святые: 138 320
грешники: 112 955
… Дородная негритянка с уставшими веками терпеливо смотрит на кассовый аппарат, который медленно...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 11°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » i'm fine kinda story


i'm fine kinda story

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

leslie, thomas & co
may-september, sacramento

[NIC]Tommy Juhl[/NIC]
[STA]мамкин симпатяга[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/CrVAk17.png[/AVA]
[LZ1] ТОММИ, 21y.o.
profession: батин бродяга
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/SV1Wol3.gif[/SGN]

+1

2

Что-то непонятное сначала вышло. А потом закрутилось и понеслось. Так оно обычно бывает. Началось с того, что эта девка его отпиздила. Томми в тренажерку ходил уже месяца четыре на тот момент, но все равно был дрыщ и дрался по-уличному. Получалось так себе.  Брат оставля ему время, чтобы вникнуть в дело. Объяснял, брал с собой на стрелки, познакомил в людьми, в зал пристоил. Объяснил, что без этого никак. Пацан и поверить не мог, что стать частью серьезного криминала так просто. Это потому что частью Томми еще не стал. Зато поверил, что сможет. Видел ее мельком. Знал, чья дочка, и только посматривал. Сперва Лесли его не особо цепляла. Простенькая мордашка. Но билась классно. Он останавливался у клетки посмотреть на ножки и сиськи. Они прикольно скачут под лифчиком.

Джейсон возник за спиной неожиданно.
- Пялишься? - добродушно ткнул его локтем. Они нихрена не были друзьями, но тогда это приятельское движение даже польстило.
- А? Я? – Томми мотнул башкой и вперился в похабный прищур Оуэна. – Не. Ты че!
- Да ладно. Эй, мужики, тут Томми вызывает леди на бой!

Голос прокатился под потолком и волной облил стены. Загудели блины и штанги, остановились стальные тросики тренажёров. В мгновение Том оказался в эпицентре общего внимания, ошарашено оглядываясь по сторонам. Лесли тоже смотрела. Пронзительными светлыми и такими недоверчивыми глазами. Только перчаткой отмахнула назад выпавшую прядку. А потом общее ободряющее веселье принесло облегчение. И ощущение неминуемого грядущего позора. Но позор Тома не смущал. Ну, подумаешь… Не на смерть же бой!

- Уделай его, малышка, - это голос Хью из толпы. Томми поднимался в клетку, абсолютно уверенный, что каждый поставил против него. Поставил бы, если бы Джейсон открыто тотализатор. Но тот, видимо, пацана пожалел. И вот они стоят плотным кругом за сеткой плечо к плечу, смотрят, как девка пиздит его, и ржут, как суки. Выкрикивают свое «го-го!». Тому тоже смешно. И больно. И от этого еще смешнее. Смеяться с больными ребрами – такое себе удовольствие. А бить ее совсем не выходит. Ни по-уличному, ни по правилам. Никак. Только становится ясно, что Лесли здесь из-за бати. Не на мужиков пришла смотреть, не жопой вертеть, а словно взгляд с него не сводит. И это ощущение, этот ее вопрос к Хью – больной и пронзительный. Такой же, как у него к Мартину был в самом начале. Есть я или нет меня? Видишь ты меня или нет? Том даже оглянулся через плечо, чтобы удостовериться, на кого она смотрит, а мгновение спустя лежал на мате и гладил ее зад, пока девчонка пиздила его под ликование местных бандюков. Хорошо, что Мартин этого не видел. Зад у нее был костлявый, крепкий и хрупкий. Такой только у малолеток бывает.

Лесли зашла в раздевалку, когда в там было уже пусто. Девчонки бывали здесь редко и не задерживались, отработав свой час на степпере. Томми огляделся и зашел следом. Почему она не послала его нахуй – вопрос вопросов. Может, из жалости к побежденным или из любопытства? Пока они трахались в душе, он снова заметил Джейсона, но уже мельком. И Лесли тоже заметила. Но Оуэну не было до них никакого дела. Часом позже они возились на заднем сидении его новенькой тачки перед большим экраном уличного кинотеатра. В заднем ряду. В попкорне. Кола разлилась на коврик между сидениями. Стекла запотели. На них остались следы ее ладоней. У Лесли были острые коленки и хищные мальчишеские повадки. Тому нравилось. Она как будто ни о чем на свете не загонялась, как все те девки, которых он раньше видел. Все у нее было лайтовое, простое, решаемое. Без выебонов. Они даже, кажется, начали встречаться. Том никогда толком с девками не встречался. Не умел романтично. Выходили одноразовые перепихоны на вечеринках или короткометражные интрижки, быстро вырождавшиеся в череду скандалов. Когда скандалов становилось больше, чем секса Томми исчезал, потому что претензии были ему непонятны или неинтересны. Что он мог в себе изменить? Да нихуя. А Лесли вроде все нравилось. В душу она не лезла и к себе не пускала. Зато в тир вместе ходили, и музыка их перла одинаковая. Хорошо же? Хорошо.

Если бы Томми кто-то сказал, что бандюки собираются вместе на барбекю, он бы не поверил. Ладно черные… А тут натурально детишки носятся по лужайке… Репак шпарит. Смех. Тосты. Бассейн. Как нормальные, обычные люди. Сейчас и медленные танцы будут! И десять машин полиции не приезжает, чтобы всех забрать. Он еще хлебал свое пиво, опираясь о косяк входной двери в доме Аллена, когда Лесли промчалась мимо и бросилась вверх по лестнице в сортир. Том так и не понял, откуда она возникла и не знал, в которую сторону сада смотреть, чтобы понять, с кем девчонка могла не поладить. Поэтому помедлил и пошел следом, на ходу сминая жестяную банку.

- Эй, Лесли? Ты чего? – постучался в дверь. – Нормально все?
Дверь оказалась открыта: язычок замка тихо лязгнул о наличник. Том зашел и аккуратно подобрал ее волосы с толчка, пока девчонка избавлялась от выпитого. Придержал на затылке. Смотрел, как подрагивают лопатки. В воздухе потянуло пивной пеной и чили.
- Че такое, малыш? Чет случилось?
[NIC]Tommy Juhl[/NIC]
[STA]мамкин симпатяга[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/CrVAk17.png[/AVA]
[LZ1] ТОММИ, 21y.o.
profession: батин бродяга
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/SV1Wol3.gif[/SGN]

Отредактировано Misha Juhl (2023-03-13 11:11:10)

+1

3

Лесли долгое время и не знала Хью толком. Он приезжал раз в пару недель или даже реже, таскал ее целый день по кафешкам или аттракционам, а потом отвозил обратно матери, они ничего не пытались друг о друге узнать и вместе проводили время просто потому… что так было надо, наверное. Точнее, Лесли так думала, пока не начала подрастать и не вникла в то, что у них произошло с матерью, а потом не начала узнавать Хью ближе. Он был очень простым и понятным. Не указывал ей, как жить, что носить, как разговаривать, просто принимал ее такой, какая она была, пока мать продолжала допекать ее вопросами и нравоучениями. Будто сама что-то соображала в жизни, высчитывая сколько денег осталось до следующей оплаты счетов и меняя хахалей в надежде, что кто-то задержится наконец-то. На самом деле, мать была снова замужем вот уже пару лет и снова забеременела, так что Лесли наслаждалась тем, что внимание больше не было сосредоточено на ней.

С пацанами в школе не особо складывалось. Лесли считала сверстников тупыми и как-то так получалось, что на нее всегда клевали те, что постарше. Старшеклассники в школе или те, кому было уже значительно больше. Она за этим вниманием не гонялась, не соревновалась с девками в длине юбок и буйстве красок тряпок, в обилии макияжа на лице. Не рвалась в крутые, по школьным меркам, компании. При этом она нормально училась, хорошо, не расстраивала мать.

В зал она начала ходить только из-за отца, когда он стал реже наведываться, но в итоге получилось, что уже почти два года там ошивалась. До сих пор не могла привыкнуть к тамошним запахам, а потому вариант с разглядыванием потных мужиков был вообще не про нее. Хотя, на спарринги глядела с горящими глазами. Особенно, когда в клетке оказывались бывшие профи. Было охуенно зрелищно, Лесли и не мечтала, что когда-то сможет драться на таком же уровне. Она вообще не мечтала о том, что это ее куда-то заведет, потому что в планах у нее не было заниматься этим профессионально.
Вообще-то, Томми ей даже нравился. Ну, он не был тупым. Не нес хуйню, не лез сосаться каждые две минуты и в целом полностью ее устраивал по ее собственным подростковым представлениям об отношениях, если это можно было так назвать. Старался быть внимательным, наверное, что в очередной раз подтвердилось, когда он нарисовался в сортире. У Лесли перед глазами все кружилось. С пивом она, кажется, слегка перебрала, точно сама она определить уже не могла.

- Блять… - сплюнула мерзкую вязкую слюну в унитаз и дотянулась, чтобы нажать на слив, а потом подняла руку с большим пальцем, молчаливо давая понять, что все охуенно. Прислушалась, чтобы понять, что новой волны уже не будет и уцепилась в штанину парня, неуклюже поднимаясь на ноги, чтобы ткнуться носом ему в шею. Он вкусно пах, был теплый, а главное, на ногах стоял ощутимо тверже нее. – Ты такой клевый.

Лесли думала, что после раздевалки они разойдутся каждый по своим делам и не ожидала, что Томас предложит сходить в кино, а потом станет звать еще куда-то и звонить, и писать, но как-то все и правда закрутилось. Хотя, они друг о друге нифига и не знали толком. Так, в общих чертах. Лесли все хотела спросить, нафиг он приперся из Сан-Франциско в Сакраменто, но не было подходящих случаев.
- Я напилась, - тихо хохотнула ему в шею, будто это было очевидно только ей одной, неловко путаясь в его футболке, пока пыталась под нее пробраться, чтобы выгладить ребра, влипая в парня теснее и заставляя ткнуться лопатками в стену. – А Хью даже не заметил, да? Ему вообще похуй – есть я или нет.[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

+1

4

- Напилась, - Томми улыбчиво согласился. Наверно, он и впрямь был милым в том, что касалось личных отношений, потому что нихрена в них не понимал. И заботливым - на всякий случай. Пока крутого бандита из него не выросло. Не зачерствело. И мудаком Томми пока не стал: вниманием его девки не баловали. Так что Лесли с ее неприхотливой простотой и общим бэкграундом оказалась находкой. Ей не приходилось объяснять, как он живет. Ее не нужно было обманывать. С ней интересно было трепаться. Он впервые увидел девчонку, с которой можно просто болтать за жизнь, не выясняя отношений. Вот это открытие! Ей ничего не было нужно от Тома кроме Тома. Лесли не просила купить бухла, насыпать травки, найти колеса, не цедила бабло. Не нужно было бесконечно понтоваться, чтобы нравиться. Лесли так давно знала своего отца, что видела все эти понты насквозь. Том впервые оказался интересен сам по себе. И это даже смущало. Но грело. Именно поэтому для Лесли хотелось делать все то приятное, что девки обычно выпрашивают.

Юль-младший уцепил девчонку за талию и прижал к себе. Стояла она неровно. Но вот-вот станет получше. Это он знал по собственному опыту. Промокнул ей рот отцовским полотенцем.

- Эй, погоди, погоди!
Мысль потрахаться прямо здесь, в душевой кабинке ее отца была, несомненно, очень подкупающей. Но если девчонку растрясет, то она заблюет и кабинку. Томми мгновение раздумывал, насколько готов возбудиться в этот момент, что-то ебано привлекательное в этой картинке было. Но, видимо, ему требовалась еще пара лет опыта и шлюха, вписанная лицом в подушку, чтобы она качественно захлебывалась, не стесняясь случайного ебаря. А Лесли, пожалуй, расстроится, если так выйдет. Поэтому он отерся зародившимся стояком о ее лобок и нехотя потянул из ванной.

- Пойдем полежим. Дунем?
Не стал разбираться, чья спальня за соседней дверью. Да и чья она могла быть в доме Аллена? Пристроил Лесли на постель и распахнул окно, впуская в комнату гул уличной гулянки, калифорнийский рэп и свежий воздух, который кайфово тянул с реки кислинку.

- Ты чего так решила? – вернулся к разговору об ее отце, неторопливо скручивая марихуану в папиросную бумагу. – Помнишь, когда ты меня пиздила в клетке? Он болел! Я его слышал. Стыдно было капец. Но приятно, что он за тебя. Знаешь… Тепло как-то. Правильно. Так и должно быть.

Пробежал языком по тонкой бумаге и склеил дудку.

- Мой батя всегда был на чьей еще угодно стороне. Как будто спецом. Лишь бы не на моей. Я только поэтому и знал, что он меня замечает. Как будто я точка отсчета дерьма. Парик пустить тебе?

Томми затянулся и перебрался с подоконника на кровать, притянул девчонку к боку, устраиваясь повыше не подушке. Сейчас она казалась хрупкой-хрупкой. Одни косточки. Не любил вспоминать прошлое. Оно стерлось, поблекло после срача с братом. Так бывает, если вскрыть гнойник: и его гнусное содержимое перестает отравлять кровь, рана чистится и заживает. Воспоминаия теряют смысл, силу и власть над чувствами.
- Не бросает тебя на мамку. А как ты еще поймешь, что он тебя видит?

[NIC]Tommy Juhl[/NIC]
[STA]мамкин симпатяга[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/CrVAk17.png[/AVA]
[LZ1] ТОММИ, 21y.o.
profession: батин бродяга
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/SV1Wol3.gif[/SGN]

Отредактировано Misha Juhl (2023-03-13 12:43:45)

+1

5

Лесли нехотя выпустила парня и потянулась следом, выходя из ванной. Дунуть она была совсем не против. Тем более знала, что трава должна была хоть немного перебить мутное состояние, так что прошла в комнату и скатилась на кровать, устраиваясь на подушке. Наблюдала за тем, как Том открывает окно. С улицы разом стало слышно шум и голоса собравшихся за столом перед террасой мужиков, которые о чем-то пиздели и время от времени ржали, как кони, заглушая музыку. Громче всех было слышно Кертиса, как обычно. Пахло жратвой и дымом. Она прислушивалась к мешанине звуков и наблюдала за тем, как парень скручивает косяк. Глаза хотелось закрыть из-за того, что голова продолжала мерзко кружиться, и она закрыла. Хотя, как только Томас упомянул своего отца, снова открыла, теперь с интересом глядя на него.
- Давай, - сдвинулась в сторону, пуская его устроиться рядом и опустив голову ему на грудь. Смотрела в окно, прислушиваясь к легкому сквозняку, так дышалось полегче. – Какого дерьма?

Задрала голову, когда он потянулся, и вдыхала густой дым со знакомым терпким привкусом, чувствуя, как пересыхает в глотке. Ей много не нужно было, Лесли этой фигней особо не увлекалась. Вот и сейчас, стоило пару раз моргнуть, как она ощутила действие. Ее будто укрывали одеялом, но при этом картинка перед глазами постепенно выравнивалась. Если сделать еще пару затяжек, то она снова задрожит, но уже не будет расплываться, как с пивом.
- Нихрена он не видит, - выдохнула тихо, но без всякой злости, спокойно. – Он же один всю жизнь и привык уже. В смысле, у него и родителей нет. Он, типа, не знает, что такое семья, понимаешь? Он даже мелкой меня не видел, он в тюряге сидел, а когда выходил, нам дед видеться не давал. Он неплохой, вообще-то, я не злюсь…

Про тюрягу она сама не помнила, да и не знала, но, когда начала видеться с отцом, дед очень старался настроить ее против и прожужжал все уши о том, какой он ублюдок и что ему наплевать на дочь. Лесли подозревала, что нихрена не наплевать, раз продолжал приезжать. Мог ведь забить из-за стараний деда. Мать тоже с годами начинала повторять за дедом, а потом успокоилась. Когда поняла, что на Лесли это никак не действует. В этот момент стало даже как-то стыдно, что в сортире почти повторила слова деда, который, как оказалось, просто ненавидел Хью и считал делом принципа держать их подальше друг от друга.

- Просто хочу, чтобы он знал, что я ему тоже нужна, а не путаюсь под ногами, - Лесли забрала у парня косяк, когда он протянул. Затянулась неторопливо, дав дыму задержаться в легких ненадолго, и, выдохнув, отдала самокрутку обратно. – Почему ты приехал в Сакраменто? Мне кажется, в Сан-Франциско очень круто, я бы ни за что оттуда не уехала.

В Сан-Франциско она вообще ни разу не была, видела только на картинках, но он рисовался большим и шумным на солнечном берегу, с высоченными небоскребами в центре, пришвартованными шикарными яхтами в доках, мерцающим неоновыми вывесками вечерами, тусовками, кучей туристов. Торговать дурью Томми мог и там, но предпочел перебраться ближе к почти незнакомому ему сводному брату, о котором наверняка толком нифига не знал, раз они не общались.
- Не скучаешь по предкам? – в отличие от Лесли, его в родном городе ничего не держало, конечно, в том плане, что он не учился и был уже достаточно взрослым. Сама Лесли, скорее всего, тоже уехала бы из Сакраменто, будь у нее такая возможность или когда она появится, но только из любопытства. Многие живут на одном месте всю жизнь и их все устраивало.[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

+1

6

- Любого. Как будто меня нет, пока не накосячу.
Томми был не слишком словоохолив в том, что касалось его прошлого в Сан-Франциско. Считал, что прошлое прошло, и нужно хоронить своих мертвецов. Но раз девчонке важно поговорить, он не знал лучшего способа, чем начать рассказывать о себе. Не юлить у нее в душе багром вопросов, поднимая со дна грязный ил. Так не выловишь ничего кроме желания вернуть ил на место. А пример, что ли, показать. Открыть дверь. Смотри, я рассказываю, что батя у меня так себе, и ничего ужасного не происходит.

- А как только накосячу, мне шли в пример все соседские дети, сам батя в мои годы и мамкина родня. Как будто все кругом ахуенные, а я сплошное разочарование. Он, наверно, научить хотел хорошему, но научил ненавидеть всех. И сука сравнивать постоянно: а так ли хорошо я справляюсь, как Билли и Бобби? А когда я подрос и выкупил эту хуйню, чет налаживать с ним было поздно.

Сделал глубокую затяжку и откинулся на подушки, неспешно перебирая волосы Лесли. Ее голова, уютно устроенная на ребрах, приятно прижимала сердце, и пацан чувствовал, как оно гулко ударяется о чужой висок. От пива становилось дремотно. От близости ее тела щекотно. Желание вкрадывалось в прикосновения безотчетно, пока Том мысленно листал поблекшие воспоминания. Как фотографии в альбоме. Пока он еще хотел нравиться отцу – все детство и младшую школу – пацан был ужасно дерганым, словно бесконечно крутил головой в попытке понять, кто сегодня в глазах отца лучше самого Томми. А потом забил. Понял, что не справится. Нельзя одновременно справиться и с уроками, и со спортом, и с немытой посудой, и с хорошим поведением, и со скейтом, и с фрисби, и с ебаным хором. Классе в шестом он надорвался и забил. Принять себя полным и безоговорочным разочарованием оказалось на удивление легко. Это принесло облегчение. Одиночество. Но облегчение. Не нужно было ни для кого стараться. Но и ровняться не на кого. И Мартин незаметно занял эту нишу, как будто она ждала его все 20 лет невеликой жизни Тома.

Нырнул ладонью под ее майку и неторопливо оглаживал ребра, хлебая пальцами тепло хрупкого тела.

- Ты не узнаешь, пока у него не спросишь. Иначе так и будешь говорить сама с собой в своей голове.

В сгустившемся сумраке он опустил косяк в пепельницу, и тот остался единственным источником света, если не считать тусклое зарево электричества за окном. Уронил девчонку на лопатки и, устроившись между ее бедер, неспешно прикусывал внутреннюю сторону поджарых ляжек над шортами, блуждал по ним языком, ненапряжно оглаживая ее зад.

- Если у него не было семьи, это не значит, что он не хочет семью. Он, может, пиздец как хочет – после такой-то жизни, а? А показать не умеет… Я вот тоже не очень умею, ага.

Вписался губами в бок Лесли, нырнул носом под майку и нашел ртом острый сосок. Дерзкий и вздернутый, такой крепкий на языке. Пока Том обсасывал грудь девчонки, баловался ртом с упругим жаром, он успел расстегнуть на ней шорты и потянуть их с бедер.

- Хотел на бро посмотреть, - проводил эти шорты вниз, по ногам Лесли, печатая губами отвоеванную кожу, клугленький лобок и языком узкую щель, украденную у тонких трусишек.

- А потом увидел тебя и понял: остаюсь, - весело заглянул в глаза Лесли и снова нырнул языком между распахнутых бедер. Томми, конечно, был пиздобол, но за это его и любили.
[NIC]Tommy Juhl[/NIC]
[STA]мамкин симпатяга[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/CrVAk17.png[/AVA]
[LZ1] ТОММИ, 21y.o.
profession: батин бродяга
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/SV1Wol3.gif[/SGN]

+1

7

- Звучит хреново, - отозвалась, чуть хмурясь и прикидывая, что после такого ненавидела бы своего отца, наверное. Если ты даже для родителей кругом хуевый и разочарование – как вообще тогда жить? Тут ей, конечно, повезло с Хью. Он вообще никак не отзывался – ни плохо, ни хорошо, поэтому девке не приходилось прилагать никаких усилий. Да она вообще сомневалась, что стала бы что-то ему доказывать. Какая-то странная схема семейных отношений. Лесли поерзала у него под боком устраиваясь поудобнее и поняла, что чувствует себя значительно лучше. Что головокружение и муть в желудке окончательно прошли.

Наверное, Томми был прав и нужно было просто сказать Хью о своих мыслях и о том, что ее беспокоило, а не ждать от взрослого мужика, привыкшего к определенному образу жизни, что он сам все поймет и начнет менять отношение к ней. Может быть, это вообще было не важно и надо было радоваться тому, что у них было теперь, ведь раньше вообще ничего не было. Сейчас она могла в любое время позвонить ему, а он ей, иногда могла прийти к нему домой и остаться, или даже притащить Томаса, чтобы на полночи засесть с ним за приставкой, а потом вместе с ним уснуть там же, на диване. В отличие от отца, отношения с матерью были слишком жесткими, Лесли будто постоянно проживала в стрессе, пока находилась в одном доме с ней и постоянно думала о том, чему сегодня ее будут учить, до чего сегодня мать доебется просто потому, что ей скучно сидится без работы. И с этой херней девка даже не желала разбираться, для нее там все было в целом понятно. Неделю назад она мельком услышала разговор о переезде, но даже не стала спрашивать о деталях, потому что менять школу не собиралась.

- Я спрошу, - отозвалась тихо, прислушиваясь к его ровному дыханию, к биению сердца под скулой и отвлекаясь от мыслей, когда ладонь нырнула ей под майку, выглаживая по боку. Закинула на него ногу, но уже через пару мгновений податливо откинулась на спину, уставившись в потолок и улыбаясь.

Поцелуи были мягкими, Лесли ощущала, как горячее дыхание растекается по коже и прикрыла глаза, прислушиваясь к ощущениям. Потянулась, накрывая затылок парня, когда губы махнули по ребрам и жадно забрали сосок, по очереди обласкали грудь. Легко поерзала бедрами, дав стянуть с себя шорты с трусами и тихо хмыкнув, коротко поймалась со светлым взглядом. Чувствовала, как кроет возбуждением, сильнее тянет низ живота от прикосновений мягкого языка между ног. Поддавала бедрами нетерпеливо, прикидывая, что если сейчас сюда все-таки зарулит отец, то он их обоих в окно выбросит за то, что они устроили на его кровати.

- Бля… - выдохнула, дрогнув, когда язык в очередной раз махнул по клитору. – Томми, дверь… дверь закрой… - легко потянула его за волосы, но тут же выпустила, отзываясь тихим стоном и разжав пальцы, чтобы ухватить его за футболку, и потянула к себе. – Иди сюда, - заставила подтянуться выше и забрала мокрые губы жадным поцелуем, глотая горячее дыхание и обсасывая с них собственный привкус, пока опускала руки, чтобы подцепить пряжку ремня, торопливо расстегивая его и следом ширинку. Нырнула ладонью под резинку белья и забрала хуй, принимаясь чувствительно выглаживать его.[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

+1

8

Томми нихрена не привык к хорошему. Ему бы в башку не пришло привести свою девку домой к бате. Кому нужен новый срач? Это ж как в анекдоте. «Девочка, неужели ты не могла выбрать кого-то получше?» Ему и себя-то не не хотелось приводить домой лишний раз. Было немного крипово приходить Аллену, который вроде теперь в каком-то смысле подельник Тома или что? Тот же не дурак, понимает, что игры в приставку играми не закончатся. Но Хью смотрел на все это ровно. Не впрягался за дочку, за ремень не хватался, за пушку тоже и в углу Томми за шиворот не тягал, не требовал, чтобы он убрал от Лесли руки. Вряд ли Хью было похуй, но, наверно, он считал Тома подходящим парнем или Лесли достаточно взрослой? Только в первый раз посмотрел тяжело… словно прицеливался. Том понял, что просрать эти отношения по-тупому он не может. Зная его удачу, просрет по -умному. На успех не особо не рассчитывал. Отношения были созданы боженькой для каких-то совсем других людей. Для крутых и четких. Вроде брата. А он пока сидел в самом низу этой социальной лестницы.

Зато Том отлично знал, каково говорить с голосами в своей голове. До окончания школы и даже не первом курсе голос его желаний – мамкин – и его страхов – папкин вступали в его башке в такие схватки, что доходило до мигреней. По каждому маломальски значимому поводу: пойти ли на пати, подкатить ли к девке, менять ли учебу, прогулять ли пару. Черепушка трескалась. «Подкати, дай ей шанс тебя отшить, недоносок!» - «Ты веселый. Заставь ее смеяться, и ты почти ее трахнул!» «Да! Бросай учебу! Докажи всем еще раз, что ты ни на что не способен!» - «Нужно выбрать дело по душе! Ты достоин самого лучшего». Так люди с катушек съезжают нахер. Томми съехал на колеса, а потом к брату. Возможно, не так уж далеко.

- У всех бывают хреновые моменты. Но сейчас же норм?

Он потянулся, чтобы забрать губами губы Лесли, собрать с них горьковатый привкус марихуаны и пивную кислинку, толкнуться по резцам солоноватым вкусом знойного тела. Спутался с ней языком, вмазываясь по небу хриплым дыханием и торопливо стаскивая широкие джинсы. Желание жаром потянуло промежность, и тело захлебнулось одурью. Том оглянулся на приоткрытую дверь.

- Слушай, да всем насрать.

Было что-то дразнящее и волнующее в этой приоткрытой двери, в риске быть пойманным окуляром чужого распахнутого зрачка. Но Томми догадывался, что его адреналиновая игрушка может не слишком нравится школьнице. Лесли, наверно, и без того хватало ощущений.

- Щас.

Он ненадолго выбрался из постели, чтобы скинуть джинсуху и майку и попутно замкнуть дверь. А потом поймал ее запястья и вписал их в подушку одной рукой, огладил ладонью нежный сгиб локтя, влажно поймал резцами подбородок и вглядывался в темные в сумерках глаза. Когда он толкнулся в тесноту жаркого тела, в глазах Лесли будоражаще отражалось всполохи уличной иллюминация. Зрачок раскатился до края радужки. В такие моменты она казалась ослепительно красивой. Том кутался в тепло ее плеча, ее горла в остроту ключицы, в мягкость спутанных волос на подушке, марал их губами, глотал аромат разгоряченной кожи, вбиваясь в нежный подбой шелкового нутра, в дрожь ее бедер, в забирающие яркие спазмы, сосущие стояк. А потом перевернул ее и устроил на бедрах. И пока он блуждал руками по ее груди, искал губами влажные соски, приподнимаясь на локте, гул голосов сливался в хриплый хор, подпевающий партии рваного дыхания, а свет за окном нимбом пронизывал спутанные волосы. Мир обтекал спутанные тела маревом тонкого дыма из потухшей пепельницы, пока не взорвался оглушительной вспышкой в смазанных торопливых движениях, не укутался сажей, импульсильно протаскивая экстаз до болезненной шалости - еще и еще на каждом новом рывке.
[NIC]Tommy Juhl[/NIC]
[STA]мамкин симпатяга[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/CrVAk17.png[/AVA]
[LZ1] ТОММИ, 21y.o.
profession: батин бродяга
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/SV1Wol3.gif[/SGN]

+1

9

Для Лесли не было ничего азартного в теме с подглядыванием или с тем, чтобы их где-то застали врасплох. Хотя она могла подхватить какие-то эксперименты, то тут ей приходилось помнить, что она малолетка, в отличие от Томаса, который из-за этого может нажить серьезные проблемы с законом. Конечно, всем было насрать, но это не означало, что отец, застав их случайно, не отпиздит парня. Короче, ей не нужны были никакие проблемы, связанные с близостью, потому что так или иначе виновницей останется она. Дело было ни в каком-то переизбытке ощущений, а в элементарном нежелании разгребать потом все это дерьмо.

Девка проводила его взглядом до двери и, пока Томми скидывал шмотки, тоже стянула майку и вытянула к нему руки. Забрала объятием, когда он вернулся в кровать, но тут же выдохнула и закусила губу, когда парень скинул ее руки, прижав их к подушке. Прогнулась навстречу, ерзая острыми коленками по его ребрам, чувствуя, как стояк мажется по влажной промежности и ляжки сводит жадным нетерпением ощутить его внутри, а нутро горячим возбуждением. С трудом сдержала рвущийся стон, выдыхая шумно сквозь сжатые зубы и поддаваясь ему навстречу, влипая бедрами в бедра на каждом движении, ощущая, как подводит дырку отголосками приближающейся разрядки и накрывает резко, пробивает мелкой дрожью по всему телу. Она еще жадно хватала воздух губами, когда комната крутанулась и пришлось сначала вцепиться в парня, чтобы не свалиться с койки от резкой перемены. Уселась удобнее, тесно забирая его бока коленями и продолжив двигаться, теснее вжимаясь в его пах на каждом рывке, давая ему задержаться внутри на пару секунд, чтобы на новом движении резче опуститься на хуй, пока не накроет уже обоих.

Она не уловила, в какой момент и что пошло не так и Томас внезапно стал каким-то другим. Знала, что нигде не накосячила, но через пару недель, когда они зашли в маркет и она задержалась у одного из стеллажей, а потом заметила, как он флиртует с кассиршей. Едва ли серьезно к этому отнеслась и даже не ощутила оставшийся неприятный осадок. Где-то об этом припомнила ему, но он отшутился, и тема закрылась, хотя было еще что-то подобное. А еще через неделю, в клубе, совершенно случайно заметила его руку на заднице у девки с ресепшена и только теперь поняла, что это не только неприятно, но еще и охуеть, как обидно. Если б она могла, то сделала бы вид, что не заметила, но злость накрыла слишком стремительно, чтобы с ней справиться. Лесли снова промолчала, не стала привлекать к себе внимание. К тому же уже собиралась уходить, поэтому спокойно свалила в раздевалку, приняла душ и оделась, а потом пошла на выход. Сделала вид, что не услышала, когда он окликнул, только прибавила шагу и вскоре оказалась на улице. Зашарила по карманам, собираясь позвонить кому-то, чтобы ее забрали и глубоко вдохнула прохладный вечерний воздух.

- Я домой, - обернулась, когда Том выскочил следом, снова окрикивая ее. – Сама доберусь, отстань! Вали, дальше лапай за жопу свою подружку, придурок.
Отца сегодня в клубе не было и вряд ли он вообще был в городе. Идти до его дома даже пешком было не так уж и далеко, так что Лесли все-таки убрала телефон обратно в карман и поправила толстовку, накидывая капюшон на голову.[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

+1

10

Он хорошо запомнил этот вечер. Они долго лежали обнявшись, слушая шумные голоса, тосты смех – ничего по делу. Такое домашнее, простое веселье, словно эти люди на террасе никогда не купались в крови, не вози кокс, не взрывали тачки и не спускали курок. Просто люди. Семья. Дом. Что-то несбыточное, чего с Томом прежде не происходило.

Все, что случилось дальше, произошло не потому, что ему было с Лесли плохо. Наоборот. Все, что случилось дальше, произошло, потому что ему было хорошо. Если бы девчонка выносила ему мозг, как это принято, мелкими придирками и смешными претензиями, у Тома не оставалось бы сил и настроения кружить с кем-то с еще. Неожиданно - с появлением Лесли - его жизнь стала приятной, простой и наполненной чем-то большим, чем необходимое выживание. Том знал, куда ему идти, когда кончались дела, и знал, где встретиться с теплым взглядом. Кто-то впервые был всегда рад его видеть. Том почувствовал себя классным. Красивым, крутым, каким-то особенным. Тем парнем, которым никогда не был, но всегда хотел стать. Это ощущение накапливалось день ото дня, пока не перестало помещаться внутри. Тогда он начал улыбаться кассиршам и шутить с кургузыми официантками, подбегавшими обновить кофе. Он не присматривался, кому из них за 50, а кто очень даже ничего. Это стало совершенно неважно. У него уже была девушка. Зато флирт Тома, впервые перестал быть кусучим и грубым, перестал брать на слабо, и женщины начали улыбаться в ответ. Это заряжало. Он и с парнями теперь шутил веселее, без горючей едкости. Мог затрепаться с заправщиком, стравить байку пицца-мастеру, пока он кружит на ладони тесто. Радости в мире становилось все больше, и эта эйфория вышла из-под контроля. Том заигрался, потому что любой ответный флирт всегда затягивает и повышает градус веселья в разы. Прежде с ним не случалось ничего подобного. А раз уж Том был уверен, что не намерен изменять, он совершенно не придавал значения тому, как ситуация выглядит со стороны. И пока Лесли молчала, даже не отдавал себе отчет в происходящем. Мир только что был таким отпадным и озорным! Куда ты?

- Эй, ты чего?
Подхватил куртку и двинулся следом, пробираясь через толпу, молниеносно забыв, на чем и чьем лежала его рука. Потому что это действительно не имело значения. В клубе было душно, басы убивали барабанные перепонки так, что резало глаза. Лесли еще не наливали, но поить ее пивом, сцеженным в стаканчик из-под колы не мешали. И Том отлично знал, что она выпила недостаточно для ебанины, но совсем не мог взять в толк, что случилось. Тот изумительно бесячий случай «ашотакова?», который хорош только для настоящих комедий и настоящих трагедий.

- Лесли! Погоди! - он скатился с крыльца и, поймав ее за локоть, развернул к себе. Вперился в лицо с чистосердечным непониманием происходящего.
- Бывшего встретила или че? Какую подружку?

Моргнул, проматывая вечер до точки, где кто-то мог бы считаться его подружкой и, наконец, наткнулся на эту ладонь на заднице. Внимание подсветило ее только сейчас. У девки на ресепшене была клевая улыбка, и пахло от нее чем-то приятным. Но Том точно не имел на нее видов.

- Бля, ты че выдумываешь?!
Снова нагнал Лесли и снова поймал за локоть, торопливо поспевая следом и по позволяя уйти из разговора. Он совсем не знал, как начинать такие разговоры заново, чтобы помириться, если она сейчас уйдет.
- Слушай, Лесси, тебе показалось. Я ж с тобой пришел и ушел с тобой. Мы просто пиздели! Мало ли с кем я пизжу? Че терь рот не открывать, вообще? Чего ты начинаешь-то?

- Что за кипишь?
Оуэн подпирал свою тачку, пока трепался по мобиле, и на эту перепалку обратил внимание не сразу. Да и дела ему до этого не было, пока Томми не начал хватать девчонку. Понятия не имел, под чем они, и чем история кончится, но напряги между Юлем и Хью из-за этой парочки никому не нужны. Он рассчитывал встретиться с Алленом, но тот задерживался и отзвонился, что не придет. Джейми сунул трубку в карман, задавил подошвой скинутый окурок и придержал Томми за плечо.
- Руки убери от нее. Давай. Давай. Так получше будет. Пошли, - кивнул Лесли на тачку. – Закину тебя домой. Завтра поговорите, как проспитесь.
[NIC]Tommy Juhl[/NIC]
[STA]мамкин симпатяга[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/CrVAk17.png[/AVA]
[LZ1] ТОММИ, 21y.o.
profession: батин бродяга
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/SV1Wol3.gif[/SGN]

+1

11

Она вырвала локоть и хмыкнула, заметив, как парень соображает, где облажался. Если бы просто разговаривал, она бы и внимания не обратила, но, раз общение телом теперь было в порядке вещей с любой бабой, то им лучше было сразу разбежаться. Лесли была еще достаточно юна, чтобы верить в то, что особенная, раз ее кто-то выбрал, а если для кого-то она такая же, как все, то пусть катится к черту. Обида все еще ворочалась где-то за ребрами, но отдавала не желанием разреветься, а злостью. Он ведь понял, почему она психанула, а теперь делал вид, что нихрена не было, будто она и правда психанула на ровном месте, без всяких причин. Выставлял ее какой-то истеричкой.

- Да отпусти, блять! Отстань! Разговаривал?! Да пошел ты, Том, - махнула рукой и чуть не вписалась в Оуэна, который внезапно оказался рядом. Отвернулась, чтобы не смотреть на растерянного Юля и с готовностью рванула к тачке Джейми, чтобы быстрее все это прекратить. Все равно препираться сейчас было без толку, раз парень сходу выставил ее дурой.

Лесли устроилась на сидении и захлопнула дверь, оставив все звуки снаружи. Отвернулась к окну, когда Джеймс сел за руль, но потом коротко обернулась, чтобы ткнуть в кнопку, включая музыку. Обсуждать произошедшее тут никто не собирался, а ехать в неловкой тишине не хотелось. Она все еще злилась. К тому же, стоило им выехать с парковки, телефон в кармане завибрировал. Лесли вытащила его, поймав на дисплее знакомое имя и скинула звонок, следом выключая мобилу и снова убрав. Сейчас не было никакого смысла что-то обсуждать, ей самой надо было успокоиться. Возможно Томми и без ее претензий все поймет, а если нет, то будет еще обиднее. Она и правда думала, что нравится ему.

Не смотря на играющую музыку, неловкость для Лесли никуда не делась и как-то незаметно почти полностью вытеснила злость на Томаса. Девка стянула капюшон и ткнулась виском в прохладное стекло, глядела на вечернюю иллюминацию улиц, вылавливая взглядом прохожих. Оуэн вряд ли, конечно, ощущал дискомфорт от ее компании, но сама Аллен прекрасно понимала отчего сейчас чувствовала себя так – когда-то она мечтала вот так остаться с ним наедине. Сейчас это, конечно, было уже смешно, потому что она понимала, насколько это было глупо. Он ведь был ровесником отца. Хотя, раньше ей это не мешало мечтать о подобном. Ей даже снилось всякое.

Снилось, как эти руки, сейчас расслабленно лежащие на руле, блуждают по коже, как горячие губы уверенно присваивают ее рот, пока он делает с ней все, что хочет. Будто ее тело ей уже не принадлежало, и это ощущение будоражило, от него кружилась голова, темнело в глазах. А потом он кидал ее на постель, лицом вниз и грубоватые ладони выглаживали ее лодыжки, поднимаясь выше. Большие пальцы утопали в чувствительном сгибах колен и скатывались к бедрам и заднице, пока она ощущала, как кровь приливает к лицу, потому что на тот момент ее сексуальный опыт был почти нулевой, а сон казался пиздец, каким реальным. Потом он вжимал ее своим телом в постель так, что становилось трудно дышать, Лесли едва могла пошевелиться под его весом, чувствовала, как твердый горячий хуй трется между ее ног, пока он поедает изгиб шеи. Воздух становился вязким, горячим, с трудом толкался в глотку, вырываясь глухим нетерпеливым стоном, когда головка скользила по промежности и вжималась в дырку, упрямо растягивая горячее узкое нутро. Где-то на этом моменте Лесли проснулась от того, что ее накрывало жгучей продолжительной разрядкой. Ныряла пальцами в мокрую сокращающуюся дырку, выдыхая горячие стоны в подушку. Она даже сейчас помнила все это в деталях, потому что ей больше не снилось ничего подобного.

Лесли невольно облизала пересохшие губы, моргнув и прогоняя воспоминания, ощутив внизу живота знакомое ощущение и как моментально бросило в жар, усаживаясь прямо. Осмотрелась по сторонам, прикидывая, сколько еще ехать, а потом коротко глянула на Джейми.
- Останови у Волмарта, м? Пить хочу, - кивнула ему на маячащую впереди вывеску супермаркета, не обратив внимания на предательскую хрипотцу в голосе и зашарив по карманам в поисках денег. – Я быстро.[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2023-03-14 15:16:52)

+1

12

- Слышь, да отвали ты! Тебе какой дело, ваще! Че ты лезешь?!
Томми мотнул плечом и оттолкнул Оуэна. Тот покачнулся на пятках и сделал шаг назад, передупреждая взглядом. Юль был мелкий и не то, чтобы папочкин сынок, но все же брат своего брата. Ссорится о пустом не хотелось.

- Уймись, Томми, - заслонил собой уходящую к тачке девчонку. - Давай не сегодня. Угомонись.

Упреждающе вскинул ладонь, обсаженную кольцами больше для веса, чем для понта. И как-то неуловимо поморщился. Не явно, но Томми считал, что сейчас делает что-то, выходящее за рамки их внутреннего кодекса. Но все равно постоял, набычившись. Губы кривились напряжением, однако Том молчал. Это молчание под тяжелым взглядом Джейми стоило ему усилий. Юль понимал, что ему сейчас делают одолжение. Это отдельно коробило. Какого хуя этот хер, вообще, сюда влез?!

- Да пошел ты, - Том склюнул сквозь зубы и крутанулся на каблуке, чтобы двинуться в узкую темноту проулка, добывая из кармана трубку. Никак не мог сообразить, как так случилось, что весь его прекрасный новый мир рухнул в одночасье из-за какой-то сраной руки на жопе. Ты серьезно? Эта хуйня обесценивает все, что с нами было последние несколько месяцев настолько, что об этом невозможно поговорить здесь и сейчас и нужно шоу в три сезона сложных переговоров? Ахуеть теперь. Он все еще верил, что эту заминку можно быстро разрешить, и все вернется на место: И Лесли, и клуб, и планы на вечер, и руки в правильных местах. Бля какого хуя?! Томми тыкал в клавишу быстрого набора, пока не понял, что девчонка отключила сотовый. Пиздец огромная проблема из ничего! Пнул ногой жбан и чудом не распластался на раскатившемся осклизлом мусоре. Вот теперь настал момент осознанно лапать за жопу каждую встречную! Не то чтобы Томми рванул сейчас в бордель, но злости ему хватило бы, подвернись кто-то под руку. Однако ночь была пустынна, а память о побоях полугодовой давности свежа. И хотелось скорее выбраться к освещенной магистрали.

Оуэн еще так унизительно на него смотрел! Как на младенца, выползшего из манежа. Пиздец. С ним же еще встречаться.

- Горячий у тебя парень, - Джейми поскалился, добродушно подначивая насупленную девчонку. Другую спросил бы, хорош ли Том в постели, но Лесли все же была дочкой его партнера. Да и, вообще, малышкой. Оуэн успевал застать, как она росла, превращаясь и тонтокостной, вертлявой школьницы из локтей и коленок во вполне симпатичную выпускницу с подводкой. И решил поберечь Лесли нервы. Чужие нервы Джея редко беспокоили, зато бабские припадки его забавляли. Видимо, поэтому личная жизнь у барыги не складывалась. Но он об этом не тосковал, пребывая в том азартном возрасте, когда клеить телок еще весело и уже легко.

- Давай, выше нос, - вырулил с парковки и кинул в нее сигаретной пачкой, которую добыл из подсвеченного бардачка. В пачке путешествовали несколько самокруток. Динамик болтал в машине хрипатый репак и уличную мглу, прореженную всполохами городской иллюминации. Как в консервной банке.

- И ящик пива купи мне, - улыбнулся ей с такой серьезностью, словно и впрямь отправлял Лесли одну в супермаркет. Притормозил на парковке и вышел следом.

- Пошли. Затаримся, раз приперлись.
15 минут спустя они действительно пробивали на кассе ящик пива, бутылку минералки, блок сигает и большую упаковку стейков.
- Хочешь пожрать заскочить? Забился потрепаться о делах с твоим батей, а он соскочил. Так что вечер в пизду: ни дел, ни планов.
Вряд ли он осознавал внимание Лесли, но что-то подспудное заставляло затягивать общение. Джей был не из тех, кому ночью некуда пойти. По сути, для него горячее время только начиналось. Да и кормить огорченную девку ужином его никто не обязывал. Ей не 10 лет. Вызовет себе доставку. Но они странно зависли над раскрытым багажником, глядя друг другу в глаза, словно искали друг в друге ответы на незаданный вопрос. Оуэн помедлил и тяжело хлопнул крышкой. Накрыл ее горло ладонью, вслушиваясь в дрожь гортани, в дробный бег пульса, не сжимая, но не оставляя Лесли возможности увернуться или опустить голову, а потом поймал ее губы горячим сухим ртом. Вжал девчонку в пыльную, жаркую поверхность капота, блуждая по ребрам жесткими пальцами. Не искал происходящему ни объяснений, ни оправданий. Чисто мудацким чутьем знал, что она не против. Похуй. Подсадил ее на капот и жадно огладил поджарые ляжки, перламутовые в свете парковочных фонарей. Настойчиво поедал горький рот, путаясь с ней сбившимся дыханием, слизывая что-то невинно трепетное с острого края резцов. Мазался жаркой лаской по горлу, сминая крепкий зад, и смаковал грудь через майку и тонкий лифчик, а потом потянул к себе, не разрывая поцелуй, и открыл дверцу тачки, чтобы девчонка могла устроиться на заднем сидении.

- Идем.
Навалился сверху, захлопнул дверцу и, торопливо расстегивая ремень, все еще алчно прикусывая ее рот и плечи, пока Лесли путалась в юбке и влажных трусишках, спихивая их с тонких ног. Только потом развернул ее к себе задом, подмял под себя, забирая в кулак копну светлых волос на затылке, чтобы видеть контур четкого профиля и приоткрытые губы, маленькое круглое ушко. Очертил его языком, рывком проникая внутрь желанного тела, растягивая тесноту зноного нутра напористыми, резкими движениями, пока не запотели тонированные стекла, и дыхание не сбилось на рваный рык. Толкнул этот рык в голодные, ищущие губы, сглатывая ее дыхание жадно до ломоты в пояснице и ноющей сладкой больки в каменных яйцах.

[NIC]James Owen[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/GN4Kucj.png[/AVA]
[LZ1] ДЖЕЙМС ОУЭН, 36y.o.
profession: дилер
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/bNNsx1m.gif[/SGN]

Отредактировано Misha Juhl (2023-03-14 21:25:09)

+1

13

Девка чуть удивленно уставилась на Оуэна, когда тот заикнулся о пиве. Не в том настроении была, чтобы шутить и поэтому не поняла сразу, что он ржет. Почти сразу схватила свою минералку из холодильника, так что потом просто ходила за Джейми, бездумно наблюдая за тем, как он выбирает стейки, пиво, как цепляет блок сигарет. Весьма холостяцкий набор. Открыла минералку у входа, пока он скидывал все в пакет и жадно приложилась к горлышку, разворачиваясь и зашагав обратно к тачке. Остановилась, закрывая бутылку и ковыряя синюю этикетку на ней, а потом глянув на Оуэна, когда он вдруг предложил заехать поесть. Хотела мотнуть головой, отказаться, уж слишком неожиданное предложение было, но не успела. Все еще всматривалась в темные глаза, когда ладонь уверенно прихватила за горло и поначалу дернулась испуганно, хватаясь за забитое запястье, но потом замерла, когда тот наклонился, чтобы забрать губы поцелуем. Воздух толкнулся чужой близостью, запахом повыветрившегося одеколона, сигарет, улицы и тела. Ладонь грубовато легла на ребра, выглаживая их нетерпеливо, заставляя тряпку собираться складками, и холодному воздуху забираться под задранный край, от чего кожа покрывалась мурашками. Аллен ткнулась задницей в бампер, пуская настойчивый горячий язык в рот и шумно выдохнула, когда тело моментально отозвалось, ответила на жадную ласку, даже не заметив, как уронила бутылку.

Она, наверное, хотела бы отстраниться или оттолкнуть его, прекратить. Понимала, что это нихуя неправильно и даже собралась с силами, чтобы сделать это, но Оуэн все также уверенно подсадил ее на капот. Широкие ладони выгладили ляжки, пальцы сжали задницу, заставляя девку цепляться за смуглый загривок.
- Блять, - облизала влажные после поцелуя губы, когда Джеймс отстранился, дав возможность нормально вдохнуть и как-то неуверенно потянулась за ним, прекрасно соображая, что будет дальше. – Джеймс...
Аллен устроилась на заднем сидении, сдвинулась, когда он нырнул в салон следом и тут же оказалась прижатой к сидению его весом, на этот раз ответив на поцелуй, чувствительно цепляя резцами за нижнюю губу и ощутив, как жесткие костяшки мажутся по бедрам, пока он расстегивал ремень и ширинку. Отвлеклась, чтобы прогнать с задницы трусишки вместе с юбкой.

- Ч-черт, - острые соски впечатались в черную кожаную обивку, девка прогнулась, поддаваясь хватке в волосах и вцепившись в край сиденья до побелевших костяшек, а потом просто потерялась в ощущениях. Отозвалась откровенным стоном, когда хуй напористо скользнул внутрь, заполняя ее разом, заставляя тело отозваться крупной дрожью, стекающей вниз по телу к низу живота, сжимая стояк внутри и даже не пытаясь вскидываться навстречу под его напором. Задыхалась каждым новым рывком, что-то пыталась сказать, но ее хватало только на неразборчивое бормотание, пока жестким ритм не заставил биться под ним в накатившем остром удовольствии, сильнее впиваясь короткими ногтями в черную кожу на сидении.


Конечно, прошла пара-тройка дней прежде, чем они с Томасом помирились. Ей было стыдно. Лесли, наверное, вообще впервые было за себя настолько стыдно. И несколько раз она была на грани признания в том, что сделала, но каким-то чудом сдержалась, потому что все было хорошо и портить это своими словами не хотелось. Да и Джеймса она больше толком не видела за последний месяц. Пару раз в зале, может быть, и когда он заезжал к отцу разок, вот и все. В общем, она предпочла вообще об этом не вспоминать и благополучно этого не делала почти месяц. Пока не поняла, что что-то пошло не так, когда поначалу менструация не началась вовремя, а потом и общее состояние стало пиздец, каким странным. Ее стало постоянно тошнить, пришлось даже пару раз свалить с уроков. От половины жратвы стало воротить, запахи стали каким-то испытанием. Лесли, наверное, как-то интуитивно пришла к догадкам. Им как-то рассказывали про беременность на уроках, да и вообще про это все. Хотя, когда эти мысли к ней пришли наконец-то, то девка поначалу охуенно испугалась и еще пару дней собиралась сходить за тестом, который оказался положительным. И первый, и второй, и третий.

- Сука, - девка мяла тонкую полоску в руке и пыталась прикинуть, что делать дальше.
Самым логичным было бы пойти к матери, но она, естественно, боялась. Сама она на аборт записаться не могла, нужен был кто-то из взрослых, как и для волшебной таблетки из аптеки, которую никто не продаст малолетке без рецепта от врача. Эта ебаная ситуация моментально погрузила ее в депрессию, и выхода она не видела не из того не из другого, пока не подумала о Томасе. Точнее, о его семье и о Мише, у которой вообще были свои аптеки, и она могла легко помочь с этим.

- Привет, - Лесли мялась на пороге, у двери, которую открыла домработница. – Я к Мише, - заглянула ей через плечо и пошла следом, сначала прикрыв за собой дверь. Проводила девку взглядом и неторопливо прошла в гостиную, куда через минуту забежала Бобби. – Э-э-э-эй, привет! – выдавила улыбку и протянула к ней руки. – Ты собираешься в садик?
- Да, - она сунула ей смешной рюкзак в руки и принялась в нем копаться.
Ей оставалось только надеяться, что самого Томаса здесь не было, или он спал, ведь было раннее утро, но в этой семье вряд ли следуют каким-то расписаниям.[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2023-03-17 12:31:40)

+1

14

Ее волосы пахли сигаретами и леденцами. Наверно, нет, но Оуэн мог поклясться, что чувствовал этот ярморочный аромат сладкой ваты из девства. Наверно, так пахнет ничем не испорченная юность. Молоденькие потаскушки пахли духами, приторно и душно. В Лесли было что-то неутомимо знойное, и теснота ее тела, его ломкое сопротивление, ее острые локти, тонкие ребра, ее сбивчивое дыхание на всхлипах кружили ему голову чем-то исчерпывающе запретным. Джей понятия не имел, что на него нашло. Может, короткий адреналин от перепалки с мелким пизденышем. Может, тупое желание показать девчонке, что есть мужики поинтереснее, хотя он не собирался быть этим мужиком дольше, чем следующие 20 минут. Может, врожденное мудозвонство или интрига при встрече с Алланом, которая неминуемо прихватит его за глотку. Абсурдная жажда риска, импульсивная покупка. Она была сладкой. Мучительно нежной и такой узкой, что он кончил раньше, чем планировал. Как только девчонка вскинулась в хватке и срезала резцами по губе, стиснула его чередой влажных спазмов. Они еще недолго лежали на замаранном сидении, спутанные и влепленные друг в друга соком и горячей испариной. Джей вдыхал последние шалости этого влажного, разгоряченного аромата, упиваясь тем, как под ним расслабляется податливое детское тело, когда смотритель парковки постучал в запотевшее окно. Оуэн открыл дверцу, натянул на жопу штаны и накинул ему двадцатку. Дед только осуждающе посмотрел через стекло. Мимо запоздалая семейная пара катила переполненную тележку.

- Ну, че? Стейки или домой?
Джентльменом он все же остался. Попытался хотя бы для понта. А на следующее утро вся эта маята забылась. Барыга больше не видел девчонку. Только мельком. Джейсону всегда хватало и баб, и забот, чтобы легко забывать о минутных слабостях. Лесли о себе не напоминала - и отлично. История стерлась из памяти.

Зато Томми был счастлив вернуть свою девушку. Он все осознал. Он успокоился. И он обещал не увлекаться даже в самом игривом настроении. И действительно стал сдержаннее, даже когда от веселья кругом шла голова, а лапать и кружить хотелось все подвижное. А неподвижное – двигать, а потом кружить. А с ним такое случалось. Шкет, конечно, ни о чем не спрашивал. Чтобы спросить, нужно подозревать. Брат не успел заразить Тома своей паранойей, а жизнь еще мало чему научила. Юлю бы и в голову не пришло… Не про Оуэна.

- Привет, Лесли!
Миша спустилась, чтобы проводить Бобби в школу. Не ожидала увидеть гостью, но не удивилась. Пока Томми занимал одну из гостевых комнат, Лесли частенько зависала с ним. Мишку это устраивало. Лучше иметь под боком этот наивный подростковый движ, чем пьяного Тома, который возвращается ночью в их дом из блядушника и приносит трихомонад. Тогда ей пришлось бы иметь с мужем неприятный разговор «Томми съедет». Эти клинчи в принципиальных вопросах ей никогда не нравились. С Мартином было ровно настолько же сложно спорить, насколько ей было сложно поступиться своей позицией, если вопрос напряг до необходимости его озвучить. Поэтому Лесли стала спасанием. А чуть позже мальчишка найдет себе хату так или иначе.

- Том еще не вернулся, - Мишка нежно взъерошила темные волосы Бобби и погладила ее по спине, ласково подталкивая на улицу, где ее ожидала отпахнутая дверь тачки. – Веселого дня, моя хорошая! Будь умницей!

- Ты чего так рано? – вернулась к Лесли с теплой улыбкой, мягкая, домашняя и сияющая. В рваные джинсах и объемном худи ей удавалось выглядеть восхитительно. Несомненно, баснословная цена этой рванины себя окупала. - Нет уроков?

Потрясение, через которое Мартин заставил ее пройти, вырвало из жизни Миши все лишнее, как сорняки, и оказалось целительным. Своевременным. Девчонка неожиданно обнаружила, что оказалась в приятной ситуации спокойной собственной значимости, где смогла сосредоточиться только на том, что было по-настоящему важно в теневой части ее бизнеса. Теперь она легко возвращалась взглядом к тем немногим женщинам из итальянской мафии, с которыми успела познакомиться за эти годы. Тогда они мнились ей недостижимо плавными, величественно парящими над селевым потоком мирских дел, в которых сама она барахталась и захлебывалась. Пока Мишке казалось, что Мартин наживую рубит ей крылья, он с присущим рациональным упорством тащил девчонку на берег из этой бурливой грязи. И вот она вынырнула, неожиданно ощущая себя такой же спокойной и плавной, вникающей только в существенное, но вникающей куда дальновиднее. Юль провожал Мишу через череду болезненных трансформаций ровно столько, столько они были знакомы. Ровно столько она в ужасе сопротивлялась, но всякий раз была благодарна по-новому. Деньги и отношения впервые начали приносить ей удовольствие без оглядки на цену вопроса. Наконец, Миша имела на все это право, время и силы, чтобы наслаждаться происходящим.

- Кофе выпьешь?
Напряжение в позе, в чертах, во взгляде Лесли, неуловимое, неназванное беспокойство заставило Мишку задержать гостью. Приглядеться.
- Все в порядке? Вы не поссорились?
Полтора месяца назад они потеряли Тома на пару дней в нелепом загуле, и Мише не хотелось повторения. Но на смену этой досаде пришли куда более страшные грезы: перестрелка в доме Аллена, горящая машина младшего Юля, аккуратно вписанная в дорожный столб, трупы, густые лужи набежавшей крови. Что еще могло привести Лесли сюда рано утром? Да все что угодно.
- Дома все в порядке?
Запустила кофеварку и подвинула к девочке блюдо свежей выпечки, которую утром привозили для Бобби из итальянской пекарни. Видимо, чтобы Юли не забывали, что значит Семья.
- Угощайся. Сегодня с корицей.

Отредактировано Misha Juhl (2023-03-17 15:32:15)

+1

15

- Привет, - девка коротко улыбнулась, глянув на Мишу, пока малышка продолжала что-то выискивать у себя в рюкзачке, а потом проследила, как та пялит через голову какое-то детское ожерелье на резинке с яркими бусинами в виде улыбающихся желтых мордочек-эмоджи. – Вот это ты модница, конечно. А еще есть? Я тоже хочу.

- Нет, - Бобби была какой-то хмурой и очень суровой по виду, но потом просияла и снова сунулась в рюкзак, чтобы достать оттуда точно такой же браслет. Даже помогла напялить Лесли на запястье. – Вот! Это подарок!
- О, спасибо! Я тоже принесу тебе что-нибудь в следующий раз, ладно? – помогла девочке с лямками рюкзака, чтобы та надела его и чмокнула ее в макушку. – Давай, беги. Пока-пока!

Когда дверь хлопнула, она поднялась с дивана и пошла за Мишей. Миша хоть и была старше, но ощущалась как-то ближе, чем те же немногочисленный хорошие знакомые из сверстниц. Не подруга, конечно, вряд ли какая-то малолетка могла стать для Миши подругой, но скорее по-семейному ближе. В общем, в этих тонкостях девка никогда не копалась, просто получала удовольствие от компании в те моменты, когда у Миши было время поболтать. На вопросы о раннем визите и уроках Аллен промолчала, но на предложение кофе согласно кивнула, ткнувшись бедром в стойку и глядя в пол. Надо было как-то начать разговор, но в этот момент ей подумалось, что вот она приперлась и притащила сюда свои проблемы. Прикусила губу.

- Не, мы не ссорились, - она покачала головой и подняла взгляд. – И дома все нормально, - покосилась на булочки. – У меня… Тут такое дело, в общем…
Она успела обдумать много вариантов, пока не появилась на пороге этого дома, и поняла, что этот единственный, при котором все может остаться в тайне от других. Хорошо, что Томми не было, ей просто повезло и ей осталось уйти отсюда до того, как он появится, так что девчонка тихо выдохнула. Потому что он был вообще последним, кому надо было об этом узнать. Если бы перед Лесли встал выбор, она бы скорее рассказала матери, чем ему.

- Я залетела, - и только теперь ощутила предательский ком в горле, от которого дрогнул голос. Это был полный пиздец, но осознание, наверное, пришло только сейчас, когда приходилось говорить об этом вслух. Будто проблемы не было, пока она о ней молчала и вот теперь разворачивалась перед ней всеми своими возможными масштабами. А вдруг, она поздно спохватилась? – Уже, наверное, недели три, я не знаю. Мать меня убьет, - глубоко вдохнула, пытаясь проглотить рвущуюся истерику. – Я подумала… есть же таблетки, да? Может… Я пришла, потому что подумала, что ты можешь помочь. Я больше никому не говорила. Никому нельзя говорить!

Слезы скатились по щекам сами собой, сил сдерживаться уже все равно не было, так что Лесли просто забила. Торопливо стерла их рукавом толстовки и уставилась на зашумевшую кофеварку. По кухне полился горький запах свежесваренного кофе.
- Особенно Томми. Да и вообще… - подняла взгляд на Мишу, заглядывая в светлые глаза с какой-то надеждой. – Ты же мне сможешь помочь? Мне больше не к кому идти, правда. Извини, что я вот так тебе принесла все, - потянулась и коротко тронула ее запястье. – Просто возьму таблетку и уйду и мы все это забудем, да?[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

+1

16

Мишка замерла у кофеварки, как стояла, - спиной к гостье. Только кофе пыхтел в серебристой трубке, разбрасывая на стенки чашки мелкую пену и капли. Она отчетливо помнила это – еще не ощущение, нет – осознание, что внутри тебя что-то живет. Новое. Чужеродное. Не то поразит, жуткая человеческая личинка, которая сожрет всю твою жизни до дна, чужой, от которого нужно избавиться во что бы то ни стало, пока он не разрушил все, что у тебя есть, не то, величайшая в мире драгоценность. И нужно решить здесь и сейчас, в ближайшие дни, чем ЭТО что-то будет. По спине потянуло холодком, а внизу живота повернулось жутковатое узнавание. Ее ребенок мог родиться уродом, инвалидом, монстром, чем угодно – его родители были наркоманами. Оба. Ее сестра была тяжело больна. Ребенок мог родиться чем-то таким, на что Юль никогда не захочет смотреть. И это станет концом всему, что у Мишки было. Она взвешивала, все это сидя на залитой солнцем койке в рехабе, смотрела на восторженные подсолнухи, принесенные счастливо беременной Рут, и понимала, что они с Хансен очень разные. Утро было памятным. Таким прилизанным и благопристойным. Рут светилась своим внутренним счастьем и не слышала Мишу с ее болью и страхами абсолютно. Девчонка и сейчас очень ярко видела, как сидела перед сияющей Хансен в глубоком и тягостном одиночестве. Тет-а-тет со своим выбором. Почувствовала, как до боли напрягаются плечи.

- Ты уверена?
Наконец, она стряхнула оцепенение и поставила перед гостей полную чашку. Кофе приятно пах горечью. Мишка о своем решении никогда не жалела, даже скованная детьми, она получила что-то большее, жизненно важное смыслообразующее. У нее было будущее. Бесконечно будущее. Бессмертие. Миша смотрела, как продолжает род – поколение Юлей за поколением на годы вперед. Но в ее жизни был мужчина, который заслуживал эту вечность по-королевски. Ради него стоило рисковать. Наследник этой Империи – не случайный залетный плод школьницы. Они снова разные.

- Ты уверена, что не хочешь рассказать Тому? Возможно, вам стоит это сперва обсудить? Я понимаю, что вы молоды, но в 30 – ты будешь совершенно свободна. У нас всех хватит денег, чтобы вырастить еще одного Юля. Я поговорю с твоей матерью. Мы это уладим. Не нужно об этом плакать.

Она поставила перед Лесли коробку с салфетками и сердечно обняла девчонку за плечи.

- Посмотри, - подцепила браслет на ее запястье, подарок Бобби. Слишком узкий, детский, он передавливал руку и впивался в кожу. Но заставлял невольно улыбаться.

- Мартин тоже не был готов. И я не была. К этому, вообще, нельзя быть готовым. Но я вижу, как он теплеет взглядом, как он меняется в лице каждый раз, когда замечает сходство. "Вот это моя дочь! Вот это мой сын!" Это невероятно трогательно. Это стоит всего на свете.

Ей не стоило труда подняться наверх, в спальню и выделить девчонке таблетку из своих запасов. Мишка даже могла отправить ее в Мексику и сделать аборт в клинике, если та ошиблась с подсчетами. Это спокойнее и проще, чем отпустить Лесли искать абортарий. Но вдруг Том захочет этого ребенка? С мужчинами делается что-то важное, когда им есть, за кого отвечать. А Томми был не безнадежен по части взросления.

- Томми пойдет в гору. Мартин за ним присматривает и не даст облажаться. Вот увидишь! Ты закончишь школу…

Отредактировано Misha Juhl (2023-03-17 18:33:20)

+1

17

- Да, уверена, - девка выдохнула и даже отогнала нахлынувшее отчаяние, почти успев мысленно поблагодарить Мишу, что все получилось без лишних разговоров, что ей не пришлось оправдываться и снова чувствовать себя какой-то тварью, но нет. Теперь была ее очередь замереть в объятиях Миши, слушая спокойный голос.

Все это звучало слишком просто и хорошо для ее ситуации. Что ей не надо не из-за чего переживать и она может им довериться, она может родить и растить ребенка, и ей всегда здесь помогут. Ей не нужно проходить ни через какие отвратительные процедуры, рисковать своим здоровьем, она может доучиться и беременная, и радоваться жизни рядом с Томом. С Томом, который не имел никакого отношения к этой беременности, черт возьми, вообще. И как бы она не хотела это обсуждать, объясняться все-таки придется. Пусть Миша знает, какая она мелкая сука, даст ей эту таблетку, пожалеет Томаса, который вляпался в нее, и выставит ее за дверь. Это будет честно по отношению к ней и ко всем остальным. Надо было рассказать, да вот только вместо слов из девки полились рыдания. Какого, блять, хрена она до этого докатилась? Она ведь не какая-то тупая шлюха, которой плевать, с кем трахаться.

- Том не должен об этом узнать, - качала головой, пряча лицо у Миши на плече и оставляя мокрые пятна на худи. – Ему нельзя говорить. Он тут ни при чем!

Сама резко отстранилась, закрывая лицо руками. Не из-за слез, а скорее от стыда, чувствуя, как к скулам резко прилила кровь. Кое-как взяла себя в руки, чтобы без всхлипываний объяснить все блондинке и прихватила чашку со стола, чтобы отхлебнуть чуть остывший кофе.

- Мы поссорились полтора месяца назад. Он облапал какую-то девку в клубе и мне стало обидно. На крыльце столкнулись с Джеймсом и он предложил довезти до дома… блять, я не знаю, зачем это сделала! Надо было послать его нахер, поймать такси! – отпила еще и утерла новые слезы. – Какая теперь разница, все уже случилось…
Еще недавно все было хорошо, а теперь катилось в задницу, и она стала противна самой себе. Слушала Мишу и сама понимала, что с Томми отношения придется на этом прекратить.

- Мне нужно в ванную, умоюсь. Я быстро, - отпила еще раз из чашки, тихо отставив ее обратно на стол, когда блондинка собралась подняться в комнату и сама тоже поднялась, скрылась за дверью ванной внизу, прикрыв ее за собой.
Открыла воду, делая попрохладнее и глядя на свое заплаканное лицо в отражении. Коротко наклонилась, чтобы плеснуть воды в лицо. Раз, другой. Будто она могла смыть всю эту хуйню, от которой было мерзко на душе. Поначалу ее просто пугала реакция матери, но теперь, когда была возможность решить это вообще без ее вмешательства, для самобичевания появилась сотня других поводов. Она, в конце концов, собирается убить ребенка, пусть еще и не сформировавшегося, но который мог бы родиться и жить. Она и правда могла бы родить, наверное, и не мучаться совестью, и сделать это без того, чтобы жертвовать учебой, но нахер она сдалась Джеймсу? Так же, как и он ей. Он, блять, старый! Но теперь придется порвать с Томми. Она, конечно, скажет ему, что у нее появился кто-то другой, и останется со всем этим дерьмом наедине, не имея возможности толком поговорить с кем-то.

Девка оперлась ладонями на стойку и пихнула ладонью аккуратную коробку, которая привлекла взгляд. Потянулась, отпахнув ее и внезапно обнаружив лезвия. Вытащила одно, разглядывая его, пока мысли перескочили к тому, что она может и не переживать всего этого. Сколько нужно времени, чтобы все закончить? Пять минут? Десять? Девка уселась на бортик ванной и медленно задрала рукава, разглядывая сеть вен на них, но потом отвлеклась, чтобы подойти к двери. Прислушалась к тишине за ней и повернула замок. Лезвие выглядело достаточно острым. Аллен съехала по стене, сев задницей на светлый кафель и еще какое-то время пялилась на лезвие в руке, собираясь с силами, но потом резко полосонула по руке, закусывая губу до боли, делая новый надрез. И еще один, а потом на другой руке. Чувствовала, как кровь горячими каплями жирно стекает по коже и выронила лезвие. Ткнулась затылком в стену, прикрывая глаза.[NIC]Lesley Allen[/NIC][STA]твоя совесть[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LwwbZod.png[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ЛЕСЛИ АЛЛЕН, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]

+1

18

- Что?
Мишка на миг зажмурилась. Или ей так показалось. Смежила веки, все еще удерживая рыдающую девчонку в объятьях, неожиданно таких неудобных, гнетущих, лишних, что Лесли выпадала из слабеющих рук, и все катилось к черту, словно мир проносился Мишке за спину в бесконечном смазанном кадре. Ваза с фруктами растягивалась и текла прочь к гостиной. Мише было в принципе наплевать, что Том не имеет в проблеме Леси никакого отношения. В ее бордельной юности хватало мужиков, чтобы стать весьма циничной в этом смысле. Но Оуэн…
Некрасиво покривила губы, точно во рту сделалось отчаянно кисло . И попыталась представить, как... какого, вообще, дьявола Джейсон… Она мысленно пристраивала этих двоих в дикие ситуации, в странные позы и не могла сложить картинку, не потому что Мишу возмущала ебля 15-летней девушки, будем честны. У нее таких воспоминаний хватало. Но Оуэн был, черт возьми, хорош. И бабла ему хватало на любую опытную работницу. Он мог склеить кого угодно. Зачем, ради всего на свете, ему вздумалось пялит эту тихую, непримечательную девчонку? Дочь его партнера. Подружку Тома. Ладно бы, он не знал. Но он знал! Что в твоей, мать твою, голове?

- Он обставился? Заставил тебя? Лесли, - Мишка придержала ее голову. Придержала за подбородок на удивление крепко и заглянула в глаза. – Он тебя изнасиловал?

Не понимала, зачем ей это знать, но почему-то это казалось важным, разматывалось в Мишином воображении грядущими разборками между Джеем и Алланом, которые Мартину не понравятся. Ты не хочешь, чтобы твои люди перестреляли друг друга, потому что кто-то не может сообразить, куда не нужно совать свой хуй.

- Хорошо. Иди. Я принесу тебе колеса. Том ничего не узнает, но ты скажешь мне правду. Ладно? Мне нужно знать. Если что-то еще пошло не так, я тебе помогу. Хорошо? Жди мне здесь.

У Мишки была особенность, доставшаяся ей вместе с нищетой и бесправием, – прятать концы в воду там, где другая бы стала кричать и звать на помощь требовать справедливости и возмездия. Никто не поможет. Никто не придет. И никто не будет тебя уважать, если ты не будешь сильной. Никакие копы не заезжали в их район. Они были отбросами – все до единого. И сейчас ей тоже хотелось спрятать эту стремную ситуацию, замолчать ее, стереть из памяти. Из своей и из памяти Лесли. Но Миша очень изменилась с тех пор, как выбралась из клетки над танцполом, и внутри закипала ублюдочная, жгучая ярость. И ярость эта не уходила. Ни пока она поднималась по лестнице, ни пока она вынимала из барного холодильника в спальне коробку с лекарствами, ни пока выбирала нужную пилюлю. Ни по дороге обратно. Забирала темной дрожью под шкурой. Копилась, когда она ответила звонок Франчески. Та справлялась о здоровье Бобби и хорошо ли девочка кушает, как играет и как быстро уже может читать. Несмотря на глухой гнев Миша улыбалась трубке. Ценила эту милую стариковскую заботу. Ценила тем более, что в каком-то смысле старушка ее приняла. А могла бы стать в позу, что новая шлюха Юля не будет воспитывать ее внучку. Мишка старалась сохранить для девочки так много семьи, как только можно. Поэтому не торопила и без того недолгий разговор. Когда она сбросила вызов, из-под двери ванной на пол коридора уже вылез грязный, нефтяной кровавый язык.

- Лесли? Лесли!!
Мишка истошно и бестолково крутила ручку, звенящую язычком. Импульсивно толкнула дверь плечом, словно могла ее высадить, но толок поморщилась от саднящей боли

- Сука! – еще раз всадилась ладонью в деревянное полотно. И рванувшись на кухню, торопливо потрошила ящики в поисках ножа, чтобы выкрутить замок снаружи. Нож соскальзывал в замочной скважине. А когда, наконец вывернул язычок, Мишка уже топталась в крови.

- Господи боже блять! Какого черта?! Ляг, - поймала девчонку за плечи и спихнула на пол, устраивая руки у нее не груди. Не торопилась приводить девку в сознание, пока не перетянет вены на одной и на второй руке – своим ремнем и ремнем Лесли. Картина так себе. Девчонка заерзала, вяло отмахиваясь.

- Лежи, а то я сама тебя грохну! Никто не сдохнет в этом доме! Это не тот нахуй дом, Лесли, куда стоит вызывать 911!
Руки не слушались. Не в первый раз, но каждый новый раз адреналин выбивал ее из колеи, и зуб на зуб не попадал. Гнев и паника смешались в таких дробящую, грязную муть в венах, что действовала девчонка скорее на автомате, чем по трезвому разумению. Раны оказались довольно глубокими, а кровь багряной. Мишка скидывала в раковину и на пол содержимое ящика за зеркалом в поисках перекиси и бинтов. В этом доме такие вещи ежедневно были под рукой. Глюкоза, и физраствор тоже. Они не поедут в больницу. Совершенно точно. Перекись шипела и пенилась, оставляя обеих в бурой грязи. Мишка торопливо наматывала бинты, когда в холле послышались знакомые голоса. Она нервно прислушалась, не пришел ли том. Но Тома слышно не было. Зато там был Оуэн. Оуэн жизнерадостно ржал и переговаривался с Юлем. Они, похоже, собирались пропустить по пивку.

Время на миг замерло и застыло перед глазами желейной дрожью. Мишка редко лезла не в свое дело, но сейчас здесь, в грязной ванной это чужое дело стало ее делом.

- Какого хуя!
Еще полчаса назад прекрасная и сияющая успехом домашнего уюта, она вышла к мужчинам растрепанная, измазанная кровью и бурыми подтеками перекиси. Эта кровь была везде – на джинсах, на голых коленях, на торопливо поддернутых рукавах, на лбу, с которого Мишка спешно спихивала падающие на лицо пряди, в волосах, и руки – по локоть. Словно она только что сделала этот аборт вручную.

- Ты в своем уме? – девчонка прошла мимо Юля, словно его тут не было, и пихнула Джейсона в грудь, оставляя кровавые отпечатки на нихренячей брендовой толстовке.

- Ты посмотри, какой он ахуенный! Ты где стрижку делаешь, Оуэн? За 500 баксов в центре? А сколько ты жмешь с груди? А шмтоье ты где покупаешь? Не в Волмарте, нет? Поглядите, какой он нехренячий прекрасный принц и нихера не грустный!

Психованно обернулась к Мартину, словно все это шоу сейчас транслировалось для него одного.

- У него-то все заебись!
Снова толкнула Джейсона в грудь, вынуждая того ошарашено отступать. Меньше всего на свете ему хотелось, чтобы окровавленная жена его босса что-то ему предъявляла. И Оуэн панически крутил в голове все, что могло хоть каким-то образом привести их нынешнему моменту.

- Ты че творишь? Миш, ты че?
- Ты нормальный?! Ты можешь запилить себе стрижку за 500 баксов и не можешь купить гондоны? Какого хера ты полез к этой девке? Она, сука, дочка твоего друг, блять! Твоего партнера! Он твою жопу прикрывал. Я, блять, уверена, не один раз! Это девушка Тома! Ты что не знаешь, в какую блядищу свой хуй пристроить, чтобы не разъебать жизнь всем кругом?

- Ты че несешь?!
- А потом она режет вены у меня в ванной! Она чуть не сдохла у меня здесь! У меня! Дома! У него! У нас! Ты, сука, ебаный тупой, эгоистичный мудазвон!

Рука взлетела для пощечины. Джейсон перехвалил девчонку в запястье и оттолкнул прочь. Мишка, отшатнулась, налетела на стеклянный столик. Он опрокинулся и со звоном разбросал осколки по ковру. Девчонка рухнула следом. Пол всадился в ребра, вышибая хриплый стон.

Отредактировано Misha Juhl (2023-03-17 21:02:44)

+1

19

О делах они попиздели в машине и к дому шли, прокручивая детали ночи, просто говорили ни о чем. Юль домой старался таскать по минимуму своей деятельности и если что-то и обсуждалось, то за закрытой дверью спальни или тихо ночью на кухне, когда дети уже спали, когда на это вообще было время или острая необходимость. Барыга тоже едва ли ожидал, что жена встретит их измазанная кровью и с непонятным наездом, но его не причины волновали, он первым делом высматривал не ранена ли сама.

- Блять, че происходит? – первым делом он, конечно, прикинул, что с ней самой что-то случилось, но когда понял, что кровь чужая, то мысли переметнулись к брату. – Где Томас? Чья эта кровь?

Вообще-то Томас со своего появления не то, чтобы подкидывал им хуйни, все было относительно спокойно. Мартин быстро выпроводил бы его из дома, будь по-другому и все решал бы на расстоянии, не шокируя ни детей, ни Мишу. В конце концов, Томми был его братом, а не ее, и девка не обязана была вникать ни во что. Юль в который раз поражался девке, когда она приняла пацана и старалась найти с ним общий язык. Миша продолжала его удивлять, хотя он давно уже думал, что знает ее вдоль и поперек.

Однако, девка уже впала в раж и вовсю наезжала на Оуэна, поэтому у Юля закралось подозрение, что Джеймс к этому имеет какое отношение, осталось только понять – к чему. Так что Мартин, как обычно, ждал, когда в речи дойдет до сути и нахмурился, глядя на Джейми. Казалось, что тот тоже мало, что понимал и барыга сам готов был остановить все это, чтобы расспросить жену, да Оуэн какого-то хуя пустил в ход руки.

- Ты совсем охуел?! – прорычал зло и развернулся, резко въебав ему с правой. Следом выдернул Глок из-за пояса, вскидывая руку и поджимая губы, но глубоко вдохнув, сдержался каким-то чудом. Какое-то время еще бешенно пялился на Джеймса, выглаживая тугой крючок курка пальцем, но потом опустил руку. – Пошел нахуй из моего дома!

Окинул его взглядом и развернулся, подходя к девчонке и цепляя, чтобы помочь подняться, отводя подальше от стекла и стряхивая с ее одежды осколки.
- Сука, - пробормотал, еще раз коротко глянув на разбитый столик и потом снова на жену. – Сильно ударилась? Бля. Какого хера вы здесь устроили? – притянул ее к себе, обнимая и выглаживая по спине. – Что случилось, а? Чья это кровь? – и зацепился взглядом за следы на полу – четкие кровавые отпечатки ступней, ведущих от открытой двери ванной, у которых рисовалась смачная лужа.

Выпустил девку и неторопливо прошел туда, остановившись напротив и слегка охуев от увиденного. Ванная была заляпана кровью и на полу здоровая богровая лужа, в которой валяется девка. Какие-то бутылки вокруг, салфетки и бинты. Лицо у нее слишком бледное для живого человека, но с мертвой Миша не возилась бы, наверное. Барыга махнул ладонью по скулам, зависая в этой позе, пока до него дошло, что это дочка Хью, а потом повернулся к Мише.
- Она живая? Как она здесь вообще оказалась? – эта соплячка, вроде, путалась с Томми и предъявы к Оуэну пока в башке Мартина не укладывались, так что он ждал каких-то подробностей.

Отредактировано Martin Juhl (2023-03-17 22:02:28)

+1

20

Ей не было больно. Или в адреналиновой гонке Мишка не в силах была почувствовать мелкие ссадины на локтях от стеклянного крошева. В этот момент она думала только о том, что нянька всполошится на звук перепалки, и Макс выйдет из комнаты. Выйдет и застанет эту сцену – не первую из анфилады стремных сцен, которые будут разворачиваться в этом доме на протяжении всей его жизни… Снова. Снова. И снова. И они с Мартином не в силах это изменить. Значит, эти сцены сформируют его как личность. Что ж.

Это не было похоже на драку. В широко распахнутых зрачках отражались медленно развернувшиеся к ней плечи дилера, абрис спины и подвижного локтя. Рухнувшая куда-то вниз голова Оуэна. Вскинутый ствол. Беззвучный глок. Прежде Миша ждала щелчка предохранителя, как в кино, но за столько лет, за только смененных глоков это предчувствие даже не вспыхнуло на подкорке. Мартин что-то говорил. Вибрация его голоса отражалась от стен без смысла. Оуэн выставил вперед распахнутые ладони. Они на миг встретились взглядами по-над плечом Юля – потрясенные оба, - и в коротком моменте узнавания пересеклись взаимным испугом.

- Бля! Вы че?! Вы че?!
Оуэн вскинул перед собой распахнутые ладони, ошалело переводя взгляд с дула на Юля, с него на Лежащую в стеклянной крошеве Мишу и снова на дуло.
- Вы ахуели, что ли? Какая девка? Какие гондоны? Какие вены? О чем речь?

Дуло ухнуло вниз, а Джейсон все еще стоял на пороге дома с поднятыми руками и полнейшим ахуем на лице.
Мишка смотрела в глаза Юлю не в силах оторваться от этой стальной, подернутой инеем радужки. И зреющей в них темноты. Барыга вскинул ее с пола так стремительно, что на мгновение закружилась голова. Хватка еще пекла повыше локтя, тепло ладони гуляло по лопаткам, а Мартин уже двинулся к ванной и снова смотрел на нее спиной. Девчонка бросилась следом, провожая ладонью подлокотник дивана: голова все еще кружилась.

- Миш, блять, извини! Я случайно, клянусь! – Джей подхватил ее под локоть, вздернул с дивана, и девчонка раздраженно пихнула его в грудину.
- У тебя все случайно, – огрызнулась, стремительно переключаясь на то, что действительно важно. - Анна! Я опрокинула стол и порезалась! Сильно! Здесь стекло! И кровь везде! Посидите наверху!

Мысленно она заперла Макса в комнате, полагаясь на рассудительность няньки. Ее собственный голос – неузнаваемый – еще катался эхом по ступеням лестницы. В горле пересохло. Миша, которая хотела все замять, заглянцевать и сгладить, сейчас не знала, верно ли она поступает. Не перепадет ли ей критики, которую она не готова была услышать. Ей следовало выгнать Лесли, позвонить ее отцу, матери, поступить иначе? Она могла что-то предвидеть? Предотвратить?

- Нет, я в порядке, - отряхивая стеклянную пыль с локтей, девчонка зависла в дверях ванной за плечом барыги. Оуэн тоже заглянул через плечо дилера. Лесли беспокойно лежала в луже крови, ремни над ее запястьями выглядели гротескно. Кисти отливали голубизной.
- Ебать.
Теперь и в его голосе слышалась глухая хрипота.
- Это че я сделал?

В голове 40-летнего мужика вина за детский суицид помещается плохо, но Джей уже сложил связь между происходящим сейчас в доме Юлей и встречей с Лесли на парковке у клуба. Еще не вполне ее отследил через заявленные Мишей гондоны, но меру возникшего пиздеца начал осознавать. Еще немного, и в эту ситуацию подтянутся алле и Томми. Мысли метались между Хью и младшим Юлем.
- Живая, но потеряла много крови. Надо перенести ее в солярий.

Солярием эта комната только называлась. Когда-то по задумке архитектора она была подсобным помещением кухни. А после стала скромной домашней процедурной. Вертикальный солярий там действительно стоял. В углу. Скорее для отвода глаз, чем для дела. А еще кушетка для массажа. В шкафу пряталась стойка для капельниц. Очень удобно, если вопросы нужно решить быстро и без лишних глаз. Миша достаточно долго общалась с Тео, чтобы добыть все полезные номера, и знала каждого врача в городе, готового работать тихо и сверхурочно. На итальянцев. Выспрашивала и торговалась. Ей это было кровно важно. Именем Тео Марино медицина становилась более чем частной. Но требовалось место. Не перекресток, не грязная хата, не заднее сидение машины, припаркованной на пустыре. Когда Миша вернулась в Сакраменто после ранения Юля, она организовала такое место в самом укромном помещении без окон. Здесь было немного угрюмо, но не приходилось восходить на второй этаж. Не всякий случайный попутчик мог похвастаться тем, что дотащит центнер дилера верх по лестнице. Они с Мартином это не обсуждали. Он, наверняка, понимал, для чего Миша организовала эту комнату. Но пользоваться ею по назначению пока не приходилось.

- Лесли пришла попросить таблетку для аборта, - девчонка метнула на Оуэна пронзительный взгляд и предупредительно придержала барыгу повыше локтя. Словно это поможет ему освоить совсем не мужскую, абсолютно чуждую ему проблему и все ее следствия. Все некрасивые подробности, которые раскидывает вокруг себя сетью звонкое слово «аборт» - в прошлое и в будущее.

- Сука, - Джей тоже зажал рот ладонью, и перстни впечатались в губы и слова выпадали изо рта сдавлено, медленно. – Она ж должна быть на таблетках. Вы ж все на таблетках…

Больше Миша на него не смотрела. Она всегда старалась быть приятной со всем ближним кругом, но это не значит, что она не может добыть из шкафчика опасную бритву, просто потому что кто-то тупой несмотря на бессмысленно прожитые годы.

- Она поссорилась с Томом. Помнишь, месяца два назад, он истерил и бухал, и вел себя по-дурацки? Вот тогда. Лесли встретила Оуэна, и не могу понять зачем, но он ее трахнул и даже не потрудился, сука? – в тихом, взволнованном голосе внезапно прорезалось попустившее уже раздражение, - резинку натянуть.
- Бля, ну, кто же знал!
Она раздраженно фыркнула и выдохнула, возвращаясь к спокойному тону.

- Лесли пришла, рассказала мне все это, и я пошла за таблеткой. Такие есть. На раннем сроке можно сделать фармацевтический аборт. Не знаю, зачем вы обо теперь об этом знаете. И пока я ходила, она порезала вены. Не думаю, что Лесли врет. Я предложила ей оставить ребенка, пока я думала, что это ребенок Тома. Поговорить с ним. Объяснила, что все будет хорошо, что мы поможем. Если бы это был ребенок Тома, она бы согласилась. Вряд ли она порезала вены для привлечения внимания, чтобы ты трахнул ее еще раз.

- Миша… Сука, - Джейсон потер лицо ладонями, в подреберье еще ныл отпечаток костяшек Юля, в голове болтался бесформенный хаос. Проблема приобретала эпичный масштаб. Объяснятcя ни с Хью, ни с Томом Джейсону не хотелось. Тома еще можно просто послать, но с Хью они вместе начинали и не сразу притерлись. Доверие и партнерство им дорого обошлось. Мимолетный секс на парковке с влюбленной малолеткой – не то, что ты хочешь детально обсуждать в ближнем кругу. Какого хрена она решила резать вены? Почему просто не выпить эта сраную таблетку и не замять все это говно? В конечном счете, он не заставлял Лесли раздвигать ноги! Он-то почему теперь крайний?– Март. Бля. Я хер знает, как так вышло. Простите. Че делать? Че куда нести?

Он толкнул Юля плечом, чтобы пробиться в ванну и подхватить девку. Как-то надо было это решать.

Отредактировано Misha Juhl (2023-03-18 14:44:24)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » i'm fine kinda story


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно