Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » C13H16N2


C13H16N2

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Сакраменто, вет.клиника | сентябрь 2022

Krzysztof Kopernik и Andrzej Loss
https://i.imgur.com/cZl8p0l.png

А собачку жалко.

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2023-01-12 14:04:46)

+1

2

тихо — настолько тихо, что, кажется, в самом деле слышно, как тоска нечеловеческая по углам прячется и одичало скулит из них брошенной дворняжкой, простуженной и покалеченной, в самое сердце раненной, но обреченной жить с этой рваной раной и даже тени отпугивать своим пронзительным воем, который так сильно похож на чей-то невыносимый скорбный плач. ты закуриваешь вторую, ты спокоен — тяжелая грусть хочет опуститься на плечи огромным покрывалом, но проскальзывает мимо и опадает на пол, а ты беззаботно топчешь ее, ошибочно приняв за коврик для ног. тоска — это странное чувство ты оторвешь и выбросишь, а мохнатый пес опасливо подбежит, к твоим следам прильнет, глаз своих печальных не поднимая, схватит его и утащит за собой в дальнюю комнату. шмель из нее почти не выходит — он больше не просит ни играть, ни гулять, ни гладить, ни даже есть: миска наполнена доверху со вчера, корм выветрился и засох, но так и остался нетронутым. ты проверяешь миску и равнодушно пожимаешь плечами — это даже хорошо, что пес ничего не ест, ведь ему, по идее, противопоказано. все, кажется, правильно: шмель — смышленое животное и ответственно готовится к процедуре собственного усыпления. шмеля впору похвалить и потрепать за ухом.

ты тушишь бычок и направляешься в дальнюю комнату. шмель свернулся на коврике в тугой калачик, словно пытается спрятать от кого бы ни было свою смертельную кровоточащую рану. заслышав твои шаги, он сжимается еще сильнее и упорно смотрит в стену — никогда на тебя. ты наклоняешься над ним, чтобы снять медальон с именем и адресом на ошейнике, он пассивно сопротивляется, слабо и устало скулит, с горечью понимает: медальон ему больше не понадобится. шмель всегда понимал больше, чем от него требовали, — этого стоило ожидать при покупке собаки, порода которой славится высоким интеллектом. иногда казалось, что шмель понимает и чувствует гораздо больше, чем ты сам. ты задумчиво посмотришь на него и впервые осознаешь: черт возьми, скорее всего, так и есть. всегда было.

медальон пролетает через гостиную и с грохотом падает в мусорное ведро. ты улыбаешься одними уголками губ — трехочковый, выходит. тебе остается подумать лишь о том, где наиболее выгодно заказать скромное подобие монумента, да и в целом — не будет ли более выгодно просто купить нехитрую урну и ячейку в колумбарии. телефон ловко выуживаешь из кармана — необходимо совершить еще один звонок перед приемом в ветклинике, находишь абонента в списке контактов и слушаешь очередь протяжных гудков, поставив звонок на громкую связь, чтобы заварить себе чай. гудок. гудок. гудок. каждый гудок заставляет маленькое собачье сердечко в соседней комнате сжиматься так сильно, что округлые янтарные глаза от боли сощуриваются до порезов заточенным тонким лезвием, — как трогательно. ты ждешь, пока голос в трубке прервет очередь утомительных гудков. переадресация, соединение. невнятное шуршание и вопросительное ало?

— эй, кшиш, мы сегодня залетим в твою клинику на усыпление. сделаешь скидочку на услугу по дружбе? — никакой дружбы, разумеется, не было. никакая скидочка, разумеется, тебе не нужна была. тебе нужно было всего-то сделать так, чтобы кшиштоф оказался в определенном месте в определенное время, и ты знаешь, как дважды два: коперник обязательно явится, прилетит как миленький на тяге своей фантастической зоошизы. — мы записаны на два часа дня в гринхэвене.

твой голос звучит так легко и живо, словно ты позвонил спросить «как дела?». ты выплескиваешь кипяток в большую кружку, тянешься за чайными пакетиками и замечаешь притаившегося на пороге гостиной пса. надо же, какая прелесть, — чуткий собачий слух различил из соседней комнаты голос своего доброго и заботливого кинолога. шмель тебе в глаза не смотрит — зрачки черные упирает в лежащий на столе телефон и не знает, как подать голос, сигнал бедствия, sos. он кажется в два раза меньше и три раза старше — напряженная спина и полусогнутые лапы, за неделю утраченная осанка и ни следа былого атлетичного вида, как будто все упорные тренировки можно вот так просто перечеркнуть одним моментом. черт возьми, кажется, ему и правда больно? ты вдруг находишь это забавным — просто иронично, когда животное оказывается человечнее тебя, все-таки есть в этом что-то от шутки. ты смеряешь пса взглядом и подавляешь глубокий вздох.

ты сам это натворил, шмель

правда в том, что будешь предан — будешь предан. шмель — все-таки чертовски умный пес, он чувствует, что его предали, он осознает, что его ведут на плаху, но он так и не понял одного: за что ты с ним так? он и правда был замечательным питомцем, послушным и покладистым, он исполнял все твои команды и идиотские капризы шутки ради. он ждал в прихожей твоего возвращения каждый вечер и был готов служить тебе. здесь и сейчас, всегда с тобой, всегда на твоей стороне. всегда знает, как тебя развлечь и когда стоит тебя не трогать. все это было — справедливо это признать, поэтому вопрос «за что?» будет висеть в воздухе и отравлять его горьким ядом еще пару часов, пока тонкая игла не пройдет через кожу, чтобы достигнуть вены. шмелю теперь остается только одно: лежать на столе у ветеринара и никогда не понять, почему он больше не нужен своему человеку.

[nic]Andrzej Loss[/nic]
[sta]i prefer creative[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/MCJlw5T.png[/ava]
[lz1]АНДЖЕЙ ЛОСС, 33 y.o.
profession: фармаколог[/lz1]

+1

3

вначале одним махом начинаешь заниматься всеми делами и сразу. взрослеешь в родительских глазах будто в один день. вчера - кинолог по собственной прихоти, а сегодня меняешь жизнь, будто бы и сам меняешься. становишься тем, кем поклялся никогда не быть. бизнес, выпуск книги, почти нормальная семейная жизнь. все это лишь на первый взгляд: копни глубже, и увидишь истинный смысл вещей.
клиниками занимаешься не ты, а заместитель и целая команда профессионалов, на всех рабочих совещаниях ты скучаешь и даже профильное образование, полученное несколько лет назад, не дает в полной мере разобраться в тонкостях. мешает даже не отсутствие знаний, а банальное нежелание вникнуть в суть процесса. тебе более интересно заниматься приютом, а не бумажной волокитой. потому заместитель занимает роль и управляющего, а в клинике считается главным по всем вопросам. этого не говорили вслух, но каждый так думал. зато тебя считают классным парнем, любящим животных, но в тоже время бездарным управленцем, которому попросту повезло родиться в богатой семье. тебе на эти разговоры по большей мере все равно, а выскажи кто в лицо, скорее даже согласился бы, чем разозлился.
поэт из тебя что ни скажи - лучше управленца, но всегда оставались вопросы к содержанию. сборник стихов выстрадан и выблеван из твоего нутра, как то, что не в силах удержать внутри. вся это - полупереваренная жижа из событий, чувств и слов. ллея говорит, что из этого материала может выйти крутой альбом. ллея просит права на использование стихов для своих песен. ллея даже не спросит, о вашем ребенке, хотя если быть совсем уж откровенным, ты о нем толком ничего не знаешь. как и того, что бывшая жена общается с твоими родителями чаще тебя самого и знает о вашем общем сыне все. твоим родителям даже иногда кажется, что на самом деле у них дочь, а ты - тот нерадивый папаша, который сбежал из семьи и делает вид, что знать не знает о существовании ребенка. они не осуждают, но стоило бы.
нормальная же семейная жизнь упирается в существование сони в твоей квартире и десятку собак. самое тяжелое - в этой квартире произошло слишком многое, чтобы не навевало воспоминаний. самое страшное, оставшись рядом, не забыли и не простили. потому нет-нет, а каждый так или иначе ходит по кругу из собственных страхов, водит хороводы с демонами и медленно убивает в себе все хорошее. если ты выбрался из накртоты и даже почти перестал пить, то вот соня наоборот познала все прелести жизни богатых и не обремененных обязательствами. ссоры, обещания остановиться, примирения... а потом все по кругу. кто-то в силах это закончить?

могло показаться, что в твоей жизни творился самый настоящий хаос, который зачем-то старательно прикрыли тентом с нарисованной перспективой, за этим тентом все трещало по швам, а что не разваливалось, то уже гнило.
в какой-то день не выдержал, сломался и ты сам. напился, принялся жалеть себя, ругаться на соню, которой не было в квартире физически, но все напоминало о ней. пил целую ночь, и даже немного позже. пока не вырубился. проснулся от телефонного звонка. мутило и перед глазами все плыло, потому даже не посмотрев, кто трезвонит, поднял трубку: - да? - стоило бы посмотреть кто это, но надеешься на то, что узнаешь голос. очень хочется, чтоб это был звонок от сони, но...
понимание о том, кто же звонит, не приходит ни с первых слов дозвонившегося, ни к концу предложения. - что? погоди, ты о чем? - для полного абсурда не хватает спросить только кто это? - не спрашиваешь, но в раз как будто просыпаешься. кто попало бы не звонил с такой просьбой, а значит что-то случилось. слово "усыпление" прошибло током по телу. поежился, сел на диване, на котором еще две минуты назад спал. - встретимся там... - но в трубке уже тишина. отключились.
на часах полдень, не то чтобы сильно много времени, на то, чтобы прийти в себя. проверяешь книгу звонков, подписано "шмель. лосс", - ты с дуба рухнул? - спрашиваешь у телефона, адресуя вопрос анджею. вы не были друзьями, но пса ты тренировал и чувствовал некую ответственность. что вообще случилось, раз его везут на усыпление? - ладно, лосс, ты или сошел с ума, или случилось что-то страшное. блять, надеюсь дело в тебе, а не в собаке. - бурчишь под нос, поднимаясь с теплого местечка.
ближайшие пол часа - душ, чистка зубов, кофе и попытка понять: ты уже протрезвел и можно за руль, или лучше вызвать такси. другие люди за рулем чаще раздражают, особенно, когда плетутся черепахами. потому забиваешь на правила поведения за рулем, как и на свое ощутимое похмелье, садишься за руль кабриолета и несешься через неспешный городской трафик пулей. не удивишься, если на днях получишь пару штрафов от городских камер-светофоров.

в клинике как обычно шум, гам и неразбериха. животные, их хозяева и улыбчивый персонал. на регистратуре просишь сильвию показать книгу записи на прием, и действительно находишь знакомого клиента, да еще и его пса. это все не добавляет настроения. - когда пожалует лосс, будь добра, позови меня. без меня чтоб ничего не проводили. окей? - девушка кивает. она молодец, очень понятливая и исполнительная. даже удивительно, как в некоторых умудряется сойтись ум и красота. - я у себя, принесите мне кто-нибудь кофе. - это просьба не конкретно к сильвии, но выполнит ее, конечно же, девушка. пора бы уже уже завести себе секретаршу, но ты слишком внезапно появляешься в клинике, чтобы это имело какой-то смысл. ведь работница могла неделю сидеть без дела, а потом не оказаться в десять часов вечера на месте, когда тебе захотелось заехать в приют.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » C13H16N2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно