Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » show must go on


show must go on

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


     б у д е т   н о в ы й
               с е з о н.

02/09/2022, н ь ю - х е й в е н

Отредактировано William Tunney (2022-12-27 20:51:15)

+1

2

Сакраменто был моим домом, городом, котором я родился, вырос, в котором учился любить и научился. Там, в столице Калифорнии, теперь далёкой от меня, осталось всё самое дорогое. Родители с моим поступлением в Йель решили перебраться в Сан-Франциско и теперь собирали вещи для переезда. В новом доме у меня тоже будет своя комната, и мать клятвенно обещала сделать её точь-в-точь такую же, как и старую, но она всё равно от этого не будет чувствоваться, как «моя». И старый карандашный рисунок с маяком в рамке над кроватью, который подарил мне Джо года три назад, не будет согревать теплом, вызывая совсем иные ощущения. Окунуться в омут новой жизни оказалось очень тяжело, меня будто выбросили в бескрайний океан, и я греб по инерции, надеясь увидеть какую-то опору. Измученный сборами, долгим перелётом, прощанием с Джонни, которое было настолько ужасным, я подсознание блокировало воспоминания, с малочисленной, но дотошной роднёй я не находил в себе сил даже на дежурную улыбку, и первого сентября на торжественном приветствии первокурсников больше походил на зомби, нежели на самого себя. Не понимал, как продержусь до Рождества и до возвращения в Калифорнию, оттого записался во все доступные секции и набрал предметов больше, чем вмещало адекватное, бережное по отношению к психике, расписание. Мне казалось, что если я займу каждую свою секунду, то мне некогда будет переживать о Джо. Не столько из-за разлуки, сколько из-за того физического состояния, в котором мне пришлось его оставить, улетая со слезами на глазах. Проснувшись, я написал ему в вотсап, что всё хорошо, что я заселился в общежитие и так далее, банальные фразы, чтобы поддерживать диалог и создавать иллюзию присутствия Рея в моей жизни.

Встряхиваю головой, прогоняя мрачные мысли, лучше вернуться в реальность и познакомиться с соседями по комнате. Их трое, то есть, всего на двадцать квадратных метров нас четверо. Я мог бы позволить снимать себе студию в центре города, но решил, что среди людей мне будет легче, всегда было легче. Шутки, разговоры ни о чём, разбор вещей – ставлю на тумбу ванильно-банальное фото себя мелкого с родителями, моя мать тут настоящая красавица, а отец – солидный импозантный мужчина, мне очень повезло родиться в такой хорошей семье, и я выполню свой долг, получу образование, соответствующее высшим стандартам Америки, чтобы не разочаровать их и не подвести. Распечатанной фотографии Джо у меня нет, но зато он улыбается мне с экрана блокировки смартфона, который всегда находится в кармане.

Знакомиться с соседями не спешу, не то настроение, я еще слишком придавлен грузом усталости и переживаний, хотя обычно один из самых общительных парней в компании и тот ещё тусовщик. Завтра будет вечеринка по случаю начала обучения – узнаю это из разговора ребят, которые уже разобрались, как кого зовут, и теперь вполне бодро собирались отмечать завтрашнюю пятницу. Не хотелось бы прослыть нелюдимым, так что, задвинув спортивную сумку под кровать /мне достался нижний ярус/, обращаюсь сразу ко всем ребятам.
– Я – Уилл, – и немного помолчав, добавляю, – Танни. – Не для хвастовства ради довольно известной фамилией, а просто чтобы дать им понять, что я открыт, ничего не скрываю и не стесняюсь. Наверняка, они тоже парни не простые, простые в Йель не попадают. И я с воодушевлением жду, пока они представятся, надеясь на то, что годы, проведённые в одной комнате, станут для всех нас яркими и приятными, наполненными самыми разными воспоминаниями. Я бы хотел найти здесь друзей или просто кого-то, с кем можно поговорить. – Где будет вечеринка?

Отредактировано William Tunney (2022-12-27 21:21:00)

+1

3

Осборну никогда не нравилось учиться. Он искренне и от всей души не понимал, для чего стоит тратить свою распрекрасную и яркую молодость на то, чтобы усиленно грызть гранит науки и вдалбливать в свою голову знания, которые вряд ли пригодятся ему во взрослой жизни.
Муди, знаете ли, был из тех, кого величают золотой молодежью.
Единственный сыночек весьма богатеньких родителей. Отец - известный музыкальный продюсер, мать - актриса в театре. С самого юного возраста он ощутил на себе все прелести славы и с удовольствием пожинал ее плоды. Казалось, с самого рождения его судьба была решена, и он точно однажды станет одной из ярких звездочек на голливудском олимпе. Великим репером, или же героем сериалов для подростка, не столь важно. Осборн изначально знал, что рожден для того, чтобы сиять.
Но увы, его родители решили по другому. И отправили его учиться в этот пафосный и невьебенно крутой университет, первый год обучения в котором Ос разумеется просрал. Единственные мероприятия, на которые он являлся с завидным постоянством - это местные тусовки, где покуривая косячок он снимал девчонок и в целом наслаждался жизнью.
Разумеется, за прогулы его отчислили.
И разумеется, тут же восстановили под натиском его упрямых родителей.
Так что сегодня он снова тут. В злосчастной комнате общежития, такой же, как сотни других в этом здании. Две двухъярусные кровати, пара письменных столов, скромные, скрипучие платяные шкафы. Ничего интересного. Муди сразу занял себе верхнюю койку, закинув на нее свой рюкзак с пожитками и теперь развалившись на ней же, лениво поддерживал беседу с очарованными своими подвигами другими первокурсниками.
- Ох, я мечтал заполучить это место. Поступить сюда оказалось так трудно. - Рико Санчез. Полный очкастый парнишка, который все никак не мог избавиться от своих подростковых прыщей. Ос смотрел на него сверху вниз и кивал, словно понимает его как себя самого, хотя поступление Муди не таким легендарным и обошлось лишь в пару тысяч долларов.
- И не говори, я думал свихнусь, пока готовлюсь к вступительным. - Второй парень отличался от первого кардинально. Худой, долговязый, с короткостриженым ежиком светлых колючих волос. Таким же колючим был взгляд его зеленых глаз. Он скривил тонкие губы, с завистью поглядывая на дорогие кроссовки Осборна, но заметив внимание главного героя на себе, стыдливо опустил глаза.
Третий же был не особо разговорчив. Он лениво разбирал свои вещи, трепетно расставляя памятные фотографии на одном из письменных столов. От сюда, сверху, было сложно рассмотреть - кто на ней изображен, и не препятствуя собственному приступу любопытства, Муди спрыгивает на пол, оказываясь за спиной блондина.
- Твои родители? - он берет фотокарточку в свои руки - нагло, по свойски - рассматривая незнакомые лица. - У тебя красивая мать, очень молодая. - И сексапильная. Пухлые губы длинноволосой блондинки маняще улыбались ему с изображения. Он сбережет этот вид для своих ночных грез, а пока отставляет рамку на прежнее место. - Осборн Муди. - протягивает ладонь для крепкого рукопожатия и понимает, что этот Уилл, похоже единственный кандидат из присутствующих хотя бы на скромное приятельство. Он не похож ни на завистливого лошка, ни на занудного ботаника. Звонкая, известная фамилия, как и у самого Муди, просто обязывает держаться их вместе. - Во втором корпусе. Не жди от этой вечеринки ничего особенного, в прошлом году был сплошной тухляк, преподы не спускали с нас глаз и следили за каждым как коршуны. Как следует повеселиться и отпраздновать мы смогли лишь в своих комнатах. Я попробую договориться с Кенни, может он сможет раздобыть немного травы и в этот раз.
- Ты местный?

[nick]Osborne Moody[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZN5hqS4.png[/icon][lz1]ОСБОРН МУДИ, 21 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> студент[/lz1]

Отредактировано Helga Walker (2023-01-08 16:39:54)

+1

4

Уильям лет с двенадцати знал, что будет учиться в Йельском университете. В нём учился его прадед, его дед, его отец, теперь пришёл его черёд. Обидно было то, что единственному ребёнку Бена и Флоренции Танни о других вариантах никто не рассказывал. Он должен был отучиться на факультете политологии и общественных отношений, выполнить свой долг, так сказать. Сам Уилл мечтал попробовать себя в медицине или социологии, но это были лишь робкие фантазии, которым никогда не суждено было бы сбыться. И вот, начало сентября, новые люди, новый город, новая жизнь. И обычно Уилл был рад таким разительным переменам, тянулся ко всему непознанному и еще не приевшемуся, но не сейчас. С одной стороны, ему хотелось бы освоиться в Йеле и завести друзей, стать частью огромного вечно гудящего механизма, как следует распробовать вкус студенческой жизни, в другой – его старая жизнь была тоже вполне себе ничего, а самое главное, в ей был Джо и их поделенные на двоих субботы. До этого часа Уильям постоянно был на связи со своим парнем, писал ему буквально постоянно, сообщая обо всём, что происходит, но сейчас отложил гаджет в сторону, поставив на беззвучный режим, ведь если уйти с головой в мир грёз и переживаний, можно легко пропустить все реальное и настоящее.

Пока новые соседи перебрасывались общими фразами, Уилл спокойно разбирал вещи. Ему было интересно, с кем придется жить в одной комнате, но кто бы то ни был, между ними сложатся хорошие отношения. Танни никогда не был ни завистливым, ни злым, старался не осуждать других и такого же отношения ждал к себе. Ему пока что везло, и мудаков не попадалось.  Трудно ли было поступить в Йель? Нет, пожалуй, нет. Уильям не сделал ничего особенного, просто отправил заявления в два университета, входящих в Лигу Плюща – этот и ещё Колумбийский на всякий случай, ни на секунду не сомневаясь, что родители обо всём позаботятся. Ему было жаль, что другим ребятам поступление показалось не таким беззаботным, но это, опять же, не его проблемы. Почти незаметно он рассматривал своих соседей, тех, до которых мог дотянуться взглядом – пухлый темноволосый парнишка с прыщами, щедро усыпавшими щеки и лоб, и молчаливый блондин, плотно сжимавший губы, будто ему постоянно больно. Оставалось надеяться на то, что это не так.

От третьего парня Уилл слышал только уверенный, чуть самовлюблённый голос, но таинственность растворилась, когда Муди спрыгнул со второго яруса и по-хозяйски взял с тумбы рамку с фотографией. Уильям ничуть не смутился, он спокойно относился к тому, что его вещи трогают или берут без спроса. Он вообще очень просто относился к вещам, а всё, что имело для него духовную ценность, осталось дома. – Есть такое, – Уилл обоих родителей считал красивыми и гордился ими, так что глупо было бы отнекиваться от комплимента соседа, сделанного Флорнции Танни. Они жмут друг другу руки, и Уильям впервые прямо и уверенно смотрит в глаза Осборну – вроде бы, нормальный парень, есть желание узнать его получше. – Говоришь так, будто уже бывал на подобных и не раз. Думал, нас расселяли, ориентируясь на год обучения. Ладно, ты уже на каком курсе? Преподы?! Вот отстой, – он закатил глаза, искренне разочарованный подобным. Вопросов было очень много, так много, что Уилл никак не мог удержать свой язык за зубами. Какого хрена преподы ходят на студенческие вечеринки, они ведь не в детском саду и сами в состоянии организовать свой досуг. Никак не комментирует наличие травки – вроде бы, наркота – это не круто, но он уже пробовал в школе и ему понравилось… Уильям был из тех, кто сам травку не покупает, но, если предлагают покурить – не отказывается. – Ты только травку пробовал? – Соседи подозрительно замолчали, не скрывая обалдевшего взгляда, отчего Танни стало неловко. Он вырос в среде молодежи, не знающей слово «нет». Наркотики, алкоголь, сигареты для него были нормальным способом провести вечер. Разве что без чего-то серьезного вроде героина или кокса. – Я из Калифорнии, а ты? Давай, может, сходим в кафе на первом этаже? Ребят, кто с нами? – Как Уилл и надеялся, те яростно замотали головами.

Внизу около входа расположилось небольшое студенческое кафе: пять столиков, витрина с пончиками и сэндвичами, ароматные напитки – всё для того, чтобы те, кто не готовит, могли перекусить перед парами здесь или взять ароматный латте в бумажном стакане с собой. Доверчиво бросив вещи в комнате, Уильям последовал за новым знакомым. Есть не хотелось, но вот от крепкого кофе он бы не отказался. – Так вот, я из Калифорнии, из Сакраменто, если точнее. Никогда не мечтал учиться в Йеле, но родители не оставили мне выбора. А ты? Слышал твою фамилию. Сын режиссёра, если не ошибаюсь? – Уилл неплохо разбирался в современном кинематографе, следил за новинками, ходил на премьеры. И если он правильно понял, кто Осборн, то почему Йель? Почему не Нью-Йоркская Академия искусств какая-нибудь? Впрочем, многие в этом универе оказывались не по собственной воле, а по иронии судьбы.

0

5

- Так я и бывал.
Ос смотрит на Уилла уже с меньшим интересом. Отставляет фотокарточку, оценивающим взглядом скользит по остальным вещам. Дорогой рюкзак, фирменные кроссовки. Айфончик последней модели - его позабавил тот факт, что он не единственный мажор в этом элитном заведении, что выбрал тусоваться в общежитии, вместо личной квартирки недалеко от учебных корпусов. Тинни выглядел парнем ему под стать, по крайней мере, выглядел тем, с которым Муди будет не скучно проводить тоскливые вечера после пар в их тесно комнате.
- Меня отчислили в прошлом году, и в этом мне приходится начинать все заново. - он потирает затылок, лениво так, изящно игнорируя недовольные взгляды Рико и Питтерсона. Они явно не одобряли такое легкомысленное отношение парня к учебе, что было естественным. Они потратили всю свою юность и молодость на то, чтобы завоевать себе почетное место среди студентов Йельского университета. Он же оказался тут лишь благодаря звучной фамилии и звонкой монете. Стыдился ли он этого? Нет, ни разу. И не собирается и дальше скрывать этот факт от окружающих.
Уильям был слишком наивен и честен. Его вопрос о том, пробовал ли Осборн что то кроме травы застал врасплох всех, кроме самого Осборна. Муди лишь громко рассмеялся, держась за грудь, не в силах справиться с неуклюжестью данного вопроса.
- Нет, я еще трахаюсь и слушаю рок-н-ролл, все как положено. Ты всегда задаешь такие потешные вопросы?
Он чуть взъерошивает волосы нового приятеля - и да, он уже считал таковым Уилла - обнимает его за плечи и ведет за собой к дверям.
- Да, пошли, проведу тебе небольшую экскурсию по злачным местам и доступным девкам. - он снова ухмыляется, замечая как Рико смущенно опускает нос, но провожает парней завистливым взглядом. - Не переживай, малой. И для тебя найдем куколку. - Санчез что-то недовольно фырчит ему в след, но Ос уже не слышит его слов. Спины двух парней скрываются в толпе многочисленных студентов.

Здешний кафетерий практически не отличался от любых других.
Стеклянные прозрачные полки с выпечкой, аромат которой наполнял воздух. Запахи разных сортов кофе, запахи духов многочисленных красивых девчонок в коротких юбках, ни одну из которых Муди, разумеется, не пропустил взглядом.
Многие студенты здоровались с ним, весело задирая его в полный голос.
- О, снова вернулся покорять вершины разума?
- О, Муди, уже готовишься к сегодняшней вечеринке?
- Охуеть, сколько ты заплатил, чтобы тебя вернули после всех выходок?

- Не слушай их, они преувеличивают. - или нет. Кто знает? Но Ос на всякий случай все же делает помарку чужим замечаниям, чуть склоняясь к уху своего напарника по кофебрейку. - В том году я был завсегдатаем всех вечеринок, и разумеется у меня практически не оставалось времени на посещение лекций. Они как на зло шли именно в тот момент, когда я усиленно пытался справиться с похмельем. Сплошная несправедливость, скажи, да?
Они занимают столик у самого окна.
Ос делает большой глоток своего тыквенного латте - напиток никак не сочетался с его личными предпочтениями, но Пенни, работница кафетерия, всегда готовила его ему и каждый раз писала на его стаканчике сердечки. И свой телефонный номер. Еще пара вылазок сюда, и он запомнит его наизусть. Запомнит, но так и не позвонит.
- С чего ты взял? - Муди поперхнулся от таких глубоких познаний Тинни. Не смотря на то, что он привыкший к вниманию со стороны к своей семье, быть вот так узнанным только благодаря фамилии немного задело его самолюбие. - Ты неплохо осведомлен. Но да, я тот самый сын великого режиссера, но мне больше нравится быть узнанным благодаря своим собственным заслугам.
- И что? Какого выбраться из такой деревни как Сакраменто в центр всех ярких событий? - Муди был там однажды, проездом, и впечатление тот город оставил о себе скверное. Одинокие дома, стоящие на отшибах. Ни выхода к морю, ни даже метро - унылое нечто. Он не хотел бы жить в таком городе, активный ритм ЛА полностью соответствовал его характеру и желаниям. - Вон, смотри.
Он чуть наклоняется, указывая ладонью на одинокую девушку, что уверенно шла по протоптанной дорожке по среди университетского двора.
- Конни Браун. Самая шикарная девочка в этом заведении. Готов продать душу, чтобы оказаться у нее между ног, вот честно. - он тихо присвистывает, поглощая взглядом женские стройные ноги, и не сразу переключает внимание на собеседника. - Тебе не нравится что ли?

[nick]Osborne Moody[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZN5hqS4.png[/icon][lz1]ОСБОРН МУДИ, 21 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> студент[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » show must go on


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно