Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » run girl run


run girl run

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

сан-диего | январь'11 | ночь

Кит, Аманда
https://theyearofhalloween.files.wordpress.com/2013/03/500.gif
Матери не оказалось дома, когда отец разозлился вновь

+2

2

Аманда перекатывает между пальцами черный карандаш.
Этот уже не выскальзывает из рук.
Под ногами валяются несколько предыдущих карандашей, которые выскользнули, а Аманда не может допустить, чтобы у нее что-то не получилось. Поэтому если бы было нужно - всю пачку закатала бы между пальцами, поднимала бы их с пола, взяла бы цветные карандаши или фломастеры - но научилась бы перекатывать карандаш между пальцами правой руки.
В этот раз повезло - получилось научиться уже на пятом, и теперь она восторженно смотрит на то, как он пока неказисто, но подавая большие надежды перемещается от мизинца к большому пальцу и обратно. Она смотрит только на карандаш, и не обращает на шум вокруг - где-то за окном лает соседская собака, внизу на первом этаже в гостиной работает телевизор, из ванной в ее комнате из крана ритмично капает вода - но для нее ничего этого нет, есть только карандаш в ее руках, который не падает.
Аманда говорит себе, что если не уронит его еще пять кругов, то выиграет в художественном конкурсе, и продолжает сверлить взглядом карандаш в руке.
Один круг.
"Осталось четыре и я смогу победить."
Второй.
"Еще три и победа у меня в кармане."
Третий.
"Середина пройдена - я почти..."

Слышит шаги.
Карандаш выпадает из рук, укатывается с тихим треском под стол и дальше под кровать - Аманда успевает подумать, что не полезет за ним ни в коем случае - не хочет пачкаться пылью. Она резко поднимает взгляд на входную дверь своей комнаты, за которой услышала шаги - и пытается услышать что-то еще. Кран капает. Собака лает. Телевизор... Телевизор?
Телевизор молчит. Шагов не слышно.
Несколько мучительных секунд тянется вечностью. Аманда считает про себя:
"Раз. Два. Три..."
Доходит до тридцати двух и перестает считать, потому что слышит, как включается вода в кране в нижней ванной.
"Он всего лишь в туалете."

Садится обратно на стул и понимает, что улетевший карандаш был последним из пачки, на которых можно было тренироваться. Наклоняется забрать его...
"Нет, он же под кроватью, иу!" - и слышит звук открывшейся двери.
Вскакивает, ударятся затылком об стол, хватается за голову руками, оседая обратно на пол.
- Ай-ай-ай... - тихонько причитает себе под нос.
- Ай-ай-ай... - слышит откуда-то сверху.
Не хочет выглядывать, просто не смотрит наверх. Держится за голову, не поднимается, замирает и ждет, что все пройдет само. Ей страшно, и из-за этого ей страшно еще сильнее. Ее отец стоит рядом и ничего не делает, чтобы пугать ее - но она уже боится.
- Все, вылезай. Не весело. Вылезай! - тихо-громко-крик - вся градация голоса отца рушится на Аманду. Она не двигается, сидит, тихонько дышит и надеется, что скоро все закончится. Она вдруг понимает, что никогда не была с отцом наедине достаточно долго - мама всегда была где-то рядом, и как только ей становилось не по себе - вмешивалась мама и уводила отца куда-то. - Дурью маешься... - он тянется к ней и хватает Аманду за предплечье, резко сжимая его своими цепкими пальцами. В уголках его губ играет какая-то улыбка, причину которой Аманде сложно понять - ей улыбаться не хочется совсем. Ее брови сведены, она напугана, ее трясет, - Вылезай, говорю! - выдергивает ее из-под стола, и она чудом не ударяется о столешницу снова, но встает уверенно на ноги. Не поднимает глаза на отца, смотрит на разбросанные под ногами карандаши.
"Надо было поднять хоть один..." - успевает подумать, когда отец выходит из комнаты и идет вниз. Злыми шагами.
Почему он злится? Что Аманда сделала не так? В чем она провинилась на этот раз?
- Сюда иди! - слышит снизу его громкий голос, и вздрагивает. Ее бьет мелкой дрожью, и она делает несколько шагов к двери, хватается за ручку и держится за нее, чтобы унять дрожь. Прижимается к двери лбом и пару раз ...
Бум! Бум!
- Что ты гремишь! - отходит от двери, смотрит в окно и видит соседний дом - в комнате Кита горит свет, там кто-то есть. И Аманде хочется быть там больше, чем здесь.
Она надевает свитер и обувает первые попавшиеся кроссовки - это оказываются ее кроссовки для физкультуры, самые нелюбимые, но переобуваться времени нет. Свет в окне Кита помогает ей собраться, помогает ей перестать бояться и задержав дыхание пройти мимо гостиной, бросив только:
- Я к Келли! - и выйти из дома.

Каждый шаг - строго по лежащему листику на асфальте. Оступишься - Кит не впустит. Оступишься - Кита не окажется дома и он просто забыл выключить свет. Оступишься - и нужно будет вернуться домой и поговорить с отцом.
Нет-
Каждый шаг - строго по листику на асфальте.
Доходит до входной двери и нажимает на звонок. Кротенько, как всегда звонит. Чтобы не подумали, что случилось что - и только после того как позвонила, понимает, что уже слишком поздно, чтобы приходить, если не случилось что.
Никто не открывает, и Аманда даже рада этому - не придется объяснять миссис Келли, что она здесь делает. Она тихонько толкает дверь перед собой, как иногда делает, когда они договариваются о встрече "у него",  и видит , что весь дом погружен в темноту - и только со второго этажа слышны разговоры и даже смех. Смех Кита. Ей тоже хочется смеяться, хочется смеяться вместе с ним, и она, цепляясь за перила лестницы, как будто ноги могут не удержать, поднимается наверх. Перепрыгивает через ступень, потом еще одну, хватается за ручку двери его комнаты и толкает ее.

Свет ослепляет. Первое, что она видит - Кита, его глаза и его улыбку. Эта улыбка не в уголках губ, но эта улыбка и не обращена к ней. В его комнате Лесли Марч, девчонка из параллельного класса, которая улыбается ему чаще чем остальные девчонки из параллели.
"Доулыбалась".
Аманда наклоняет голову набок, смотрит на него, и понимает, что это то, чего она хочет больше всего в мире - претвориться его девушкой и закатить скандал и хорошо потом над этим посмеяться.
- То есть вот как ты занимаешься алгеброй без меня... - начинает, поднимая голову и глядя прямо на Кита. В глазах стоят слезы, так ловко приготовленные страхом из дома. Она потом расскажет Киту, что они этому научились в театральном кружке. Кит не поверит.

+3

3

Кит в подростковый период влетает с ноги. Здесь тебе и половое созревание, и бунт против родителей, и попытка сформировать свою личность на базе какого-нибудь персонажа. Первые прыщи, отросшие кудри, попытка выбрать для себя стиль. И Кит уверен, что именно сейчас нужно определяться, кем он будет всю оставшуюся жизнь. В гардеробе появляются худи и рубашки в клетку, место гитары занимает доска, Келли уверен на все сто процентов, что он будет профессионально кататься на скейте и колесить по стране, пока все душные зануды в наглаженных рубашках зачахнут в не менее душных офисах. Кит носит шапки и кепки, уверяя каждую девочку, что Лось из Шага вперед – «тупо я», хотя танцевать Кит не умеет от слова совсем, зато быстро прокачивает красноречие. В момент, когда все парни покрываются прыщами и похожи на шоколадку с орешками, когда у них ломаются голоса, когда они думают только о дрочке – важно выбрать для себя тактику поведения. Кит не какой-то там смазливый голубоглазый блондин, но у него первого ломается голос, и он первый вбивает в поисковой строке браузера загадочный сайт – ключ в новый мир. И дрочка с тех пор становится обязательным ритуалом, почти как чистка зубов. Утром, вечером и если вдруг очень сытно поел.

Кит прокачивает навыки убеждения, учится смешно шутить и рвется к всеобщему вниманию. Он как-то быстрее всех остальных осознал, что куда проще уложить девочку на лопатки, если она сперва рассмеется. Кит не парится. Кит откровенно хамит преподавателям в школе, скатывает свои оценки, потому что он ебал рот привычного мироустройства. Потому что образование для лохов, а крутые парни все вопросы решают чуть по-другому. Как именно, Кит еще не придумал, но его бунт против общества выражается в театрально закатанных глазах, цоканье языком и руках, скрещенных на груди. Куда интереснее зажиматься с Джесси за школой и курить модные сигареты, а все эти ваши истории и математические уравнения оставьте для тех, у кого оправа очков с переносицы скользит к кончику носа. Кит слишком крут для дерьма. Кит слишком крут просто, по умолчанию.

Предки отстой – как девиз его жизни, он огрызается и в плеер скачивает новую музыку, чтобы очень агрессивно ехать по городу и злиться. Кит очень недопонятый подросток, не такой, как все остальные. Он злится на одноклассников брата и без задних мыслей устраивает драку с ними, чтобы потом отхватить от отца подзатыльник за совсем уж вопиющее поведение. Кит в чужие карманы ловко пальцы засовывает, чтобы на чужие монеты купить себе газировки и ненавидеть мир с ощущением пузырьков в носу. Кит бунтует, но каждый раз расплывается в самой честной улыбке, если замечает на себе девичий взгляд.

Ему кажется, что первый секс будет как в порно, со всеми горячими стонами и акробатическими этюдами на кровати. Получается не совсем так. Нелепая возня под одеялом и ощущение удушающего стыда. Все какое-то липкое и неловкое. Наверное, именно в этот момент Кит выкашивает в себе чувство стыда напрочь. Уверенность в себе не природный дар – банальная необходимость, Кит просто знает, что забитым стесняшкам реже дают. Он уходит в отрыв, навязывая себе ложные ценности. Кит не верит в любовь, он ее просто не встретил. Не верит в важность образования. Не верит в американскую мечту. Но уверен в себе. И поэтому он не парится, его проблемы куда глобальнее чужих косых взглядов и ужасной отметки по географии, его проблемы куда серьезнее чем «пошел ты на хуй, Кит, не пиши мне больше». Кит просто и сам не понимает, в чем именно заключается его проблема, но уверен – она куда серьезнее, чем кто-то может себе вообразить.

Дома у Келли всегда кто-то есть. Если родители уезжают, то брат с сестрой выводят из себя моментально. У Кита не те условия жизни, чтобы можно было позвать девчонку потискаться. Но он все равно находит лазейки, все равно умудряется наполнить дом скрипом кровати и скрипучим писком, чтобы потом придумать отмазку для брата, который как всегда недоволен. Кит слишком часто стирает простыни с алыми пятнами, куда чаще, чем должен. Это чтобы мама не донимала вопросами. И Коул всегда пытается подъебать брата, стоя над душой. Что, Кит, обоссался в кровать? Однажды брат поймет суть вещей, Кит уверен, ну а пока малой получает щелбан в лоб. Ему семь, а ведет себя на все сорок, брюзжит и ворчит недовольно, каждый раз грозится рассказать маме о хит-параде девчонок, которые из комнаты Кита спешно выходят. Кит знает, что не расскажет. И знает, что сможет вывернуть ситуацию себе в плюс. Он вообще-то не жмакает чью-то грудь в полумраке, а просто пытается выпросить помощь с домашней работой. У Коула богатая фантазия и поллюции, ему надо к врачу. 

Лесли Марч типичная не такая как все. Девочка, у которой блеск для губ со вкусом черники и мечта однажды превратиться в куколку Братц. Она смеется над каждой шуткой, даже если та не смешная. А у Кита как раз вся семья решила из дома свалить, оставив его на пару часов за хозяина. Вроде какое-то важное событие в жизни Коула. Либо матч, либо выступление в театральном кружке, либо другая занудная муть, на которую у Кита никогда не найдется время, а вот время повозиться под одеялом – сразу да, что поделать. Грамотно расставленные приоритеты. Лесли делится вкусом черники, у Кита теперь тоже губы блестят. Он настолько уверен в себе, что ладонью скользит по чужой талии вниз, чтобы зацепиться пальцами за край кардигана, игриво намекнув, что одних поцелуев ему недостаточно. Кит улыбается, улыбается Лесли и в голове уже рисуются самые разнообразные сцены из какого-то очень жаркого порно, на повторение которых Киту не хватит опыта, а Лесли гибкости.

Но дверь открывается и голос Аманды смазывает всю картинку. Кит недовольно глаза закатывает, он даже не успел до третьей базы дойти. Кит любит Аманду, вот как брат должен любить сестру, но сейчас с радостью бы обглодал ей лицо. – Ага, учусь вычленять многочлены из этой чудесной синусоиды, – рандомный набор буков и взгляд на выпирающую из-под кардигана грудь, Лесли заметно смущается, Кит ее за запястье хватает, – да ты не переживай, это, – он отмахивается, – вообще, – он отмахивается снова, – сестра моя, – Лесли нужно три секунды, чтобы глазами метнуться к Аманде, затем к Киту и снова к Аманде. Немного времени на осознание. Секунда на принятие решения. И две секунды на самую хлесткую затрещину. Марч собирает вещи так быстро, что Кит успевает вдогонку крикнуть игривое: – Позвони мне.

Но она никогда не позвонит.
Да и хуй с ней.

– Ну спасибо, – Кит потирает краснеющую щеку и смотрит на Аманду, не скрывая своего недовольства, – целуй мою боевую рану, потому что это твоя вина, – указательным пальцем Кит себя в щеку тычет, – ты пришла потому что соскучилась или… – улыбка стирается с лица ластиком, а во взгляде появляется то, что Кит отрицает по умолчанию – осознанность, – бля, – Кит хлопает по кровати рядом с собой, – рассказывай, что там на этот раз?

[nick]Keith Kelly[/nick][icon]https://i.imgur.com/uFfhrb0.gif[/icon][lz1]КИТ КЕЛЛИ, 15 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>школьник с амбициями<br>[/lz1]

+4

4

Кит шутит про синусоиды, и на лице Аманды появляется улыбка. Она облокачивается на косяк двери и смотрит, как Лесли приходит в бешенство. Вот сейчас она соберет свои вещички, наденет платье и вылетит отсюда и они с Китом смогут поговорить...
От звука звонкой пощечины Аманда вздрагивает.
Ей становится стыдно, что Киту прилетело из-за нее - она ведь этого не хотела - хотела только разыграть смешную сценку и отвлечься, но этот шлепок... Лесли проносится мимо нее, и Аманда не успевает сказать ей что-то вслед, хоть и не до конца понимает, что хотела бы сказать.
Переводит взгляд обратно на Кита и послушно понуро подходит к его кровати. Садится на краешек, повернувшись к нему, и не торопится отвечать.
- Больно? - ее рука прохладная и она мягко гладит Кита по щеке - Извини, это из-за меня, я не думала, что она так взбесится, дурная она какая-то... - она говорит быстро и не убирая руки с его щеки спрашивает снова - Больно?
Она подсаживается чуть ближе и понимает, что вот сейчас у нее есть два варианта развития событий - притвориться, будто все в порядке, и она действительно просто соскучилась - начать шутить, дурачиться и придумать какую-то отмазку - почему она так резко ворвалась в его комнату поздно вечером; либо сказать правду.
Только есть проблема - она не до конца понимает, какую правду нужно рассказать. С чего начать - с того, как она училась крутить карандаш в руке? Или с того, как сделала что-то не так и разозлила отца? Или с того, что он ничего ей не сделал, а ей все равно страшно - и как она чувствует себя виноватой?
С чего начать-то? С чего?
- Да нет, ничего не случилось, - "Я не готова сейчас об этом говорить, я не готова!" - она опускает глаза и улыбается, потом поднимает взгляд снова - Кит, там правда ничего не случилось, - последние несколько слов она говорит с нажимом, потому что это правда, - Там никогда ничего такого не происходит, ты же знаешь... - она встает с кровати и подходит к его столу, на котором был порядок только в первые минуты после покупки - а теперь там нагромождение тетрадей (в том числе и ее, в основном - ее), ручек и каких-то еще мелочей, - Я думала я потеряла этот конспект, а он был все это время у тебя! - она держит в руках ярко-зеленую тетрадь, на которую с радостью сейчас отвлеклась, - Напомни мне никогда тебе больше не одалживать конспекты... Ты их все равно не используешь.
И Аманда не упоминает, что обычно это она сама втюхивает ему свои записи в надежде, что он хоть что-то прочитает и почему-то захочет наконец начать учиться - она продолжает перебирать тетради, чтобы занять руки. У него в комнате она чувствует себя в полной безопасности, и ловит себя на мысли, что не слушает, что происходит вне этой комнаты - в остальном доме или на улице. У себя она всегда начеку - всегда знает, кто где находится и хотя бы примерно - кто что делает.
- У меня крыша едет, - берет какой-то из карандашей в руки и разворачивается к Киту. Смотрит на карандаш, крутит его между пальцами, как научилась пару часов назад, - Он ничего не делает, а мне супер не по себе. Он мне ни разу не сделал плохого, понимаешь? Они вместе с мамой откладывают мне на учебу, верят в меня, надеятся, что я вырасту хорошим человеком... - карандаш выскальзывает из рук - Прости. Я испортила тебе вечер, и даже не могу объяснить, в чем дело. Я чувствую себя такой дурой.
Если бы кто-то спросил Аманду, с каким чувством она живет большую часть своего времени, какое чувство ею управляет - это было бы чувство вины. Она постоянно чувствует себя виноватой в чем-то. В том, что отец кричит на мать, что мама вытирает слезы пока готовит ужин, или в том, что у Кита сейчас обломался такой многообещающий вечер, да и даже перед Лесли - что вечер испорчен и у нее. И ей все время хочется извиняться.
- Извини, слушай, извини? - поднимает карандаш с пола, поднимает и глаза на Кита и в них снова слезы - Меня постоянно ссылают к тебе сюда, а сегодня я еще и сама завалилась, и теперь ничего и объяснить не могу, и мямлю и мямлю... - ее очень пугает возможность того, что она ему надоест своим нытьем и он прогонит ее, и в этом ее пугает не факт того, что ей придется возвращаться обратно к отцу, а то, что нужно будет уходить отсюда.
Она замолкает и подходит обратно к его кровати, садится совсем рядом и утыкается лицом в его плечо.
- Я вот так пару минут посижу, ладно? - глубоко вдыхает его запах, такой уже родной и знакомый, делает долгий выдох. Считает про себя до пяти, вдыхает снова. Плечо Кита становится мокрым от ее слез, но она не отодвигается - А потом ты покажешь мне эссе, которое нам задавали на завтра - твоя мама просила чтобы я в этом семестре помогла тебе хотя бы с языками. - и добавляет - Не как Лесли, конечно, но тоже помощь полезная была бы... - пытается шутить, чтобы как-то разбавить обстановку и эти вот предательские слезы, которые текут из ее глаз.
Ей все еще за что-то стыдно, и она боится, что он отодвинется.

+4

5

Холодная ладошка на щеке как приложенный лед, минимизирует боль. Кит, будто котенок, ластится к чужой руке и улыбается, потому что привычно. Ему не больно, скорее просто досадно. Увы, не вышло добавить в свой список девчонок еще одно имя. Было бы больно, если бы Лесли действительно нравилась Киту, но он слишком хорош, чтобы в кого-то влюбляться. Келли кажется, что секрет успеха заключается именно в этом – ты просто не позволяешь эмоциям перекрывать рассудок. И пока все одноклассники сопли жуют, страдая от неразделенной любви, Кит в свой списочек добавляет еще одно имя, чтобы потом хвастаться перед мальчишками, сигарету в зубах закусив. Перечисляет надменно где, кого, как и в какой позе. Нарочито преувеличивая собственные заслуги и слегка приуменьшая заслуги партнерши. Кит спустя годы поймет, что так поступать некрасиво. И перестанет кичиться своим списком несчастных дурочек. Буквально через пару лет, когда влюбится по-настоящему. И когда ему разобьют сердце, сравняв самооценку с землей. Но пока он просто к ладошке чужой льнет и улыбается шире.

– Удар у нее неплохой, но не волнуйся, – Кит изворачивается, чтобы влажный след поцелуя оставить на раскрытой ладони Аманды, – ты не виновата, просто так получилось. Подумаешь, ерунда. Она еще вернется и пожалеет, – но Лесли никогда не вернется и до самого выпускного будет воротить нос от Кита. Правда он этого не заметит и вряд ли навяжет себе чувство вины за содеянное. Потому что ему все равно. Одной больше, одной меньше – плевать. Кит уверен, что он правит миром, он властелин вселенной и ему по колено не только море, но и весь океан, поэтому затрещина от девочки из параллельного класса – это так, ерунда.  Одновременно с этим Кит знает, что Аманда вряд ли пришла бы сюда просто так. И ее словам он не верит, но решает не напирать. Лишь ладони перед собой выставляет в жесте «сдаюсь». Ничего не случилось, окей, ладно, пусть будет так.

– Хорошо-хорошо, не ворчи. И, да, забери свои конспекты, они мне все равно не нужны, – Кит губу поджимает и отрешенно глядит куда-то в сторону. Мама переживает о его образовании и плохих отметках. Но вместе с тем вся семья уже устала бороться с иррациональной тягой Кита к чему-то дурному. Когда он заявил на ужине, что не собирается идти в колледж мама, кажется, загрустила, а отец шумно выдохнул. Они наивно надеются, что сын образумится, а Кит свято верит, что образование – это впустую потраченное время. Кит слишком любит себя и не планирует драгоценное время тратить впустую.

– Эй, ты не испортила мне вечер, – Кит даже смеется, будто всеми силами подтверждает свои слова, – серьезно, ты думаешь, что я вот настолько сильно хотел потратить время на потискушки с ней? Умоляю. Считай это акцией невиданной щедрости и милосердия с моей стороны, – Кит самодовольно хмыкает, гордо нос задирая, – прекрати извиняться, забей, ничего страшного не случилось, – Кит ближе двигается, в чужое пространство влезая, – но если тебя так сильно мучает чувство вины, ты можешь дать мне полапать себя, – Келли снова смеется, он всегда смеется, когда не может выбрать эмоцию подходящую, пытается всеми силами Аманду отвлечь от дурных мыслей, делает вид, будто пропускает ее слова про отца мимо ушей. На деле нервничает и суетится. Слишком дерганные движения и тон голоса робко подрагивает. Кит никак ей не поможет, но хотя бы попробует рассмешить. Меньшее, на что он способен.

Но стоит Аманде уткнуться лбом в его плечо, Кит машинально ее обнимает, поглаживая по спине и утешая. – Эй, ну ты чего. – Он нос прячет в ее волосах, целуя подругу в макушку. Наверное, снова пережила какой-то драматичный эпизод, о котором нормально рассказать не может. Наверное, лучше не тянуть. Захочет – расскажет все сразу. Нет – плевать, Кит просто будет рядом, поглаживать ее по спине и в макушку целовать беспорядочно. Вроде как, хорошие друзья так поступают, когда кому-то грустно.

– Забей на эссе, я все равно не сделал ничего. И на занятия завтра идти не планирую. Скажешь всем, что я заболел, умер, хороню родственников, очень занят, семейные обстоятельства, любая прочая ерунда, лишь бы не донимали, – Кит лицо Аманды приподнимает за подбородок, чтобы большим пальцем ее слезы стереть. Улыбается, умиляясь с картины. У нее глаза покраснели и носик распух. Выглядит жалобно, пожалеть хочется. Жаль, Кит жалеть не умеет. – Успокаивайся, тебе не идут сопли, – Кит показательно пальцем водит по носогубной складке Аманды, – когда Коул был маленьким, мама отсасывала у него сопли. Я мерзотнее зрелища не видел в жизни. Не заставляй меня повторять эту процедуру с тобой, – Кит подругу щелкает по кончику носа и улыбается, – хочешь, пойдем шароебиться по улицам. Или я украду пиво из холодильника. Или пойдем по хот-догу бахнем. Или я тебе на гитаре сыграю. Или шутки какие-нибудь прочитаю. Ну или сделаю что-нибудь другое, чтобы ты перестала плакать. Ну что, что, что ты хочешь? Только не ной, только не плачь, ну ты чего?

[nick]Keith Kelly[/nick][icon]https://i.imgur.com/uFfhrb0.gif[/icon][lz1]КИТ КЕЛЛИ, 15 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>школьник с амбициями<br>[/lz1]

Отредактировано Keith Kelly (2022-11-23 22:25:24)

+4

6

Аманда не может долго плакать, когда Кит рядом - его присутствие, его жесты и слова и все, чем он является, отвлекает ее от проблем и вселяет какую-то безусловную надежду. Наверное, со стороны это может показаться странным - что такой мальчик вселяет кому-то надежду - хоть миссис Келли и попросила помочь ему с языками, просьба эта была скорее условная - в то, что из Кита получится что-то толковое (важно - по мнению общества, среднестатистически толковое), не верили родители и не верили в школе. Сама Аманда искренне не понимает, зачем в принципе в Ките что-то менять. Его живость и искренность кажутся ей намного более полезными и обнадеживающими качествами, чем любые высокие оценки в школе или призовые места на олимпиадах. Он хотя бы остается верен себе - делает только то, что ему нравится, и не чувствует себя обремененным чужими ожиданиями и мнениями о нем.
Она восхищается этим в нем, искренне. И понимает, что редко ему об этом говорит, а может и вовсе никогда не говорила, но не готова сказать об этом и сейчас.
Лишь с благодарностью принимает его заботу, его поглаживания по спине, зарывается еще немного в его плечо и качает головой.
Ее тянет сделать замечание, что вот завтра в школу-то бы обязательно прийти, потому что там пробный тест и потому что по нему будут в принципе проводить аттестацию в конце года, и она даже набирает в легкие воздуха, но она вовремя останавливается. Не то время, чтобы в очередной раз душнить по учебе. Ей совершенно не хочется этого делать. Рядом с Китом можно вообще забыть об учебе - чего обычно она себе делать в принципе не позволяет. Но здесь можно.
- Не буду говорить, что ты умер, скажу только что заболел, - упрямо отвечает, когда качает головой еще раз и с ужасом думает о том, что Кит когда-то умрет. Или о том, что когда-то его не будет рядом, чтобы сбежать к нему посреди ночи. Или что он может перестать с ней дружить еще из-за чего-то...  Поднимает глаза и встречается с ним взглядом. Нет, никогда такого не будет - вот же он, рядом, и всегда будет с ней. Их столько объединяет, что должно произойти что-то из ряда вон, чтобы они расстались.
От мыслей ее отвлекает предложение по отсосу соплей - в секунду Аманда морщит носик, получает по нему щелчок и в шутку отталкивает Кита от себя:
- Фуууу! Ты чего! - она снова подсаживается ближе, - Все, я почти успокоилась, только не угрожай мне больше этой историей с соплями - это омерзительно! - она наклоняет голову и смотрит на него с улыбкой, когда он предлагает варианты, что он может для нее сделать.
На душе становится все теплее с каждым предложенным вариантом, и выбрать реально становится тяжело.
- Прямо все что угодно сделаешь? - она заговорщицки смотрит на него, игриво улыбаясь уголками губ - от слез остались только покрасневшие глаза, от соплей - совсем ничего, потому что угрозы Кита подействовали молниеносно, - Тогда у меня две просьбы. Первая! - выставляет вперед один палец, прямо между их лицами, - Своровать пиво из холодильника! Не уверена, что смогу много выпить, но попробовать все-таки интересно, - ее никогда особо не тянуло попробовать алкоголь, но если есть такой вариант - то почему бы и не воспользоваться? - Твои предки думаешь не заметят пропажи? Мои бы точно увидели...
Она немного ерзает, собираясь с мыслями, чтобы озвучить вторую просьбу как-то... правильно, что ли.
- Не бросай меня, хорошо? Если больше не захочешь со мной дружить - скажи мне об этом, ладно? - предательство со стороны Кита будет для нее невыносимым ударом, и она не готова лишиться своего "безопасного" и комфортного места рядом с ним хотя бы без предупреждения, - Если стану слишком надоедливой - предупреди, хорошо? - поднимает на него глаза, в которых нет слез, и она даже немного улыбается, потому что говорит с ним честно и открыто, - Ты мне очень дорог, Кит. Я тебя люблю, - ей несложно сказать это, потому что это не та любовь, которую боятся подростки услышать или почувствовать, это любовь, живущая с ней с самого детства - к ее самому близкому другу, который был рядом с ней в самые яркие ее времена - и темные, и светлые, - Воу... Это было... Как-то слишком сильно, да? - она отводит взгляд и как-то в секунду осознает, что только что ляпнула и как это могло звучать со стороны, - Блин, не, прости, в смысле... - она хлопает ладонью по лбу и чувствует себя глупо, хотя еще пару секунд назад была уверена, что она вся такая взрослая и может говорить открыто о том, что чувствует - совсем забыла, что ей всего 15, - Господи, пиздец, призналась в любви Киту Келли, кому расскажу - не поверят, - она нервно засмеялась и продолжила, - Никому не расскажу никогда в жизни! - выставила угрожающе указательный палец, - И ты никому не говори! А то меня на выпускной вообще никто не позовет, подумают, что я сумасшедшая, - смех никак не останавливается и теперь она просто упивается им, вытирая слезы теперь уже от смеха - Ну я и сморозила, конечно... Сильно похоже все-таки головой приложилась. Фууух. Теперь точно надо по пиву.

+2

7

– Только не говори, что у меня воспаление хитрости, чтобы никто не додумался предкам звонить, – Кит лениво потягивается, пытаясь придумать, чем займется завтра, когда в распоряжении его будет весь день. Скорее всего он, по классике жанра, будет гонять на доске, слушая на повторе все треки Bloodhound Gang, сделает остановку у одного дома, чисто в окна заглянуть и улыбнуться стыдливо, когда хозяйка к окну подойдет. Кит о своих чувствах еще не научился сочинять оды, но однажды он подушечки пальцев в кровь сотрет о струны гитары, чисто чтобы в знакомом доме ему из окна улыбнулись, а не просто приподняли руку в приветственном жесте. Пройдет немного времени – он с ума сойдет, дорогу к этому дому наизусть заучит и будет оббивать порог ежедневно, лишь бы мельком взглянуть на нее. А пока он смеется в унисон с близкой подругой. Кит всегда знал, что самые глупые шутки – лучший способ переключить человека со слез на смех. Он вообще любит шутки. Вся его жизнь – глупая хохма от лучшего драматурга.

– Прям что угодно, – наверное, следует добавить в рамках разумного, но у Кита нет тормозов, совести и стыда. Он любую просьбу исполнит, даже если она выходит за рамки его способностей – справится. Келли просто уверен, что Аманда не станет просить того, чего он бы не смог осуществить. Пиво – это ерунда, меньшее, что он мог бы достать. И он головой качает, снова ладонью отмахивается, никто не заметит пропажи. Родители либо и правда настолько невнимательные, либо просто из раза в раз прощают старшему сыну мелкие шалости. Кит голову наклоняет, бровь хмурит, внимательнее подругу слушая. Не понимает, о чем она говорит и чем вызвано это беспокойство в ее тоне голоса. – Да куда я денусь? – Вопрос риторический, Кит вроде хочет еще какую-нибудь шутку ляпнуть, нелепость очередную произнести, но Аманда его опережает. Келли смеется в голос, звонко и громко. Не потому что он так жесток к чьим-то чувствам, а потому что понимает, о какой любви идет речь.

– Нет уж, об этом будут знать все, я постараюсь, –он снова смеется, пихая подругу локтем в бок, – ну, слушай, вкус у тебя отменный, пять баллов, – Кит проводит пальцем под глазами, аж до слез рассмеялся, живот неприятно колоть начинает, но он продолжает хихикать, – вообще, однажды я стану настолько крутым, что тебе будут завидовать. Ну и ты пожалеешь, потому что себя полапать мне не дала. Я дважды не предлагаю, ты помнишь? – он снова хихикает и приподнимается с места, вальяжно по комнате из стороны в сторону ходит, продолжая о будущем рассуждать, – не смущайся. Любая девочка на твоем месте поступила бы так же. Будь я девчонкой, я б себе дал, – он шутками пытается смазать неловкость и улыбается шире, – пойдем пиво пить, вдруг ты на пьяную голову осмелеешь до поцелуев? Или дадим друг другу клятву, что если к тридцати останемся одинокими, то обязательно обручимся? Правда я-то вряд ли останусь один, ну, ты меня видела, – Кит ладонями указывает на свое лицо, – воплощение крутости и сексуальности. Но у тебя есть все шансы, серьезно, я постараюсь себя беречь для тебя.

Он снова смеется и тянет Аманду за руку. Чтобы не вздумала переосмысливать весь сказанный Китом бред и понялась с места. Кит ее тянет за собой на кухню, чтобы по-хозяйски из холодильника достать пиво. Ей наливает в чашку, нарочито как можно больше пены нагнав, сам пьет из банки. Как взрослый хитрец. Кит уверен, что когда-нибудь, когда он станет чуть старше, пиво он будет пить каждый день, не скрываясь. Наверное, к тому времени он уже съедет от родителей, начнет зарабатывать кучу денег, вывозя чисто харизмой. И вокруг него всегда будет много людей. Сейчас он подпирает одной ладонью щеку и салютует открытой банкой, первый глоток неприятно горчит на кончике языка, но если привыкнуть и перетерпеть, то совсем скоро приятно начнет кружить голову. Это состояние – лучшее, что Кит ощущал в своей жизни. Нет ни мыслей, ни печалей, ничего отвратительного.

– Так, рассказывай, – парень хлопает по гладкой поверхности стола ладонью, пытаясь вывести подругу на разговор, чтобы у нее не было ни малейшего повода вернуться к событиями, которые вынудили ее из дома сбежать, ища укрытия у соседей. Кит не дурак и все понимает. Просто сделать ничего не может в силу возраста. – Какой ты видишь свое будущее? Выбрала для себя колледж? Я вот поступать не планирую, в рот я ебал образование и душных преподов, я уже ахуенен до невозможности, куда дальше? – Кит смеется. Кит всегда смеется, когда не знает, какую реакцию выбрать. Он еще глоток пива делает, рожицу корчит и внимательно следит за поведением близкой подруги. Ее признание в чувствах, эту нелепую глупость Келли оставляет без внимания и ответа. Любой другой девочке он бы в уши полил сладкую патоку лживых речей. Врать Аманде Кит просто не хочет.

[nick]Keith Kelly[/nick][icon]https://i.imgur.com/uFfhrb0.gif[/icon][lz1]КИТ КЕЛЛИ, 15 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>школьник с амбициями<br>[/lz1]

+2

8

Аманде становится легче от его реакции - было бы намного хуже, если бы он замялся или воспринял бы все слишком серьезно, или еще как-то показал бы, что ее слова его сильно удивили. Но Кит выше этого - Кит сделает вид, что он ни капли не удивлен и что вообще так и должно было быть. Аманда улыбается, прекращая смеяться, и смотрит на него с благодарностью.
- С воплощением крутости и сексуальности ты совсем так чуууточку перегнул, - она поднимается и идет за ним на кухню, чувствуя себя в тысячи раз лучше, чем в начале вечера, - А думаешь к тридцати надо обязательно уже быть замужем или жениться? Я думала в тридцать жизнь только начинается! - она чуть не вприпрыжку идет за ним - еще бы, сейчас будет пробовать пиво первый раз в жизни!
Честно - Аманду в принципе особо не тянет на разного рода "непослушания" - вроде прогулять урок или попробовать алкоголь до двадцати одного, или начать курить, или еще что-то в этом духе. Правда она и понять не может - почему не тянет: потому что действительно не хочет или из-за того что в голове какие-то настолько укоренившиеся сценарии "хорошей дочери" , что мозг даже и представить не может попробовать ослушаться кого-то или чего-то. Отца, матери или общества. Иногда ей даже становится жутковато от того, насколько она покладистая, и в такие моменты ее друг Кит снова становится для нее глотком свежего воздуха - всякие безбашенности (о, да, попить пива - это кстати безбашенность!) она позволяет себе делать только с ним. Даже один раз попробовала закурить сигарету - получилось, конечно же, скверно - оказалось совершенно не вкусно, голова после этого не кружилась, а только болела, и даже начало тошнить. Но факт остается фактом - сигарету она попробовала.
А теперь держит в руках кружку с пивом, вдыхая его аромат и вглядываясь в лопающиеся пузырьки пены. Пены в ее кружке много - возможно, больше чем пива, но ее этот факт вполне устраивает - может ей вообще не понравится! Хотя упасть в грязь лицом перед Китом не хочется - за то, как она закашлялась после сигаретки, он ее еще неделю потом подкалывал.
- Подожди, я же первый раз пиво пробую! - она закрывает глаза и обхватывает кружку обеими руками, сжимая крепко-крепко, будто в чашке этой не Бад, а что-то намного более богоугодное, - Надо же желание загадать, - когда-то мама ей сказала, что когда делаешь что-то впервые - можно загадать желание и оно обязательно сбудется.
Аманда загадывает.
"Чтобы наша дружба была крепкой и очень-очень долгой", вот так коротко и емко и снова открывает глаза.
Пена успевает немного осесть, и Аманда подносит кружку ко рту - еще один глубокий вдох, и наконец делает глоток. Холодная жидкость вперемешку с пеной искрится в ее рту, и она сначала даже не успевает понять вкуса, потому что это не похоже на содовую или кока-колу по консистенции, а как-то совсем для нее ново. Но проходит секунда и Аманда морщится:
- Горько как!! - восклицает, нахмурив брови и изо всех сил удерживая себя от того, чтобы встать и выпить стакан воды - запить этот чудо-напиток, - И хочешь сказать, взрослые это вот по приколу пьют? А в чем прикол? Сколько надо выпить, чтобы весело стало? - вопросы сыпятся подряд, и Аманда не уверена, что сможет выпить столько же, сколько нужно взрослым, чтобы стало хоть как-то весело, - Надеюсь хоть желание на такой гадости сбудется... - в словах мамы никогда не было условий, что надо пробовать первый раз что-то вкусное или приятное, чтобы желание сбылось, но вот такого обмана ожиданий, как с пивом, у Аманды впредь не случалось.
Она удивленно смотрит на Кита, когда тот делает несколько глотков подряд, и замечает, что с банкой пива в руках он кажется намного взрослее.
- Вот это допрос! - она делает усилие и еще один глоток. Вкуснее не стало, но уже не тянет выплюнуть проглоченное обратно, что она расценивает как успех, - Родители присмотрели мне институт, не очень далеко, Калифорнийский институт искусств... - ей становится как-то неловко говорить об этом, и она опускает глаза, все так же крепко держа кружку в руках, - Они давно копят, и не верят, что я смогу поступить на стипендию, представляешь? Хотя я вообще-то делаю все возможное! - признавать, что кто-то не верит в ее ум или способности, для нее очень тяжело, - Я планирую вот отучиться, а потом найти работу. А какое-то другое будущее... Какое еще будущее? Что еще в нем может быть?.. - последние фразы говорит тише и поднимается со стула, опираясь теперь на кухонный гарнитур, делает еще глоток, - Ну, вот, работа. Буду художником! Свободным, вольным, буду рисовать картины и выставляться в галереях! Писать буду маслом, чтобы всем преподавателям художки назло - заколебали со своей акварелью, говорят у меня на нее рука лучше ложится. А я... Я не хочу акварелью! Хочу маслом! - ей становится жарко, и она дергает горловину своего свитшота, чтобы немного освежиться.
Свежее от таких минимальных усилий не становится, и Аманда отставляет кружку на одну из тумбочек позади себя и стягивает свитшот, придерживая руками футболку под ним, чтобы она не задиралась. Полоска кожи на ее животе все-таки оголяется пока она снимает с себя лишний слой одежды, футболка задирается вверх к ребрам, но она быстро одергивает ее, так что Кит не успел бы даже и заметить этого.
- А что ты будешь делать? - смотрит на него, развешивая свитшот на спинке стула, чтобы он не помялся, - Ты охуенен, все это видят и понимают, - лукавая улыбка появляется в ее глазах, но не на губах, - Но что ты будешь делать? Тебе же нужно будет зарабатывать деньги, чтобы существовать? Какой у тебя план? - ей всегда было интересно, каким видит свое будущее Кит. Не вот в этих его словах "буду жить припеваючи и кайфовать", а в понятиях, более близких ко вселенной Аманды - работа, квартира, хобби - может ли Кит хотя бы представить свою жизнь в этих рамках? Может ли Аманда вдохновиться его планом и стать чуть менее требовательной к своему?

+2

9

Кит о будущем не грезит, больших планов не строит, он не мечтатель и не романтик. Вряд ли Кит будет валяться, сверля потолок взглядом, мусоля в голове мысли на долгосрочную перспективу. Он не из тех, кто перед сном рисует в воображении идеальное будущее. Пустая трата времени, сил, ресурсов, фантазии. Кит еще слишком маленький чтобы быть реалистом, но зерно сомнения в нем проклевывается изо дня в день. Логика Кита проста: он не станет великим ученым, не откроет планету, не выдумает новое правило, не сочинит новый закон, не напишет стихов и рассказов, не отправится в долгое плаванье к новым землям – не сделает ничего выдающегося. Значит и смысла стараться нет совершенно. Кит уверен, что рожден для большего и великого. У него на судьбе написан успех. Под счастливой звездой рожденный, поцелован Фортуной. Кит даже в мыслях не допускает провала. Неудачи он встречает с улыбкой, а успехи с достоинством. Кит уверен, что станет великим. Только сначала слегка подрастет. И поймет, в какую сторону ему двигаться. В какой области стать величайшим.

– Я точно стану знаменитым, ну, скейтером или же музыкантом, – Кит кивает в такт своим мыслям, – у меня нет четкого плана, но точно знаю, что буду купаться в деньгах, славе, признании и все учителя с заумными лицами, которые сейчас меня на дух не переносят, будут улыбаться на интервью и называть меня «супер особенным мальчиком, чей талант они увидели сразу», – Кит пальцами изображает кавычки и делает еще глоток пива, пожимая плечами. Аманде напиток не нравится, не распробовала. Кит же уже просто привык.

– Пиво как пиво, – он хмыкает, – неженка, – и снова смеется беззлобно. Ему нравится план Аманды на перспективу. Она талантливая и должна раскрыть свой потенциал. Скорее всего, она в жизни не потеряется. Устроится на работу, будет заниматься любимым делом. Станет хорошей женой и прекрасной матерью для парочки ребятишек. Кит почему-то видит подругу в роли шикарной матери. Она будет волосы завязывать в тугой хвост и грозить непослушной детворе пальцем. Сам же Кит себя в браке не видит. Не потому что юн для подобных мыслей, просто из вредного принципа никогда не свяжет себя оковами с кем-то. Кит уверен, что в мире не родилось еще женщины, ради которой он притупит свой эгоизм. Для него брак – это тоска, скука смертная, поломанные крылья и отсутствие перспектив. Ему якорь не нужен, Кит вольная птица. Никаких обязательств, клятв, обещаний и уж тем более никаких спиногрызов. Он намучался с Коулом, намучался с Клэр, не отошел от опыта старшего брата, не готов танцевать на этих граблях снова. Дети, младенцы, пугают его до невозможности. Все сморщенные, орущие, фу.

– О, я знаю, я точно заведу себе пару собак, – Кит снова кивает, вертит банку в руках, – обязательно назову одну из собак Пивом.

Инфантильная мечта детства. Кит никогда ни о чем слезно родителей не умолял, просто просил подарить ему на щенка, за все Дни Рождения сразу. Но вместо собаки мама принесла домой Коула как величайшее разочарование для старшего сына. К сожалению, родители слегка оплошали. Они наивно надеялись, что младший ребенок научит Кита ответственности, состраданию и сопереживанию. Всем тем важным аспектам, которым дети учатся на питомцах. Увы, Кит придумал тысячу вариантов как избежать лишних контактов с Коулом. По умолчанию. Никакой заботы, никакой помощи для родителей. Куда проще выдумать несуществующих дел и сбежать, чтобы вернуться к полуночи.

– Прикольно будет встретиться лет через десять и сравнить, у кого что сбылось, – он подпирает ладонью щеку, снова задумавшись, – я сто процентов буду в каком-нибудь туре. Ну, знаешь, радовать фанаток, все дела. Обязательно выкрою время, чтобы заехать и повидаться. Но вообще, если честно, мечтаю свалить из этого пыльного города куда-нибудь, где постоянно тепло и есть пляжи. И где девушки ходят в купальниках, загляденье, ага, – Кит взгляд на подругу бросает, – тебя с собой заберу, будем сутками плавать и загорать. Я серьезно, не жизнь будет, а сказка.

Он так уверенно говорит, будто уже купил билеты, у него уже все готово для комфортной жизни. Где-то на берегу его ждет собственная вила с лужайкой, бассейном и парочкой будок для двух собак. Кит еще не понимает, что он безыдейный, что у него нет талантов, что он выльется в сточную канаву других взрослых без перспектив. Смешается с грязью, пропахнет насквозь унынием. На нем клеймо бедности, он будто проклят. Нищета, объедки, мелкое воровство, аферы, полиция, залог, алкогольная зависимость, наркотики, трипы, приход, сомнительные связи, беспорядочный секс. Единственное, что с ним останется на протяжении всей его жизни – бесконечный оптимизм и умение выкручиваться из любой ситуации. Когда Кит не знает, какую эмоцию выдать – он смеется всему миру назло.

Кит еще не знает, что ждет его в будущем.
Никаких спойлеров, гаданий, натальных карт с гороскопами.
Поэтому ему так легко улыбаться и допивать свое пиво из банки.

[nick]Keith Kelly[/nick][icon]https://i.imgur.com/uFfhrb0.gif[/icon][lz1]КИТ КЕЛЛИ, 15 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>школьник с амбициями<br>[/lz1]

Отредактировано Keith Kelly (2022-11-25 15:01:00)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » run girl run


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно