Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » all the young dudes


all the young dudes

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

клуб Рохо, Сан-Диего | первая неделя августа 2022 | ночь

Sasha Oscuro, Mark Gemell
https://i.imgur.com/wgjcu7L.png

ost Shortparis - All the young dudes (David Bowie cover)

[nick]Mark Gemell[/nick][status]КоКоКо[/status][icon]https://i.imgur.com/VwUwZCy.jpg[/icon][sign]APW[/sign][lz1]МАРК ГЕМЕЛЛ, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник женского кризисного центра, peckerwood<br>[/lz1]

Отредактировано Lisa Clover (2023-01-19 23:37:40)

+1

2

В такси пахнет как в индийской лавке специй.

Марк Гемелл морщит нос и опускает окно до половины, а потом и до конца, чтобы ветер не дал ему пропитаться ничем пряным.

Марк Гемелл не любит никаких запахов, кроме нейтральных, и в линейке калифорнийского бакстера он выбирает то, что обещает свежесть.

– В Рохо, господин? – водитель выворачивается в кресле, когда спрашивает. Сует голову между сидениями, и его крупные белые зубы со вставками золотых коронок блестят как в рекламе зубной пасты.
Марк кивает, глядя на эти зубы:
– В Рохо.
– Доставлю как ковер-самолет, господин! Отличная погода, что скажете?
Марк молчит, но продолжает смотреть – теперь через зеркало заднего вида. Таксист тушуется и прячет зубы за некрасивыми губами, слепленными навыворот. Может, он потому так и трещал, что на самом деле испугался позднего пассажира. Гладко бритый череп, гладко бритое лицо, гладкая крепкая цепочка поверх гладкой черной рубашки с гладким стоячим воротником. Еще гладким может быть лезвие, приставленное к шее. Утром Марк читал в газете о нападениях на таксистов, а чуть раньше о возможном новом маньяке.

– Превосходная.

До закрытия Рохо несколько часов, Марк смотрит на запястье, на часы. Он не планировал этот визит, решение было принято на выходе из дома Буна. Дурак сломал ногу, и теперь кис в четырех стенах со своей сумасшедшей бабулей, за которой присматривал с момента, как стал совершеннолетним, а ее наконец признали недееспособной. Они поменялись местами, только теперь приходилось присматривать за обоими. Марк привез продукты, приготовил еду на два дня, накормил полоумную старуху, чтобы не умерла от голода, в сотый раз послушал про укрепленный подвал под домом на случай, если советский лидер выпустит по родине ракеты, и чертовски устал. Устал в той последней степени, когда не уверен, что дома получится сразу отрубиться, а значит будет какое-то время маяться бестолковой бессонницей. Поэтому решил поехать в Рохо, воспользоваться приглашением Ло.

На фейсконтроле стоит крепкий приятель Вайсса, имени которого Марк не внимает из подкорки, хотя точно знает. Он видел их в спарринге в спортивном зале Хромого Джима.
– Вайсс здесь? – спрашивает, кивая вместо приветствия. Руку не подает – крепыш и не примет, потому что тоже его знает. Вероятно даже крутит в мозгу его имя.
– Уехал с Ло в Сакраменто.
– Понятно.
Он может развернуться и поехать назад, потому что индус еще греет тут тачку. Ждет, что возьмет заказ прямо отсюда, чтобы не кататься вхолостую. Однако Марк тянет носом свежий воздух, выгоняя призрак специй, и идет внутрь. Тяжелая дверь глухо закрывается за ним как крышка на банке с маринадом. В Рохо людно.

Он обходит толпу по касательной. Быстро осматривает помещение по периметру и вверх по лестнице. Ло была права: старое промышленное здание только с крышей. Впрочем, крепкое, если не крошится от этого бита. Марк садится за барную стойку, там работают двое. На принципах гендерного равенства: парень и девчонка. Первый – крупный волосатый латинос, вторая – той же латиноамериканской породы, только мельче. Однако он не подзывает ни которого, а просто ждет, когда обратят внимание.

Здесь пахнет разлитой бутылкой водки, это лучше.

[nick]Mark Gemell[/nick][status]КоКоКо[/status][icon]https://i.imgur.com/VwUwZCy.jpg[/icon][sign]APW[/sign][lz1]МАРК ГЕМЕЛЛ, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник женского кризисного центра, peckerwood<br>[/lz1]

+1

3

Саша обслуживает компанию из ребят, разливая шоты и выставляя перед ними целую батарею из ярких коктейлей. Через грохот музыки едва можно разобрать, о чем они говорят, перекрикивают друг друга и хохочут, но её суть беседы интересует мало. Бит хреначит по перепонкам, адаптация к клубу проходит сложнее, нежели в барах, где приходилось работать чаще. Там музыка зачастую немного тише и до пика вечера играет фоном, пока толпа не разгорячится и не зажжет танцпол. Клубы в этом отношении менее лояльны к персоналу. Первую неделю голова раскалывалась и музыка звучала даже когда Оскуро лежала в собственной кровати на мансарде частного домишки, где живет какое-то время сменив конуру в многоэтажке. Не потому что хотелось свободы, а потому что арендодатель задрал цену. Опять. Пару дней девке даже пришлось заночевать в церкви и еще несколько в реабилитационном центре, отплатив и тем и другим мелкой работой типа уборки или мытья посуды. Это бесконечное плато лютого пиздеца, наконец, сменилось подъемом, когда Вайсс предложил ей работу в Рохо после их короткого, но яркого знакомства. Саша хотела сачкануть, но после проблем с жильем сама пришла к нему. То, что он трахается с хозяйкой сего заведения знала, а значит между актами соития предложить девку на пол ставки и подхват труда бы не составило. Совсем скоро Густаво провел короткий экскурс по работе конкретно в Рохо, сделав акценты, как ему показалось, очень важные (и все это под кислую мину Мелестины). Она, верно, была не в восторге, но никак не могла повлиять на трудоустройство “девки Вайсса” (о том, что его зовут по фамилии Саша узнала лишь когда начала работать). Саша впадала в напряжение каждый раз, полагая, что она подложит свинью при любом удобном случае, но пока таких ей не предоставлялось. Две недели - столько Оскуро работает здесь и это был её рекорд по пункту “не нажить неприятностей на свою задницу”.

Саша обслуживает компанию из ребят, разливая шоты, а сама косится на парня по правой стороне. Он немногим старше неё, может, тридцать пять. Жилистый, приземистый, у него правильные черты лица и густая шевелюра, но вот человек он дерьмо. Часом ранее разбил бутылку водки, перехватив руку бармена (её) и больно дернув на себя. Зачем? Просто так. Ему не понравилось, вроде, что она долго обслуживала посетителя, пиздец важный гусь. За столько лет привыкла к выходкам, но всякий раз это было обидно где-то глубоко в душе. И больно. Запястье ныло, а удар по ребрам о край стойки отдавался дискомфортом при движении. Густаво и охрана из зала оказались тут как тут и последние увели товарища куда-то, но скоро он вернулся. С тех пор сидит и цедит следующую бутылку, у Саши он на мушке. Она вразрез со своими желаниями сегодня собирается отправить его в нокаут. Так, как умеет. Для этого сила не нужна, только ловкость и проворство. Оскуро мало того что его обчистит, так еще снимет штаны и сделает массовую рассылку по его контактам с фото голой жопы. Это, правда, не точно, потому что меньше всего ей хотелось навредить репутации Рохо, но больше хотелось вернуть себе уверенность, что таким еблабанам должен возвращаться бумеранг их сучности. Даже если придется выступать в роли судьи.

С Густаво довольно длинную барную стойку они поделили пополам, у каждого своя зона ответственности. Он иногда отпускал её покурить и перехватывал посетителей, для него это некогда привычная обыденность. Не похоже что сам он рад что его хлеб отбирают, но, как показалось самой Саше, скоро он перестал на нее смотреть волком (судя по всему урезать плату за работу ему не станут учитывая что она сама тут скорее на подработке в активные дни и на выходных). Все же надо было как-то маневрировать между тремя местами и везде успевать. Оскуро спит по 2-3 часа в день. Иногда она выглядит заторможенной и пьет много энергетиков. Они не помогают, но хочется верить.

Саша поджигает шот и отступает в сторону, пока веселая компания толкают соломинки в кислотного цвета жижу и высасывают все содержимое. Они хохочут и подбадривают друг-друга, улюлюкают. Оскуро совсем немного им завидует, перекатывая кольцо на пальце в легкой задумчивости, пока краем глаза не замечает выбритую макушку. В полумраке клуба под вспышки стробоскопов и рассеянный свет от бара не позволяют разглядеть лучше, потому девка плещет холодной колы в стакан, закидывает побольше льда и подкатывает, выставляя перед парнем колу. Тот, к слову, сел аккурат на границе стойки и его мог обслужить Густаво, потому что по иронии на его “землях” людей существенно меньше (парень работает быстрее, а вот Оскуро нужно чуть больше времени, она не привыкла к такому потоку желающих выпить, да и подремала всего час между сменами). В голове крутится мысль, мол, какого хрена они так рано вернулись из поездки и ездили ли вообще куда-то, но когда тип поворачивается к ней, то все тело прошибает холодный пот. Саша держит стакан и сложно сказать, что это не ему (тогда кому? какой дурак будет в баре пить обычную колу?). Пялится, он пялится в ответ. Первая мысль - это не Вайсс, вторая - расист (выглядит как бандит). Третья - они братья? Между этими двумя имелась некоторая схожесть и дело даже не в выбритой голове, а… в энергетике и взгляде. Они оба не во вкусе Саши, но вот первый её увлек и к Вайсу она относится довольно хорошо (а как еще может быть, когда он совал ей пальцы в рот (и не только в рот) и заставлял выблевать её же кокс подмешанный в его ебанную кока-колу). Это сближает.

Рот открывается и на полном автоматизме без задней мысли говорит: —За счет заведения, - точнее, за её. В общем от колы и льда не обеднеет. Густаво, заметив заминку, вытесняет Сашу своими широкими плечами, а та и рада - вот она тут, в другую секунду уже юркнула в другую сторону на свою территорию. Неловко только ей и за свою физиономию, но уже через минуту лицо парня стирается из памяти, потому что перед ним возник снова тот тип с темной шевелюрой. Нервы, натянутые еще задолго до неловкости, дрожат от вибраций. Оскуро надеялась, что он, наконец, отлипнет от неё и поскорее надерется до беспамятства. Он зовет её “эй, кучерявая”, потому что ему не нравится, похоже, прическа. Еще он ранее высказался об оверсайз футболке с торчащими забитыми тату руками, мол, где декольте и что это вообще за пацанка, а после и о пирсинге в ушах и брови (конечно же упомянув вслух про пирсинг между ног). В общем, оценил её на единицу по шкале до десяти. А еще, по его мнению, она в том месяце ему отсосала, хотя это была девочка Ло с такими же волнистыми волосами и приятной наружности, правда ноги вдвое длиннее, чем у Саши.

Делает шаг будто в конце пути ждет плаха. Этот уебок обронил бутылку и разлил водку, пролив на себя. Расстегнутый ворот рубахи и до низа - мокрое “благоухающее” спиртом пятно. Саша осматривает, останавливаясь напротив. —Че стоишь? Вытирай, - у нее поднимается бровь, мол, чё бля? Оскуро поднимает бутылку чтобы та не укатилась и не разбилась как часом ранее, но его хват снова на её запястье. У него мания лапать девок за руки? —Или ты только сперму с лица вытирать умеешь? - у него заторможенная и невнятная от состояния речь, язык еле помещается в рот. —Охрана не помешает мне тебя отловить в подворотне и выебать как следует еще раз, - Саша дергает руку на себя в попытке вырвать хватку, пальцы разжимают бутылку и та катится обрушиваясь вниз. В следующую секунду её свободная рука откидывается назад, чтобы аккурат кулаком с массивным кольцом въебать ублюдка промеж глаз с размаху. Под пальцами ощущается щелчок, это либо кости её пальцев, либо его. В грохоте музыки не слышно удара бутылки об пол, ни отъеханного со скрипом по полу барного стула (тот не опрокинулся лишь потому, что парень якорем держался за неё). В вспышках стробоскопов Саша видит кровь под его носом, она капает в рюмку (кровавая мери теперь выглядит чуть иначе). Весь вечер она что и делает, так слушает бубнеж о своей вагине и сиськах, которых нет. Что он выебал бы её в жопу, а еще её подруг и мать. Ко всему прочему назвал черной сукой и что гнать таких как она надо из страны. Оскуро терпела, потому что Ло - щедрая. Она заплатила хорошие стажировочные которых к накоплениям хватило, чтобы закрыть долг по аренде комнаты и внести на месяц вперед. Терять это место не хотелось только из мыслей о материальном, хотя контингент здесь ничем не лучше бара, где работает уже второй год. Разница лишь в том, что там “своих” идиотов знает в лицо и те уже давно потеряли к ней интерес, переключившись на молоденьких официанток. После пары стычек там Саша носит в кармане куртки перцовый баллончик, а в другом - ножичек как из маникюрного набора. Убить им сложно, а вот сделать пару дырок - очень даже.   

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]улица словно секта, мы все её адепты[/status][icon]https://i.ibb.co/mvV9Sty/image.png[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png [/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> и даже если за нами погоня - ты будешь стрелять, я - подавать патроны.[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2023-01-28 13:19:58)

+1

4

У него нет предпочтений в выпивке, но среди прочего выбрал бы абсент. С сахаром и водой. Он смотрит, как тот бармен, который парень, поджигает рюмку перед пьяной девкой в кислотно зеленой балаклаве. Девка визжит и хлопает в ладони.

Марк Гемелл морщится и трет кончик носа, убирая с лица малейшее выражение чего бы то ни было.

Марк Гемелл не любит открытый огонь, сердоболен к животным, и у него крепкий мочевой пузырь, но это не значит, что он безобиден.

Бит того, что здесь принимается за музыку, бьет в спину и по почкам. Колотится в барабанные перепонки. Внутри у Марка штиль, он словно в самом эпицентре смерча. Совершенно невозмутим. Правда, стоило взять кого-то из парней в компанию, чтобы оценили место. В этом районе нет хозяев, здесь действует энтропия из разнокалиберных банд. В их числе кукарачи из Мары Сальватручи, которые называют себя сальвадорскими кочевыми муравьями, но просятся под тяжелые ботинки как тараканы. В прошлом году Гектор размозжил одному из них череп. Из татуированной головы потекло красное и залило рыжий от ржавой пыли пол в одной из заброшенок в паре кварталов отсюда. Гондон забрал с улицы сестру Гектора, привез сюда, изнасиловал и бросил.

До того, как у него раскрошились зубы, но задницу уже порвала железная труба, вопил, что напился и не понимал, что творил.

Марк смотрит на батарею бутылок в баре. Среди них можно различить свое отражение или ослепнуть, когда разноцветные лучи попадают на зеркальную стену. Он размышляет над тем, чтобы заказать абсент, который в проворных руках латиноса уже наверняка louche. Разбавлен до мутного. Ладно, сегодня Марк в настроении попробовать дрянь. Однако неожиданно перед ним возникает рокс с чем-то по цвету темнее виски и льдом до самого верха. От стакана тянется рука того бармена, которая девушка. И едва она к нему присматривается, как пальцы отлетают от стекла словно от электрической розетки.

Он смотрит на нее, не моргая, и пробует содержимое – ледяная кола. Язык стынет, зубы ломит. Предназначалось какому-то постоянному клиенту. Она его с кем-то спутала. Марк Гемелл думает быстро, не чувствует ничего. Девушка же ретируется на свою половину, уступая его напарнику. Раздел сфер влияния очевиден.

– Что будешь?
– Абсент.

И продолжает пить колу.

Вдоль по барной стойке густо народа. Разномастное скопление космического мусора: судя по бодрости, все употребили звездную пыль. Он среди них как холодная черная материя.

Абсент никуда не годится.

Замешательство на девчачьем краю не привлекает ничего внимания, все слишком заняты. Марк только чуть подается вперед, поворачивая шею и наблюдая за тем, как клиент наседает на барменшу. От музыки глохнут уши, но он умеет читать по губам и узнает достаточно, чтобы откинуться назад и глянуть по сторонам. Из охраны – никого по близости. Снова маяком качается вперед и видит момент удара, который барменша прописывает мужчине между глаз. Возникает замешательство.

Марк соскальзывает со своего места и направляется к типу, который никак не унимается.

Он возникает позади него в момент, когда тот, очухавшись и осатанев от крови под носом, привстает на перекладине стула, чтобы ринуться с очередным выпадом. Марк крепко хватает его на шиворот и отходит назад. Передние ножки стула отрываются от пола, задние скрипят, только все равно не слышно. Марк удерживает этот груз ровно столько, чтобы, опрокидываясь на спину, тип не раскроил себе череп.

Соседи таращатся с высоты и ржут про то, что чувак перебрал.

– Я ему помогу.

Марк наклоняется, прихватывая его за шею и разок прикладывая головой о пол.

– Заплати за выпивку, оставь щедрые чаевые. И больше не появляйся.

Потом поднимается и осматривается. Охрана так и не возникла на горизонте ни в ближней, ни в дальней перспективе. Марк бьет типа носом тяжелого ботинка по бедру: поднимайся. Только девушка-барменша перекинулась через стойку, таращась во все глаза.

– Вызови охрану, пусть его уведут. Есть кнопка? – все равно не доораться.

Чувак возится на полу и получает еще пинок, укладываясь теперь на живот.

Марк Гемелл сердоболен к животным, но это не значит, что он безобиден для л ю д е й.

[nick]Mark Gemell[/nick][status]КоКоКо[/status][icon]https://i.imgur.com/VwUwZCy.jpg[/icon][sign]APW[/sign][lz1]МАРК ГЕМЕЛЛ, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник женского кризисного центра, peckerwood<br>[/lz1]

+1

5

Саша чувствует, как размах пальцев парня у её собственного носа касается его дуновением ветра, потому что рука не достает цели. То, как появился тот лысый за спиной аки сатана, выглядит эффектно: вскочил в её поля зрения как и боль в собственной ладони. Пьяный тип мог бы ухватить барменшу за копну и приложить о барную стойку или выколоть ей глаз подушечкой пальца, но ни один из возможных вариантов не будет реализован. Выражение лица с агрессивного сменяется ужасающим, по крайней мере так это выглядит во вспышках света с танцпола - стоп-кадром. Саша делает шаг назад просто инстинктивно, хватаясь за свою руку и не понимая что больнее - его хватка на запястье или побитые костяшки пальцев где кольцо стало будто бы перетягивать кожу. Наверное, будет отек и хорошо если обойдется всего лишь ушибом. Оскуро силы не жалела, когда целилась промеж глаз ублюдка. Те, кто сидел рядом на стульях вблизи развернувшейся картины встрепенулись и перенаправили своё внимание на стычку, пока девка кладет в белоснежное полотенце лед и заматывает, чтобы приложить к ладони. Это не первый раз когда приходится постоять за себя, но впервые, когда действие настолько бездумное. Если бы не этот бритоголовый парень, ей бы, определенно, было бы несладко. Кровь шумит в ушах и сердце стучит где-то в горле, перебивая бит, льющийся из колонок. Внутри вибрирует каждый орган и это не от музыки. Испугалась сама себя и того, что ей светит за подобный выпад.

Изрядно перебравший оказывается на полу и Саша перекидывает себя через барную стойку, чтобы лицезреть момент расплаты. Она еще не понимает своей благодарности тому бритоголовому, но ему, верно, нужно сказать “спасибо”? У девки язык не помещается во рту, он будто распух как если бы в самый его кончик ужалила пчела, но там кроме тяжелой штанги с кислотно-зеленой шляпкой и изображением на ней листа марихуаны нет ничего. Гулко сглатывает слюну и поднимает взгляд на голос, требующий вызвать охрану. Головой понимает о чем говорит тот, но Оскуро стоит истуканом пока по правое плечо не ощущает движение. Густаво материализовался рядом и наспех оценивает обстановку, следом из неоткуда взялись широкоплечие парни-секьюрити, подняв жертву аборта на мягкие ноги. Они волокут его через толпу и по жанру лучших американских фильмов должны сейчас выкинуть за порог клуба с запретом посещения впредь. На самом деле Саша не знает, есть ли тут кнопка для вызова охраны, а если и есть, то работает ли? —Я бы сама справилась, - гулко кричит через музыку, но свой собственный голос кажется совершенно писклявым, и даже умоляющим как если бы сейчас разрыдалась. —Разве что не столь эффектно, - Саша натягивает улыбку, правда кривую. У неё все еще дрожат руки, но не от испуга теперь, а от ударившего в сонный мозг адреналина. Будучи натурой вспыльчивой, ей очень знакомо это чувство - после такого яркого скачка следует полная разбитость. Завтра, наверное, ей стоит взять выходной от всех своих подработок и дать организму, наконец, просто отдохнуть. Оскуро вытягивает руку вперед попутно скидывая полотенце со льдом, салфеткой вытирает пролитую водку и указывает присесть на место того типа. —Позволите угостить в благодарность за спасение? - в общем ей всё равно на каком из мест устроится парень - на том или на этом. Парень выглядит сурово, от его взгляда хочется передернуть плечами и скинуть взгляд. Девка так и поступает, отвлекаясь к бесчисленным бутылям со своей стороны и на какое-то время выпадает из этой реальности. Смешивает пол-унции вермута с примесью биттеров и добавляет две унции ржаного виски с вишневой основой. Подталкивает стакан на салфетке ближе к рыцарю сего вечера. —Поговаривают, будто этот напиток был довольно популярен в эпоху Запрета и будто бы даже из (не)достоверных источников известен как фаворит Фрэнка Синатры, - Саша добродушно улыбается как если бы совсем ничего не произошло. Она храбрится, терпит пощипывающие ссадины на костяшках пальцев и сразу просит Густаво подменить её на минут десять, чтобы ретироваться в туалет со своим рюкзаком. Опустив крышку на унитаз, устроится удобнее, доставая из кармашка спиртовую салфетку (их у нее, как полагается, водится с излишком). Прикладывает и сипло шипит в ответ на неприятные ощущения. Кольцо отправляется в кармашек, оставив за собой на пальце бордовый след, придавивший кожу.

Саша не робкого десятка, у неё свои собственные ориентиры. Она может постоять за себя, но лишь в силу своих физических возможностей. Она вместе с тем - пугливая лань, но при необходимости демонстрирует оскал. Тот брюнет не взывал к страху, однако на типа как тот бритоголовый она прыгать, определенно, не стала бы. Все лысые (не относящиеся к проблемам типа алопеции) с блестящими макушками по традиции вызывают неприятный трепет. Кажется, словно вот сейчас он достанет из широких штанин биту и приложит к чьему-то затылку, добавив следом перо под ребро. Оскуро думает об этом лениво, промакивая кровь (её или нет?). Оставалось надеяться, что ублюдок не болеет чем, хоть и говорят что зараза к заразе не пристает.

Вываливается из кабинки спросит в толпу обдолбанных девок есть ли у них лейкопластырь. У девушек, как должно, всегда припрятан такой, потому что туфли бьют пальцы и так они защищают свои ступни. Саша знает, в расцвете своих лет она тоже носила каблуки, пусть та дорога по девичеству и красоте давно канула в лету и была слишком короткой. Лепит на тыльную сторону по костяшкам светло-бежевый пластырь и выныривает в приятный полумрак клуба. Гостей довольно много для столь позднего часа, они вошли в рейв и танцуют как последний раз в жизни. У них еще пара часов в запасе, а у Саши в голове единственное желание - вернуться домой и провалиться в глубокий сон. Сон, который конкретно сейчас как рукой сняло. Сердце переворачивается от бита, он кажется невероятно сильным и громким, что закладывает уши. Взгляд рыщет по людям и выискивает Мелестину в надежде, что ситуация на баре пройдет мимо её зоркого ока. Убирает рюкзак и поравнявшись с барной стойкой показывает Густаво два пальца, мол, еще пару минут. Ей не известно, курит ли он, потому что из-за стойки выходит довольно редко и то только, наверное, по туалетным делам. У этого парня энергии как в батарейке, он, похоже, кайфует от своей работы. Сунув в карман джинс пачку сигарет с зажигалкой и леденец на тонкой, белой пластмассовой палочке, пробирается через толпу. Выскакивает на свежий воздух лишенный специфических ароматов алкоголя и приторности парфюма гостей. Здесь пахнет табаком, вокруг тоже много людей - они кучкуются компаниями и либо болтают, либо смеются, либо ругаются. Саша держится особняком, подперев стену спиной. Закуривает, вытягивает руку и смотрит на лейкопластырь, очевидно, детский. Только сейчас на нем замечает какие-то мультяшные мордочки зверушек. Как мило. Серьезности это ей не придает точно, но по крайней мере не занесет инфекцию.       

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]улица словно секта, мы все её адепты[/status][icon]https://i.ibb.co/mvV9Sty/image.png[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png [/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> и даже если за нами погоня - ты будешь стрелять, я - подавать патроны.[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2023-01-28 13:20:18)

+1

6

Она, разумеется, справилась бы сама. Марк думает об этом без снисходительной усмешки: справилась бы. (Как смогла: исходя их своих сил, возможностей и сообразительности). Однако он решил вмешаться, и сделал это безо всяких рыцарских побуждений. Уложил типа на пол с таким же бесстрастным видом, с каким теперь ставит стул на место.

Того наконец забирает охрана и отволакивает на выход.

Марк смотрит на девушку и кивает, что и подтверждает: да, ты справилась бы сама. И не подразумевает, что за это требуется вознаграждение, однако она мешает ему какой-то коктейль. Краткий исторический экскурс приподнимает его брови: однако, очень умно для такого заведения. И для качества здешнего пойла. Хотя, пьяным и угашенным не до тонкостей купажа.

– Спасибо.

Вкус все-таки дрянной, но дело не в ее навыках.

Она дает знак напарнику подстраховать ее и быстро ретируется из-за барной стойки. Марк все это время остается на месте, но не остается один. К его плечу липнет рука ярко рыжей девицы с бронзовой кожей. Ее зовут Луиза, она пахнет сладкими духами и виски и приглашает его развлечься. Встряхивает кудрями и кивает вверх по лестнице, пока ее пальцы на контрасте чертят ногтями по его черепу, потом – по груди через рубашку и вниз до паха. Марк смотрит на разрисованную хной руку у своей ширинки – орнамент уже потерся.

– Я не в настроении.

Она пьяно ухмыляется, вылизывая языком свои красные губы, и обещает, что поднимет его настроение. Под его настроением она ожидаемо подразумевает его член. Марк перехватывает ее за запястье и убирает от себя, перекладывает ее руку на полный стакан с коктейлем для Синатры. В том не хватает только глотка.

– Угощайся.

В кармане вибрирует мобильный телефон, вызов от Гектора. Марк не сбрасывает, идет на выход – на улицу, потому что здесь, внутри, без толку пытаться переорать музыку. У Луизы получалось, но она едва ли не просовывала слова языком ему прямо в ухо. Он трет мочку и проверяет на подушечках пальцев след от помады.

– Да? – мимо крепкого латиноса Марк спускается по ступенькам вниз. У Рохо тоже людно, но голоса уже не мешают.
– Картавый навел на сервис, куда пригнали серый форд с битой мордой. Завтра утром возьму Доктора и сгоняю узнать, наш или нет. Добро?
– Когда убедишься, дай знать.
– Лады.

Он жмет на отбой и поднимает голову на барменшу, которая за углом у щербатой стены тянет в себя сигарету.
– Все в порядке? – спрашивает у нее Марк, провожая взглядом датого пацана, который движется мимо них и в паре метров от девушки пристраивается поссать у той же стены.

[nick]Mark Gemell[/nick][status]КоКоКо[/status][icon]https://i.imgur.com/VwUwZCy.jpg[/icon][sign]APW[/sign][lz1]МАРК ГЕМЕЛЛ, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник женского кризисного центра, peckerwood<br>[/lz1]

+1

7

Взгляд безынтересно скользит по яркому экрану смартфона, пока палец прокатывается по гладкому сенсору вверх-вниз. Белесый дым, попадая под свечение, становится чуть ярче, застилая лицо. Около входа в Рохо всегда много дыма и пышущих жаром после танца тел, здесь даже слышно музыку, но приглушенно, будто из банки. Слух улавливает знакомый тембр голоса, взгляд поднимается вверх к входу, откуда выруливает тот бритоголовый тип. Интересно, он бреется потому что рыжий, или потому что у него уже видны залысины над висками до макушки? Говорит в трубку коротко и по делу, странно, кому надо бы звонить в столь поздний час? Эта мысль утекает также быстро как дым от сигареты - в никуда. Яркое свечение вывески клуба освещает лестницу и вход, здесь не слепят лазеры и можно рассмотреть лучше. Например, как одет её лысый супермен или то, что он худощавого телосложения. Вызывает перманентное ощущение тревожности как если бы Оскуро задолжала денег банку и к ней пришел вот такого вот вида коллектор, чтобы выбить долг, конечно же.

Где-то глубоко в душе хочется, чтобы он её не заметил. В конце концов она стоит вне освещения в полумраке улицы чуть дальше от входных дверей, да и внешне сойдет за пацана за исключением высоко на макушке собранных курчавых волос. Фильтр проскальзывает между губ, а палец находит кнопку блокировки экрана телефона. Лицо подсвеченное им погружается в темноту аккурат тогда, когда парень задает вопрос, адресованный конкретно ей. Ответу предшествует крепкая затяжка и густое облако, вырвавшееся не сколько через рот, сколько через нос. —Да, вполне, - отзывается, цепляясь взглядом за типа изрядно выпившего, судя по походке. Пристраивается рядом чтобы облегчить свой мочевой пузырь даже не подумав воспользоваться общественным туалетом непосредственно в клубе. —Если бы еще каждый второй не стремился пометить территорию, то было бы всё более чем хорошо, - смотрит на парня, который неумело расстегивает ширинку и достает член. Можно было бы сделать замечание и требовать пройти подальше, но вместо этого Оскуро отталкивается плечом от стены и делает несколько шагов ближе к бритоголовому. С её стремительностью данного действия можно было бы подумать, что она сейчас упадет в его объятия, но останавливается рядом принимая ту же стойку - подпирает стену как атлант, практически. Сотовый отправляется в карман, вместо него выуживая пачку сигарет с леденцом и протягивая их, мол, будешь?

Саша не испытывает дискомфорта в общении с людьми, вся эта закомплексованность сидит намного глубже и выпирает наружу лишь тогда, когда кто-то строит план залезть под кожу. В конце концов на перекуре часто цепляется языками с кем-то из гостей, но, как правило, беседа остается поверхностной и ни к чему не обязывающей. —А вы здесь частый гость или прибыли чтобы спасать дам из беды? - Саша делится улыбкой охотно, потому что даже если бы у нее рушился мир под пятками, то она бы не позволила себе кукситься и причитать на несправедливость судьбы по отношению к ней. Девка не видит губной помады на ухе собеседника, но смерив на расстоянии взглядом до этого, бегло добавляет: —У вас ширинка расстегнута, застегнуть или сами справитесь? - она уверена, что там уже побывала чья-то рука, потому что если бы он забыл застегнуть ту после туалета, то должен был быть хотя бы немного пьян. Последнего не ощущается ни в стойке, ни в речи.

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]улица словно секта, мы все её адепты[/status][icon]https://i.ibb.co/mvV9Sty/image.png[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png [/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> и даже если за нами погоня - ты будешь стрелять, я - подавать патроны.[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2023-01-28 13:20:38)

+1

8

Она в порядке.

Это хорошо.

Марк кивает – предпочитает такую реакцию словам, которые как будто экономит. Это остаточное от заикания, мучившего в детстве и в подростковом возрасте. Помнится, у матери получилось избавить его от запинок на каждом втором слове, начинающемся с согласной буквы, но после смерти ее и отца все вернулось. Дед говорил, что в результате шока. Не ему, разумеется, просто Марк слышал, как тот обсуждал его с Долорес, дородной негритянкой, которая несколько раз в неделю приходила убираться и готовить. Выходит, был прав: со временем шок сошел на нет, дефект речи тоже. Осталась только краткость.

Барменша косится на типа с косой струей, который для опоры привалился лбом к щербатому кирпичу и теперь льет на свои кроссовки столько же, сколько и на стену. Она отходит подальше от него и близко к Марку, становится напротив и предлагает угоститься сигаретой из неполной пачки.

– Не курю, – отвечает он, стирая ладонью развод на черном дисплее мобильника. Так же проводит по затылку, где его трогала та рыжая, пахнущая тяжелым дурманом из смеси резких духов и косяка. Это не воспоминание и даже не брезгливость. Марк не любит чужие прикосновения, но без маниакального страха. – Спасибо, – несмотря на то, что они в декорациях промзоны и на фоне стены злачного Рохо, он все-таки соблюдает социальные ритуалы и благодарит за приглашение закурить.

– Он самый безобидный из тех, кто хочет пометить здесь территорию.

Хотя, эта тема точно не ее головная боль, а скорее Ло. Иначе бы не наняла Вайсса охранять заодно и все тело целиком.

– Я здесь впервые, – а она, выходит, недавно, иначе бы не спросила про частого гостя.

– Не застал управляющую. К сожалению, – его сожаление такое же нейтральное и ритуализированное, как и «спасибо». Не переборщил? Прозвучало так, словно надеялся на встречу и огорчен тем, что она не состоялась, а ведь пришел наугад просто потому, что так решил.

Его социальные взаимодействия с новыми людьми такие же точные, как отглаженный воротничок стойкой его рубахи из плотного черного хлопка. На барменше бесформенная футболка на пару размеров больше. И она кивает на его ширинку, сообщая, что та расстегнута. Спрашивает, нужна ли ему в связи с этим помощь. Марк смотрит вниз. Очевидно, у Луизы ловкие руки, и его не вовремя отвлек звонок Гектора, потому что молния действительно наполовину ушла вниз. Не расстегнута – приоткрыта. Марк отправляет телефон в задний карман и застегивается. Он опускает просьбу отвернуться и не отворачивается сам. Ничего лишнего девка не увидела, кроме белого цвета его белья.

– За кого ты меня приняла? За баром.

[nick]Mark Gemell[/nick][status]КоКоКо[/status][icon]https://i.imgur.com/VwUwZCy.jpg[/icon][sign]APW[/sign][lz1]МАРК ГЕМЕЛЛ, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник женского кризисного центра, peckerwood<br>[/lz1]

+2

9

Саша глотает горький дым пока плечи вздрагивают. Ими она так пожимает, просто выглядит странно со стороны. Длинные пальцы с аккуратно подстриженными ногтями до умеренной длины захлопывают одним движением картонную крышку пачки и она скоро оказывается припрятанной в заднем кармане джинс вместе с леденцом. Подпирает плечом стену. —Похвально, - голос больше похож на кряканье, чем на похвалу об отсутствии вредной привычки. Каково это - не курить? Она не знает. Если бы не это, то наверное давно или спилась бы, или скололась наркотой. Так в её мировоззрении - нужно делать что-то плохое для своего организма, чтобы не дать ему выбор пасть на нечто более губительное. К тому же курение в его монотонности чертовски успокаивает. Бросает неловкий взгляд через плечо, смерив взглядом ссущего парня. Утром он обнаружит зловоние, после того, как надудонил в свои же собственные ботинки. Бедолага. —Он самый безобидный из тех, кто хочет пометить здесь территорию.

—Да, похоже на то, потому что сложно воспринимать всерьез того, кто напрудил в свою обувь, - парень лениво поворачивает голову и пьяно улыбается и только теперь Оскуро понимает, что он не только лишь пьян. Благоговейное выражение лица. Может ему кажется, что он мочится с Эйфелевой башни? Её голос звучит в сторону и потому приглушенно, когда ухом улавливает факт того, что этот бритоголовый тип тут впервые. Саша немного удивляется, потому что вёл себя за баром он будто бы здесь либо завсегдатай, либо как охранник на пол ставки. Или может её просто впечатлила та картина с разборками? Поворачивается и обтягивает губами фильтр, задумчиво смотря и делая паузу. Не специально, а потому что парень продолжает вещать, упоминая управляющую. —А-а-а, мисс Адамс? - понимающе кивает, выпуская белый дым на манер тех китайских драконов, которые часто изображаются на фресках или кувшинах на какую-нибудь азиатскую тематику. —Она уехала по каким-то там делам и, наверное, в ближайшее время здесь не будет, - еще одна затяжка и сигарета уютно ложится между большим и указательным пальцем. Щелчок, и окурок улетает куда-то в темноту улицы так далеко, что пропадает из поля зрения. —Можете обратиться к Мелестине, она заправляет тут всем во время отсутствия мисс Адамс и является её правой рукой. Или левой, я еще пока не разобрала, - Саша бы сказала что одна из рук уже занята бритоголовым, но проглотила эти слова вместе с освобожденным от обертки леденцом со вкусом кока-колы. Языка касается приятная сладость, самое то, учитывая, что сегодня она осталась без ужина. —В любом случае она стерва, - невнятно бормочет и не опускает взгляд ниже подбородка парня, чтобы не пялиться на то как он бесцеремонно застегивает ширинку. Саша не поборник морали, но это кажется либо невоспитанностью, либо наглостью. Ей нравится и то, и другое. Был бы у нее лифчик, она бы поправила в нем сиськи чтобы вывести счет в один:один. Вместо этого свободной рукой ведет по затылку, собирая выбившиеся курчавые пряди и засовывая их под резинку для волос. Катает леденец во рту, отчего оттягивается в области щеки то одна сторона лица, то другая.

За кого ты меня приняла? За баром.

Выходит, понял что она его с кем-то перепутала? Оскуро дает себе фору чтобы подумать над его вопросом. Он смотрит внимательно и безэмоционально. Кажется, когда Бог раздавал эмоции, то этому парню нихуя не досталось. От него даже "спасибо" звучит буднично, без придыхания. У нее так не получается, мало того что голос постоянно меняет тональность, так еще и жестикулирует, если руки не заняты.

—А, вы о коле со льдом? - будто бы даже удивилась его внимательности. Улыбается, перекручивая пучок на голове и снова припадая плечом к стене, высовывая леденец. —Управляющая, которую вы не застали, имеет охранника. Как это называется? Телохранитель, да. Он такой же… - указывает пальцем на свою голову. —Бритый. Вы со спины похожи, знаешь, череп то у всех фактически формой одинаковый, это мозги разные. Я подумала что они вернулись из поездки, а Вайсс ничего кроме колы со льдом не пьет, - направляет леденец в парня на манер как бы направила дуло пистолета. —Не советую с ним связываться, очень суровый тип. К тому же как цербер если что-то касается мисс Адамс в прямом и переносном смысле. Она, наверное, шишка важная, раз имеет охранника, да и платит хорошо. Не знаю чем конкретно ему, но мне более чем достаточно купюрами, - снова толкает леденец в рот, щурясь довольно спрятав улыбку. —Если не присматриваться, то можно подумать что вы братья, - Саша отталкивается от стены и делает шаг в сторону, обходя парня полукругом. Можно подумать что она рассматривает его примеряя родственную связь, но на самом деле старается прикинуть куда этот прячет бумажник. —Да, и телосложение очень близкое. Невероятно, - возвращается в исходное положение. Надо бы ему предложить выпить, или лучше не рисковать? —А зачем вам мисс Адамс? Если вы коллектор и собираетесь её убить за долги, имейте в виду, у вас нихуя не получится, - не то чтобы она делала ставки на Вайсса и верила в его непобедимость, просто сложно представить подобную сцену. Наклоняется ближе. —Лучше возьми в заложники Мелестину, мисс Ло в ней души не чает, кажется. Хотя по мне так высокомерная сука, - фыркает и снова занимает свой рот леденцом полагая, что слишком болтлива. —А-а, я поняла, - не дает ответить, сразу продолжив. Лицо просияло. —Мисс Ло коллекционирует лысых и хочет нанять еще одного для охраны? Да? - Саша не серьезно, конечно, но такой вариант выглядит довольно забавным. 

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]улица словно секта, мы все её адепты[/status][icon]https://i.ibb.co/mvV9Sty/image.png[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png [/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> и даже если за нами погоня - ты будешь стрелять, я - подавать патроны.[/lz1]

Отредактировано Kristof Mor (2023-01-28 13:20:51)

+1

10

Она называет «просто Ло» мисс Адамс. «Просто Ло» – так сама «мисс Адамс» просила ее называть, когда Вайсс представлял их друг другу.

– Я в курсе, мне сказали на входе.

Лишние движения ему не свойственны, как и лишние слова. Марк только бросает взгляд на секьюрити, контролирующего вход. Его зовут Хесус. Он зачем-то все-таки вынимает из памяти файл и с его именем тоже. Может, потому что тот, оставаясь неподвижной глыбой, смотрит на них. Стережет барменшу, чтобы бритый тип не полоснул ее ножом и не пустил нечистую кровь? Похвально.

Он снова смотрит на девицу, катающую во рту леденец и сплетни.

Имя «Мелестина» Марку не знакомо. Сценическое? Впрочем, ему нет никакого дела ни до этого, ни до нее самой. Барменша же продолжает набрасывать информацию, сообщая, что Мелестина заправляет тут всем, пока Ло отсутствует. И припечатывает, что та стерва. Мелестина. Не Ло. Хотя Марк не уточняет.

– А ты ее не жалуешь?

Ему это странно, но любой клуб – живой организм (ее подмечания про руки подтверждают), и в нем может быть несварение. Или хорея. Или паралич. С организмом все сложно. В противовес его ребята – это скорее механизм, в котором каждый что-то вроде хорошо смазанного винтика. Такой можно перебрать, заменить детали.

Марк продолжает смотреть на девицу. Из него плохой собеседник, но внимательный слушатель.

[Он бы расхохотался, если бы прочел ее мысли насчет его невоспитанности и наглости. По крайней мере, они слишком странные для той, кто вслух предложила ему помочь застегнуть ширинку]. [Он бы расхохотался, если бы умел]. Говорит она все равно достаточно, сдавая с потрохами Вайсса и его отношения с Ло. Для Марка это не открытие: перед боем, на который недавно Рэм оказался подписан, увидел достаточно. Да и во время тоже.

– Похоже на комплимент.

Сравнение с Вайссом его, разумеется, не трогает. Кроме того, в действительности они мало похожи. Как бойцовский пес и гончая. А эта девица какой породы? Оглядывает его словно принюхивается. Марк, впрочем, не упускает ее из виду: привычка того, кто постоянно на улице и среди уличных. У самого тоже ловкие руки, чтобы перехватить чужие, тянущиеся за бумажником или с ножом под ребро.

Ее догадки насчет причин его появления заставляют уголки его рта дрогнуть в подобии улыбки.

– Нет, просто пришел по приглашению, но без предупреждения.

Хесус продолжает набюдать.

– Тот парень на входе – суровый тип. Много у вас таких? На два этажа?

У Марка интерес натуралиста. Организмы все-таки очень любопытные объекты.

[nick]Mark Gemell[/nick][status]КоКоКо[/status][icon]https://i.imgur.com/VwUwZCy.jpg[/icon][sign]APW[/sign][lz1]МАРК ГЕМЕЛЛ, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник женского кризисного центра, peckerwood<br>[/lz1]

+1

11

Саша выплевывает леденец вместе с: —Это не комплимент, - потому что это действительно так. Ей не понять тех людей, которые вынуждены защищать своё тело, ведь по большому счету до него никому нет дела? А если и есть, то убить можно так, что не поможет никакой телохранитель. Например, подсыпать яд в пищу, потому что пробовать её, кажется, в обязанности личного охранника не входит. Помнится на уроках истории рассказывали, что у королей были те, кто пробует приготовленную еду и Саша всегда недоумевала - ведь яд может действовать постепенно, а не мгновенно. В общем, не понятно. Эти мысли не держатся в голове, на них нужно слишком много энергозатрат которые и без того на исходе.

Девка, кажется, говорит много и не по делу, но для нее это не имеет значения. Этого парня видит впервые и, вероятно, больше им встретиться не придется (по крайней мере здесь). В Рохо Оскуро подрабатывает, а этот гость какой-то странный, он слишком выделяется и пока не понятно почему. Инородный и вместе с тем похож на своего. Нервно тряхнет плечами, скидывая эти мысли. Саша не любит на чем то долго зацикливаться хоть и не сказать, что эта беседа раздражает или вводит в зону дискомфорта. –Тот парень на входе – суровый тип. Много у вас таких? На два этажа?

—Я не была на втором, - врет, конечно, ведь была, но вспоминать о том приключении предпочитает только когда пьяная и с определенно неприятным спектром эмоций. —Можешь сходить, проверить, - языком ведет по леденцу, чтобы скрыть его за губами и сжать зубами. Слышится хруст как если бы у девки были запасные зубы в кармане. Ощущается приторный вкус наполнения леденца, он как желе расползается до корня языка. Привстает на носочках, выглядывает из-за плеча на того амбала у входа. Оскуро он видел пьяной не так чтобы давно, но тогда она не работала здесь, а приходила гостьей. —Ты про Хесуса? - усмехнется. —Я думаю он мне не доверяет и следит чтобы я не толкала дурь гостям. Работаю недавно, еще пока на мушке, - тянет лениво, рассасывая острые осколки леденца и гоняя их во рту. На самом деле Оскуро действительно не знает почему Хесус пялится и даже не пытается скрыть своего любопытства, проделывая в спине бритоголового отверстие. Может быть что он знает то, чего не знает Саша? У нее бы даже не хватило смекалки подумать, что амбал может так следить, как бы работник Рохо не попал в передрягу. Мало ли ебанутых, которые схватят за волосы и утащат в темную подворотню? Куртка осталась внутри, там остался перцовый баллончик так что в данный момент Саша совершенно беззащитна если не считать металлических набоек на увесистых ботинках. —У меня есть, хочешь? - она предлагает ему покурить травку и её это не смущает. Он не курит, все равно откажется.

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]улица словно секта, мы все её адепты[/status][icon]https://i.ibb.co/mvV9Sty/image.png[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png [/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> и даже если за нами погоня - ты будешь стрелять, я - подавать патроны.[/lz1]

+1

12

– Это не комплимент.

– Я знаю.

Она не похожа на тех, кто их раздает, а он на тех, кому они могут быть адресованы. Сказалось воспитание деда, который из всех видов положительных социальных санкций использовал только похвалу или благодарность. То есть, четко и по делу, без намерения сделать приятно. Комплименты ведь существуют именно для этого?

Как и минеты.

Та рыжая Луиза у бара спросила еще, красивая ли она, но Марк промолчал. Она надула губы и сказала, что он мог бы ответить да и сделать ей приятно. Потом она облизнула губы и сказала, что она могла бы сделать приятно ему.

– Что, тебе не провели экскурсию по рабочему месту? Или это пиар-акция, чтобы заинтриговать потенциального клиента? – клонит голову к плечу, выражая интерес, которого так же ничтожно мало, как и качества в большинстве бухла, которое эта девка тут мешает. Но все-таки есть.

Барменша очень занятно болтает, однако на вопрос об охране не отвечает, занимая язык рассасыванием леденца. Похвально, но следом она легко переключает внимание на Хесуса. Выглядывает, чтобы убедиться во внимании амбала и поделиться своими догадками насчет причин. Сознается, что к ней еще немного доверия, так как совсем свежая здесь и не примелькалась.

– Приходишь на работу со своей дурью? – не вопрос, а скорее констатация факта, иначе бы тут же не предлагала. – Не употребляю ничего, что может туманить голову. Когда это не нужно.

Марк складывает руки в карманы, в них бумажник и упаковка морозно-мятных леденцов, от которых слезятся глаза. Ну, у тех, у кого они могут слезиться. Связка ключей. Он кратко раздумывает над тем, чтобы прямо отсюда отправиться наконец домой, но планов все еще никаких. Редкий случай или просто устал.

– Идем. Закажу что-нибудь, иначе ты уже теряешь в деньгах, а не только в репутации.

Разворачивается и идет обратно в клуб, но останавливается, чтобы она его догнала.

– Твоя болтливость – результат профдеформации?

Бармены должны быть хорошими собеседниками.

Но не болтунами.

– Купи тянучки, которые липнут к зубам, вместо этой херни, – кивает на леденцовую палку, торчащую у нее изо рта, но конфету с него она уже сколола. Его замечание произносится все тем же будничным тоном, без угрозы. Просто констатация факта. – К тебе легко втереться в доверие.

Быстрым, почти молниеносным движением вынимает пластмасску у нее из губ, переламывает в пальцах и бросает. Чтобы не подавилась по неосторожности. Ну, или кто-нибудь не толкнул ту дальше, в мягкое место под нёбом.

[nick]Mark Gemell[/nick][status]КоКоКо[/status][icon]https://i.imgur.com/VwUwZCy.jpg[/icon][sign]APW[/sign][lz1]МАРК ГЕМЕЛЛ, 29 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник женского кризисного центра, peckerwood<br>[/lz1]

+1

13

Он удивляется тому, что она ходит со своей дурью? Саша девочка самостоятельная, просто в Рохо пока еще не применяла свои навыки. Здесь стоило сначала обчесаться, обзавестись минимальными связями и понять «who is who». —Нет у меня дури, я вообще то и с мальчиками никогда не целовалась. И гуляю исключительно до девяти вечера, еще не пью алкоголь и не курю, - дымит как паровоз. Оскуро все это говорит в спину, потому что они развернулись прямиком к входу в клуб. Парень говорит что закажет что-то чтобы она не теряла в деньгах и репутации, на что девка фыркает со смешком, изгрызая палочку во рту до пластмассового месива. —Чтобы что-то потерять - это нужно обрести. И деньги, и репутацию, - у нее и правда нет ни того, ни другого. Здесь она человек новый и кто-то сказать что-то определенное о ней не сможет.

Он останавливается у невысокой лестницы и поворачивается, дожидаясь когда девка его нагонит. Это странно и так галантно, будто бы они в Рохо должны войти исключительно вместе. Саша надеется, что больше подобных ситуаций не будет. Поднимает на него взгляд. —Твоя болтливость – результат профдеформации? - спрашивает и это звучит как укор как если бы он сказал, что в разведку с такими как она не ходят.

—Я надеялась что за каждое сказанное мною слово ты заплатишь чеканной монетой и оставишь хорошие чаевые, - говорит без зазрения совести и в голове гоняет мысль как много лишнего она могла сообщить этому типу? Вся инфа абсолютно бесполезная если только он не киллер, который может воспользоваться информацией чтобы надавить на Ло через Рэма. Оскуро до них нет дела, как и до всех остальных, кто здесь работает. Какая по счету это подработка? Пятая? У нее нет даже время помастурбировать или выпить на худой конец. Почему бы её должно заботить благополучие других? Он говорит что ей следует завязывать с леденцами и перейти на конфеты-тянучки. Это чтобы рот занят был и зубы склеились? —Не могу, такие конфеты прилипают к… - она хотела сказать “к пирсингу” в языке, но ошарашенно замирает, когда его рука мелькнула перед лицом, вырвав белую палочку от леденца. В голове звучит эхом “к тебе легко втереться в доверие”, на что заторможено отвечает: —Я тебе не доверяю и нет гарантий что всё сказанное - правда. Я руку на Библии не держала и клятв не давала, - пожимает плечами, встрепенувшись после оцепенения. Ступает на лестницу. —Как твоё имя?

Он уходит совсем скоро еще до закрытия клуба. Как и обещал - заказал напиток, но, кажется, даже не прикоснулся. Саша не особо придала этому значения, занимаясь своими делами до конца рабочей смены. Домой вернется под утро выжатая как лимон, но продолжая смаковать эту странную беседу больше походящую на монолог пялясь вверх, где моргала выключенная лампока. Это что-то с электричеством, но арендатор не собирается решать проблему. Что же, она в этом тоже не особо сильна и стала привыкать к эпилептическим припадкам потолочной люстры. Проспав до обеда только к вечеру стала оживать, до смены в баре за углом есть еще три с половиной часа чтобы подработать в доставке. Пиццерия вдоль по улице охотно набирают людей с личным транспортом, а её байк хоть и не может похвастаться местом для заказов, но крепления позади хватает чтобы зафиксировать коробки.

Оскуро открывает приложение и входит под логином доставщика, активирует кнопку “работа” и пока собирается на её айди уже складывают ближайшие заказы. Плюс в том, что там бесплатно кормят свежеиспеченной пиццей, потому заодно поужинает там же. Прежде подсчитает сколько нужно инсулина исходя из расчета съеденной пищи. День должен быть заебись. Грузит плоские пачки свежеиспеченных пицц в термо-сумку, крепит к байку и сваливает отсюда на самый край города. Высокие дома постепенно сменяются низкими, этажей по три или пять, серые, скучные. Примерно в таком районе выросла и родилась, разница лишь в стране, но общий вид практически идентичен. В Сан-Диего тоже палит солнце, тоже очень много мексов. Бросает байк под углом дома, вешает шлем и занимает пальцы вязочкой, удерживающей несколько благоухающих пицц. Осматривается, в стороне толпа парней все как один смотрят на нее. Становится максимально неуютно. Одну руку сует в куртку, там у нее складной нож и перцовый баллончик. Отворачивается и шагает в подъезд, поднимаясь по лестничной площадке наверх. Здесь чище, чем в Мексике, но пахнет затхлым, будто бы кто-то оставил под дверью мешок с мусором. Легкий, свежий парфюм вкупе с ароматом вымытых волос наполняют пространство. Палец давит на плашку, к которой прикреплен дверной звонок. С той стороны слышно “б-з-зз-зз-зз”.

[nick]Sasha Oscuro[/nick][status]улица словно секта, мы все её адепты[/status][icon]https://i.ibb.co/mvV9Sty/image.png[/icon][sign]//your name on a smoked cigarette  https://i.imgur.com/TnJTwDv.png [/sign][pla]
[/pla][lz1]САША ОСКУРО, 28 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> бармен, воровка<br><b>relations:</b> и даже если за нами погоня - ты будешь стрелять, я - подавать патроны.[/lz1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » all the young dudes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно