Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » «Jugar con el fuego»


«Jugar con el fuego»

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

«Jugar con el fuego»

https://i.imgur.com/V6eziOP.png

toma el timón


место:
Куба, Гавана-Варадеро

время:
2017, октябрь

участники:
Flores & Donaji


[NIC]Odette Donaji[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/AVA]
[LZ1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 y.o.
profession: родная дочь Марио Альвареса
[/LZ1]

Отредактировано Abigail de la Vega (2022-12-05 11:44:08)

+6

2

Воскресенье.
Он ещё не распахнул устало глаза, не потянулся до хруста в лопатках, не всмотрелся в светло-голубой, весь изъеденный трещинами потолок, а уже знал – сегодня воскресенье.
Привычка вставать за сорок минут до будильника вполне нормальна для Гаваны – всем хотелось переделать часть дел до начала адского пекла. Но ему будильник был ни к чему – лишь для подстраховки.
Для подстраховки же взглянул на наручные часы – да, сегодня действительно воскресенье.
Прошел в общую кухню, где единственным цветным пятном на стене был календарь. И педантично зачеркнул очередной день, удостоверившись окончательно, бесповоротно – сегодня воскресенье и никак иначе.
Из четырех конфорок работала только одна, но этого в пятом часу утра вполне достаточно – он снимал даже не квартиру, а комнату. В самой же квартире ютилось, порой, до шести человек, но сегодня было воскресенье – нейтральный день, нейтральная ночь и всеобщее соглашение о том, что хотя бы один день в неделю эта квартира будет молчать. Убедить соседей придерживаться хоть какого-то графика составило большого труда, так что Санчо по праву гордился своими методиками парламентера, особенно если к ним прилагался надежный, как швейцарский нож, друг Рауль и его сто кило вкрадчивой доброты вкупе с силой убеждения. Но Рауль заходил за ним по вторникам и четвергам, а сегодня воскресенье.

Поставив турку с кофе на конфорку и аккуратным, заученным жестом включив ее, Санчо отправился в ванну. Все высчитано было до мелочей – сколько минут на чистку зубов, на умывание, на бритьё, на лосьон. Запасная минута, как правило, уходила либо на созерцание мешков под глазами либо, как сегодня – на аккуратное подравнивание ножницами волос у висков. Но в процессе выяснилось, что лезвие затупилось, денег на новое он пожалел еще на прошлой неделе, так что на этот раз без бритья.
Аромат кофе заполнил кухню и уже воровато пробирался за пределы квартиры, но был остановлен закрывшейся дверью – Санчо прикрыл ее за собой, почесывая ранку на щеке и занялся завтраком. Два яйца – на месте. Кусок колбасы – четко рассчитанный в течение недели так, чтобы хватило на сегодняшний завтрак. И можно будет с чистой совестью идти в магазин, докупать все, что потребуется, на неделю.
Кусочек сливочного масла, что зашкворчал на выскабленной, лишённой тефлона сковороде, кусок хлеба...
Тут рука Санчо дрогнула – он заметил синеву плесени на корке и брезгливо поморщился, с чувством вышвыривая остаток батона в мусорку.
Завтрак, похоже, был испорчен, ведь к двум яйцам, колбасе и к кофе нужен именно обжаренный с двух сторон до хруста кусочек хлеба.
– Merda,– оставалось лишь злобно сплюнуть в раковину и без удовольствия есть, пока не проснулись на аппетитные запахи соседи.
Дальше все вновь вернулось в привычную канву – сковородка, турка, чашка, ложка и тарелка остались сохнуть на полотенце; шесть ношеных рубашек, три футболки и одни джинсы – уже в подготовленном пакете, последняя чистая рубашка и джинсы – на нем; будильник истошно завопил, предупреждая, что уже шесть двадцать утра.
Флорес отключил заслуженного ветерана, поправил стертый ремешок наручных часов и вышел из дома, щурясь от ударившего по глазам безжалостного кубинского солнца.
В прачечной – уже очередь, но мама Омма, шестидесятилетняя владелица, всегда на страже и быстро распределяет привыкших к суетливому быту. Санчо молча кивнул, отдал ей пакет и деньги, отмахнулся от стандартных вопросов и двинулся дальше по улице, доставая первую за день сигарету.
Чаще всего у неработающего фонтана курилось приятнее всего – когда-то отец запрещал, гонял его, как и прочую детвору, вырывал бычки из зубов и до яростного крика все не мог втолковать, почему ему – можно, а Санчо и остальным – нельзя.
Флорес так и не понял, и потому, опираясь одной ногой на чашу фонтана, с наслаждением затягивался, позволяя побродить горечи по языку, расползтись по гландам и выйти рывком через нос, пока вторая затяжка нетерпеливо алеет пряным дымком.
Семь утра.
Открываются магазины, со стороны булочной уже реет наподобие незримого флага восхитительный аромат первых булок.
Докурив сигарету и пройдя ровно двадцать два метра, Санчо добирается до единственной в центре города мусорки, из которой не торчат ни шприцы, ни пивные бутылки – хоть за каким-то районом администрация присматривает лучше, чем за своими обещаниями.
Семь двадцать – отстояв небольшую очередь, он получает заслуженную награду в виде лепешки и пары багетов, которые заносит по дороге ключнику Диего и молочнику Арти. Сын Арти уже не вьется лишним грузом под ногами, он достаточно вырос и теперь полноправно помогает отцу разливать молоко по стеклянным бутылкам, с важным видом пломбирует и складывает в протянутые сумки-сетки покупателей. Но стоит показаться свежему, хрустящему багету – и паренёк с гиканьем отбирает его и бежит за машину, откуда слышится яростная борьба с шуршащим пакетом.
– Пять? Ну конечно пять, чего это я спрашиваю,– как обычно переспрашивает Арти больше для своего спокойствия, чем из реальной необходимости. Санчо молчит – он всегда молчит, поскольку не знает, о чем разговаривать со всеми этими людьми.
Он знал, знал их всех вот уже много лет. От разговоров отца, от соседей, от Янко и Дина. Знал по именам их мужей, жен, родителей и детей. Кто с кем спал, кто кого надурил на прошлой неделе на несколько долларов, кто в последнее время дурит с грузилом на рынке.
Он знал о том, кто сколько курит и какие предпочитает спиртные напитки, что они едят, когда забегают к отцу на обед. Их мелкие мечты, всегда сводящиеся к деньгам, их политические взгляды и пустые глаза, когда они читают вчерашние газеты.
Но вот про него ни один из них не знал ничего.
Без пяти восемь – посмотрев на часы, чтобы убедиться, позвякивая пятью бутылочками молока Флорес направился прямиком к старому жёлтому зданию, вокруг которого столпилась уйма народу. Вон там – сеньора Диас со своим выводком, чуть левее нее – толстощекий Неро, сапожник, который спасет даже самую убитую вхлам обувь. Но не на трезвую голову, ни в коем случае.
Вздыхая и коротко кивая каждому, ведь и он здесь был регулярным гостем, Санчо терпеливо прошел в полутень прохладного зала и пристроился в самом конце на длинной лавке. Пахло приятно, привычно и пряно, тень умиротворяла и расслабляла. Звякнувшие бутылки пристроились слева от ноги как раз в тот самый миг, когда тихий хор смешался с музыкой и воскресная служба, наконец, началась.
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2022-12-13 20:34:14)

+4

3

Казалось, что в этом городе всегда жара. Утром - жарко, днём - просто пекло, вечером - духота, а ночью - нечем дышать. Но был один краткий миг ранним утром, когда казалось, что можно продрогнуть до костей. Нужно было знать идеальное время и место, чтобы умудрился подмерзнуть в Гаване ранним утром. Или не спать всю ночь, чтобы гулять часами напролёт и ощутить разницу. Или же просто по необъяснимым причинам оказаться на набережной в пятом часу утра в слишком лёгкой одежде и неспешно гулять в один конец под солёный бриз.
Она не знала куда идти, хотя бы потому, что даже не оборачивалась по сторонам. Девушка просто шла вперёд, перебирая ногами так медленно, словно все силы покинули ее, а движения доходили до автоматизма.
Обнимая себя за плечи и изредка растирая их, она не знала как далеко сможет так дойти, пока набережная не застала заворачивать к бетонной дороге, завершая тупик низким колонным ограждением. Оно было слишком дряхлым, чтобы напоминать о когда-то почётном и элегантном статусе. Сейчас это был однозначный конец дороги и тупик для любого, кто искал продолжения прогулки. А ещё это был знак для того, что больше некуда было идти. Впереди только сонный город и постепенно наполняющие его жители.
Как так вышло, что она оказалась посреди пляжа раньше рассвета? Почему солнце ещё спит, а ей пришлось пройти несколько километров, чтобы убедиться в том, что она все ещё может идти? Почему самых ранних работяг приходится встречать ей, а не безжалостному светилу острова?
Понимая, что ещё немного и странным объектом этого утра станет она, а не трудолюбивые кубинцы, девушка поторопилась перейти дорогу, в которую упиралась конечная набережная и перебежала на ближайшую скамью. Присаживаясь на краешек, подвигаясь вплотную к низкому подлокотнику, она переплетала загорелые ноги меж собой и словно пыталась припрятать из где-то под этой самой лавочкой.
Не имея ни малейшего представления, что же делать дальше, куда идти, как выбираться и что отвечать любопытным лицам, она схватила за голову и уперла локти прямо в свои колени. Ее тёмные волосы тут же распались пышной каппой по бокам от лица и вот уже первые лучи солнца не так сильно припекали и без того покрасневшие щеки. Веки предательски тяжелели, а мысли из головы давили дополнительным грузом, не давая вдохнуть полной грудью.
Девушка поддалась секундной слабости и в какой-то момент подтянула ноги под себя, укладываясь поудобнее прямо на этой самой скамье. Сон накрывал словно тёплым одеялом, и даже в такой жаркий день с ним было куда приятнее, чем от бессонной ночи.
Она понимала, что замёрзла, пока шла по набережной. Поэтому для такой тонкой девушки солнечное утро было чем-то вроде оттепелью. Усталость подсказывала, что больше ни метра она не пройдёт, да что там - встать отсюда не сможет, поэтому проваливалась куда-то далеко отсюда. За пределы Гаваны, этой старой деревянной скамьи и безвыходной ситуации.
— Эй! Проваливай отсюда! Здесь нельзя бродяжничать!
Напугал ее больше не голос какой-то разъярённой старой женщины рядом, а решений скачок из такого сладкого сна.
— Извините… - поднимаясь на ноги и тут же отдёргивая свою свободную юбку до колен, девушка не просто подпрыгнула, но и сразу отошла подальше.
— Иди домой. Хватит разводить тут грязь.
Несмотря на то, что девушка выглядела явно не самым лучшим образом: волосы распущены и немного взлохмачены, когда-то белый топ с широкими рукавами сильно мятый и пыльный, а длинная юбка была частично с рваным подолом – она не была похожа на типичных ночных кутежников Кубы. Руки было чисты, никаких синяков на сгибах локтей. Не было шлейфа острого перегара или отечного от лихой ночи лица. Вот только она была немного странная и…босая. Не то, чтобы по улицам раньше не бегали босоногие беспризорники, просили милостыню и помогало своим семьям на рынках. Но этой девушке было явно некомфортно ходить без обуви. Хотя бы потому, что все стопы были в свежих царапинах, а навыка ходить кожей по раскаленному асфальту у неё не было.
Дама в возрасте, которая прогнала ее со вполне чете общественной скамейки, тут же развернула вокруг неё свою незаконную торговую точку по продаже каких-то сувенирных безделушек. И видимо это было ее постоянное место, но девушка об этом на знала. И чтобы не нарваться на очередные толчки от все больше стекающейся к улицам толпы, она решила нырнуть в улочки, чтобы постараться пройти по последней оставшейся тени домов.
Жутко хотелось пить. Жажда подбиралась незаметно, словно сухая удавка, которая не приемлет ничего, кроме капли чистой воды. Ни фруктовых соков, которые из-за сахара не дадут напиться и каплей. Но остатков брошенных с вечера алкогольных бутылок, коих в подворотнях было достаточно. Да даже фонтан - и тот не работал. Она хотела было попросит немного воды у ларьков, что первыми открывались и занимались свежей выпечкой, молочкой и рыбой. Но один из таких владельцев прогнал ее с примерно тем же выражением лица, что и сувенирная бабка. Ну и как будто они не знают, что эти попрошайки не так уж просты и несчастны, как может показаться. А второй пригрозил ей вызовом полиции и даже кивнул на парочку офицеров, что уже расшагивали по площади в поисках нарушителей.
На самом деле, они могли здесь высматривать интересным личностей ещё с самой ночи. И кто, кто, но уж попрошайки из точно не интересовали.
Но для непонимающей всех законов внутренней Гаваны девушки этого было достаточно, чтобы рвануть в сторону подальше. И в процессе побега, пока ее не заметила полиция, случайно выбежать на раскалённый асфальт.
Вырвались неконтролируемые охи и вздохи, пока она подпрыгивала на одном месте и быстрее раздумывала, как избежать ожогов и в том же время скрыться из поля зрения. Тент вдоль домов с нависающей крышей привлекала, но за ними сильно не скроешься от преследования. И тогда она нырнула в первые широкие двери, больше напоминающие ворота, что оказались просто раскрытыми на пути.

Самая обычная и совершенно ни чем не примечательная церковь оказалась подходящим местом для того, чтобы немного переждать. Здесь почти никого не было, можно было занять любую скамейку,  выспаться или сесть спиной ко входу, а в дальнейшем даже смешаться с толпой.
Впереди у алтаря стояли кувшины с водой. Они так соблазнительно манили, что понимание от того, что она скорее всего святая, растворялось где-то на задворках перегретого сознания. Тем не менее, она так и не заставила себя встать и сходить хотя бы один маленький кувшинчик, пока людей практически не было. А как только народ стал подтягиваться, девушка все больше стеснялось вставать со своего места.
Однако, решительности ей добавили те самые двое полицейских, которые немного раньше были на той самой улице, к сейчас наверно пришли на воскресной службы. Так ли это было наверняка или это всего лишь маниакальная паранойя преследования - она не знала. Но решила, что самым лучшим будет улизнуть из церкви именно сейчас, пока идёт служба и, скорее всего, ее отхода никто не заметит.
Это был почти идеальный план, если бы она больше смотрела под ноги, а на оборачивалась во время ходьбы на тех самых полицейских, ожидая что ее заметят в любую секунду. Но под ногами что-то громко зазвенело, а после она увидела белые разводы прямо под ступнями.
— Прошу прощения. Простите меня. Я не нарочно. Извините. Пожалуйста, простите, - она тут же присела на корточки, став поднимать бутылки с молоком, которые ещё уцелели и не раскрылись, даже не обратив внимание на то, кому они вообще могли принадлежать.
Ни в силах ничего с собой поделать, даже на корточках она оглядывалась и понимала, что это столкновение привлекло куда больше внимания, чем рассохшиеся доски церковных скамеек. Но несмотря на то, что нужно было быстрее отсюда убегать, девушка боролась с тем, чтобы не подниматься, пока ее не заметили. Ощущая, как впервые за долгое время, ноги окунулись в приятную прохладу.
— Вон там! Эй, ты!
Было ли это обращение к ней или к кому-то ещё, до конца не ясно. Но этого было достаточно, чтобы спугнуть девушку и заставить вновь подорваться на ноги, чтобы покинуть церковь. Но похоже, что помимо молочной прохлады, под ногу ей попал осколок одной из бутылок, который теперь значительно затруднял любые передвижения.

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+4

4

Ещё на этапе обнаружения плесени у хлеба Санчо понял, что утро, мягко говоря, не задалось. Когда что-то шло не по плану в его четкой, выверенной до секунды жизни – он приходил в откровенную, но крайне тихо проистекающую ярость.
График нужен для того, чтобы везде был порядок. Чтобы был порядок – надо соблюдать график, установленные правила и придерживаться обозначенных принципов. К этому Санчо пришел рано, даже слишком рано – поскольку с уходом матери в их коморке остались жить двое детей, одному из которых слово «порядок» априори неведомо, а второму было шесть лет. Поэтому появилась куча правил, чтобы вовремя одергивать отца, чтобы не встала работа в его столовке-кафе, которое Санчо ненавидел, чтобы был порядок, чтобы было чисто, чтобы было, что есть...
Поэтому семь рубашек на каждый день недели. Сложенные четко, по швам, отглаженные с воскресенья на понедельник. Поэтому четыре сигареты в день, чтобы пачки хватило на неделю, плюс настрелянное у Янко.
Поэтому молока – пять бутылок, ни больше, ни меньше, на утренние каши перед Вилла Роха, а также вторник и четверг для Рауля, выпивающего бутылку за один присест.
И теперь, в это начавшееся не так, как привычно, воскресенье, на него из сетки, ощетинясь осколками, смотрели три целые и две разбитые бутылки.
Эй!- Санчо было плевать на пол, возраст и мотивы людей вокруг него, особенно если кто-то нарушал его маленькие ритуалы и жизненный уклад. Наличие в жизни перфекциониста Флореса такого лучшего друга, как де ла Вега – и без того грандиозная уступка неидеальности мироздания, так что возмущение вкупе с желанием получить справедливое возмездие закономерно подняли волну негодования.
– Эй, а ну стой,– к чести хора будет сказано, но никто не сбился с нот, пока церковь покидали две фигуры – одна прихрамывающая, вторая с капающим под ноги молоком, да хрустом стекла внутри сетки.
Санчо довольно быстро нагнал ускользающую девчонку, которую видел явно впервые в жизни и, поймав ее за локоть, потряс у нее перед лицом оставшимися бутылками:
По-вашему нормально заявиться на воскресную службу и вести себя, как слон? Зачем вы это сделали? И как собираетесь расплачиваться за две разбитые бутылки молока?
Наверное, подобный тип поведения куда больше подходил восьмидесятилетним старикам, но не в Гаване – слишком много людей жило за чертой бедности, где каждая уступка, монета и размеренный быт были на счету. Можно обмануть взгляд чистой рубашкой, можно бросить пыль в глаза скромными угощениями в виде свежего хлеба, но факт оставался фактом – лишних денег не было практически ни у кого. Ни у прихожан церкви, что остались слушать нестройный детский хор, ни у Флореса, чей кошелек являлся предметом общего достояния всех бешеных Псов хотя бы потому, что именно он выдавал им деньги с результатов их тяжёлой работы.
И потому он дрожал над каждым медяком.
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2022-12-05 20:21:39)

+3

5

Девушка была напугана неизвестным не меньше, со слишком повышенной вероятностью попасться полицейским. Не похоже было, что она совершила какое-то страшное преступление, о котором стоило бы беспокоиться сразу после гибели молочной армии. Кроме, собственно, бродяжничества, которое так привлекло внимание торговцев и нескольких обывателей данной улицы в привычные будни. Но так же было очевидным по поведению этой самой девушки, что она не особо была знакома с местными укладами и законами, которым было глубоко и откровенно начихать на таких, как она и подобных.
Хотя, каких это таких? Бродяжек? Беглянок? Недотёп?
Когда Санчо догнал ее и схватил за локоть, девушка машинально дёрнулась в сторону, но вырваться не пыталась. Это было бесполезным по ряду причин, даже сквозь легкую панику она это понимала. Лишь приподнимала немного вверх ладони в жесте, в котором якобы сдаётся и не намерена с кем-то прямо сейчас препираться.
— Нет. Не нормально. Простите, пожалуйста. Я не специально. Мне не нужно ваше молоко. Это случайность.
В этот момент, как раз из ворот церкви напротив, вышли двое полицейских, которые… просто прошли мимо парочки, выясняющей отношения и пошли в совершенно противоположном направлении, мило беседуя между собой за службу, жизнь и прочую достающую день изо дня бытовуху.
Приметив это и тяжело вздохнув, девушка окончательно расслабилась и перестала пытаться вырваться из лап незнакомца.
— Я могу заплатить. Но не сейчас, - действительно, ведь на ее одежде даже карманов не было, ни о каких сумочках или кошельках речи и быть не может, если на ней отсутствует даже обувь. Но девушка говорила абсолютно уверенно, хоть и достаточно спокойно, размеренно, словно практически смирилась с тем, что ей уже никто не поверит. Единственное, что могло смутить в ее немного дрожащем голосе, это то, что она все равно старалась говорить на пару тонов потише, несмотря на то, что полицейские уже ушли, а ее вроде как даже никто и не преследует.
— Мои вещи пропали, - и похоже, что это были не просто вещи, но и как минимум часть одежды, обувь, вероятнее всего документы, потому предъявить ей было нечего от слова – совсем, — А я… не знаю, как попасть домой. Я не знаю, как связаться с родными. Так что, мне нечего вам предложить. Пожалуйста, только не сообщайте в полицию. У меня правда есть деньги. Но не с собой…
Только сейчас почувствовав как сильно ноет рана от осколка, девушка перенесла вес на одну ногу, поднимая другую, чтобы рассмотреть масштабы катастрофы. Все ещё держа руки поднятыми, она вдруг поняла, что попала в по-настоящему безвыходное положение. Глаза заблестели, но девушка держалась из последних сил, чтобы не дать им сорваться в откровенную влажность. Она уже поняла, что никому здесь нет до этого дела. Бесполезно пытаться что-то выяснить, узнать, спросить или попросить помощи. Но и сырость на лице ничего не даст, кроме раздражения со стороны окружающих.
Не найдя ничего лучше, что можно было бы ещё сказать этому странному и внезапно попавшемуся на ее пути человеку, она лишь опустила взгляд и снова обреченно взглянула на сетку с молочными бутылками.
— Меня зовут Одетт. Ещё вчера я была в Варадеро. А сегодня утром очнулась в порту Гаваны. Я ничего не пила и не принимала, клянусь. И я не хотела пролить ваше молоко. Простите…
Тяжело было покачиваться на одной ноге, когда ты напряжен, одновременно взволнован и пытаешься держать на контроле свою захваченную руку. Поэтому девушка опустила ногу, вновь полностью встала на повреждённую ступню и шумно глубоко вдохнула носом. Горячий асфальт припекал не только температурой, но и проникновением мелкой пылью и крошкой прямо в открытую рану. Но во избежании того, чтобы не заработать еще одну, лучше бы остаться крепко держаться на ногах.

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+3

6

– Санчо Флорес,– поняв, что не вежливо буравить девушку злым взглядом и даже не представиться в ответ, Санчо тяжело вздохнул и отпустил ее руку.
Как назло все знакомые ему дамские угодники, готовые в лепешку разбиться, лишь бы помочь даме в беде, как-то резко закончились. Дин давно уже не обременяет себя подобными развлечениями, у Баса, вроде как, все начало склеиваться со старшей сестрой Дина, Янко...
О господи, Янко вообще умудрился жениться.
Мысль об этом почему-то каждый раз раздавалась в голове Санчо щелчком тумблера, после которого шло минутное осознание, что это не издёвка, а реальность. Что ему не приснилось, не показалось, более того, есть пара фотографий в нижнем ящике стола, доказывающих, что и он, Флорес, там был. Растерянно улыбался, стоя рядом с сияющей ярче подорванной атомной станции парочкой и лихорадочно думал, к чему же это все приведёт.
Ладно, шут с ними, с угодниками. Придется в этот раз все делать своими руками.
– Туристка что ли? Вот так взяла и очнулась в порту Гаваны? Повезло тебе, могла и не очнуться,– будучи действующим кандидатом в мастера спорта по утешению напуганных людей, Санчо как нельзя тонко и вежливо подбирал темы для разговора,– Сравнительно недавно тут орудовали работорговцы, а серферы-наркоманы все ещё на месте.
Когда он отпустил ее руку и заметил, как неловко она балансирует, стараясь не наступать на ногу, под которой виднелся темный след, Флорес аккуратно поинтересовался:
– Мне вот что интересно, Одетт – если ты не бродяжка, а попавший в затруднительную ситуацию турист, то почему не обращаешься в полицию, а бегаешь от нее? У приезжих вроде сто миллионов страховок на такие случаи.
Не смотря на то, что девушка была тонкой и хрупкой, как тростинка, сам Санчо был не менее тщедушным. Едва ли на десяток сантиметров выше нее, тощий и не спортивный – не даром когда-то в юности работал под кличкой "астматик". Так что боевые подвиги, на которые тот же Янко или Ру были способны без проблем – например, эффектное взваливание покалеченной девушки на руки – оставались вне физических возможностей Флореса. Поэтому он просто подставил свой локоть, предлагая ей опереться и кивнул в направлении улицы.
– Пошли, я недалеко живу, а долго с такой ногой ты не побегаешь.
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

+3

7

Если отбросить все мутные мысли, сомнения и присмотреться, то не сказать, что девушку была сильно похожа на кого-то из местных жителей. У неё была смуглая кожа, но оттенок обманчиво мог быть настолько плотным лишь из-за загаром. Тёмные волосы были под стать этому колориту, но при этом, несмотря на очевидную растрёпанность, всё-таки прическа спадала на плечи аккуратной копной. Глаза как два спелых плода каштанового дерева, блестят на солнце и однотонной плотной каплей выглядят в тени.
Можно было предположить, что девчонка и правда сбрендила. Типично для туристов в Гаване: перепила вчера в клубе, попробовала для себя что-то новое и вот сегодня уже придумывает истории про жизнь в Варадеро. невероятные приключения и преследования. Но на лице Одетт не было ни грамма макияжа. Даже какие-нибудь остатки туши вокруг глаз или въевшиеся помада в контур губ, ну хоть что-нибудь, что могло бы стать доказательством по этому неоднозначному делу. Лицо было чистым, хоть и не настолько вызывающе юным, чтобы решить, будто заблудившаяся школьника приотворяется беспомощном котёнком.
Все признаки просто кричали о том, что девчонка врет. Но о чем именно, разобраться так сходу сложно.

Когда Санчо отпустил ее руку, тем самым разблокировав захват, то стоять стало проще. Как ни странно, но хотелось какой-то опоры под правой ногой, чтобы перемешается без осложнений на пока еще кровоточащей ране. Но в то же время, этот локтевой захват вынуждал чуть ли не падать на своего захватчика, потому приходилось отклоняться в противоположную сторону для балансировки.
Потирая свободной рукой место, за которое мгновение назад держался теперь уже знакомый парень по имени Санчо, Одетт пыталась унять внутреннюю борьбу и прикинуть что же ей теперь делать дальше. Бежать вдоль улицы, прочь от этой церкви? Ну, «бежать» это, конечно, было громко сказано. Может быть дать фору и рвануть с места она сможет, но как далеко ее хватит? Насколько глубоко осколок войдёт в ногу и в конце концов придётся его доставать, чтобы двигаться дальше? Как скоро это случится? Сможет ли она снова попытаться сделать это на песчаной набережной или на старой скамейке?
Внутреннее чувство буквально прогрызало дуры неуверенности от того, что сказал Санчо. Работорговцы, наркоманы и черт его знает, кто ещё ошивается в районе того самого порта, где ще пару часов назад она пришла в себя. Но это было единственное место, куда Одетт могла вернуться, чтобы начать поиски вещей и маршрута по возвращению домой.
А может быть Санчо был одним из них? Тех людей, про которых он сам и рассказывал. Внезапная мысль о предполагаемом волке в церковной шкуре имела место быть, ведь собиралось слишком много удачных раскладов. Он слишком хорошо знает о том, что положено заблудившимися туристам, хотя сам не похож на сотрудниками офисной компании. Он недалеко живет и готов помочь с раной на ноге. Он прекрасно осведомлен о том, кто орудует в порту. А что если этот человек знает куда больше, чем говорит?
Но следующий вопрос вынужденного компаньона отсеял половину сомнений. А когда его рука в сопровождающем движении стала не захватом, а опорой, Одетт аккуратно приобняла его предплечье, перенося часть собственного веса на руку парня. Но как только девушка приблизилась к Санчо почти вплотную, он мог почувствовать как сильно сжалась ее ладонь на его руке.
— Потому что это были они, - она практически шепнула ему в ответ и уже в привычном для себя жесте стала ненароком оглядываться по сторонам.
Кто это - они? Полиция?
В церкви девушка явно была напугана больше ими, чем внезапным столкновением с Санчо и его запасом молока. На улице было тоже самое, иначе бы Одетт просто так не убегала. Ну и раз она действительно предстаёт беглецом от неких проблем, то почему бы и правда не пойти в полицейский участок?
— Это были они, там, в порту. Двое мужчин в полицейской форме, - повторяла снова и снова, будто осознавая, что ей все равно никто не поверит. Продолжая пробовать делать осторожные шаги при помощи импровизированной опоры в виде тощей руки Санчо.

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+3

8

До дома Флореса и правда было рукой подать, если не наворачивать круги через прачечную, фонтан, булочную и молочника – все они находились по разные стороны улиц и площади, церковь же ютилась немного в стороне от этого маршрута, но она была отлично видна прямо из окон съемной комнаты. Для чего же вставать в такую рань, наворачивать круг за кругом и только через несколько часов доходить до места, до которого на самом деле, не больше пяти минут неспешным шагом?
Таков был его распорядок. Санчо, как только съехал от отца, решил – у него будет время на себя именно в такой форме и ни в какой иной. Воскресенье – единственный день недели, когда большинство Псов разбегались по домам и по семьям, хотя дежурящих на плантации это, разумеется, не касалось. В воскресенье каждый был занят своими домами, обещаниями, сторонними подработками, учебой и всем остальным. Для Санчо же этот день был единственным, который он искренне ненавидел именно потому, что он оставался наедине со своими мыслями, с собой и собственным добровольно избранным одиночеством. Каждый шаг, каждый лишний поворот к магазинам или не мощенным тропкам парка должны были убивать время, отведенное на этот чертов день недели.
– Я не заметил, чтобы у них на лице был хотя бы намек на узнавание,– подойдя к прачечной, Санчо свободной рукой подцепил протянутый Оммой пакет и зло прищурился в ответ на ее лёгкую улыбку – ни дать ни взять будет всю ближайшую неделю сплетничать, что видела Санчо не с его друзьями – бугаями, а с какой-то девчонкой.
– А актеры из наших патрульных едва ли умелые,– они подошли к ярко-выбеленному четырехэтажному дому с тяжёлыми деревянными входными дверьми. Санчо не без усилий толкнул одну створку и та с протяжным скрипом приоткрылась, впуская их в полутьму подъезда.
Картинка открылась вполне типичная для коммунального подъезда – отсутствие лампочек, сваленный мусор по углам, награмождение сломанных полок и шкафов, даже половина пианино – именно половина, потому что целиком инструмент не поместился в свободный угол. Теперь же пианино было точно таким же мусоросборником, как коробки вокруг. На третьем пролете стояла коробка с криво подписанным «Китти», у коробки стояли две пустые жестяные миски.
Словом, не самый красочный и ухоженный в мире подъезд, зато сразу понятно, что жилье из дешёвых. Пошарив по карманам, Флорес выцепил громоздкую связку ключей и принялся ковырять во входной двери, на которой вместо цифр замазкой было выведено "84".
Толкнув наконец поддавшуюся дверь, приглашая девушку внутрь, Санчо сразу же повернул направо и принялся ковыряться в замке следующей двери, как оказалось – его комнаты.
– Садись, сейчас воды принесу,– сунув ключи обратно в карман, Санчо уложил пакет с постиранными вещами на стол и оставил девушку ненадолго в одиночестве созерцать обстановку.

Когда-то давно выкрашенные стены потеряли свой цвет и теперь были то ли грязно серые, то ли голубовато-грязные. Длинная комната казалась пустой из-за отсутствия хлама, такого, как в подъезде и, скорее всего, у остальных жителей коммуналки. Застеленный рыжим, протертым пледом диван у окна, стол, у которого под одной ножкой была выставлена стопка журналов – видимо, чтобы не шатался. Вместо шкафа – штанга с семью пустыми вешалками, два ремня небрежно переброшенных через штангу, внизу две коробки из под обуви. Никаких украшений, никаких ковров на стенах, фотографий или жестяных шкатулок с сокровищами, которые бывали у любого мальчишки. Вот только Санчо уже давно не мальчишка, хотя моложавое, заросшее щетиной лицо наводило на мысль, что он скорее школьник, чем взрослый мужчина, но внимательные темные глаза развеивали первое впечатление.
На столе аккуратно лежало несколько книг, судя по штампам – библиотечных. Селекция, словарь, учебники по биологии, химии. Что-то про органические удобрения и пара брошюр с сортами табака. Вот и вся безликая комната человека, который, похоже, уже и не был рад, что вышел из привычной зоны комфорта, а лимит на неделю по знакомствам выполнил пару лет назад.

– Ставь сюда ноги,– появившись в своей комнате, подвернув рукава рубашки и аккуратно неся таз с водой, Санчо поставил его перед диваном, а после повернулся к штанге, вытаскивая из пакета рубашки и принявшись их развешивать на вешалки.
– Итак, Одетт, здесь нет тех двух жутких полицейских, с обувью тебе мы что-нибудь придумаем. Так что считаю, что обеспечил тебе условия для более подробного рассказа о том, что ты делаешь в Гаване в таком виде и шляешься по церквям, выискивая самое хрупкое чужое имущество,- поправив ворот рубашки и приступая к следующей, Флорес изучающе прошёлся по внешности девушки вновь, с нескрываемым ехидством добавляя,– Я что-то запамятовал – с какой ты части Варадеро, говоришь?[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

+3

9

— Это были не они. Точнее, я не знаю. Я не запомнила лиц. Но они были в точно такой же форме, как те, что в церкви - она немного заикалась, но не похоже было, чтобы придумывала на ходу. Скорее, девушка волновалась, что парень ей не поверит и приведёт ее сейчас прямо к полицейскому участку.
В порту может и правда могли присутствовать сотрудники полиции, ведь это место патрулируется иногда даже больше, чем какое-либо другое в городе. Но оно и понятно, сам Санчо уже назвал пару причин, почему именно так. А помимо них было и ещё несколько законных поводов.
Совершенно логично и имеет зерно истины то, что форма полицейских была одинаковой, ведь на то она и форма. Однако, девушка говорила так, будто не совсем понимала как именно они должны были выглядеть. Рубашка, брюки и кобура? Этого было достаточно, чтобы определить представителя закона. Но так ли это было на самом деле?

Прихрамывая на одну ногу, Одетт немного запыхалась, пытаясь параллельно пытаться разговаривать. И решила дальше добираться молча, пока они не дойдут до какого-то условного места, что обозначил Санчо. Он точно знал куда шёл, создавалось впечатление, что все эти районы и переулки ему как родные. Но при этом, девушка все ещё не до конца доверяла ему, поэтому на всякий случай пыталась заполнить дорогу обратно. Только вот обратно - это куда?
Сложно было представить, как она собирается возвращаться в Варадеро, если за спиной у неё нет ни гроша, да и каких-либо вещей для мелкой продажи и выручки. Но судя по ее настрою, Одетт нисколько не сомневалась, что сможет это сделать в ближайшее время.

Подъезд дома был мрачноват, но надежду немного внушала кошачья миска и детский велосипед в одном из углов, на этаж выше стояла даже коляска. Может всё-таки это и не логово какого-нибудь столичного убийцы, либо же он был глубоко социальным и семейным человеком.
Но на удивление вокруг никого не было. На пути им тоже никто не встретился и весь дом создавал впечатление заполненной коммуналки, но при этом каждый сидел в своей закрытой раковине.
Комната, в которую ее привели казалось пустой и скромной. Не похоже было, что здесь есть какие-то тайные шкафы в стене или проходы на подвальные или чердачные укромные места. Это была просто комната. И похоже, что Санчо был просто недовольным участником потасовки в церкви. Но насколько он был недоволен  данной ситуацией, все ещё оставалось под вопросом. Ведь несмотря на то, что в церкви он перехвалил девушку за руку и требовательно заявил возместить ущерб, он в итоге решил ей помочь. Правда, ещё неизвестно как Одетт придётся расплачиваться с ним за все эти услуги, но это явно будет не в данную минуту. А потому несмотря на облегание, когда она наконец-то смогла просто сесть на диван, девушка старалась не терять бдительности и внимательно наблюдать за действиями парня.
— Ты мне не веришь, да? - аккуратно проговорила она, когда он ставил перед ней таз с водой и закатывал рукава своей рубашки. Ее взгляд тут же зацепился за татуировки на его руке, но вопрос пришлось проглотить вместе с последним глотком слюны, которая ещё осталась для мучительного утоления жажды.
Когда Санчо отвернулся и принялся развешивать одежду на трубу, Одетт решила, что он прав. Это достаточно укромное, безопасное место, чтобы больше не пытаться следовать общественным нормам поведения. А потому не обращая внимания на его вопрос, она бросилась на колени перед тазом и принялась руками черпании воду, чтобы вдоволь напиться.
Звуки были даже немного неприличными. Она так жадно пила воду из ладоней, что частично промочила свой топ и юбку, но девушке было совершенно все равно. И только когда появилось чувство, что желудок достаточно растянулся под прохладной влагой, Одетт откинулась спиной на нижнюю часть дивана и похоже не собиралась пока подниматься.
— Сан-Бернардино, - неожиданно проговорила она, тяжело, но довольно свободно дыша, — Но мы там не живем. У отца там дом, в который мы приехали неделю назад вместе с ним и его женой.
Неторопливый рассказ был не громче ветра за окном, который сегодня что-то разбушевался, предвещая скорую бурю и шторм. Но сейчас пока было солнечно и ничего не намекало на то, чтобы остров имеет свойство менять свой климат в считанные минуты.
— Вчера вечером отец должен был вернуться из поездки в город, решил какие-то свои дела. Но вместо него приехали полицейские, которые сказали, что мне нужно проехать с ними, чтобы помочь отцу. Я так и не поняла, в чем заключалась помощь, но у них были документы, они приехали на патрульной машине и они знали как зовут моего отца. И я поехала с ними. Мы ехали так долго, что мне показалось, будто мы покидаем Варадеро, становилось все темнее. И от всплеска адреналина из-за всех этих событий, я не думала, что смогу уснуть. Но в какой-то момент именно это и произошло. А проснулась я уже… в порту Гаваны.

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

Отредактировано Abigail de la Vega (2022-12-07 13:47:57)

+3

10

Когда послышались первые хлюпы воды, Санчо потряс головой, словно звук ему примерещился. Но хлюп повторился, второй, третий, и вот он уставился на жадно пьющую девушку едва не уронив челюсть следом за вешалкой.
– Тебя что, собаки воспитывали?- тут же возмутился Санчо, явно не собираясь церемониться с этой странной девицей и исчез ненадолго из виду, покинув комнату.
Когда он вернулся, то в руке сжимал серую тряпку, предназначенную, скорее всего, для пола, и усиленно принялся натирать старый исцарапанный паркет, стирая следы неловкости Одетт,– Всё, конечно, понимаю, что живу неброско и скромно, но кружку с водой я бы тебе нашел.
Недовольство сменилось раздражением – отбросив тряпку в угол комнаты и слушая ее рассказ, Санчо вернулся к своему незамысловатому занятию, поправляя рукава и воротники рубашек, футболок и брюк.
– Мда,– комментировал он, но не сбивал девушку с мысли, лишь подчеркивал, что слушает,– Хм.
Когда вещи кончились, а пакет опустел, Санчо аккуратно сложил его вчетверо и убрал в одну из коробок с обувкой. Когда он присаживался и тянулся руками к какому-либо предмету, то небольшая, но яркая татуировка с недобро оскаленным псом словно оживала, раскрывала пасть шире – того гляди, зарычит. Надпись под псом чуть ниже не оставляла сомнений, что это не просто татушка или ошибка молодости, а вполне себе принадлежность к группе, носящей кичливое имя «Perros locos».
– Итак, что мы имеем,– когда рассказ Одетт подошёл к концу и она откинулась на диван, Санчо выпрямился, провел рукой по густой шевелюре и принялся маячить по комнате,– Полную дуру, которая посмотрела на документы сотрудников полиции, но имена их не запомнила. Неких сотрудников полиции, которые приехали не за женой твоего отца, а за тобой и выкинули в порте Гаваны. Не утопили, не изнасиловали, не заперли, не застрелили и не продали. Имеем неизвестное в виде твоего отца, который, видимо, связан с деньгами, раз может позволить себе жить в Варадеро. И имеем жену твоего отца, которая?... Где, кстати, она была и почему сотрудники полиции приехали за тобой? Ты совершеннолетняя вообще? Единственная наследница? Много вопросов и картинка не складывается,– внезапно остановившись и прекратив рассуждать, Санчо присел на корточки перед диваном и рявкнул:
– Опусти ноги в таз и вытащи, в конце концов, стекло, пока заживать не начало. Совсем тепличная? Такие вещи надо объяснять?
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

+3

11

— Я просила на улице воды, но каждый, кто слышал это, отворачивался от меня подальше. А тебе вообще не повезло, накричал на меня за молоко, схватил, потребовал компенсации и притащил в какое-то общежитие. Похоже на то, что я могу что-то попросить?
Не выдержав, она выговорилась на повышенных тонах и опустила ноги в таз с водой, шумно шикая, ка только стопы полностью погрузившись в холодную воду.
С таким тоном она не выглядела беспомощной и не похоже было на то, что совсем ничего не умеет делать. Просто скорее всего девушка долгое время пребывала в неком шоке от произошедшего и пыталась на нем не концентрироваться, чтобы элементарно не поддаваться панике. Но теперь больше не осталось никакого терпения и всю злобу от произошедшего видимо суждено было получить именно Санчо.
— Одного звали Сантана. Второй Карлос. Это было на их рубашках. Может ты и привык веяно ожидать подставы или самому ее организовать, но на тот момент я ещё верила, что эти люди действительно сотрудники полиции, - раздражение теперь накатывало и у неё. С самого начала девушка не ждала ни от кого жалости или сочувствия, ведь никто даже смотреть на неё не хотел, заочно записывая в кого угодно, но только не в попавшего в беду человека. Но на простое человеческое отношение была некая надежда, которая с каждым шагом разбивалась просто вдребезги.
Наклонившись к свои ногам, Одетт попыталась промыть стопы, с осторожностью относясь к правой ступне и нежеланием смотреть что же там за рана и каких размеров.
— Я не просила мне помогать. И тащить меня в свой дом. Я лишь извинилась за то, что случилось в церкви. А теперь должна слушать о том, сколько неудобств доставляет мое присутствие, - осколок был внушительных размеров, а потому лишь поглаживая по ступней, она нащупала его острые края. Собрав всю волю в кулак и намереваясь уже наконец уйти отсюда, она нашла некий опор двумя пальцами и выдернула осколок одним резким движением.
Вода в тазу тут же окрасилась в ярко-красный цвета, а девушку так глубоко вдохнула, что резко залипало глаза.
Предполагая, что Санчо снова начнёт возмущаться, как насчёт кружки, девушка все равно не стала у него просто никакого ни полотенца, но чистой тряпки. А трясшимися руками оторвала немного от и без того надорванного подола хлопковой юбки, небольшой кусок, который попыталась использовать вместо повязки на повреждённую ногу.

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+3

12

– Прекрасно, давай, демонстрируй свой характер, тут ведь очередь из желающих тебе помочь,– такие мелочи, как имена загадочных полицейских, уход от шока к более привычному штампу поведения – все начинало наконец проявляться, ожидаемо путем подковыривания и вывода из равновесия, в чем Санчо был докой.
Кому ещё придет на ум оскорблять и выводить из себя человека, чьей историей заинтересовался, хотя до поры, до времени старался этого не демонстрировать?
И наплевать, какого пола перед ним человек.
– Далеко собираешься в таком виде?- он кивнул на ее импровизированную повязку на ноге и саркастично изогнул бровь, сложив руки на груди,– Пешком до Варадеро? Или в больницу? Там первым делом вызовут копов для установления твоей личности. А ты, вроде как, копов избегаешь, если я правильно заметил. Попросишь кого-нибудь по доброте душевной тебя подбросить в район, где живут одни богачи и их обслуга? Воду, значит, злые прохожие тебе не дали, но до дома точно добросят?
Тяжёлый вздох и повторившийся жест приглаживания волос – Санчо обдумывал, что делать дальше.
Молоко ему не вернуть – это ясно и мелочно, как божий день. Из всех знакомых, кто мог бы сейчас быть свободен – разве что, Ру, не обременённый ни семьёй, ни девушками (с учётом его вкусов на отборных стерв оно и к лучшему), да и то это не точно. Еле ползающую по квартире мать никто не отменял, да и бывали «плохие дни», когда между фельдшеров не пробиться, а окружающие замирали в ожидании – вот сегодня её не станет. Сегодня точно.
Но время шло, мать кое-как выкарабкивалась с того света, а бедолага Рауль не мог сорвать с себя этот ошейник по причине правильно взрощенного отношения к женщинам и свойственной многим великанам излишне широкой души. Поучиться бы у него оптимизму и терпению к окружающим, но Санчо не справлялся со смещением личных акцентов.
Да, скорее всего Ру был сегодня свободен. Но нужно ли ему впутываться в мутную историю просто из-за того, что по воскресеньям Флорес лез на стену от тишины и одиночества? Лез добровольно, усаживая себя за неинтересное чтиво в надежде на то, что сможет не только продраться через витиеватые термины, но и выцепить что-то полезное.
К сожалению, идей прикладного характера в книгах было не так много, а без должных базовых знаний их выцеживать ещё сложней.
– Что-то в твоей истории не клеится, но это ведь не мое дело, да?– противореча собственным словам, в которые было вложено все старательно скопленное недоверие, Сансо наклонился к коробкам.
Извлек оттуда обыкновенные черные резиновые шлепки, бросил их под ноги Одетт, закрывая коробку обратно и замер, потирая колючий подбородок, говоря уже несколько мягче:
– Надень, пока ногу окончательно не угробила. Довезу до Варадеро, может, даже услышу от тебя благодарность. Или у богачей так не принято?
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2022-12-07 23:08:50)

+3

13

— А ты, я так понимаю, местный неудачник? - ополоснув руки от крови в тазу, девушка потянулась за брошенными шлёпками, аккуратно надевая один за другим на мокрые ноги. Не хотелось ему подыгрывать во всех точных попаданиях про теплицу или про не подобающий образ жизни. Поэтому она молча натягивала резиновые плоские тапки на здоровую и на раненую ступню, от которой хотелось взвыть прижатой шавкой. Но Одетт держалась, во имя... чего?
— Ходишь на воскресную службу в одиночестве. Живешь в маленькой комнате общежития на полтора человека. И не похоже, чтобы здесь тебя кто-то ждал. Да и кому вообще в здравом уме захочется сюда по доброй воли прийти? - снова мельком глянув на стол с его однообразными библиотечными книжками, и пустые, буквально, голые стены, сомнительное спальное место и продолжила, — Или ты занудный ботаник, до которого никому нет дела, если он бесполезен? Может быть ты еще на жалость подавишь, что сирота и всего добился сам? Что это место для тебя — роскошные хоромы с личным пространством? А какая-то циничная девица посмела опустить все за один раз?
Выпрямляясь на ровных ногах, рискнула стать на повреждённую стопу переводя на нее ровно половину веса своего тела. Одетт ощутила, что резина все-таки делает свое дело и теперь уже не настолько больно. Куда ни шло, чем ковылять по раскаленным улицам босиком, да? Когда между каменистым бездорожьем и открытой раной есть ещё небольшая прослойка даже тонкой обуви и мокрой тряпки, немного активизируется тот запас адреналина, что еще оставался, и кажется бдуто еще пару кварталов пройдешь и горы свернешь.
— Довезешь меня до Варадеро? Хах, - вздохнув и уперев руки в бока, она понимала, что уже некуда было отступать. Можно было выговариваться до последнего, нести все, что душе угодно, что накипело за это длинное утро и то, что еще вырисовывает мозг на целый день. Кончились терпение и попытки пытаться разговаривать с незнакомцами по-хорошему, то с хмурыми прохожими, то с утренними торговцами на лавках, ну и особенно, когда ей попался некий Санчо Флорес.
— Значит, ты говоришь, что кто угодно сразу сдаст меня полиции, когда попытается помочь. Ну и где гарантии, что прямо сейчас ты сам меня туда не потащишь? Прикрываясь подработкой местного водилы до Варадеро. Очень ловко, между прочим, придумано. Должна отдать вам должное, сеньор Флорес.
Как можно было свалить из этого долбанного общежития, пока он не вырубил ее и не продал на органы? Последняя мысль, которая промелькнула в хаотичном мозгу Одетт, пытаясь найти себе место рядом с теми, которые просили ее не паниковать и действовать по ситуации. Но прямо сейчас ситуация зашла в тупик. Этот чертов кубинец сам попался ей под ноги, расставляя свои бутылки с молоком прямо на проходной в захудалой церквушке, а теперь еще и пытается наезжать на нее, на само положение девушки и самоутвердиться за счет тех редких моментов, где он прав?

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+3

14

От вопросов и рассуждений девушки хотелось лишь усмехаться, да скалиться во все зубы.
Вспоминались не лучшие дни, когда он, двое братьев, да ещё один мальчишка – мелкий вор, промышлявший на площади среди беспечных туристов – жили в Индая, были рады объедкам, пили из питьевых фонтанчиков, кое-как работавших вдоль центральных маршрутов, да ночевали под мостом.
Отец тогда не думал ни о какой столовке, прикладывался к бутылке вместе с оставшимся родителем незадачливых братьев, кое-как доползал до их скромной комнаты – одной на двоих – и мог проспать почти сутки. Еды ему хватало из того, чем угостят собутыльники, остальные гастрономические потребности перебьет дешёвое пойло.
Санчо помнил каждую пружину, что вгрызалась в тело при любой позе; помнил, с каким понимающим взглядом встречал его лучший друг на крыльце школы. Помнил, как его защищал добродушный великан с молотоподобными кулаками, с пятого класса казавшийся старшеклассником, а на старших и вовсе воспринимавшийся чьим-то отцом; помнил, что если бы не школьные обеды, да друзья – не дотянул бы до собственного совершеннолетия.
Но он выжил – назло или вопреки, переступив через ненависть к людям вокруг, вкалывая в столовке вместо того, чтобы продолжать учебу в университете.
Да хоть в колледже, хоть на токаря, на кого угодно!
Но нужны были деньги. Всегда были нужны.
И теперь, когда у него есть целая своя комната, более менее внятный диван, свои рубашки, свои аккуратно подшитые брюки и своя полка в крошечном холодильнике – какая-то избалованная девчонка приравнивает это к социальному днищу.
Она не видит, что в комнате чистота, ей безразлично, что за книги лежат на столе и почему именно они. Можно подумать, ничего интереснее во всей библиотеке не нашлось. Какая ей разница, есть ли у него работа? Чем живёт человек по имени Санчо Флорес, почему на воскресной службе он совершенно один?
– Хорошо, что для тебя вот это – признак неудачи и дна,- окинув взглядом свою комнату, Санчо спокойно усмехнулся и поднял таз с розоватой водой,– Значит, что ты не видела ничего хуже.
Поверхностные суждения – это нормально для двух совершенно незнакомых людей, которые могут судить лишь по обертке, да по манере поведения. Это Санчо понимал, но лёгкая злость от того, как легко обесценить чужие труды не покидала его, пока вода из таза стекала в толчок. Смыв остатки и протерев таз, задвигая его под чугунную старую ванну, Флорес аккуратно принялся разворачивать рукава рубашки обратно, глядя немигающим темным взглядом на девушку.
– Все просто – либо ты соглашаешься и мы едем, либо не соглашаешься и уходишь,– пожав плечами, словно речь идёт о чем-то до невозможности элементарном, Санчо старательно застегивал пуговицы на правом манжете,– Я тебе никто, ты мне никто. Мы случайные прохожие, вся между нами разница – тебе нужна помощь, а я могу ее оказать. Если тебе нравится строить дуру и заявлять, что я первым делом сдам тебя в полицию – пожалуйста, строй. Но ты явно заметила мою татуировку и уже кое-что для себя поняла, так что освободи меня от этого цирка. Мне в участок путь так же заказан, как и тебе.
Со вторым манжетом справиться было сложнее, но Санчо привык - немного вывернув руку, кое-как протиснул мелкие пуговки в узкие петли и, поправив рубашку, направился на кухню.
– Пока ты делаешь вид, что думаешь или ползешь в сторону выхода – могу предложить кофе.
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2022-12-09 12:20:20)

+3

15

Запоздало понимая, что похоже переборщила со своими эмоциональными заявлениями, Одетт вдруг стало от этого неловко. Ну, совсем чуть-чуть, но все-таки она немного не том положении, чтобы поддаваться всем внутренним демонятам и срываться. Всё-таки, каким бы ни был грубым этот человек, он и правда выручил ее, поделился обувью и водой, не стоило так сходу пытаться его задевать.
Так же понимая, что раз у неё хватило дури и смелости высказать все, что она думала о новом знакомом до этого момента, то нужно набраться решимости и дать волю чувствам накатившей неловкости.
— Извини… я не хотела тебя обидеть, - может это была и не совсем чистая правда, но слова звучали искренне. Тембр голоса понизился, тональность изменилась и поза стала куда более мягкий, не такой угловато-оборонительной, как была при попытках ответных нападок.
— Точнее, может и хотела. Но не со зла. Точнее, со зла, но не в целях навредить. В общем, прости. И спасибо за… шлёпки, - в церкви вышло неудачно, пару бутылок молока возместить нечем, со стаканом воды тоже как-то не задалось. Но вот с тапками Санчо однозначно угадал.
Они совсем не подходили под ее наряд, - если одежду на ней вообще можно было так назвать, - были, как минимум, на два размера больше, но настолько мягкая резина оказалась самым лучшее, что случилось с ней за все насыщенное утро.
Девушка нырнула в дверь сразу за ним, что стало немым согласием о предложенном кофе. И той самой помощи, которая все еще казалась ей мутной идеей, но, к сожалению, Санчо бал прав - идти ей больше некуда.
Одетт оказалась на небольшой общей кухне. То, что она общая было понятно не только потому, что Санчо до этого отпирал отдельную комнату, которая являлась его жилищем. Но и по вещам, которые определённым образом разложены по разным углам кухонного уголка. Было видно, что здесь придерживались определённой схемы, не как на привычных кухнях, где хозяин бережно и удобно хранит тарелки в одном месте, кастрюли в другом, сковородки в третьем. Здесь каждый имел свой набор посуды, который чаще всего повторялся с другим и выстраивался в ряд с соседним.
Было и нечто общее, например, чайник для воды или бойлер с водой. Но по состоянию этих предметов было видно, что жизнь потрепала их много жильцов назад.
— Что значит твоя татуировка? Пес... это же собака? И Perros locos… - невольно опуская взгляд на его уже прикрытую руку, но припоминая как она выглядит и где расположена. Кажется, там был пёс и эта странная надпись. Не имея ни малейшего понятия, что бы это могло значить, девушки оставалось только догадываться по двусмысленным комментариям, что Санчо принадлежит к некой группировке, которую в полиции явно не жалуют.

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+3

16

Руки действовали на автомате, словно он минут пять назад проснулся и злополучное воскресенье только-только вступило в свои права. Главное по привычке не зевнуть, уходя в сторону ванны, пока закипает вода.
С чего начинается любая кофейная магия вне зависимости от метража комнаты, ее цвета, расставленной посуды и количества табуреток? С турки. С верхней полки, где живёт аккуратно завязанный бумажный пакет с молотым кофе. Стоит только раскрыть – и аромат уже постепенно распространяется по крошечной кухне, где два человека с трудом смогут разместиться за старым скрипучим столом.
Ложка сахара на разогретое дно, в отдельной ёмкости ждёт своего часа вода из под крана – и снова затеплился голубой огонек газа на единственной работающей конфорке, пока Санчо ставил перед девушкой маленькую чашку, пакет с остатками печенья, явно домашнего; бутылку молока, наполовину полную свежих сливок. Кусочек масла, какой-то джем на дне банки и, похоже, что на этом скромные запасы Флореса подошли к концу.
– Обидеть? Меня? – негромко посмеявшись с попытки девушки стабилизировать ситуацию в чуть более дружественную сторону и оценив игру в виноватый, полураскаянный вид, он принялся размешивать сахар на дне турки,– Мало старалась, так что не считается.
Карамельная подушка под кофе начала испускать в дополнение к молотым зёрнам тонкий аромат, так что Санчо отработанным жестом подгадал момент, когда пора заливать основную смесь из пары ложек в холодной воде.
– Что значит татуировка? Ты же неплохо говоришь по испански,– помешивая кофе в быстро накалившейся турке, Санчо обернулся на нее через плечо, разглядывая, как девушка устроилась на елозящей табуретке,– «Бешеные Псы» – именно это и обозначает, ни больше, ни меньше.
Первый подход кофе он чуть не прозевал, поэтому вернулся к процессу готовки, помешивая и отставляя на минуту турку, чтобы шапка как следует улеглась.
– Мы выращиваем за Гаваной табак и иногда оказываем... охранные услуги. Что-то вроде того,– вернув турку обратно на газ и подлавливая до закипания, ловко прокручивал старую жестянку, принюхиваясь к тому, что у него по итогу сварилось.
Щепотка душистого черного перца отправилась перед последним подходом, и вот в крошечную чашку Одетт льется крепкий ароматный напиток с густой шапкой пенки, в которой пряность смешивается с отдаленной сладостью карамели, но совсем ненавязчиво.
– У твоего отца есть телефон? Может, имеет смысл набрать сначала его или позвонить на домашний? Мало ли, приедем в Варадеро, а дома никого нет. Если ты не прячешь ключи где-нибудь под подолом юбки,– отставив турку в раковину, Флорес извлёк из брюк пачку сигарет и, склонившись над плитой, небрежно подкурил от конфорки, прежде чем выключить.
Тяжёлый дым не самых дешёвых сигарет быстро заполнил несуразное помещение, так что пришлось приоткрыть окно и выдыхать туда, а не в сторону комнат.
Кажется, со стороны жилых помещений послышалась возня и ворчание, но пока что никто не выходил на кухонные запахи, за что Санчо был безмерно благодарен своим отбитым соседям.
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2022-12-11 20:39:20)

+3

17

Уголки губ коснулась лёгкая улыбка после слов парня о том, что его не так-то просто обидеть. Одетт поняла, что он просто так ловко увернулся от ее извинений, но тем самым, закрыл тему и просто предложил двигаться дальше. Ей правда не хотелось его обижать. Может совсем немного кольнуть за то, что назвал ее дурой и лгуньей. А то распетушился весь здесь такой, указывает, да ещё и грубит. Но тем не менее, это все мелочи перебранки малознакомых людей. Все, чего она хотела этим добиться - это никак не сильнее ранить, чем просто выбесить на полуслове. И неожиданно приятно оказалось узнать, что Санчо понимал в характере девушек больше, чем того показывал.
Табурет был такой узенький, что Одетт удивлялась как полностью смогла на нем уместиться. Точнее, только кто-то вроде неё и мог себе позволить именно сидеть на нем, а на изображать попугая на жёрдочке.
От одного лишь аромата кофе настроение значительно меняло свои поля и уже на хотелось бежать прочь из этой квартиры, хлопнув за собой дверью. Может быть стоило задержаться ровно на одну кружечку кофе? И порцию печенья. С джемом. И маслом.
От вырисовывавшейся на столе картины во рту неконтролируемо собиралась слюна. Которую все сложнее становилось незаметно и беззвучно сглотнуть. И хорошо, что сейчас немного шумела газовая плита и залипающая вода.
— То есть, вы фермеры? - припоминая книжки на его столе и складывая их с рассказом про выращивание табака, складывалось некое мнение о том, чем именно занимается такой добродушный сухарь как Флорес. Но немного выбивался из всего этого факт того, что они якобы подрабатывали в охранных услугах. Зачем это понадобилось бы фермерам?
— И если вы что-то охраняете, то почему это должно не понравится полиции? - такой точный и детальный до мелочей талант в варке кофе в турке удаётся наблюдать своими глазами далеко не всем. А то, как Санчо ловко орудовал тем скромным набором инструментов, что у него был, вызывало неподдельные интерес и обычное гастрономическое любопытство.
— Телефон есть. А у тебя есть с чего можно позвонить? - Одетт тут же этим заинтересовалась и попыталась глазами поймать либо мобильник в его кармане, либо понять как Санчо себе это представлял.
Аккуратно, практически одними кончиками пальцев, она обхватила маленькую кружечку с горячим кофе и поднесла ее к лицу, глубоко вдыхая расползающийся аромат.
Медленно выдавая и на каком-то блюденном автоматизме прикрывая немного глаза, девушка коснулась губами края кружки и отпила наконец-то верхний слой ароматного угощения.
— Это… очень вкусно, - в ее голосе читалось неподдельные удивление, будто бы она совсем не ожидала, что какой-то там парень из Гаваны сможет сварить такой кофе на своей общажной кухне. И потому восторг был так масштабен, что следующий вопрос подразумевался сначала как шутка, а теперь имел все виды на вполне серьёзный.
— А ты, в вашей охранно-фермерской компании, бариста?

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+3

18

– Фермеры?– Санчо задумчиво поскреб подбородок, сопоставляя, что можно сказать постороннему по всем параметрам человеку, а что лучше не стоит,– Да, что-то вроде того. Культивируем, выращиваем, собираем, выдерживаем вызревание и продаем частникам.
На самом деле масштаб был одновременно и больше, и меньше, как бы странно ни звучало. Да, с одной стороны большая часть территории Вилла Роха была отведена именно под табак, включая свежеотстроенные складские помещения, времянку, где жили парни-работники и загон для трёх лошадей, на которых можно было перемещаться по угодьям, а также вырабатывать свои бесплатные удобрения.
Цикл был уже не в новинку, но каждый сезон Санчо, Бас и Янко натыкались на что-нибудь новенькое, эдакое, что меняло их представления о фермерстве и приносило много расходов для экспериментов.
Но был ещё один участок земли. Невзрачный, самый далёкий, крайне спорный и небольшой, но благодаря нему у всех членов банды стабильно были деньги, гарантии и возможность строить планы.
– Мы не зарегистрированы, как охранная контора, поэтому полиции наша деятельность не должна нравиться априори, независимо от того, боремся мы за свободу престарелых хомячков или выступаем против переселения на Кубу нового подвида черных мамб,– глубоко затягиваясь, так, что впалые щеки обрисовали контур черепа, Санчо обернулся и стряхнул пепел за окно,– Ты очень любопытна, хотя даже свою фамилию не назвала. Мне начать переживать по этому поводу?
На самом деле вопросы девушки были достаточно справедливы. Как бы ни лавировал между ними сам Санчо - он сам давал повод их задать. Не оговорился бы про татуировку – кто знает, через какое количество расспросов девушка решилась бы именно на эту веху диалога?
Не упомяни он полицию – она бы не спросила, чем это деятельность странного кружка по интересом с ненавязчивым названием может быть противозаконна. Так что стоит ли грешить на излишнее любопытство?...
– На третьем этаже есть общий телефон, до четвертого линию не дотянули,– сизый дым окружил его рваными разводами, делая старше, смазывая острые, резкие черты лица и усталый взгляд, но от Одетт не укрылась лёгкая улыбка – ему было приятно услышать похвалу в адрес сваренного кофе.
– Отец держит столовку, так что мой клуб юных агрономов не голодает,– снова уклончиво отозвался Флорес и запустил щелчком окурок на улицу, закрывая за собой окно.
Его никогда не тянуло на откровения, но если бы однажды случилось что-то из ряда вон, то Санчо не без лукавства бы признал, что всей душой искренне ненавидит отцовское кафе. Но готовить он умел и мог задолго до того, как старшему Флоресу вообще пришла в голову идея открыть собственную кухню, где сын будет вместе с ним и поваром, и официантом, и бариста, и барменом, и уборщиком. Много лет у станка выработали движения до автоматизма, никаких курсов, никаких суперпупер ножей, из изысков - овощечистка, да нож для колки льда. Все остальное резалось самым обычным, хорошо заточенным набором, кофе варился точно также - на простой незамысловатой турки. Никакого песка, как полагается, никаких добавок для вкуса. Лишь экспромт, тонкий нюх и немного магии.
– Это мой рецепт. Не может же путешествие в Гавану обойтись без экзотики, правда?– наклоняясь и хватая из пакета печенье, пододвинул поближе к ней,– Ешь, не стесняйся.
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

+3

19

— Фамилия? - удивилась она, ненадолго отводя кружку от губ и задумываясь над его вопросом, — А что тебе даст фамилия? - и правда, что такого можно узнать о человеке, который даже не живет в Гаване, и далеко не факт, что живет в Варадеро? Она в принципе могла быть родом даже не с острова и потому не посчитала нужным при знакомстве называть свою фамилию. Да и кто сейчас знакомится по имени и фамилии?... Это отдавало чем-то официальным, серьезным...взрослым. Санчо таким не выглядел, больше походил на простого работящего парня. Несмотря на все его несостыковки с деятельностью в, казалось бы, обычном фермерском деле.
— Донаджи. Одетт Донаджи, - они словно заново познакомились Откатились до того самого момента в церкви, только больше не приходилось выкручиваться из неловкой ситуации с мужчинами и молоком. На этой кухне произошла какая-то своя магия, где аромат кофе снимает все прошлые невзгоды, а приторный шлейф домашнего печенья подстегивал ко внезапным откровениям.
— И всё-таки, приятно познакомиться, Санчо Флорес, - не стала медлить или пытаться как-то снова его задеть, тем более, пока это было так просто, ведь подмывало еще что-нибудь спросить такое, что легко припомнит его совсем недавнее поведение. Одетт просто протянула одну свою руку прямо к нему, как только Санчо докурил сигарету и обернулся к столу.

Чтобы сделать такой важный и одновременно рискованный звонок, нужно было сначала закончить к кофе, попробовать печенье и возможно ещё немного вызнать чего-нибудь интересного от Санчо. А чтобы поехать вместе с ним в Варадеро, пришлось бы сначала смирится с тем, что всё-таки ещё придётся наступать на повреждённую ногу. Но пока они были вдвоём на кухне, а никто из вероятных соседей не решался к ним заглянуть, не хотелось нарушать ту хрупкую идиллию, которая с таким трудом образовывалось вокруг этих двоих.
— У твоего отца стволовая, но вы выращиваете табак. И занимаетесь… чем-то, вроде местного рэкета. А почему ты не стал развивать бизнес отца? Например, открыл бы не столовую, а целый ресторан. Ну или, на крайний случай, кофейню, - усмехнувшись и даже на секунду представляя каким могло бы быть это заведение, девушка сделала ещё один глоток фирменного рецепта от Флореса и потянулась рукой к прилетевшему поближе к ней десерту.

[nick]Odette Donaji[/nick][icon]https://i.imgur.com/U1PbQ4m.png[/icon][lz1]ОДЕТТ ДОНАДЖИ, 23 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> родная дочь Марио Альвареса[/lz1]

+3

20

Наблюдая за реакцией девушки Санчо лишь посмеивался, но, стоило протянуть руку для имитации официального знакомства – посерьёзнел, стёр улыбочку с лица и аккуратно пожал ее руку с важным кивком.
– Взаимно, Одетт Донаджи.
Возможно, в ее глазах фамилия мало что значила, но картотека в голове Флореса лихорадочно заискрила в поисках совпадений или, хотя бы, чего-то созвучного.
Нет, это не итальянская фамилия. Щелк.
В пределах Гаваны точно нет никого с этой фамилией, кто мало мальски имел бы значение и высокий доход.
Щелк.
Вроде заведений тоже нет. Ни улиц, ни кличек, ни городских легенд.
Щелк.
– Какая-то индейская фамилия. Мой друг тоже с индейскими корнями, у вас и разрез глаз отдаленно похож,– наклонив голову на бок и критично рассматривая свою новую знакомую под другим углом, Санчо все пытался припомнить, чем именно цепанула странная фамилия слух.
Может, он что-то слышал связанное с Варадеро? Нет, вряд-ли. Неужели что-то связанное с тем бизнесом?
– У нас очень многогранная компания,– осторожно откусив мелко крошащееся печенье над столом, чтобы не попало на рубашку, Флорес неохотно отвечал на вопросы касательно работы и своих навыков и открыто демонстрировал, что удовольствие от этих расспросов не получает,– А вести ресторанный бизнес не так прибыльно, как ты думаешь. По крайней мере не на Кубе точно.
Печенье улетало довольно быстро, вот уже и дно кофейной чашки проглядывало через пару глотков, но они все сидели и словно оба ждали... команды?
– Что же до тебя... Учишься, работаешь, сидишь на шее у мужа? Нянчишь сводных братьев и сестер?
[NIC]Sancho Flores[/NIC]
[STA]все имеет свой ценник[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/k7hezRV.jpg[/AVA]
[LZ1]САНЧО ФЛОРЕС, 24 y.o.
profession: левая рука «Perros Locos»[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/E4bUDl0.gif  https://i.imgur.com/isIxWv4.jpg[/SGN]

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » «Jugar con el fuego»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно