Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » вместе веселее'


вместе веселее'

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/9a32DK9.jpg
joe & lorrein
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

24-25 december 2013 // sacramento

[nick]Joe Fitzgerald[/nick][status]всё в наших руках[/status][icon]https://i.imgur.com/r7fAi7U.gif[/icon][sign][/sign][lz1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> врач приёмного отделения в госпитале<br><b>son:</b> louis [/lz1]

+1

2

первое рождество практически в одиночестве. джо вздыхает и красным перманентным маркером зачеркивает очередной день в календаре. календарь с помятыми уголками и бледно-зелёным отпечатком детской ручки: луис дотянулся. до нового года осталось семь дней: джо считает. каждый день подходит к календарю, смотрит на изображение дома со счастливой семьей во дворе и зачеркивает цифры. она не то чтобы ждёт новый год, просто это – хоть какое-то занятие. с работы её принудительно отправили отдыхать, запретив даже думать о дополнительных сменах во время отпуска. джо не нужен отпуск, джо нужны деньги, чтобы оплатить ипотеку, страховку и целую кучу счетов, что неизбежно в конце каждого месяца скапливаются в корзинке на столе. луис до этой корзинки пока ещё не дотянулся, но джо не уверена, что была бы против, если бы малыш изрисовал проклятые бумажки или разорвал. когда-то ей не приходилось думать о счетах. о страховке. об ипотеке. и ещё о миллионе самых разных вещей. об этом думали родители, а потом грэди. но теперь они с лу живут вдвоем и не стоит и надеяться, что двухлетний ребёнок вдруг начнётся разбираться с бумагами.

дом джо купила каких-то пару месяцев назад. до этого ещё три они с луисом прожили в съемной квартире. маленькой и неуютной. но теперь у них свой дом: две спальни, отдельная библиотека и гардеробная. свой двор, пусть не самый большой, но всё же двор, в который с легкостью поместится детская площадка. пока, правда, там только качели, оставленные предыдущими владельцами. джо покрасила её яркой красной краской: на тот момент красный был любимым цветом луиса. но это неважно, со временем там появится и песочница, и шведская стенка, и беседка. а ещё там обязательно появится маленький огородик, где они с лу смогут наблюдать за тем, как растут цветы и разные овощи. мечты, планы. жаль, что нельзя нажать на паузу, войти в режим строительства и, как в игре, поставить на заднем дворе всё необходимое.

джо вздыхает снова и оборачивается на звук духовки. очередная партия имбирного печенья. она вытаскивает их и ссыпает в большую голубую миску. в другой, жёлтой, лежат уже готовые печеньки. по правде говоря, готовые печенья лежат и в красной миске, и в белой металлической с ягодкой на боку, и в контейнере с плотной крышкой. другие бы сказали: любовь к имбирному печенью. джо бы сказала: стресс. она закусывает губу, сдувает упавшую прядь волос с лица и засовывает в духовку следующую партию. их они вырезали вместе с луисом. он капризничает уже который день и единственное, чем джо может его утихомирить – это возможность втыкания в тесто безопасных детских формочек в виде человечков, тросточек, звёздочек и ёлочек. но кто будет всю эту гору есть? джо не знает. джо об этом не думает.

джо украшает дом: развешивает гирлянды, купленные на распродаже, везде, до куда дотягивается. до куда не дотягивается вешает тоже, просто вставая на стул. ставит искусственную ёлку, осторожно расправляя лапы-ветви. помогает луису водрузить на верхушку звёздочку и развешивает игрушки. рисует на стёклах узоры специальными витражными красками, расставляет на подоконнике оленей и санту. джо старается. создаёт настроение себе и сыну, который каждый вечер требует сказку про санта-клауса и оленёнка рудольфа. джо делает очень много вещей, лишь бы не устраивать час "пожалей меня". жалеть себя она совершенно не хочет. развестись и подать в суд на единоличную опеку – её выбор. и видит бог, и она, и луис за последние несколько месяцев стали гораздо спокойнее.

- мамочка! – доносящееся из комнаты заставляет джо отвлечься от созерцания мисок с печеньем. бодрый и выспавшийся луис улыбается довольно. на нём пижама с человеком пауком: другую он уже две недели отказывается надевать. – молоко и печенье? – спрашивает джо, подхватывая сына на руки и поправляя взъерошенные волосики. луис соглашается и тут же целует её в щеку. только за одного луиса в её жизни грэди можно простить что угодно.

пока сын ест, джо продолжает смотреть на тарелки. печенья слишком много. они его не съедят никогда в жизни. и джо, снова в очередной раз задумчиво закусывая губу, решается. боясь оставить сына одного, она надевает на него курточку и ботинки, на себя накидывает кофту: вот они, плюсы жизни в калифорнии, и, беря в руки миску с печеньем – что уж говорить, самую большую, - целенаправленно идёт к соседке справа. с лоррейн джо познакомилась в первый же день. переезд – много маленьких проблем, слепленных в одну большую. лоррейн оказалась милой и в помощи не отказала. а потом … а потом всё начало налаживаться.

джо стучит в дверь, в одной руке держа ручку сына, а в другой миску с печеньем. – привет, - улыбка мягкая и как будто смущенная. – я знаю, что перед рождеством у всех много дел и… я слегка увлеклась и вот, - протягивает миску с печеньем, закрытую полотенцем с рождественским рисунком. – когда я нервничаю, я пеку. а сейчас я нервничаю и делаю это постоянно. ну, в общем, это тебе. и я тут подумала… не хочешь отметить рождество со мной и луисом? – джо не привыкла отмечать в одиночестве. у неё большая семья. в коннектикуте. а в калифорнии у неё только луис, пара приятелей с госпиталя и несколько подруг. – но если у тебя планы, то ничего страшного. нас ведь двое, - луис в ответ поднимает голову и довольно улыбается лоррейн. она ему нравится. джо она нравится тоже.

[nick]Joe Fitzgerald[/nick][status]всё в наших руках[/status][icon]https://i.imgur.com/r7fAi7U.gif[/icon][sign][/sign][lz1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> врач приёмного отделения в госпитале<br><b>son:</b> louis [/lz1]

+1

3

прости, следующие посты будут значительно меньше  https://i.imgur.com/t76ZnRM.png

праздники и лоррейн - это что-то несовместимое. каждый год на прогулке с лайтом, она останавливается напротив увитой подмигивающей разноцветным гирляндой в парке и скептически прищуривается. нет, она прекрасно понимает зачем. живые доказательства присутствия смысла во всех этих украшениях сейчас носятся вокруг, заставляя ее пса нервничать. дети. лоррейн выпускает тонкую струйку дыма в противоположную от них сторону /хотя сделать это довольно сложно - они везде/ и тушит сигарету о железный бок мусорной урны. лоррейн любит тишину. поэтому шумные мероприятия порождают мигрени и одновременно увеличивают продолжительность сна. если бы в сакраменто была настоящая зима, лоррейн определённо впадала бы в зимнюю спячку на все три месяца. удивительно, что неделю назад она пролистывала новостную ленту и сама не заметила, как открыла календарь, чтобы посчитать сколько дней осталось до рождества, а потом подняла взгляд, закусила губу и долго пыталась понять, что не так с ее гостиной, почему ощущения уюта от минимализма и пастельных тонов, выдержанных по всему дому куда-то исчезло.

- ну что думаешь, на этот раз нарушим традицию? - лайт поднял голову, прижимаясь к ее ладони, он привык к их уединению. все что выдавало хоть какую-то причастность митчелл к праздникам - венок из еловых веток на двери и рождественская музыка, заполняющая дома накануне. иногда кино. лоррейн любила смотреть старые фильмы, укутавшись в плед, а лайт, устроившись рядом или на полу у дивана втягивать носом то аромат горячего шоколада, то сигаретного дыма. так что сейчас он точно не поверил своим ушам. лоррейн собралась впустить в дом каких-то людей, которые привезут огромное дерево и поставят посреди комнаты, она будет пахнуть знакомо и в то же время совсем иначе, сочетаясь с привычными запахами. и дерево привезли, огромную ель, щекочущую верхушкой потолок.

- охренеть можно, - лоррейн курила, стоя на табуретке перед ёлкой, один из ее толстых полосатых носков наполовину сполз, второй был натянут до колена. рядом стояла коробка с игрушками, от неё по воздуху медленно парила пыль. на чердаке можно было найти ещё много чего интересного, но митчелл ограничилась елочными украшениями. теперь она думала хватит ли одной коробки на эту махину.

с джо они познакомились давно, лоррейн запомнила ее мягкие черты лица, запах выпечки и руки. она всегда обращала внимание на руки. преимущественно, не касаясь их. у джо был сын, лоррейн с детьми общаться не умела. по крайней мере, она считала именно так. дружить не умела тоже. слишком странной она была, чтобы кто-то смог назвать ее хорошей подругой или сказать, что она именно та, на кого можно положиться. лоррейн это знала, с самой собой ей было привычнее и комфортнее. а лайт не позволял ощутить одиночество, окунуться в него с головой и потеряться в бесконечных темных коридорах ее мыслей и снов.

у джо наверняка весь дом украшен к рождеству и готовит она отменно. это лоррейн тоже запомнила, ещё в первый день когда соседка пришла знакомиться, естественно не с пустыми руками. на ответный визит пришлось себя уговаривать и заказывать еду из ресторана. пухлая поваренная книга, оставшаяся от тетки стояла нетронутой. кулинарные шоу лоррейн на дух не переносила. она могла бы неделями сидеть на зелёном чае и имбирном печенье и сигаретах, безусловно.
когда она нажала ногой на выключатель, множество крошечных фонариков ослепили, лайт заскулил, лоррейн хмыкнула.

- ну, могло быть и хуже.

в целом результат ее вполне удовлетворил. главное - не перенасыщено. она ещё долго сидела на диване, поджав под себя ноги и, прищурившись, разглядывала свое творение. на секунду она даже зацепилась за мысль, что хочет кому-то похвастаться. но только на секунду. хвастаться было некому, да и не зачем. чтобы не перебивать запах ели, лоррейн вышла покурить на задний двор, лайт тут же выбежал следом.

рождество было любимым праздником ее отца, они наряжали елку все вместе, тогда ещё лоррейн умела смеяться по-настоящему, а ещё варили глинтвейн и пекли печенья. она глубоко затянулась и прикрыла глаза, привалившись к стеклянной двери. кажется, что все это было в прошлой жизни. сейчас она всего лишь нелюдимая студентка, подающая надежды, но отпугивающая окружающих. девушка, интересующаяся смертью больше, чем жизнью.

лайт лизнул ее пальцы, обращая внимание на себя. она снова чуть не упустила дверь и не осталась запертой на заднем дворе. вот чтобы она делала без этого пса. удивительно, как некоторые могут предпочитать животным людей.

в этот день лоррейн уснула на диване, не поднимаясь наверх в свою спальню, не отключая иллюминацию на елке и ворчащий телевизор.
а утром еле разлепила глаза и тут закрыла лицо одеялом. кажется она сотворила что-то из ряда вон и оно сейчас красовалось прямо перед ней, переливаясь всеми цветами радуги. надо покурить.

на самом деле лоррейн планировала, как всегда заказать что-то из ресторанчика недалеко от центра города, шеф-повар к каждому заказу добавлял что-то от себя специально для лэрри. и когда она открывала коробку, всегда улыбалась – искренне, не той полуулыбкой, которую надевала на себя, выходя из дома. раньше она думала, что так будет выглядеть нормальной, такой же как все, не угрюмой, приветливой. но все получилось с точностью до наоборот и в конце концов, она поняла – так даже лучше.

планировала также укутаться в плед, сделать горячий шоколад или кофе с зефирками, включить «неспящих в сиэттле» или, ладно уж, «реальную любовь», раз в году можно. ничего особенного, ничего нарушающего традиции, кроме елки посреди гостиной. но планам не суждено было сбыться. звонок в дверь застал ее в ванной, с зубной щеткой во рту. сколько было времени, лоррейн не знала, она редко следила за ним, даже когда сидела над учебникам, особенно когда сидела за ними!
может быть показалось. но лайт вилял хвостом и бегал от входной двери до ванной комнаты, всем своим видом показывая, что надо идти открывать.
- ну не рождественский же подарок мне принесли, - лэрри на ходу собрала волосы в хвост и прикурила сигарету. заглянула в глазок…выдохнула и приоткрыла дверь. полностью она никогда не открывала. между ней и собеседников, обычно на уровне глаза обоих натягивалась металлическая цепочка, а лайт смело высовывал нос в образовавшуюся щель.

- привет, – она честно попробовала улыбнуться, пока не осознавая собственных ощущений. рада она видеть джо или нет. начнем с того, что она еще даже не проснулась толком. но желудок тут же отреагировал на источающее ароматы печенье в руках у соседки.

- нервничаешь? зачем? – это был странный вопрос. логичнее было бы спросить почему, но не для лоррейн. лайт настойчиво толкался, пытаясь протиснуться в щель и выбраться на улицу. и тут лэрри увидела луиса. он был похож на маленького эльфа, а не на ребенка. возникла пауза, несколько секунд она просто смотрела на мальчика, не отрываясь. нет, лоррейн совершенно не умела общаться с детьми, но было в этот ребенке что-то, чего она не могла объяснить, что-то оттуда, из прошлой жизни.

опомнившись, она вытащила изо рта сигарету, зажав ее между пальцами.

- заходи..те, у меня тут есть кое-что, вам должно понравится, - она закрыла дверь и тут же открыла, сняв цепочку. рукой попробовала разогнать сигаретный дым и прошла в глубь дома. – ну давайте, заходите, можно обувь не снимать, - лоррейн уже забрала из рук джо миску с печенье и выудила оттуда одно, распробовав, сразу взяла второе. все таки джо отменно готовит, пусть это и всего лишь печенье, но оно охренительное.

- посмотри…, - она опять замялась и перевела взгляд на маленького эльфа, который уже и без ее слов все увидел. – по-моему это самая большая елка из всех, что они предлагали. не помню когда у меня была такая последний раз, наверное, когда мне было столько же, сколько ему, - она указала рукой с надкушенным печеньем на луиса.

- хотите чаю? у меня есть малиновый с мятой, черный с имбирем, белый, еще есть с апельсиновыми корками и корицей. хотя, может лучше горячий шоколад? – лэрри подняла бровь, как будто спрашивала не гостей, а саму себя.

- можно и вместе отметить, планов нет и дом у меня больше, оставайтесь здесь, только вот есть нечего. я ничего не готовила.
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/RX3ueqQ.gif[/AVA]
[SGN]Smog
[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 22 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

+1

4

луис пританцовывает на одной ноге, дёргая джо за руку. она смущенно улыбается лэрри и совсем не знает, что ответить на её вопрос. правду? но какую правду? что она нервничает затем, что по сути своей нервная и тревожная, склонная ничему вокруг себя не доверять? или перевести разговор в плоскость "почему" и затянуть длинную и грустную историю про непривычное одиночество, ощущение, что не справляется даже с тем, чтобы быть хорошей матерью [ведь иначе почему луис бесконечно капризничает? у хороших матерей дети никогда не капризничают] и целую кипу счетов, требующих оплаты? это ужасно. бесконечные жалобы никому не нравятся. джо они и самой не нравятся, а потому она просто пожимает плечами. луис снова нетерпеливо дёргает её за руку, пытаясь заглянуть в дом. возможно, лэрри придумывает, как потактичнее извиниться и отправить их восвояси. джо её за это не осудит. джо вообще с некоторых пор никого и ни за что не осуждает: белое пальто оказалось ей не в размер.

они заходят внутрь, и луис тут же вытаскивает ручонки из её руки, не давая времени даже на то, чтобы расстегнуть на нём куртку. – а что там? – он с ожиданием смотрит на лэрри, а после сам устремляется к гостиной, вызывая у джо тяжелый вздох. – у меня самый воспитанный в мире ребёнок, боже, дай мне сил, - вопреки словам лэрри, джо всё же разулась, оставив ботинки на входе. хватит и луиса, топающего так, словно в нём прячутся как минимум пара слонов. – мама, смотри! большая! – малыш привстает на носочки и поднимает ручки вверх, пытаясь продемонстрировать, насколько большая ёлка стоит у лэрри.
- да, мой хороший, большая, - у них, к сожалению, в этом году ёлка совсем маленькая. не потому что у них нет денег на ёлку большую, а потому что большую нужно куда-то ставить, а джо, если честно, не придумала куда. в одной комнате до сих пор стоят коробки с вещами: джо не хочется их трогать. ей не нравится беспорядок, всё её существо протестует против этих коробок, но она их не трогает. просто смотрит иногда на них. пару раз взяла даже в руки канцелярский нож, пообещав себе разобрать содержимое и рассортировать по ящикам, но в итоге просто убрала его обратно. коробки остались не разобраны. джо ругала себя, а после объяснила: не хотела будить шумом луиса. да, вот. однозначно.

- у нас в этом году ёлка маленькая. такую большую лу видел только в холле больницы, дома мы не ставили, - не спрашивая разрешения её очень вежливый ребёнок наворачивает круги вокруг ёлки, разглядывая её со всех сторон. за ним ходит лайт. луис смеётся, когда пёс тыкается влажным и холодным носом ему в ручку. – что тебя не затруднит. мы всеядные, - джо поймала себя на том, что и сама смотрит на ёлку, как завороженная. одёрнула себя и обернулась к лэрри. честно, не думала, что она из тех, кто наряжает дом или вообще хоть как-то празднует рождество. хотя кто знает, чужая душа – потёмки. сама джо всю эту праздничную суету любит. и вчера, когда украшала дом, с удовольствием подпевала праздничным песням. знаменитые хиты она знает наизусть с детства. дома у них тоже всегда рождество любили и с размахом отмечали.

- ну, еда – это совсем не проблема. если ты присмотришь за ним, я всё принесу, - джо кивнула на сына, уже вставшего перед ними.
- мама, а можно трогать?
- это ты у лэрри спрашивай, её ведь ёлка, - мальчик незамедлительно обернулся на лэрри, спрашивая разрешения. кажется, она стала его новым героем.

оставить лу под присмотром лэрри не удалось. он запросился с джо домой и, пока сама она собирала еду, которую, кажется, приготовила на целую ораву, складывал в рюкзачок любимые игрушки. туда же был засунут и мячик, купленный для лайта. вернулись они через каких-то пятнадцать минут. луис остался с лайтом в гостиной, довольно усевшись на пол под самой ёлкой на манер подарка. ему не хватало разве что банта на голове и цветной обертки, впрочем, яркая пижама вполне со всем справлялась. – меня отправили в отпуск, а мне совершенно нечего делать, поэтому я готовлю, - джо вытаскивает большой контейнер с лазаньей и передает его лэрри. - у меня большая семья в коннектикуте. и все мои привычки оттуда, - она объясняет, почему в отпуске не поехала к родным. на самом деле, просто не захотела слушать, что могла бы и попытаться сохранить брак, а не бежать за разводом. католики не разводятся. что ж, в таком случае она просто неправильная католичка. поломанная.

- слушай, мы правда не нарушаем твои планы? – джо решила уточнить на всякий случай ещё раз. к контейнеру с лазаньей, овощным салатом, традиционным рождественским поленом и мясом, запечённым в фольге, джо добавила ещё один с печеньем: лэрри, вроде, понравилось. когда прибежал луис, проконтролировать, что происходит, джо вручила ему аккуратно упакованный подарок в шелестящей обертке: - положи под ёлку, - он предназначен для лэрри. даже не думая, что позовёт отмечать рождество вместе, подарок джо приготовила. ничего такого: просто связанная миниатюрная копия лайта в шапке и шарфе. немного времени и чуть больше пряжи.

- я скучаю по снегу. я в калифорнии всего второй год. рождество без снега кажется мне неправильным, - и вот уже второй год джо расстраивается из–за того, что снега нет. смотрит на улицу, на вечно зелёные пальмы, и грустит. зимой всё должно быть белым, а не зелёным. но вернуться обратно – всё равно что признать поражение. а джо не такая. она поражения не признает. во всяком случае, не все. – но в центре какие-то шутники украсили пальмы. получилось ничего, - джо улыбается и протягивает лэрри криво раскрашенную пряничную ёлочку. – рисовал лу, - ангел он только с виду. на самом деле, в этом ребёнке нет абсолютно ничего ангельского: как его мама, джо может об этом даже поклясться.

[nick]Joe Fitzgerald[/nick][status]всё в наших руках[/status][icon]https://i.imgur.com/r7fAi7U.gif[/icon][sign][/sign][lz1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> врач приёмного отделения в госпитале<br><b>son:</b> louis [/lz1]

+1

5

лайт не отходил от луиса, обнюхивал его, прислушивался, наклоняя голову, даже лизнул его ладонь, а потом забавно фыркнул. лэрри усмехнулась. у неё гости? сложно в это поверить, ещё сложнее осознать, что она сама предложила им остаться. спонтанно, не задумываясь. а джо проигнорировала ее вопрос, ушла от ответа. не удивительно. за милой улыбкой, как правило, скрывается ворох проблем. лоррейн кусала губу, глядя на джо, а вроде как и не на джо, словно на секунду провалилась в сон с открытыми глазами.

- я люблю горячий шоколад на рождество…этой традиции изменять не будем, - она прошла на кухню, но по сути оставалась все ещё в одном пространстве с джо, двери между гостиной и обеденной зоной отсутствовали, только небольшая ступенька и ты оказываешься чуть выше, словно на подиуме. - лайт его не обидит, - лэрри включила вытяжку и закурила. - извини, я не могу без сигарет, но в доме отличная вентиляция. надеюсь вы не страдаете аллергией. буду выходить на задний двор, если что, - рядом с многочисленными жестяными коробочками с чаем, примостился старый кассетник, лэрри вдавила кнопку и на всю комнату запел синатра, колёсико громкости заедало, но ей все таки удалось с ним справиться и сделать потише.

- барахлит. но я обожаю эти потрескивания, когда прокручивается пленка. слышишь? - сначала лоррейн застыла, потом задержала дыхание, а ещё через секунду тихо запела себе под нос подпевая знаменитый christmas, прикрыв глаза и, казалось, совершенно забыв, что она не одна, а в руке у неё дымится сигарета.

- так проходит мое обычное рождество, - не поднимая век хриплым полушепотом. а после как ни в чем не бывало, открыла смеющиеся глаза, тут же поймав взглядом джо и ее маленького сына, вернулась к приготовлению горячего шоколада.

- трогай что хочешь. лайт все равно будет рядом и подстрахует в случае чего, - лэрри слизнула с пальца шоколадную стружку и подмигнула луису.

- о, прекрасная идея. только бегом, а то шоколад остынет.

они действительно очень быстро справились. лайт уже встречал у двери, виляя хвостом и бежал вслед за джо, учуяв вкусненькое.

- бедный, не ест нормальной домашней еды, - и тут лэрри неожиданно для себя самой рассмеялась, потрепав пса по загривку. интересно, он ценил это ежегодное одиночество вдвоем, так как ценила его лоррейн или ему не хватало общения, вот такого ненавязчивого, не шумного, чтобы всего лишь милая соседка и ее маленький сын. хотя…всего лишь тут не годится, каждый человек это целый мир, и сейчас границы мира вот у этого маленького человечка в праздничной пижаме определённо шире, чем у его мамы. только пока в нем больше фантазий и мечтаний, чем реальности.

лэрри потушила сигарету под струей воды в раковине и выбросила в мусорное ведро.

- с ума сойти, сколько ты все это готовила? неделю? - пахло просто умопомрачительно. может потому что-то с утра лоррейн ничего не ела, а может потому что никогда не ела ничего подобного. что такое ресторанная еда? это только поначалу вызывает у тебя восторг и вкусовые рецепторы пляшут джигу, а ты смакуешь каждый кусочек. потом привыкаешь, начинаешь привередничать, воротишь нос и в итоге съедаешь все за пять минут толком не ощутив вкуса. с домашней едой все иначе, она не может надоесть.

когда джо вручает луису подарочный пакет и просит поставить его под елку, лэрри многозначительно поднимает бровь.

- ты что приготовила мне подарок? хмм, значит все это заранее продуманный план? - лицо лоррейн абсолютно серьезно, она прищуривается и долго смотрит на джо, а потом губы растягиваются в лисьей улыбке, чтобы через секунду перейти в смех, снова, искренний смех. даже лайт оборачивается с явным удивлением. митчелл прекрасно известно, что джо ничего не планировала, она все ещё помнит про - "а сейчас я нервничаю и делаю это постоянно".

и тут ее осеняет.

- раз так, у меня тоже есть подарок, - подтягиваясь к верхней полке, лоррейн открывает шкафчик и достаёт толстенную поваренную книгу. обложка потрепанная, но кажется когда-то она была чуть ли не с позолотой, страницы пожелтели, но разве это не придаёт книгам шарма.

- держи, тебе она будет явно полезнее, чем мне. и когда приготовишь что-нибудь отсюда, обязательно заходи. тетка не простит мне если я не попробую ни одного блюда из этой книги. ладно уж, что не приготовлю, этого от меня никто и не ждал, - усмехнувшись, лоррейн оглядывает все ароматное великолепие, принесенное джо, а потом подзывает к себе луиса. тот прибегает вместе с лайтом. лоррейн не умеет общаться с детьми, с собаками ей намного проще, но заинтересованности это не отменяет. она присаживается рядом с мальчиком, чтобы их глаза были на одном уровне, в пальцах сжимает стаканчик с горячим шоколадом, а в другой руке, в закрытой ладони прячется вкусняшка для лайта. она просто смотрит, с полуулыбкой и луис выдерживает этот взгляд. глаза у него блестящие, яркие, в них целый мир. удивительное существо.

- держи аккуратно, не обожгись. лайт покажет куда можно поставить стакан рядом с ёлкой, а ты потом угости его вот этим, - мальчик подставляет свою ладошку и лэрри тут же опускает на неё маленькую хрустящую косточку и сгибает пальцы луиса, чтобы лайт не успел ничего заметить.

- итак, снег значит, - выпрямившись, лоррейн смотрит на джо, снова подхватывает печеньку, надкусывает. - а мы с лайтом как-то застали снег в калифорнии, столько людей на улицах, как тогда, я ещё не видела. да, жаль, что сейчас его нет. представляю как бы резвился лайт, наелся бы снега. можно было бы собрать снеговика для луиса, - лэрри нравится пряничная ёлка и есть ее жалко, поэтому она оставляет ее на маленьком блюдце на столе.

- но у нас только пальмы, а ещё вот это гигантское дерево, - она кивает в сторону сверкающей разноцветными огоньками махины и на луиса с лайтом, устроившихся рядом на полу на мягких подушках. - как у них ещё глаза не устали, - тянется за сигаретой, но в последний момент решает отложить на чуть позже.

- будем накрывать на стол? я предлагаю прямо в гостиной, столик низкий, но мы рассядемся на полу, у меня много подушек, принесём со второго этажа и пледы, и камин. не замёрзнем. и там уютнее, - лоррейн подняла пухлую чашку, наполненную горячим шоколадом и стукнулась толстым боком о чашку джо темно зелёную с серебристой снежинкой с обеих сторон. - в подвале есть шампанское и вино. так что…предлагаю потом перейти на него. один раз в году и мамочкам можно, - лэрри рассмеялась в третий раз и поднялась, забирая с собой стопку тарелок и столовые приборы.
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/RX3ueqQ.gif[/AVA]
[SGN]Smog
[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 22 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

+1

6

горячий шоколад оседает сладостью на языке. джо довольно улыбается, облизывая шоколадные усы. — да нет, пару дней. просто я люблю готовить, — еда занимает голову, не позволяя отвлекаться на грустные мысли. в их семье еда всегда была чем-то вроде религии. они готовили, когда радовались. готовили, когда грустили. на кухне все время кто-то гремел кастрюльками и сковородками, пачкал чашки и ложки. джо была похожа на своих родных больше, чем хотела бы. она не искала их поддержки, но верила: еда всегда поможет. даже если её некому съесть.

нет-нет, — джо сразу же защищается, ставит кружку на стол и поднимает вверх в руки на манер “сдаюсь”. — просто подумала, что хочу подарить тебе подарок, это ведь не преступление, — даже в штате калифорния. джо пока не очень хорошо знакома со здешними законами, но уверена: там нет ничего на счет подарков. на счет игрушечных щенков в шапках в полоску и шарфиках нет тоже. лэрри вдруг смеется, а после лезет на полку. джо, не спрашивая, вручают старую поваренную книгу. её даже трогать немного страшного, вдруг запачкаешь? наверняка она какая-нибудь семейная, доставшаяся лэрри от бабушки или даже прабабушки. джо не уверена, что имеет право на подобные подарки. они ведь просто соседи. но пальцы всё равно бережно сжимают обложку, ласково её касаются. точно так же они когда-то касались “анатомии” грея, хранящейся в закрытом отцовском шкафу. книга оказывается подаренной тетей, но это всё равно не делает её менее значимой. джо поднимает глаза от обложки, которую всё это время изучала, смотрит на лэрри. так обычно смотрят на матери на шалящих детей: у джо этот взгляд отработан с поразительной точностью, пусть луису пока только два.

она ведь наверняка семейная. такие книги не передаривают, лэрри. их хранят, а потом передают по наследству, — джо пытается вернуть книгу, но у неё ничего не получается. лэрри отмахивается и переключается, как будто специально, на луиса. малыш смотрит на неё — ей богу новый герой в его жизни — и осторожно перенимает кружку с горячим шоколадом. вообще-то джо не разрешает ему пить горячее на ходу, только сидя за столом. он маленький, может легко опрокинуть на себя и обжечься. но сейчас она почему-то молчит, только добавляет: — лу, не бегай с кружкой, ладно? мы с тобой говорили про горячее, — они про это каждый день практически говорят. у джо очень много терпения и способности, не раздражаясь, по двести раз повторять одно и то же. поэтому из неё получается хороший врач приёмного отделения: тамошним пациентам иногда приходится и по пятьсот раз за пару часов повторять одно и то же.

здорово, наверное, было. снег в калифорнии! я раньше жила в нью-хейвене, там всегда зимой выпадает снег. когда мы были маленькими, дедушка всегда делал снежную горку во дворе. даже когда мой младший брат стал слишком взрослым, чтобы на ней кататься, — а племянники были ещё слишком маленькими. просто горка была традицией. джо улыбается собственным воспоминаниям, как по щелчку пальцев загораясь, подобно ёлочной гирлянде. лэрри рядом хрустит печеньем, и джо, вдохновляясь, тоже берёт с тарелки одно в форме леденцовой тросточки. — ну когда ты маленький, глаза не устают никогда. но луис через пару часов уснёт, вот и отдохнет, — правда, скорее всего откажется уходить от ёлки. придётся укладывать прямо под ней. это они уже проходили: дома джо пришлось передвинуть его кроватку так, чтобы ёлка была близко. до этого она получила концерт в трёх актах. четвёртый предпочла не слушать.

да, конечно. в гостиной будет удобно, я бы с этих двоих на всякий случай глаз не спускала, — джо показывает кружкой в сторону сына и собаки, намекая, что они способны на любую шалость. разумеется, под благовидным предлогом. — я не против вина. раз я в отпуске и на работу спонтанно меня вызвать не могут, — в основном пейджер у неё звонил каждый праздник, неизменно портя его. о чем говорить: он зазвонил, даже когда она была в родильной палате. кто-то перепутал и внёс её в список дежурных врачей.

мы с луисом вчера учились вырезать снежинки из бумаги. ты не представляешь, как можно несколькими обрезками угваздать весь дом. я тоже не знала. до вчерашнего дня, — в основном вырезала джо, для сына же делала заготовки. сначала луис послушно вырезал. а потом принялся разбрасывать обрезки, устраивая из них дождь. он был таким счастливым, что у джо не хватило духа его отругать. — мы смотрели “гринча”, ну я смотрела, лу пока не обращает на телевизор внимания, если там идёт не “человек-паук”, и вырезали. надо было принести и тебе пару снежинок, сделали бы вид, что это снег, — джо весело смеется и послушно перетаскивает всю еду в гостиную на низкий столик. — может, тоже включим какой-нибудь новогодний фильм? любой, который тебе нравится, — ей, в общем-то, тоже всё равно, главное, что это не “человек-паук”. джо невольно расплывается в улыбке, замечая носки лэрри. они с лу похожи. хотя это, наверное, неправильно, сравнивать взрослого человека с двухлетним ребёнком. луис решает им помочь и тоже носит с кухни небольшие тарелки, которые можно ему доверить. лайт ему помогает: страхует, чтобы не упал, когда будет перешагивать через порожки. — лэрри, а ты вообще любишь рождество? — джо спрашивает, вдруг задумываясь о том, а что если лэрри этот праздник не нравится? но ёлку же она поставила, значит, хоть немного, но нравится, да? лучше спросить, конечно.

[nick]Joe Fitzgerald[/nick][status]всё в наших руках[/status][icon]https://i.imgur.com/r7fAi7U.gif[/icon][sign][/sign][lz1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> врач приёмного отделения в госпитале<br><b>son:</b> louis [/lz1]

+1

7

детство лоррейн помнит смутно, иногда какие-то обрывки вдруг всплывают в голове, иногда что-то снится. моменты. мама наклоняется совсем близко, целует в спутанные волосы на макушке, будит, чтобы успела съесть любимые блинчики, прежде чем они с отцом уедут на работу. отец подмигивает, лэрри подражает ему, хотя у нее это большее смахивает на нервный тик. сейчас от отца в ней эта полуулыбка, нечитаемая. он всегда так улыбался, в тот последний день перед отъездом в аэропорт тоже. они ничего не чувствовали и не понимали почему дочь бьется в истерике. списали на недосып и резко изменившуюся погоду.

лоррейн поежилась. поставила тарелки на стол, небрежно потрепала лайта. когда она чесала его за ухом, пес даже не повернулся. надо же, променял меня на этого маленького эльфа. промелькнув, обида тут же исчезла. раз уж в это рождество они решились на эксперимент, значит все непривычное приветствуется.

- понимаю твое волнение, но лайту можно всецело доверять. ты только посмотри на него, напрочь забыл обо мне, - уже весь стол был забит едой, лэрри не поленилась разложить ее на красивые блюда и тарелки тоже подобрала из тех, что кажется никогда не использовала, новенький блестящий сервиз. она опустила на каждую тарелку по салфетке и остановилась, чтобы оценить результат.

- констатирую факт, что впервые в этом доме рождество похоже на рождество, - она тихо засмеялась и, повернувшись к джо, подмигнула ей точь-в-точь, как отец. и тут сама это ощутила, в груди резануло ярким воспоминанием, его лицо стало вдруг таким четким, что лоррейн с силой сжала себя руками. – знаешь, я тоже когда-то вырезала снежинки из бумаги. с родителями. когда они были живы. или только с отцом…точно не помню. мы делали из них целую гирлянду и приклеивали на стену над моей кроватью. а одиночные снежинки на окнах, а потом мама долго пыталась их содрать, ничего не помогало. одна так и оставалась на моем окне до лета.

лоррейн снова посмотрела на лайта и луиса, мальчик аккуратно отпивал из кружки горячий шоколад, а лайт внимательно наблюдал за ним. надо подарить им старинные елочные игрушки. небольшая коробка еще осталась на чердаке, это были любимые игрушки лэрри, она их ни разу не доставала с тех пор, как тетка оттащила их на чердак, даже не открывала, боялась, что прикоснется и воспоминания нахлынут мощной волной и она не выдержит.

- а книгу бери и даже не думай, я не придерживаюсь никаких семейных традиций. у меня и семьи-то нет, вот лайт – моя семья, - лоррейн на секунду коснулась руки джо, она очень редко к кому-то прикасалась.

- я принесу плед для тебя и нормальное одеяло и подушку для луиса. так что пусть засыпает здесь, ничего страшного, - по пути на второй этаж, проверила, чтобы входная дверь была закрыта на все замки. это ее пунктик, здесь ничего не меняется уже пятый год.

одеяло с подушкой и пледы пока оставили на диване, чтобы вовремя укрыть уснувшего луиса и подложить ему под голову подушку. а в пледы лоррейн и джо укутаются сами, когда и они начнут клевать носом.

- да, фильмы – это пожалуйста, - под большим телевизором в застеленных полках у лэрри было целое богатство. диски с рождественским кино в том числе.
- предлагаю «рождество с неудачниками», люблю этот фильм, смотрю каждый год, а вот в прошлом не смотрела, так что – выбор очевиден, - лоррейн запустила диск, но поставила на паузу. – я выйду покурить на задний двор, можешь пойти со мной, обзор там хороший, не потеряешь из виду своего эльфа, - она усмехнулась, накинула плед и аккуратно толкнула в сторону стеклянную дверь, она плавно отъехала, пропуская в дом свежий воздух, лайт тут же повернулся, принюхался, но не пошел за хозяйкой и ее гостьей, остался там, где он нужнее.

чиркнула зажигалка, лэрри глубоко затянулась.

- не знаю, не могу сказать, что люблю рождество. скорее оно мне нравится. тишиной, уютом, музыкой, запахом горячего шоколада или какао, теперь еще твоих печенек, - она прищурилась, делая новую затяжку. – я всегда провожу его вдвоем с лайтом, это молчаливый праздник. кроме синатры, конечно. ему я готова подпевать всегда. звучит депрессивно, но на самом деле, меня устраивает. я не отличаюсь общительностью. не могу представить этот дом полным людей или если я пойду куда-то, где много людей. у меня агорафобия, вряд ли ты знала об этом, - лоррейн пожала плечами и затушила сигарету.

они устроились на диване в гостиной, на экране включился фильм и луис тут же тоже повернулся к телевизору, лайт расслабленно растянулся на полу. лоррейн наполнила свою тарелку и поставила прямо на колени, пожав ноги под себя.

еда была очень вкусной, поэтому первые полчаса все просто ее с удовольствием поглощали и улыбались тому, что происходит на экране с непутевыми героями фильма. а потом лэрри отставила пустую тарелку, облизнулась и посмотрела на луиса. все это время она продолжала внимательно за ним наблюдать.

- итак, маленький эльф, я уже знаю, что ты любишь елки, это очевидно, еще ты любишь вырезать снежинки из бумаги, но надолго тебя не хватает. определённо, ты любишь животных, а они любят тебя. и горячий шоколад тебе очень даже по вкусу, - она постучала по своей верхней губе, указывая на то, что у мальчика на этом месте красуются шоколадные усы. – а что еще ты любишь делать на рождество? мама не подсказывай, - лоррейн бросила взгляд на джо, смешно нахмурив брови, и откинулась на спинку дивана, подтягивая до колена второй полосатый носок.
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/RX3ueqQ.gif[/AVA]
[SGN]Smog
[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 22 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2022-12-31 14:05:31)

0

8

лэрри говорит, что не общительна, но джо в этом совсем не уверена. они ведь разговаривают, так? на языке джо это означает “общаются”. она мягко улыбается, так обычно делают взрослые, поощряя детей продолжать. у джо много замашек настоящего взрослого: у неё младшие сестра и брат и целый выводок племянников. джо повзрослела рано. у неё не было никаких психологических травм или чего-то такого, просто вечно отсутствующие родители и ложащаяся на плечи ответственность за младших. в их семье так принято: отвечать за тех, кто родился после тебя.

это здорово, что у вас с родителями была такая традиция, — джо больше ничего не говорит, не зная, что сказать. что ей жаль, что родители лэрри погибли? что ей жаль, что традиция по вырезанию снежинок из бумаги осталась в прошлом? ей и действительно жаль, но она лишь облизывает губы, тронутые только лишь гигиенической помадой, и переводит внимательный взгляд на луиса, аккуратно пьющего горячий шоколад. именно из-за этого малыша она отказалась от карьеры, от резидентуры по хирургии и трещащего по швам брака. этот малыш был ей так дорог, что любая цена, которую нужно было за него заплатить, не казалась непомерной. джо с легкостью отказалась бы и от собственной жизни ради сына. наверное, подобная жертвенность — излишняя, но её пока и никто не просил жертвовать собой.

джо пожимает плечами, словно пытается в простой жест вложить всё, что хочет сказать, и снова идёт за лэрри. книга остаётся лежать на кухонном столе. если лорейн так хочет, книгу она заберёт домой. джо не учили обижать людей в их самых искренних желаниях. в первые же выходные попробует что-нибудь приготовить, а потом принесёт это лэрри. это несложно: быть внимательной и благодарной. возможно, джо не досталось чуткости её старшей сестры, ставшей в итоге первоклассным детским психологом, или тактичности старшего брата, в котором не чаяли души студенты университета, но это не важно. она такая, какая есть. и сама себя вполне устраивает.

пусть будет оно, — джо легко соглашается на предложенный фильм. — главное, что это не “человек-паук”, — она тихо вздыхает и складывает детскую курточку, которую луис наконец-то скинул и оставил прямо на полу. самый воспитанный в мире ребёнок. впрочем, наверное, не стоит требовать много от двухлетки. — пойдем, — пока с луисом рядом лайт, джо может выпустить его из поля зрения на какое-то время. мальчик, кажется, больше заинтересован горячим шоколадом в кружке, нежели возможностью напакостить.

не знала, но предполагала, — склоняет голову набок, разглядывая лорейн. джо прислоняется спиной к перилам крылечка и бездумно сует руки в карманы сарафана. в них, как у любой матери маленького ребёнка, лежат влажные и самые обыкновенные бумажные салфетки и фантики от конфет. — я люблю рождество. у меня большая и религиозная семья, рождество для нас — один из самых главных праздников в году. мы всегда праздновали шумно и многочисленно. у меня три брата, две сестры и бесчисленное количество кузенов и кузин. ты бы, боюсь, в моей семье не выжила, — джо коротко ухмыляется. это не в сторону особенности лэрри, а в их семье и правда сложно, если ты не привык к подобному количеству людей на ограниченной территории. — я по ним скучаю. по родным. первое время после того, как вышла замуж, не могла привыкнуть к тому, что вокруг может быть тихо, — джо и до сих пор к этому немного сложно привыкнуть. именно по этому она всегда хотела иметь много детей. но, кажется, луис обречён быть её единственным ребёнком. впрочем, другие не могут получить и этого. не время быть не благодарной.

они снова вернулись обратно в дом, где джо послушно опустилась на диван. дома они часто сидели прямо на полу, окружая бабушку и дедушку. и в свой последний приезд джо сидела точно так же. бабушка сделала для неё горячее какао. именно такое, какое она всегда любила: половина молока, половина кипятка и много-много зефирок, тающих на языке. джо пила его тогда медленно, наслаждаясь любимым вкусом и слушая, как бабушка рассказывает уже знакомую историю из её детства. она часто путала имена внучек, но никогда не ошибалась, когда и о ком рассказывала историю.

лэрри вдруг решила ближе познакомиться с луисом, малыш, вроде бы, был не против. он с интересом разглядывал лэрри, отвлекаясь от того, что происходит на экране телевизора. ему всего два, а потому он ещё не знает, что любит делать на рождество. прошлое он не помнит. да они его толком и не праздновали. джо вызвали на работу незадолго до полуночи, вернулась она домой уже двадцать шестого. они тогда поссорились с грэди и, обиженные, разошлись. в маленькой квартирке было не особенно много места, но они нашли, где дуться. джо сидела у кроватки сына, а грэди на кухне в компании своей любимой бутылки. даже вспоминать об этом тошно.

санта приходит! — малыш показывает руками, пытаясь продемонстрировать, кто такой санта. — мы заво… зава…
заворачивали, — джо всё же подсказывает, ловя предостерегающий взгляд лэрри, и смеется.
заворачивали подарки! в бумагу. она шуршала, — они потратили позавчера пол дня, чтобы красиво упаковать подарки. луис отрезал, по разметке: этот навык они худо-бедно, но освоили, а джо складывала и заворачивала. подарков оказалось мало, у них особенно нет здесь друзей. своим родителям и многочисленным родственникам джо отправила подарки доставкой ещё за неделю до рождества. — я лублу заворачивать! — малыш показывает, как делать это правильно, и довольно улыбается. а потом обходит и прислоняется головкой к руке лэрри, стремится заглянуть ей в глаза. — мама обещала, что санта подарит подарок. тебе тоже санта дарит? — гладит лэрри по руке, к которой прислоняется, он оказался удивительно тактильным мальчиком. — хорошим детям дарит, — лэрри он, видимо, причисляет к детям. — мы поставим молоко. и пече.. печеньице, — кивает сам своим же словам и доверительно сообщает: — и ты поставь.

джо довольно улыбается, допивает горячий шоколад и, раз уж она взрослая, сует в рот печенюшку. всю, целиком. её опытный родительский взгляд видит, что луис моргает медленно и сонно. по-хорошему его стоит уложить спать. — зайчик, ты уже хочешь спать? — спрашивает джо, ловя сына за пижамку. он бежит к лайту, чтобы погладить. не может без него. — неть! собачка, — джо тихо вздыхает и отпускает его. собачка, так собачка. — лу любит животных. как бы он не захотел остаться жить у тебя, — она смеется и подмигивает лэрри. они смогут договориться. скорее всего.

[nick]Joe Fitzgerald[/nick][status]всё в наших руках[/status][icon]https://i.imgur.com/r7fAi7U.gif[/icon][sign][/sign][lz1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> врач приёмного отделения в госпитале<br><b>son:</b> louis [/lz1]

+1

9

лоррейн смотрит на луиса, чуть прищурившись, ее чашка с остатками уже не горячего шоколада стоит рядом на полу. при желании можно погадать, как на кофейной гуще. когда-то тетка этим увлекалась, а лэрри только отмахивалась, зарываясь с головой в учебники. даже того парня, с которым улетела на другой конец света, она как будто себе нагадала, столько было убеждающих слов, столько восторгов. лоррейн просто усмехнулась, не поднимая глаз – главное убедить себя в собственной правоте, больше ничего и не требуется. а ее убеждать было бесполезно. она проводила тетку и вздохнула с облегчением, сварила себе какао, высыпала в чашку щедрую гость зефирок и вернулась к учебе. она никогда не верила в магию, а своим видениям и снам пыталась найти научное объяснение. до сих пор пытается. и в санту она тоже не верит, хотя однажды к ней он все же приходил, за год до смерти родителей. накануне они все вместе заворачивали для него подарок, в алую блестящую бумагу, усыпанную серебряными снежинками, перевязывали зеленой атласной лентой. а еще днем раньше, она заворачивала подарки для родителей. свои рисунки. сейчас она их совсем не помнит…рисунки, а лица родителей еще не стерлись, пока она еще может их увидеть. их было всегда только трое – она, мама и отец. потом осталась только лэрри. да, ей сложно представить себя в большой семье, но слушать интересно, слушать и представлять, всю эту суету, подготовку к рождеству, множество голосов, смех, постоянные касания друг друга. то, что лоррейн совсем не знакомо и будто бы совсем не близко.

- мой подарок ты тоже заворачивал? – она только на секунду переводит взгляд на коробку под елкой, которую так до сих пор и не открыла. подарков ей давно никто не делал, еще одно непривычное на сегодня. и пожалуй распаковку можно оставить на сладкое. – уверена, что ты, иначе бы не было так красиво, правда? – лоррейн поворачивается к столу, только чтобы дотянуться до очередной печеньки. – вот такое? оставить на столе вместе с молоком…хмм, - она хмурит бровь, смотрит на лайта, потом на джо и снова на луиса. – слишком вкусные печеньки, боюсь я съем их все сама, а молоко очень любит лайт, он не совсем правильная собака, - лайт наклоняет голову в бок и едва слышно поскуливает в подтверждение или от несправедливости.

- но если ты думаешь, что у меня еще есть шанс встретиться с сантой, я все же попробую выполнить инструкции, - положив печенье обратно на тарелку, лэрри подмигнула мальчику и поднялась, чтобы пойти в подвал за вином. задержалась только на секунду, чтобы коснуться кончиками пальцев его мягких волос, слегка взъерошить их…удивительные ощущения. рядом с лоррейн никогда не было детей, только такие же, как она студенты, повернутые на учебе или спящие на парах, источая алкогольные пары после ночных вечеринок. никто не думал о детях, она тоже не думала. разве что о том, что у нее никогда их не будет. дети не должны видеть смерть. рядом с лэрри этого избежать невозможно.

- такую любовь я отлично понимаю. он может навещать лайта когда захочет. и сегодня рождество, можно не спать подольше. организм просто вырубится сам, благо вокруг него все мягкое, - лоррейн криво улыбнулась и спустилась в подвал. там она первым делом закурила, прислонившись к холодной каменной стене. это был не подвал, а целый погреб, вдоль стен стеллажи с бутылками вина, какие-то жестяные банки с консервами и стеклянные с соленьями. откуда только все это взялось. настоящее бомбоубежище. голодным точно не останешься.
прикрыв глаза, лэрри просто наслаждалась каждой затяжкой. она пыталась поймать себя на мысли, что ей хочется побыть одной, вернуться в привычное, укутаться, спрятаться, помолчать…

выдохнула, не найдя, что ответить самой себе. с джо и луисом было не плохо, было как-то тепло и…вкусно, спокойно, ничего внутри нее не просило сейчас же вернуть все на свои места, смена декораций пока вполне совпадала с внутренним ощущением лоррейн и она просто затушила сигарету, выбрала, не глядя, бутылку вина и поднялась наверх.

- ну как, не уснул еще? – она говорила почти шепотом, а потом кивком головы позвала джо с собой, разместиться на высоких стульях у стойки в зоне кухни. пледы она захватила с собой. позже они вернутся в гостиную, но пока, чтобы можно было нормально поговорить, здесь самое подходящее место. и телевизор отсюда видно, если хочешь продолжать в пол глаза следить за сюжетом. но все же лэрри сделала звук потише на случай, если луиса сморит сон.

она открыла вино, разлила по высоким бокалам. подняла свой и без слов сделала глоток. вино оказалось очень вкусным, прохладным, но не ледяным и с очень приятным послевкусием. алкоголь для лоррейн почти тоже самое, что и выход в свет на какое-то многолюдное мероприятие, один-два раза в год. и она уже не помнит, как он нее влияет. может быть сейчас ее потянет на разговоры, а может начнет клонить в сон.
она уже хотела что-то спросить, но потом вспомнила про подарок под елкой.

- я так и не открыла ваш подарок. давай оставим до завтра, вдруг луис обидится, что мы сделали это без него, - лоррейн бы наверное обиделась, будучи пятилетним ребенком. только в этом возрасте она помнит себя лучше всего.

- значит ты в отпуске…а почему не поехала на рождество к родным, раз скучаешь? – лэрри надкусила печенье, сделала еще один небольшой глоток вина и отодвинула стакан немного дальше от себя, чтобы поставить локоть на стол и подпереть ладонью подбородок. на джо она смотрела также внимательно, как на луиса только с чуть большим интересом.
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/RX3ueqQ.gif[/AVA]
[SGN]Smog
[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 22 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

+1

10

лэрри разрешает луису навещать лайта, когда захочется, а джо только улыбается. сама не знает, что говорит. маленький невинный ангел, которым кажется мальчик, легко превращается в дьяволёнка, стоит ему только что-то запретить. джо предвкушает слёзы, как только им придётся возвращаться домой. а домой возвращаться всё равно придётся, они ведь не могут жить у лэрри вечно. малыш идёт следом за лайтом, гладит его по голове, приговаривая “хорошая собачка”. некоторые буквы ему пока поддаются плохо, но слова разобрать можно. джо дает сыну полчаса, после его совершенно точно сморит сон, и он уснёт там, где будет находиться в данный момент. скорее всего под ёлкой и боком лайта одновременно.

джо молчит, пока лэрри ходит за вином, и только лениво наблюдает за происходящим на экране. сын играет, не отвлекаясь, а моргает всё равно медленно и сонно: это заметно даже издалека. — играет, — отвечает джо лэрри, кивая на ребёнка. он характерно складывает ручки и вытягивает ножки: устал. сегодня было много впечатлений, чего только стоит большая ёлка. первая большая ёлка в жизни лу.

поднимается, послушно идёт за хозяйкой дома, поправляя сползающую с плеча вязаную кофту. на самом деле, не отказалась бы сейчас от праздничной пижамы, которую купила на неделе. у них с луисом одинаковые. джо выбирала их, наверное, часа два. продавщица советовала взять с традиционным санта-клаусом в красном колпаке. но джо она показалась слишком скучной и слишком светлой: они оба любят с лу играть на полу. в конце концов, она остановилась на пижаме со штанами в красно-зелёную клетку и белой кофтой. на рисунке — ёлка, олени, как и положено нормальной праздничной пижаме. луис одобрил, но подаренную бабушкой пижаму с человеком-пауком всё равно снимать отказался. чего и следовало ожидать. когда подрастёт, джо обещала сводить его на мюзикл, но только после того, как подрастёт. а пока хватит с него и пижамы, которая задирается на животе, когда луис всё-таки скатывается под бок лайту и засыпает. головка доверчиво ложится на мягкую собаку. лайт вроде бы не выглядит недовольным, наоборот, не шевелится, чтобы не спугнуть чуткий сон ребёнка.

за стойкой оказалось не менее удобно, чем на диване. джо оперлась на неё локтем и взяла в руки бокал с вином. её любимым. лэрри угадала, сама не зная. вино оказалось вкусным и ровно таким, каким надо. — да, конечно. думаю, он захочет сам тебе его отдать, — у луиса уже начался возраст “я сам” со всеми характерными попытками доказать самостоятельность. джо крутит в руках бокал, апатично наблюдая, как в нём лениво плещется вино. подхватывает из тарелки печеньку и забрасывает её в рот целиком. маленькая звездочка. таких немного, у формочки оказались острые края.

ну… — джо не знает, как правильно ответить на вопрос лэрри. она облизывает губы и продолжает хвататься за бокал, как за спасительную соломинку. — у меня замечательная семья. и они все католики, — говорит, скучающее рассматривая столешницу. на самом деле за скучающим выражением лица прячется обида и горечь. — а я в разводе, — палец свободной руки вырисовывает рисунок, понятный одной лишь джо. — католики не признают развод, — поясняет больше для себя, чем для лэрри, наверняка, она в курсе. — они нас с луисом очень любят, но будет лучше, если какое-то время мы будем общаться по видеосвязи, — джо не хочет доверительных разговоров по душам и сочувствующих взглядов. родители не поддержали ни одного её важного решение, включая рождение луиса. она не обижается, просто помнит. обиды — это для подростков, а она считает себя взрослой женщиной. — я была замужем десять лет, у меня замечательный сын и любопытная соседка, — джо вдруг солнечно улыбается, поднимая глаза на лэрри. — почему ты празднуешь рождество одна? так комфортно? но кому тогда класть подарки в традиционные носки? — они с луисом развешали их в тот же день, что и украсили дом. красные с белым рисунком и именем. раньше носков было три, теперь осталось только два. носок с именем грэди джо оставила ему. он даже не позвонил, чтобы поздравить луиса. но может быть, позвонит или приедет завтра. надежда умирает последней.

вообще-то, я переехала сюда, потому что так хотел мой бывший муж, — джо решает поделиться ещё небольшим кусочком своей истории. лэрри её не знает, в дом по соседству они въехали уже вдвоем. грэди остался на той крохотной съемной квартирке, где некуда даже поставить ящик для детских игрушек. — мы жили в нью-хейвене: оба там учились. ему предложили работу в университете. лабораторию, возможность заниматься наукой. мне было всё равно, где работать. но всё в итоге развалилось, работа оказалась не его мечты. у меня не бесконечное терпение, я старалась ему помочь. потом решила, что спокойный сон моего ребёнка мне дороже, — джо пожимает плечами и делает ещё глоток вина. слишком большой для человека, который в принципе не пьёт. после того, как к алкоголю пристрастился грэди, джо пить практически перестала. кто-то должен быть трезвым, когда полиция найдет ребёнка на парковке у супермаркета или заправки. но об этом джо не рассказывает: не все тайны хотят, чтобы их раскрыли. подобными вещами в своей жизни джо не гордится. во всём этом есть и её вина: могла терпеть меньше, могла поступить правильно раньше.

[nick]Joe Fitzgerald[/nick][status]всё в наших руках[/status][icon]https://i.imgur.com/r7fAi7U.gif[/icon][sign][/sign][lz1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 30 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> врач приёмного отделения в госпитале<br><b>son:</b> louis [/lz1]

+1

11

если бы у нее спросили до того, как этот день случился, что она о нем думает, лоррейн сказала бы - не моё. спроси сейчас - она скажет - непривычно, но увлекательно. смотреть на свою соседку, до этого дня казавшуюся совершенно незнакомой, но почему-то впустить ее к себе в дом оказалось очень легко. наблюдать, как лайт обнюхивает пушистый затылок чужого ребенка, с невероятной, присущей только ему нежностью. и даже не оглядывается, не подходит к ней, не зовет настойчиво подняться наверх, завернуться в два одеяла, плотно задернув шторы. ощущать как расслабление растекается по телу, мысли замедляются, пальцы тоже становятся медленнее и рассматривать их интереснее. лоррейн привыкла к собственным странностям. наслаждалась их проявлениями, реакциями окружающих. не от мира сего, ненормальная, спит на ходу, снова где-то не здесь. на все это она только улыбалась. ей нравилось быть еще более странной, чем та, какой ее видят.

сегодня она другая, сегодня в ней больше слов, больше заинтересованности, не характерная мимика, второй глоток вина. сегодня ей хочется подняться в спальню и найти в комоде пижаму, такую же полосатую, как ее носки, с белыми медведями на карманах. лэрри купила ее в первое рождество в этом доме и так ни разу и не надела, даже бирки не срезала.

значит можно быть такой…другой, иногда. это довольно забавно. даже собственный голос кажется другим. наверное потому что она слишком редко его слышит, только где-то внутри себя или во сне, а во сне он всегда отличается от настоящего, как если бы был записан на пленку.

- любовь на расстоянии…, - лоррейн задумчиво смотрит сквозь джо. - если это касается родителей, так даже лучше. на расстоянии никто не хочет ссорится, все будто бы принимают твои решения, а тебе не приходится вдаваться в подробности. наверное так это работает, - ей сложно рассуждать об отношениях, о любых отношениях. она хотела бы обнять родителей еще раз, чтобы тут же признаться себе - этого не достаточно. она не хотела бы жить с ними врозь, но у них с джо очень резные жизни.

- изучать людей и подвергать анализу их поведение можно бесконечно, но все равно, ты будешь ошибаться. есть типичные профили, но единой схемы нет. каждый случай уникален, - она говорит и водит пальцем по краю миски, почти опустевшей, к сожалению. невольно возвращается к тому, чем занимается ежедневно, к своим учебникам, тетрадным страницам, заметкам в блокноте на компьютере.

- десять лет, это очень много, - лоррейн наполовину здесь, наполовину где-то в своей голове. с ней рядом никогда не было мужчины, на прикосновения она реагирует как дикарка, они тут же пускают по телу озноб. но только не от джо и не от луиса.

- ты первая, кто называет меня любопытной, - она смеётся, возвращаясь, фокусируя взгляд на джо. - и ты первая кто интересен мне не как объект исследования, а просто…как человек. я вообще какая-то другая сегодня. возможно из-за него, - кивает в сторону гостиной, огромной елки, беззвучно работающего телевизора, лайта, прильнувшего к тёплому боку, носом к пахнущей молоком розовой щеке, спящему луису. может все дело в нем. лоррейн даже не осознавала, что такое ребенок, все, что было подвластно ее странному мозгу - поведение взрослого, пусть его проблемы и тянутся из детства. но сам ребёнок…что это за существо, с первой секунды вступившее в контакт с животным, раз и все, по щелчку.

- так сложилось. родственников у меня нет, друзей тоже. есть лайт, нам всегда было хорошо вдвоём. мне так казалось, - лоррейн пожимает плечами, сухими губами касается края бокала, приподнимает его, чтобы почувствовать прохладный приятный вкус. - у меня есть идея, - она поднимается, ощущения снова непривычные, ноги в мягких носках словно пружинят от пола, голова слегка тяжелая и будто грозится опустеть, а быть совсем без мыслей - это не про лоррейн, поэтому ей странно, странно и забавно. день такой сегодня. она бы назвала его не своим днём, если бы о нем спросили вчера.

- вряд ли ты захочешь погружаться в подробности своей личной жизни и тем более рассказывать о них мне, но все же…, - она поднимает указательный палец вверх, крутит им и взмахивает, словно волшебной палочкой. - мне интересно воспользоваться тем, что с тобой я чувствую и веду себя иначе и поговорить о том, какого это быть замужем, почему ты терпела целых десять лет, но больше всего я хочу знать о нем, - луис вытягивается во сне, потом снова сворачивается клубочком рядом с лайтом, пёс поводит ухом, кажется вздыхает и успокаивается.

- но это потом, может завтра, у тебя же все равно отпуск, - подмигивает и уходит наверх, ничего не сказав гостье. дело в том, что в том же ящике, где лежит нераспакованная пижама, аккуратной стопкой высятся рождественские носки, те самые, что висят на каминах в каждом доме. лоррейн берет четыре штуки, после поднимается на чердак и открывает вторую коробку с игрушками, опускает в неё руку и достаёт наугад, закрыв глаза. только четвёртый носок остаётся пустым, он для лайта, туда она положит что-нибудь вкусненькое, его любимое лакомство.

- ну вот, теперь все по правилам, - она говорит шепотом, в каждой руке держит по два носка. - пошли развесим их, утром будет сюрприз. кому что достанется, - носки делятся поровну и лэрри подходит на цыпочках к камину, чтобы повесить первый. на эти несколько секунд она разрешает себе вернуться в детство, вспомнить, что такое быть ребёнком. сегодня это даётся легче, чем когда она пыталась в прошлый раз.
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/RX3ueqQ.gif[/AVA]
[SGN]Smog
[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 22 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

+1

12

я вовсе не терпела десять лет, — джо нетерпеливо прерывает лэрри, как будто стремится одной фразой доказать: нет-нет-нет, её брак был прекрасным. и это действительно так. её брак был прекрасным ровно до того момента, как не пошёл трещинами непонимания. их любовь и отношения разрушили разочарования и алкоголь. и разочарования даже не друг в друге, а в целом в жизни. возможно, позже джо простит мужа и снова научится с ним дружить. но пока она его ненавидит. ненавидит за свою разрушенную жизнь, за то, что лу остался без отца, за то, что и сама осталась у разбитого корыта. она любила его так сильно, что раз за разом давала шанс. грэди не был достоин даже первого. но разве сейчас в этом признаешься? даже самой себе?

если тебе интересно, я расскажу, конечно. особенно о нём, — о том чуде, что спит сейчас под ёлкой. лэрри куда-то стремительно убегает, а джо переводит взгляд на спокойно спящего сына. он привычно подсовывает под щёчку ладонь и тихо улыбается, когда лайт тычется в него носом. над мальчиком мягко мерцает гирлянда, и джо с удовольствием любуется огоньками. синие, красные, жёлтые и зелёные. отсветы играют на пижамке с человеком-пауком. больше всего сейчас джо хочется встать, подойти к сыну и взять его на руки. когда он был совсем крохотным, часто спал у неё на руках. джо это нравилось. нравилось прижимать к себе и слушать, как он тихо-тихо сопит. сейчас луис уже засыпает самостоятельно и спит в отдельной кроватке. а джо так хочется, чтобы он снова стал младенцем, который не может уснуть, если не гладить его по спинке.

как раз праздничных носков и не хватало, — улыбается, принимая два из них в руки. они идут в комнату, ступают еле слышно, чтобы не разбудить спящего луиса. лайт как будто немного недовольно провожает их взглядом. мол, что вам не сидится, барышни, ребёнка разбудите. — когда я была маленькая, всегда старалась проснуться пораньше, чтобы первой засунуть руку в носок. в них обычно прятали сладкие подарки и что-нибудь небольшое. у меня обычно лежали фарфоровые или стеклянные статуэтки фей: я люблю их собирать до сих пор, — джо вспоминает об этом с улыбкой. у неё было счастливое детство, даже если сейчас и вспоминается, что родителей почти никогда не было рядом. они пропускали школьные концерты, редко попадали на театральные постановки и были слишком уставшими, чтобы долго восхищаться кривыми, но старательно выполненными рисунками. и всё же: они у джо были. и она знала, что может прийти к ним рано-рано утром, чтобы получить свою порцию безоговорочной любви.

я стараюсь дать луису то, чего у меня не было. мои родители — оба врачи, мы редко видели их дома. поэтому, когда я забеременела, первым делом ушла из ординатуры по хирургии. не хочу, чтобы у моего ребёнка была выходная мама, — они снова усаживаются на диван, а внутри растекается приятное тепло. носки висят на выбранных местах и поселяют в душе то забытое детское чувство. предвкушение чуда вперемешку с ожиданием подарка. — знаешь, ребёнок — это жуткая ответственность. вот он и рождается, и ты больше не принадлежишь себе, ты принадлежишь ему. он любит тебя безусловной любовью, и ты для него — самый лучший. он тебя не знает совсем, но доверяет безоговорочно. ни от кого не получала столько любви, сколько получила от лу, — и джо помнит, как ей в первый раз положили его на живот. он кричал, а почувствовав тепло, успокоился. — а ещё за ним интересно наблюдать. луис совсем на меня не похож. и на отца своего не похож. он похож на моего дедушку: причуды генетики, — у него и глаза почти чёрные, как у деда, в честь которого джо его и назвала. — но на самом деле я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что у меня есть сын. и что вот этот вот мальчик — это продолжение меня, — удивительно как-то. джо улыбается лэрри и не знает, как ещё объяснить, что она чувствует, когда смотрит на сына. или когда думает о нём. он такой маленький и… её. родители тогда не одобрили её беременности. настаивали, чтобы сначала закончила учёбу. джо же предпочла учебе ребёнка и нисколько не жалеет. быть мамой джо нравится.

ты спрашивай, что тебя интересует, не стесняйся. иначе я начну рассказывать о том, каким луис был во младенчестве, — она тихо смеется, пряча лицо в ладонях. — я, как все мамы, наверное, о собственном сыне могу говорить часами, — но разве кому-то могут быть интересны истории о малышах, кроме их родителей? о том, как учились ходить, как произносили по буквам первые слова, как росли и учились чему-то новому. у джо своя маленькая коллекция воспоминаний. фотографии. видеозаписи. бережно хранимые записи в детской медицинской карточке: рост, вес, развитие. всё то, что невозможно полностью удержать в памяти.

мы будем только за, если ты будешь почаще заглядывать к нам в гости, — джо не касается лэрри, чтобы не нарушать её границы, но ей очень хочется. прикоснуться к плечу. или к руке. — а я буду только за, если ты будешь вместе со мной смотреть, как он растёт, — малыш во сне совсем расслабляется, переворачивается на спину и раскидывает в стороны ручки и ножки. джо замолкает, а потом неожиданно спрашивает: — у тебя есть мороженое? — у неё только что появилась идея, как вытащить лу из пижамы. в последний раз, когда ходила в супермаркет, забыла купить пачку мороженого, хотя стояла ведь у холодильника и даже держала в руках килограммовую упаковку. но потом отвлеклась на луиса же. в итоге мороженое теперь приходится клянчить. — быть родителем — это ещё взятки давать. я не могу уговорить его снять эту пижаму, а её уже пора постирать. может быть, сработает мороженое… ни разу не давала, вдруг заинтересуется, попробует и согласиться снять уже пижаму. как ты понимаешь, компромисса в этом вопросе мне достичь не удалось, — джо вздыхает и думает, что это только начало. ей придётся ещё великое множество вопросов разрешать взятками и уступками.

[nick]Joe Fitzgerald[/nick][status]всё в наших руках[/status][icon]https://i.imgur.com/r7fAi7U.gif[/icon][sign][/sign][lz1]ДЖО ФИЦДЖЕРАЛЬД, 38 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> хирург-ординатор госпиталя святого патрика<br><b>son:</b> louis [/lz1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » вместе веселее'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно