ты даже изменил прическу, подстригся и до сих пор жалеешь об этом. проводишь рукой по волосам, вид у тебя какой-то жалобный. каждый раз одно и тоже, себя приходится заставлять. все эти мероприятия стресс для интроверта.

накануне ты печатаешь текст своей речи на ноуте, собираешься выйти за трибуну прямо с ним и читать с экрана. не помнишь когда последний раз писал что-то на бумаге, а заморачиваться с принтером не видишь смысла, джейкоб привык, что ты не расстаёшься с ноутбуком, а остальным должно быть все равно, они не на тебя придут смотреть, а на твоё творение.

до ночи ты доводил до идеала презентацию, с самокруткой в зубах, в два часа нестерпимо захотелось написать амелии, что-то вроде - давай забьем и поедим пиццу у меня. но в итоге ты врубил телек впервые за последние годы два и заснул под какой-то ужастик, первые полчаса ты его даже смотрел и было весьма неплохо, не банально и не так кроваво, но потом ты начал засыпать, пару раз просыпался, пытался вникнуть в сюжет, но в очередной раз, открыв глаза на титрах, накрыл лицо подушкой и уснул. брейди бы такого не вынес, с ним ты смотрел фильмы от начала до конца, а после обязательный пункт - обсуждение финала. слава богу в большинстве случаев вы это делали, находясь в разных городах и иногда ты жульничал, разворачивая камеру в другую сторону.

глядя на себя, тебе уже хочется выпить, хотя до выступления ты не планировал даже курить, но полный самокруток портсигар уже предусмотрительно убрал в карман пиджака.

джейкоб одобрил список приглашённых фотографов, один из них оказался его хорошим знакомым. их работы будут размещаться на стенах прямо во время мероприятия - очередной перфоманс, задуманный бруксом. страшно представить какую музыку он выбрал для фона.

ты должен заехать за амелией в половине восьмого на такси, с расчетом, что нужный адрес в пятнадцати минутах езды от ее дома, вы остановитесь неподалёку и прогуляетесь до места пешком, чтобы ты в общих чертах описал что будет происходить и конечно главное действующее лицо - джейкоба брукса. ты не любишь сюрпризы и как тебе кажется - амелия тоже их не любит.

ещё раз оцениваешь свой внешний вид, ослабляешь и так слабо затянутый галстук, по ощущениям он уже перекрывает тебе кислород и присаживаешься, чтобы надеть ботинки - ещё одна новая деталь твоего гардероба, появившаяся благодаря бруксу. теперь есть риск, что амелия тебя просто не узнает.

забираешь с дивана телефон, навязчиво мигающий пропущенными вызовами и сообщениями, засовываешь его в карман брюк, пиджак набрасываешь на плечи, ноут под мышку, чуть не забываешь флешку, уже переступив через порог. плохая примета.

руки чешутся покурить, где-то должна быть зубочистка, ты засунул ее в нагрудный карман рубашки, зная, что будешь нервничать, находишь ее там и закусываешь кончик, перекатываешь языком. ты ничерта не помнишь свою речь, нужно было прочитать хотя бы раз сегодня утром, но ты не выспался, выпил две чашки кофе, а потом вместо речи сел править презентацию. казавшееся вчера идеальным, сегодня тебя разочаровало.

ловишь такси, бросаешь на заднее сиденье пиджак, садишься сам, раскрывая ноут на коленях, хотя тебе ехать немногим больше получаса с учётом пробок, на ваше второе не_свидание ты шёл до ее дома пешком.

достаёшь телефон и быстро набираешь смс амелии.

я в такси, надеюсь все в силе и я не зря так вырядился?. т9 два раза коверкает слова, плюёшься ругательствами, одновременно исправляя сообщение и двигая курсор, поворачивая 3D-модель помещения на экране. добавляешь грустный смайлик и прищуриваешься, погружаясь полностью в свой в сотый раз доработанный проект, пока такси не тормозит у дома амелии.
[LZ1]ЭЙДЕН ДЖОЕЛ ПИРС, 30 y.o.
profession: архитектор вирусов; [/LZ1]
[NIC]Aiden Joel Pierce[/NIC]
[STA]system overloaded[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/B1Dq2Zt.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/Ykm3Ggi.gif[/SGN]

+1

3

крутишься у зеркала, в который раз поправляешь падающую на правый глаз прядь волос и укоризненно смотришь на джонни. он сидит, развалившись, на стуле и комментирует каждое твое действие. буквально. молча, рисуешь сдержанные стрелки тёмно-синей жидкой подводкой и проходишься по ресницам тушью. — ну что? — спрашиваешь, зажимая во рту подводку, и смотришь на друга сквозь зеркало. он посмеивается над тобой, закидывает ногу на ногу и, разводя руки в стороны, сообщает: — ничего-ничего, продолжай.

не хочет говорить, не надо. раздражающая прядь снова падает на глаз. убираешь её за ухо, осторожно расправляя подвитые кудряшки. — я понятия не имею, что ждать от этого мероприятия, — эйден был весьма скуден в описании. он в принципе не болтлив, в этом плане вы с ним идеально подходите друг другу. меняешь серёжки с маленькой жемчужинкой на золотые небольшие кольца, выправляешь по центру фаланг кольца на пальцах и выбираешь помаду. два оттенка, не знаешь, какой взять. там ведь будет искусственное освещение, скорее всего… кривишь губы, раздумывая. советчиков вокруг как-то не наблюдается.

просто держись за своего спутника и улыбайся. больше от тебя ничего и не требуется, — джонни подходит ближе, вытаскивает под твоё “эй!” один тюбик с помадой из рук. — возьми эту и надевай уже платье. не знал, что ты по сто лет собираешься, эми, — фыркаешь, шутливо стукаешь его по плечу. не знал он, ну да как же. и вообще, ты уже практически собралась. маленькое черное платье — классика — висит на плечиках, в него осталось просто влезть. на тебе знакомый эйдену чёрный шёлковый халат и чёрное кружевное белье, наличие которого на тебе джонни старательно игнорирует. между вами никакого сексуального влечения, поэтому тебе ровным счетом ничего не стоит снять халат прямо при нём и забрать из рук плечики с платьем.

и вообще, иди уже домой, а, — втискиваешься в платье, осторожно расправляешь рукава. телефон молчит, ты надеешься, что эйден не передумал и по-прежнему хочет взять тебя с собой. ты не то чтобы подходишь для подобных мероприятий… хотя в платье чувствуешь себя вполне уверенно. оно тебе идёт и выгодно подчеркивает фигуру. ты много занимаешься в спортзале, делая тело гибким и подтянутым.
а кто тогда будет следить, чтобы ты ничего не забыла? — джонни подаёт тебе цепочку с подвеской в виде маленькой феи, а потом сам же её и застёгивает. со стороны может показаться, что вы в отношениях. крепких и долгих, но это совершенно не так. толкаешь его, втыкаешь в волосы ещё одну шпильку, закрепляя подвитые пряди, подкрашиваешь губы и удовлетворенно выдыхаешь.
можно подумать, мне пять лет. иди уже. я не буду знакомить тебя с эйденом. ты же меня с этой своей… как её… не знакомил, — фыркаешь немного обиженно и наконец-то отходишь от зеркала. ты готова, осталось только дождаться эйдена.
мою эту зовут стелла. и ладно, я пошёл. напиши, как вернёшься домой. иначе я приеду, — это звучит, как угроза. впрочем, это и есть угроза. закрываешь за джонни дверь и усаживаешься на кровать, крутя в руках телефон. джонни, не успев выйти, сразу же пишет сообщение с какой-то дурацкой шуткой. ты хмыкаешь и отправляешь ему в ответ один лишь смайлик.

эйден наверняка нервничает раз в сто больше, чем ты. хотя откуда тебе это знать? вы не то чтобы очень хорошо друг друга знаете. если говорить на чистоту, то не знаете почти совсем. слишком мало, вы общались слишком мало, больше предпочитая действия. браслеты на руках звенят и отвлекают внимание от тонких, давно зашивших шрамов. не считаешь нужным их замазывать тональным кремом, достаточно будет браслетов.

от эйдена приходит сообщение, и ты невольно ему улыбаешься. “на мне платье и туфли на самоубийственном каблуке, как думаешь, зря ты вырядился?” отправляешь ответ и поднимаешься с кровати. в такси — это почти уже у тебя. забрасываешь в клатч помаду и запасную упаковку лейкопластыря на всякий случай. хочешь верить, что с платьем угадала. или, может быть, там все будут в джинсах и рубашках в стиле хиппи? эйден что-то говорил об официальности, когда ты его практически пытала, поэтому, если люди всё-таки окажутся в рубашках и джинсах, ты его изобьешь до полусмерти туфлями. твои коллеги тебя оправдают.

спускаешь вниз, как только такси эйдена подъезжает к твоему дому. садишься и внимательно оглядываешь своему спутника. — тебе идёт, — немного непривычно видеть его в костюме, но ему и правда идёт. легко целуешь его в щеку, а потом осторожно стираешь след, оставшийся от помады. — волнуешься? — сплетаешь свою руку с его, надеясь, что это хоть немного успокаивает, а не раздражает. от него пахнет привычным одеколоном, тебе нравится. как и нравится то, как сочетаются ваши запахи. — если будет слишком напряженно, просто шепни, и я тебя украду, — говоришь ему на самое ухо, игриво прикусывая мочку. пытаешься его отвлечь, не зная точно, стоит ли это делать. у него на коленях ноутбук и, наверное, лучше дать ему время подготовиться к мероприятию?

отодвигаешься немного, но руку не убираешь. смотришь, как за окном проплывает город, и замолкаешь. волнение передаётся и тебе, и ты нервно в который раз поправляешь браслеты и кольца на руках. украшений у тебя немного, ты не перебарщиваешь с ними. в машине играет какая-то навязчивая попсовая мелодия и работает кондиционер. вполне комфортно, но ехать вам, вроде бы, недалеко. приезжаете буквально за каких-то пятнадцать минут. на парковке толпятся люди и машины. вы не успеваете выйти, как оказываетесь почти сбиты с ног каким-то мужчиной. ты наблюдаешь за эйденом, молчишь и мягко улыбаешься. чувствуешь себя настолько же непривычно, насколько и неуверенно и очень, очень не хочешь, чтобы эйден жалел, что позвал тебя с собой.

+1

4

ты слышал звук пришедшей смс, наверняка от амелии, даже потянулся за телефоном, но так и не достал его, обнаружив такой банальный почти классический недочёт в одной из схем. как ты мог так лохануться, эйдан…похоже вчера было слишком много травки.

такси тормозит, а ты продолжаешь сидеть, кликая мышкой, вряд ли когда-нибудь что-то изменится. как ты однажды приучил себя работать везде, где только можно, абсолютно отключаясь от всего происходящего вокруг, с тех пор этот навык ты не потерял. а такси в свое время было твоим любимым транспортом, в них вершились великие дела, ты абстрагировался моментально и окружающее тебя переставало существовать.

откуда-то издалека до тебя все же доносится сиплый голос водителя.

- да, одну секунду, - последний штрих, сохраняешь, но не убираешь ноут, ещё нужно перенести обновлённую презентацию и все необходимые ссылки на флешку. поднимаешь глаза и сквозь чуть приоткрытое стекло видишь амелию.

- о мой бог, - ты произносишь это вслух, невольно поджимаешь губы, кусая нижнюю и одновременно улыбаясь. - брось, по сравнению с тобой я скорее сойду за официанта, - открываешь дверь машины и тут же отодвигаешься, чтобы освободить ей место. - ты просто сногсшибательна, а ещё от тебя обалденно пахнет, - шепчешь пока амелия целует тебя в щеку и бережно стирает след помады. - можно было оставить, представляешь как эффектно я бы смотрелся на сцене с отпечатком твоих губ, - улыбаешься, скользишь взглядом по ее платью, точнее по тому, что под ним, живо себе представляешь линии ее тела и снова хочется забить на выступление, на джейкоба и все свои перед ним обязательства. взгляд конечно цепляется за колени, быстро по-кошачьи облизываешься. - открой секрет, как ты ходишь на таких каблуках? хотя нет, не надо, не хочу знать, - амелия берет тебя за руку и ты сразу сжимаешь ее ладонь.

- что, так заметно? - выдыхаешь, откидывая голову на спинку сиденья. - я вчера пол ночи делал презентацию, писал речь, клепал все эти макеты, а сегодня нашёл не меньше пяти ляпов. хорош бы я был, заметь все это только во время выступления. архитектор-дилетант, - она тебя отвлекает, совсем близко, у самого уха, шёпот заставляет покрыться мурашками, галстук начинает сильнее давить.

- может прямо сейчас, - говоришь тихо, прикрыв на секунду глаза, когда ее зубы едва ощутимо касаются мочки уха. понимаешь, что вариант проигрышный, потом ты выслушаешь намного больше, чем если просто провально выступишь. не явишься - джейкоб будет жрать  тебя, медленно и долго, так что хватит на всю оставшуюся жизнь. может быть даже поселится у тебя дома и будет будить проклятиями и припоминать какую свинью ты ему подложил. нет уж, лучше пятнадцать минут позора, чем годы страданий. кроме того, амелия просто обязана покрасоваться в таком шикарном образе. ты появишься на мероприятии рядом с этой женщиной. с ума сойти. усмехаешься, косишь взгляд в сторону амелии, она предусмотрительно отстранилась, чтобы дать тебе возможность закончить с работой. ты мимоходом касаешься ее колена, слегка сжимаешь пальцами, не поворачиваясь к ней, лишь давая понять - тебе важно, что она рядом и ты по-прежнему помешан на ее коленях, особенно когда они так откровенно смотрят на тебя.

сохраняешь все, что нужно на флешку, отправляешь ее обратно в карман рубашки и закрываешь крышку ноута. конечно ты не успел сказать водителю, чтобы он остановил чуть дальше названного адреса и вы подъезжаете прямо к центральному входу. почему так много людей? достаёшь телефон, чтобы посмотреть на время. семь пятьдесят. осталось всего десять минут. на глаза попадается проигнорированное гневное сообщение от брукса - приезжай за полчаса и десять восклицательных знаков. чёрт…

- эй, поосторожнее, - ты закрываешь собой амелию, вставая между ней и каким-то особо активным типом. тот явно очень спешит занять место в первых рядах. становится не по себе. это всего лишь пробный показ, проект в разработке. откуда такой интерес? наверняка к этому приложил руку джейкоб. странно, что он ещё не оборвал тебе телефон.

поворачиваешься к амелии, ее растерянная улыбка чертовски умиляет, ты сразу начинаешь ощущать себя увереннее.

- пойдём, надо перехватить моего приятеля-работодателя, оказывается мы должны были приехать раньше, так что можно считать опаздываем, - подставляешь амелии локоть, а когда его обхватывают ее пальцы, тут же прижимаешь к себе. - спасибо, что ты со мной.

вы проходите сквозь толпу, совершенно разношёрстную, для тебя любая публика непривычна, но эта…

- похоже на бал-маскарад, - наклоняешься и шепчешь на ухо амелии. - вот тот парень одет как я на хэллоуин лет в тринадцать. именно в таком костюме с изрезанными штанинами и в пятнах крови я ходил по домам и собирал сладости. кошелёк или жизнь? сладости или гадости? - смеешься ей в шею и быстро целуешь, вдыхая аромат ее парфюма. - обычно у меня набирался полный мешок леденцов и шоколадных монеток. может и сегодня стоило так нарядиться, глядишь не закидали бы помидорами, - ты пытаешься шутить, обсуждать людей вокруг, прижимаешь к себе ноут с одной стороны, с другой - амелию. самое дорогое, что у тебя есть.

- эйден! эйден пирс, ну неужели. я уже начал придумывать оправдательную речь, почему главный виновник всего этого! не почтил нас своим присутствием.

- перестань, джейк, ты же знаешь, что я не смог бы так поступить с тобой. пришлось кое-что исправлять, пару слайдов. сначала ведь все равно будешь говорить ты, так что время есть. лучше познакомься - это амелия, - ты делаешь паузу, стыдясь собственного замешательства. как тебе ее представить? как ты хотел бы ее представить? все стандартные определения отношений кажутся тебе совершенно идиотскими, они пробегают в голове и режут слух. - мой близкий друг, - как ты и говорил ему утром. в этом словосочетании есть все, что нужно. ты действительно считаешь амелию другом, в то же время - она твой близкий человек. степень близости джейкобу знать не обязательно. и когда два этих слова находятся рядом - друг не занимает главенствующей роли, на нем нет акцента. то, что есть между вами определенно не ограничивается дружбой, это близость, касающаяся только двоих. но джейкоб ещё найдёт лазейку, ты даже не сомневаешься. а пока даёшь им возможность познакомиться, амелии оглядеться, ловишь официанта с бокалами шампанского, вручаешь один амелии, другие два, для себя и брукса, держишь в руках. сейчас джейкоб поднимется на сцену и безупречно поставленным голосом, как всегда красноречиво представит проект и тебя.

- ну что, перед смертью не надышишься, - стоишь совсем рядом с амелией, тебе нужно это ощущение ее присутствия, необходимо касаться ее. не представляешь, как бы ты ощущал себя здесь без неё. каким-то дикарем, не то что белой вороной. чокаешься с ней бокалами и все таки делаешь один маленький глоток.
[LZ1]ЭЙДЕН ДЖОЕЛ ПИРС, 30 y.o.
profession: архитектор вирусов; [/LZ1]
[NIC]Aiden Joel Pierce[/NIC]
[STA]system overloaded[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/B1Dq2Zt.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/Ykm3Ggi.gif[/SGN]

+1

5

смотришь на эйдена одновременно мягко и немного укоризненно. так смотрят родители, увещевающие детей вести себя хорошо. прежде, чем сбегать, было бы всё-таки неплохо появиться на мероприятии. важном для него. успокаивающее гладишь его по руке и оглядываешься. чувствуешь себя неловко и не к месту, от того кажется, будто каждое движение скованное. на самом деле, это не более чем ощущения, со стороны ты выглядишь абсолютно спокойной и даже как будто немного равнодушной. привычная маска, призванная скрыть настоящие эмоции. никогда не была ни на чем подобном, как-то не доводилось. все мероприятия, проводимые полицейской академией и полицейским департаментом — зачастую просто вечера для почтения чьей-либо памяти либо празднование очередного профессионального праздника. здесь же чувствуешь себя чужой. той девчонкой, что по ошибке зашла не в тот зал и теперь не знает, как по тактичнее уйти.

Эйден вроде бы более или менее успокаивается, во всяком случае, его рука уже гораздо мягче обвивает твою. ты снова смотришь ему в глаза, ища подтверждение собственным ощущениям, а потом ласково шепчешь: — всё будет хорошо, — всё и правда будет хорошо. все эти люди пришли посмотреть, что придумал он. все они пришли восхищаться его идеей и вдохновляться его видением. ему не о чем волноваться, он ведь трудился, чтобы всё получилось. осталось только продемонстрировать окружающим, что они не зря возлагают на него надежды.

тихо и как будто немного задушено и смущенно смеешься, когда эйден показывает тебе на парня в якобы маскарадном-костюме. — знаешь, может быть, он здесь и будет органичнее нас всех смотреться, — хмыкаешь, продолжая разглядывать толпу. мужчины в основном в костюмах, даже если пренебрегли галстуками и бабочками, а женщины — в платьях, в меру открытых и длинных. твоё черное вписывается как нельзя лучше, и ты выдыхаешь. не будешь смотреться, как пугало: уже ощутимый плюс. — никто не закидает тебя помидорами, ну или я их арестую и инкриминирую им нарушение общественного порядка, — обещаешь так, словно и правда арестуешь всю толпу, не забыв надеть на людей наручники, которых у тебя с собой и нет.

к вам подходит какой-то мужчина, очевидно, тот самый приятель-работодатель, о котором говорил эйден каких-то полминуты назад. смотришь на него, немного отходя в тень. ты здесь не более, чем гость. просто цель твоего прихода несколько иная: ты пришла не глазеть, а поддержать эйдена. твоя рука продолжает покорно лежать на его согнутом локте, мягко сжимая ткань пиджака. как будто цепляешься в страхе, что вас разъединят. эйден тебя представляет, и ты чувствуешь его неловкую паузу, смущенное замешательство. вы не условились, как называть друг друга. друзья? любовники? приятели? пара? осторожно выдыхаешь сквозь едва-едва приоткрытые губы и не торопишься ему на выручку. тоже не знаешь, как называть то, что между вами происходит. ты даже джонни не дала определения, предпочтя ограничиться именем и рассказом о том, что познакомились вы настолько давно, что джонни тогда в твоей жизни ещё даже не существовало. он появился позже, но до того, как ты поступила в полицейскую академию.

джейк улыбается, со смешком комментирует слова эйдена: — близкий друг, значит, — слышишь, как он, в отличие от твоего спутника, смещает акцент на слово "друг". Может быть, ваша дружба и лежит в основном в горизонтальной плоскости, но джейку это знать совершенно не обязательно. — позже расскажите мне все подробности! я хочу знать всё-всё! — мужчины едва ли меньше интересуются сплетнями, нежели женщины. ты знаешь, ты с ними работаешь. в основном с ними: женщин в полицейском департаменте до сих пор можно пересчитать по пальцам. не женская профессия. — эйден, оказывается, умеет прятать своих друзей и знакомых, — укоризненно смотрит на друга, но тут же расплывается в улыбке, когда переводит взгляд на тебя. он обаятельный и, похоже, прекрасно об этом знает. тебе хочется осмотреться, но оставить эйдена одного ты боишься, потому продолжаешь стоять с ним рядом, цепляясь за его руку, как утопающий цепляется за тростинку.

шампанское в твоем бокале медленно идёт пузырями, ты гладишь ножку пальцами, ловя успокоение в простых движениях. на самом деле любишь, когда руки чем-то заняты. бокалом, цепочкой, кольцами на пальцах. браслеты при движениях прокатываются по запястью, надёжно отвлекая внимание от тонких серебристых шрамов, особенно выделяющихся в хорошо освещенном зале. джейк извиняется, говорит что-то о том, что ему пора начинать, и вы остаётесь вдвоем. временно, конечно, скоро и эйдену понадобится подняться на сцену. ты мягко касаешься пальцем его щеки, заменяя слова тактильностью ощущений. но позже всё же говоришь, прижимаясь к нему близко, насколько позволяют правила приличия. — всё будет хорошо. смотри, джейк в тебе уверен, — киваешь на его приятеля, уже стоящего на сцене и настраивающего микрофон. после он произносит речь, и люди вокруг вас замолкают, слушая. ты замолкаешь тоже, лишь продолжаешь крутить в руках бокал. не пьёшь, хотя во рту пересохло. от шампанского у тебя всегда на утро болит голова. а завтра тебе нужно выйти в вечернюю смену и всю ночь провести на ногах, головная боль в это всё совершенно не вписывается.

давай, пять минут, и всё, — подмигиваешь эйдену, продолжая мягко улыбаться, и провожаешь его глазами на сцену. чувствуешь его нервозность, но не знаешь, как её успокоить. не представляешь. держишь его бокал шампанского за него, наблюдая, как он готовится к выступлению. на сцене смотрится так, словно родился именно для того, чтобы на ней стоять. рядом с тобой появляется джейк, ты вздрагиваешь, когда он подходит со спины. не перетягиваешь внимание на себя, стоишь чуть в стороне.
у него всё получится, — ты киваешь в ответ, нисколько не сомневаясь. у эйдена действительно всё получится. люди смотрят на него ожидаемо жадно и вдохновленно. всем интересно, что придумала его голова. тебе интересно тоже, а потому на тихий шепот джейка ты больше не реагируешь, внимательно смотришь на экран с презентацией эйдена и на него самого: больше взволнованным он не выглядит. сейчас почти так же фундаментально спокоен, каким был десять лет назад, когда объяснял тебе принципы своей работы. сейчас в нём больше от джо, чем он, наверное, даже сам признает.

+1

6

когда джейкоб поднимается на сцену... точнее не так - он взлетает по ступенькам, с грацией и легкостью лани, ты опускаешь голову, чтобы скрыть, что смеешься. не над ним, брукс безупречен, а ты просто удивляешься как у него ловко это получается - перевоплощения, незаметная невооруженному глазу смена масок. удивляешься и восхищаешься, не уставая убеждаться в том, что этот парень на своём месте.

он начинает говорить и все тут же замолкают. сможешь ли ты так держать аудиторию? в университет мог, как-то само собой, без особых стараний. ты умел шутить с непроницаемым лицом, выхватывать самое важное и представлять это не сухо и по-научному, а с юмором и на понятном всем языке. ты располагал к себе, несмотря на то, что никогда не любил многолюдья и не был душой компании, у тебя вообще не было компании, стоит начать с этого. и болтливостью ты не отличался. все твои публичные выступления занимали не больше пятнадцати минут и даже после этого короткого времени ты уставал, чувствовал себя выжатым.

амелия говорит, что все будет хорошо, что ты не заметишь как пролетит время и ты снова окажешься здесь в зале, можно будет сделать глоток шампанского, расслабиться…мысль о побеге тебя все ещё не отпускает.

- мой хороший друг и, не побоюсь этого слова - выдающийся архитектор. эйден пирс! - джейкоб объявляет твой выход, все дружно поворачивают головы вслед за его вытянутой рукой. - мы ждём тебя, дружище, покажи миру свой шедевр.

прищуриваешься, растягиваешь губы в улыбке. смущение и неловкость от повышенного внимания к твоей персоне борются с азартом.

- ты в своём репертуаре, брукс, - говоришь тихо, себе под нос. с долей раздражения. поворачиваешься к амелии, передаёшь ей бокалы и так знакомо подмигиваешь, прежде чем уверенно направиться к сцене, на ступеньках перехватить руку джейка и прошипеть над самым ухом, что ты ещё припомнишь ему это представление.

а дальше гаснет свет, начинает работать проектор, ты запускаешь свою презентацию и погружаешься в неё. наверное сейчас в тебе включается джо, спокойный, самоуверенный, не демонстрирующий собственные амбиции, а просто представляющий то, на что способен. без сложных терминов, без длинных предложений, с парой-тройкой лирических отступлений, чтобы публика засмеялась, немного отвлеклась, обновила свои бокалы. ярко-синяя точка перемещается по экрану, когда ты делаешь акценты на деталях, показываешь какими будут потолки в финале, как будут искажаться стены, какими необычными ты видишь коридоры, буквально лабиринт, но не тот, который пугает, из которого хочется побыстрее выбраться, а тот, где тебе на удивление комфортно, он увлекает за собой, ведёт по указателям на стенах, полах и потолках, тоже в разных формах и цветах, это словно квест, проходя который ты наслаждаешься произведениями искусства - картинами, эскизами, скульптурами, фотографиями. и заходя в этот лабиринт ты сразу четко знаешь, что найдёшь выход.

твоё выступление завершается аплодисментами, включается свет, ты щуришься, приглядываешься к твоим сегодняшним зрителям, видишь где-то в дальных рядах довольного джейка, но ищешь глазами вовсе не его. амелия. она улыбается и смотрит на тебя так, будто знала все наперёд, не сомневалась ни секунды, что тебя ждёт успех. а это успех? ты сам ещё не понял. но ожидаемо чувствуешь усталость.

сзади сцены освещается проход в зал, где представлена сегодняшняя экспозиция. пока это только начало, три коридора, дальше продолжается работа. минимум два месяца и вы сможете открыть галлерею. но не все спешат посмотреть на то, что получилось уже сегодня, тебе не дают спуститься со сцены. протягивают руки, визитки, задают вопросы. на авто-пати ты не рассчитывал. пытаешься протиснуться сквозь людей, киваешь, суёшь визитки в карман, обещаешь что ответишь по имейлу, все контакты есть у джейкоба. и конечно спасает положение именно он, выуживая тебя из плотного кружка людей.

- все-все, наша звезда тоже хочет выпить шампанского и перекусить, я буду в вашем распоряжении через пять минут, - он картинно закатывает глаза и делает глоток шампанского. - ну, что я говорил. это было круто, эйден! ты мне не показывал последний слайд. придумал вчера ночью? - он толкает тебя плечом, ловит за локоть парня с подносом, на котором аккуратно разложены тарталетки с самым разным наполнением и канапе с рыбой и с мягким сыром. - съешь что-нибудь и выпей в конце концов. твоей девушке тоже не помешает. она совсем не обращала на меня внимания, представляешь, слушала только тебя.

ты благодарен бруксу, но, готов честно и прямо сказать ему, чтобы он уже сваливал побыстрее.   поэтому просто пожимаешь плечами и, подхватывая с тарелки канапе с сыром и крошечным помидором черри, усиленно его жуешь.

- ладно, я понял. увидимся позже, - джейкоб хлопает тебя по плечу и удаляется, а ты наконец можешь выдохнуть, посмотреть на амелию и одними губами произнести спасибо. один бокал шампанского ты себе все таки позволяешь и тарталетку с чем-то похожим на смесь курицы, грибов и огурца, но вполне съедобно.

- он назвал тебя моей девушкой, - улыбаешься, обнимая ее за талию и привлекая к себе. - мне понравилось как это прозвучало, - тебе не терпится уйти отсюда, продолжить вечер где-нибудь в баре, выпить по стакану джина или двойного виски, а потом поставить в старом музыкальном аппарате такую же - проверенную временем, пластинку и пригласить амелию танцевать в этом маленьком чёрном платье, на высоких каблуках. и плевать, что в этом баре не танцуют.

- хочешь посмотреть фотографии и пройтись по уже готовой площадке? или сбежим пока джейк не вернулся и не заставил меня отвечать всего на пару вопросов ради приличия, - наклоняешься к амелии, целуешь в губы. ты все ещё чувствуешь усталость после выступления, но она приятная, растекается по телу, мышцы расслаблены, а ты явно настроен на немного пофлиртовать со своей девушкой.
[LZ1]ЭЙДЕН ДЖОЕЛ ПИРС, 30 y.o.
profession: архитектор вирусов; [/LZ1]
[NIC]Aiden Joel Pierce[/NIC]
[STA]system overloaded[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/B1Dq2Zt.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/Ykm3Ggi.gif[/SGN]

+1

7

после выступления эйдена, люди начинают разбредаться по залу. уходят в ту часть, что уже оформлена. те, что слушали внимательнее, объясняют остальным, как всё будет. ты оглядываешься, по-прежнему чувствуя себя неловко. рядом стоит джейк, он расхваливает эйдена так, словно тот — какая-то найденная реликвия, которую стоит не просто беречь, а поместить в музей и под охрану. после он уходит, оставляя тебя одну. боясь потеряться, остаёшься на месте, продолжая удерживать в руках бокалы с шампанским. в тебе нет природного любопытства, способного заставить покинуть безопасное место и затеряться в возбуждённой толпе. джейк идёт спасать эйдена, ты провожаешь его взглядом и осторожно поправляешь на руках браслеты. тебя тянет на улицу, на свежий воздух, хотя время позднее, и там скорее всего слишком жарко. климат лос-анджелеса тебе не нравится. как не нравятся пальмы и слишком большое количество людей. на самом деле, ты хочешь вернуться в бостон и останавливает тебя только то, что того города, который ты так любишь, больше не существует. как не существует людей, которых ты когда-то любила.

тебе наконец-то возвращают эйдена, и ты несмело улыбаешься ему, протягивая бокал. джейк оставляет вас одних, давая возможность пообщаться, пока на вас не кинулись репортёры и желающие узнать ещё немного подробностей. прижимаешься к эйдену, полной грудью вдыхая запах его одеколона. от этого запаха веет уверенным спокойствием. на какое-то мгновение прикрываешь глаза, позволяя себе получить то, что никогда не было доступным. не знаешь, как комментировать слова эйдена, а потому молчишь и только улыбаешься чуть смелее и шире. вы ведь, на самом деле, не пара. между вами в принципе происходит что-то неясное и не поддающееся объяснению. вы близки, словно прожили вместе много-много лет. и в то же время так далеки, словно познакомились буквального несколько минут назад. мягко касаешься его щеки, оставляя невесомый поцелуй, и тут же стираешь подушечкой пальца помаду. ты не собственница, чтобы оставлять на нём знаки принадлежности.

если хочешь, мы можем сбежать, — отвечаешь после его лёгкого поцелуя и смотришь сквозь ресницы. ты готова исполнить любое его желание, стоит ему только сказать. переплетаешь пальцы с пальцами эйдена и ведёшь его в противоположную от толпы сторону. пусть отдохнет, прежде чем его окружат. вы выходите на улицу, и ты не ошибаешься: там действительно жарко и душно. воздух неприятно липкий, наполненный запахом цветочных тяжелых духов, бензина и подступающей грозы. — всё было не так уж и страшно, да? — спрашиваешь, заглядывая эйдену в глаза. обнимаешь себя за плечи, хотя тебе совсем не холодно. от жары, толпы и шума плавится мозг. — джейк о тебе очень хорошо отзывался. соловьем заливался, — и рекламировал так, словно ты только что отказала эйдену выйти за него. ты только делала вид, что не слушаешь, на самом деле, слушала. и его, и эйдена одновременно, это не так сложно, когда у тебя достаточная концентрация внимания.

никто не выходит из здания и не отвлекает вас друг от друга. — вернёмся? чтобы ты мог ответить всего на пару вопросов ради приличия, — цитируешь самого же эйдена, довольно улыбаясь. у тебя в руках по-прежнему полный бокал шампанского, ты только мочишь губы, тоже ради приличия. из приоткрытой двери за вами вырывается музыка и гомон толпы. по лицу эйдена понимаешь: скорее застрелится, чем вернётся обратно. смеешься над ним, целуешь в губы и говоришь: — ладно, я поняла, давай погуляем вокруг, — чтобы потом никто не смог уличить вас в том, что вы сбежали. технически, вы находитесь на территории, вас легко найти, если есть на то желание.

не успеваете отойти от здания, как вас настигает джейк, обнимая со спины одновременно обоих. — и не думай, что сможешь сбежать, эйден пирс! тебя ждут люди, — он заставляет вас повернуть назад, не оставляя ни шанса на то, чтобы ещё хоть пять минут побыть в тишине. у тебя сочувствующий вид да и только. джейк тащит вас в здание и первым же делом бросает эйдена на съедение львам. его обступают какие-то люди, ты здесь никого не знаешь, но судя по лицу джейка, это кто-то важный. — эти люди могут помочь эйдену с карьерой, если он не будет артачиться и спокойно поговорит с ними. им понравилось то, что он сделал, — джейк доволен и безжалостен одновременно.

мне тоже понравилось то, что он сделал, хотя я ничего в этом не понимаю, — улыбаешься, послушно берёшь с подноса корзинку с фруктами и шапкой из взбитых сливок. ты любишь сладкое и редко от него отказываешься. ешь аккуратно, чтобы не запачкаться. на языке растекается сладость крема и лёгкая кислинка фруктов. если бы рядом стоял эйден, ты бы поделилась, но он, хоть и рядом, всё равно чертовски далеко.
главное, чтобы эйден в этом понимал, — джейк смеется, а потом внезапно огорошивает тебя вопросом: — так как и где вы познакомились? — ты не совсем уверена, что ему стоит говорить правду. в вашем знакомстве нет ничего такого, что стоило бы скрывать, но и того, чем нужно делиться, нет тоже. пожимаешь плечами и выдаешь тщательно подкорректированную версию: — мы познакомились случайно десять лет назад. жили в одном мотеле, — и ночевали в одной комнате. ты прижималась к нему так, будто боялась, что тебя украдут. с эйденом было спокойно. с ним и сейчас спокойно, и ты, пожалуй, впервые за многие месяцы действительно высыпаешься, пусть спите вы ночами не так чтобы очень много.

десять лет — внушительный срок, — не добавляешь, что за это время вы не виделись ни разу. джейку знать это не обязательно.
кажется, эйдена пора вытаскивать, пока его не съела толпа, — мягко намекаешь джейку, кивая на людей, снова плотным кольцом окруживших эйдена. наверное, вам всё-таки стоит сбежать. выдёргиваешь эйдена сама, не дожидаясь, когда это сделает джейк, и шепчешь ему на ухо: — сбегаем? в случае чего, вали всё на меня, — глаза у тебя смеются, и джейк, глядя на тебя, улыбается. он твоих слов не слышал: в зале слишком шумно для этого.

+1

8

ты замечаешь, что амелия будто пропускает твои слова, оставляя их без внимания. статус ваших отношений вы никогда не обсуждали, в этом не было необходимости. сейчас ее, впрочем, тоже нет. ты ни на чем не настаиваешь, тебя по-прежнему все устраивает, даже более чем. поэтому просто продолжаешь ей улыбаться, отвлекаешься, словно уже и не замечая никого вокруг.

- ты ещё спрашиваешь. я хочу этого даже сильнее, чем прямо сейчас затащить тебя какую-нибудь темную комнату, - смеёшься. - прости, не сдержался, ты сегодня просто сногсшибательна, как и твои каблуки, так что я опьянен и шампанское здесь не причём и слава, которую мне прочит джейк, тоже, - на улице дышать совсем не легче, разве что отсутствие толпы слегка меняет дело и ты выдыхаешь, расправляя плечи.

- да, я просто переключился. как будто нажал клавишу, что-то щелкнуло и вот. вспомнил каково это быть самоуверенным джо пирсом, - руки амелии на твоих плечах и ты можешь повернуть голову, коснуться губами ее предплечья, браслеты скатываются по запястью, обнажая шрамы и ты целуешь их, тебя ровным счетом ничего не смущает.

- он всегда такой, все преувеличивает, приукрашивает. я даже боюсь представить в каких масштабах он мыслит. но, послушать его, я просто гений, да, - тщеславия в тебе какие-то жалкие крохи, да, приятно, да, ты согласен, что бог не обделил тебя талантом, ты даже не краснеешь, когда тебя расхваливают, но шума вокруг себя ты не любишь и нужно будет поговорить об этом с бруксом. достаточно сегодняшнего ажиотажа, созданного им. этот парень может много чего придумать. а ты ведь не сделал ничего особенного, всего лишь проектировал дизайн галереи искусств, так, как ты это видишь.

вы прогуливаетесь недалеко от центрального входа, амелия безошибочно читает твои эмоции. обратно ты не хочешь, вопросы - ответы, гул голосов, звучащая фоном музыка. похоже на диско. ты бы предпочёл блюз или рок, одно из двух.

но вам даже на несколько шагов не даёт удалиться от здания вездесущий джейкоб брукс.

- смерти моей хочешь? - вздыхаешь, крепче прижимая к себе ноут. он тебе уже откровенно надоел, хочется по-настоящему расслабиться. отставить работу подальше хотя бы до завтра.

- фу, ну что за слова. все совсем наоборот. пойдёмте-пойдёмте, полчаса и я отпущу вас на все четыре стороны. слово скаута, - брукс подталкивает вас ко входу, а ты закатываешь глаза. этот балабол никогда не был скаутом.

ты ловишь сочувствующий взгляд амелии, пытаешься ей подмигнуть - скорее смахивает на нервный тик. тебя обступают, джейкоб исчезает, хитрец. наверняка пока тебя сейчас мучают вопросами собравшиеся знатоки искусства и архитектуры и просто любители подобных мероприятий, он мучает амелию.

- спасибо, проект родился несколько месяцев назад, сначала просто у меня в голове, когда джейкоб показал мне это помещение. хотел бы я сказать, что все до деталей увидел во сне и, проснувшись, мне оставалось только перенести все на бумагу, а после в компьютерную программу, но нет. сны мне последнее время не снятся. возможно потому что я не сплю вообще? - ты улыбаешься, люди вокруг смеются и засыпают тебя новыми вопросами. а ты хочешь оказаться рядом с виновницей твоих бессонных ночей.

о чудо, именно она тебя и спасает. ты уже на последнем издыхании, но при слове сбегаем, у тебя определенно разом прибавляется сил.

- заметь, ты сама это предложила, - уводишь амелию к выходу почти бегом, удачно ловишь проезжающее мимо свободное такси и как только вы оказываетесь внутри, откидываешься на спинку сиденья и широко улыбаешься.

- куда едем? - водитель смотрит на вас в зеркало заднего вида.

- подальше отсюда, - ты поворачиваешься к амелии, притягиваешь ее к себе и целуешь, медленно и долго. ты хотел сделать это все то время пока отвечал на дурацкие вопросы и принимал не менее дурацкие фальшивые комплименты. отрываясь от нее, тяжело дышишь, упираешься лбом в ее лоб. 

- хочу выпить, чего-нибудь покрепче шампанского. давай заедем в бар. знаешь о чем я думал, когда закончил выступление и нашёл тебя глазами в толпе? о том, что хочу с тобой потанцевать. там, где можно расслабиться, не думать о правилах этикета, - кладёшь руку на ее бедро, ведёшь вверх слегка задирая платье, сжимаешь пальцами, ткань под ними мнётся. - а потом поедем ко мне. обещаю, я дам тебе выспаться и даже завезу тебя завтра домой, чтобы ты успела переодеться, - ты снова ее целуешь, от поцелуя тебя ведёт. ты не обманывал когда говорил, что опьянен ею. желание ты не скрываешь, наклоняешься, мягко прикусывая кожу на ее шее. - ну что, идёт? - водитель снова спрашивает адрес, куда вас везти и ты вопросительно смотришь на амелию, улыбаясь глазами и уголками губ, ее лицо совсем близко, ты в секунде от ещё одного поцелуя. не отказываешь себе в этом удовольствии, не дожидаясь ответа и назвав водителю адрес бара недалеко от твоего дома. ты был здесь несколько раз и именно в этом баре стоит древний музыкальный автомат, который так запал тебе в душу.

вы подъезжаете к бару, ты открываешь амелии дверь, в последний момент забираешь с сиденья ноут, о котором успел забыть.

- представляешь, я впервые хочу, что старый добрый друг, - похлопываешь по крышке ноута. - оставался сейчас дома.

обнимаешь амелию, заводишь в бар, здесь накурено, но не многолюдно, у барной стойки никого и даже есть свободные столики. и никакого диско.

- мы надолго не задержимся, считай я пригласил тебя на один танец. если ты захочешь - на два. можем сесть за стойкой, не помешают каблуки? - ты снова оглядываешь амелию с головы до ног и твой взгляд о многом говорит. заказываешь виски, вручаешь ноут бармену, чтобы убрал за стойку.

- давай выпьем за тебя, лея. сегодня я уделял тебе слишком мало внимания, непростительно мало, - после глотка виски у тебя точно открывается второе дыхание и ты просишь амелию подождать секунду, отходишь к автомату, кидаешь монету и выбираешь пластинку. как же давно ты не слушал эту песню, наверное лет десять…

- потанцуем, - ты стоишь напротив неё, твой прищур ни с чьим не сравнится, а улыбка точь-в-точь, как у джо. протягиваешь руку, твой взгляд искрится, ты уже начинаешь двигаться в такт музыке и вы вместе с этим баром словно перемещаетесь в 70-е. амелии осталось только снять каблуки и принять твое приглашение.


Mac Davis - Baby Don't Get Hooked on Me


[LZ1]ЭЙДЕН ДЖОЕЛ ПИРС, 30 y.o.
profession: архитектор вирусов; [/LZ1]
[NIC]Aiden Joel Pierce[/NIC]
[STA]system overloaded[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/B1Dq2Zt.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/Ykm3Ggi.gif[/SGN]

Отредактировано Apple Flores (2022-11-13 22:49:03)

+1

9

вы сбегаете, как два старшеклассника со школьной вечеринки. ты на такие никогда не ходила. сначала не хотелось, а потом было банально не с кем. всегда была лишней на чужом празднике жизни. одноклассницы позже рассказывали, как было весело, в красках описывали нелепые ситуации, пока ты пыталась понять то, что должна была выучить тремя-четырьмя годами раньше. у тебя не было времени на вечеринки, школьные балы и комичные истории. тебе нужно было учиться. не спрашиваешь у эйдена, а были ли у него подобные истории. сбегал ли он с вечеринок с девочкой, которая нравится. привычно молчишь, только смотришь на него в полумраке автомобиля. в такси прохладно из-за работающего кондиционера и пахнет какой-то мятной отдушкой. эйден привлекает тебя к себе, и ты видишь, как у него восторженно блестят глаза, как губы кривятся в улыбке. ты всегда хотела, чтобы на тебя смотрели так, как смотрит сейчас эйден. но никто и никогда не смотрел. были мужчины, которым ты нравилась, они увивались, говорили комплименты. но не смотрели, словно увидели нечто ценное. реликвию, выставленную на всеобщее обозрение. ты не реликвия и вообще обычная. но эйден отчего-то смотрит так, что хочется превратиться в нелепую лужу.

мягко и ласково гладишь его по щеке, касаешься аккуратно уложенных и подстриженных волос. эйден тебе нравится. ты не копаешь в глубину собственных чувств и в принципе предпочитаешь о них не думать. “нравится” — вполне безопасное определение. как безопасен сейчас салон автомобиля, мчащий вас куда-то в сторону центра лос-анджелеса. — я не умею танцевать, — сознаешься, тихонько смеясь и легко целуя его в самый уголок губ. — мне завтра к вечерней смене, она начинается в восемь. у нас в распоряжении весь день, — успеваешь вставить до того, как эйден снова переключается на тебя. целуешь его в ответ, не беспокоясь о том, что помада наверняка уже размазалась вокруг губ, а подол платья безнадежно помялся. сплетаешь пальцы с его, несильно сжимаешь и тихо, едва слышно, стонешь ему прямо в рот. не уверена, что вам стоит ехать куда-то не домой. внутри медленно разгорается возбуждение. тебе жарко и жутко хочется пить. но вместо воды и прохлады улицы у тебя только лишь эйден. цепляешься за него, прижимаясь ближе. между вами почти не остаётся расстояния. тебе плевать, что думает водитель, тебе просто хочется, чтобы эйден целовал снова и снова, пропуская язык в твой рот. его рубашка мнется в твоих пальцах, но тебе совершенно не стыдно. тебе вообще редко бывает за что-то стыдно. улыбаешься, подмигиваешь эйдену и прежде, чем выйти из машины, вытираешь размазанную помаду сначала со своих губ, а потом и с его. — тебе идёт моя помада, но без неё ты выглядишь лучше.

вы выходите около какого-то бара, он тебе незнаком. зато, очевидно, знаком эйдену. тусклое освещение, потемневшее дерево и медь. в помещении немноголюдно, сказывается рабочий день. эйден куда-то торопится, ты мягко улыбаешься ему, кладешь руки на плечи и тихо шепчешь: — мы никуда не торопимся, у нас есть время, — здесь его приятель джейк искать вас не будет. ты вообще не уверена в том, будет ли он вас искать в принципе. — нет, всё в порядке, — у туфель удобная колодка, в них почти также комфортно, как в полицейских форменных ботинках. следишь за эйденом, как удав за кроликом: не спуская глаз. он выбирает виски, ты в противовес ему, просишь сладкий коктейль. ты толком не ела, а сладким легко обмануть желудок.

мне казалось, что звезда сегодняшнего вечера ты, а не я, — мягко журишь его, в голосе проскальзывают недовольные нотки. — у нас не свидание, оно будет в конце недели, — склоняешь голову, обещая. вы первый раз вышли куда-то вместе. это был новый опыт, но не то чтобы ты хочешь его повторять. тебя тянет домой, туда, где ты сможешь безнаказанно стянуть с него рубашку и брюки. здесь же ты можешь провернуть это разве что в крохотном и заляпанном туалете, словно тебе снова восемнадцать лет, а рядом с тобой парень, у которого ты даже имени не знаешь.

бар заполняется музыкой, выбранной эйденом, он сам встаёт напротив тебя, лукаво улыбаясь. тебе не остаётся ничего, кроме как доверчиво вложить свою руку в его. легко соскальзываешь с барного стула, оставляешь на стойке коктейль ненатурально яркого красного цвета. эйден вытаскивает тебя почти на середину, стремясь, видимо, продемонстрировать всем вокруг, что танцевать ты не умеешь. музыка обволакивает, и ты послушно погружаешься в неё. что-то из молодости твоих родителей, ты слышала эту песню на записи, маме она нравилась. семидесятые. ни ты, ни эйден ещё не появились на свет. прижимаешься к нему, пока его рука покоится на твоей талии. горячо, возбуждающее горячо. дыхание опаляет щеку, немного ухо и шею. ты закрываешь глаза, отдаваясь движениям. и только каким-то чудом ни разу не наступаешь эйдену на ногу. пальцы сплетаются с его, сердце, кажется, бьётся в унисон с его. вы — словно две потерянные песчинки. в конце редкие зрители хлопают, а ты тянешь эйдена обратно к стойке. запыхалась, но не сильно. проблема не столько в самих движениях, сколько в запредельной близости эйдена. также близко он был лишь однажды. те десять лет назад в маленькой комнатушке захудалого мотеля в филадельфии.

поехали домой. пожалуйста, — говоришь ему на ухо, склоняясь. браслеты перекатываются по рукам, кольцо глухо стучит по тонкой ножке бокала. во рту от коктейля растекается сладость. есть не хочется, хочется только пить и прижиматься к эйдену. ловить тепло его тела, зная, что оно принадлежит одной тебе. — я хочу тебя, — шепчешь ему в самые губы, после превращая слова в поцелуй. у него на языке терпкость виски. она причудливо смешивается с твоим сладким коктейлем и тебе, пожалуй, нравится. вы расплачиваетесь и уходите. на улице по-прежнему жарко и душно, в воздухе стоит яркий запах середины лета.

знаешь, мне не нравится лос-анджелес, — сознаешься эйдену, пока вы идете пешком к его дому. здесь, оказывается, недалеко. — калифорния мне не нравится тоже. терпеть не могу жару и пальмы, — кривишься, но практически сразу улыбаешься эйдену снова. — северянина тянет обратно на север, — убираешь выбившиеся из причёски волосы за ухо и берёшь эйдена за руку. — но с моей профессией переезд в другой штат практически невозможен, мне придётся начинать карьеру с нуля, наравне с выпускниками академии. а я не хочу, — ты не знаешь, нужно ли это эйдену, стоит ли делиться с ним чем-то подобным. но всё равно делишься, тебе кажется, что он поймет все твои сомнения. — не знаю, не могу придумать, куда переехать. одно знаю: в лос-анджелесе оставаться я не хочу, — вы не сошлись с ним темпом жизни. зато сошлись с эйденом, ты смотришь на него, ожидая какого-нибудь ответа. не совета, нет, в советах ты не нуждаешься. просто ответа. любого.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » дотянуться до звезды'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно