Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » no problems here


no problems here

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Сакраменто | первая половина апреля 2022

Dayne Soriano, Lisa Clover
http://24.media.tumblr.com/215414ad8de2bd131ec50b14f1eb1816/tumblr_mli9ffleDK1s2fl3qo1_500.gif

///

Отредактировано Lisa Clover (2022-11-27 21:03:37)

+1

2

Дэйн отлипает от изучения пейзажа за окном и молча тушит пальцами сигарету, отправляя бычок в пространство над опущенным стеклом. Искра на долю секунды освещает ночной воздух, перемигиваясь с электрическими огнями, и тает в темноте. Он по-привычке проделывает этот номер и каждый раз, когда передвигается на заднем сиденье какой-нибудь понтовой элитной тачки с пепельницей – тоже. Один из боссов постарше снисходительно смеется над подзаборными манерами Сориано, когда им доводится ездить вместе. За нехваткой времени первого, деловые встречи в авто – далеко не редкость. Сегодня, впрочем, его железным конем был, скорее, осел. Бюджетное корыто с липовыми номерами и небольшой модернизацией, помогающей этому корыту, тем не менее, быть максимально быстрым, что от него и требуется.
Сегодняшняя встреча готовилась почти месяц и ее результатом должен был стать выгодный обмен белого на зеленое. Однако, был один нюанс: перспектива данного сотрудничества сильно мешала конкурентам. А потому этим вечером силы были стянуты по-максимуму.
Трое остаются на стреме на подходе к клубу – далеко не лучший район и, к тому же, не самый центральный, однако, это место предпочел заказчик, а тот факт, что им заправляли китайцы, как известно покупающиеся и продающиеся на максимально тщательных условиях, все же, скорее, был плюсом, чем минусом. Еще четверо – будут дежурить в непосредственной близости. Их задача – охрана товара и вышестоящих в своей группе.  Дэйна сопровождают пятеро. Сколько человек планируется с другой стороны, доподлинно не известно, но однозначно не меньше десяти. Веселая, мать его, дружеская тусовка выходного дня. Кстати о тусовке, сама она происходила непосредственно в помещении клуба, в то время, как их встреча должна была случиться в подвальных помещениях. Инфраструктура здесь отдаленно напоминала “Thunder” с той только разницей, что отец Дэйна разумно вынес все «рабочие» помещения по периметру, оставив внизу только склады и, грубо говоря, пыточные. В целом, провинившийся субъект, можно сказать, обычно тоже отправлялся на «склад». Никогда, впрочем, не теряя свою жизнь непосредственно в стенах клуба. 
Как только они углубляются в здание организованной группой, Сориано прислушивается. Отдаленные невнятные голоса становятся отчетливее и яснее. Дэйн хмурится: ему не нравится помещение. Слишком мало путей для отхода. Принцип, при котором в случае чего спастись удастся только верхушке.
Плохо.
Сориано напрягается всем телом, незаметно проверяя пушку под полой куртки и запасную – возле щиколотки; при этом внешне оставаясь совершенно спокойным.
Их встречают, как и предписано по плану, и провожают в нужно помещение. Здесь дымно, контрастно из-за ярких ламп с дневным светом и полного отсутствия окон. Стандартное приветствие длится не дольше пяти минут. Время – деньги. Взаимные проверяющие приступают к работе.
- Товар в ящиках. Готов к погрузке. — подтверждает возле уха босса долговязый Анджело.
- Все хорошо? – сдержанно улыбается представитель заказчика.
Молчаливый кивок со стороны счетовода, заодно произведшего хотя бы оперативную проверку наличности на подлинность дает ответ на вопрос.
- С вами приятно иметь дело. – коротко кивает Сориано в ответ.
- Взаимно, господин Сориано…Мне жаль, что мне не довелось узнать вашего отца. – последняя фраза, впрочем, остается едва ли услышанной, когда в одно мгновение ока ее перекрывает громкий выкрик «Уходим!!» со стороны охраны Дэйна. Хлопок двери, шум и посторонние крики. Все это сливается в единую какофонию быстрее, чем кто-либо успевает достойно и, что важнее, достаточно быстро среагировать.
Это облава. К которой никто из присутствующих не был готов. А значит, она началась изнутри, а не извне. На них расставили западню. И они в нее угодили. Щелчки вскинутых курков, резкие выкрики, стрельба... Заварушка закрутилась мгновенно, меньше чем за минуту.
Телохранители их покупателя успевают вывести босса к черному ходу. Сориано с парнями следуют за ним, прикрывая собственные тылы, насколько возможно… Даже через повышенные децибелы слышны крики, свидетельствующие о том, что масштаб действия перерос далеко за пределе их подвального закутка.
- По машинам! Мы с Тони прикроем! – командует одни из безопасников, впихивая в руки Анджело дипломат с деньгами.
- Нет! Вы с покупателем! Обеспечьте ему отход. Товар не должен пострадать! Быстро! – чертовски опрометчивое решение, но только так они гарантированно останутся вне подозрений и не потеряют доверие другой стороны, когда настанет время искать крысу.
Стрельба продолжается прямо над головами и палить в ответ уже давно приходится не только Тони и его команде.
- Ты – в хаммер! Живо! – деньги изначально должны были перевозиться в бронированной тачке, максимально напоминающей собой обыкновенное семейное корыто какого-нибудь бизнесмена. Смена транспорта через три квартала от места.
Сам Дэйн по плану должен был вернуться с начальником охраны в той же тачке, в которой приехал, но, черт подери, их ряды успели несколько поредеть…
Узкий коридор. Направо-налево, дверь. Прохладный ночной ветер. Итальянская, английская и китайская речь, крики…выстрелы.
- Живее! Уходим!
Тони не задает вопросов. Он просто выполняет распоряжения как идеальный охранник. Забрав своих парней, он обеспечивает прикрытие покупателю. Анджело – отличный эксперт, фальшивомонетчик и искусствовед по образованию. Ни разу не боец по сути. Дэйн прикрывает парня, паля на поражение, пока тот забирается в машину.
Обойма вышла.
Быстрый рывок, чтобы достать запасной пистолет стоит Сориано непростительные несколько секунд промедления. Дэйн чувствует как на бегу правое плечо обжигает по касательной, а через долю секунды правый бок прошивает резкая боль. Щелчок по кнопке. Сориано запрыгивает на водительское сиденье своего авто. Поворот ключа. Люди…вокруг слишком много гребаных людей, как тараканы разбегающихся из клуба по прилегающим улицам. Полицейские сирены верещат, кажется, что со всех сторон. Автомобиль взвизгивает колесами, когда парень поворачивает ключ в зажигании, резко давая по газам. Нужно затеряться в потоке. Как можно быстрее…

Отредактировано Dayne Soriano (2022-11-27 22:37:45)

+1

3

Майли Сайрус поет ровно под настроение: хочется по-ведьмински голой оседлать огромный шар, подвешенный на цепи, и расхуярить не одну пару стен. (И себя за одно). Впрочем, подошла бы и кувалда. (Отличный клип, ей нравится).

Кловер не гонит тачку, она никуда не торопится и ни к кому тоже. Она возвращается в Сакраменто из Дэйвиса, где была на студии и выкручивала виски одной из недавно нанявшихся девок за работу в обход установленной кассы. Кловер не любит, когда ее наебывают. Ну, как оказалось, о ч е н ь не любит, едва стала задумываться о происходящем вокруг. Поняла, что, пока работала с Пимпом, он здорово на ней нагрелся. Она просто не осознавала весь масштаб, потому что вместо мозгов было слишком много выпивки и наркоты и мало желания вникать во что-либо. (Виновата сама). Пимп подгонял ей работу, за которую она получала столько, что хватало на необходимые блага. (Сигареты, дурь, белье и все такое прочее). Бабки же у нее не задерживались никогда, так что нужда в них была постоянной. Ебаный порочный круг. Теперь на горе особо предприимчивых вебкамщиц у нее было просто дохера времени, чтобы держать каждую за шею лично или благодаря хватке Колетт. Администраторка, правда, тоже стала вызывать вопросы. Да, немецкая фюрерская кровь, с одной стороны, дисциплинировала не только ее саму, но и девок, однако что-то все-таки не давало Кловер покоя. (А может быть, Колетт и не немецких кровей, а каких-нибудь других, в общем-то похер, просто сангвиничка). Думать об этом сейчас не хотелось, куда больше хотелось курить.

Она тянется к бардачку, чтобы достать дежурную пачку мальборо и такую же дежурную зажигалку. От рисунка на хлипком пластмассовом корпусе сводит скулы: на нем красуется какая-то классическая жопастая модель с прикрытыми только завитками волос сосками. (Привет из какого века?). Кловер купила ее на сдачу на заправке с некоторым мазохистским удовольствием неизвестного происхождения. Искра высекается на второй раз, Лиза прикуривает. Несмотря на нелюбовь к вождению, она все-таки освоилась за рулем, и ведет одной рукой. К тому же она едет сраными задворками: навигатор показал впереди какую-то крупную аварию и сверкающим красной полосой затор, поэтому и свернула с главной дороги на придаток. Глухой ночью здесь иногда гоняют рейсеры, но сегодня тихо. Или еще не время.

Трэк тем временем меняется на не менее задушевный про то, что ничто не разбивается с таким треском, как сердце. Кловер нервно постукивает по рулю, попутно стряхивая пепел за окно, когда из темного проезда слева наперерез вылетает какой-то хуй на черной тачке. Ее спасает то ли реакция, то ли бог (святой отец Кристоф Мор, возможно, несет свою службу исправно, когда ее нет по близости), но, как бы то ни было, Лиза уходит от столкновения, а вот типа круто заносит в сторону. Ремень безопасности ободряюще натягивается на груди, и ее тормозной путь натягивается следом за визжащими шинами так же, как и ее нервы. Нервы, правда, издают отнюдь не истеричный звук, а вырываются наружу емким и громким: – Блядь!

+1

4

Визг колес по асфальту, который, впрочем, едва ли различим в салоне машины; мелькающая картинка перед глазами, хаотичная, нестабильная и врывающаяся в поле зрения яркими разноцветными пятнами из темноты. некоторые из этих пятен - живые, они мечутся, разбегаясь врассыпную...очень скоро их становится меньше - стоит только свернуть несколько раз в проулки, уходя из людных зон, наполненных подпольными ночными клубами и прочими злачными местами. Другие пятна - просто освещение никогда не спящего ночного города... Те из них, что сопровождает сирена, кажется, наконец начинают понемногу удаляться, оставаясь позади, но Дэйн знает, что эта иллюзия обманчива: копы тоже прекрасно знают эти места и могут уходить в объезд с тем, чтобы потом выскочить тебе наперерез. Сориано во многом помогает подростковое прошлое. Он умеет угонять тачки. И уходить на них от погони - тоже. Скорость реакции решает. Руки должны просто крутить руль - вправо, влево, резко...не думая...только замешкаешься, анализируя, куда повернуть - и момент будет упущен. Болезненный жар продолжает разливаться по правому боку и пощипывать плечо, но это ощущение отгорожено сейчас от Дэйна прочной завесой из адреналина. Он осознает, что его определенно задело, но проверять сейчас просто нет времени - один быстрый взгляд вниз - пятно крови достаточно большое. Это лишь означает, что добраться до места и оторваться от погони, в первую очередь, необходимо быстрее, чем хотелось бы. Резкий поворот вправо...и мгновенная расплата за эту секундную оплошность, в которую парень отвлекся на свою гребаную рану - Дэйн едва не впиливается в выскочившую откуда ни возьмись, на его счастье, не ту, что с мигалками, тачку, успевая уйти влево буквально в последний момент. В глаза на пару мгновений темнеет. Удар. Автомобиль заносит, и он с глухим ударом  вписывается в ближайший осветительный столб.
На то, чтобы проморгаться, возвращаясь в реальность, уходит секунд двадцать - непростительно много для этой гребаной ситуации. Едва сориентировавшись, Дэйн вылезает из машины, первым делом проверяя пушку в бардачке и, прихватив оружие, окидывает свое транспортное средство быстрым взглядом. Как было ясно еще пока он находился внутри - дальше на этом корыте ехать было невозможно, если он не хотел попасть на первого же патрульного. До места, где Сориано должен был сменить машину оставалась еще пара кварталов. Что ж...планы меняются. Придется импровизировать.
Тачка - та самая, в которую он чуть не впилился, а точнее, благодаря его скорости, тачка, которой проскочил буквально в последнюю секунду наперерез - очень кстати все еще находится рядом. Буквально в нескольких метрах. Кажется, что в этом освещении даже видно, как дымится резина на ее колесах. Впрочем, созерцать эстетические картины этой чудесной ночи парню совершенно некогда. 
Дэйн уверенным шагом, невольно сохраняя чуть кривую позу из-за саднящего бока, подходит к чужой машине, заставляя дуло через опущенное стекло на сидящую за рулем шлендру.
- Вылезай. Быстро! - командует парень, в следующее мгновение невольно теряя ее из вида - точнее не так. Ее лицо в картинке его мира просто внезапно покрывается черными точками, темнеет, словно проваливаясь куда-то на несколько мгновений, в то время как раздражающий звук сирен, напротив, врезается в слух куда отчетливее и громче, а ноги наливаются тяжестью. Дэйн невольно оступается, всего на мгновение, тут же возвращая контроль. Картинка смотрящей на него накрашенными до бровей глазами девицы восстанавливает свою яркость. Громкость воющих сирен - напротив - и не думает утихать.
-Porca puttana!!* - выругивается Сориано, все еще удерживая девчонку под прицелом, и, быстро обойдя тачку, запрыгивает на пассажирское сиденье - это чертовски паршивый расклад, но это быстрее, чем выволакивать ее из машины.
- Жми на газ. Пошла! - дуло возле виска, по его опыту, всегда было удивительным мотиватором, ускорителем, черт его знает чем там еще...
На его счастье, пушка, направленная дулом в висок незнакомки, находилась сейчас не возле его собственной головы, а в его руке. Свободной рукой парень теперь зажимал правое подреберье, где, благо, по черной футболке, все сильнее расползалось кровавое пятно.
- Жми же на газ, сучка!... - проносится в голове, пока Дэйн ловит себя на мысли, что ему совсем не хочется ощущать точно так же приставленное к собственному виску дуло полицейского табельного оружия. 

* Твою мать!! (It.)

Отредактировано Dayne Soriano (2022-12-13 23:37:32)

+2

5

На первый взгляд никто не погиб. Кловер проводит ладонями по лицу, убирая приставшие к красной помаде пряди черных волос. Смотрит на чужую тачку: лобовое целое, значит, никто из нее не вылетел как птица из часов с кукушкой и не отлетел в мир иной, свернув шею. Она быстро оценивает ситуацию, но не торопится выходить. Да и ни к чему, потому что водительская дверь чертовой консервной банки, едва не протаранившей ее со всей дури, открывается с резким толчком, и из темного нутра в такую же темную ночь, рассеченную надвое только светом фар, вываливается какой-то тип. Он двигается как пьяный или как торчок, а может его патлатую голову просто приложило как следует, и Лиза следит за ним внимательным взглядом, прикидывая, что этот сраный день сейчас затянется на неопределенное время. Вероятно, придется звонить в скорую и копам, чтобы разобраться в ситуации, и все это так же занудно как пронушное видео, в котором размеренно трахаются миссионерской позе. Однако сюжет вдруг приобретает неожиданный поворот.

Тип наконец добирается до нее, и она приспускает стекло со своей стороны, чтобы спросить, как он. Однако участливый и с надеждой на отъебись вопрос о том, подбросить его куда-то или нет, так и остается у нее на языке, потому что чувак тычет ей в лицо стволом и велит выбираться из машины. Серьезный пиздец: цедит слова вместе с воздухом через стиснутые зубы. Кловер смотрит в дуло, потом переводит взгляд на физиономию того, кто за ним стоит. Помимо глубокой глотки и отсутствия рвотного рефлекса, у нее есть удивительное свойство не ссаться в экстренных ситуациях. Может, у нее просто нет инстинкта самосохранения. Единственное объяснение, которое Лиза может найти, это то, что мамаша так часто и много пиздила ее в детстве, что бояться потом чего бы то ни было стало просто странно. Да и круг ее знакомств – не одни только силиконовые девахи из студии поул-дэнса. Привыкла к хуйне.

– Как скажешь, не бесись, – она поднимает руки, показывая, что поняла и приняла его условия. В конце концов тачка даже куплена не на ее деньги и вместе с тем не дорога как память, так что можно и отпустить. Это что-то из христианства, нет? Спросить не у кого, да и похуй. Однако сюжет меняется второй раз к ряду, и парень, похожий на Эдварда-руки-ножницы, только без ножниц, но с такой же уныло бледной физиономией, вдруг решает, что сесть за руль самому – херовая идея. Он, кстати, прав, потому что из-за него они и встретились.

Кловер принимает эти события со странным смирением, и даже не газует, когда тип обходит тачку, чтобы запрыгнуть к ней с другой стороны. Не пытается заблокировать дверь. Она не делает вообще ничего, чтобы съебаться, и дело не в оторопи от испуга. Ей просто грандиозно поебать, и внезапное приключение похоже на попытку получить дозу адреналина. Или наконец пулю в лоб.

Где-то воют сирены, а ей в ухо воют о том, чтобы жала на педаль. Повторять дважды нет необходимости.

Они срываются с места.

– Можешь опустить ствол. Или он придает тебе уверенности? – спрашивает Кловер, бросая взгляд в зеркало заднего вида. Там – темнота, нет даже отблеска сигналок копов. – Куда едем? – она уходит дальше – обратно ближе к промзоне, потому что кроме как приказа гнать никаких распоряжений не было. Только брызги слюны.

Отредактировано Lisa Clover (2022-12-30 17:38:02)

+1

6

Девчонка реагирует странно. Дэйн не сразу понимает, что именно в ее поведении выбивается из привычного, и ловит себя на этой мысли только когда уже забирается в чужую машину: она реагирует…тихо. Не кричит, не визжит как резанная, увидев направленное на нее дуло, как 90% девиц в аналогичной ситуации, и тем самым вызывая еще большее желание спустить курок. Наоборот. Она согласна выполнять его условия. Хотя и явно не в восторге от открывающихся перспектив по понятным причинам.
После очередного словесного придания ускорения девчонка наконец вдавливает педаль в пол, и авто срывается с места. Очень вовремя, потому как промедли они еще пара минут, и копы бы начали патрулировать ближайшие улицы, успешно добравшись и до этого небольшого проулка.
Назойливый как стрекот цикад где-то в его отчасти родной по происхождению, но не по факту, летней Италии, вой полицейских сирен начинает понемногу стихать. Он заглушается, превращаясь в иллюзию, едва различимый фон, по мере того, как они удаляются от злополучного клуба.
Парни должны были выбраться еще раньше. Их задача - сопроводить до точки В клиента, убедившись в его безопасности и доставить невредимым кейс с деньгами. И первую, и вторую задачу выполняют профессионалы своего дела. Что касалось Сориано, то его персональной задачей как лидера на сегодняшний день, как это не паскудно, но было банальное «не сдохнуть». Потому что те, кто устроил эта западню явно рассчитывали не только подорвать доверие к ним жирного клиента, но и положить как можно больше из их числа.
Дэйн опускает взгляд на правый бок, по которому продолжает расползаться темное влажное пятно.
- Паршиво. - проносится в голове, когда женский голос отвлекает его, заставляя тут же вскинуть голову, снова полностью концентрируясь на ней.
Девчонка просит опустить ствол. Еще и не забывает при этом съязвить. И, черт возьми, да, она права: ствол действительно придает ему уверенности, учитывая, что парень сейчас совсем не в лучшей форме.
- Просто заткнись и веди машину. - ее голос утомляет; отдается гулом в голове и заставляет картинку перед глазами меркнуть, подергивась каким-то темным фильтром.
Дэйн делает глубокий вдох, плотнее прижимая руку.
- Здесь направо. После второго проулка свернешь налево и остановишь за углом. - возле мусорных контейнеров, если еще точнее. Там он должен будет пересесть в другую тачку. И как-то, мать его, доехать в ней до “Thunder”.
Машина останавливается. Сориано открывает дверь, наконец убрав ствол от лица незнакомки, и выбирается из автомобиля, впрочем, не особенно успешно, тут же спотыкаясь на ровном месте и падая коленом об асфальт; равновесие изменяет ему. Собрав ноги, парень, засовывает пистолет за ремень, перехватываясь второй рукой за ближайшую стену. Нужно пройти всего около пятидесяти метров.

+1

7

Тип велит ей заткнуться и не отвлекаться. Кловер тем не менее бросает на него быстрый взгляд, хотя в полумраке хрен что разберешь, кроме бледного куска его физиономии. То похоже на скол какого-то белого камня. Не мрамора – много чести для того, кто тычет в нее стволом. Скорее уж известняка, потому что так и просится раскрошить себя каблуком. Однако она замолкает, но не от страха, а потому что хочет поскорее разделаться с этой историей. Не похоже, что чувак решит по итогу вынести ей мозги, заметая следы. У нее, да, типа чуйка, ну а если чуйка дала сбой, то все равно ничего не исправить. Лиза же постигла ебаный дзен тотального похуизма. Так бывает, когда очередное жизненное дерьмо копится много дней подряд, и от последней капли в конце концов либо прорывается понос истерики, либо происходит мертвый запор. В ее случае второе, она не умеет истерить. Поэтому, наверное, и умрет молодой. Возможно, что сегодня и с пулей в черепе. (Хорошо, что перекрасилась в черный – не будет заметно, как кровь перепачкает волосы. Тип, кстати, тоже черноволосый, про него можно сказать то же, если это она пустит ему пулю в череп).

Инструкция, куда ехать, короткая и предельно четкая, несмотря на свистящие согласные. Или это воздух выходит из дыры в его боку? Откуда конкретно, Кловер не видит, но он жмет себя рукой точно не от большой любви к своему тощему телу. (Если бы полиция потом ее допрашивала и попросила описать фоторобот, то она все равно мало что могла бы сказать о нем. Ничего существенного, кроме того, что ей силился угрожать Брэндон Ли из Ворона).

Кловер привозит попутчика на место, глушит тачку. Без дула у виска становится куда комфортнее, и она закуривает, наблюдая за тем, как он покидает ее машину. Выходит у него, откровенно говоря, херово и совсем не героически, и будь в ней больше испуга и гражданской сознательности, то могла бы огреть его чем-то и вызвать копов. Но Кловер курит и наблюдает до тех пор, пока чувак не приваливается к стене и начинает медленно оседать по кирпичной крошке на землю. Лиза закатывает глаза, считая до трех и ожидая, что ее сердоболие, с которым когда-то подобрала слепого пса или пустила на порог бритого русского, отключится. Однако не получается, и она быстро добивается двумя затяжками, щелчком отправляет бычок в темноту и идет проверить, не превратился ли чувак в бездыханную груду костей среди ржавой арматуры.

– Что там у тебя? – один черт, ни хера не видно, но рука мажет по его рубахе и остается перепачканной в крови как в краске. – Пиздец, – бьет его по щекам, чтобы прочухался, и обратно прикладывает его ладонь. – Держи давай, а то крысы сбегутся, – или собаки. Она слышит лай, и ей это не нравится. Ебучие задворки города. Кловер без церемоний подныривает ему под руку, он тощий и длинный, тяжелый, но ее недостатки в росте и весе компенсирует наличие в ней дурости. – Пошли давай.

Впереди стоит тачка, видимо, для пересадки по плану, пошедшему по пизде, но разбираться с нею у нее нет ни малейшего желания. Кловер тащит типа обратно к себе и запихивает на заднее сидение. Сперва – длинное туловище, потом такие же ноги. Закрывает дверь. – Куда ты хотел ехать дальше? Или отвезу тебя в больницу, потом сядешь, но хотя бы живой.

+1

8

Картинка перед глазами покрывается черными точками, неравномерно, паскудно, и от них не получается отмахнуться, при попытке тряхнуть головой или перевести взгляд чертовых точек становится только больше. Стук собственного пульса отдается в ушах - это ощущение Дэйну знакомо. Он не в первый раз в жизни огребает ранение, но вот настолько паршивое и так бестолково, пожалуй, впервые.
Нужно добраться до машины. У него мало времени.
Примерно с этой мыслью Дэй, не отдавая себе отчета, постепенно опускается на колено, продолжая придерживаться, а если точнее, мазать рукой по кирпичной стене и снова резко возвращается в реальность, когда что-то - какой-то назойливый раздражитель извне - внезапно вздергивает его на ноги. Получается не очень: в конце концов, девчонка ниже его ростом и уж точно легче весом. И все же каким-то чудом она умудряется снавигировать его обратно те несчастные метров семь, на которые он успел отползти. К тому моменту, когда его бренное тело оказывает относительно успешно закинуто на заднее сиденье все той же многострадальной машины, и совсем не той, кстати сказать, в которую он должен был пересесть, сознание решает вернуться к своем владельцу, позволяя, наконец, относительно сфокусировать зрение и кое-как собрать длинные ноги, ориентируясь в пространстве. Правый бок продолжает глухо ныть вперемежку с резкими пульсирующими болевыми импульсами, учащающимися, казалось, при любом неосторожном движении.
Озвученное предложение звучит максимально заманчиво с одной только маленькой поправкой: угоди он в тюрьму, и живым останется совсем не надолго.
- С пушкой за поясом и двумя огнестрелами...? Да ты верх добродетели!... - глухо шипит парень, хаотично хватаясь мыслями за любое возможное решение, мягко говоря, паршивой ситуации, в которой он явно в невыгодном положении. Но, как бы Сориано того не хотелось...он сейчас действительно в полной заднице. Истекает кровью на заднем сиденье чужой тачки с незнакомой девкой, которая в его беспомощности может не только выкинуть его у ближайшего госпиталя, но и сдать копам в ближайший участок. Какого черта она не оставила его в переулке - загадка номер раз...о которой он подумает позже. Сейчас его задача проста как два пальца: банально не сдохнуть.
Так что, да, дьявол ее дери во всех порочных смыслах этого слова - сейчас именно эта потаскуха - его добродетель. Мотивы у него будет возможность вяснить позже.
- Вьетнамский ресторан возле клуба "Thunder"... В объезд, с заднего входа... - хрипло отзывается Дэйн, жадно хватая губами воздух и давя стон, когда тачка дергается с места. Парень сидит полулежа, облокачиваясь на спинку сиденья и плечом - не прострелянным - на дверь.
Серо-зеленые глаза, впрочем, кажущиеся просто темными в окружающем их мраке, ловят рассеянным взглядом отражение девицы в зеркале заднего вида. Как бы то ни было, Дэй остается начеку; пытается. Держать открытыми глаза, впрочем, становится труднее с каждой минутой; на бледной коже проступает испарина.
- Не давай мне отрубиться. - юноша облизывает губы, делая неровный глубокий вдох и прижимая плотнее к ране руку - Говори. О чем угодно. Если не хочешь, ощутить у виска пушку побольше... - не угроза - своеобразный юмор, доля правды в котором довольно значительна: едва ли его парням понравится картина его трупа на чьем-либо заднем сиденье. А они куда менее склонны к привычке анализировать ситуацию, чем их босс.
Губы парня остаются приоткрытыми; глаза - с переменным успехом.
Путь до места занимает от силы десять минут, если поднажмет. Водить ночная бабочка, вроде бы, умеет.

Отредактировано Dayne Soriano (2023-01-18 23:57:26)

+1

9

– С пушкой за поясом и двумя огнестрелами ты еще можешь оказаться на том свете, – отвечает Кловер. Она не пытается его переубедить, чтобы согласился поехать в больницу, потому что, если подумать, может отвезти его и оставить на поруки врачам и без его последнего слова. Ну, или предпоследнего, если ему успеют оказать помощь. – Вряд ли апостол Петр тебя пропустит. Если вообще он тебя будет встречать, – уж скорее какой-нибудь чертила с видом как он сам. Кловер метет языком в рамках оказания первой медицинской помощи: чтобы чувак не отключился. Это помогает, потому что он сквозь зубы отбивается от нее и вроде еще не собирается остывать. Зеркало заднего вида выхватывает его бледное лицо и острые коленки – пришлось его сложить как картонку.

Вьетнамский ресторан, который он называет, ей не известен. (Она не любит азиатчину: выросла на юге среди говяжьих котлет между двумя поджаренными булками. В придорожной забегаловке, где Кловер подрабатывала, пока была подростком и остро нуждалась в карманных деньгах, жарили просто охуенные бургеры, сочные и ароматные как ягодный соус. Пиздец. У нее во рту и сейчас копится слюна, хотя еще час назад совершенно не думалось ни о какой еде). Зато она знает клуб: среднестатистическая клоака для полуночников, которые не прочь подергаться по оглушающее музло в такт дури в башке. Кловер предпочитает Вайпер: тоже клоака, но там свои люди.

– Для того, кого я могу выбросить на ходу, ты слишком много пиздишь. И приукрашиваешь. У тебя слишком узкие штаны, чтобы прятать большую пушку, – в ней страха столько же, сколько градусов в безалкогольном пиве. А ебучей ответственности откуда-то целых четыре: показатель ни о чем, но заставляет ее зачем-то везти этого типа по адресу.

Тачка проскакивает красную неоновую вывеску Фандэра, потом – темные окна закрытой сейчас вьетнамки и заворачивает на ее задворки. Здесь тихо и глухо как в девственной жопе, но, очевидно, только на первый взгляд. Кловер глушит двигатель и вырубает фары. Они оказываются в темноте – только над служебной дверью в забегаловку горит красный глаз сигнализации.

– Ну и? Тебе надо прокукарекать или трижды постучать, чтобы тебя забрали?

+2

10

- А ты, я смотрю, сечёшь в религии? - усмехается парень, впрочем, тут же пожалев об этом. Усмешка отдалась резкой болью в боку, заставив едва заметно прикусить губу и перевести на пару секунд дыхание.
- Подрабатываешь монахиней в свободное от основной работы время? - зеленые глаза смотрят с чертячими огоньками, заметными, даже не смотря на бледность физиономии и общую паршивость состояния ее пассажира.
Сориано никогда не был религиозен, что, кстати сказать, всегда вымораживало в нем его «горячо любимую» тетушку. Чистокровные итальянцы каким-то уникальным  образом умеют сочетать в себе любовь и к гомику Версаче и к праведнику Иисусу с девой Марией в придачу…
Дева, находящаяся за рулем, кстати сказать, продолжает диалог, и Дэю откровенно наплевать, о чем он, пока это помогает ему не отправиться в черную дыру безсознанки.
- Я не о своем «Глоке», милая…или мы не совсем про оружие? - легкая полуулыбка демонстрирует заострённые клыки; Сориано делает очередной глубокий вдох, облизывая губы; картинка периодически плывет перед глазами, проклятые ночные огни сливаются воедино неясной светящейся лентой.
Затем огни исчезают. Исчезают и без того немногочисленные полуночники на улицах, проносящиеся мимо автомобили -  с ними приглушаются и окружающие звуки. На задворках «Thunder» всегда было тихо. Узкие улицы, темные углы - сюда никто и никогда не захаживал кроме сотрудников ближайших заведений и наркоманов, которым приперло. Последних, впрочем, охрана обычно отправляла куда подальше и дважды они не возвращались.
Машина паркуется возле задней двери. Черная и железная, вплотную утопленная в стену здания, она довольно неприметна. О том, что здесь есть жизнь свидетельствует только видеосистема по всему периметру.
- Нужно принести в жертву любую борзую девку, которая подвернется. Ты подходишь идеально. - язвит в ответ Дэй, собирая длинные ноги и не очень скоординированным жестом открывая заднюю дверь. «Борзая», по его характеристике, девица оказывается рядом очень кстати, чтобы позволить на себя опереться. Снова. Позорнее картину придумать сложно. Опираясь на нее и, пока возможно, на авто, Сориано медленно перемещается к черному входу, даже в темноте без усилий находя нужный кирпич и касаясь сенсорной панели; аккуратно, чтобы не оставить следов крови. Кровь, кстати сказать, пропитала не только футболку, но и джинсы, почти до колена; на его счастье, они тоже черные. Охране уходит сигнал; камера, монотонно просматривавшая до этого периметр, словно ожив, уверенно поворачивается в их сторону.
Дверь открывается практически мгновенно, и возникший в ней амбал в татуировках, своим взглядом, выдает тот факт, что картина по ту сторону двери даже этим злачным местам не свойственна.
Дэйн не добрался до своей машины и, как следствие, до мобильного в бардачке - тоже. Он не предупредил, чтобы его ждали.
- Че-ерт подери, босс!… - выдыхает охранник, рассмотрев ночных визитеров получше и тут же подхватывая управляющего под плечи.
Сориано успевает толкнуть стоящую девицу в спину и тем самым заставить ее невольно шагнуть вперед, оказываясь внутри помещения; дверь захлопывается.
- Гони сюда Альберто! Быстро. Чтобы через 10 минут был здесь! - амбал отдаёт команду напарнику, переводя взгляд на девицу и затем, вопросительный, на своего начальника.
Дэйн молча кивает.
- Non perderla di vista.* - добавляет Сориано, пока все трое перемещаются по коридору в направлении его кабинета. Парень нажимает на кнопку на часах, передавая сигнал, и за их спинами бесшумно нарисовывается еще один охранник, отрезая пути к отступлению. С этого момента незнакомая гостья - его забота. Дэй оставил бы ее в тачке там, где пытался высадиться, и эта монашка в юбке уже его ремня, сейчас наверняка была бы дома, ну или в отеле под каким-нибудь мужиком. Но теперь, когда она знает его место дислокации, девчонку нельзя было отпускать.
Не смотря на звукоизоляцию, от стен глухо доносятся басы: Thunder сегодня битком, впрочем, как почти в каждую ночь.
- Анджело здесь?
- Да, ждет тебя у сейфов.
Значит, о том, что все прошло совсем не по плану, те, кому это необходимо было знать в пределах Thunder, уже были в курсе. Контакт за пределы не происходил без  непосредственного участия и, прежде всего, одобрения Сориано.
- Мне нужен телефон.
- Сейчас тебе нужен Альберто с его инструментами.
Молчаливый взгляд, направленный на собеседника прерывает его доводы на корню. Амбал молча помогает своему начальнику опуститься на диван, пережимая услужливо принесенными напарником бинтами дырку в его теле. Затем вручает требуемое.
В приглушенном, но все же имеющемся, в отличие от улицы, освещении черты лица парня просматривались гораздо подробнее; вместе с этим теперь можно было рассмотреть и прилипшие ко лбу темные пряди волос, и почти бесцветные губы, и выступившую на лице испарину. Руки, набиравшие номер на девайсе, перепачканные в собственной крови, подрагивали; парня заметно знобило.
Дэйн связывается с группой, отправившейся прикрывать клиента. Разговор на итальянском длится не более трех минут, за которые управляющий выясняет, что китаец был доставлен до своего парома в целости и сохранности и сейчас уже начал свой путь на Карибы. Но, самое главное, что он доволен сделкой и оценил предоставленную защиту в момент опасности.
У них получилось.
Дэйн откладывает телефон в сторону, размышляя о том, что в его отчете не будет подробностей о перестрелке. Это их внутренняя проблема. И чем меньше людей в нее посвящены, тем быстрее есть шанс ее решить.
Из потока мыслей юношу вырывает появление в кабинете их так сказать «семейного» врача. И только сейчас, обратив внимание на Альберто, Дэй снова вспоминает о забытой на пару минут, но все еще присутствующей тут же девице.
- Bruttezza!  Tuo padre non era così fastidioso…** - качает головой пожилой итальянец, тут же приступая к осмотру масштаба проблемы. Альберто так и не выучил толком английский - почему-то этот факт всегда вызывал у Сориано-младшего некоторую долю умиления.
- Я не мой отец, док. - хрипло отзывается Дэй, бросая взгляд на незнакомку; голос парня звучит слабо.
- Попейте кофе. Или чего покрепче. - отдает распоряжение брюнет, призванное, в общем-то, удалить девицу из комнаты на время операции. Секьюрити без промедления провожают незнакомку в ближайшую VIP-комнату, оснащенную планшетами для заказа по меню и прочими развлечениями, оставаясь при этом возле двери.

* - Не спускай с неё глаз. (It.)
** - Безобразие! Ваш отец не был таким проблемным. (It.)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » no problems here


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно