Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sugar daddy


sugar daddy

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Chase & Sydney
May, 2022
https://i.imgur.com/MAD8Min.png

[NIC]Chase Morales[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/NiYsz3O.gif[/AVA]
[LZ1]ЧЕЙЗ МОРАЛЕС, 40 y.o.
profession: консильери семьи Моралес
that bitch: Sydney
1000 problems: Lola
[/LZ1]

[SGN]https://i.imgur.com/VU9PvhH.gif[/SGN]

[status]poison[/status]

Отредактировано Loretta Morales (2022-11-27 20:55:36)

+4

2

Где-то на перевале две тысячи двадцать второго, Сидни даже и представить не могла, где будет к маю этого же года. Предполагала, что её носить будет в извечных бегах от Рокко; или, как вариант, осядет где-нибудь в Европе. Её давно знакомый фотограф звал в Милан, обещал показать Рим и помочь поймать несколько съемок. Дюбуа могла бы и во Францию ноги сделать, там её фамилия открыла бы немало дверей.

Но, она не поехала.

В мае две тысячи двадцать второго, Сидни Дюбуа в Сакраменто. Что ещё более непривычно, ошивается у подруги, которая живёт со своим отцом.
Talk about awkward, huh.

В целом, ситуация устраивала – Сид, как правило, была целыми днями или на съемках, или на вечеринках и без Лолы у неё дома не находилась. С её отцом, тоже, пересекалась скорее мало, чем систематически. Как казалось Дюбуа, ему не нравилось, что в их доме ошивается чёрт знает кто, но дочери отказывать неумел.
Сидни в этом Лоретте завидовала, но только очень пьяными ночами, когда где-то под-дых били воспоминания из детства, где отцу ещё было до неё дело.

Сегодняшний вечер был явным исключением из правил. Лоретта сделала ноги чёрт его помнит куда [у Сид от субстанций плоховато с памятью или это от алкоголя?]. Сама же Дюбуа была слишком заебана, чтобы заморачиваться поиском отеля. Хотелось просто посидеть в ванной с бокалом вина, в тишине, не иначе. Её ведь заверили – дома точно никого не будет, у отца важная встреча; у Лолы секс по расписанию.

У Лоретты ключи с нелепым брелком, который они вытянули в каком-то автомате в половине пятого утра, когда пьяные возвращались с очередной вечеринки. Дюбуа улыбается в никуда, всё-таки уровень их дружбы не переставал удивлять. Дверь распахивает, в доме темно, полотном ложится тишина. Сидни ногами перебирает сразу на кухню, достает бутылку белого, следом бокал и вот её уже несёт на второй этаж. Сумка небрежно бросается в угол комнаты, у Сид на принятие ванны целый ритуал.

Мыльных пузырей по горло, бокал тянет к губам, а вода в ванне настолько горячая, что сам Сатана вряд ли сюда полез. Говорят, горячая вода вредит коже и Дюбуа большую часть времени придерживалась еле-тёплой, но чёрт возьми, в такие дни, когда выматывает совсем next level, ей хочется просто расплавиться. Глаза прикрывает, лёгкие полные воздухом набирает и ровно в это мгновение снизу раздается шум.

Сид первым делом бросает взгляд на дверь, привычка закрывать на замок – с самого детства, она слишком любит приватность. Следом на телефон, который, к счастью, в непосредственной близости. Тяжелые шаги тянутся на второй этаж, у неё сердце пропускает с несколько ударов. Слышится грубый мужской голос, который Дюбуа слышала не так часто, но всё же. Шумно выдыхает – отец Лоретты вернулся раньше.

Тянется к телефону и сообщение Моралес набирает, мол, отец дома, если будет искать – ты делаешь проект у однокурсницы. Их избитая отмазка, Сид была уверена – мистер Моралес в это не верил, но пытался делать вид, что дочери доверяет. How noble. Лола спрашивает: мне вернуться домой? Будто Сидни боялась её отца, она смеется тихо, в дисплей всматриваясь. Печатает «I can handle your dad, have fun, use protection», телефон отправляется на беззвучный режим.

Бокал вина заканчивается слишком быстро, её relax/night обламывается, когда она осознает, что бутылка осталась в комнате Лоретты. Волосы рассыпаются по спине, Дюбуа натягивает белье, сверху шёлковый халат [подарок от очередного бренда, выбила Лоле такой же]. Пояс на талии затягивает туже, выгнанной на улицу полу-голой задницей оказаться не хотелось. Она вниз спускается, пальцами одной руки сжимая бокал; пальцами второй – бутылку за горлышко. Ей всего нужно немного льда, карман греет порошок.

У Сидни Дюбуа ещё были планы на этот вечер.

Из гостиной доносится «Лоретта?». Сид бросает взгляд, опускает три кубика льда в бокал, и сама того не замечает, как оказывается в соседней комнате, о дверной косяк опираясь.

- Сидни. – На губах ухмылка, в тусклом освещении торшера сразу и не разглядеть чётко линий лица. В таких случаях не получится прочитать реакцию человека, а Дюбуа очень любит читать выражения лица. Поэтому она делает первый шаг в свой личный ад [о зарождении которого она ещё пока не знает]. В несколько шагов преодолевает расстояние, опускается на диван напротив, опускает на стеклянный столик бутылку. Закидывает ногу на ногу и делает глоток вина, внимательно всматриваясь на мужчину.

Дюбуа совсем не там, где нужно и совсем не в то время. На столике ровная линия и остатки второй, по крайне недовольному взгляду можно сказать, что Сид тут совсем не вовремя. Но, вместо того, чтобы уйти, она на спинку откидывается.

- Лоретта сказала, что никого не будет дома, я бы вернулась позже. – Пожимает плечами, мол, что теперь уже делать кроме как меня терпеть? Она рукой указывает вальяжно на белый порошок, мол, продолжай, я не мешаю.

Мужчина щурится, Сидни закатывает глаза, jesus so suspicious. Из кармана достает пакетик, рассыпает на столике подле бутылки.

- Можно? – Пальцем на кредитку, которая по столу скользит в её сторону. Две ровные линии и к свёрнутой трубочкой купюре, Сид тянется не спрашивая. Собирает носом, подушечкой указательного пальца остатки со стола, опуская на язык. Купюру возвращает хозяину, вновь бокал в пальцах зажимает и прикрывает глаза.
Считает до шести миссисипи, до момента как первые отголоски прихода дадут о себе знать. У неё взгляд мажется по контуру, но картинка воедино всё ещё складывается. Надолго ли?

+3

3

лола умело манипулирует чейзом, играя на его родительских чувствах, словно на струнах того музыкального инструмента, которым она в теории овладела, как настоящий профессионал с ее лет пяти [ чертов паганини]
она говорит ему: "папа, я тебя ненавижу!", припоминая ему рукоприкладство к маме, пагубную алкогольную зависимость, праздники без него, его "командировки", его  руки по локоть в крови, его грубость, его черствость; то, что он подтолкнул ее к аборту; то, что он был против билли; то, что он никогда не оставлял ей право выбора. она абсолютно умышленно каждый пункт приукрашивает, выставляя все вышеуказанное так, как ей удобно, как ей надо, как ей хочется.
она швыряется ему в лицо своим отчимом, ставит его чейзу в пример за образец понимания и доброты, заботы и ласки. она может сказать ему тысячи обидных слов, но никогда не кинет фразу: "ты не мой отец". за всеми словами этими стоял отчаянный крик маленькой девочки, вопящий о помощи, молящий о внимании своего вечно занятого отца. у нее есть мать, есть отчим, но все свои повадки лола списала с поведения // характера чейза. ее любовь к нему безгранична.
лола не допустит, чтобы в жизни отца появился кто-то, кого бы он в свое сердце пустил помимо нее. у этого мужчины, надежно спрятавшего свое сердце от сторонних глаз в принципе, должна быть только одна любовь, одна страсть, одна дама, способная украсть крупицу его свободного времени.

я запрещаю. ее ноги здесь не будет. она оказывает на тебя плохое влияние, лола, - чейз на дочь даже не смотрит, говорит монотонно, продолжая заниматься своими делами на заднем дворе.
послушай, па. в таком случае, я просто буду жить вместе с сид в отеле и не ходить на пары. какая тебе вообще разница? тебя никогда не бывает дома! - у нее не получается в аргументы конструктивные; лола сразу начинает истерить голосом звонким, нетерпеливым.
ты вообще страх потеряла? - он резко перестает вбивать молотком гвоздь в фанеру, скинув пару капель пота со лба, разворачивается аккурат к ее раздраженному лицу и едва не замахивается этим молотком. лола не боится, она улыбку натягивает в ответ, да и чейз тоже расплывается в ней. действительно, странный вопрос. в последнее время тебя заносит все дальше и дальше, - он тяжело вздыхает и пока к проделкам дочери относится вполне спокойно. она еще не глотает алкоголь каждый вечер, не любит употреблять вещества, не влюбляется, бросая учебу. пока она больше похожа на милую бунтарку, которая никак не покончит с пубертатным периодом и его последствиями и просто пробует что-то новое, мир так изучая многогранный.
я предлагаю сделку, как взрослый человек: я учусь, отвечаю на все твои звонки, прихожу домой ночевать, а ты - не будешь ворчать, что сид немного поживет у нас. по рукам? - рука чейза сверху, ладонь развернута вниз - доминирующее рукопожатие. они из этой беседы выходят победителями: она получила подругу под боком, он - молниеносные ответы на его сообщения. теперь не нужно переживать и думать, где она, с кем она, жива ли она. моралесы, когда дают слово, его не нарушают, это уж точно.

////

тяжело дыша, моралес ступает на территорию своего дома, ощущая долгожданное чувство защищенности. всё плохое позади, по крайней мере, на сегодня. он небрежно кидает свой пиджак, слегка дрожащими от прилива в кровь адреналина пальцами расстегивает белоснежную рубашку. сколько шальных пуль ему ловить приходилось - не перечесть. лола хладнокровно пули доставала, раны зашивала, как хирург, вопросов лишних не задавая. она знать не хотела подробности, да ее и не посвятит в это никто. меньше знаешь - крепче спишь.
лоретта? - а в ответ тишина. раз дома никого нет, приводить себя в чувства придется самостоятельно до боли привычными способами. из морозилки достает кусок мяса и плотно прикладывает к левому боку. никаких пуль - просто кровоподтеки и дурацкая, ноющая боль. ребра целы, но синяк с футбольный мяч, будто залитый красно-синей краской говорит о максимально неприятных ощущениях, которые доставляют чейзу как минимум жуткий дискомфорт. у него нет сил, чтобы дойти до кабинета. свое спасение в виде бренди и порошка обезболивающего он в гостиной находит. так и садится в кожаное кресло, продолжая морозить кожу куском говядины.

у него свои седативные, и вскоре никакой лед прикладывать не придется, а тупая ноющая боль просто исчезнет. это не магия - это кокаин. он довольно нос чешет - с одной дорожкой расправился, осталась вторая. делает паузу на перекур, тяжело выдыхает, сигару закуривает, голову назад откидывая. он успевает только до трех досчитать, как его идиллию прерывает одна очень наглая особа. он резко вздрагивает, глаза щурит.
сука, как же невовремя как он мог допустить такую оплошность и быть спален подружкой дочери со всеми потрохами. теперь у нее есть на него компромат.

она медленно плывет в его сторону с видом крайне самоуверенной в себе и надменной суки. в ее больших красивых глазах играет легкая усталость. она вальяжно плечами пожимает, буднично так, словно им не впервой сидеть вот так друг на против друга: она - в шелковом откровенном халате, он - с обнаженным торсом и разбитым лицом, а разделяют их около двадцати лет разницы и небольшой стеклянный стол, на котором аккуратной дорожкой кокаин выведен.

именно по этой причине чейзу не нравилась сама только мысль проживания в своём доме подруги дочери. здесь слишком много ненормального; того, что моралес так умело от посторонних глаз скрывает, но так тупо прокалывается на ровном месте перед одной брюнеткой. он не может скрыть своего напряжения и буквально не знает, что делать. откровенно говоря, у чейза нет сил. просто нет сил, но когда сидни достает порошок, чейз расслабляется немного. do you know what i mean? быть на одной волне - уже неплохо.

в гостиной запах свежий после душа с нотками фруктовыми смешался с терпким алкоголя, пота и металлического крови. по его обнаженному торсу медленно стекают пару капель пота - его бросает в жар. кокаин не способен за секунду избавить его от боли, и ему приходится ерзать на одном месте, чтобы как-то свести до минимума ощущения болевые. он молчит. долго щурится, взглядом любопытном пожирая ее с головы до ног, задерживается на длинной шее, на мочках уха, на пухлых губах, задумавшись на мгновение рассеянно смотрит в ее глаза, но будто бы не видит.
резко фокус возвращает, слегка наклонив голову набок завороженно наблюдает за тем, как она две ровыне линии на столике вырисовывает, сглатывает нервно, только утвердительно едва заметно головой кивает раз.

где дочь? - ему необходимо убедиться в том, что лола поспешно не откроет входную дверь с ноги и не увидит эту картину. только тогда, когда он убедится в том, что больше сюрпризов не будет, чейз расслабиться сможет.
я не планировал возвращаться домой, это правда. по независящим от меня обстоятельствам, мне пришлось вернуться немного раньше, - ухмыляется, тяжелые клубы дыма от сигары кольцами выводя. эти обстоятельства на его лице отпечатались в виде губы разбитой и проявляющемся фингалом под глазом.
я знаю кто ты. и ты мне не нравишься. ты -  это концентрация всех пороков, умноженная на двое. отнюдь не та подружка, которую я бы хотел видеть рядом с лолой, - но увидел бы с собой. в каждом небрежном слове, взгляде, движении sexy vibe. у сидни чертовски длинные ноги и очень острый язык.
они оба под наркотой, поэтому диалог быстро приобретает откровенный, интимный характер под тусклым фонарем торшера.

в это время лола пишет тысячу сообщений сид: "все хорошо?"; "ответь"; "ты в порядке?" но лола приехать не сможет, даже если сид попросит сделать это немедленно. моралес бьется макушкой об окно, потому что трахаться на подоконнике не шибко удобно. телефон в одной руке зажимает и просит лиама сбавить темп - ей нужно набрать сообщение подруге

у каждого свои секреты, получается.

[NIC]Chase Morales[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/NiYsz3O.gif[/AVA]
[LZ1]ЧЕЙЗ МОРАЛЕС, 40 y.o.
profession: консильери семьи Моралес
that bitch: Sydney
1000 problems: Lola
[/LZ1]

[SGN]https://i.imgur.com/VU9PvhH.gif[/SGN]

[status]poison[/status]

Отредактировано Loretta Morales (2022-12-18 16:28:46)

+3

4

сидни слишком чуждо желание стать лучше. ей незнакомо всё вот это, что сейчас рисуется на лице моралеса – переживания, недовольство, по отношению к дочери. допустим, да, вкус у лоретты на друзей так себе, но ей всего девятнадцать; возможно, это пройдёт. в конце концов, дюбуа до сих пор подписана была от силы на двоих со своих девятнадцати, с кем безумно ладила. всё проходит, чейз в свои-то года должен был это понимать.

в приглушенном свете линии его лица размазывает, сид щурится, чтобы лучше разглядеть. лоретта – красивая девушка и это ещё мягко сказано. в генетическую лотерею она выиграла бесспорно – дюбуа видела фотографии её матери, сейчас напротив сидела её отца. красивые люди сошлись удачно и, как известно, сидни любит красивых людей [красивые вещи, тоже].

взгляд фокусируется, но ненадолго. по венам несёт субстанции, зрачки разбивает до бесконечности. чёрным отдаёт, в оттенок ядовито-ночного неба, если присмотреться, то получится ухватить звездопады. силуэт напротив размазывает блуром, дюбуа уверена – на ближайшие минут десять, в её случае пик быстро проходит.

голос моралеса хриплый, сид склоняет голову, пока губами ведёт по краю бокала. вдумчиво, но неизвестно – вникается в его слова или собственные мысли. может, конечно, ни во что из вышеперечисленного. она всматривается в то, как чейз перебирает губами, параллельно поджимает собственные.

- она у однокурсницы, если не ошибаюсь, то deadline какого-то проекта горит. – дюбуа знает, что нет никакого проекта и горит разве что её задница, потому что трахаться на невнятных поверхностях не всегда удобно. возможно, знает и отец лоретты, потому что он зависает на несколько мгновений, словно во внутренней борьбе. 

сидни смотрит: давай, i dare you, усомниться в моих словах.
сидни будет врать, прикрывая подругу до последнего, а дюбуа великолепная лгунья.
чейз смотрит: но, умалчивает то, что вертится на языке.
сид ухмыльнется: я так и думала.

его голос вновь прервет немой диалог в глазах.

- не возвращаться совсем и вернуться «немного раньше» - два совершенно разных понятия, мистер моралес. – сидни до невыносимого любит играть, бросаться словами, которые никому не нужны – это всё её прерогатива.

смело, на самом деле, [или глупо – не суть] с её стороны с хозяином дома обмениваться колкими фразами или цепляться за его набор слов. только вот, дюбуа даже в свои двадцать один не очень хорошо понимала, как у неё работают тормоза, поэтому зачастую её несло на максимальной скорости в самое пекло.

сидни смотрит на чейза, пауза. вдох-выдох, выдох-выдох.

кажется, дьявол по ней соскучился.

чейз бросается словами, которые любой другой принял бы исключительно отрицательно. сидни к подобному привыкла. ровно столько, сколько её любила публика – люди, которые узнавали её ближе [их мало], зачастую что-то в этом ключе и говорили. те, кто умели видеть дальше её пристрастия к быстротечной жизни, числились в списке друзей [их мало, тоже]. поэтому, сейчас дюбуа не бросается себя защищать, губы кривит в усмешке.

ах, если бы только мистер моралес знал, что уже слишком поздно переживать за подобное. лоретту несёт прямиком в ад на скоростном поезде, у которого отказали тормоза. иногда, вечерами, когда дюбуа между приходами ловила моменты отвратительной реальности, она думала про подругу. переживала, даже. лола ведь ещё не настолько погрязла во всём этом дерьме и её, по факту, ещё можно было вытянуть. только вот, кто бы это сделал? потому что сид с этой мыслью опускала очередную таблетку на язык и шла на [очередную] вечеринку.

не ей отведено было быть героем в романе малышки моралес.

- well, it takes on to know one. – дюбуа усмехается, если чейз думал, что это заставит её пересмотреть общение с лолой, то он глубоко ошибался. делает глоток вина, отпечаток губ оставляя на стекле и опускает бокал на стеклянный столик. подается вперед, опуская локоть на колено, лицо на ладонь, мол tell me more and see if i give a fuck.

- в отличие от других потенциальных друзей лоретты, я хотя бы отдаю себе отчет в том, что хорошей мне не быть. – пожимает плечами, - тем не менее, ей со мной интересно. учитывая сколько ей лет, боюсь не тебе диктовать с кем ей дружить. в шестнадцать могло ещё сработать, сейчас уже – нет. – она делает ударение на шестнадцати, потому что в лос анджелесе всё было относительно в пределах приличного. например, в лос анджелесе, лола ещё не знала, что сидни любит наркотики примерно столько же, сколько любит дорогие туфли.

- но, давай поиграем, - прикусит губу, отдавая своё внимание полностью мужчине напротив, - кто я? – два слова на полтона тише, в полу-шепот. ей всегда интересно было, какой люди видят её со стороны. а такие мужчины как чейз моралес – тем более. постукивает ноготками по щеке, пока качает ногой в ожидании ответа.

сид помнит, как лола говорила, что безумно любит отца, но у него очень сложный характер. при этом зачастую сравнивала с отчимом, говорила, что с ним намного легче. дюуба не знала лекса, но сталкивалась с чейзом. посмотрев на него со стороны любой нормальный человек решил бы, держаться подальше, закрыть окно и отвернуться, чтобы наверняка. сидни смотрела в упор, словно она недосягаемая. на деле же, просто отбитая девочка, которая потеряла страх где-то на первой передозировке знакомого. сид в любом случае дальше двадцати семи планов не строила, ей терять нечего.

взглядом скользит по образу мужчины, наконец-то фокусироваться получается. хмурится, пальцем тычет в упаковку, что приложена к боку.

- что там? – первая мысль включала в себя – его пырнули ножом, грабители нынче на всё способны. но, дюбуа бросает ещё раз взгляд на невозмутимое выражение лица моралеса и тут же её отметает. либо он слишком привык к подобному, либо ничего серьёзного.

+2

5

произошла совершенно нелепая ситуация, при которой отец лолы был выставлен перед ее лучшей подругой не в самом лучшем свете. он непроизвольно оголил перед дюбуа все то, что так тщательно скрывал от всех посторонних глаз. сам по себе чейз - человек скрытный, имеющий миллион скелетов в шкафу, несколько трупов в подвале и арсенал самозащиты на все случаи жизни вдруг оказался в незащищенном, заведомо проигрышном свете в собственном доме, который, казалось бы, являлся для него самым безопасным, комфортным и тихим местом. мысленно проклиная свою дочь за ее неповиновение ему и нежелание принять уже наконец правила, которые помогут семье выжить, он продолжал стеклянным взглядом сверлить девушку, сидящую напротив, от которой веяло свежестью и женственностью. самоуверенность во всем внешнем виде дюбуа [ее взгляд, осанка гордая, но при этом расслабленная, ее пеньюар, в котором она чувствовала себя не сковано, будто выставляя напоказ свои достоинства, ее уверенный тихий голос, мелодичность брошенных вскользь слов, ее порывистость, ее хищность] била моралес под дых.

он был готов к внезапному surprise attack, но не был готов пасть женским очарованием mademoiselle сидни дюбуа. при прочих других равных обстоятельствах, будь они в его пабе или на нейтральной территории и не окажись она подругой дочери, моралес непременно вел бы себя по-другому. НЕ осторожно, НЕ предвзято, НЕ напрягаясь, потому как с представительницами прекрасного пола он обычно не церемонился. как глупы женщины! многих привлекал лишь сам факт того, что чейз - брутальный мужчина с пушкой в кобуре за пазухой. "что там у тебя такое твердое, милый?" как же часто он слышал подобную шутку, которую каждая считала до одури остроумной. чейз снисходительно прикрывал глаза в такие моменты и тяжело вздыхал, отсчитывая про себя от трех до тысячи трех, лишь бы подавить в себе пассивную агрессию. как же он ненавидел типичную женскую глупость, но если бы все женщины блистали интеллектом на равне с мужчинами, этот мир противостояния не выдержал.

и хотя сидни была на пару лет старшего его дочери,  в глазах моралеса, которому недавно стукнул сорокет, дюбуа все равно была малолеткой. сколько ей там? двадцать ? двадцать три? точно не больше. правда, даже не зная ее от слова совсем, у чейза не складывалось впечатление ее инфантильности и ролевого поведения маленькой девочки, которое так упрямо играла лола. он наклоняется вперед, кладет локти на столик, размазывая ими по поверхности остатки кокаина, что небрежно собрал ноздрями. тусклый свет теперь падает на его задумчивое лицо, разукрашенное свежими синяками. сидни говорит, что его дочь усердно учится, и на лице чейза расползается ядовитая ухмылка. с прищуром смотрит в глаза дюбуа, но будто не на нее вовсе, а сквозь. он зависает так с минуту, и в голове крутятся хаотичные мысли о том, что и лола, и ее подруга не гнушаются вранья. конечно, в лучшем случае, лола сейчас где-то на тусовке, а в худшем... довольно печально рассуждать о том, что ты растишь маленькую девочку, даришь ей тепло, любовь, поддержку, а потом она, став старше, утопает в объятиях тех, кому совсем не нужна. когда-то он был для лолы царем, богом, примером для подражания. когда-то она ходила за ним попятам, как его маленький хвостик, а он ведь так и называл ее ласково "хвостик", а потом вдруг резко в его адрес посыпались слова о том, как сильно она его ненавидит. лола ведь не употребляет? - осторожно спросил он, будто сейчас точно не хотел знать правду. если ее свидания с мальчиками он кое-как переживет, то это точно нет. в целом, он не настроен узнавать о своей дочери сейчас то, что может его задеть, но этот вопрос слетает с его языка на автомате, и он тотчас затягивается сигарой несколько раз подряд, чтобы спрятать свое лицо в тяжелых клубах дыма.

возможность узнать что-то больше о своей дочери чейз проебывает. он устал. критически устал и хорошо расслаблен. боль понемногу отпускает, поэтому его выражение лица постепенно приобретает оттенок долгожданной кратковременной гармонии. может, влияет тот факт, что он резко не хочет говорить о лоле. кажется, она лишняя в их интимной беседе тет-а-тет, а начало диалога о ней - всего лишь некое связующее между этими двумя. раз сидни знает, где она, и она в порядке, значит, стоит отпустить ситуацию. лола вернется [куда же она денется?]. сидни опускает бокал на стеклянный столик и подается вперед, опуская локоть на колено. они стремительно сокращают расстояние между друг другом. она упоминает об их первой встрече в лос анджелесе, и чейз негромко смеется, покачивая головой. я запомнил тебя наглой девчонкой - пацанкой, и никогда бы не узнал тебя, встреться ты мне где-нибудь на улице. ты изменилась, - он резко замолкает, заставив себя сомкнуть губы, потому как кидать в ее адрес открытые комплименты не хотел, но понятное дело, что он имел в виду. он оценивающе окинул ее взглядом и тихо присвистнул.

ты сама не знаешь, кто ты. личность сомнительная, не определившаяся с целями по жизни, разве что попасть в клуб 27, я угадал? скорее всего, всему виной твое несчастливое детство. возможно, из семьи ушел отец,  а может и сама мать, но, baby, разве бывают крепкие счастливые семьи? ты упала, сломалась, и все никак не можешь себя склеить. думаешь, кокаин поможет тебе подлечиться? - он откидывается на спину и вновь прикладывает кусок мяса к ране, параллельно долго смеется, в этом смехе нотки горечи, словно он смеется и над собой тоже [даже больше]. ты все знаешь, все понимаешь, но все равно загоняешь себя в яму, которую сама же себе и вырыла, - а я зарою тебя окончательно. тяжело выдыхает, наконец-то тушит сигару в пепельницу на столе, со злостью и силой, буквально расплющивая её.

всего лишь пырнули ножом. если бы схватил пулю, тебе бы пришлось ее вытаскивать, так что радуйся, - они вместе закинулись кокаином, скрывать что-то от нее уже бессмысленно, тем более, когда всё так очевидно. а если серьезно, то кусок мяса меня не спасет, в стенке, в правом ящике найди аптечку, надо обработать рану, - заранее готовит обезболивающее - наливает себе целый стакан бурбона. лучшая анестезия. хотя... любоваться красотой дюбуа тоже, скорее всего, поможет. возможно даже больше, чем алкоголь.

[NIC]Chase Morales[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/NiYsz3O.gif[/AVA]
[LZ1]ЧЕЙЗ МОРАЛЕС, 40 y.o.
profession: консильери семьи Моралес
that bitch: Sydney
1000 problems: Lola
[/LZ1]

[SGN]https://i.imgur.com/VU9PvhH.gif[/SGN]

[status]poison[/status]

Отредактировано Loretta Morales (2023-01-12 21:14:09)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sugar daddy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно