Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » memento mori


memento mori

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/PMxZhnY.jpghttps://i.imgur.com/cN9hU3s.jpghttps://i.imgur.com/Clzf4yz.jpg
loretta morales & dionysus besov & jealousy
october 2022

+2

2

полночь. лола открывает окно в своей комнате, зажимает брендовую сумочку в зубах и карабкается по карнизу второго этажа, с него - на ветку дерева, которое особняком стоит, казалось бы, выполняя лишь единственную миссию - чтобы мисс моралес могла выбраться из чертова заточения своего отца, который сейчас максимально строг по совершенно понятным для самой лолы причинам.

толстые ветки царапают ее нежную кожу рук. она фыркает, отряхивает их брезгливо и прыгает в такси. бмв лолы, считай, на штрафстоянке, правда эта штрафстоянка находится на территории заведения ее деда, но лучше туда не соваться. моралес в принципе не очень-то любит беседы с главой всей семьи моралес. она его, откровенно говоря, боится, потому что бояться есть за что. внучку он любит безбожно, но косяк за косяком терпеть никто не собирается.

лола дверь такси закрывает тихо, смотрит внимательно на дом, окна в котором не горят. ло искренне надеется, что отец спит и не будет проверять, на месте ли она среди ночи. это слишком. он сам часто по ночам пропадает, и лоретта в принципе догадывается, где он. своими догадками она, естественно, ни с кем не делится. просто проходит мимо очередной запятнанной в крови рубашки и делает вид, что это норма. как там в том стишке? все профессии важны, все работы хороши.

как только заходит в дом, с ней начинают здороваться, будто это она виновница торжества, а не вики - ее знакомая, в честь которой в принципе эта тусовка состоялась, но пришла лола моралес, и лола снова купается в лучах славы. как всегда.

закончив свой ритуал, поздравив вики с днем рождения и всучив ей пачку денег а-ля лучший подарок, лола направляется целенаправленно к эпицентру скопления разного алкоголя. не изменяя себе, берет, конечно же, виски и взглядом за диониса цепляется. моралес припоздала чутка, здесь все уже вусмерть припитые. — при-вет, - она целует парня в обе щеки, обнимая крепко, салютирует бутылкой.

она обнимается со всеми парнями, которые не представляют для нее опасности, остальных с недавних пор на расстоянии держит. дионис же по уши влюблен в своего друга, какого-то музыканта - это лола точно знает. они обсуждали ни раз, и моралес неплохие советы раздавала. ее аргумент - честность и правда, хотя сама она та еще лживая сука. будь она на месте диониса, тут же выпалила своему дружку все, что о нем думает. а там будь, что будет: да/нет, уже не важно, главное свою душу наизнанку вывернуть. моралес в принципе не держит в себе эмоции, от того такой конченой кажется и агрессивной порой. — давно ты тут? я вообще ненадолго. поздравить, пропустить пару стаканчиков и свалить в закат. как дела? - тискает диониса за щеки. они как-то резко заобщались после той тусовки, где оба адекватными друг другу казались. лоле нравится ход его мыслей, размышления философские. она с ним связь с тех пор не теряет, периодически переписку ведет обо всем и ни о чем одновременно. — подожди минутку, я сейчас, - передает ему рейдерски захваченную бутылки виски на сохранение, ей мазаться охото. ищет уборную, чтобы на щеколду закрыться и тет-а-тет с собой остаться. пакетик с порошком достает, на банковской карте линии четкие ногтем вырисовывает, зажимает ноздрю, носом собирает раз; два, глаза закатывает, в отражение свое смотрит удовлетворенно. теперь нет этого гадкого ощущения, что она что-то забыла сделать. лола сделала все, что хотела.

— ты опять скучаешь? - они вновь на кухне зависают, как когда-то в ночь их знакомства. он протягивает ей бутылку, она - пьет, не щадя свою собственную печень. — ты поговорил с ним? - запрыгивает на подоконник, окно на проветривание открывая. выуживает из кармана коротких шорт пачку сигарет и с упоением закуривает. она уже сутки ничего не курила, не пила и не употребляла. пиздец как бесит. пиздец как коробит, но теперь все в порядке. ночь коротка, и надо успеть всё. буквально всё. скоро позвонит данте, и они уедут в закат. ей его мало буквально. они только-только примирения достигли путем переговоров долгих. а дионис пришел к общему знаменателю со своим дружком?

+2

3

вечер догорает на кончике тлеющей сигареты. дым глаза застилает, но так даже лучше, потому что смотреть на окружающий мир просто невозможно. даже с твоей близорукостью, которая порой облегчает жизнь в серой и унылой реальности, но чаще является одним из камней преткновения. особенно тогда, когда очки постоянно теряются или ломаются, а использовать линзы просто неудобно.

«сделай операцию,» — скажет кто-то.
«идите на хуй,» — ответишь ты.

вокруг снова люди. праздность и безудержное веселье, алкоголь и наркота без последствий — обычно именно так всё и происходит. и никто уже не говорит про заполнивший комнату сигаретный дым и искрящийся от сексуального напряжения воздух. твои гормоны на самом пике своей концентрации в организме, возраст позволяет, однако голова не дружит с телом, оттого тебе порой достаточно просто передёрнуть в своей комнате, чтобы поймать дзен и не пускать слюни на полуобнажённых девиц и утративших все рамки парней. музыка не бьёт в уши только потому, что уже успел адаптироваться, погрузившись в омут собственных мыслей. разговоры на повышенных тонах, чтобы перекричать музыку, звуки общего веселья и взрывы хохота. то тут, то там все вешаются из раза в раз на именинницу, чтобы в сотый раз поздравить с охуеть каким праздником и подарить запоздалые подарки. ты пришёл сюда не один, оттого не пришлось искать слов, чтобы не наступить в расставленные на более крупного зверя капканы и не попасть в ловушку, которая совершенно не тебе адресована. она сказала всё за тебя, как всегда притягательно улыбаясь и привлекая к себе больше внимания, чем к имениннице. потому что такая у неё была аура. такова была твоя спутница по сути своей. ты просто улыбнулся дежурной улыбкой, покивал, полностью с ней соглашаясь, всучил упакованный подругой подарок совершенно незнакомой девушке и был заключён в горячие и не особо для тебя приятные объятия.

теперь же подпирал ноющими от напряжения лопатками одну из стен, на которой висела какая-то замысловатая картина аккурат над твоей головой и мрачно наблюдал за тем, как пустеет бутылка горячительного в твоих руках и призывно извивается толпе танцующих твоя давно уже не заживающая рана. будто тебе одного болезненного искушения мало. жизнь решила заключить тебя в самый центр ебучего треугольника, где все связаны только с тобой и никак иначе. тогда это уже снежинка получается. не тает, но и радости от этого никакой не приносит.

дым перед глазами помогает отвлечься. от происходящего, от глубокого её взгляда, который в самую суть проникает. она насквозь тебя видит, и ты знаешь это. так же очевидно, как и то, что дважды два четыре будет. и пользуетесь вы этим умело. давит на рычаги смело, играясь с тобой и с клубком чувств в растрёпанной голове и сжимающейся груди. а ты без слов с ней мыслями обмениваешься, потому что по одному взгляду понимает, когда дела плохи, а шутки неуместны или уже банально не помогают.

лола затмевает своим появлением всех и вся. перекрывает кислород остальным девушкам, парней дразнит неприступностью и зажигает в тебе огонёк надежды и искру паники, когда собой прикрывает ту, с кого ты намеренно не сводил взгляда мрачного наблюдателя. однако губы в улыбке будто бы сдержанной растягиваются, когда голос её слышишь, напоминающий тебе мурлыканье сытой пантеры, что дорвалась до мясных кукол и предвкушает игры с едой и набитым до отвала желудком.
привет, — поцелуи в щёку, ответные приветствия, наблюдаешь за тем, как она в толпе мелькает помесью красок и улыбок белозубых. в руках бутылка наполовину опустошённая, в зубах окурок догоревшей сигареты зажат, к слизистой прилипла бумага, неприятно будет отрываться, однако кого это вообще волнует. — битый час подпираю стену и пытаюсь утопить себя в алкоголе, — показываешь ей бутылку в качестве доказательства, взгляд немного обеспокоенный бросая чуть выше плеча изящного. всё равно ничего чётко не увидишь, однако пятно размытых знакомых красок различить в состоянии, чтобы на время успокоиться. — дела как всегда паршиво. а ты выглядишь потрясающе, что, несомненно, не показатель того, что всё хорошо, поэтому спрошу: а как твои дела, лола? — улыбаешься, играя, чтобы в углах морщинки весёлые появились, как у сестры твоей в те периоды, когда она кажется по-настоящему счастливой. киваешь лоретте, принимая из рук её бутылку виски и бросая оценивающий взгляд на этикетку. киваешь уже сам себе, будто соглашаешься с каким-то внутренним умозаключением. пытаешься в очередной раз вспомнить и понять, как же так получилось, что после того случайного и немногословного знакомства на кухне вы стали почти что хорошими друзьями, которые могут поделиться друг с другом переживаниями. ведь это именно лола давала тебе весьма смелые советы по поддержанию отношений с другом, определение которого в качестве друга тебе порядком надоело. однако не хватало слов и смелости, чтобы сделать так, как она посоветовала.

лоле, возможно, это не понравится.
однако тебе проще сидеть в своём панцире и подавлять чувства, прятать эмоции, чтобы когда-нибудь банально сорваться.

не понимаешь, как оказался на кухне. вот она есть, вот её и нет. ты потерял свою подругу и вместе с ней смысл торчать в комнате, полной галдящей пьяной вдрызг молодёжи. лола снова рядом. вновь на подоконнике с бутылкой в руках. твоя уже пуста, меж пальцев новая сигарета, пока мысли роем беспокойным в голове жужжат и жалят друг друга, задевая воспалённый и напряжённый разум. снова играет в прятки. и понять не возможно, приревновала, увидев рядом другую, либо же просто так игру затеяла, чтобы на струнах стальных нервов минус одной из песен металлики сыграть.

ага, — киваешь с ухмылкой почти маниакальной, делаешь затяжку глубокую, чтобы утопить себя в дыме и ни о чём больше не думать. — пару минут назад утратил смысл жизни и нахождения в общей комнате, — взгляд на лолу беглый. она снова извивается, явно под веществами находится. скачет по подоконнику кузнечиком изящным, чтобы в комнату впустить глоток свежего воздуха, что запустит свои призрачные пряди во вьющиеся волосы твои. — нет, потому что я ссыкло ебаное, — коротко и по факту. от правды не убежишь, так зачем же врать.

+3

4

дионис изначально был не один - лола заметила девушку, которая, словно мимолетное видение, резко исчезла в тот миг, когда моралес вмазанной вернулась. ло толком и не разглядела ее - лишь ее миниатюрная, хрупкая тень ловко выскользнула из кухонного проема, смешавшись с толпой.
никто из них двоих не заостряет на этом внимания. лола вцепилась в диониса черными большими зрачками, смотрит на друга с интересом, пытливо, внимательно, мягко [возможно, слишком тепло, но у нее настрой такой - прилив положительных эмоций]. ей так нравится болтать с ним, нравится молчать с ним; нравится, что он всегда поймает ее волну. благодарит его за учтивость, за понимание, зарождение братско-сестринских взаимоотношений. процесс их стремительного сближения ведь ничто не сможет затормозить, правда? им ведь абсолютно нечего делить, так?
лола слишком активная.
лола слишком неусидчивая.
ло ла слишком влю-бле-на.
ей хочется поделиться своей радостью с дионисом, но она проявляет учтивость и свои рассказы о парне, который ей голову вскружил, оставляет на потом. сейчас ей важно понять, что творится в жизни самого белокурого.
вокруг да около не ходит, вопрос ребром ставит, и ответ ей под дых ударяет. она даже от досады вздыхает измученно, глаза закатывая, мол, как же так!
— ди, ты боишься самого факта разговора или то, что последует после него? - тактильностью не гнушаясь, зажимая сигарету крепко в зубах, ловко спрыгивает с подоконника и пряди волос непослушные парня с лица убирает нетерпеливо, чтобы в глаза ему заглянуть, личное пространство разрушая его в пух и прах, просто потому что может. потому что так он от нее не отвертится. потому что глаза у него красивые очень, но вечное состояние душевной горечи, запечатленное в них, лолу раздражает до ужаса. даже, когда дионис ей улыбается, она все равно отражение печали, отпечатанной глубоко на лице видит. — чем он так зацепил тебя?
она застывает слишком долго, и дым от ее сигареты аккурат ему в лицо летит. она извиняется поспешно, пепел прямо на пол стряхивая, возвращается на подоконник, ноги под себя поджимает, в позе застывая привычной. раньше она считала, что те, кто на кухне зависают, пропуская все веселье, просто сборище унылого говно, но, кажется, ошиблась тотально - на кухне ведь самые душевные разговоры рождаются и самые споры жаркие.
моралес недолго сидела, со зрачками горящими резко встала ногами на подоконник, подняла бутылку и прокричала: — всё очень просто! подходишь такой, говоришь привет, а потом такой - давай покурим. совместный перекур способствует задушевной обстановке, - на кухню в эту секунду зашли какие-то парни за выпивкой, уставились на ло, думая, что она сигает на подоконнике, чтобы показать стриптиз, но быстро слились, как только моралес оскалилась.
— так вот. он обязательно ответит тебе взаимностью, потому что иначе быть не может. типо, ты такой красивый парень, такой чувственный, все дела. как тут можно устоять? - фильтр больно уколол большой палец. она выругалась, отшвырнула его небрежным щелчком пальцев, отвлеклась рассеянно, потому как удержать внимание под наркотой тяжело очень, но лола изо всех сил старается, нить диалога не теряя, мыслям брызжа, отчеканивая свои фразы обрывочные так, будто читает стихи маяковского и диониса вызывает на митинг. — подойдешь к нему и скажешь... кстати, как его зовут? надо обратиться к нему по имени, чтобы наверняка внимание привлечь, от мыслей посторонних его голову избавить, - Д А Н Т Е.
она слышит голос ди, но размазано, эхом. делает неосторожный шаг вперед и чуть не наебывается с подоконника. в попытках удержать равновесие, хватается пальцами за карниз, но разбивает бутылку. похуй. в ней все равно почти ничего не осталось.
сердце отплясывает чечетку на костях собственной совести. ее щеки краской заливаются моментально, она и без того зрачки бешеные от друга прячет. это ведь еще ничего не значит, правда? мало ли. имя - пустой звук без подтверждения ее опасений.
может, она ослышалась?
может, у нее данте головного мозга?

Отредактировано Loretta Morales (2022-12-13 00:13:54)

+2

5

зрачки у лолы расширенные, радужку угнетают, заполняя пространство непроходимой чернотой. ночь в них живая, такая же ласковая при желании, как сама девушка, быстрая на расправу, словно тигрица. грациозная и безжалостная. красивая и опасная. таких девушек вагон и маленькая тележка на большом земном шаре, болтающемся на стене вечной ночи необъятного космоса. однако сама по себе лоретта такая одна.

единственная и неповторимая.

в глазах её утопиться хочется, но ты, несмотря на все предпосылки, отношения настроенные, подобно хорошему инструменту, портить не желаешь, пряча редкие глубинные желания обратно на дно. тоску свою в вине топишь, теряешь на дне бутылки, а не прыгаешь в омут манящих зрачков в позе истинного пловца. никогда не думал о подруге в подобном ключе. не собираешься думать, потому что вокруг тебя и без того слишком много драмы. слишком уж сложное уравнение получается для одного почти подростка, который недавно лишь на путь молодости ступил, не успев чётко зацепиться, чтобы на ногах твёрдо и уверенно стоять. а от тебя уже требуют каких-то решений. уже испытывают на прочность, пробуют на вкус, взвешивают, измеряют, подбирают и снова бросают. твоя непостоянная спутница испарилась, оставив в окружающем воздухе пьянительный аромат духов, который помогает тебе понять, что не помешался. она может так же неожиданно рядом возникнуть, сунуть свой нос в твои дела, чтобы обезличить любую проблему. вывести на эмоции, когда под давлением алкоголя и общего опьянения ты все чувства притупляешь почти до полного их выпадения.

я несколько раз начинал этот разговор, подбирал слова и хотел просто выложить всё, как оно есть, — пальцы у неё тёплые, даже горячие, глаза блестят лихорадочно и так манят, что взгляда не отвести в смущении, потому что не любишь говорить о своих чувствах, не привык открываться и становиться уязвимым. потому что старина денис создан из стали, потому что старина денис не какой-то там герой сопливой мелодрамы. но выходит всё именно так. в духе российского кинематографа времён лихих девяностых. — потом начинаю сдавать, отшучиваться, иду на попятную, потому что понимаю, что уже в сотый раз прокручен в голове диалог, а к его завершению я совсем не готов, — глаза ненадолго прикрываешь, чтобы вновь через себя всё это пропустить, вспомнить, как было тяжело каждый раз решаться, начинать действовать. и как тяжело поворачивать назад и сбегать с поля боя. — я не знаю, как реагировать в случае отказа. смогу ли сдержать эмоции и оставить всё так, как оно будет. и при этом не знаю, что будет, окажись чувства взаимными. меня это больше всего страшит. потому что любой исход разговора приведёт к переменам. а я к ним, кажется, совершенно не готов, — пальцы лихорадочно нащупывают сигарету. начинаешь задыхаться ещё до того, как в лёгкие попадёт очередная доза губительной заразы.

паузу выдерживаешь, давая себе немного отдохнуть, расслабиться, почувствовав, как разливается по телу принесённое алкоголем мнимое тепло. или то были кончики пальцев лоретты, настолько горячие, что смогли согреть тебя. глаза у неё карие, похожи на горячий шоколад. горький и одновременно сладкий, способный обжечь язык каждого, кто забудет об осторожности. дым от её сигареты взор застилает, ты даже не щуришься, отмахиваешься от извинений, выпуская ответные клубы дыма. она слишком близка и, на удивление, дорога тебе, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

я думал над этим. сначала хотелось убедить себя в том, что всему виной смазливое личико, то как он запускает длинные пальцы в светлые волосы, когда над чем-то думает, как солнце в светлых прядях играет. но нет, это всё не то. я влюбился в того парня, который растворяется в деле, которому предан. ты бы только видела, каким он становится, когда берёт в руки гитару, когда на лбу залегают старательные морщины, а пальцы в сотый и даже тысячный раз касаются струн так, словно гитара — его любовница, — не замечаешь, как выражение твоего лица принимает мечтательное выражение. печальный поэт, растоптанный невзаимной влюблённостью, которая пожирает его изнутри. улыбаешься с оттенком грусти своим же словам. ты так долго хотел сказать их ему. и так не хотел доверять их кому-то ещё.

лола такая смешная, когда под кайфом. когда дело касается чести её хорошего друга. и даже вспомнить и понять не можешь, когда это вы так сблизились, как быстро ты сумел впустить в свою жизнь ещё кого-то, помимо сомнительного круга прочих отщепенцев. сейчас это не столь важно, ведь на сцену выходит лоретта. бравая тигрица, на боках которой соблазнительно извиваются чёрные полосы, походка которой не лишена гордости и грации. улыбаешься невольно её словам, поведению. киваешь, соглашаясь интуитивно со всем, потому что просто не осталось сил бороться. разум затуманен большими дозами спиртного и сигаретным дымом, от которого всё словно в тумане. ты в шаге от того, чтобы сдаться. и не себе, а ей. шагнуть в пропасть и нырнуть в омут. набрать знакомый и заученный до дыр номер, чтобы выпалить всё на одном дыхании.

и будь, что будет.

данте, — на выдохе, с безнадёжностью в голосе. почти томно, мечтательно, словно молитва перед сном, цель которой — настроить сны на нужный лад и разогнать тучи над далёким и призрачным «завтра». Д А Н Т Е. и в голове пустота. настолько звенящая и благословенная, что за потоком чувств и не замечаешь перемен, тронувших всё существо замершей рядом подруги.

+2

6

Д-А-Н-Т-Е – одно имя, а как, сука, много от него проблем. пять букв, произнесенных вслух твоим другом в определенной последовательности напрочь перечеркнули весь твой позитивный настрой. сначала ты подумала, что ослышалась, поэтому, тяжело дыша и пристально щурясь на ди, ты, облокотившись на стену и приподняв ногу для поддержания крепкой опоры, тихо переспросила имя возлюбленного, а когда дионис вновь повторил его на выдохе, возможно даже чуть более эмоционально, чем впервые, ты зажмурилась и потрясла головой, словно не хотела верить в происходящий сюр. тебе не нужно задавать уточняющие вопросы, чтобы твои догадки подтвердились паззлом единым нерушимым соединившись. дионис описал твоего данте точно также, как если бы на его месте стояла ты: длинные светлые волосы, виртуозная игра на гитаре и полная отдача своему делу. ди идеализирует данте, расписывая его как недосягаемое божество, но для тебя он – версия приземленная, греховная, и грехопадение с ним ты совершаешь регулярно; ты позволяешь делать с ним намного больше, чем может себе позволить твой друг: он смотрит, ты – целуешь; он мечтает – ты берешь, он осторожно прикасается к нему, краснея, трепеща, а ты зарываешь его тело в охапку, говоришь: «моё», ревностно по сторонам смотришь, никого не подпуская к нему, держа от него на расстоянии вытянутой руки всех баб, но, оказывается, дело не только в них. ты настолько влюблена в данте, что рядом с ним не владеешь собой, контроль над эмоциями теряешь, сходишь с ума, превращаясь в дикую безумную кошку, изголодавшуюся по любви и ласке, которой мало всё, мало его, будто ты пытаешься вобрать в себя его без остатка, заранее ощущая скорую кончину ваших отношений, их недолговечность, хрупкость, временность. ты и он, словно яркий, красивый, мощный фейерверк, распыляющийся в темном небе, и ты смотришь на него заворожено, будто маленькая девочка, но, не успев моргнуть, праздник быстро проходит, и на небе не остается ничего, кроме бледных очертаний красочных вспышек.
— ди, нам надо поговорить, - ты смотришь на своего друга холодными, пустыми глазами. гигантские черные зрачки не моргают, они прожигают взглядом диониса, гипнотизируют, заставляют напрячься и броситься в холодный пот. твой сухой хриплый голос мягко оседает в подсознании белокурого парня, по уши влюбленного в своего друга и по совместительству в твоего парня. ты на разговор выводишь диониса только потому, что он дорог тебе и потому, что заботишься о его душевном состоянии. могла бы вильнуть хвостом, попрощаться и обойти неприятный разговор, но силы в себе находишь, заведомо зная, если не сейчас – то никогда.
— дело в том, что я знакома с данте, - ты обнимаешь лицо друга своими ледяными ладонями, заставляешь его сфокусироваться на себе, на том, что ты говоришь. ди всё еще расплывается в улыбке, гладит твои волосы в благодарность твоей поддержке; тому, что ты вселила в него не только надежду, но и уверенность. он хочет позвонить данте прямо сейчас, хочет во всем признаться, но ты сейчас же непременно заберешь у него всё: и уверенность, и воодушевление, и надежду, и землю под ногами.
ты боишься, что одной лишь фразой сотрешь в песок вашу дружбу, но ты ведь не виновата, правда? во всем виноват данте и его харизма, его талант, его губы и его глаза, его шутки, его легкость, его прикосновения. ох уж этот чертов данте! лола больше не смеется, больше не улыбается. ди сказал, что гитара любовница данте, но ты прекрасно знаешь, что не гитара вовсе мурлычет на его обнаженной груди по ночам. не гитара, а ты.
— не надо, ди. я забираю свои слова обратно. не рассказывай ему о своих чувствах, он может тебя не поддержать, и тогда тебе будет в сто раз больнее, - ты оставляешь нежный поцелуй на его щеке и мягкими неуверенными шажками отстраняешься от него, чтобы не дай бог не прописал тебе в ебало, когда поймет, почему ты свою позицию на сто восемьдесят меняешь. если бы ты дружила с дионисом и заведомо знала о его чувствах к данте, то не стала бы так быстро раздвигать ноги перед ним при первой же возможности; ты бы не поехала с ним тет-а-тет, ты бы не флиртовала так нагло и открыто, ты бы не влюбилась в него.
не ври себе, девочка, ты бы вела себя точно также, и ничего не смогла поменять.
ты берешь бутылку водки, отворачиваешься от друга и вновь подходишь к многострадальному подоконнику. пьешь из горла и останавливаешь только тогда, когда понимаешь, что тебя сейчас наизнанку вывернет. внимательный ди должен был заметить фрагменты женского тела на фотках в соцсетях у данте за последнее время.

Отредактировано Loretta Morales (2022-12-30 10:10:23)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » memento mori


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно