Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » oh, you can run, darling


oh, you can run, darling

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/Sx2QQox.gif

https://i.imgur.com/VDQMwYL.gif

Rebecca Moreau

&

Steven Cloverfield

декабрь 2022. Сакраменто.

есть вещи, которые можно доверить только хорошему другу.

+2

2

Она опять задерживается. Ставшая уже классической история о том, что Ребекку, если хочешь с ней встретиться, надо забирать с работы и напоминать о своём существовании. Как-то даже до боли знакомо, чтобы обвинять её в трудоголизме. Сам ведь такой же. Сам едва ли переболел этой заразой, с трудом окунувшись в обычную жизнь и всё ещё, даже спустя год, думая о том, что он чёртов ленивый бездельник, который мог бы быть гораздо полезней для общества. Или для разных корпораций, тут уж как посмотреть и с чем сравнивать. Всё ещё будто учился тому, что не надо вставать слишком рано, не надо мчаться на работу и работать её до потери пульса. Всё ещё отвыкал от этого, не до конца осознавая течение времени, саму возможность того, что можно просто проснуться и заниматься какими-то своими делами. Или не заниматься ничем вовсе. Бездельник. Лентяй. Да не, в принципе заслужил, пожертвовав собственной нормальной жизнью. Перспективами иного рода. Но старательно и прилежно исправлял все те ошибки, которые можно было исправить, не трогая пока те, с которыми было как-то посложнее. Отмахиваясь на её редкие вопросы о том, планирует ли он искать работу. Смеясь, когда она с удивлением узнала, что он поступил в универ. Не самое ожидаемое действие от тридцатилетнего мужика, которому стремиться встать на ноги. Просто Бекка не знала всего. Их дружба не зависела от денег, социального статуса и прочей чепухи, на которую многие клюют. Изначально были другие условия. Начинали там, где все равны и ничего не поможет. А так никто и не интересовался. Это же всё мелочи, в сущности. Факт был простой: работать Стив не собирался. По крайней мере на кого-то и с последующим актом отложенного самоубийства посредством запредельного трудоголизма. Всё не без проблем, конечно, куда же без проблем? Но в целом, сносно. В совокупности даже в разы лучше, чем было год-полтора назад.
Стив терпеливо ждал в машине в районе часа. Потом ещё минут сорок побродил по магазинчикам в округе, затарив каких-то мелочей, безделушек и даже вполне себе роскошный букет цветов. Так чисто, без намёков и подтекста, просто сделать приятно. Их с Беккой отношения давно имели чётко очерченный статус: друзья. Она для него как нормальная старшая сестра. Он для неё скорее непутёвый младший брат. Удобно. Всех всё устраивает.
- Вы к кому? - Охранник смеряет его строгим и подозрительным взглядом. Таким, что кажется, будто неверный ответ приведёт к немедленному заключению под стражу. Рядом с такими людьми невольно начинаешь вспоминать все свои грехи и косяки, думаешь, за что тебе могут предъявить. Так-то было за что. Стив святошей не был никогда, а недавнее убийство собственного брата хоть и было оправдано совестью и судом, но окончательно подрезало крылья, что приведут к вратам рая, если тот существует.
- На опознание одного судмедэксперта, который сильно заработался и потерялся на своей работе. - Стив всё же отшучивается. Настроение больно хорошее для того, чтобы строить серьёзную мину. Забавно, что именно он теперь отпускает все эти шуточки про излишнюю любовь к работе.
- К доктору Моро? - Взгляд собеседника всё так же подозрителен, но чуть смягчается. Был бы на его месте тот самый Отто, небось даже обнял бы, дав напутствие забрать её уже отсюда куда подальше и, возможно, подержать в заложниках недельку-две, чтобы она отдохнула и перестала работать уже до посинения. Доктор Моро. Господи, звучит то как важно. Как будто бы даже хочется подарить ей маленький остров, чтобы назывался соответствующе. Ну, правда, чтобы без лишней сопутствующей жести. Стив по приколу даже гуглит стоимость островов, прикидывая, что в пределах пары миллионов можно купить что-то вполне себе приличное. Бекка, конечно, такое вряд ли оценит, но было бы смешно. Надо кинуть себе напоминалку изучить вопрос повнимательней.
- Да, знаете, хотелось бы забрать уже это тело на опознание урожая тосканских вин. - Он смеётся. Чёрт, опять же разговоры пойдут. Она уже жаловалась ему на то, что у неё за спиной и так постоянно шепчутся. Людям же больше заниматься нечем. Вот, кстати, вполне себе лакмусовая бумажка для теста на скучность собственной жизни: если всё плохо, ты обсуждаешь окружающих. Нет, все, в принципе, обсуждают окружающих, это нормально. Но для некоторых это становится чем-то очень важным, будто бы единственным смыслом всей их скучной жизни. Самому Стивену в целом всегда было на это глубоко наплевать. Но не все относились к такому так же легкомысленно. Ребекке до сих пор было тяжело. Слухи и обсуждения после смерти Александра не утихли даже спустя год, доставляя лишь всё новые и новые проблемы психике и нервным клеткам. А тут он ещё со своими шуточками и букетом. Скажут, что любовника нашла. Ещё одного.
Его проводят до нужного кабинета. Тут без сопровождения лучше не шарахаться. Чай не к маме на работу пришёл, хотя по этому поводу тоже можно было пошутить с добрый десяток раз. И Стив выглядит как ребёнок, которому всё прямо таки интересно. А что вот там? А вот тут? А когда покажут вскрытые трупы? А можно потрогать?
- Доктор Моро, к вам посетитель. - Стив заглядывает через плечо сопровождающего. Вообще всё это, как он понимал, лютое нарушение правил и никого за такое по головке не погладят, но отчасти он уже был своим. Да и данные посетителя были заботливо переписаны. Он же не на опознание пришёл всё таки.
- Я просто жду тебя уже почти два часа и подумал о том, что как-то нужно намекнуть о том, что у нас на сегодня были планы. Привет. - Он улыбается. Почти даже виновато. В самом деле, не мог ещё пару часов подождать что ли?

+1

3

Возможно нет ничего удивительно, что о планах встретиться со Стивом вечером после работы забывает напрочь. Обычно ей нравится считать себя ответственной и способной управляться с самым банальным тайм-менеджментом, но внезапный вызов рушит все планы, заставляя жестко переориентироваться на очередное убийство. Довольно обычное для Сакраменто, если так подумать: огнестрел в Мидоувью тоже самое, что солнце в Калифорнии. Иногда ей кажется, что именно катается чаще всего, вот и сейчас в окружении знакомого пейзажа типичного афроамериканского гетто и под присмотром оцепления из офицеров разбирается с трупом молодого негра. В целом ничего интересного с научной точки зрения. Этот интерес в принципе чаще дают разве что словившие передозировку наркоманы, умеющие найти какую-то новую дурь, с которой раньше редко кто из бюро СМЭ имел дело. Наверное, человек со стороны решит, что она цинична и черства. Иначе в такой профессии не удержаться.

Телефон не звонит, и доктор Моро позволяет себе максимально абстрагироваться от реальности, уходя полностью в процесс вскрытия. В наушниках надрывается "Тристан и Изольда" Вагнера. Тристан соглашается испить яд из чаши, поданной Изольдой. Бекка четко и громко надиктовывает на диктофон данные для последующего отчета, пока достает из грудной клетки пулю за пулей, отмечая, где какая находилась, на какой глубине и какой из шести выстрелов оказался смертельным. Скорее всего дело в гемотораксе: плевральная полость заполнена кровью. С этим вскрытием никто не торопит, как не торопит с отчетом: очередная перестрелка между дилерами — очередной кандидат в "висяки", но на тщательности работы не отражается никак. Заканчивает аккурат под конец третьего акта оперы. Все достаточно очевидно, и дополнительными анализами нет причин терзать и без того вечно загруженную лабораторию. Вспоминает о том, что они должны встретиться со Стивом, когда того местный охранник приводит к ней в кабинет.

— Черт, прости. Я совсем заработалась, — виновато произносит, методично намазывая увлажняющий крем на руки. Тот пахнет ментолом, а еще едва ощутимо пощипывает в местах, где остались мелкие ранки после утренней игры с котом. Фидий царапался весьма увлеченно. — Спасибо, Патрик, что привел его, — кивает охраннику. Тот недовольно отзывается в ответ, что шатаются тут всякие, но уходит. Бекка закатывает глаза. — Там надо было срочно кое-кого осмотреть, — это означает буквальный осмотр: пропороть от подбородка до лобка и заглянуть внутрь, копаясь в кишках и взвешивая внутренние органы. — Я тут кое-что быстро закончу и свободна, — стягивает заколку, с помощью которой убирает волосы в небрежный пучок, чтобы не мешались при работе, и взбивает мягкие кудри, только сейчас замечая букет у него в руках. Лицо сразу становится смиренно-осуждающим.

— Вот поэтому тебя и записывают в мои любовники. Опять начнут спрашивать, а не сплю ли я с тобой, — ворчливо говорит, но все же забирает у него цветы. На самом деле те потрясающие, и пахнут просто замечательно. С тех пор, как встречалась с Демианом, на работе всегда есть ваза: ему нравилось постоянно присылать ей букеты на работу, только подогревая слухи. Это было приятно. Приятно и сейчас. — Но они красивые. Спасибо. Правда, — совершенно по-дружески целует парня в щеку, а после трет кожу в месте поцелуя, чтобы убрать след от помады. Пусть та и нюдового розового оттенка, но все равно заметна. — Надеюсь, от меня не слишком пахнет формалином. Совсем уже принюхалась: не чувствую его запах, — в принципе уже успела принять душ, однако запахи смерти чертовски приставучи. Выходит из кабинета до туалета, чтобы набрать в вазу воду. И ставит букет на свой рабочий стол: здесь проводит больше времени, чем дома.

— Тебе нужно было просто мне позвонить и напомнить, — отводит глаза от монитора, делая перерыв в печатании, и смотрит на Стива с укором. — Ты же знаешь, я никогда не выключаю звук. Там все равно не было ничего срочного. Я бы могла закончить завтра, — заполняет нужные формы по свежим следам, только после этого позволяя сделать перерыв. Сегодня доктор Лейсманн ушел раньше, а это значит, что могла бы задерживаться, сколько захочет, но они и правда давно уже договорились встретиться. И он даже заехал за ней. Бекка выключает компьютер и снимает халат.

— Ладно, какие у нас сегодня планы? Раз уж ты смог совершить прямо-таки подвиг и вытащить меня с работы, — спрашивает, пока накидывает пальто и наматывает на шею шарф. Зима в Калифорнии совсем не зимняя, но вполне себе дождливая и прохладная [по местным меркам]. — И попутно подкинул всем свежих сплетен. Почему людям не плевать на чужую личную жизнь? Не понимаю, — откровенно жалуется, когда они уже идут по коридору по направлению к выходу. — Их послушать, так с тобой я крутила шашни, пока еще был жив Александр, — ненадолго замолкает: разговоры об умершем муже до сих пор даются не без труда. — И теперь, видимо, продолжаю, — впрочем, говорить о потенциальном романе между ними легко за счет того, что оба осознают, насколько это нереально. Дружба между ними однозначная и комфортная. Бекка сжимает переносицу, вздыхая. — А ты даже не зовешь меня замуж. Это ужасно, конечно. Ведь год прошел, а ты... Меня начинают жалеть санитары. Тебе не стыдно? — шутливо бьет его в плечо. И смеется, не стесняясь того, как левый уголок губ остается неподвижен.

+1

4

Он не может обвинять в том, что Бекка заработалась. Всё это слишком знакомо, до тупой зубной боли, вызванной воспоминаниями. Как будто бы откуда-то из другой жизни, но нет, всё из той же, где у него самого отсутствовали внутренние стопы и трудоголизм цвёл и пах, заставляя забывать о том, как выглядит дом и родная кровать. Осознанный выбор, но такой глупый и бессмысленный в его случае. Продолжая двигаться по жизни в привычном ритме и не думая о том, что давно стоило бы провести ревизию на предмет ненужного хлама, который нужно было давно уже сжечь, чтобы иметь возможность вздохнуть свободно. Как будто выбраться из своей зоны комфорта и найти другую, более адекватную, более актуальную. Но старая была так притягательна, ведь если работать с утра до ночи, можно очень долго и вполне успешно отрицать факт того, что больше в твоей жизни ничего нет, а ты сам, по итогу, сделал множество неправильных выборов, хоть и добрался до некой финальной точки. Как раз к той, к которой планировал. Они в этом так чертовски похожи. Не в неправильных выборах, но в любви к бесконечной работе, хотя если это и любовь, то сильно попахивает стокгольмом. Привычка. У него даже и сейчас так, стоит чем-то увлечься и Стива можно потерять. Он не воспринимает время.
- Ой, да брось, как будто мы не спали. То, что под какой-то дерьмовый фильм, уставшие и пьяные - это уже детали. Но получается, что ты это отрицаешь, а это уже означает предательство. Вот уж никогда бы не подумал, чтобы ты... - Стив смеётся, наконец-то вручая букет. Периодически, когда он забирает её с работы или случайно проезжает мимо, не упускает возможности порадовать чем-то незначительным. Не обязывающим. В целом, ему бесконечно нравится тот факт, что их отношения максимально просты и понятны, без примеси недосказанности или никому не нужных поползновений. Почти даже родственные, не по крови, но по смыслу, с соответствующими актами заботы, нравоучений и прочей сопутки, которая не выглядит обременяющей. Просто из беспокойства. Хотя за самого Стива в последнее время беспокоиться особо и не приходилось. Во многом по той причине, что он пока успешно скрывал факт того, что чуть не загремел в тюрьму и убил брата. Ну как скрывал, не афишировал, потому что скрывать, в сущности, ему было и нечего. Да и психологически он уже освоился с тем фактом, что пусть и невольно стал убийцей за то время, что они не виделись. Сходил всё таки на сделку с совестью и продолжает жить и спать спокойно, потому что даже дышать стало как-то в разы проще. Других проблем это всё же не отменяет, но как минимум со своими личными Мур, а теперь он был Муром, успешно разобрался. Разорвав последние связи с так ненавистной ему семьёй. В целом получается, что год по совокупности факторов действительно вышел довольно неплохим. Лучше остальных и уж точно в разы лучше прошлого.
- А, не знаю. Я привык уже к тому, что ты у нас амбассадор смерти, поэтому не обращаю внимания. - С тихим смехом он в совершенно ребячливой форме крутится на свободном стиле, не мешая Бекке дорабатывать, прекрасно понимая, что просто вот так взять и всё бросить не получится. Ей нужно ещё немного времени и они никуда не спешат. - Просто звонить не интересно, сама знаешь. Ну и опять же, вдруг ты там кишки перебираешь, как-то не очень удобно в такие моменты разговаривать. - Да, в отличие от него самого, Бекка телефон не выключала. Это Стив жил по каким-то одному ему понятным принципам, где мобильник нужен максимум пару раз в день, а то и в неделю, а за ненужностью довольно часто был вне зоны доступа по причине севшей батарейки. Никаких соцсетей и прочего дерьма, Стив по привычке имел аккаунты в паре самых ходовых мессенджеров и периодически листал реддит, когда совсем нечего делать, а в остальное время был занят чем-то более полезным. Хотя, надо признать, что со своим подходом он был в некоторой степени бестолковым и неудобным для окружающих, но все более-менее привыкли.
- Вообще мне тут посоветовали какой-то занятный ресторан, который вот прямо таки всем необходимо посетить, потому что всё такое там необычное. - Здесь Стив откровенно пародирует человека, который всё это ему рассказывал, не скрывая смеха. - Ещё я прогуглил, у них там довольно большая винная карта, так что ты будешь пить, а я буду сидеть и завидовать, потому что я за рулём. Плюс тут в старом городе начал работу театр огней, мне про него много говорили, но времени сходить всё не было. Ну и где-то там попутно приглашаю отметить моё новоселье, потому что я наконец-то въехал в свой новый дом. Там тоже есть вино. Короче программа большая, но от её какой-то части ты вполне можешь отказаться. - Он тактично не реагирует на упоминание Александра, прекрасно зная, что развитие этой темы даже спустя чуть больше года ни к чему хорошему не приведёт. Зацикливаться на этом не стоит, потому что так проще всё это переносить. Хотя да, на похоронах он тоже был, правда больше как команда поддержки. Стив никогда не знал правильных слов утешения, по факту даже не способен был на что-то такое. Не потому что чёрствый или имел ограниченный эмоциональный диапазон, скорее просто не умел. - Да шли их нахер, вот и всё. Не их дело. Люди вообще зачастую лезут в чужую жизнь, потому что в своей нихера интересного. А вот насчёт позвать замуж я, конечно, подумаю, но боюсь, что кое-кто такого поворота событий может не оценить. - Смеясь, он легонько в ответ пихается плечом, намекая на её не то бойфренда, не то...да он и не разбирался особо, какие там с Беккой у кого отношения. Его это касалось в меньшей степени, а потому Стив знал только то, о чём ему рассказывали. Но рыжего того видел, даже найдя в этом некоторую весёлую иронию.
Они выходят на улицу и под осуждающий взгляд девушки, Мур всё же закуривает сигарету. Да, ей это не нравится, но если он будет дымить в машине, ей это будет нравиться ещё меньше. Как он сам шутил, какая разница в каком состоянии будут его лёгкие если рано или поздно он всё равно окажется на столе для трупов. И скорее всего даже не по причине болезни, а собственной сомнительной удачливости. Вот только про то, что в прошлом месяце сорвался и всё таки выкурил пару косяков, закончив таким образом свой год без наркотиков, он тактично умалчивает. Не потому что вновь впал в зависимость, а просто чтобы она меньше переживала. Это было одноразовым мероприятием, обусловленным происходящим вокруг пиздецом. - А так меня можно поздравить, я сдал все промежуточные экзамены. Оп, видишь, не совсем даже бестолковый.

+1

5

С ним комфортно, и это, пожалуй, одно из главных достоинств их дружбы. У нее часто и до обидного легко получается быть не так понятой. Неумение воспринимать сексуальные подтексты помогает избежать навязчивой рекламы и ставит в неловкие положения. Со Стивом же можно не бояться быть непонятой. Точки над "i" между ними похожи на жирные кляксы — из тех, что оставляют следы и на следующем листе. Бекка снова толкает его в плечо: откровенное ребячество для женщины ее лет, но кому какое может быть дело, когда стены бюро оказываются где-то позади за спиной. Там она — доктор Моро, с которой предпочитают лишний раз не спорить, а еще не стоять над душой; здесь — просто Бекка, способная прямо во время разговора отвесить шутливый подзатыльник только за то, что покажется, будто кое-кто начинает нести чушь. Их общение иногда ей напоминает взаимодействие с Айзеком. С той его версией, которая была до того, как умудрился подсесть на наркоту. Возможно, ей не хватало именно этого с того самого момента, как обнаружила брата в больнице с первой передозировкой. Возможно, Стиву тоже не хватало какого-то родственного взаимодействия. Но в таком случае разве кто-то мог их винить за то, что столь удачно совпали в общении? Вот и теперь он подкалывает ее насчет личной жизни так, как мог бы разве что крайне несносный младший брат.

— Совершенно не понимаю, о ком ты, — ее ложь шита белыми нитками по черному, но Бекка и правда немного теряется от его комментария: просто Стив однажды видел их вместе с Аланом и, видимо, сделал какие-то там себе выводы. Не нужно быть догадливой как-то по-особенному, чтобы понять, что он имеет ввиду, однако у нее нет однозначного ответа, в первую очередь, даже для самой себя, а потому и речи не идет об обсуждении всего происходящего в л и ч н о й жизни с кем-то еще. Никакого недоверия. Просто... сложно. Будто у нее хоть что-то было легко. Впрочем, комфорт рядом со Стивом обуславливался еще и тем, что у него отлично получалось обходить в разговорах наиболее болезненные темы. Например, никогда не упоминал лишний раз Александра или не пытался завести о нем разговор. За это она до сих пор благодарна, даже если слишком редко, пожалуй, высказывает благодарность за поддержку словами, а не действиями.

— Я никогда не говорила, что ты бестолковый. Я говорила, что ты слишком небрежно относишься к своему здоровью, — возражает, вставая рядом с машины, но так, чтобы ветер не нес сигаретный дым ей в лицо. О том, что осуждает эту его вредную привычку, говорит только не особенно довольный взгляд, которым окидывает его, хотя ничего и не говорит. В конце концов, у всех есть свои слабости и зависимости, от которых портится здоровье. Опять же Стив курит на улице, прежде чем они садятся в машину, а мог бы наплевать на все и навязать собственные правила, прикрываясь тем, что он здесь водитель и заказывает музыку. Впрочем, последнюю всегда ставит он: сама она разбирается разве что в современной инструментальной, тогда как основная масса ее музыкальных предпочтений плотно застряла где-то в давно ушедших веках. Даже поп-культура молодости умудрилась зацепить по касательной, сейчас едва ли вызывая то, что принято называть ностальгией. — Но я очень горжусь тобой. Ты молодец, — тянется, чтобы совершенно по-сестрински поцеловать его в щеку, а после потереть кожу в том месте, где остается след от помады.

В машине заметное теплее, потому что нет ветра, и Бекка ослабляет шарф, освобождая горло. Пристегивается, само собой, и тут же откидывается на спинку сиденья, корректируя подголовник под себя, чтобы вытянуть ноги и прикрыть глаза. Не умеет водить и никогда не видела необходимости учиться: всегда можно вызвать такси, а следить за техническим состоянием машины, покупать бензин и еще искать место, где можно припарковаться, кажется слишком проблематичным. Но раз Стив, вместо того, чтобы пить с ней, решил выполнить заодно и роль ее шофера, то кто ему виноват? Бекка устало улыбается, потирая переносицу и открывая один глаз, чтобы посмотреть на него.

— Я решила, что сегодня культурную программу, порядок и насыщенность выбираешь ты. Все, что перечислил, звучит замечательно, но я не хочу ничего выбирать. Я хочу вина и, быть может, немного насладиться тем, как ты будешь страдать из-за невозможности. Самую малость, — усмехается по-доброму, снова закрывая глаза и ерзая, чтобы принять наиболее удобное положение. — Могу даже не подглядывать всю дорогу, чтобы был максимальный сюрприз, когда приедем, — глаза и правда устали от того, как половину дня всматривалась в чужие внутренности. Ее работа требует предельной внимательности, и зачастую потребность быть предельно сосредоточенной и утомляет больше всего. — Сейчас даже толком не вспомню, когда в последний куда-то выбиралась, что не было бы домом, работой или кофейней между ними. Коллега в отпуске, и я ведь не могла не взять часть его работы на себя. Если я вернусь домой и обнаружу, что Фидий ушел искать более ответственную и любящую хозяйку, даже не удивлюсь, — на самом-то деле чувствует себя виноватой перед котом. Тот не виноват в том, что хозяйке сложно находиться слишком долго в одиночестве в чрезмерно большом доме для одного человека. Или в том, что до сих пор многие вещи там напоминают о покойном муже. Да, со временем стало несколько проще со всем этим мириться, но иногда тоска все равно накатывала.

— Наверное, стоило тебе взять такси. Чтобы я не пила одна, словно алкоголичка, — фыркает, хотя в сказанном есть лишь доля шутки. Женский алкоголизм не так заметен, и тем коварен, и Бекке иногда кажется, что давно уже ходит по краю.

+2

6

- Что-ж, тогда...ты предпочитаешь Тиффани или Гарри Винстона? - Стив смеётся, принимая ответ Бекки. Может быть он и ошибается. Никогда не исключено. Но память его, при всей её дырявости и непостоянности, работает весьма изобретательным образом, услужливо подкинув мысль, что он видел того парня раньше и воспроизведя воспоминание с кладбища. Два маленьких адепта посмертия, которых он внутренне уже успел поженить, потому что эта мысль показалась ему чертовски весёлой и, в какой-то степени, даже логичной. Дальнейший ассоциативный ряд и логические раскладки сделали остальную работу за него, вкинув мысль о том, что они, возможно, встречаются. Нет, безусловно, так-то дружить с работниками похоронки в целом выгодно, учитывая стоимости гробов и мест на кладбище, но Мур склонялся к тому, что там не всё так просто. Но тему не поднимал, ведь его в целом не касается, с кем общается и дружит Бекка, они и люди вокруг неё это просто разные стороны жизни. А пошутить оказалось вполне уместно. От него же никто не ожидает тонкого высокоинтеллектуального юмора? Стив рядом с Беккой - это просто безмятежный дурачок, который не особо утруждает себя серьёзностью большую часть времени. Серьёзность - это что-то на взрослом. Серьёзного дерьма ему хватает вокруг. Бекка для него - это такой своеобразный остров, на котором можно спастись от всего этого, позволяя себе расслабиться, говорить о каких-то простых вещах, делиться всякой малозначимой фигнёй. Тот человек, с которым всё должно быть просто. Потому что хоть где-то должно быть. Легко, просто, ненапряжно, свободно. Как глоток чистого воздуха.
- Да ну тут как-то уже поздновато беречь. - Он смеётся, ловко игнорируя недовольный взгляд. Чего тут беречь? Нет, по факту бережёт. Спит в целом хорошо и, что самое важное, стабильно, питается неплохо, бухает мало, наркоту не употреблял уже год, а тот маленький срыв...не то что бы он себя оправдывал тем, что времена тяжёлые были. Да, тяжёлые. Ну, просто так вышло. Дальше по наклонной не пошло, да и скорее всего тупо не могло бы. Зачастую, когда что-то с организмом не так, он сам намекает на это. Как съесть мороженное, когда болит горло. Если ты знаешь, что тебе после этого станет легче, то почему нет? Так же и его психика знала, что нужно сделать, чтобы всё не стало ещё хуже. Это плохой способ решения всех проблем, но он прекрасно осознавал, что, зачем и почему он делает. Он решил свои проблемы. А так...ну он даже бегать по утрам начал. Не то что бы прямо таки стабильно, но в целом без ненависти к себе и к этому миру за то, что он этим занимается. Всё остальное - фигня. Старые травмы уже не отнять. Новых абсолютно честно старается избегать. - Я старался. Хотя как на мой взгляд, экономика - это какая-то жесть. Интересно, но мозг кипит. Я думал, что налоговые декларации подавать - это верх сложностей, но оказалось, что это вершина айсберга. Господи, мне тридцать один, зачем я в это ввязался? - Он притворно стонет, после того, как Бекка целует его в щёку, хваля за старательность. Что-то такое, чего он не видел в детстве. Он в какой-то момент вообще перестал получать похвалы за свои успехи и видеть заинтересованность в своей жизни. Принеси-подай-иди нахуй-не мешай-заботься о других. Если бы при рождении можно было выбрать родственников, он бы выбрал её. - Ты вообще кстати видела этих студентов? Половина мечтает стать известными блогерами и тиктокерами, а вторая половина выглядит так, будто они завтра идут собеседоваться на место генерального директора какой-нибудь корпорации. Я на их фоне вообще каким-то лохом кажусь, ещё и безработный. - Про этот факт Стив вообще шутил довольно часто. Благо никто не спрашивал кем он хочет стать когда вырастет и когда уже устроится на работу. Никогда. Больше не хочет. Уработался.
- А не угадала. Не буду страдать. Не дам тебе насладиться. Вот такая я сволочь. Бе-бе-бе. - Чем стабильней и спокойней всё было в жизни, тем меньше Стив испытывал желание употреблять хоть какой-то допинг. Нет, пиво под пиццу и сериалы, например, никуда не делось, да и стаканчик односолодового пока ковырялся в учебниках и делал домашку пропустить был не дурак, но на старый образ жизни всё это походило мало. В жизни у него появилось новое правило - в любой непонятной ситуации лучше иди спать. Полезней. Ощущение вседозволенности и свободы очень легко перекрывалось собственной ответственностью и остатками здравого смысла. - Вот и расслабляйся. Но за дополнительные смены, как ты понимаешь, я тебя немного так осуждаю. Мидий неглаженный, а ты с трупами рандеву устраиваешь. Глажка котов важна, Ребекка. - Кота он всё ещё отказывался называть этим чопорным именем, что ломало всю серьёзность, с которой он произносил свою осуждающую речь. Мозги на тему того, что беспокоится о ней, он уже давно не выносил. Да, он-то смог вырваться из своего замкнутого круга, но у него была несколько иная ситуация и другие расклады. Бекка просто была абсолютно другим человеком. И, конечно, он понимал почему всё это. Она всё ещё не до конца отпустила и приняла смерть мужа. Работа в том числе помогала смириться, не думать лишний раз и жить дальше. А он своим присутствием в её жизни немного помогал не двинуть раньше срока от переутруждения. - Я тебе на рождество подарю путёвку куда-нибудь на отдых и не дай бог ты не поедешь. И я сейчас не шучу. Куда-нибудь на Фиджи. И Мидия своего с собой возьмёшь. - Не смотря на улыбку, в этот раз Стив был абсолютно серьёзен и тон его не терпел возражений. - Вообще интересно, 4square ещё работает? Подумываю завести аккаунт для своей тачки и отмечаться каждый раз, когда я её где-то бросаю. Как ты понимаешь, если ты увидишь её где-нибудь, это вообще не означает, что я там же. - По факту да, зачастую машину приходилось бросать где попало. Где застала пьянка, так сказать, особенно если дело не ограничивалось одним стаканом. Без прямого текста это всё обозначало то, что компанию в распитии всяких благородных напитков он всё же ей составит. Когда же он отказывался?
Минут пятнадцать и они на месте. Основная часть пробок уже схлынула и есть небольшой промежуток между тем, как домой поедут всякие трудяги, любящие работать допоздна. Ресторан уже со входа выглядел прямо таки презентабельно. По ощущениям, он там в своих джинсах и поношенных кедах не впишется в атмосферу, но как будто было не плевать. Столик был забронирован. Но смотря на весь этот дизайн интерьера и блюда на чужих столах, Стив всё же не переставал офигевать, то и дело пытаясь что-то сказать, но вместо этого многозначительно молча. - Так, ладно, напитки и еду выбираешь ты. Я в высокой кухне вообще не понимаю. Интересно, тут есть канапешки из жирафа?

+1

7

Стив порой ведет себя хуже маленького ребенка, но в этом есть особая прелесть. Возможно, Бекка просто заигрывается в их братско-сестринские отношения. Эдакая сублимация в попытке облегчить потерю Айзека, которую можно счесть эгоистичной. Эгоистичной казаться не хочет, а потому надеется, что он таковой ее и не считает. В конце концов, они каким-то само собой разумеющимся способом сошлись после знакомства в больнице и совместного прохождения через все ужасы реабилитационного периода. В конце концов, они оба вкладываются в эти отношения. Всегда приятно знать, что рядом есть тот, кто готов в любой момент подставить плечо или увезти с работы пить вино и разговаривать о глупых и несущественных вещах. Стив достаточно одинок, чтобы ей хотелось взять на себя наглость развеять его одиночество.

— Как я могла сомневаться в том, что ты все равно найдешь способ лишить меня такого отличного шоу, как твои страдания, — произносит в притворном огорчении. Это еще одна особая прелесть в отношениях со Стивом: можно быть такой, какой захочешь. Без необходимости держать лицо [в том числе и буквально из-за нелюбви лишний раз демонстрировать наличие пареза], как на той же работе, где давно сформировавшаяся репутация требовала определенного поведения. Пока ее побаивались, никто не лез лишний раз с дурными вопросами или еще более дурными сплетнями. На последние у нее все-таки до сих пор сохранялась стойкая аллергия.

— Хорошо, что я пытаюсь пережить дополнительные смены только с помощью шоколада и кофеина, — с легким укором произносит, напоминая о том, как не так давно сам Стив был трудоголиком похлеще нее. По крайней мере она из-за своей работы не оказывалась в реанимации из-за передозировки наркотическими стимуляторами. Возможно, удар ниже пояса, тем более что, насколько она знает, после того случая Стив действительно держится, да и в конце концов пересмотрел свое отношение к переработкам, пусть и чертовски радикальным способом, уволившись, но двойные стандарты ей не нравятся тоже. — И если даже операция на мозге не смогла починить мой трудоголизм, сомневаюсь, что хоть что-то его исправит. Но, — назидательно поднимает указательный палец вверх, — торжественно обещаю, что сегодня по-настоящему расслаблюсь. И, едва вернусь домой, как следует наглажу Фидия, — имя кота называет с особым интонационным нажимом, поскольку постоянные попытки как-то по-новому исковеркать кличку животного превратились в порой раздражающую традицию. Впрочем, на Стива ее недовольство все равно не действовало. Видимо, чертяка, чувствовал, что оно не такое уж глубокое и серьезное. Злиться на него по-настоящему как-то все не получается. Да и не нужно это, пожалуй.

— Ага, а после Фиджи купишь мне путевку на Гоа. И в кругосветный круиз, — с нескрываемым сарказмом добавляет: нравится ему говорить глупости, будто не он должен платить за учебу, а еще и как-то жить, при условии, что с работы-то уволился. В финансовые дела друга никогда не лезла, но иногда беспокоилась, насколько долго хватит его сбережений. Просто она могла помочь, если есть такая необходимость. Даже с учетом того, что отдала часть денег на благотворительность, у нее было больше, чем нужно в этой жизни. Не считая ресторанов... ее персональной головной и сердечной боли последнего года.

— Не боишься, что ее просто угонят, если станешь оставлять, где попало? — приподнимает одну бровь, смотря на него. Некоторые идеи и планы Стива вызывали только такую реакцию. Она его, конечно, любит, как чертовски непоседливого младшего брата, но порой он будто тестировал границы ее толерантности и отсутствия нежного дружеского рукоприкладства. — Знаешь, в этом городе есть районы, где ты остановишься на обочине, чтобы чихнуть, а у тебя машину угонят вместе с тобой, — в этих же районах регулярно приходится бывать, чтобы осмотреть очередного умершего от передоза или застреленного черного. Чаще всего это были черные. Статистика та еще расистская тварь.

Благо ресторан, к которому они подъезжают, является прямой противоположностью месту, где у тебя могут угнать машину. Бекка знает это место, и не была здесь с тех времен, когда Александр еще был жив. Стив точно не мог об этом знать, и она ничего не говорит, чтобы не расстраивать. Его мотивы были исключительно хорошими — это знает однозначно. Просто ее умершему мужу нравилось посещать разные места в городе; называл такие походы изучением конкурентов. Бекка улыбается собственным воспоминаниям, чувствуя себя вполне комфортно. То время, когда терялась в подобных заведениях, давно прошло.

— Найду тебе что-нибудь из детского меню. Думаю, у них должны быть наггетсы в форме динозавров. Или, например, фрикадельки. Почему-то всегда в детских меню есть фрикадельки. Маленькие мясные шарики — это весело, видимо, — пожимает плечами, первым делом заглядывая в винную карту. Выбирает красное  французское полусухое из числа тех, которые еще не пробовала. И себе стейк, а Стиву действительно спагетти с фрикадельками в томатном соусе, совершенно серьезно озвучивая заказ официанту. Тот не дергает ни одной мышцей на лице, возражая, что нельзя делать заказы из детского меню, когда за столом нет детей. — И сок ему, пожалуйста. Какой ты хочешь сок, дорогой? — откровенно смеется над Стивом, и глаза сияют от лукавства. В конце концов, он сам сказал, что ей стоит выбрать за него.

+1

8

- Вот такая я сволочь, представь себе. Два года почти знакомы, а ты всё ещё не привыкла. - Эти их перебранки иногда действительно напоминают типичные разговоры членов одной семьи. Обычно той, где всё строится на лёгких подъёбах и то, потому что встречаются они крайне редко. И всё это чертовски просто. Наверное в нормальных семьях примерно так и есть, когда все живут своей жизнью, но находят время друг на друга, а не плюются ядом, расползаясь по углам и ненавидя друг друга так сильно, как это только возможно. Он будто заменяет Бекке брата. Она будто заменяет ему сестру. Это всё само по себе не очень правильно, наверное, но кого волнует, если оно работает? Без сложностей, без подводных камней, без лишних заморочек. Слишком хорошо, чтобы быть правдой, но именно ей и являющееся.
- Ну ой. - Намёк в принципе понят. Даже почти обсмеян. Да, тут, конечно, не ему упрекать в переработках и попытках угробить себя так, чтобы это было производственной травмой и проблемами работодателя. Но, наверное, как раз по той простой и очевидной причине, что Стив прекрасно знал, как всё это ощущается и к чему может привести, он и переживал за Бекку, которая вечно задерживалась на работе и так же не наблюдала часов. Да, у неё другие побочки, она иначе всё это проживает и не пытается добивать себя стимуляторами, коих у него в лучшие, так сказать, годы было на любой вкус и цвет. Он вырвался из этого замкнутого круга под названием работа-дом-работа и ей желал того же. Ну так, не бросать всё, как это сделал он, а без лишнего фанатизма. Даже уже не намекал на операцию и возможный рецидив, этого ещё не хватало. Ребекка - девочка взрослая, умная, поумнее его самого, сама всё прекрасно знает и понимает. Да и дома её кроме кота никто не ждёт. Это он тоже понимал. Вообще в большинстве случаев с причинами и следствиями у него проблем было мало. А что остаётся? Ну, карьера. В её случае, вероятно, это даже более значимо. Но за всем этим, оказывается, можно пропустить жизнь. Как обычно, выбирай два из трёх. Три из трёх нельзя. По крайней мере в их случае. - Вот и здорово. Вот и правильно. Мидий будет рад. - В ответ на её тон он меняет свой. Это бесконечная война, которая просто забавляет. Все такие дохуя умные, возвышенные, котам вычурные имена дают. Он в этой иерархии ментального развития и образованности стоит где-то так ступенек на десять ниже.
- Да-да, могу именно в такой последовательности. Посмотрите на неё, сарказмирует тут. Ты сомневаешься в моих способностях? - И сарказм, как ни странно, был ему более чем понятен. В её глазах он безработный раздолбай, у которого, возможно, со дня на день закончатся бабки, если он так будет жить дальше. Или уже кончились. Правда была куда как более прозаична: они у него не кончатся. Никогда. Их банально слишком много для того, чтобы такая нелепая ситуация произошла. А Стив просто не живёт так, чтобы такое было возможно. Ну то есть он вообще не производит впечатление богача. Да, тачка стоимостью в три средние годовые зарплаты среднего жителя США. Ну, он работал в прибыльной сфере, где денег всегда было много. Больше среднего по рынку. В целом вяжется. С учётом того, что жил на работе да и занимался этим не первый год, спокойно мог и накопить. И на тачку, и на новый дом, и на то, чтобы позволить себе год пострадать хернёй, ни в чём себя особо не ограничивая. Не смотря на то, что денег у него было дохера, да и два года статья в Форбс могла про него выйти, попав в тридцать до тридцати, но контент оказался слишком скучным, Мур жил так, будто бы денег у него было как у всех. Поэтому у его подруги-сестры могло сложиться вполне себе неверное впечатление о происходящем. А рассказывать правду он и не стремился. Зачем, если она никогда и не интересовалась?
- Я ещё из-за куска железа и пластика не переживал, ну. Чёрную в прошлом году разбили. Взял красную. Если красную украдут, возьму голубенькую. Наверное. Господи, Бекка, у меня один друг - прокурор, другой - криминальный авторитет, а ты патологоанатом. А я по молодости толкал наркоту чтобы заработать себе на учёбу. Ты серьёзно думаешь, что я в этой жизни чего-то боюсь? - Он смеётся, сводя всё как будто к шутке, но всё это чистая правда. Опять же, настолько нелепая, что скорее выглядит как очередная его безумная идея или фантазия, которая кажется нереальной и глупой. Наподобие путёвки на Фиджи. Они ведь, если так подумать, не в курсе деталей жизни друг друга. Так, примерно в общих чертах и без подробностей, просто оба не лезут туда, куда их особо не приглашали. Так исторически сложилось, что других тем для разговоров пока ещё куда больше.

- Ты просто ни разу не запускала фрикадельку из рогатки. Поняла бы, почему это весело. - Стив даже бровью не повёл, когда Бекка начала шутить про детское меню. По крайней мере из них двоих хотя бы она разбирается что к чему и явно знает, что заказывать, потому что он сам - человек, взрощенный на пицце, китайских коробочках и той домашней стряпне, которую готовит сам. Нет, приготовить что-то ресторанного уровня - запросто. Заказать что-то вменяемое в ресторане - господи, можно кто-то другой это сделает? - Виноградный сок хочу, дорогая. - Откровенно передразнивает, даже не стесняясь. Ни её, ни официанта. Ни того, что выглядит в окружении этого места как лох, которого занесло сюда случайно. Вот там через улицу есть ресторан мексиканской кухни. Там как-то привычней и понятней. Взял тако и проблем не знаешь. А здесь, меню он, конечно изучал, но скорее по картинкам, всецело отдаваясь выбору своей спутницы. - Знаете, давайте сразу бутылку вот того виноградного сока, который она заказала. - Чуть не пошутил, что, в принципе, можно даже сразу две. И больше в разговор не встревал, откладывая меню в сторону только после того, как официант ушёл. - Так, ну рассказывай, что там у тебя вообще происходит, а то тут как-то такой период был, много по ходу накопилось. У меня так точно.

+1

9

Стив называет ее "дорогой" в отместку, откровенно передразнивая, и Бекка весьма миролюбиво фыркает. Официант достаточно хорошо вымуштрован, чтобы и бровью не вести в терпеливом ожидании, когда заказ окажется сделан. Это признак хорошего обслуживания. И отличной работы управляющего. Ей приходится постигать особенности управления ресторанным бизнесом последний год после смерти Александра. У него как раз работают отличные управляющие, без которых все бы загнулось стремительно и отчаянно. Бекка хороший специалист в области танатологии, но совершеннейший профан в области предпринимательства. Когда-то Алан ей сказал, что она не обязана продолжать чужое дело только в качестве уважения. Тот разговор прошел напряженно, но верности сказанных слов никто отменять не мог. В последнее время задумывается об этом все чаще. Не без чувства вины, правда.

— Не слишком ли ты мал для виноградного сока? — добродушно подкалывает, а после подтверждает заказ, который официант четко повторяет со все тем же пустым по-официальному доброжелательным видом. И сразу же оставляет гостей, обещая принести вино уже через несколько минут. В качестве аперитива. Бекка не против совсем немного напиться: так получится по-настоящему расслабиться. Не самая здоровая привычка, и как врач, отлично знает [даже множество раз видела], к чему может привести, вот только ничего делать с этим не собирается. В конце концов, у нее есть деньги на хороший алкоголь. И компания, чтобы не думать о себе, как об алкоголичке, пьющей в гордом одиночестве [Фидия вряд ли можно счесть за полноценного собутыльника].

Стиву интересно, что у нее произошло за все то время, что никак не выходило увидеться. То она была занята, то он, и пару их традиционных встреч пришлось перенести. Возможно, в этом и заключается одна из причин, по которой на сегодня запланирована столь обширная программа. Для компенсации. Бекка в любом случае ничего не имеет против, и поправляет волосы, чтобы не лезли слишком нагло в глаза. Со Стивом не особенно заботится о том, как выглядит: они впервые встретились в месте, где далеко не до волнений о том, насколько аккуратна укладка или не поплыла ли стрелка на верхнем веке. Одна из причин комфортного общения: рядом с ним не стыдно оказаться в домашней одежде на одном диване за просмотром какой-то совершенно ужасной комедии и кидаться в экран поп-корном, с которым потом увлеченно играет кот.

— Нельзя же так сразу, — совсем немного ворчит, откидываясь на спинку стула. Та мягкая, вычурная, как и вся обстановка. Так демонстрируется статус и дороговизна. Многие богатые люди чрезмерно любят подчеркивать собственное богатство. Ей нравится не причислять себя к таким. Хорошее наследство мало изменило подход к жизни. Разве что в бытовом плане может позволить себе больше. И не особенно всматриваться в суммы на ценниках в магазинах. Это удобно, если быть честной. — Я... не знаю даже, что ответить, — смешливо хмыкает, осознавая, насколько абсурдно это может звучать. Они виделись давно, а в голове вместо ответов какой-то белый шум. Возможно потому, что из-за постоянной работы дни сливаются воедино. Когда повседневность становится монотонной рутиной, сложно находить в ней что-то особенное и отличающееся. Бекка осторожно потирает пальцы: старая привычка, оставшаяся с тех времен, когда страдала от последствий разрастания арахноидальной кисты. Тогда пальцы часто немели, и старалась, как могла, возвращать чувствительность.

— На самом деле все будто... как всегда? — отвечает с небольшим сомнением в голосе. — Написала еще одну статью про воздействие опиоидных наркотиков на легкие, пару раз выступила в суде с подтверждением своих отчетов, переработала больше часов, чем может считаться привычным. Ну, знаешь, моя обычная скучная жизнь и все это, — пожимает плечами, будто и правда не видит в том, что происходило, ничего особенного. О том, насколько тяжело дается поддержание на плаву оставшегося в наследство бизнеса покойного мужа молчит, прикусывая нижнюю губу. Стив не станет ничего говорить на то, что она ноет, но Бекке будто хочется спрятаться от этих проблем хотя бы здесь и сейчас. Не думать. Официант приносит обещанное вино, чинно разливая то по бокалам. Моро берет свой, благодаря за обслуживание кивком, и осторожно крутит за ножку бокала. Тот царапает столешницу.

— И я думаю продать рестораны, — неожиданно выпаливает даже для самой себя. Это решение, которое должна была принять давно. Лучше даже сразу после похорон, а не пытаться стать той, кем не является. — Те, что от Александра остались, — поясняет так, словно у нее много других ресторанов, среди которых легко запутаться. Она всего лишь танатолог, который чувствует себя комфортно рядом с очередным полусгнившим трупом, найденным в какой-нибудь канаве. Мир высокой кухни не для нее. Делает глоток с настолько невозмутимым видом, какой только может создать. Вино приятное. На кромке бокала остается след от помады. — Так чего такого у тебя успело накопиться за то время, что мы не виделись? — откровенно переводит стрелки, абсолютно не стыдясь. Произнеся то, что так волновало в последнее время, вслух, будто уже становится немного легче.

+1

10

- Да не, по росту вроде бы прохожу на этот аттракцион. - Самое прекрасное в происходящем - это возможность шутить тупые шутки. И, что самое главное, Бекка не назовёт его клоуном, как это делают некоторые, это весьма приятное чувство. В целом, после всего того, через что они прошли, просто на психологическом уровне даже невозможно кого-то в чём-то обвинить. Они уже довольно были серьёзными и побывали в некотором дерьме, через которое не каждый способен пройти, теперь вроде бы можно было позволить себе быть лёгкими и беззаботными в меру возможностей и обстоятельств. Довольно приятное ощущение. У них вроде как не принято осуждать за всякие сомнительные для взрослых людей вещи, но так или иначе, конечно, осуждающие взгляды то и дело появляются то с одной, то с другой стороны. В основном, скорее по той простой причине, что оба себя нихера не берегут, но к этому уже все давно привыкли. Стив так вообще чуть не отъехал на тот свет. Но в остальном, да, это всё скорее про веселье и возможность подурачиться, отвлекаясь от серьёзного взрослого мира с его проблемами. Мур со сложным ебальником ходит и так достаточно часто, особенно в последнее время, это изрядно надоедает.
- Ой, ну простите, что я тут врываюсь с самого главного. - Тихо смеётся в ответ. Он вообще как-то на самом деле хреновенько разговаривает на отвлечённые темы. Нет, мог бы, например, даже обсудить местную обстановку, скорее всего жалуясь на то, что для него это всё как-то too much и он к такому не привык. Оно и понятно, пацан, выросший на улице и не в самых приятных условиях, где про богатство было в основном что-то в наушниках, остаётся таким даже когда может позволить себе тупо купить этот ресторан вместе со всем персоналом. Тяга к роскоши ему была в определённой степени чужда, он сам скорее был фанатом не картинки, а комфорта и функциональности. Задроченное за годы кресло-мешок ему было ближе вычурных стульев с позолотой и дорогими тканями, а крашенные как попало стены в разы приятней взгляду, чем дорогие обои. Хотя на комфорт денег он не жалел, тут скромничать было бессмысленно. Но вот такое...чёрт, ну это не про него. Он никогда не вписывался вот в такой мир, где про богатство, престиж и трансляцию успешного успеха. Посоветовали сходить - пошёл на аттракцион. После первичного шока даже начал чувствовать себя достаточно непринуждённо, расслабляясь и даже не думая тут строить из себя аристократа. Ну или косить под него. Божественный уровень сервиса? М, спасибо, здорово. Гарсон, принесите нам Шато Совиньон и шо-то покушать. Вот где-то там находился его уровень. Но и так, наверное, был бы он ограничен в финансах, он бы рассматривал всё вокруг с интересом, но в целом...в целом пофиг. Обычная встреча в необычном месте.
- Ммм, вот как всегда. Статью она, значит, написала, а почитать не дала. А мне может быть интересно, даже с учётом того, что половину специфических терминов я не понимаю. Ты вот пишешь про влияние, а я на себе чего только не пробовал. Мне, Бекка, может быть даже интересно, что там с моим организмом, не считая очевидного. - Почти даже одаривает её осуждающим взглядом, но на самом деле смеётся, хотя про интерес не врёт. Ему в целом интересно всё, чем занимается Ребекка, этого не отнять. Разве что оказаться на вскрытии кого-нибудь уже всё таки не спешит, потому что, как оказалось, в смерти с точки зрения простого обывателя, нет ровным счётом ничего интересного. Особенно, когда ты знаешь причину. Особенно, когда причина - это ты. Оказалось, что он всё таки не настолько долбанутый, как думал. Чужое бездыханное тело не вызывает каких-то необычных ощущений, не дёргает за те ниточки, которые отвечают за романтизацию сего явления. - Ты же понимаешь, что у меня достаточно свободного времени, чтобы сделать так, что ты закончишь перерабатывать? Ты же знаешь, Бекка, я могу. - В общем-то не шутил, смотря с неодобрением. Трудоголизм - это неблагодарная тема в их компании, так уж повелось. Тут никто не может покрыть и вытащить козырь из рукава, потому что слишком похожи. Дай Стиву работу, которая ему понравится и он опять будет потерян для общества, этого он даже не скрывает. Всё равно нет-нет, да увлекается чем-то, теряя связь с реальностью. Просто делает это теперь из собственного интереса, а не потому что так прописано в его контракте. - Серьёзно, тебя надо вывозить куда-то чтобы ты отдохнула и развеялась. - Ни слова про то, что она должна беречь себя. Не обязана. Он не трахает ей мозг своим беспокойством, в её переработках его непосредственно смущает сам факт оных, нежели то, что с ней опять может что-то случиться. Пройденный этап. Почти даже болевая точка, на которую лучше не давить.
Причина, по которой он не любит рестораны - в них нельзя курить. Бухло дают, сигарету - нет. Обидно. Когда приносят вино, он даже не пытается изображать эстета и спеца, просто делая небольшой глоток и пытаясь понять нравится или нет. В целом нормально, пить можно даже не поморщившись. А вот информация про продажу ресторанов вызывает интерес. Хотя, в целом, в некоторой степени ожидаемо и закономерно. - А у меня...господи, там такой пиздец. Тут надо для начала выпить бутылку вина, потому что ты охренеешь. Разговор, так скажем, не для этого места. - Чистая правда. Скрывать ту дичь, что происходит в его жизни Стив не собирался, но он прекрасно знает моральный компас девушки напротив. Так что этот рассказ на попозже. И как минимум там, где у неё будет возможность отвесить ему подзатыльник или отчитать не привлекая внимания окружающих. - Так а что там с ресторанами? Много проблем?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » oh, you can run, darling


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно