Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Loaded guns and black roses.


Loaded guns and black roses.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

САКРАМЕНТО, ПОДПОЛЬНОЕ КАЗИНО | 10.11.2022 | 20:00

Raymond Murphy & Ela Bulut
https://i.imgur.com/SX1ZC2S.gif https://i.imgur.com/vHMmK3s.gif

Мы оба готовы сорваться, но так, чтобы не отследили по камерам.

+1

2

В тревоге всегда есть частичка надежды, что всё обойдётся. В безысходности же нет ничего, кроме самой безысходности, а я, на протяжении многих месяцев, испытывала только её. Брат всё ещё находился на лечении, пока врачи устало пожимали плечами и пытались помочь ему избавиться от зависимости. И если сперва я чувствовала гнев, а чуть позднее и жалость к Мурату, со временем не осталось ничего; только усталость и непроглядная темнота, именуемая безысходностью. Отвлекала только работа. Порой, в магазине бытовой техники, мне попадались по-настоящему удивительные люди, беседа с которыми приносила одно удовольствие, а уголки губ непривычно приподнимались в лёгкой улыбке. В такие моменты я вспоминала о своей теневой занятости и чувствовала самый настоящий укол совести. А вдруг, когда-нибудь, я вручу наркотики в руки родных кого-то из этих прекрасных людей? И как бы сильно мне не хотелось уйти из дела, долг Мурата так и не был до конца выплачен, а одна только попытка бежать может стоить нам собственных жизней. Потому, приходилось прогибаться и идти на поводу у тех, кто был сильнее, богаче и опаснее.

Меня бросает в дрожь, словно я делаю это впервые. Руки дрожат, потому я спешу спрятать их под тканью вечернего платья. Мой спутник допивает третий бокал виски и пьяно улыбается мне в лицо, властно обнимая за плечи. Я силюсь подавить отвращение и отворачиваюсь к окну автомобиля, поджимая губы. «Успокойся, Эла, тебе нужно всего лишь впарить кокаин очередному ублюдку в дорогом пиджаке и ты поедешь домой», — я стараюсь успокоить себя, мысленно произнося одну и ту же фразу в очередной раз. Кажется, несмотря на опьянение, мой спутник замечает перемену моего настроения и опаляет несвежим дыханием мою щёку, а старая, морщинистая рука, проходится вдоль моего бедра.
— Чего это ты притихла, моя турецкая красавица? Тебя развеселить? – он противно хохочет, а я проклинаю себя за выбор первого попавшегося мужика в «Тиндере». — Скоро повеселимся.
— Даже не сомневаюсь, — стараясь совладать с собственными эмоциями, я осторожно отбрасываю в сторону чужую руку и натягиваю на лицо самую миловидную улыбку, на которую только способна. — Забыла покормить кошку.
Ричард, неожиданно возомнивший себя чересчур молодым, изрекает очередную пошлую шутку, а я закатываю глаза, пропуская ту мимо ушей. Если он и прихватил с собой целую упаковку виагры, это ещё ничего не значит. Да и старички никогда меня не привлекали, если они не Джеффри Дин Морган в косухе и с битой.

К сожалению, попасть на территорию подпольного казино, пользовавшегося огромным спросом у людей высшего общества, было не самой простой задачей. Однако, мои непосредственные «руководители» постарались сделать всё ради того, чтобы протянуть свои лапы к элите нашего города. Они мне и «Тиндер» с этим шестидесятилетнем мистером Ричардом Вайсом предоставили, аргументируя это тем, что он – тот самый пропуск на другую сторону жизни.
— Мы на месте, — монотонно изрекает прежде молчаливый водитель, а мой спутник практически вываливается из авто, желая лишь поскорее проиграть все имеющиеся у него деньги. — Приятного вечера.
Я выбираюсь следом, от чего сразу оказываюсь сцапанной за руку своим спутником. Оказавшись в помещении, я бегло окидываю себя взглядом: чёрное платье в пол, аккуратная причёска со сверкающей в полумраке заколкой, усыпанной россыпью сапфиров. Отголоски давно утраченной роскошной жизни, оставшейся смутным воспоминанием о Турции. Сильнее сжимая в руках сумочку, попросту напичканную наркотиками, я едва заметно вздрагиваю от волнения и прохожу внутрь, дабы с восторгом оценить всю роскошь данного заведения.
— Мистер Вайс, добро пожаловать, — хостес, стоящий на входе, любезно приветствует моего спутника. — Вы не один?
— Здравствуй, Майкл, — несмотря на опьянение, мистер Вайс держится бордо и достаточно важно. Протягивает обслуге свою куртку и помогает мне сбросить с плеч пальто. — Это Дефне Шахин, адвокат из Стамбула. Я решил показать ей настоящие достопримечательности Сакраменто. Если ты понимаешь, о чём я.
Мистер Вайс озорно подмигивает юноше, а я всё также продолжаю глупо улыбаться, внутренне радуясь, что не назвала ему своего настоящего имени. Мужчина проходит вперёд, а я на мгновение задерживаюсь рядом с пареньком, будто поправляю причёску, и едва слышно роняю:
— Скорее, многовековой раритет, — усмехаюсь. — Если ты понимаешь, о чём я.
Парнишка прыскает со смеху, а я, наконец, расслабляюсь. Всего несколько часов, и я сбегу отсюда, а Дефне Шахин больше никогда не ответит мистеру Вайсу.

Время пролетает незаметно. Для вида кручусь рядом со своим спутником около получаса, а позже – отправляюсь к бару, высматривая тех, с кем можно заключить несколько отличных «сделок», с самими выгодными предложениями.
— Купи два пакета с коксом, а марихуану получи в подарок, — я морщусь и ворчу себе под нос, осматривая гостей. — Индивидуальное предложение от Элы Булут и локального наркокартеля.
После нескольких минут распития «Голубой лагуны» и очень содержательной беседы с самой собой, я, наконец, включаюсь в беседу сидящих рядом парня и девушки, которые, как оказывается в ходе разговора, совсем не прочь повеселиться, и уж тем более не без участия запрещённых веществ.
— Откуда у тебя это? — девчонка в откровенном бирюзовом платье всматривается в мои глаза удивленным, с примесью восторга, взглядом. — Поделишься?
— Осталось с прошлой тусовки, люблю поднимать себе настроение, — откровенно вру и отпиваю ещё коктейля. А спустя время, прячусь вместе с двумя гостями в притененной части помещения. Они скупают почти половину товара, суя несколько крупных купюр в мою сумочку, пока никто не видит.
— Вы собираетесь принимать прямо здесь?
— Нет, конечно же! — громче, чем следовало, протестует мужчина и качает головой. — Если Рэймонд увидит, то выпрет отсюда нахрен, нам эти проблемы не нужны. Возьмём домой.
С этими словами он смачно целует свою даму в макушку, и мы расходимся, будто ничего и не было. В какой-то момент я оглядываюсь: молодые, красивые и богатые люди, для которых репутация – превыше всего, но так падки на эту дрянь, что до оскомины сводит зубы.
— Чёртов Мурат, — я фыркаю, понимая, что из-за таких, как я, рушатся целые судьбы. Несмотря на установку продать всё, решаюсь собираться домой. Слишком видное место. Мне проще работать с заядлыми наркоманами на улицах города, нежели здесь.
— Что-нибудь придумаю, — успокаиваю себя в голос, не замечая, как сзади подкрадывается мистер Вайс. Его руки по-хозяйски ложатся на мою талию, а сам он едва стоит на ногах.
— Где это ты была, милая?
— В баре, — от его несвежего дыхания хочется сквозь землю провалиться, а от прикосновений – содрать с себя собственную кожу. — Не стала тебя отвлекать от покера.
Что-то в его взгляде меняется, и не в лучшую сторону. Настоящий голод вспыхивает огнём в чёрных, словно смоль, глазах. Я не успеваю среагировать, как моментально оказываюсь прижатой к ближайшей стене.
— Убери лапы, — уверенно произношу, стараясь не повышать голоса. — Иначе…
— Иначе что? — он пошатывается и обнажает кривые зубы в подобии оскала. — Меня знают все, ты на м о е й территории, детка.
Я медленно осматриваю присутствующих, но те, кажется, совершенно не замечают происходящего. Удивительно, во время званых вечеров, организованных отцов, можно было лицезреть нечто подобное. Когда у тебя есть деньги, на всё остальное можно насрать.

Мужчина тянется ко мне с недвусмысленным намерением либо поцеловать, либо откусить половину лица, однако, его сильная давка не позволяет вовремя отстраниться. В итоге я только зажмуриваюсь сильнее и поджимаю губы, однако… Ничего не происходит? Я не успеваю разглядеть лица подоспевшего к нам человека, однако опущенная на плечо мистера Вайса широкая ладонь и властный голос, вынуждают меня замереть. Я почувствовала, как внутри что-то с треском оборвалось, проваливаясь куда-то вниз и затрагивая на лету все нервные окончания. Пальцы мгновенно поледенели, а во рту пересохло, будто меня поймали с поличным (а разве не так?) на месте преступления, а не Ричарда застали за чем-то непристойным, нарушающим не только мораль, но и права женщины. Кажется, происходящее этим вечером только набирает обороты.

+1

3

Опустившись в глубокое кожное кресло напротив стола из чёрного дерева, я откинул голову на мягкую спинку, неторопливо затягиваясь сигарой. Сегодня был поганый день. Один из постояльцев не единожды жаловался на грохот в соседнем номере и администратору пришлось вызывать управляющего отелем. Ситуация осложнялась тем, что номер, из которого доносился шум, снял мой давний знакомый, перебравший с бухлом и, как следствие, вообразивший себе, будто он может позволить себе нарушать правила в моём отеле. Нет, подобное дерьмо недопустимо. Пришлось лично приехать и побеседовать с ним. Хотя, беседой это сложно назвать; разожравшиеся на незаконно нажитых деньгах русские «бизнесмены» под воздействием алкоголя понимают только язык грубой силы. Нечто подобное уже происходило. Сценарий как под копирку. Через несколько дней поступают звонки с весьма неубедительными извинениями и увещеваниями – мол, не помнит, это всё бухло и я слишком большое значение придаю мелочам. Никаких предупреждений наш отель не делает. Человек попадает в чёрный список и двери в Davidson International Hotel для него навсегда закрыты. Никаких исключений. Ни для кого.

Намёк на запах аммиака и дубленой кожи после каждой глубокой затяжки приятно расслабляет. В кабинете изрядно накурено, чувствуется аромат дорогого виски и периодически раздаётся скрипучий мужской смех. Допивая бутылку Макаллана, двое моих старых знакомых развалились в креслах напротив меня. Обсуждение рабочих вопросов, связанных с продажей метамфетамина в моём казино, перешло к разговорам о недавней поездке Сэма на Багамы. Изрядно заскучав от очередных рассказов о его похождениях, я перевёл своё внимание на экран монитора. Вскользь просматривая происходящее в залах казино, зацепился взглядом за троицу у барной стойки; вполне осознанно я искал себе приятную компанию на ночь, не желая и дальше слушать болтовню о шлюхах или о том, как иммигранты с Гаити практикуют на Багамских островах вуду. Особенно, учитывая тот факт, что ни один из присутствующих на самом деле ни хрена в этом не смыслил. В прошлый раз, перебухав, они говорили о возможности жизни на Марсе.

В первую очередь моё внимание привлекла хрупкая фигура темноволосой девчонки; поначалу я даже слишком увлёкся, изучая аппетитный маленький зад, гибкую спинку и тонкие руки, но стоило немного абстрагироваться от сексуальности, которую источала девушка, как я заприметил нервозность её движений и очевидно вымученную улыбку. Пара-тройка секунд, мимолётное рукопожатие и дурь у покупателей. Оплата почти сразу перекочевала в её сумку.
Недолго раздумывая, я набираю начальнику службы безопасности:
— Гарри, зайди-ка ко мне.

Через пару минут я узнаю от него, что девчонка пришла сюда с Вайсом. Этот хмырь владеет сетью автомастерских, женат, каждую пятницу наведывается в моё казино в компании шлюх, чтобы просадить в рулетку пару тысяч баксов и опрокинуть в себя бутылку другую скотча. На этот раз он притащил сюда не только шлюху, но и начинающего дилера. Превосходно. Вот только у меня так дела не делаются. Я знаю в лицо каждого, кто толкает в моём казино дурь. И, разумеется, процент с продажи идёт мне в карман. Выпроводив мужиков в общий зал, я направился прямиком к бару.   

В выходные дни подпольное казино забито под завязку. Народ приходит сюда после утомительной рабочей недели, чтобы опустошить голову от ненужных мыслей, а карманы от денег. Никто из сотрудников не обратил на меня внимания. Так и должно быть. Каждый занимается своей работой. В таком деле бдительность слишком важна.
В игровой зоне покера, как и всегда, полно людей. За одним из столов банк держал англичанин, явно предпочитая в игре осторожность и неторопливость, а один из завсегдатаев – член местного ОПГ жирдяй Билли попросту вырубился на стуле и к нему уже направлялась охрана, чтобы выпроводить из казино. Его место почти сразу занял другой желающий. Кто-то действовал методично, пытаясь считать карты, а кто-то, ведомый примитивным азартом, бросался очертя голову, проигрывая, но поднимая ставки снова и снова – до тех пор, пока администратор не вмешивался в процесс, спокойно интересуясь, действительно ли стоит продолжать. И данное вмешательство – инициатива сугубо того, кто съезжает с катушек. Более того – многие, имея дело с собственным пагубным пристрастием, просят работников казино в определённый момент применять к ним физическую силу, только бы предотвратить катастрофу, которую может повлечь за собой игровая горячка. В такие мгновения человек не в состоянии контролировать себя, он готов поставить всё что угодно – последние деньги, дом, свою женщину – лишь бы отыграться. Поганое зрелище.   

Периодически затягиваясь сигарой, я на автомате пожимал руки своим старым знакомым и неспешно шёл прямиком к бару, где меня ожидала занятная картина. Вайс решил сократить дистанцию между ним и девчонкой, вот только, судя по её побледневшей мордашке, её подобный расклад совершенно не устраивал. Да и красноречивое «убери лапы» яснее некуда даёт понять, что мужику сегодня ничего не светит. Вот только Вайс не из тех, кто привык слышать «нет». Буквально секунд десять я просто стоял в паре метров, наслаждаясь сигарой и спокойно осматривая гостью с ног до головы, примечая и довольно-таки привлекательное тело, и пыл, с которым она отталкивала от себя этого пьяного идиота. Шлюхи обычно так себя не ведут. Чёрное платье на ней пусть и сидит хорошо, но не производит впечатление действительно дорогой вещи  – в лучшем случае – из магазина для среднего класса. Безликая сумка подобрана со вкусом, но до люкса ей однозначно далеко. К числу содержанок её сложно отнести. Только постоянная любовница может себе позволить подобные капризы. Видимо, Вайс стал проходным билетом. Не больше.

Понятие не имею, как долго девчонка собиралась ломаться, но скандала в своём заведении я не потерплю, поэтому, не дожидаясь бурного продолжения, я укладываю ладонь Вайсу на плечо и уверенно разворачиваю его тушу к себе. Физиономия Ричарда раскраснелась одновременно от негодования и от выпитого, глаза на выкате налились кровью и, держу пари, он уж было собирался выдать что-нибудь забористое, но догнав, кто перед ним стоит, он всё же заставил себя захлопнуть пасть. Неплохо. Пока ещё соображает.
— Ты же не собираешься устроить в моём казино шоу, Вайс?
— Я её сейчас угомоню, — понимающе и эдак по-братски кивает, но я отрицательно качаю головой.
— Нет. Сейчас ты пойдёшь домой и хорошенько проспишься.
— Да какого хрена, Рэймонд?!
Приходится как следует хлопнуть его по плечу и смять в кулак ткань пиджака, дабы дёрнуть пьяное тело ближе к себе и, не повышая голос, донести нужную информацию. Не сомневаюсь, служба безопасности уже готова по одному моему кивку вывести Вайса из здания. Но я и сам с удовольствием ему морду начищу, если он вздумает продолжать спорить.
— Вайс, не огорчай меня. Просто закрой рот и делай то, что я говорю, если хочешь снова попасть сюда. По-твоему эта девчонка стоит того?
Мыслительный процесс в его голове идёт не так быстро, как мне бы того хотелось и, пусть не сразу, но смысл моих слов всё же доходит до него, и он с раздражением дёргает свой пиджак, дабы высвободиться. Охрана материализуется рядом мгновенно, но Вайс демонстративно дёргается в сторону выхода, бросая грубоватое «сам дойду».

Я уже не слежу за Ричардом, ибо всё моё внимание обращено к девчонке. Понятие не имею чего от неё ожидать, она вполне может быть под кайфом, поэтому публичный разговор в мои планы не входит.
— Иди за мной, — давая понять, что у меня нет ни настроения, ни желания ходить вокруг да около, я следую к одному из выходов. Распахивая дверь в один из ресторанов, жду, когда барышня соблаговолит войти. Вежливость и обходительность мне не чужды.

В ресторане стоит приятный полумрак, разбавленный лишь светом свечей на столах, и тихо, ненавязчиво играет джаз. Здесь гости могут спокойно поесть и поговорить в ожидании своих спутников, предающихся игре в соседних залах. Столы отделены друг от друга высокими перегородками, дабы этим и общей камерной обстановкой создать ощущение уединения. Один из столов, расположенный в конце зала, всегда свободен для меня.
Кивком указываю мелкому дилеру на мягкий диван и оставляю сигару в пепельнице, дабы она погасла самостоятельно. Не успеваю сесть рядом, как к нашему столу уже подходит официант. Заказав виски и голубую лагуну, я опускаюсь на диван и укладываю одну руку на спинку, будто ненароком задевая пальцем мягкие тёмные волосы на затылке девчонки. Выбор напитка ясно должен был дать понять, что за ней давненько уже наблюдали.
— Как ты можешь пить это дерьмо? Есть будешь? — и пока она раздумывает над ответом, я слежу за движением её рук, без труда считывая волнение, — и как планировала выпутываться, когда он начнёт руки распускать? Или ты думала, что сможешь толкнуть дурь и быстро свинтить?

+1

4

Мне кажется, что проходит целая вечность, прежде чем я начинаю понимать, что происходит. И от этого осознания прихожу в ужас: первоначальный план разрушен, я не сумею скрыться так быстро, как планировала. Из-под опущенных ресниц наблюдаю за мужчиной, столь вовремя оказавшимся рядом. Однако толика благодарности сменяется плохо скрываемой тревожностью; я кусаю изнутри щёку, вслушиваясь в их не особо продолжительный диалог с пьяным Вайсом. Рэймонд Мёрфи – хозяин казино собственной персоной, насколько успеваю понять. Я нервно прижимаю к груди сумочку с оставшимися наркотиками и вспоминаю имена всех известных мне богов, только бы те помогли мне поскорее выбраться. Но чуда не происходит. Вайс исчезает, словно его и не было, а я встречаюсь взглядом со своим «спасителем», однако, их недобрый блеск вынуждает меня прикусить язык, да так, что даже не успеваю рассыпаться в благодарности, как подобает истинной леди.

— Иди за мной, — тон, не терпящий возражений. Я только молчаливо киваю и, опустив голову, следую за мистером Мёрфи следом. Он пропускает меня вперёд, пока я удивлённо окидываю взглядом ресторан. Не допросная и не пыточная, уже хорошо. Мы проходим к одному из столов, расположенных в конце зала, и я несмело опускаюсь на самый край мягкого дивана, будто готовясь дать дёру при первой удобной возможности. Однако голос чистого разума даёт мне незримую оплеуху, вынуждая засунуть эти мысли в дальний ящик и не испытывать судьбу ещё больше. Мужчина опускается рядом, садится так близко, что я на мгновение забываю, как это – нормально дышать. Как вечная одиночка и человек, не особо любящий близкий контакт с другими людьми, неосознанно выпрямилась, пытаясь обуздать всю гамму чувств, отразившихся на моём лице, и растянуть губы в добродушной улыбке. Получается, судя по всему, не очень. Я пытаюсь расслабиться, но стоит «Голубой лагуне» оказаться перед моим носом, удивлённо приподнимаю бровь, бросая непонимающие взгляды от бокала на Рэймонда и наоборот. Но в следующий миг на мою голову обрушивается ворох вопросов, а паззл в моей голове, наконец, складывается воедино.
— Как ты можешь пить это дерьмо? Есть будешь? И как планировала выпутываться, когда он начнёт руки распускать? Или ты думала, что сможешь толкнуть дурь и быстро свинтить?
Миссия провалена, госпожа Булут. Если Вас не закопает этот мужчина, так вкусно пахнущий дорогим парфюмом, так Ваш работодатель снесёт голову и Вам, и Вашему брату. Прекрасное завершение недели, просто, блять, волшебное.

Я несколько раз удивлённо моргаю, а после, понимая, что отпираться бессмысленно, делаю несколько больших глотков коктейля, возвращая себе былую храбрость, и распахиваю сумку, открывая взгляду мужчины дюжину стодолларовых купюр и несколько оставшихся пакетиков с веществами.
— Только не убивайте меня, — неожиданно подаю голос, удивляясь тому, насколько жалобно тот звучит. — Пожалуйста?
Дрожащими пальцами достаю свой телефон и пятьдесят долларов, заработанных честным трудом в магазине бытовой техники, а всё остальное, вместе с сумкой, протягиваю Рэймонду. Рука сама тянется к коктейлю, и я сжимаю бокал так сильно, что белеют костяшки. Впрочем, Мёрфи прав, дерьмо редкостное. Жаль, что моих денег хватает только подобное пойло. 
— Прийти сюда – не моя инициатива, — признаюсь, наконец совладав с собственными эмоциями. — Мой, скажем так, работодатель, отправил меня сюда. И Вайса он тоже нашёл. Старик очень любит пошалить в «Тиндере», но ещё больше он любит скотч. Я предполагала, что Ричард уснёт раньше, чем дойдёт до… этого. И, да, я ненавижу «Лагуну», мне больше нравится ананасовый ликёр.
На одном дыхании выпалив всё, я поджимаю губы и, наконец, поднимаю на Мёрфи глаза. Стараюсь понять, о чём он думает и суждено ли мне попасть сегодня домой. А если меня убьют, что станет с кошкой? А мой брат? В то время, как кошка позаботиться о себе сможет, Мурат – нет. Чёрт возьми.  В следующий миг одёргиваю себя – паника ещё никому и никогда не помогала.
— Вы следили за мной, верно? Как и за всеми в этом здании.

Отредактировано Ela Bulut (2022-11-27 17:26:39)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Loaded guns and black roses.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно