Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ненужный кто-то за окном стоял и требовал любви


ненужный кто-то за окном стоял и требовал любви

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

. art loss .

https://i.imgur.com/LOkZURl.png

https://i.imgur.com/ve9pK5W.gif

https://i.imgur.com/TjU5j87.gif

https://i.imgur.com/i823vH7.png

и сколько льда нужно бросить в стакан,
чтобы остановить титаник мысли ?

[nic]Andrzej Loss[/nic]
[sta]пачкаешь руки о черное сердце[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/MCJlw5T.png[/ava]
[lz1]АНДЖЕЙ ЛОСС, 30 y.o.
profession: фармаколог[/lz1]

+4

2

артур роше возвращается домой.

кладя потертый в десятках путешествий портфель к стене, он аккуратно снимает коричневое пальто и вешает его на плечики в прихожей. в уже знакомых коридорах пахнет свежей выпечкой и знакомым до одури ароматом женских духов. дом как прежде веет теплом и уютом.

вивьен стоит у окна на кухне.

ну и чего ты от меня ждешь?

прощения.

прощения, арт?

в напряженной тишине комнаты лишь двое присутствующих знают, что артур роше вернулся домой не вечером после работы и даже не через недели напряженных гастролей. артур роше решил вернуться к своей супруге спустя целое десятилетие после своего ухода.

ты ждешь прощения? — повторяет женщина. на ее постаревшем за прошедшие годы лице не видно ни слезинки. лишь кривая усмешка отражает то презрение, что она испытывает к своему собеседнику, — за что же мне тебя прощать? ну, напомни?

словно провинившийся школьник, стоящий у доски, артур потупляет глаза вниз, ожидая криков и истерик. он готов вытерпеть каждое режущее по сердцу слово, каждое оскорбление, готов позволить ей выпустить пар, чтобы после, приняв все свои ошибки, сделать шаг длинной в километры и в мгновение ока сократить расстояние, созданное годами его отсутствия. его тактика высчитана и выверена, испытана опытом других женщин. однако вивьен удивительно хладнокровна, словно это не она с замиранием сердца ловила каждую его открытку без обратного адреса, искала его имя в сводках новостей и ждала. бесконечно ждала, пока ее терпение наконец не лопнуло.

может быть, за твой резкий уход из моей жизни? за бесконечные измены? за то, что даже на бракоразводный процесс ты не соизволил явиться? — она говорит четко и строго, с насмешливой улыбкой на губах, словно долгие годы только и ждала, что этого разговора. — что же изменилось сейчас? почему ты так жаждешь моего прощения?

я люблю тебя, вив. я всегда любил только тебя, — ореховые глаза наполнены самой искренней теплотой, губы мягко касаются ее ладони, поднимаясь все выше и выше. он падает ниц, готовый молить о прощении, но женщина лишь резко одергивает руку и делает несколько шагов назад, с омерзением глядя на бывшего супруга.

ты всегда любил лишь себя, арт.

секунда, и роскошный букет, несколько минут назад подаренный ей неожиданным гостем, отправляется в утиль. еще секунда, и вивьен жестом указывает мужчине на дверь.

раньше тебе нравились камелии.

раньше и ты мне нравился, милый, — шепчет она, — но времена меняются. не всему, что я любила прежде, есть место в моей новой жизни.

у артура роше больше нет дома.

у артура роше, по правде сказать, вообще ничего и никого больше нет. музыкальный талант пропит, все старые связи утеряны, даже от смазливого личика больше ничего не осталось – новые морщинки, новые шрамы, двухнедельная щетина и копна кудрявых нестриженных волос ниспадающих по исхудавшему телу. свои последние деньги он пропивает в баре, даже не думая о том, что будет завтра.

а в принципе, ничего уже завтра и не будет.

один только мост.

мы же вместе были со студенчества! со студенчества! почти десять лет! я для нее всё! а она со мной так! — в пьяном угаре, бывший музыкант не осознает, что орет на весь бар, что бармен, в общем-то, хочет ускользнуть от излишних подробностей его личной жизни и что ведет он себя, мягко говоря, по-свински. — нет, я, конечно, часто вел себя, как козел, но ты пойми, я же был молодой, глупый, хотел свободы. да кто её не хотел?! но каждый гребанный день своей жизни я думал только о ней. в каждом новом городе. с каждой новой женщиной. я видел только её, любил только её! господи боже, я же просрал, извиняюсь, то единственно важное, что было у меня в жизни. какой же я тупой мудак, — исходя на рыдания, пьяный мужчина не видит, что своей активной жестикуляцией сносит со стойки несколько стаканов, что бармен что-то кричит неразборчиво ему в лицо. голова кружится и плывет. арт неловко извиняется, говорит, что все оплатит, пока недовольный работник пытается убрать с пола следы его пьяного бунта. а в темноте бара мелькает знакомое лицо — точеные скулы, золотистые кудри, пронзительный и серьезный взгляд светлых глаз. змейкой дрожи проносятся по телу горячие объятия и поцелуи прошлого, яркими картинами мелькают в голове совместные воспоминания, обещания, чувства. арт еще не понимает, что ноги не просто так завели его именно в этот бар, не осознает в полной мере тот факт, что в сакраменто десять лет назад он оставил не только бывшую жену, но и кого-то не менее важного. кого-то, для кого когда-то важным был он сам.

сознание путается, в суматохе бара так легко сойти с ума, и артур позволяет себе усомниться в реальности настоящего.
нет-нет – это лишь призрак прошлого, порождение пьяного бреда.
нет-нет, анджея лосса никогда здесь не было и быть не могло.

бармен, повтори.

[nic]Arthur Rocher[/nic]
[sta]и спаси всех от меня, сердце[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/Vj4Vfwu.png[/ava]
[lz1]АРТУР РОШЕ, 39 y.o.
profession: путешественник[/lz1]

Отредактировано Ada Wolfhard (2023-01-16 01:26:00)

+4

3

декабрь пришел, чтобы обнажить болезнь.

любовь простыла несчастной дворняжкой. его след простыл в пыли бесконечных улиц — так просто было простыть в этот холодный месяц, стоило только прийти домой с нараспашку открытой грудью и тогда из этой груди по всему дому завыл пронзительный ветер, льдистый, клыкастый, жуткой пастью способный перемалывать в пепел даже кости. на самом деле и не стоило вовсе, на самом деле стоило нутро свое черное получше прятать и пальто старательно застегивать на все пуговицы — анджей закашливается. может быть, и курить никогда не стоило.

дома было тепло и облако пара поднималось от только что заваренной чашки чая. анджей выдыхает, стоя посреди огромной улицы, и наблюдает, как грязное облако от его дыхания, перемешанного с сигаретным дымом, медленно растворяется над головой. дома афина, кружась, проплывала из комнаты в комнату мимо кухни, и повсюду было слышно, как тает в свете желтых лампочек ее мечтательное пение. анджей стоит посреди огромной улицы и слушает, как неумолимо свистит ветер. дома было тепло, светло и тихо закипал чайник, а за окнами оставалась неприглашенной к столу холодная и озябшая вьюга. дверь закрывается на три щелчка, чтобы нежеланные гости не проникли внутрь, и анджей остается по ту сторону двери, где деревья головами покачивают со скрипом, словно пытаются ему сожалеть. что ж, это ладно — вьюга всегда была ему милее.

афина беззвучно плачет и слезы соленые, неприятные, бегло скатываются  по розовым щекам — анджей не хочет это читать. она говорит, что не понимает, почему она терпит его холод, — анджей не хочет ее терпеть

и сидит на полу в осколках под разбитым окном человек, которого предал он.

так, наверное, лучше уйти и потом снова проникать кому-то в душу сквозным ранением, и снова вытаскивать из себя ножи и смотреть, как из уродливых рваных дыр не падает ни одна капля крови — навсегда не нашедший себе покоя полутруп. затем повторить все, один единственный алгоритм, заученный до зубов протокол. или просто остаться собой, или просто остаться с собой*

* или — не союз. или — логическая операция, в которой все варианты ложные.

лосс — значит утрата, но лосс ее не чувствует. злую иронию он носит с собой во внутреннем кармане в удостоверении личности — она даже не следует за ним по пятам, она всегда ходит с ним вровень и он никогда ее не видит, как физически не способен видеть себя со стороны. лосс не верит в знаки, но верит знаку на двери, который прямо за ней обещает паб.

он тушит сигарету и заходит внутрь. пахнет древесным покрытием, разлитым под столом пивом, чьим-то небрежно пролитым на себя резким парфюмом и сырным соусом к закуске — одним словом, ад. он помнит, как кто-то однажды пошутил, что в аду ему должно понравиться, — он уже не помнит лиц и имен, но помнит осевшие в памяти слова и решает остаться здесь. он оглядывается по сторонам и снует по помещению, высматривая свободный столик, он делает круг, движется к барной стойке

и сидит на высоком стуле в осколках за барной стойкой человек, который предал его.

— блэк лейбл со льдом, — лосс смотрит с прищуром: несколько секунд на ознакомление с барной картой, какое-то ничтожное мгновение на то, чтобы озвучить свое пожелание бармену, и целых полминуты, выпавших для того, чтобы обратить внимание на человека, потерявшего себя в рюмке водки, то есть в какой-то по счету рюмке.

артур роше — это тот, кого все называли просто искусством. искусство быть обаятельным или обольстительным, искусство быть блистающим или бесконечным, искусство быть возвышенным или виртуозным, искусство сочетать или противопоставлять, искусство говорить или слушать, искусство приласкать или пристыдить. так все и говорили — искусство роше, и был он всецело искусственным, и умел он искушать, и все это было, пока он искусно не исчез.

лосс смотрит ему в глаза, но получается почему-то сквозь, получается впиться в чужие зрачки и все равно каким-то образом угодить мимо: то ли потому что ничего от него не осталось и взгляд физически не может задержаться в этой бессмысленной пустоте, то ли потому что человек этот просто ему никто. потому что если кто-то когда-то кем-то был, значит из этого логически следует, что сейчас он никем уже не является. артур роше забрал все свои слова и ушел десять лет назад, анджей лосс забирает свой стакан виски с барной стойки и уходит. десять лет спустя — ему нечего сказать незнакомцу.

в конце концов, стоит признать, что слова не имеют смысла — их было так много, что даже удивительно, как ничего они после себя не оставили, кроме поднятых в воздух клубов пыли, да и те уже давно осели и были тряпкой сырой и мерзкой стерты перед приходом новых гостей, и только те мелкие частички пыли, которые случилось по неосторожности глубоко вдохнуть, все еще сидят где-то в бронхах и периодически раздражают. лосс снова закашливается, садится за свой столик и делает глоток виски со льдом, что теперь кажется совсем плохой идеей и только провоцирует очередной приступ кашля.



< помнишь, я чувством был немым простужен? >

[nic]Andrzej Loss[/nic]
[sta]пачкаешь руки о черное сердце[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/MCJlw5T.png[/ava]
[lz1]АНДЖЕЙ ЛОСС, 30 y.o.
profession: фармаколог[/lz1]

+2

4

< зачем ты снишься каждой безумной ночью? >

тогда это место не выглядело, как затхлый бар, нет. ресторан «barbaresco» являлся центром сбора творческой элиты всех сортов, и артур роше, будучи в свои годы уже настоящей музыкальной звездой, нередко посещал стены данного заведения. в тот вечер, как и всегда, он был окружен огромным количеством людей.

ну же, роше, продемонстрируйте нам свой необычайный талант!

ну право же, голдберг, в конце концов, неужели мы не можем просто насладиться компанией этих прекрасных юных леди?

зеленые глаза очаровательной блондинки, сидящей по правую руку от артура, сияли бесконечной влюбленностью и живым интересом.

но, мистер роше, это.. и правда было бы невероятной честью — услышать вашу игру вживую.

артур тепло рассмеялся, глядя на совсем еще юную девушку. таких, как она, в его жизни было даже излишне – успел вдоволь насытиться и неумелой лестью, и горящими, как звезды, глазами и неловкими комплиментами, и даже надрывными артистичными стонами в своей постели пост фактум этих вечеров. подобная суета уже не приносила артуру прежнего удовольствия, и все же, словно по заученному сценарию, он снова входил в двери «barbaresco» под руку со своими товарищами и легкодоступными студенточками, и игра начиналась заново.

ну разве что только ради вас, мисс.

мягко прикоснувшись губами к тыльной стороне женской ладони, мужчина отдалился от своего столика и сел за рояль, стоявший на сцене заведения. когда его руки нежно коснулись клавиш, несложная мелодия не сразу привлекла внимание других людей. тонкие пальцы роше неспешно уносили слушателей в мир джаза, наигрывая мелодии знакомые, легкие, ненавязчивые. однако резкое глиссандо вырвало всех присутствующих из меланхоличного настроения, сменив его необычайным интересом к случайному исполнителю. когда фалангой среднего пальца музыкант громко прошелся от нижнего до верхнего регистра инструмента, не заметить его игру было уже невозможно. джазовые импровизации резко заполнили весь зал своим живым ритмом. роше играл самозабвенно, закрыв глаза, отдавшись музыке целиком и полностью. нота за нотой, аккорд за аккордом – мысли уносили его глубоко за пределы ресторана.

что же, шампанское и джаз – идеальный секрет соблазнения.



сейчас это место представляет собой не более, чем грязную забегаловку. от прежнего лоска ничего не осталось. роше даже не подозревает, что четыре года назад хозяин «barbaresco» сел в тюрьму за финансовые махинации, что, в прочем, не сильно то его и волнует — сам он давно на мели. прежде яркий, творческий и талантливый человек сломался под грузом зависимости, депрессии и одиночества. кто в этом виноват, кроме него самого?

последняя рюмка водки явно лишняя. это становится очевидно, когда содержимое желудка роше оказывается на туфлях стоящей рядом девушки, и та с криками накидывается на него. артур слишком пьян, чтобы реагировать адекватно, и просто резко отталкивает даму от себя. та падает. к роше подходят два крепких мужчины, норовящие разобраться с его дерзостью, и бармен, которому буйный клиент уже явно осточертел.

так, давайте без насилия. расплачивайся и выметайся, или я вызываю полицию.

[nic]Arthur Rocher[/nic]
[sta]и спаси всех от меня, сердце[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/Vj4Vfwu.png[/ava]
[lz1]АРТУР РОШЕ, 39 y.o.
profession: путешественник[/lz1]

Отредактировано Ada Wolfhard (2023-01-16 14:00:56)

+2

5

после — январь затянулся шарфом на шее и душил мучительно долго, издевался с животным азартом и швырял из стороны в сторону так, словно сытая кошка истязает несчастную мышь. кошка мышку потреплет-потреплет да отпустит, так и не придушив и никакого смысла после себя не оставив. лосс не подводит итоги прошедшего года — он и без того много кого подвел, это просто лишнее.

все, чтобы снова встретиться в феврале и незатейливо повторить каждый шаг. каждый шаг — провокация, смена сезонов — не более, чем смена декораций: меняются голоса и лица, но коренная суть всегда остается прежней. новый год — новая петля по уже знакомому круговому движению. и сколько еще одинаковых петель нужно связать, чтобы однажды найти себя под люстрой в одной из них?

он пережил засушливый июль и с последним увядшим шалфеем отцвели воспоминания о том, как тонкие пальцы пианиста бегло скользили по спине, перебираясь по позвонкам, словно по клавишам, и тонкая ткань футболки была не способна спасти от электрического тока, пробивающего по всему телу в ответ на каждое прикосновение. от этой музыки под футболкой врассыпную разбегались мурашки и раскаленная на солнце кожа становилась полотном, полностью сотканным из нервных окончаний, — невозможно было сопротивляться волнам мелкой дрожи, накрывающим с головой. он пережил сентябрь, когда ни с того, ни с сего посреди знойного дня налетал проливной дождь — они прятались под крышей дома, чтобы обменяться поцелуями мокрыми и теплыми, и солоноватая влага кожи, казалось, была с послевкусием прелой листвы. снова начнется дождь, кто-то незаметно подойдет со спины и, раскрыв огромный черный зонт, укроет его от стихии. он пережил декабрь, не этот, но тот, что был за десять лет до сегодняшнего дня, — невесомое снежное одеяло мягко кутало гданьск морозными вечерами, по утрам белые простыни на постели были вечно смяты и венок омелы на маленькой кухоньке благословлял поцелуи торопливые и долгие. он пережил все.

все, чтобы снова встретиться в феврале.

лосс не думает о случайной встрече, потягивает свой виски и сообщение торопливо набирает мануэлю — какой-то обмен глупыми шутками в моменте, в уголках губ прячется спокойная улыбка, пока кто-то, давно выброшенный из головы, за барной стойкой перебирает меж пальцев граненую рюмку и скоро дойдет до той грани, за которой только и остается что — выброситься с крыши и быть выброшенным даже самим собой. la belle indifference — красивый термин, который можно встретить в литературе по психиатрии.

вскрики, резкие звуки и шевеление на периферии зрения действуют на нервную систему как неконтролируемый раздражитель. лосс невольно отвлекается от телефона и обращает внимание на происходящее за барной стойкой: какой-то девушке помогают подняться с залитого липкого пола двое, артур роше нечеловечески пьян и теперь его окружают трое — лосс следит за выражениями их лиц и догадывается, что они не сулят ничего хорошего. разложить на ладони последующие события — то же элементарное действие, что просто сосчитать до трех.

раз: один из них предпринимает попытку вежливо попросить нарушителя покоя покинуть заведение — безрезультатно.

два: двое хватают роше за предплечье и им требуется меньше минуты, чтобы выволочь его. если он будет сопротивляться — они ударят.

три: их трое. вестибулярный аппарат подводит, его качает, как маятник, и он ни за что не справится даже с одним.

лосс смотрит внимательно, забыв про тодда и десяток вновь поступивших уведомлений. он не желает вмешиваться в происходящее, но мысли неприятно посасывают рассудок и собираются испить до дна. ему наплевать на роше, ему будет абсолютно все равно, даже если завтра он случайно вычитает в новостной ленте, что его сбила машина, но все его внимание цепями тяжелыми приковано к трагедии в трех актах. он думает, что не хочет в это влезть, но вот факты: не хотел бы — уже ответил бы тодду на десять входящих сообщений. строгий этический кодекс издевательски шепчет на ухо: трое на одного — это перебор. лосс наблюдает за импровизированным спектаклем, сцены сменяются быстро: раз-два — крепкий мужчина грубо дергает роше на себя

— хватит, — три: лосс дергается с места и в мгновение оказывается участником горе-ансамбля. одной рукой он хватает роше за рукав и грубо вырывает его из чужой руки. — хотите втроем поколотить человека, который сам едва на ногах держится? насколько, должно быть, плохо вы себя оцениваете. серьезно, парни, просто оставьте его.

он и правда серьезен и в глаза заглядывает каждому поочередно, зрительный контакт устанавливая на пару убедительных секунд, и затем переключается на следующего агрессора. это не просьба, это не предложение — это приказ и, если нужно, брошенный вызов. наконец, брошенный взгляд на арта — все такой же холодный, без перемены выражения, и для него лично самое последнее, самое вкусное, персональное:

— уходи, — вообще. навсегда. подальше. без добавки «отсюда». добавки просить не хочется — вкус был интересный, но неожиданно раскрылся совсем неуместной горечью в конце и послевкусие на языке осталось поганое.


< все внутри уже остыло, но было мило >

[nic]Andrzej Loss[/nic]
[sta]пачкаешь руки о черное сердце[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/MCJlw5T.png[/ava]
[lz1]АНДЖЕЙ ЛОСС, 30 y.o.
profession: фармаколог[/lz1]

+2

6

< встретимся и за секунду проносится ночь >

в баре завязывается потасовка, но роше уже слишком пьян, чтобы реагировать на происходящее адекватно. абсолютный гуманист по своей природе, под воздействием алкоголя артур неловко распускает руки, пытается освободиться из сплетения чужих рук, и локтями задевает чужие тела.

что вы делаете? — язык заплетается от градуса в крови. — отпустите! отпустите меня!

он даже не замечает, как призрак его прошлого преодолевает расстояние в несколько метров только, чтобы защитить его от нелепой расправы. сухой голос бьет по стенкам сознания, и по этим же стенкам арт сползает вниз, чтобы оказаться прямо на стуле, напротив бывшего друга. как на допросе.

лосс, — он снимает невидимую шляпу вместо незатейливого «привет». роше сегодня уже исповедовался, стоял на коленях в мольбе о прощении, и вовсе не горит желанием делать это снова. анджей говорит уходить. — я никуда не уйду, пока не допью свою водку. бармен! — он орет громче, чем следовало бы, не замечая, что обслуживать его никто не намерен. он кидает все оставшиеся в его карманах купюры на барную стойку, — еще стопку!

лосс ему уже не друг, да и был ли хоть когда-то другом? лосс — это что-то на грани зависимости. арт не любит сигареты, но раз за разом кладет их в рот в надежде умереть чуть раньше отведенного ему срока. лосса он так же никогда не любил, и все же никогда не мог насытиться. милый студент, покоривший его своим странным характером, его самый большой порок, его собственный эксперимент, его ученик, превзошедший учителя.

лосс смотрит на него почти равнодушно.

не как тогда.



тогда он мялся перед роялем, смотрел со скромным восхищением, ожидая, когда маэстро закончит игру. златокурый ангел не сразу привлек внимание роше. полностью погруженный в музыку, он успел аккуратно перейти с импровизации на заученные ноты и окончить представление на джазовой классике. прозвучал последний аккорд, и зал наполнился громкими овациями.  ангел же подлетел к нему, лишь когда почувствовал на себе теплый взгляд ореховых глаз.

вы правда это c закрытыми глазами играли? — роше показалось, что парень немного засмущался. — это было очень красиво.. это же билл эванс?

лицо артура просияло.

не думал, что встречу в этом заведении кого-то со столь утонченным музыкальным вкусом. вы тоже ценитель джаза, молодой человек? — заметив небольшое замешательство юноши, мужчина рассмеялся и протянул ему руку, приглашая сесть рядом с собой, с правой стороны. вопрос про игру с закрытыми глазами и общее восхищение несложными произведениями легко выдали в незнакомце человека, не связанного напрямую с музыкой, однако имеющего определенный набор необходимых знаний и тонких чувств. — не хотите ли немного поимпровизировать со мной? не бойтесь, это совсем несложно. музыка крайне логична. вот, например, — он указал на вторую октаву, — в вашем распоряжении целых восемь клавиш. играйте только по белым и постарайтесь попадать в ритм. впрочем, — артур слегка рассмеялся, — даже если что-то пойдет не так, мы просто скажем, что это джаз. играйте, как чувствуете.

до мажор — не самая интересная, но самая простая тональность, чтобы не взорвать юноше голову. никаких диезов и бемолей, исключительно чистые ноты. не в силах с первого взгляда определить уровень познаний молодого человека, роше решил лишь немного поразвлечься, не обрушая на сознание незнакомца всю тяжесть музыкальной теории.

ну же, вы готовы?

и руки музыканта вновь опустились на клавиши, наигрывая простенькую басовую партию, чтобы позволить напарнику легче подстроиться, прежде чем пальцы роше вновь запляшут на инструменте, превращая их совместную игру в нечто большее, чем просто случайный эксперимент.



тебе что-то не понятно? выметайся отсюда! охрана, выведите этого буйного из помещения.

каждое слово со звоном бьет по голове, словно она находится не здесь, а где-то внутри колокола. его мутит. каждая клеточка тела норовит вывернуться наружу. роше лишь чувствует, как кто-то грубо берет его под локти и тащит в сторону улицы. и прежде чем асфальт за пределами бара покрывается остатками того, чем артур украсил туфли незнакомой женщины, перед его глазами, как в фотоальбоме, мелькают воспоминания — златокурый юноша, игра в две руки, нелепый смех за столиком и светские беседы с многозначительными переглядами.

лосс..

< как тебя забыть? >

[nic]Arthur Rocher[/nic]
[sta]и спаси всех от меня, сердце[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/Vj4Vfwu.png[/ava]
[lz1]АРТУР РОШЕ, 39 y.o.
profession: путешественник[/lz1]

Отредактировано Ada Wolfhard (2023-01-16 19:14:21)

+2

7

это вместо давно остывшего на губах останешься, может быть, до утра?

это вместо слов о судьбе и вечности, это вместо радости очередной встречи и пустоты временного расставания, это вместо золотистого смеха и ласковой улыбки.

это вместо ответа на прощальное письмо, пришедшее без указания обратного адреса — какая глупая мера предосторожности. анджей просто надеялся, что это нечто вроде злой насмешки, потому что, напиши арт тогда хоть тысячу возможных адресов, анджей ничего бы ему не ответил. анджей ничего бы не захотел спрашивать.

я бы хотел сказать, что когда-нибудь еще наши пути пересекутся, но это было бы наглой и необдуманной ложью.
пожалуйста, идите вперед, не оглядываясь. в вас столько потенциала, что однажды этот мир не устоит под тяжестью вашей рассудительности.

всегда ваш,
арт. роше

может быть, и стоило тогда остаться.
может быть, и не пришлось бы теперь уходить.

знаете что, проваливайте оба. забирай его и катись из моего заведения нахуй.

лосс ничего не успевает сказать — кто-то из самопровозглашенных блюстителей порядка уже вызвал охранника, и он краем глаза видит, как пальцы работника тянутся к ткани коричневого пальто. перехватить рукав арта — это просто мгновенный импульс, как-то неосознанно, опережая мысли. выходит несдержанно и резко, лосс дергает пьяное тело на себя, грубо стаскивая его со стула, и движениями рваными выволакивает из помещения быстрее, чем это удается охране.

артур роше играет на рояле и его пальцы едва касаются клавиш, но так откровенно касаются каждой клеточки внутри, что кажется, будто он на самом деле играет на нервах, магическим образом извлекая из дрожи анджея настоящую музыку. так только кажется — сейчас арт действительно касается лишь инструмента, потому что игра на нервных окончаниях всегда оставалась на закрытое афтерпати. анджей смотрит на него, замирая, вслушиваясь и не роняя ни звука, хотя так хочется рассыпаться на мириады искренних комплиментов и чтобы непременно под ноги. сказать, что он божество и гений, назвать его чарующим и прекрасным.

артур роше спотыкается на ходу и его выворачивает наизнанку на пороге бара. он все еще играет на нервах, но вместо мелкой дрожи к глотке подступает клокочущее раздражение, рискующее выплеснуться наружу и размазать его по асфальту, как девятый вал. лосс смотрит на него, сдерживая неуемную злость и вслушиваясь в звуки собственной фамилии, пьяным голосом стекающей ему под ноги, как мерзкий пенистый плевок. и так хочется быть оскорбительным, разразиться осколочной атакой чистосердечных обвинений и чтобы непременно в его лицо. сказать, что он блядь и подонок, назвать его отвратительным и гадким.

— друг мой, зачем вы столько пьете? вы так себя убьете, — и так хочется изысканным, но одновременно насмешливым «вы» вычеркнуть два последних абзаца и стереть из памяти три абзаца пришедшего десять лет назад письма. повторить узнаваемый почерк и стать незаживающим болезненным синяком после отдачи ружья, из которого арт произвел свой выстрел.

перестаньте же вторить мое имя, я вас совсем не знаю

лосс знает одно — он совсем не хочет с этим возиться. он бесцеремонно и спешно распихивает по карманам роше пачку мятых купюр, которые успел зацепить с барной стойки, пока тот приходит в себя, если вообще иметь смелость говорить, что от себя там еще что-то осталось. его спешка — это дважды подчеркнутое красным желание покончить со всем этим скорее. схваченные во время ухода купюры должны были пойти на оплату хотя бы части того, что разбил роше в баре, но хозяин бара — сукин ублюдок, поэтому деньги лосс возвращает арту. и тогда совсем ничерта не сходится, ведь так отчетливо казалось, что последним ублюдком был сам арт, однако по какой-то причине лосс невольно оказывается на его стороне.

— деньги в кармане пальто, — лосс констатирует сухо. — должно хватить на оплату такси до дома, машину я сейчас вызову. адрес тот же?

он говорит себе, что этого человека совсем не знает. потом смотрит человеку в глаза выжидающе и уточняет, не сменил ли человек адрес, который он всегда знал. он говорит себе, что понятия не имеет, кто такой чертов артур роше, но это такая наглая и необдуманная ложь — настолько же фальшивая, как строки, под которыми подписался его арт.роше.

и тогда рассудительность не выдерживает собственной тяжести, фатально обрушивается и в завалах выживших не находят.


< если мы однажды все же встретимся, не узнавай меня >

[nic]Andrzej Loss[/nic]
[sta]пачкаешь руки о черное сердце[/sta]
[ava]https://i.imgur.com/MCJlw5T.png[/ava]
[lz1]АНДЖЕЙ ЛОСС, 30 y.o.
profession: фармаколог[/lz1]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ненужный кто-то за окном стоял и требовал любви


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно