Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » что не убивает - делает сильнее


что не убивает - делает сильнее

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

тауэрский мост | 24.12.2022 | после 16:00

evan barnes & tracy dyson
https://i.imgur.com/0TEmn3T.png

у неё больше нет сил терпеть.
ещё несколько минут и воздух в лёгких закончится.
закончится боль..
а может стоит сжать протянутую руку помощи?
снова поверить кому-то..

если бы слёзы твои были водой, ты бы уже напоила ею весь мир

Отредактировано Tracy Dyson (2023-01-04 01:31:56)

+2

2

выстрелом с небес
прямо на тебя
звёзды смотрят вниз
может быть, не зря

Затаила дыхание, слышу только собственное сумасшедшее биение сердца. Чёрт. А должна слышать телефонный разговор, доносящийся из кабинета. Он разговаривает по телефону, что-то серьёзное по работе. Он за закрытой дверью, я снаружи. Но я не на безопасном расстоянии. Боль в груди не прекращается. Щёку до сих пор жжёт пощёчина. Вчерашний вечер стал началом конца. Точнее окончательно разрушил мой воздушный замок "счастливых отношений". Я впервые за полтора года наших отношений и год нашего брака подала голос, решила высказать своё мнение. Да, я беременна и он об этом узнал.. А я сказала почему не сообщила ему сразу. Потому что поняла, что боюсь его, что он ограничивает мою свободу, что я хочу писать, а не сидеть в четырёх стенах в ожидании его к себе внимания. Я как та диковинная пташка в золотой клетке, только моя диковинность подпорчена бледностью кожи, тёмными кругами под глазами, а со вчерашнего вечера ещё и синяками. Я поняла свою ошибку слишком поздно, ошибка оказалась слишком большой. Я думаю об этом уже некоторое время, свою беременность я встретила далеко не радостными слезами. Я поняла, что это не любовь, это иллюзия, обман и я в нём погрязла с головой. Но всё от начала и до конца я придумала себе сама. Я выдумала его, выдумала красивую жизнь, полноценную семью. Тогда почему я не могу ответить на звонок матери во время нашего ужина? Потому что он запретил. Почему я не могу поехать в гости к брату и его семье? Потому что они ему не нравятся и они плохо на меня влияют. Почему я не могу встретиться с подругой? Потому что я замужем и у меня должны быть другие интересы, а не бесполезные тусовки и шатания по магазинам. Он всё мне и так купит. Я живу как у Христа за пазухой и хочу чего-то ещё? Я просто неблагодарная дрянь, на которую он потратил кучу времени и денег, чтобы вот так просто выпустить из поля своего зрения. Осколки розовых очков вонзились в сердце, забрались под кожу, заставив волосы встать дыбом. Я должна была найти выход..
А выход был один единственный.. Другого я не видела, поэтому сейчас стояла на середине Тауэрского моста и безэмоционально смотрела на тёмную водную пучину. Мне неинтересно что было бы дальше, мне больше не хотелось думать о том, что было до. Хотелось просто остановиться, закрыть глаза и не увидеть ничего. Безэмоциональность я сыграть не смогла.. Горящие щёки прожгли струйки слёз и мир вокруг начал расплываться в безобразную серую кляксу. Эту боль больше не выдержать. И я совершенно точно не хочу застревать в этом омуте пожизненно из-за того, что ношу под сердцем его ребёнка. Он не заметит потери.. Найдёт следующую удобную жертву, а может быть новую вдохновит жизнь взаперти. А раз мне не видать свободы, то и жизни мне тоже не нужно. Нет того пресловутого света в конце тоннеля, не вижу даже проблеска. А накрапыващий мерзкий холодный дождь лишь подталкивал к пропасти. Не могу глубоко вздохнуть, как будто уже накрепко решила не забирать у людей их воздух. Им нужнее. Мне - лишь камнем вниз. Никто не вспомнит.. Никто не вспомнит? Правда, Трэйси? А мама и папа? А брат?.. Так, ты всё решила, а это значит, что пора перекинуть правую ногу, потом вслед за ней и левую и перестать цепляться за ограждение и за эту бестолковую жизнь. Надо успеть до часа пик, когда машины, пролетающие мост очень быстро, встанут и водители от скуки будут пялиться на реку. Я не хочу остаться у зевак в памяти.
Ещё мгновение, чтобы.. Чтобы что? Зачем ты оборачиваешься? Нарушаю изнуряющую сосредоточенность на пугающего цвета воде и отмеченном быстром течении. Смотрю на дорогу. Люди куда-то едут, куда-то спешат. Кто-то по делам, кто-то по домам, к своим родным и любимым. А у меня в груди зияет дыра и от каждого вздоха мутит. От вздоха, не от беременности. Я об этом не думаю. Глаза, полные слёз, начинает щипать, и мир вокруг снова становится противной кляксой. Я слышу вдалеке сирены, пока не за мной. Кричащие звуки гудков, тоже вдалеке. Жизнь проходит мимо. Интересно, что я увижу перед смертью? Есть ли у меня какие-то светлые пятна в плёнке жизни, которые память подкинет напоследок? Неинтересно. Тогда что? Хочется ещё немного потерпеть боли? Или дождаться, когда он найдёт тебя? Ах да! Я достаю из кармана сотовый телефон и остервенело бросаю его в воду. Едва различимый слухом "бульк", я создам куда больше шума при всей своей худосочности. Пора! Взгляд на часы подчёркивает моё сумасшествие и я глупо усмехаюсь. Я как будто всё ещё скребусь в закрытую дверь, толстую железную, просто срывая ногти и портя пальцы. Делаю себе ещё больнее, впрочем, мне не привыкать. Именно этим я занималась все последние месяцы. Чувствовала боль и находила ей призрачные дурацкие оправдания. Нет оправдания моей глупости и его жестокости. Есть только последний путь и я уже отрываю правую ногу от хлипкой и мокрой опоры, когда мой локоть обхватывает чья-то рука. Я зажмурилась и как будто сузилась до размера пикселя. Сердце стучит бешено, в голове промелькнула мысль, что всю эту картину, что сейчас была передо мной, придумало моё богатое воображение. А на самом деле я стою в коридоре, а мой муж снова неосторожно хватает меня, потому что именно сейчас я ему понадобилась, именно сейчас у меня нет возможности даже сделать шаг в собственную так взлелеянную и желанную пропасть.

внешний вид

Отредактировано Tracy Dyson (2023-01-06 21:02:03)

+1

3

Нужно зависеть только от себя самого. Люди свободны, и привязанность — это глупость, это жажда боли. (с) Саломея. Портрет Дориана Грея. Оскар Уайльд

День выдался сумасшедшим. Абсолютно не таким, каким Эван себе представлял. Весь упор был поставлен сегодня на дочку. Мужчина был безумно рад забрать ее от матери, чтобы провести весь день с ней. Она всегда радовалась его визитам. Ему хотелось, чтобы и дальше так продолжалось.
После развода все поменялось. Теперь, единственное, что у него осталось, - это дочь и работа. Раньше из-за работы они виделись реже. После развода дочь осталась жить с матерью, и Эван принял это решение. Смирился. Он понимал, что с ним жить дочке было бы в разы сложнее, ведь он все время пропадал на работе. Они и с супругой развелись почти что из-за того, что мужчина проводил там больше времени, чем дома. Супруга часто психовала на эту тему. Они устали ссориться. Былое угасло, словно никогда прежде они не были счастливы и едины в своих мечтах и стремлениях. И пусть прошлое оставлено в прошлом, Эвану категорически не нравилось наблюдать рядом с супругой другого мужчину. Вернее, ему не нравилась сама мысль, что его дочь может воспитывать кто-то другой. Как дочка может чужого мужчину называть своим папой? И после этого со спокойным видом смотреть на своего отца? Когда отец жив, здоров. Дочка же отзывалась о нем неплохо. Эван продолжал держать все под контролем, но мысленно представлял неоднократно, как спускал самозванца с лестницы. Выглядело эффектно. Супруга пребывала в шоке.
Сегодня они, наконец, с дочерью посетили зоопарк. Покормили зверей, тех, кого разрешено кормить. Дочка все время хотела всех погладить, но Эван постоянно останавливал ее от этого безумного поступка. Зачем ей лишние проблемы, травмы, когда можно просто наблюдать? Бедные животные, на них все приходят посмотреть, потрогать, помучить. Они не высыпаются, вероятно, никогда, каждый день в телевизор смотрят на них. Ужасная у них судьба, мало того, что в неволе, так еще и словно под прицелом.
После зоопарка заехали в кафе, дочка настояла на мороженом. Когда мать узнает, непременно его убьет, ведь на календаре двадцать четвертое декабря. Упаси боже, если дочка заболеет в канун приближающегося Рождества.
- Только матери ничего не говори, - шумно выдохнул Эван, подзывая официанта. Пришедший парень совершенно не смутился, ведь дети любят сладкое. Это нормальная практика. Эван взглянул в окно, снега не было, как в общем-то и в том году.  – Как жаль, что снега нет. Мы бы пошли с тобой во двор, и слепили вместе снеговика, - с горечью произнес Эван, на что дочка заявила: - Снеговик, это прошлый век, пап. Сейчас у детей другие интересы.
Какие? Вот во время детства Эвана, он с друзьями вырезал снежинки из бумаги. Кропотливая работа не сводила его с ума. Ему вместе с друзьями нравилось наряжать дом, это было так весело. Теперь, какие интересы у молодежи? Планшеты да телефоны? Не то что в их время…
После кафе отправились домой к Эвану. Дочка знала это место, ведь жила тут до развода. Эвану было страшно представить, что пережила его дочь, какую травму нанес ей отказ родителей друг от друга. Эван даже подумывал о том, чтобы показать дочь специалисту. Быть может, ей нужно пройти терапию, чтобы травма детства не всплыла в ближайшем будущем? Дети ведь так быстро растут. Моргнешь глазом, а девочка уже школу заканчивает.
Все было хорошо, пока не раздался телефон. Звонили с работы, сообщили о форс-мажоре, который вынудил мужчину взреветь и подняться с любимого кресла.
– Какого черта? – взревел он, потом осекся, что рядом дочь, и зашипел на два тона ниже: - Какого черта вы это допустили? Я немедленно еду, - проговорил спешно мужчина, и ведь реально пришлось ехать. Вот только с дочерью… Как стоило поступить с ней? Супруга неоднократно твердила, что оставлять дочь одну дома – плохая затея, и мужчина не раз обещал ей так не делать, но сейчас была другая ситуация, чп в ресторане, он был просто обязан приехать, но не тащить же с собой дочку… Черт. Эван стоял на месте, и даже ногой топнул, ругнулся недобро про себя, все из-за дочери, которая сидела на диване и смотрела мультики.
- Дорогая, мне нужно отъехать по срочным делам на полчасика. Ты же посидишь дома, хорошо? Будь умницей, веди себя хорошо, и никуда не ходи, договорились? – с дочерью договариваться всегда было проще, чем с супругой. Она не ругалась, не выносила мозг. С ней было приятно иметь дело.
- Хорошо, пап, - ответила дочка, и продолжила смотреть новую серию… Чего Эван так и не понял, потому что не разбирался во всех новых тенденциях молодежи. Спешно собрался, завел машину, и поехал в сторону работы. Надо было решить все как можно скорее.
Уже по приезду, пришлось вставить пиздюлей всем людям, которые особенно его бесили и умудрились накосячить, и после этого он снова сел в машину, ведь дома его ждала дочка. Вот только к последующему повороту событий он не подготовился совершенно. Звонок с незнакомого номера. Деваться некуда, могли звонить с работы, пришлось взять трубку. Когда узнал, что произошло, чуть не психанул, как по рулю ударил…. А тут еще девка какая-то решила свести счеты с жизнью у Тауэрского моста. Эван резко затормозил, и противно запищало всё. Он поморщился, бросил все, потому что не мог позволить, чтобы на его глазах случилось непоправимое. Жизнь, безусловно, то еще дерьмо, но не прыгать же с моста?
- Ты с ума сошла что ли? – заорал он на девушку, которая вот-вот была готова уже спрыгнуть с моста прямо в холодную воду. – Ты не умрешь, зато навсегда останешься инвалидом. Такой судьбы себе хочешь? – Эван разозлился, но девчонку оттащил от края. – Самоубийство – не выход, - утвердительно проговорил он, после вспомнил, что ему проговорили по телефону, и сгреб в охапку девушку. – Так, ладно. Поедешь со мной. Какая теперь разница, куда ехать, если ты все равно собиралась свести счеты с жизнью.
Вот так, не спрашивая разрешения, не слушая ее лепет, сажаю в машину, и машина рвется с места. - А теперь рассказывай, что случилось? – Эван бросил взгляд в сторону незнакомки, а затем продолжил следить за дорогой. Оставалось надеяться на то, что она не настолько безумная, чтобы на ходу выпрыгивать из автомобиля. Как правило, подобное всегда чревато негативными последствиями. А заиграться так просто…

внешний вид

https://i.pinimg.com/564x/eb/09/33/eb0933f2f89d0738096743a484567793.jpg

Отредактировано Evan Barnes (2023-01-06 20:00:58)

+1

4

на планете всей
не нашлось души
чтобы всех родней
девочка, не плачь
девочка, дыши

Я могла бы хотя бы себе признаться, что я его боюсь и совсем не люблю. Любила ли? Наверное, было то время, когда он казался мне подобием прекрасного принца. Высокий широкоплечий красавец, с отличной работой и карьерой, прекрасно зарабатывает, из образцово показательной семьи. Казалось, что я всё о нём знаю и меня невозможно застать врасплох. Говорят, что в таком случае не может быть подводных камней. Как меня мама учила, скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты. Я была очень осторожна, не подпускала его к себе близко долгое время, изучала. Он вёл себя изумительно, все его жесты были красивыми и правильными. Он делал всё, чтобы втереться ко мне в доверие, ослабить мою оборону. Или я попросту слишком в себе была уверена и моя оборона строилась на гнилом фундаменте. И на самом деле я была глупой и доверчивой и позволила напялить на свой нос очки, несмотря на то, что они изначально давили и тёрли нос. Сейчас я отрицаю не только его, но и себя прошлую. А себя нынешнюю я искать себе время не дала. У меня нет этого времени, по моему следу идёт зверь. Я не хочу жить в страхе, он не оставит меня просто так, тем более с ребёнком. Я боюсь представить каким бы он был отцом, и какой родился бы от него ребёнок.. Хотя может быть его бесконтрольная агрессия направлена только на меня. Как же не вовремя я прозрела. Вот если бы до свадьбы. Но до свадьбы он был другим.. Он не разрешал мне поздно выходить на улицу и всегда провожал до дома, а ещё не отпускал с подругами в клуб.. Да, Трэйси, кажется, ты непроходимая дура. Спутать заботу и патологическую ревность могла только ты. Но по сути и по итогу это новое знание ничего не меняет. Я уже вляпалась и могу прекратить это только самостоятельно, отрезав все пути к отступлению и разом сжигая все мосты за собой.
Надо было выбрать какое-то менее людное место, чего я попёрлась на этот мост. На город напоследок решила посмотреть и на тёмную гладь реки? Какие пошлые глупости. Возможно, отбрасывая всю мою горячую решительность обрубить все концы разом, я всё-таки боялась покидать этот мир в полном одиночестве. Шум города, гудение машин, шелест дождя. Всё это было отличными декорациями, чтобы собраться и сделать этот последний (глупый) шаг в пропасть. Я в кино насмотрелась этих красивых самоубийств с прыжками с моста и считала, что у меня тоже получится. Там выставлен правильный свет, звучит настраивающая музыка и.. тоже всегда кто-то мешает сделать последний шаг. Может быть, мне надо было досматривать подобные сцены до конца и сделать определённые выводы, но чего уж говорить о моей сообразительности, сложив вместе все открывшиеся факты. Я слишком затянула эту драматическую сцену, позволив её прервать перед самой кульминацией. Однако, пока я не решилась открыть глаза, я думала, что моя жизнь так и так кончена, только не разом оборвётся, а так и закончится в длительных муках.
Это был не он. Но внутри меня всё оборвалось и я лишилась дара речи. Поэтому меня и получилось как куклу марионетку усадить в машину и куда-то увезти от этого злополучного моста. Никогда не любила мосты. Но это был не он, я почувствовала. Хоть в ушах и стоял дикий звон набата, его голос звучал по другому. Он тоже был резким и решительным, не задавал лишних вопросов, но от него не веяло холодом. Но в позу эмбриона мне свернуться всё равно хотелось. Страх никуда не пропал. Мания преследования лишь усиливалась. Мне нужно было отдышаться и как-то привести голову в порядок. Пока я на это была не способна. Просто сидеть, впиваясь пальцами до белых костяшек в сидение и учиться заново дышать. Раскачиваюсь и снова жмурюсь, боясь, что моё видение рассеется и я всё-таки увижу на водительском сидении волка в овечьей шкуре. Туман с трудом рассеивается, потом восстанавливается слух, дело остаётся за способностью как-то по-человечески реагировать на внешние раздражители. До меня медленно доходят реплики, всего несколько минут назад произнесённые мужским голосом. Он сказал, что я не умру. Ну да, теперь я точно не умру по своему усмотрению. Спасибо. Эмоции внутри меня просыпались. Страх теперь соседствовал со злостью и отчаянием.
- Вы.. когда-нибудь.. видели живых утопленников? Я нет. Голос звучал глухо, я даже не была уверена, что я смогла заглушить своим невнятным мычанием гул мотора. Но его тирада была мне не ясна. Я знала, что в этой реке достаточно глубины, чтобы уйти под воду с головой. Да и для самоубийц, решивших свести счёты с жизнью таким образом, было бы достаточно и мелкой лужи. Главное - решительность. Как раз с ней у меня возникли проблемы. И всё, что я теперь могла, так это заскрипеть зубами, потому что меня начали душить предательски слёзы. А чуть позже и вовсе началась истерика со всеми вытекающими - всхлипывания, нехватка воздуха и следовательно пародия на рыбу, которая пытается хватать пересохшими губами воздух. Попытка заговорить со своим нечаянным спасителем стала драйвером для этого потопа на глазах у незнакомца. Представляю как исказилось теперь моё лицо и какие рожи я строила в этом своём состоянии. Но я об этом не думала, я вообще не знала о чём думать сейчас. Что меня ждёт теперь? Да, я выбросила телефон и он не сможет выследить меня так быстро, но он найдёт меня, а значит я не смогу долго убегать. Я не хочу.
- Я.. я хотела.. умереть. Я завыла от злости на саму себя, на свой организм, истерика которого мешала мне конструктивно вести диалог. Я собрала всю силу воли и способность складывать мысли в слова, а слова в предложения. - А Вы бы ехали, куда вам надо! Чего Вы остановились? Чего я Вам сдалась? И какая Вам разница что случилось? Злость во мне начала превалировать и я хваталась за это чувство как за спасательный круг. Сейчас мне куда лучше было злиться, чем продолжать холодеть от страха, так и до потери сознания недалеко. К тому же поесть последний раз в жизни я не додумалась. Ещё немного и моя решительная агрессия сменится противным урчанием живота, который собьёт весь настрой. - И куда мы едем? Если у Вас нет более действенных способов покончить с моим скорбным существованием, то я не понимаю.. Я смотрела в одну точку, словно это оставляло меня там, возле моста, ведь я не наблюдала остальное течение жизни, то есть транспортный трафик. Правда, отрицать наличие человека рядом было довольно сложно, он переключал передачи и отвечал мне. Жаль, что он не был моим видением. Я хочу вернуться на тот мост.

0

5

К некоторым моментам в жизни подготовиться порой просто нереально. Вот эта ситуация была как раз такой. Когда Эвану позвонили, он чуть с ума не сошел, и лавина эмоций внутри него зашкаливала. Ему не осталось варианта лучше, чем посадить девушку к себе в машину, так и не дав ей совершить поступок, о котором всегда потом сожалеют. Если человек умирает, то как правило, потом жизни своей без этого человека не представляют его близкие. Вероятно, если бы девушка думала об этом прежде, то не застряла бы на мосту, и сейчас не злилась на Эвана, и не смотрела на него как на лютого врага человечества. Он не был обязан ее спасать, приходить ей на помощь, ведь и без того у него появилась масса проблем, которые нужно было решать, как можно скорее.
Ему бы гнать на двести, а вместо этого, он дает волю чувствам своей новой знакомой, имени которой все еще не знал, как и в принципе вообще ничего о ней не знал.
- Не приходилось, - кратко бросает в ответ на ее вопрос. – Вероятно, жуткое зрелище, - и видеть ее таковой мужчину хотелось меньше всего на свете. И не надо, жизнь дана, чтобы ее проживать, неважно, полоса белая или черная, все это не так важно. Сложности порой даже закаляют. Вот только Эван утешать мог девушку, а себя как утешить? Когда дома такой хаос творится. Звонила соседка, сказала, что у дочки дома прорвало трубу, что она вышла на площадку помощи попросить, а дверь захлопнулась, и что теперь внутри все заливает, а ключей нет. Дочка напугана, с незнакомой женщиной, и сам Эван должен был быть рядом с дочкой в такой ответственный момент, а не здесь, на мосту, решать чужие проблемы. Он постоянно вляпывался в передряги, похоже, это его судьба?
- Смерть, - это разве выход? - умозаключение верное, но вряд ли девушку оно подбодрит. Как чувствовал, так и получилось. – Неужели, не осталось никого в жизни, к кому бы ты могла прийти за поддержкой? Отец, мать, близкий человек? – или может быть, именно по вине одного из них она в кои-то веки оказалась здесь на этом проклятом мосту? История умалчивала. Эван понял, что девушка хотела умереть. Она была в шаге от этого ужасного шага, но… Сейчас, она испытывала бурю эмоций не хуже его, вот только у него была катастрофа дома, а у нее ситуация сродни потопа.
- Какая разница, учитывая, что ты хотела умереть? Разве важно, где это случится? – не удержался, ляпнул то, чего не следовало. Неумно, не задорно. Не хотел, чтобы она испугалась, чтобы стала творить глупости. – Держись крепче, ускоряемся, - предупреждение, а следом надавил Эван на газ, и как понеслись они в сторону его дома. Если бы девушка и планировала бежать, то на такой скорости – это просто очень глупо, да и она не настолько же глупа, чтобы вытворять такое? Не просто так же она пришла на мост.
Ехали – молчали. Она смотрела в одну точку, а он на дорогу. Время играло роль против него. Если бывшая супруга узнает обо всем первой, то у Эвана начнутся большие неприятности, и следующим он на мост пойдет, потому что дочь была для него самым дорогим человечком на земле!
У своего дома Эван притормозил, припарковался, а потом повернулся к живой девушке, у которой вопросов было все еще больше, чем ответов на них.
– Пока ты не стала кричать и выносить мне мозг, поясняю. Дома прорвало трубу, а дверь заперта. Пошли, мне нужна помощь, все убрать там. И нужно дочку поддержать, кажется, она струханула не хуже тебя, когда трубу прорвало. Давай, пошли, - поднажал Эван на девушку, не давая ей возможности одуматься.
– Кстати, меня зовут Эван, а тебя?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » что не убивает - делает сильнее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно