Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sunny day


sunny day

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


milo x andy / /   s a c r a m e n t o,   r a n c h o  k o r d o v a,   s u m m er' 2 0

0

2

Этот запах напоминает о доме: сено, выжженная на солнце трава, чистый бок молодой гнедой лошадки, которую я веду в стойло за уздечку. Конечно, в Калифорнии все иначе: лето не теплое и мягкое, а иссушающе знойное, способное спалить до костей каждого, кто не найдет тенек в полдень. К этому немного сложно привыкнуть, как и к отсутствию нормальной снежной зимы, но, думаю, это не самая большая цена за те возможности, что открывает для меня Сакраменто. Всего полтора года назад я собрал свой видавший виды рюкзак, доставшийся от старшего брата, и уехал автостопом покорять другое побережье, считая, что меня тут ждут с распростертыми объятиями. Но меня никто не жал: я бился в закрытые двери, раз за разом, пока не нашел ту, которая почти приветливо распахнулась передо мной, позволяя заглянуть в чарующее нутро богемной жизни и знаний. Уже в тот момент я знал, что мне не по карману обучение даже со стипендией, но это волновало меня в отдаленной перспективе, а не прямо сейчас. У меня было время, чтобы найти денег, было время, чтобы заткнуть все бреши, у меня было время на все, и я не собирался переживать из-за того, что через полгода мне надо раздобыть еще десяток тысяч долларов на то, чтобы оплатить обучение еще на семестр. У меня был план. Были перспективы. И было мое тело, как актив, который можно пустить в дело, пока не найдется вариант получше. Например, пока я не стану известным художником и не начну хорошо продаваться. Мне казалось /и кажется до сих пор/ что до этого момента рукой подать: за год обучения я окончательно осознал свой талант, но мне нужно было довести до совершенство академические знания. Должна быть крепкая основа для любого искусства, оно не может висеть в воздухе, не имея никакой опоры. Так что я отдавался своей мечте целиком и полностью, попутно хватаясь за любые возможности подработать, которые не были бы связаны с сексом. Может, католическое воспитание, впитанное с наставлениями матери немного тормозило меня, но я не искал любовников за деньги тогда, когда обучение и аренда были оплачены. Мне хватало того, что можно было заработать на театральных перфомансах, выставках, оформлении мероприятий и здесь, на ранчо.
Я даже не считал эту работу тяжелой, несмотря на то, что таковой она была: слишком уж я скучал по дому, а сухая трава и красивые животные давали мне вновь вернуться в то время, когда я прятался в сарае со своим блокнотом от работ на ферме. Деньги платили не особенно большие, но можно было брать лошадей для прогулок, водить экскурсии по красивым местам в округе и вообще добавлять интересного в досуг гостей. Удивительно, как много людей в наш век урбанизма хотят отдыхать в спокойной обстановке, проводить время на природе и не беспокоиться о дедлайнах, проектах и слабом сигнале интернета. Я тоже отдыхал здесь душой и телом, радуясь, что мне удалось устроиться сюда на целое лето! Питание, проживание – это отлично, но больше всего мне нравилось общаться и ухаживать за лошадьми. Дома у нас была лошадь, не такая, как здесь, но бока чистить ей я умел, как и проверять копыта, так что моих навыков вполне хватало для этой работы.

Мне нравилось все: и рассказывать людям что-то интересное, пока мы едем по простому конному маршруту, и учить держаться в седле, если мало опыта.
Сегодня мне надо было подготовить лошадей к прогулке с новой группой гостей, которые прибыли только вчера вечером. Отбираю самых спокойных, чтобы без сюрпризов, а молодую лошадку приберегу себе, когда у меня будет время позаниматься с ее строптивым характером. Почему-то меня такое привлекало: когда все не было слишком легко и просто, но никого из туристов на нее не посадишь. А мне… Мне это кажется почти вызовом.

Во внутреннем дворе несколько человек, которые вышли после завтрака осмотреть все огромное ранчо, где им предстоит прожить две недели. Они привыкнут довольно быстро, но пока рассматривают весь этот «сельский» стиль с любопытством. Около конюшни стоит молодой мужчина, рассматривающий нескольких лошадей, которых тоже готовили к сегодняшнему маршруту. – Какой приглянулся? Пока еще многие не пришли, можете забронировать того, на которого глаз упал. – Улыбаюсь, щурясь на солнце. Скоро мое лицо покроется яркими веснушками, которые в городе я обычно осветляю. А тут… Мне не нужна идеально-мраморная кожа, без единого пятнышка. Я хочу впитывать в себя каждую частичку этого жаркого лета с привкусом колоска, зажатого между губ и холодного лимонада от хозяйки этого места. – Впервые здесь?

+1

3

Смотри, за двадцать минут на машине можно доехать до Ранчо Кардова, – мы с Билли сидим на низком протертом диване напротив ноутбука и листаем страницы, прикидывая, где провести летний отпуск. Одна квартира, снятая на двоих, в которой живем уже два года, откладывая деньги на то, чтобы однажды купить собственное жилье. Сакраменто – город небольшой, но дорогой, и цены на недвижимость тут не уступают ценам в Сан-Франциско. После долгих лет, проведённых на Аляске, столица Калифорнии стала моей отдушиной. Мечтая в детстве о жарком лете, здесь я млел под лучами солнца, как кот, вышедший погреться на крыльцо с первой капелью.
Двухнедельный тур, включающий в себя конные прогулки, джиппинг, рыбалку, ещё они обещают нас научить набрасывать лассо и пасти коров, – звон нашего смеха переплетается. Билли – отличный друг, и в его компании любой отдых, даже организованный на последние пятьдесят долларов, становится незабываемым.
Выбор сделан. Набрана группа. И уже через полмесяца на автобусе, отходящем от Капитолия, в составе туристической группы мы едем на ранчо. Все молодые, активные, жадные до жизни. Кто-то со своими партерами, кто-то с другом, как я, кто-то с родителями и детьми – одиночек нет.
Ты когда-нибудь ездил верхом? – Спрашивает Билли, и я отрицательно качаю головой. – Не-а. – Автобус подпрыгивает на ухабе, и мы едва не перелетаем на два сидения вперед, возмущенно хохоча. Предвкушаю, что вот-вот произойдёт что-то хорошее, что-то, что навсегда останется в памяти, и это ощущение трепетно щекочет под ребрами, заставляя замирать в ожидании.

***

По прибытию нам дают пару часов на то, чтобы прийти в себя: смыть пыль городских улиц, обсохнуть и позавтракать изумительно вкусной овсянкой с сухофруктами /полезная еда – ещё одна причина, по которой я выбрал это место/. Затем – знакомство с главной достопримечательностью ранчо – табуном отборных лошадей, во время которого мы сможем оседлать понравившееся животное и прокатиться на нём по окрестностям в сопровождении гида, если животное не будет против, разумеется. Очень люблю лошадей, но раньше мне доводилось их видеть только в контактном зоопарке или в цирке, когда я был ещё ребёнком.

Неторопливо выхожу во двор одним из первых, потягиваясь навстречу солнцу и с ненавязчивым тихим любопытством рассматриваю породистых кобыл… или коней? Сразу же моё внимание привлекает мускулистый, лоснящийся под солнечными лучами блестящей шкурой чёрный. У него длинная шёлковистая грива и дружелюбный взгляд. Голос, раздавшийся сбоку, заставляет оторваться от созерцания творения природы и повернуться на его источник. Это парень. Одет просто, по-рабочему. Щурится, уворачиваясь от слепящего солнца, улыбается и смотрит на меня так, что от его взгляда становится теплее, чем от прикосновения ладони близкого человека.
– Вот этот чёрный понравился. Меня же не подвело чутьё, и это – он? Но, думаю, я не единственный, кому он приглянулся. – Всё ещё стою лицом к животным, и вполоборота к юноше. – Впервые. Надеюсь, что это место меня не разочарует. Ты будешь нашим инструктором? Зовут то тебя как? – Будучи человеком коммуникабельным, всегда предпочитаю узнавать имя своего собеседника, даже если эта наша первая и последняя встреча.

+1

4

С приездом очередной туристической группы, итак активная жизнь ранчо начинала буквально кипеть. Приезжали люди, которые стремились выбраться из своих душных городов, чтобы почувствовать свободу и покой. И здесь это было сделать очень легко. Да я и сам сбежал сюда, чтобы смыть с себя всю грязь, которая начинала приставать к коже от жизни в Сакраменто: пусть этого и не было видно, но я начинал уставать от чужих прикосновений и насквозь фальшивых улыбок, за которыми стоит только купля-продажа тела. И больше ничего: ни чувств, ни эмоций. Только лишь одна похоть, вытесняющая из разума все остальное, превращающая людей в животных. А тут… Тут я чувствовал то, что и дома, когда шел со своим ношенным рюкзаком со школы, вдыхая запах скошенной травы, которую убирали в красивые тугие стога на зиму для скота. По лошадям я скучал особенно сильно – это невероятно красивые и умные животные, которые никогда не предадут и не подставят, никогда не заставят тебя разочароваться в них. Молодая лошадка, что идет со мной рядом прекрасна и лоснится своими боками на солнце – она еще слишком молодая, чтобы ее можно было предложить туристам, так что ее пока только обучали ее будущему ремеслу. Она немного брыкалась и фыркала, но уже понимала, что к чему, и догадывалась, что чем меньше она будет вертеть крупом, тем больше яблочек ей дадут за хорошее поведение. Лично я принесу ей яблочко, даже если у нее будет не самый удачный день: слишком уж у нее красивые были глаза, и она умела пользоваться тем, что я был неравнодушен к ним.

Поправляю ворот рабочей рубашки, выполненной в цветах логотипа ранчо, чтобы гости легко могли отличить персонал от таких же как они поклонников деревенского отдыха, закатываю повыше рукава, обнажая слегка позолоченную солнцем кожу под яркие летние лучи. – Чутье не подвело, это он. Его зовут Ветер, и он у нас звезда всего ранчо. Отличный выбор, особенно если нет опыта. – Окидываю фигуру мужчины взглядом, широко улыбаясь. – А у вас его, очевидно, не так много. Обычно советуют взять кобылицу – они спокойнее и податливее, но уверяю – этот парень подарит незабываемые впечатления. И да, это место не разочарует, если вы не ждете уровня «Четырех сезонов», а ожидаете чего-то простого и незамысловатого. Тут упор на досуг и смену обстановки, а не на белизну простыней.
– Щурюсь на солнце, прикрывая ладонью глаза, чтобы рассматривать своего собеседника. Городской, до мозга костей, городской парень, лет 25-30, дружелюбный и вполне готовый поболтать. Тем проще. – Да, буду помогать новичкам держаться в седле и общаться с животными, а после проводить конные экскурсии. Но только для тех, кто научится ездить верхом. Остальные пойдут пешком, привязанными к луке седла. Увы, это не мои правила, я ничего с этим поделать не смогу. – Пожимаю плечами, поворачиваясь к своей лошадке, которая отчаянно требовала моего внимания и яблочка. Яблочка больше, поэтому я завожу ее за ограду к остальному табуну, вынимая из сумки ее долгожданную награду. Губами она ловко забирает свой фрукт, довольно хрумкая и пытаясь попутно выклянчить еще, но я стараюсь быть непреклонным. Потом, когда на нас не будут смотреть, а то сразу будет понятно, кто тут чья любимица. – Майло. А вас? Вы с семьей тут или парой? У нас есть очень красивые парные маршруты с отличными местами для фото. – Приподнимаю брови, отмечая, что какой-то девчонке невероятно повезло. – Кстати, не хотите покормить Ветра? Или кого-то еще? Знаете, они за яблоко не только оседлать себя дадут, но и душу подарят. У меня уже 8 душ, и я планирую заполучить больше!

+1

5

Даже дышать здесь было легче. Втягиваешь ноздрями горячий влажный воздух и млеешь от того, как он наполняет лёгкие и разливается по телу. Почти мурчишь от удовольствия. Щуришься и подставляешь лицо утреннему солнцу. Невесомые частички золотистой пыли кружат в эфемерном пространстве вокруг нас, искрясь, переливаясь и перемешиваясь с пухом. Добродушная улыбка парня, заговорившего со мной, теплом откликается в груди, и вот ты уже ловишь себя на то, что не в силах отвести от него взгляд, будучи вовлеченным в разговор и пленённый зеленью глаз. Молодая дикая трава прекрасно сочетается с отблеском радужки, и юный работник ранчо очень хорош собой. У него впереди не только это лето, но и целая жизнь – столько должно быть планов, целей, амбиций. На вид я бы дал ему не больше восемнадцати, да и то с натяжкой, скорее всего, сын-старшеклассник кого-то из местного управления, и в сельском колорите чувствует себя очень уверенно.

Я же раньше никогда не жил ни в деревне, ни на ферме, да и в походах не бывал. Родившись на заснеженной и промозглой Аляске, в портовом городе Джуно, я видел ледниковые сады, кристально чистые озера, обжигающие гладью ледяной воды, альпийские луга и цветы, растущие на покрытых коркой льда вершинах, но я ничего не знал о жизни на обычном ранчо летом, о туризме под по-настоящему жарким солнцем. До восемнадцати лет мне о себе и рассказать то нечего, всё было обычно: полная семья, состоящая из двоих родителей /тружеников среднего класса/ и сестры, которая младше меня на два года. Хорошо учился, хорошо проводил время с друзьями, хорошо преуспевал в секциях. С энтузиазмом брался за любое увлекающее меня дело, интересовался историей, социологией и мировой культурой, искал возможности жить не лучше, но интереснее, увидеть что-то за пределами Аляски, ощутить, насколько разный и удивительный наш мир.

В восемнадцать по обмену поехал учиться в Сакраменто, поступил в Калифорнийский университет, затем в этом же универе закончил аспирантуру и остался преподавать. Судьба была ко мне благосклонная и сама подкидывала удачные варианты, мне оставалось лишь не отказываться от её щедрых даров. Ещё будучи студентом, я познакомился с Билли, мы вместе снимали сначала комнату, потом квартиру, параллельно откладывая деньги на собственное жилье, и по моим подсчетам, через полтора года я смогу позволить себе двухкомнатную квартиру в спальном районе и автомобиль по автокредиту. Так что, бюджетная стоимость данного отдыха была ещё одной причиной, по которой я выбрал именно его.

– Ты верно угадал, в свои двадцать восемь я никогда не седлал лошадь и не ездил верхом, так что, отправляясь сюда, надеялся исправить это досадное недоразумение. – Парень болтает, прикладывая руку «козырьком» ко лбу, чтобы защитить глаза от слепящего солнца, и мне нравится его звонкий, мелодичный голос, есть в нём что-то магическое. А затем смеюсь, представляя себе кровожадную сцену из какой-нибудь «Игры престолов», когда тело привязывали за веревку к седлу и протаскивали по каменистой дороге. Ладно, такое случалось не только в сериалах.
– Значит, я постараюсь быть способным учеником, – его небольшая кобылица очень забавная, так и норовит фыркнуть погромче, топнуть копытом и боднуть мордой, но кто-то неопытный легко может получить травму после общения с ещё необученным зверем, но не Майло, в нём чувствуется твёрдая рука и спокойствие. – Очень приятно, Майло. Я – Энди. Приехал вместе с другом, но мы уже насмотрелись друг на друга в пути и за завтраком, так что я хочу какое-то время не видеть его самодовольное лицо, – Майлз предлагает покормить Ветра, и я нахожу это отличной идеей, согласно кивая. – Давай попробуем. Он не откусит мне руку? – Никогда не думал, боюсь ли я лошадей, вроде бы нет, но что-то мне подсказывало, что зубы у них будь здоров. – Покажешь, как правильно? – У нас остаётся еще минут пять до того, как придёт главный сенсей по обращению с животными и прочитает нам технику безопасности: что можно, чего нельзя. Почти вся группа спустилась во двор, и многие уже предпринимали попытки общаться с лошадками, их курировал другой парень. Еще бы, больше десяти туристов, одному Майлзу не разорваться. Билли фотографировал сзади гнедую кобылу, дурак, если она его лягнет, то наша экскурсия закончится, не успев начаться, но плевать на него. Мы идём кормить яблоками Ветра. Конь крупный, очень воспитанный, терпеливо стоит и не реагирует ни на кого, кто пытается его сфотографировать или привлечь внимание свистом_вознёй.

+1

6

Людей становилось все больше, и каждый намеревался побыстрее познакомиться с лошадьми, который действительно были самой яркой достопримечательностью нашего ранчо. На их уход и содержание тратилась львиная доля бюджета, и это было заметно: бока лоснились, а сами животные не были голодными или пугливыми. Наглыми – да, но в этом была вина работников /и меня тоже, неспособного устоять перед подвижными носиками, выпрашивающими себе лакомство/. – Тогда, в ваши двадцать восемь, я бы предложил сначала научиться нормально держаться в седле, а уже потом отправляться по маршруту. Но предупреждаю сразу: с непривычки задница будет ужасно болеть. Претензии по этому вопросу приниматься не будут, тут только смириться и терпеть. Но потом будет проще, обещаю! – Никого тут не удивить неопытными наездниками: люди приезжают за экзотикой, а не затем, чтобы соревноваться в конкуре. Обучение азам тоже входит в стоимость, что привлекает семьи с детьми, с которыми тут будут возиться другие. Мне больше нравилось работать со взрослыми, с ними проблем поменьше, да и поболтать можно. Этот парень явно был неплохим кандидатом, от него будет не так много проблем, да и глаз он отчаянно радовал, чего я никак не мог сказать о вечно перепачканных детях, визжащих от счастья.

- А ваш друг найдет чем себя занять, пока вы седлаете самого красивого парня в этом загоне? – Смеюсь, вынимая из сумки яблоко и вкладывая его в ладонь Энди, который оказался довольно простым и контактным. – Если бы не откусывал, я бы не предлагал. Нам же нужно кормить лошадей правильно, а ничего вкуснее хрустящих пальцев все еще нет. Так что смело суйте всю ладонь ему в рот и ждите. Будет больно! – Подхожу к Ветру, протягивая ему на ладони яблоко, старясь прижать большой палец к ладони. Этот мальчик прекрасен: он прихватывает угощение губами и радостно хрумкает им, вызывая зависть у моей маленькой ревнивой питомицы. – теперь вы. Палец прижимайте, яблоко на открытой ладони. Вот так, да. Ветер очень воспитанный парень, в отличии от нее. – Отталкиваю мягко мордочку малышки, которая снова пытается рыться в моей сумке. – За нее извиняюсь, она совершенно не умеет делиться ни едой, ни вниманием. Так что выбираете его? Я помечу его, что он забронирован, а то вот не визжащие малыши уже косятся на Ветра. Мы же не уступим его без поединка? – Мягко отвожу коня в сторону, собираясь вскоре подготовить его для поездки, но пока мистер Нокс своим громким голосом перечислял технику безопасности, за которую распишутся все присутствующие. Не хватало еще проблем с туристами, которые впервые увидели вилы, так что лучше перестраховаться. До нас доходит планшет с ручкой, и я протягиваю его Энди, чтобы он поставил подпись напротив своей фамилии и номера комнаты. Это конечно не мое дело, но его друг – это друг? Или… ? Они и приехали вместе в отпуск и живут вместе… Ладно, это и правда не мое дело. – А ваш друг не присоединиться к нам? Или вы хотите немного отдохнуть от него? Как насчет того, чтобы через полчаса попробовать поупражняться в езде? Я буду рядом и подстрахую, если будет страшно, обещаю. Даже подержу за руку, если на Ветре вам будет высоко. И да, у вас отличная обувь для верховой езды – каблук помогает держаться за стремена. У нас многие пытаются залезть на коня в кедах, и я уже отчаялся объяснять, почему так нельзя и сколько стоят похороны в Калифорнии.

Отредактировано Miles Quinn (2022-11-21 22:28:08)

+1

7

Совру, если скажу, что не рассчитывал за две недели сельского отдыха на ранчо закрутить мимолётный, ни к чему не обязывающий, роман. Это настолько привычное для меня дело, что стоило бы удивляться скорее его отсутствию. Мы с Билли сразу договорились, ещё до того, как забронировали путёвки, что тут каждый сам по себе. Отельные девчонки, отдельные номера /пусть и на одном этаже/, и как можно меньше видеть довольные физиономии друг друга. И без того вместе уже десять лет, с первого курса исторического факультета родного Калифорнийского университета, и всё никак не разойдёмся. Случалось с нами многое за эти годы – и ссоры, и обещания разъехаться раз и навсегда, и поцелуй по пьяни на последнем курсе, и стаканы виски-колы, что мы глушили один за другим после очередного расставания с пассией. Билли Оушен был отличным другом, я всем такого желаю, а себе я желал видеть его чуть реже, чтобы банально успевать отдышаться.

Сейчас моё внимание всецело принадлежит Майлзу, и я ловлю себя на неприличной мысли о том, что романтическое приключение на ближайшие недели вовсе не должно обладать буквой «жэ» в документах. Мне никогда не был важен пол человека, лишь бы он /человек/ был достаточно интересным для связи хотя бы на одну ночь и внешне привлекательным. Ни за что не поверю людям, которые говорят, что внешность не имеет никакого значения. Она может быть нестандартной, не идеальной, но сексуальной и манкой лично для тебя. Этот парень был именно манящим, как выдержанный цветочный мёд, он своими жестами и голосом притягивал, заставляя разум вовсю вырисовывать картины, в которых я невзначай касался его руки. Или щеки. Или вставлял за ухо сорванную травинку, вплетая в рыжину волос. Не знаю, пялюсь ли я на него слишком откровенно, но плевать, даже если он это замечает, то весьма не против, так как флиртует напропалую. Я плохо разбираюсь в лошадях и обычаях фермы, но вот в подкатах у меня опыт кое-какой есть. Хочу неприлично пошутить про то, что моя задница и не такое видала, но лишь ухмыляюсь ему в лицо – какой дерзкий малый!

– Мой друг, – жестом раскрытой руки указываю на Билли, который присмотрел себе ту самую кобылицу, а ещё пухлую молодую женщину в цветочном сарафане и соломенной шляпе с широкими полями, и теперь интересовался парным маршрутом, – времени зря не теряет. Кажется, он уже нашёл себе подружку на эти две недели, а я, как всегда, на шаг позади, – пожимаю плечами, но тон моих слов не расстроенный, а игривый. Пусть понимает, как хочет. Если он флиртует, и мне не показалось, то без труда распознает ответные сигналы, и вечером у меня будет занятие поинтереснее, чем седлать Ветра. Очень хочу в местную таверну, или как тут называется место, где повар готовит на огне изумительные ребрышки, а хозяин наливает вкуснейшее вино на местных цветах или домашнее пенное пиво?
– Прекрасно, я так и думал. К тому же, с таким гидом руки мне больше не пригодятся, – надо уже завалить рот и прекратить отпускать сальные шуточки ребёнку, блин, но ребёнок такой раскрепощенный и общительный, а я две недели в году могу позволить себе быть не молодым преподавателем истории, а обычным человеком, приехавшим за отдыхом и приключениями.

Смотрю за тем, как Мило кормит коня, и стараюсь проделать то же самое с уверенным видом. Сказать легко, на деле же, когда мягкие щетинистые губы Ветра захватывают плод, ладонь вздрагивает, но я стоически не убираю руку, и конь утягивает яблочко в рот. – А как зовут твою подружку? – Это я о молодой лошадке, которая отчаянно требует внимания своего наездника.
– Нет уж, никаким малышам я этого красавца не отдам, бронируй, – меня немного смущает, что даже на отдыхе младшие люди обращаются ко мне на «вы», но требовать иного от Майло я не могу, он же на работе. Если захочет понизить градус официальности в мою сторону, то сам почувствует, когда можно.

В центре двора появляется мужчина в ковбойской одежде, который громко зачитывает технику безопасности, и многие /особенно те, кто с детьми/ образуют вокруг него плотный круг, делая вид, что внимательно слушают. Ни меня, ни Билли и его подруги в этом кругу не обнаруживается, но я честно постарался внимательно уловить всё, что вещал мистер Нокс, а затем поставил на листке подпись напротив своей фамилии. С досадой вспоминаю, что комнату нам с Билли дали одну, одиночных мест больше не было, но обещали расселить, как только появится возможность.
– И с таким опасным видом туризма у вас тут нет местного колумбария? Уверен, он бы привлёк посетителей не меньше, чем возможность оседлать лучшего мальчика на ранчо, – многозначительно улыбаюсь ему. – Я готов упражняться во всем, в чем ты мне скажешь. Но до езды непосредственно я буду учиться залезать на Ветра и слезать с него до тех пор, пока у меня это не будет получаться так же грациозно, как у тебя? Кстати, покажешь? Можно несколько раз подряд, я медленно запоминаю, – когда он будет запрыгивать на питомца, штаны будут как следует облегать его зад, и я смогу заценить, как быстро от конного спорта мы сможем перейти хотя бы к прогулкам после девяти вечера.

+1

8

Я был здесь всего около месяца, и уже втянулся в обстановку: аниматоров тут не было, так что приходилось развлекать гостей именно работникам ранчо. Но я был не против, особенно если речь шла о высоких красивых брюнетах, у которых совершенно нет опыта в верховой езде. Не скажу, что это единственный красивый парень, что здесь есть, но что-то в нем явно выделяло его на фоне других. Улыбка? Контактность? Желание отвечать на почти-что-флирт с моей стороны? Понятия не имею, что из этого было первостепенным, но контакт нашелся как-то сразу, и я не собирался упускать возможность повести частные уроки. К тому же это моя работа. Конечно, Мэтт будет возмущаться, что самые сопливые постояльцы достались именно ему, но мне было все равно. Его густые волосы, выглядывающие через вырез ковбойской рубашки, привлекал мамочек, которые тащили своих спиногрызов именно к нему. Я на большого уютного медведя похож не был, так что подбираю то, что плохо лежит, например, Энди, который приехал с другом, но не парнем. Это приятная новость, хотя я не рассчитываю на что-то большее, чем просто улыбки и обмен шутками, но кто знает? Не хочу ничего загадывать, но одно знаю точно: я не буду против.

Даже это для меня было глотком свежего воздуха, позволяющего забыть обо всем, что происходило в Сакраменто. Тут я чувствовал себя как и дома, на время отвлекаясь от мыслей, что взрослая жизнь оказалась чертовски сложной, и, увы, очень грязной. Мне не приходило это в голову в семнадцать, когда я убегал из дома. А теперь, о боже, какая ирония, я убегал на ранчо, чтобы снова чувствовать запах сухой травы и лошадей.

Смеюсь, поглядывая на друга Энди, подмечая то, что тот всецело увлечен барышней в шляпке, и явно не собирается быть третьим в нашей компании. Ну что ж, как жаль. Вообще нет. – Вы тоже хотите найти себе подружку? Тут я вам помочь не смогу, в перечень моих услуг сводничества с другими нет. Но могу отвлечь вас прогулкой, если вы готовы провести время в седле. – «Или нет», но этого я озвучивать не стал. К чему формировать события, если мы пока ходим вокруг да около, прощупывая границы друг друга. – Думаете, такой гид станет вашими руками? Увы, вам не понравиться то, что он ими будет делать, так что все же берегите пальцы! – Широко улыбаюсь, жмурясь на солнце и откидывая прядь волос, упавшую на лоб. Признаюсь: я не ожидал того, что мужчина так активно включиться в игру, и мне становилось чертовски интересно, как далеко он готов зайти. И готов ли?

- Венера. Хотя я бы назвал Ревнивица, но увы, в паспорте – Венера. Терпеть не может, когда на нее не смотрят во все глаза и не чешут ей гриву. Так что полчаса каждого утра я трачу на то, чтобы ублажить ее, а благодарности никакой. – Притворно вздыхаю, поглаживая глазастую морду своей кобылицы, которая явно не против провести время с Ветром. Ей полезно поучиться спокойствию и послушанию у более опытного животного, так что связка должна получиться неплохой. С ее характером я справлюсь.

- Колумбария нет, мы отдаем тела койотам, чтобы поддержать баланс питательных веществ в природе. В среднем туристе остаточно мяса, чтобы прокормить небольшую стаю вместе со щенятами. Но! В память мы поставим памятную деревяную табличку, что благодарны вам за все. – Показываю на стену с именами, которые люди прибивают, чтобы оставить о себе память, и пожимаю плечами. – Тогда берите своего мальчика, чтобы попрактиковаться подальше от толпы. Там за амбаром есть отличная площадка, оттуда и отправимся. Если, конечно, вы сумеете крепко удержать Ветра бедрами и не свалиться с ней. – Подмигиваю, и киваю в сторону, уводя свою лошадку, Энди и Ветра подальше от всех. Общая группа сегодня явно будет не так велика, как могла бы быть, учитывая, сколько человек расползлись по индивидуальным турам.

+1

9

Мне должно быть ужасно стыдно за то, что я флиртую с малолеткой, ему же вполне может быть меньше восемнадцати лет, и тогда это не этично не только с точки зрения моей профессии, но и в чисто человеческом плане. Попытаюсь тактично выведать эту информацию вовремя тренировки с конями. – Или друга, – лукаво уточняю, чтобы сразу расставить все точки над i и обозначить территорию. Если малец не смутится, значит, он и в правду расцвел флиртом, если же на его лице появится тень смятения – то я перегнул палку. Внимательно наблюдаю за реакцией Майло – он на всё отвечает очередной ехидной фразочкой и искренней улыбкой, что ж, поверю, что он отдаёт себе отчёт в том, что затевает.
– Понравится или нет – это мы решим, когда твои руки сделают чуть больше, чем научить меня кормить лошадь. Но с этим я справился отлично, как ты считаешь? Ветер доволен, я тоже. – Довольно смелое заявление, но ни одну его фразу я не хотел оставлять без внимания, это же так весело – обмениваться шутками со своим инструктором, который, надеюсь, уже успел закончить старшую школу. Бросаю шутливо-опасливый взгляд на именные таблички, которые оставляют тут путешественники напоследок, чтобы навсегда сохранить свои инициалы на стене ранчо и не притворно смеюсь, ох уж этот Майло, у него превосходное чувство юмора. Уверен, что в его компании я не заскучаю ни на минуту.

Ветер, как и все прочие питомцы ранчо, полностью экипирован для сегодняшней прогулки с гостями. Этот великолепный воспитанный конь ни разу не фыркнул и не топнул ногой, пока мы болтали около него с полной сумкой яблок. Некоторым людям стоит поучиться манерам у этих царственных животных. Мне интересно было узнать что-то об истории ранчо, о том, кому оно принадлежит и о том, как на него занесло Мило. Беру Ветра за уздечки и чуть дергаю в сторону амбара, за которым расположилась ограждённая тренировочная площадка. Билли, судя по всему, отправился на парную прогулку с дамой в шляпке и собственным инструктором /надеюсь, не таким красавчиком, как мой/. Конь покорно трогается с места и ступает по пыльной земле участка. Народ постепенно рассасывается, кто-то уезжает небольшими группами, кто-то предпочитает остаться в номере, мы же скрываемся за деревянной постройкой, выкрашенной в бордовый цвет, и теперь уже я прикрываю рукой глаза от солнца.
– Покажешь, как залезать? Он такой высокий… Ты правда делаешь это без стула? – Конечно же, я шучу, но пока что и правда не имею понятия, как взбираться на коня. В фильмах это всегда выглядит очень легко и изящно, каждый воин мог оседлать своего скакуна практически на бегу, но на практике всё оказывается куда сложнее. Точнее, совсем без практики. Я обладал достаточной физической подготовкой, но не владел знаниями о технике, так что сосредоточился на всём, что покажет мне Майлз, молясь о том, чтобы забраться на Ветра получилось с первого раза. – Пообещай мне, что не будешь смеяться, если я окажусь не слишком способным учеником. Кстати, сколько тебе лет? Я же прав в том, что на ранчо берут работать только совершеннолетних? – Пытаюсь утолить своё эгоистичное любопытство, внимательно скользя взглядом по спортивной фигуре парня, который приготовился мне объяснять, что да к чему.

+1

10

У нас обычно доплачивалось за индивидуальные экскурсии, но с этого парня брать денег не хотелось: с ним мне было весело и любопытно. Как далеко он решится зайти, поддаваясь легкому флирту, которые тонкими шелковыми нитями опутывал нас с первого мгновения, как мы познакомились. Его открытая широкая улыбка и изучающий взгляд красноречиво говорили мне о том, что Энди заинтересован. Мне не могло показаться: я кожей чувствовал такие вещи, понимая интуитивно, что речь уже идет не о простой услуге для неопытного наездника. Что ж, я не собирался держать целибат на время своего пребывания на ранчо, я довольно просто относился к близости, что искрой возникала между людьми после одного взгляда. Пусть мне всего восемнадцать, но в чем-то я был достаточно искушен, чтобы не хлопать невинно глазами, когда парень напротив рассказывает, что не против скоротать время в отпуске с парнем. Что ж, смело, без недомолвок, и мне это нравится. Не придется ходить вокруг или около, чтобы дальше прощупывать почву на предмет наличия глубокой смертоносной топи. Мы буквально раскрыли перед друг другом свои карты, и теперь просто ожидали, кто же сделает первый настоящий ход. О нет, не так быстро, я еще недостаточно наигрался в этот невесомый брачный танец. – И вы готовы оценить умение моих рук? Буду ждать, когда представится такая возможность. – Его смех так же прекрасен и легок, как беседа до этого, и я не могу не рассмеяться вместе с ним, щурясь от слепящего яркого солнца.

Мы идем вдвоем, в компании двух прекрасных скакунов, болтая о незначительной окружающей ерунде. С ним было куда проще работать, чем с какой-то капризной девчонкой, считающей, что я хочу ее облапать, подсаживая на коня. Разница была в том, что Энди я бы облапал с удовольствием: его одежда не особенно скрывала то, как ладно он был сложен. И этот парень отлично понимал, что вполне себе лакомый кусочек, на который засматриваюсь не только я. Наша небольшая площадка для тренировок скрыта от посторонних глаз, и я выпускаю повод Венеры, чтобы она немного погуляла, пока я занимаюсь гостем нашего прекрасного заведения. – В средние века лошади были ниже, не требовалось столько усилий, чтобы залезть на ее спину. А у кочевых племен кони были совсем низкорослыми, но проворными. А сейчас они стали куда более высокими и статными. Правда красота теперь ценится выше, чем выносливость. Хотя это касается не только животных, не правда ли? – Поправляю стремена, прежде чем легко забраться на спину ветра, устраиваясь в его седле. Конь слегка перетаптывается на месте, но не дергается от неожиданности, за что и получает похвалу. – Вам придется научиться так же. Не думаю, что это проблема. И я не могу обещать такого: в моем договоре не прописаны условия, при которых я не должен смеяться над тем, как гости падают в пыль, подобно мешку с картошкой. Увы, такие правила, не я их придумал. – Смеюсь, слезая с Ветра так же легко, как до этого забрался на него. – Двенадцать. Думаю, проблема в том, что я налегаю на протеиновые йогурты, поэтому выгляжу немного старше, чем есть на самом деле. А что? Не готовы доверить свою жизнь настолько молодому человеку? Теперь ваша очередь. Ногу в стремена, держитесь за седло, когда сделаете рывок, чтобы оседлать его. А я буду считать, с какой попытки получится.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sunny day


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно