Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » среди севших батарей


среди севших батарей

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/QXni2cM.gif https://i.imgur.com/CT3UeNt.gif
ole & robin // dec'22

+5

2

Подгоревший омлет.
Пролитый на блузку кофе.
Поморгавший и уснувший навсегда модем.

По закону Мёрфи, если какая-нибудь неприятность может произойти, она случается. Утром двадцать восьмого декабря у Робин Сойер случается сразу всё. Свободный от уроков день она решает посвятить ленивым домашним делам и неторопливому разбору почты, но, начиная с завтрака, загибает пальцы по счёту поджидающих её неприятностей. Первые две она переживает лихо и бодро, однако третья повергает её в ступор и околокататоническое состояние, вызванное чувством беспомощности и тотального непонимания, что делать в таких случаях и куда обращаться.

Она вынимает из розетки вилку, вставляет обратно – результата ноль. Индикатор power не подаёт признаков жизни, другие – подавно. После визуальной проверки всех контактов она обращается к аккуратно хранимой в коробке инструкции (вместе с чеками, гарантийными талонами и прочим, что обычно выбрасывается при первом удобном случае), но плохо ориентируется в технических рекомендациях и звонит провайдеру. Долгое ожидание и невразумительный диалог на громкой связи также не приносит результатов, разве что даёт очевидную наводку – обратиться по месту покупки, в чём Робин признаёт основания выйти из дома и в подпорченном настроении отправиться за два квартала, отчаянно поборовшись с кнопкой включения напоследок и после добросовестно упаковав.

***

… я не уверена, что мне это нужно… – Робин начинает снова – тихо и неуверенно, недостаточно твёрдо и решительно, чтобы избавиться от назойливого консультанта; слабый голос на секунду поднимается выше и звучит почти внятно, но тут уже падает вниз и растворяется в боязливо опущенных плечах и растерянном взгляде. Она сжимает запечатанную коробку в пальцах и пытается разобрать текст. Мелкий или крупный – всё едино и всё непонятно.

Ещё как нужно. Ремонт по гарантии в лучшем случае займёт пару недель…

Я не могу столько ждать, но здесь всего лишь…

О чём и говорю: замените, поставьте новый маршрутизатор, к нему репитер. Так… если берёте Cisco, то усилитель от них же. Работает на 2,4 Ггц, не 5 Ггц, конечно, но терпимо, – он прицыкивает языком, мол, разочарован своей же неудачей, но быстро возвращается к своему плану накинуть в незапланированные покупки Сойер ещё несколько позиций. – Патч-корды, коннекторы, сетевые розетки? – кликает мышкой быстрее, чем говорит, и быстрее, чем Робин повторяет про себя слова. Патч-что?

Послушайте, у меня просто перестали гореть лампочки на модеме…

На маршрутизаторе, – поправляет, перебивая, и устало потирает указательным пальцем под левым глазом.

На маршрутизаторе, ладно, – Робин также устало соглашается, вздыхая. – Гарантия год, прошло всего пять месяцев, и я считаю, что нужен ремонт.

Послушайте… – консультант впервые с момента завязавшегося разговора, зашедшего на четвёртый круг, спотыкается и мнётся.

Робин, – опрометчиво Сойер самолично вкладывает в руки ушлого продавца ключ – своё имя.

Послушайте, Робин. Я всего лишь хочу вам помочь, – поднимает раскрытые ладони вверх, демонстрируя отрепетированную безобидность и готовить помочь в сложившейся ситуации. Ситуация действительно непростая, и Робин назвала бы её патовой – оставаться без интернета на несколько дней попросту недопустимо. – Дайте угадаю, пять месяцев назад вы переехали, подключились к Xfinity и сегодня столкнулись с неприятной проблемой. Проблему нужно решить – не откладывать. Поверьте моему опыту, Робин, – нужна замена, а ещё лучше – замена всего оборудования в доме. Сломанный маршрутизатор – всего лишь симптом, а не болезнь, если говорить простым языком.

Я понимаю, но не понимаю, как связана моя квартира и неисправный мод… маршрутизатор, – уклончиво добавляет. Сойер чувствует, что что-то не так, но ей не хватает подкованности и смелости произнести чёткое «нет», а потому, испытывая давящий дискомфорт, готова сдаться и пойти на поводу консультанта, почуявшего слабину. Он выходит из-за рабочей стойки, освобождает упакованный роутер из рук напряжённой Сойер и предлагает пройтись вдоль витрин, пока объясняет бестолковой клиентке все тонкости и возможные подводные камни.

+5

3

утро двадцать восьмого декабря, на первый взгляд, будто бы не предвещает
ничего плохого и ничего хорошего.
обычно утро, в котором уле открывает глаза
даже слишком рано — назойливый солнечный луч бьет по лицу и растапливает под собой белую простынь.
от него слишком жарко, уле отворачивается, избегает,
но его хватает лишь на пару десятков минут беспокойной возни в новых попытках уснуть.
с каждым шорохом сон звучит несбыточной мечтой, отказываясь приходить
под звуки общего гула с улицы и проезжающих машин в частности;
сквозняк из приоткрытого окна начинал бездумно кусать пятки.
уле встаёт, чтобы закрыть окно,
и сон спадает вместе с одеялом на пол.

уле лениво думскроллит ленты соцсетей,
проверяет почту на всякий случай —
пришёл заказ, который он когда-то ждал,
а сейчас уже забыл, какая из спонтанных покупок это была.
короткое уведомление без опознавательных символов
причина достаточная, чтобы выйти из дома.
но собирается уле всё же неохотно,
кудри лохмато торчат во все стороны.

пальто окутывает теплом,
у уле холодные ладони, которые он прячет в широких карманах,
включив рандомный плейлист в спотифае.
шагает музыке в такт —
взгляд направлен в пустоту.
кажется, нужно купить новую мышку —
нынешняя кряхтит от старости, сбрасывая подключение в самый неподходящий момент,
заставляя мисс-кликать и пропускать урон.

уле чувствует себя никак,
в целом довольствуясь этим состоянием: в этот раз всё спокойнее.
воздух холодит лёгкие при каждом вздохе — так, кажется, и нужно.
даль жизнь свою видит бессмысленной и, кажется, смирился с этим,
ему нравятся дни, в которые почти ничего не происходит,
главное — чтобы не было тошно и черно от поступающего уныния.

тяжелая дверь с трудом поддаётся, попадая внутрь, даль расстегивает верхние пуговицы:
воздух в помещении душил спертостью.
пахло пылью и моющим средством для пола.
уле по привычке осматривает полки с играми, не то чтобы ими интересуясь всерьёз,
смотрит на гладкие клавиши выставленных в ряд ноутбуков, не встречая никого на своём пути.
на кассах было пусто, как и в зале в пределах видимости, поэтому уле решает побродить вокруг ещё немного.
социальная тревожность костью поперёк горла:
предпочитает ждать, прежде чем повышать голос и звуками давать знать о своём присутствии.

когда уле проходит мимо принтеров, сканеров и факсов,
то слышит настойчивый голос, на него — по инерции пару шагов вперёд.
вдоль рядов полок почти у самой стены карикатурное недовольство, увешанное прыщами и прилизанностью волос.
похоже, обсуждение затянулось — консультант брал поочередно с полок роутеры, из которых — вызывающе по двенадцать антенн.
уле автоматом подмечает, что не взял бы такой для своей квартиры — неоправданно дорого за низкое качество.
он почти не обращает внимания на чужое лицо по началу, лёгкий кашель чтобы подать сигнал о себе,
извините, мне нужно забрать оплаченный интернет-заказ, его может кто-нибудь выдать?
в ответ на это, как надоедливому щенку:
сейчас мы тут с девушкой закончим,
интонацией раздражённой, читается: не мешай, мальчик.
у уле внутри слегка сжимается от этого.

он бессильно начинает разглядывать полки рядом, краям уха невольно прислушиваясь,
контролируя обстановку.
ждать, похоже, придётся достаточно долго —
по масштабам предлагаемого оборудования уле может предположить, что у девушки целый особняк.
уле всё-таки всматривается в девушку:
светлые локоны и растерянное лицо.

+3

4

Робин почти догадывается до верной мысли – её обманывают.
Ощущение витает в воздухе, щекочет нос резким запахом лосьона для бритья консультанта, идущего с Сойер почти вплотную, разве что под руку не берёт для променада между пустых рядов техники под тишину неработающего кондиционера; на отсутствие как других покупателей, так и остального персонала, она не обращает внимания, поле зрение способно выдержать одного лишь Дина (так вытравлено на его тусклом, измусоленном бейдже), и Робин продолжает послушно кивать, соглашаясь. С чем именно – уже не вникает в детали. Ей некомфортно, с каждой минутой становится ещё больше не по себе, только сказать об этом не может – стесняется. Сбита с толку нахрапом консультанта, подавившего все попытки Сойер разобраться в вопросе. Так зачем она сюда пришла?

Чужой голос – облегчение. Она оборачивается и виновато улыбается, слегка пожимает плечами в немом извинении за их обоих, её, такую несообразительную по части оборудования, и консультанта, чересчур резко отказавшего в помощи. Будь воля Робин – она с радостью уступила бы и время, и своё место, она не против подождать, ей не помешает передышка и пауза. Всё происходит слишком быстро, и чем дольше она остаётся во власти прилизанного Дина, тем дальше становится от первоначальной цели – гарантийного ремонта.

Робин поджимает губы и приосанивается: ей немного обидно за "девушку", ведь надеется, что находит общий язык с консультантом, познакомившись, а тот искренне хочет ей помочь. Так искренне, что не следит за языком, и рвётся обеспечить Сойер всем необходимым, а вдобавок ещё ненужным и бесполезным. На самом деле скользкий консультант Дин хочет только одного – выполнить ежемесячный план по просевшим пунктам.

Я могу подождать, – немного опаздывает с предложением, и её слова не вызывают должного интереса с обеих сторон. Тихий, немного помятый годовой усталостью парень, возможно, не слышит вовсе, а консультант поднимает на неё тяжёлый взгляд, полный трудно скрываемого раздражения. Очевидно, он устаёт с ней возиться, но терпит и выжимает из себя последние капли соучастия. 

И всё-таки… – она набирает в грудь побольше воздуха. – Вы уверены? Потому что я – нет. Разве всё это необходимо?.. – она не помнит бо́льшую часть позиций, не помещающихся даже на одном экране, если не пролистать вниз. Наверняка не знает, что придаёт ей уверенности больше – предварительный счёт, не прекращающий расти и давить не меньше, чем интонация настойчивого консультанта, или присутствие третьего лица, по факту вовсе незаинтересованного в их деле, но обязанного выслушивать их обмен спорными мнениями. – Допустим, мне это нужно, но я же совершенно не понимаю в проводах, модемах, настройках… я не подключу всё это самостоятельно, – ей не стыдно признаваться в своём незнании, скорее неловко сталкиваться с ушлыми и на всё готовыми людьми – до последнего верит в хорошее и надеется на честную взаимовыручку. В конце концов, она обращается по гарантии, а не напрашивается на помощь с улицы. Впрочем, наивное представление о том, как должно быть устроено хотя бы в магазине техники, ставит Робин подножку, и, пока Сойер падает, та уповает на порядочность Дина.

Конечно, это всё необходимо, – консультант уже не утруждает себя перечислением всего того, что накликал Робин в цифровую корзину. – А если не сможете подключить, у меня есть знакомый проверенный мастер, вот его контакты, – опережая события, достает откуда-то со стороны кассы неприметную визитку. Робин крутит в руках карточку, не убирает к себе, но уже сдаётся.

Хорошо, только давайте роутер, что я принесла, всё-таки отдадим в ремонт, – по её мнению, предстоящие траты более чем окупают её скромную просьбу повозиться с гарантией и уделить не больше десяти минут на оформление документов.

Прошу прощения, что так долго, – на этот раз обращается к вынужденному быть их случайным свидетелем парню. – Я сама не ожидала, что так затянется, – из-за духоты Робин снимает накинутый на плечи узкий шарф с рождественскими мотивами. Три дня до Нового Года, до которого Сойер считает дни, но не празднует; не праздновала бы и Рождество, но мать, словно всем назло, приглашает каждый сочельник на ужин и не упускает возможность испортить настроение, в первую очередь, своей дочери. Робин потом тщательно пытается его возродить такими мелочами, как дурацкий по-детски аляпистый шарф, и держится за него перед недовольным выходкой Сойер консультантом, поправляя очки в тонкой оправе, опуская взгляд.

+2

5

уле достаётся роль невольного свидетеля:
он слушает пусть и краем уха, но вникает в слова продавца-консультанта от скуки.
что-то в них есть — вбросил навык убеждения на лёгкую жертву, —
но это "что-то" расходится с привычными представлениями даля.

у уле перед походом в магазин —
сотни обзоров на ютубе и ещё столько же обсуждений на форумах,
закапываясь вглубь темы и даже слегка отходя от неё на дискуссии.
бесполезный багаж знаний, который потом тянется за ним шлейфом,
пока он оформляет заказ в интернет-магазине,
предпочительней с доставкой,
или отказывается от помощи, сам выбирая нужную коробку в розничном.

тревожность подступает к глотке,
слыша слабые возражения.
девушка бросила дайсы, но ей выпал критический промах —
звучит неубедительно, 
консультант на это мгновенно находит ответ,
который вроде бы как решает ситуацию.
уле знает: тут происходит наёб.
не то чтобы он рыцарь, чтобы ему хватило заявить об этом вслух,
но девушку — становится даже жалко.
уле переполняет какое-то простое человеческое сочувствие,
возможно, он сам бы мог оказаться в такой ситуации?
совпадение на радиочастотах социальной неприспособленности.
первые слова непросто найти, как и встрять в чужой разговор, перебивая,
даль зацикливается на том, что может, ему просто показалось
и всё на самом деле в порядке?
он представляет свой ход в размазанных подробностях:
своё слабое "извините",
какая-то лекция на основе собственного опыта и знаний — пф-ф-ф, нет,
реалистично оценивая свои способности к коммуникации, её не будет,
скорее — ещё один критический промах на дайсах,
в котором столкнется с двойным недовольством и уйдет,
не забирая даже свой заказ.
одинаковые и наполненные недоумения взгляды
оставят вкус неловкости, заставляя пережевывать эту ситуацию ещё много лет после перед сном.

но уле уже стал её соучастником,
где-то всё-таки тянет совестливые ритмы.
стоит ли того этот риск?
при упоминании гарантийного ремонта
мимолётом — взгляд на коробку в руках девушки:
обычная бюджетная модель для небольшой квартиры,
вариант неплохой, если тебе не требуется что-то игровое, а сосредоточен на офисном.
кажется, когда он переехал, в его квартире стоял похожий? может, более младшая модель.
вроде да, сейчас лежит где-то на антресоли в коридоре.

уле уже неприлично долго ждёт своей очереди,
но от того, что она обратилась к нему,
пока консультант приступил к оформлению гарантийной приёмки,
стало даже как-то легче.
он, всё-таки, не смог сделать первый шаг.
но когда к нему обратились — всё стало немного проще,
пусть и не с прямой просьбой о помощи.

ничего страшнного, —
говорит, пусть и устал,
неизвестного от чего больше — ожиидания или мыслей, наполненных проотиворечиями и сложностью выбора.
сломался роутер под новый год?
всё ещё не выходя из рамок представления о праздном разговоре двух незнакомцев в очереди.
вроде бы, в таких случаях принято спрашивать очевидное, улыбаясь — больше для вежливости.
сюда бы ещё какую-то банальную фразу про то, что это дело обычное,
возможно, шутка или ненужное никому упоминание из собственной жизни.
у вас наверное большой дом, если нужно столько нового оборудования,
кивок в сторону монитора, на которым добавленные позиции длинным списком.
упс.
это уже было невежливо.
уле не то чтобы думает, но очень хочет, чтобы она, уцепившись за эту возможность,
опровергла, дала ему больше простора, задумалась.

уле всё ещё не знает, как задать простой очевидный вопрос,
который бы её спас,
он мнётся ещё некоторое время,
топчется будто перед закрытой дверью,
это выше него, и попытки проработать это не то чтобы дают толк.
и только получив отрицательный ответ и сомнения в её мимике —
дверь приоткрылась.
уле набирает побольше воздуха в грудь,
прежде чем заглянуть в неё,
пользуясь моментом, пока консультант вышел относить старый роутер куда-то на склад.
извините за странный вопрос, но зачем вам новый роутер и куча всего к нему, если вы сдаёте по гарантии старый именно на ремонт, а не возврат, хотите за ним прийти потом и вновь им пользоваться, как я понимаю?

+1

6

Давайте отдадим, – консультант вторит словам Сойер с нажимом; делает одолжение, точно подает выпрошенную милостыню. Робин неприятно и скверно, однако она наблюдает и терпеливо ждёт окончания необходимых формальных проволочек; боится лишним словом или, что ещё хуже, претензией к работе спугнуть и навлечь большее недовольство, чем то, с которым Дин поглядывает на неё из-за рабочего монитора и нарочно молчит, никак не комментируя нюансы гарантийного ремонта, хотя пару минут назад был слишком словоохотлив и болтлив. Чем заслуживает натянутое отношение – не понимает, но терпит и надеется перетерпеть, тихой настойчивостью прокладывая путь. Ей кажется, что поступает правильно: в чём-то соглашается, с чем-то спорит и в конце концов приходит к своеобразной истине, упуская с виду ключевой момент. Поддетая на крючок продажной жадности, она клюёт на консультантскую приманку и послушно плывёт дальше, угождая в цепкие сети навязанных покупок.

Да, – Робин откликается на вопрос слишком быстро и громко, как ей кажется, а потому сразу тушуется и медлит с продолжением, на которое напрашивается первичная интонация, но та проваливается в нору смущения. – Очень не вовремя, – как будто бы жалуется, но без заискиваний втянуть в свою проблему постороннее лицо, интересующееся наверняка из любопытства и скуки. Наверное, ей тоже было бы интересно, в чём столь длительная заминка и почему приходится ждать. – Праздничные дни… – буферная мёртвая зона между Рождеством и Новым годом, – … и такой подарок, – заканчивает мысль более приемлемо для дежурного разговора в очереди.

Большой дом? – переспрашивает в лёгком испуге не так истолковать вопрос, подвешенный в воздухе уже дважды. – О нет, совсем нет, – такое предположение её по-доброму смешит и озадачивает одновременно. – У меня обычная квартира, – что значит «обычная» в контексте закупки сетевого оборудования – не поясняет, полагается на тот самый контекст. Небольшая, маленькая, не требующая дополнительных усилителей, модулей и прочего. Робин невольно переводит взгляд на экран, поддаваясь чужой инициативе ознакомиться с внушительным списком.  Теснящиеся друг под другом строки незнакомых ей наименований только больше путают и дезориентируют, чем наводят порядок. Судя по всему, не разбирается в технических аспектах проведения интернета лишь одна Сойер.

Какое-то время она молчит, вслушиваясь в перестук клавиш по ту сторону баррикад. На каком этапе процесс – не знает и не решается подгонять.

Мне нужен роутер, – Дин грузно поднимается с места и с высоты компетентного положения сообщает о необходимости передать ему коробку. Робин незамедлительно подчиняется и передает бережно упакованный дома маршрутизатор в руки консультанта, принявшегося без энтузиазма проверять роутер на предмет дефектов. – Гарантийный талон заполнен? –  один к одному: замученная усталость к скрытой озлобленности.

Заполнен, – Робин по-прежнему доброжелательна и чутка к любым просьбам: передает ничуть не помятые заполненные листы, предварительно ещё раз просмотрев. Они-то точно в порядке. Консультант вскользь перебирает бумаги и уходит, прихватив с собой наспех закрытую коробку. Это слегка царапает Сойер по её привычке всё тщательно сложить и запечатать.

Я хотела бы пользоваться им снова… – в задумчивости делает утвердительный вывод. – ... но, как мне объяснил Дин, консультант, ремонт займет от десяти до тридцати дней, а мне нужен интернет всё это время, поэтому… – небольшая пауза, чтобы набрать в лёгкие воздух и сформулировать сосватанную ей идею закупиться всем, чем только можно. – … мне предложили приобрести новое оборудование на время ремонта, – что делать потом с «временным оборудованием» – Робин не знает и так глубоко задумывается об этом впервые, натыкаясь на если не фактические, то на логические неувязки, лишённые рационального зерна в своей сути. – Правда, мне почему-то кажется, что это лишнее, – осторожно делится размытыми опасениями, не стремясь с разбегу обвинять в чём-либо консультанта. – Я не уверена, что мне так много понадобится… Раньше я как-то обходилась без… – тут она всматривается в развёрнутый для клиентов монитор и щурится сквозь очки. – … без ре-тран-сля-тора сигнала, а теперь, видимо, никак, – неопределённо пожимает плечами. Может, и рада решить проблему иначе, только не знает каким образом. – А вы разбираетесь в этом? – уточняет аккуратно, но в то же время неожиданно для себя: навряд ли Сойер пристала бы с расспросами без вынужденной необходимости, скорее интуитивно чувствует, что не сумеет усугубить и без того безвыходное положение.

+1

7

перед уле складывается достаточно простая и яснаая картина:
он не ошибся в своём предположении и паучье чутье не подвело,
всё-таки — здесь спекулирует факт желания лёгкой наживы и закрытия плана продаж с бонусом от дополнительных продаж.
даля передергивает от воспоминаний про те попытки работать на обычной работе,
они всплывают и переливаются яркостью терминологии
и вечно недовольного начальства.
уле вспоминает, что также предлагал что-то докупить, что-то — дооформить,
через силу, конечно,
понимая, что это не нужно,
но дежурный вопрос для отсутствия претензий нужно было задать,
натренировавшись на прослушке коссячных звонков и срезе премии.
это, на самом деле, противно,
уле тогда даже немного завидовал коллегам, которым даётся это легко,
как и выслушивать чужое дерьмо,
которое каждый день лилось при звонках.
уле слушает, не перебивая.

но некоторое смущение подбивается вопросом,
на который нужно дать ответ.
ну, разбираюсь, постольку-поскольку,
словно его поймали за хвост: преуменьшает свою тягу к техническим знаниям.
на самом деле, ему всегда было это гораздо проще и интереснее, чем всё остальное,
но уле не находит в себе сил, чтобы продавить этот путь —
ни тогда, ни сейчас.
ладно, я разбираюсь,
всё-таки делает ремарку, добавляя своим словам компетентности,
признавая, будто свою ошибку, всё также неловко.
на самом деле, почему я спрашивал про большой дом — в обычной квартире, особенно однокомнатной и на одного человека, нужен только оптический роутер — который уже у вас есть и подключен, и такой роутер, как у вас был, этого достаточно. да и если вам не нужно, не знаю, скачивать моментально по террабайту и играть без пинга, даже для габаритов побольше достаточно,
пожимает плечами, определяя однозначность вывода.
он щурится, вглядываясь во всё ещё развёрнутый монитор,
пытаясь разобрать названия,
лёгкая близорукость при отсутствии очков сделала мир привычно размытым,
уле говорит: ему так даже больше нравится.
репитер нужен если у вас двухэтажный дом, например, или очень много комнат.

во всплывших знаниях: он даже себе такое бы собирать не стал,
отдав предпочтения другим моделям,
обеспечивающим более лучшую скорость и соединение за меньшие деньги.
невольно — терминами, но в них не углубляясь особо.
уле смотрит на девушку,
подмечая очаровательность жеста прикосновения к очкам,
но никогда не посмея сказать это вслух.
уле пытается поставить себя на её место:
что бы он сделал, абсолютно не разбираясь в вопросе?
если в сервис передадут быстро, то это займёт неделю у этой сети... я бы в этом случае спросил у друзей, есть ли у них ненужный роутер на время, или попробовал позвонить провайдеру: иногда они дают оборудование в аренду,
на самом деле, он не заморачивался бы с гарантией:
для этого нужно совершить много действий,
поэтому купил себе что-то на замену,
но чтобы не усугублять ситуацию — считает нужным оставаться в рамках доброго самаритянина.
или бы ходил в компьютерный клуб, если эти варианты не подойдут,
вот это уже — более правдоподобная модель его поведения.

за дверью подсобного помещения слышатся тяжелый прокуренный кашель,
приближающийся, но не слишком быстро, скорее вальяжно:
этот консультант был противен ему уже всей душой,
поэтому уле не знал, как теперь забирать свой заказ, будто ничего не случилось.
на самом деле, ему не хотелось быть свидетелем неловкой сцены, да и он не сможет свободно вступить в перепалку, наверное.
поэтому уле наклоняется чуть ближе и быстрым шепотом говорит:
вы уже оформили все документы, поэтому если передумали это всё покупать, то можете просто выйти прямо сейчас, я вас прикрою,
от незнакомцев до заговорщиков за десять минут,
это — точная модель его поведения,
улизнуть, не сталкиваясь в открытой конфортации.
я выйду сам через десять минут,
зачем-то прибавляет,
будто рассчитывает на продолжение разговора,
но как учило аниме: следовало довести до конца свою помощь, наверное.

консультант открывает дверь коморки буквально в ту же минуту после закрытия входной двери:
у уле сердце в груди тараторит от волнения — веет чем-то детским,
общей шалостью на двоих.
а где девушка?
голос бесцеремонный и удивлённый, взглядом окидывается пространство длинных рядов,
уле в ответ — не знаю, — пожимает плечами, — она ушла, — дополняя: всё-таки знает, — могу я получить свой заказ? — уле с экрана телефона диктует заранее заготовленный номер, не давая распространится недовольству слишком быстро.
но ворчание и кислая ммина всё-таки не скрываются от его взгляда,
выдавать заранее оплаченные заказы дело довольно-таки проигрышное:
уле забирает коробку, разворачивается и выходит даже не прощаясь.
плюнул бы в лицо, на самом деле, и будет делать это мысленно, вспоминая об этом через какое-то время.
улица — свежестью воздуха,
уле будто вырвался из адского пламени.

+1

8

Робин всего-навсего нуждается в обычной человеческой чуткости и совсем немного – в помощи. Возможно, в последнем чуть больше, чем думает и определяет сама себе, но никогда не стремится злоупотреблять чужой поддержкой и ограничивается чем-то несущественным, например, советом.

Так… – брови чуть сдвинуты к переносице – знак бдительности и внимательности; она слушает со всей ответственностью и совестью, честно пытается вникнуть в объясняемые детали и тщательно скрывает конфузную невежественность. Впрочем, последняя нарисована на её лице, и чуть сползшие вперёд очки – прямое тому подтверждение. Указательным пальцем возвращает их на место, утвердительно кивая. – Хорошо, – соглашается с приводимыми аргументами, мотает на ус и запоминает. Не перестаёт учиться и по сей день, делает мысленную пометку – погрузиться в тему глубже, чем рядовая инструкция по применению, пособие по эксплуатации и рекомендации технической поддержки по телефону, не давшие результата даже вместе взятые. Робин чувствует искреннюю благодарность за случайный, но такой полезный ликбез.

Получается, необходимости в репитере нет, – заключение скромное и не такое объёмное  – нехитрое и простое, зато действенное. Уже сейчас решает снова поднять краеугольную тему и дознаться до консультанта, чем обусловлены его рекомендации. Чем дольше вникает, тем больше понимает – нехорошее предчувствие, зародившееся с порога, не обманывает.

Звучит разумно, – снова одобрительно качает головой. Содействие друзей – верный способ решить многие из проблем, и Сойер внутренне задаётся вопросом, почему не поступила так сама. Нитка, ведущая к разгадке, оказывается до обиды короткой – с момента возвращения в Сакраменто Робин не успевает обзавестись близкими друзьями и приятелями. Выдавая печальные мысли, она поджимает губы, но мягко улыбается.

Уйти? Прямо сейчас? – не верит, но опускает взгляд на всунутый в её руки листок с надлежащими  подписями и печатью магазина, подтверждающий, что роутер отправлен в гарантийную службу. – Так разве можно? – волнение, беспокойно бьющееся о наружное самообладание, резко набирает высоту и девятым валом несётся к берегу. – Ничего страшного не случится? – колеблясь, шепчет уже сама, словно задумывает страшное и непростительное преступление, но уже знает ответ: так нужно.

На улице свежо и свободно. Только снаружи Робин осознает, как душно и спёрто было находиться в неприветливом помещении. Принудительное общество консультанта больше не тяготит, но Сойер не останавливается за порогом и проходит чуть дальше. Подгадывает и высматривает место для укрытия неподалёку так, чтобы из окон магазина не рассмотреть её фигурку в пальто. Гонимая нервным прибоем, она спешит спрятаться, словно тайный агент, за фонарным столбом. А рядом стоит аляпистый штендер с рекламой бизнес-ланча в дайнере дальше по улице. Разогнавшийся пульс усмиряет контролем дыхания и медитативным подсчётом проезжающих машин (за время ожидания насчитывает десять седанов, три пикапа и один минивэн).

Оставшийся на руках документ о ремонте Робин добросовестно складывает в сумку так, чтобы не помялся – в специальную папку для документов, которую обязательно рассортирует дома, а после застёгивает пуговицы пальто и в два оборота наматывает вокруг шеи шарф. Не так холодно, сколько церемониально необходимо.

Я здесь! – спустя несколько минут привлекает к себе внимание нового знакомого, чьего имени ещё не знает, но уже хочет поблагодарить. Идёт навстречу, обходя редких людей, но не ускоряется  – вдруг за ним выскочит набивший оскомину консультант, и волокита с роутером зайдёт на второй круг. – Спасибо за помощь. Наверное, в одиночку я не смогла бы отказаться и тем более уйти, – устроенный побег отсылает к детству и безобидным дурачествам. – Меня зовут Робин, кстати, и я давно ни от кого не убегала, – мимолётом представляется, заправляя выбившиеся светлые волосы за левое ухо, и нагоняет на себя крайне задумчивый вид, деловито похлопывая себя указательным пальцем по подбородку, задирая тот к верху, следом – взгляд куда-то вверх, в серое декабрьское небо. – Со старшей школы, пожалуй, – недели и месяцы, проведённые в Эверте, гулким эхом отдаются в рёбрах. – Оказывается, это всё также весело.

+3

9

воздух холодом кусает,
забирается за пазуху расстёгнутого пальто,
проникает зашиворот,
у уле горят щёки и лоб,
будто температура, но гораздо приятнее.
он осматривается по сторонам и, привлеченный звуком, идёт навстречу
своей сообщницы с ответной улыбкой.

да ничего такого,
привычным отрицанием, которое как бы должно говорить: мне было несложно.
но это лукавство, ведь потраченных внутренних переживаний хватит с лихвой,
чтобы дома свалиться без сил и заречься: больше он не выйдет.
по крайней мере, ближайшие несколько дней,
закрывшись в своей крепости —
он ведь не рыцарь, скорее дракон-хиккикомори,
которому не нужна ни принцесса, ни чьё-либо внимание,
а крепость — и та неопрятная пещера, из которой выносится мусор раз в неделю, да и то не всегда.

меня зовут уле.
уле даль,

делая паузу, дополняет фамилией — некоторым проще обращаться так,
он не настаивает на правильном выборе определенной части,
большая часть общения сводится к выдуманным никнеймам.
я, наверное, убегал почаще, но весело это было только в школе, согласен,
наверное, потому что тогда чаще — вместе с кем-то,
не в одиночку,
чтобы потом смехом заливаться,
жадно глотая воздух.
сейчас примерно такое же настроение, но взрослые тела более скованные,
нагруженные проблемами,
вместо хохота, разносящегося звоном от стёкл витрин — улыбки,
да и то не ослепительные.

уле держит в руках коробку
с коллекционной фигуркой сильваны,
в возникшей неловкости — хочется, на самом деле, добраться домой поскорее,
распаковать её, поставить на полочку, любоваться, лежа на матрасе и выкуривая сигарету,
эдакий новогодний подарок самому себе.
ничего страшного, если я закурю?
отсутствие никотина не ощущается, скорее — подсознательным желанием занять руки
в возникшей паузе.
уле щелкает зажигалкой: она срабатывает не сразу,
механизм предательски поскрипывает неприятным звуком,
пока тонкая струя дыма не обволакивает его терпкостью и горечью.
уле курит, скорее, не по зависимости, о по привычке:
на этих пачках о медленной смерти чем-то отложенным.

мысли о доме подталкивают к совсем недавним размышлениям,
поэтому он, словно приближая ситуацию к новогоднему чуду,
говорит,
а знаете, робин, у меня дома лежит ненужный роутер — я уже давно купил себе более мощный, но старый закинул куда-то. он почти как ваш, только моделью помладше, но рабочий,
уле объясняет подробнее, не оставляя лазеек для отказа,
он мне не нужен, лежит на всякий случай, поэтому я могу его одолжить, пока ваш в ремонте. что скажете? я живу тут недалеко, можете подождать здесь либо дойти со мной, я вынесу,
уле делает первые шаги в сторону дома:
впереди несколько поворотов на перекресток, но до него — минут пятнадцать от силы,
уле как будто специально окружает себя более доступными вариантами.
он со всем этим забыл себе выбрать мышку —
заметками всё-таки заказать с доставкой,
но позже.
сейчас он идёт на четверть шага впереди,
перебирая внутренне темы для разговора, хотя ему вполне спокойнее было бы молчать.
но сейчас тишина отзывается странной неловкостью,
подстать самой ситуации — идти безмолвно всё-таки более.. криповато?
уле не может подобрать точного слова для описание этого состояния.
зацепится за что-то сложно:
он ничего не знает о робин,
она ничего не знает о нём,
поэтому
а у вас близорукость?
лучше бы молчал.

+1

10

Приятно познакомиться, Уле, – дань вежливости и этикету. Слова заученные и отчасти избитые, зато честные, Робин произносит их с мелодичной симпатией. Сойер любит новые знакомства, несмотря на их редкость и какую-то избирательную неудачу в людях. Это должно отпугнуть и закрыть в себе, что в определённом смысле и происходит (Робин редко куда-то выбирается целенаправленно – хватает общения на работе с детьми и коллегами, водоворот которых не унимается никогда из-за частых замен в расписании и маневрирования между школами). Завязать разговор в очереди – так просто и так по-обычному приятно, поэтому не спешит убегать во второй раз. Медлит ещё потому, что оказывается у истоков приведшей её сюда проблемы – отдала роутер в ремонт, а дома по-прежнему нет интернета. Разочарование в собственной беспомощности не успевает разрастись и занять мысли полностью – эмоциональный ажиотаж кружит голову, но лишь оттягивает неизбежное. Пара минут – и техническая накладка снова насквозь проткнёт  лист стройных предновогодних рабочих дел, выписанных в столбик в её датированном ежедневнике. Совсем скоро настанет пора заводить новый.

Всё в порядке, – сама Робин не курит. Из-за спортивного прошлого Сойер избавлена от многих вредных привычек, одно время занимавших её в периоды подросткового бунтарства, но отмершие уже в колледже. Те словно отваливаются сами по себе, но не вызывают враждебности к окружающим. Поучения и ненужные замечания оставляет своей матери, Барбаре, никогда не упускающей возможность ткнуть кого-то (а чаще всего именно Робин) в уязвимые места и придавить веским родительским мнением.

Правда? Есть старый роутер, который работает? – выдумка, не иначе. Лимит помощи давно исчерпан ещё в магазине, и Робин никогда не стала бы  первой навязываться вопросом «а что ей делать дальше?». Какое-то подобие плана уже складывается и так: например, в отчаянии обратиться к родителям (к ним, как считает Сойер, она имеет небольшое, но всё же право напроситься домой воспользоваться компьютером отца или лэптопом Шивон, её сестры) или рискнуть и наведаться в ближайший к дому компьютерный клуб. В одинаковой степени малоприятные занятия, и когда Робин слышит предложение Уле, с плеч падает тугой обруч обречённости. – Мне очень неловко соглашаться… – неуклюжая правда. – … но, кажется, у меня попросту нет выхода, – чувствует, что Уле сам хочет ей помочь, и не спорит. Смутно допускает, что её снова настигнет злой рок (или Уле передумает, или роутер не подойдёт, или что-то ещё, что обязательно вставит палки в колёса), но раньше времени не переживает. Старается не переживать.

Как-то неудобно, но если честно не затруднит… – делает шаг навстречу и вскоре улавливает ритм ходьбы, чуть отставая и позволяя показывать себе дорогу.

А, да, небольшой минус есть, – упоминание малозначительного дефекта, как бы то ни было, провоцирует невольно коснуться оправы и поправить очки с ближней к Уле стороны. Обычно свои очки не замечает, носит практически ежедневно за исключением необходимости быть в линзах. Последнее крайне не любит из-за касаний глаз и слезоточивости после тысячи несуразных попыток прозреть на один световой день. – До конца школы было отличное зрение, а потом что-то пошло не так, – что-то – появление Шивон, подкошенное здоровье и закат карьеры  в теннисе. Об этом Робин, разумеется, не говорит вслух и не говорит никому. Очевидно нездоровая тема для беседы только что познакомившихся людей, для немногих друзей – тоже. Привыкает держать в себе, как очки, слившиеся с лицом. – Не люблю линзы, – зачем-то добавляет после неопределённой в молчании паузы. – А у вас тоже? – вспоминает, как Уле щурился в монитор, но осекается. Она-то  в очках – это явный признак, если не считать непонятой Робин модой на «нулёвки» без диоптрий. А вдруг насчёт Уле ошибается, и ей показалось?

Я подожду внизу, – выбирает остаться здесь, у небольшой лестницы в подъезд, когда они совсем скоро достигают нужного адреса. Уверенности в Робин не прибавляется ни на йоту, и она рассчитывает взять небольшую передышку в ожидании. Так точно успокоится после инцидента в магазине и приведёт мысли в порядок. – Мне не хватает слов, как я признательна, – и не устанет благодарить, наверное, до тех пор, пока сама не окажет соответствующую услугу, только что с неё, с учителя на замену, взять. – Я в ни в коем случае не тороплю, – опережая возможный холод на кончиках пальцев, не стоит на месте – переминается с ноги на ногу, иногда дышит в сложенные лодочкой ладони и занимает себя изучением незнакомой улицы. На ней она впервые.

+1

11

робин отвечает без каких-либо негативных реакций:
уле выдыхает, расслабляясь в рамках достаточно нейтральной, пусть и личной темы.
с незнакомцами в интернете начать общение всегда было проще: но там всегда было что-то объединяющее,
общность интересов, в которую можно погрузиться, отвлекаясь на что-то другое в процессе.
да, у меня тоже минус,
протягивает задумчиво, вспоминая его истоки: кажется, это началось ещё в детстве?
ну, по крайней мере, он уже не помнит мир другим,
где размытие не выкручено больше необходимого.
но я как-то не привык и не люблю даже очки, не то что линзы. вроде, основные формы вижу, а остальное и зачем нужно,
по крайней мере, он может разглядеть лицо робин,
до того, как оно останется в памяти, должно пройти ещё немного времени.
хотя всё равно в основном в его воспоминаниях мутные смазанные черты,
в которых он просто определяет сам имена.
в снах также.
точнее, у меня когда-то они были некоторое время, но я на них сел и они сломались. поэтому кучу лет не доберусь до починки, и уже и так нормально.

история знакомая многим обладателяем оправ, скорее всего:
по крайней мере, уле на это надеятся.
хотя по жестам робин больше напоминает что-то более упорядочненое, аккуратное, в отличии от него,
поэтому её предложение подождать снаружи снимает с его плеч тяжкий груз неловкости
и предстоящих фраз-оправданий про "прости, что здесь так неубрано" —
не то чтобы уле было некомфортно так жить,
это тоже превратилось в привычку,
просто это было бы как-то.. неприятно?
уле мог привести в свой бардак холли и выслушать несколько доз ворчания, если она что-то свалит либо наступит,
но такую незнакомую и красивую робин на этапе выстраивания первичных выводов друг о друге
подводить к неутешительному не хотелось.
ничего такого,
уле не знает, как реагировать на слова благодарности,
я быстро,
полученная в спину просьба неторопиться достигает противоположного эффекта.

уле перешагивает через ступеньку, заходит в лифт и мысленно торопит его:
при входе в квартиру, не раздеваясь, наводит излишнюю суету жестами,
несмотря на продуманный при подъеме стройный план действий, который прокручивал несколько раз.
коробка из рук отправляется на стол на кухне,
на неё бросается не скорбный, а скорее нежный взгляд, обещающий вернуться после и всё-таки приступить к томительному моменту распаковки.
обмен одного на другое:
табуретка мешает обзору, поэтому уле о что-то спотыкается, чертыхается, и оставляет за собой следы обуви.
антресоль встречает пылью, от которой хочется чихнуть: уле морщит нос, перебирая коробки
и бросая пустые прямо на пол в противоположную от входной двери сторону.
коробка от роутера затаилась у самой стенки как знак воспоминаний о том, что было давно,
когда он только сюда переехал, получив свою часть свободы в обмен на поступление.
на самом деле, это не такая уж и плохая судьба: по крайней мере, ему не нужно было думать о том, чтобы платить арендную плату,
но это же — уменьшало шансы на выживание.

уле закрывает дверь и оставляет за собой ещё больший беспорядок и хаос,
который придётся разбирать чуть позже: он даже не успеет стать завтрашним собой.
прости, что так долго,
опять более дежурное, чем настоящее: он не засекал точное время,
но надеется, что робин не замерзла искренним сочувствием, которым успел проникнуться к ней.
наверное, стоило впустить её в подъезд — жаль не догадался об этом ранее.
вот, держи,
коробка передаётся в её руки, не минуя лёгкого прикосновения к тёплой кожи.
уле смотрит на робин сверху вниз,
и когда она прижимает с каким-то благодарным трепетом коробку в груди,
в возникшей паузе до него доходит осознание в виде простого вопроса: а как она его подключит то?
краткий анализ ситуации в магазине всё-таки однозначным выводом о последующих затруднениях.
эм, если вам не будет от этого слишком...
как назвать смесь из неловкости и опасения?
..затруднительно,
уле выбирает слова будто слишком осторожно, но на очередном выдохе всё-таки собирается во что-то единое,
раз я уж предложил роутер, то могу помочь его подключить и настоить. дела нужно доводить до конца, наверное?
смазанной неуверенностью на выбор предложено хорошее оправдание,
подчеркивающее его дальнейшую ответственность.

+1

12

Не в пример прошлому ожиданию время летит быстро. Робин едва успевает осмотреться, освоиться хотя бы взглядом в незнакомом месте и с минуту масштабировать гугл-карты, прикидывая в уме дорогу до дома и возможные маршруты пешком или на автобусе (к счастью, чуть менее в ста метрах находится остановка, и Робин зрительно разыскивает её без особого труда). Немного жалеет, что обходится без машины, сталкивается с неудобствами на каждом шагу (в прямом и переносном смыслах), а потому в сотый раз обещает себе к концу года обязательно поднакопить хотя бы на поддержанную. Заветной мечте даже положено начало – только-только сэкономленная пара сотен на ненужном новом роутере и подсунутом лишнем оборудовании. Не фатальный удар по скромному учительскому бюджету, но подобным образом может поломаться и выйти из строя что-то ещё. Одно, другое – и так по бесконечному кругу бытовых проблем, от которых начинает ныть в затылке и где-то ниже, ближе к лопаткам, где живёт необъяснимый страх перед неизбежным будущим.

Ничего страшного, я не замёрзла, – говорит правду: после энергичной, по её меркам, ходьбы согревается лучше, чем от духоты пыльного магазина и консультанта. Даже застёгнутое под самый воротник пальто и шарф – меры от холода сугубо формальные, и Робин даже скучает по бостонскому снегу, который наблюдает все один год, проведённый вдали от дома.

Спасибо, – берёт из рук Уле коробку и примеривается. Донесёт и так, но почему-то совершенно не думает, что собирается делать с ней дальше. Обычно Робин просчитывает шаги наперёд из практических соображений и во избежание паники, но проблема с роутером, раскрученная до столь неожиданных и непредвиденных обстоятельств, выбивает из привычной колеи предусмотрительности и ограничивает обзор. Пока что её цель – успешно добраться домой, а там… по инструкции, по наитию, по случайным попыткам, заведомо обречённым на провал. Сойер распознает неприятно скребущее чувство, ползущее издалека плотной серой тучей, но пока ясно и светло – неподдельно радуется и улыбается.

Просить её помочь с подключением – непосильное в формулировках для Робин требование. И так чувствует себя обязанной Уле и не знает, чем могла бы ему отплатить. Полуторачасовым уроком по истории Латинской Америки, последним отведённым в этом году, а потому теплящимся в памяти? Или приглашением на кофе по случаю успешной операции побега? Первое – неуместное, для второго Робин слишком стеснительна и нерешительна, однако просто попрощаться и уйти она не может. Как-то неправильно и нечестно.

Я была бы очень рада, – отвечает, не задумываясь, кивая в подтверждение. – Я живу в нескольких кварталах, – взгляд в сторону найденной ранее остановки. – Автобус как раз проезжает по моей улице.

Если тоже незатруднительно… – смущённо добавляет.  – А дома есть пирог с ирисками, – выпеченный только вчера, он так кстати вспоминается к своеобразному приглашению к себе. Мотивация, возможно, не самая интересная, и можно упомянуть чай, но категории бесплатных услуг за условное спасибо кажутся Робин лишёнными честности. – Я заплачу за работу, – и спешно договаривает, будто не заботится об этом заблаговременно. – И это даже не обсуждается, мне в любом случае пришлось бы кого-то вызывать, – врученная консультантом визитка (наверняка пособник, соучастник и такой же малоприятный человек) оттягивает левый карман, прожигая в нём фантомную дыру. – Так, я могу быть уверенной в результате, – уже на пути к остановке. Нетяжёлую коробку несёт сама.

Автобус подъезжает быстро. Робин немного нервничает – издалека не разглядеть мерцающее табло, но в непосредственной близости облегчённо выдыхает – нужный маршрут. Забирается внутрь салона, оплачивает проезд всегда готовой на случай поездки мелочью и садится на ближайшее свободное место. Таких много – людей почти нет, не считая одинокой женщины на противоположной стороне и тройке школьниц. Те активно перешёптываются и хихикают, то и дело оборачиваясь, как бы кто осуждающе на них не посмотрел. До них три ряда пустых сидений, и Сойер садится к окну (любимое место для обзора видов за мутным стеклом). Впрочем, привкус неловкости теплится на языке. Может, зря она добавила про деньги? Но это попросту невозможно – вынуждать даже друга, не говоря о новом, пусть и крайне внимательном знакомом, ехать тотчас же к ней на адрес и решать проблемы. Обычно до чужих неувязок никому нет дела, и Робин кажется – она чересчур навязчива.

А что было в твоей коробке? – на второй остановке неторопливого движения Робин обращается к Уле, стирая, наконец, неопределённую черту в общении. – У тебя тоже что-то сломалось? – тогда вдвойне неудобно – отвлекает Уле от своих же дел.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » среди севших батарей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно